Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Николай Николаев: Мы по целому ряду вопросов можем представить стопроцентно объективную картину без допусков и домыслов

21:30, 26 февраля 2016

Одними из главных документов, определяющих направление развития нашей страны до 2018 года, являются так называемые майские указы президента России. Это обобщенное название серии указов, которые Владимир Путин подписал 7 мая 2012 года сразу после вступления на пост главы государства. В них сформулированы перспективные задачи в сфере здравоохранения, образования и науки, экономической, демографической и социальной политики государства.

Сегодня каждый неравнодушный гражданин может повлиять на то, как решаются проблемы образования, здравоохранения или жилищно-коммунального хозяйства в его регионе. Для общественного контроля над исполнением поручений президента в июле 2014 года был создан Центр независимого мониторинга "Народная экспертиза" Общероссийского народного фронта.

Николай Николаев: Наверное, самое главное – это понять цель, ради чего делаются эти мониторинги. Дело в том, что все наши мониторинги, все исследования направлены, прежде всего, на то, чтобы понять, насколько майские указы президента выполняются на местах. И здесь, конечно же, самое главное, что все майские указы были подписаны президентом, лидером Общероссийского народного фронта с самой главной целью – это повышение качества жизни наших граждан. И, соответственно, наши мониторинги должны показать, повысился ли уровень жизни наших граждан в регионах, когда какие-то мероприятия в рамках исполнения указов президента – они правительством, региональными, местными властями выполняются.

Николай Николаев, руководитель Центра независимого мониторинга исполнения указов президента Российской Федерации "Народная экспертиза" Общероссийского народного фронта. Награжден медалью "За заслуги перед МВД", благодарностью Министерства экономического развития Российской Федерации за заслуги в реализации государственной политики по вопросам развития малого и среднего предпринимательства, грамотой общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства "Опора России" за вклад в развитие малого и среднего предпринимательства в России.

Николай Николаев: Центр создался два года назад. Для чего? Дело в том, что рабочие группы Общероссийского народного фронта – это прежде всего экспертные площадки. Но мониторинг – это работа постоянная, которая требует ежедневных усилий, ежедневного внимания. И поэтому было принято решение о создании такого мониторингового центра. То есть это работа, которая в ежедневном режиме производится для того, чтобы постоянно собирать информацию, анализировать и понимать, что действительно происходит на местах. И, соответственно, организовывать процесс таких экспертных разработок, в том числе предложений, как ситуацию исправить.

За вот этот период началась конструктивная, в том числе совместная работа по тому, чтобы добиться качества исполнения тех или иных поручений президента. Вот это очень важно. То же самое можно сказать по поводу участия наших народных экспертов. Мы начинали с небольших групп в регионах. Часто было достаточно сложно даже собрать такую экспертную группу в том или ином регионе. Когда мы начинали, в целом по стране у нас были по 10-20 человек эти группы, а сейчас экспертные группы – это в среднем 120-150 человек, что дает нам возможность достаточно в короткие сроки получать срез по той или иной проблеме уже в целом по стране.

Но вопрос еще, наверное, по тем мониторингам, которые мы проводим… Есть такой механизм – фотомониторинг. Мы в 2015 году начали практику, когда наши активисты ездят по тем адресам, которые указаны в официальной отчетности, когда строятся дома или строятся поликлиники, культурные центры… Они просто ездят, смотрят и фотографируют, построено это все или нет. Мы по целому ряду вопросов можем действительно представить стопроцентную картину без различных допусков, домыслов и так далее. То есть это абсолютно объективная картина. Вот это очень важно. Потому что для нас крайне важно быть не пустословами, а действительно объективно показывать проблему, говорить о ее масштабах и, соответственно, на базе этого уже предлагать решения. Отличие народных экспертов заключается в том, что здесь важно не просто выявить проблему, вот, прийти и пожаловаться: у меня построили плохой дом или у меня построили в доме пандус, который упирается в стену или еще что-то, или в нашей деревне ФАП разваливается, хотя вроде как ремонт произвели. Тоже такое бывает. Вопрос здесь не в том, что пожаловаться. Я думаю, что каждый из нас, если подумает, то может на что-то пожаловаться. Это не активная жизненная позиция. Активная жизненная позиция – это когда ты какое-то решение предлагаешь и пытаешься это решение реализовать. То тогда мы тем самым тоже будем идти к тем целям, которые поставлены президентом по улучшению качества жизни наших граждан.

После первого форума действий, который происходил в 2013 году, президент дал историческое поручение. Он включил Общероссийский народный фронт в механизм принятия решений о снятии или неснятии с контроля его поручений, которые даны в рамках майских указов. И поэтому этот механизм работает. Вся та информация, которую мы собираем, все те предложения, которые у нас получаются по результатам работы, мы выносим на рабочую группу, которая принимает решение, о снятии или неснятии с контроля поручений. То есть, нам направляют доклады правительства об исполнении тех или иных поручений президента, мы их анализируем, и такое совокупное мнение, единое мнение Народного фронта мы докладываем, когда принимается это решение.

И здесь очень важно. Если по тем или иным причинам правительство или министерство докладывает "мы сделали такие-то шаги, мы считаем, что мы тем самым достигли цели, и можно это поручение снимать с контроля", то есть по сути все отодвинуть, пусть эта система уже работает в том виде, в котором она сделана. И вот здесь очень и очень часто бывает так, что мы говорим: подождите, нет, вот принять закон и заставить его работать – это разные вещи. У нас есть масса примеров, когда закон принимается, но он не работает. Это не достижение результата. Это люди тогда не почувствуют. Очень важно, чтобы уже был результат, и люди скажут: да, этот результат есть. Вот тогда, мы считаем, можно снимать поручение президента с контроля. Это очень важно.

И, в конце концов, абсолютным финалом является то, что у нас есть возможность самые системные проблемы, которые требуют очень серьезного разрешения на самом высшем уровне, выносить на своего лидера, и во время тех форумов или тех докладов, которые мы делаем, докладывать ему о том, что такая-то проблема существует, просить его разрешения. И действительно здесь очень много есть у нас примеров, когда мы выносили такие проблемы на президента, он давал соответствующее поручение, которое сейчас реализуется. И, опять же, мы смотрим качество исполнения этих поручений и можно ли снимать с контроля эти поручения, когда правительство докладывает о том, что они уже все сделали.

За то время, которое прошло с мая 2012 года, когда были подписаны указы, в целом, помимо тех поручений, которые непосредственно находятся в указах, было выпущено около 200 поручений из 33 перечней, президентом были подписаны. То есть всего более 380 поручений сейчас находится в поле зрения, поле внимания Общероссийского народного фронта.

И сейчас из них 66% уже сняты с контроля. Казалось бы, что 2/3 пути пройдено. На самом деле это не так. Дело в том, что снятие с контроля поручений и решение проблемы – это разные вещи, как мы знаем. И здесь важно то, что большое количество поручений, которые были в майских указах, касались, в том числе, разработки законов, концепций. Например, разработка концепции математического образования или внесение закона, который направлен против табакокурения. Те методологические пункты, которые были заложены, они в основном уже выполнены. Но оставшаяся треть этих поручений касается исключительно важных вопросов, которые требуют очень серьезной, скрупулезной работы на местах – доступная среда, трудоустройство и образование инвалидов, аварийное жилье, строительство детских садов. То есть это те моменты, в которых уже просто выпуском какого-то документа не обойдешься. Поэтому, несмотря на то, что 2/3 поручений сняты с контроля, очень много тех задач, которые поставлены указами президента, еще не решены. И это задачи глобального свойства. Это и качество и доступность здравоохранения, и качество образования, полное расселение и ликвидация аварийного жилищного фонда. То есть это те задачи, в которых, к сожалению, еще много-много надо пройти, чтобы в конце концов действительно решить, и чтобы люди сказали: да, проблема решена. Поэтому я думаю, что у нас здесь еще очень много работы впереди, и очень важно, чтобы эта работа и со стороны активистов, и со стороны органов исполнительной власти велась действительно с пониманием того, что мы хотим достичь в результате.

Здесь очень важно понять такую вещь. Очень часто можно услышать, что опять чиновники виноваты, здесь общественники, а там чиновники, то есть какое-то противостояние. Нет, у нас противостояния нет. Здесь вопрос заключается в том, что у нас единые цели и с правительством, и с исполнительной властью. Потому что целей, которые поставлены указами президента, необходимо достигнуть и правительству, и мы как общественное движение заинтересованы в этом.

Но вопрос заключается в том, что да, и на местах, и на региональном, и на федеральном уровне, конечно же, встречаются и примеры какой-то коррупции, и примеры халатности. Это зависит от человека. Нет такого, что если чиновник – это всегда враг народа. Ни в коем случае. Но здесь мы должны вместе указать тем людям, которые принимают решения на самом разном уровне, какие решения работают, какие должны быть решения и так далее, чтобы действительно люди почувствовали эти изменения. В конце концов, все это делается для того, чтобы почувствовали люди. Поэтому для того, чтобы это определить, мы их и спрашиваем: а вы почувствовали это на местах, или нет? Это дает нам возможность вот эти тонкие места, самые проблемные точки выявить, чтобы в дальнейшем понимать, какие акценты расставлять, какие вопросы требуют какого-то особого внимания со стороны и фронта, и со стороны исполнительной власти.

Одна очень серьезная системная проблема, с которой мы сталкиваемся сплошь и рядом – это проблема формирования вот этой статистики, этих цифр, которые используются потом для отчетов, что все сделано, что все хорошо и так далее. Это проблема системная. Не говорю уж о том, что по целому ряду направлений у нас просто нет достоверной статистики. Например, в одном из указов поставлена задача о создании рынка доступного арендного жилья для людей с низким уровнем доходов. Но, к сожалению, мы сейчас даже не можем понять, а сколько этого арендного жилья. Потому что статистическое наблюдение по тому, а есть ли у нас вообще в принципе арендное жилье, официально не ведется. Поэтому мы не можем определить, на каком мы уровне. Следующий момент – это, например, статистика по нашему жилищному фонду. Мы достоверно не знаем, каково техническое состояние наших многоквартирных домов. И именно поэтому мы сейчас встречаемся сплошь и рядом с тем, что программы капитального ремонта формируются абсолютно неадекватно, туда попадают дома, которые в принципе не надо ремонтировать, потому что они уже разваливаются, их бесполезно ремонтировать.

Есть такой же пример с помощью инвалидам. Есть очень четкие задачи, связанные с образованием и с трудоустройством. Скажите, пожалуйста, сколько у нас инвалидов. У нас есть разные цифры по пенсионному фонду, по Росстату и так далее. И не совпадает. И единый реестр только-только сейчас будет формироваться, чтобы можно было понять. А вообще инвалид – это же не стандартное состояние. Все эти люди с разной ситуацией, с разными запросами и так далее. Поэтому наличие такой базы исключительно важно. Важно и то, что очень часто та статистика и те цифры, которые формируются сначала на местном, потом на региональном, потом на федеральном уровне – они часто лукавые. И одна из наших задач – в том числе такое лукавство распознать. Например, есть очень важный механизм, который заложен в майских указах – это оценка качества тех государственных услуг, которые оказываются населению. И сейчас строится целая система многофункциональных центров различных федеральных органов исполнительной власти, которые оказывают государственные услуги.

Но что мы видим? Вот пример из Иркутска. В одном из территориальных органов пенсионного фонда стоит терминал, который по идее должен служить инструментом оценки качества услуг. Что мы видим? "Уважаемый посетитель, для нас очень важно ваше мнение о нашей работе", - вроде уже начало неплохое. А дальше есть такое: "отметьте, пожалуйста, что вас устраивает", и дальше приведено шесть вариантов того, что устраивает. И "проголосуйте". После этого "спасибо, ваш голос принят". Все. Слушайте, зачем эта оценка качества? Она же сделана для того, чтобы понять, что не работает и что требуется подтянуть, что не устраивает людей. И в результате получается эффект параллельной реальности. Когда люди говорят: нам не нравится это, нас не устраивает то-то, и так далее, и так далее. Чиновник на месте, который все это придумал, показывает: как же, смотрите, какая у нас статистика. Больше всего устраивает отсутствие очередей. То есть, понимаете, это лукавство. Иначе это нельзя назвать. И вот таких примеров у нас достаточно много. И наша задача в том числе – чтобы как можно больше создавалось вот таких публичных площадок, на которых должна вывешиваться информация. Чем будет более открытая информация о деятельности органов власти на всех уровнях, с муниципального до федерального, тем будет лучше.

Потому что смотрите, какой пример. Сейчас реализуется программа капитального ремонта. Мы проанализировали официальную информацию. Мы увидели, что только 13 регионов (по состоянию на октябрь прошлого года) доложили о том, каким образом муниципальные и региональные власти платят за свою собственность, за те квартиры, которые им принадлежат, в фонды капремонта. Оказалось, что уровень собираемости этих средств в разы меньше, чем от граждан. Но вопрос не в этом. Вопрос в том, что всего отчиталось 13 регионов. И мы даже не можем узнать, что по оставшимся. Когда информация хотя бы вывешена и публична, мы можем спросить как граждане, как люди, которые живут, тоже платят за этот капремонт, мы можем спросим: товарищи дорогие, а что же вы не платите? Мы платим как граждане, а вы как муниципалитеты, как регионы не платите. То по оставшимся, по которым нет этой информации, мы даже не можем ничего предъявить.

И так сплошь да рядом. Поэтому одна из задач ОНР – это формирование вот таких площадок. И тогда наши народные эксперты, наши активисты смогут анализировать, что происходит на местах. То есть система общественного контроля будет срабатывать в этом случае как иммунная система. На местах будут решаться вот эти вопросы. Это исключительно важно. Потому что, согласитесь, из Москвы решать вопрос конкретного дома, который плохо построен – это неправильно. То есть сейчас это необходимо сделать, чтобы эта проблема стала публичной. Но по идее это вопрос, который должен на месте срабатывать. Эта иммунная система должна срабатывать на месте.

Вот это в том числе одна из задач, которую мы должны решать. Тем более, что в майских указах президента целый ряд таких механизмов уже заложен. Это оценка качества государственных услуг, это система независимой оценки качества работы организаций, оказывающих социальные услуги. Если перевести это с юридического языка, то это просто оценка качества работы поликлиник, школ, вузов и так далее, и так далее. То есть тех организаций, в которые мы постоянно ходим, с которыми мы сталкиваемся.

Президентским указом заложен этот механизм. Но что, мы видим, сейчас происходит? Очень часто те же самые поликлиники и больницы занимаются не независимой оценкой… потому что что такое независимая оценка качества? Во-первых, она должна быть независимая. Во-вторых, это должна быть действительно оценка. И нужно действительно оценивать качество, а не что-либо другое. На сегодняшний день мы видим несколько иную ситуацию. Очень часто оценивают те же самые поликлиники и школы сами поликлиники и школы или региональные какие-то бюджетные учреждения. Поэтому независимостью здесь не пахнет. Оценка подразумевает какой-то критический подход. Здесь же заполнение какой-то анкеты. И в результате мы видим, что большинство тех рейтингов, которые вывешиваются официально, эти столбики такие ровненькие, потому что мы понимаем: когда человек занимается самооценкой, да еще и не в критическом ключе, то стараются что сделать? Чтобы быть посерединке. Не самый плохой, не самый хороший. И вот мы в результате берем эти рейтинги, которые публикуются. И они такие ровненькие.

И наконец, качество. Если мы говорим о том, что необходимо оценивать качество, то нужно, чтобы те критерии, которые мы оцениваем, все-таки действительно отражали качество. В результате что мы сейчас видим? Система оценки больниц, поликлиник. И ВЦИОМ проводил исследования, и мы дополнительно проводили исследование: 80 с лишним процентов людей говорят, что носителем этого качества является прежде всего врач. В этом ничего удивительного нет. Но когда мы смотрим те критерии, которые заложены прежде всего в методических рекомендациях того же самого Минздрава, мы видим, что учет оценки квалификации врача и укомплектованности персонала нет. А что толку, если это будут какие-то мраморные стены и лестницы, там все будут улыбаться, но там не будет врачей или они будут неквалифицированными? Какое качество можно ожидать?

Наша важная задача, и мы в "Народной экспертизе" постоянно мониторим эту ситуацию, - добиться, чтобы механизмы, которые заложены в указах, в конце концов заработали, и заработали эффективно. Работа, которая направлена на то, чтобы эти механизмы заработали, в конце концов приведет к очень серьезным изменениям и в целом с исполнением других поручений президента. Потому что если мы добьемся, что вся информация и деятельность будет по-настоящему публична, а та статистика и те данные, которые мы получаем от органов власти, будут действительно отражать то, что происходит на самом деле, тогда это будет более эффективная работа в том числе и общественности, и активистов на местах.Мы сможем увидеть, что действительно происходит и тогда спросить: а что сделано властью в конкретном муниципалитете или в конкретном регионе, для того чтобы исправить эту ситуацию?  

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Алексей Рубин учитель начальной школы и английского языка, "Учитель года Москвы-2015", лауреат всероссийского конкурса "Учитель года-2015"
  • ГОСТИ

  • Талгат Таджуддин председатель Центрального духовного управления мусульман, Верховный муфтий России
  • ГОСТИ

  • Вера Калгашкина председатель городского Совета ветеранов педагогического труда
  • ГОСТИ

  • Антонина Ефремова ветеран Великой Отечественной войны
  • ГОСТИ

  • Лариса Бибик заместитель директора по научной работе Мемориального комплекса "Брестская крепость-герой"
  • ГОСТИ

  • Сергей Филатов российский государственный, общественный и политический деятель, президент Фонда социально-экономических и интеллектуальных программ
  • ГОСТИ

  • Сергей Гиль начальник управления образования и инноваций Центросоюза Российской Федерации
  • ГОСТИ

  • Минтимер Шаймиев государственный советник Республики Татарстан
  • ГОСТИ

  • Виктор Ермаков член правления и президиума Российского Союза ветеранов Афганистана, председатель совета Общероссийской общественной организации ветеранов Вооруженных Сил Российской Федерации, генерал армии, член центрального штаба Общероссийского народного фронта
  • ГОСТИ

  • Людмила Чурсина актриса театра и кино, народная артистка Советского Союза
  • ГОСТИ

  • Кирилл Кабанов председатель Национального антикоррупционного комитета
  • Показать еще

    ГОСТИ

  • Михаил Беляев главный экономист Института фондового рынка и управления, кандидат экономических наук
  • Сергей Голодов доцент кафедры статистики РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • вчера

    Сергей Лесков: Отсутствие оппозиции является самой большой угрозой для власти. На этом погорели КПСС и СССР

    Сергей Лесков Обозреватель ОТР
    Суд отказал шахтерам из Гуково в апелляции по делу о митингах Суд посчитал, что полицейские пресекли массовую несанкционированную акцию, а не пикеты
    вчера

    ГОСТИ

  • Андрей Осипов автоэксперт, редактор сайта osipov.pro
  • В лес - за едой! Собирательство - традиция или способ выживания?
    вчера

    Дошло до того, что в иные места стало дешевле долететь, чем доехать в плацкартном вагоне

    Александр Рубцов кандидат экономических наук, обозреватель портала Vgudok.com
    вчера

    ГОСТИ

  • Денис Кирис заместитель председателя Комиссии по вопросам развития культуры и сохранения духовного наследия ОП РФ, председатель Независимого профсоюза актеров театра и кино, актер, режиссер
  • Герман Греф занимается медитацией и спортом перед работой По его словам, это помогает избавиться от проблемы больших потоков информации
    вчера
    На российско-белорусской границе могут появиться пограничные посты Ужесточение пограничного контроля возможно с весны 2018 года
    вчера
    В России продлили запрет на "боярышник" Роспотребнадзор продлил запрет на 180 дней
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments