Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Сергей Пархоменко: Последние 16 лет люди, управляющие РФ, систематически сводят на нет заложенные в стране демократические институты

Фото: Константин Чалабов/РИА Новости

Со стороны Запада нередко звучит критика в отношении развития в России демократии и демократических институтов. В руководстве страны эту критику считают несправедливой: не может быть одинаковых клише в области построения демократии, и Россия в этом плане успешно идет по своему пути. Острые споры о судьбах демократии в России продолжаются.

Так что же за политическое устройство существует у нас в стране – "демократия по-русски"? Тоталитаризм? Что-то особенное и не похожее ни на что другое?

Или Россия принципиально ничем не отличается от большинства западных стран, где демократия существует только на словах?

Участники дискуссии:

Алексей КОНДРАТЬЕВ, член Совета Федерации Федерального Собрания РФ;

Федор ШЕЛОВ-КОВЕДЯЕВ, политический аналитик;

Сергей ПАРХОМЕНКО,  журналист, издатель;

Павел ДАНИЛИН, политолог;

Георгий ФЕДОРОВ, член Общественной палаты РФ;

Роман УДОТ, сопредседатель движения "Голос".


ПОЛНАЯ РАСШИФРОВКА ВЫПУСКА:

В 1991 году наша страна официально встала на демократический путь развития. Однако сегодня, спустя 25 лет, демократия в России – предмет жесткой критики на Западе. Ее нередко называют управляемой и даже имитационной. У нас эту критику считают несправедливой. По мнению руководства страны, одинаковых клише в построении демократии не бывает, поэтому Россия идет по собственному пути политических преобразований.

Дмитрий Лысков: Известный оппозиционный журналист, рассуждая о традициях демократии в России, не так давно с гневом воскликнул: "Единственная традиция, которую мы утвердили за 25 лет, – это традиция хамства, пренебрежения общественным мнением и человеческим достоинством. И никакой демократии".

Федор Вадимович, вы были в команде Ельцина, вы работали в Конституционной комиссии, вы работали в Комиссии по законодательству. И эта критика, которая сейчас все чаще звучит из оппозиционных кругов, наверное, должна вами восприниматься, в том числе, хотя бы отчасти и на свой счет. Нет?

Федор Шелов-Коведяев (политический аналитик): Во-первых, что имеется в виду под словом "традиция"? Потому что если говорить…

Дмитрий Лысков: Четверть века, пора бы уже.

Федор Шелов-Коведяев: Четверть века – это не тот исторический срок, который достаточен для того, чтобы какие-то политические или общественные явления развились в полной мере – в такой, как хотелось бы гражданам, или каждому из нас хотелось бы, или еще кому-нибудь хотелось бы. Поэтому я бы сказал так: надо быть терпеливыми (в правильном, в хорошем смысле этого слова). Не в смысле – терпеть все, что происходит, а понимать, что не все сразу получается. В конце концов, можно вспомнить историю западноевропейских демократий, за плечами у которых столетия. Уже не говоря о том, что все это началось в Греции 2,5 тысячи лет тому назад, даже больше, и в Древнем Риме. Поэтому надо на самом деле проявлять настойчивость, упорство, усидчивость и терпение (в хорошем смысле этого слова).

Дмитрий Лысков: То есть все идет в целом в правильном направлении, просто еще не время, что называется, подводить итоги?

Федор Шелов-Коведяев: Нет, сказать, что все идет в правильном направлении, было бы смешно, потому что вообще все в правильном направлении не идет нигде, вообще нигде. Мы можем увидеть, что сейчас идет откат демократических принципов во всей Западной Европе в связи с терроризмом, в связи с наплывом беженцев и так далее.

Дмитрий Лысков: Хорошо. А в 90-е годы какие все-таки мысли и идеи закладывались? И насколько они соответствуют тому, что есть сейчас?

Федор Шелов-Коведяев: Вы понимаете, у меня такое впечатление, что вообще не так много людей, даже в том числе которые рассуждают на эти темы, читали Конституцию. В Конституции заложено если не все, то во всяком случае большинство тех важных демократических принципов и основ, которые необходимы для общества. Там есть и разделение властей, есть и распределение полномочий внутри исполнительной власти, и так далее. Просто все это надо исполнять. Исполнять должны в том числе и граждане, которые чаще всего просто предпочитают присутствовать при всем и считать, что кто-то, какой-то дядя (президент, премьер) или большое количество дядей и тетей, собравшихся в Думе и в Совете Федерации, должны это за него делать.

Дмитрий Лысков: Вот и будем сейчас разбираться, соблюдается ли это.

Федор Шелов-Коведяев: Вот так демократия никогда не состоится.

Дмитрий Лысков: Я понимаю, что ответственность граждан, как и ответственность государства, должна присутствовать.

Федор Шелов-Коведяев: Когда дальнобойщики вышли на дороги…

Дмитрий Лысков: Секундочку! Сергей Борисович, буквально одним словом. Демократия сейчас в России есть? Да или нет?

Сергей Пархоменко (журналист, издатель): Нет.

Дмитрий Лысков: Нет. Павел Викторович, ваша точка зрения? Да или нет? Есть или нет?

Павел Данилин (политолог): Конечно, есть.

Дмитрий Лысков: Хорошо. Сергей Борисович, почему нет?

Сергей Пархоменко: Потому что демократия – это ситуация, в которой единственным источником власти и высшим источником власти, как это и написано в российской Конституции, является народ. Власть добывается из избирательной урны, из ящика. Это не так в сегодняшней России. И это не так не потому, что как-то трава не проросла или корова не подоилась, а потому, что на протяжении последних 16 лет люди, которые управляют Россией, последовательно и осознанно работают над тем, чтобы это так не было. Они систематически сводят на нет те демократические институты, которые были заложены в России. Сегодня все меньше и меньше выборов. Вы помните, что мы много лет жили в условиях, когда, скажем, выборы губернаторов полностью отсутствовали.

Дмитрий Лысков: Но теперь-то их восстановили.

Сергей Пархоменко: Их восстановили, но восстановили их со всякими специальными дополнительными механизмами. Мы с вами хорошо помним все эти бесконечные разговоры с президентом о том, что "позвольте мне досрочно", "одобрите меня" и так далее. Сегодня, в сущности, губернатор – это человек, кандидатура которого предлагается властью. Потому что выборы состоят не из голосования, а выборы состоят из большого комплекса разных действий, и начинаются они с селекции и выдвижения кандидатур, равного доступа к избирателю, к средствам массовой информации и так далее. Об этом можно долго говорить. Это не выборы.

Дмитрий Лысков: Хорошо, спасибо. Павел Викторович, почему да?

Павел Данилин: Понимаете, зачем говорить о демократии в таком формате, что институты до 1999 года были, а после их не стало или начали наступление на них? Я бы вообще не хотел, это разговор для бедных какой-то. Давайте посмотрим на Советский Союз, который был однозначно государством намного более демократичным, чем всякие Великобритании, Соединенные Штаты Америки, где ни женщины, ни негры вообще не голосовали длительное время.

Дмитрий Лысков: Но в Советском Союзе голосовали за единственную, ранее утвержденную кандидатуру.

Павел Данилин: У нас женщины получили право голосовать раньше всех стран, давайте это учитывать. Что же касается якобы наступления на институты, что губернаторы у нас назначаются. Я думаю, жители Иркутской области вряд ли согласились бы с господином Пархоменко, которые выбрали абсолютно оппозиционного кандидата. Да и жители Брянской области, где кандидат от коммунистов устроил жесточайшие выборы для бывшего кандидата от "Единой России". Ныне он находится под следствием, правда, но тем не менее.

Федор Шелов-Коведяев: Это тоже устроил этот кандидат от КПРФ?

Павел Данилин: Если смотреть на все с такой точки зрения (что все стало плохо, как только пришел Путин, а демократия – это власть демократов, которые были до прихода Путина), то, конечно, тогда можно со всем этим соглашаться, что говорил господин Пархоменко. Но надо смотреть правде в лицо.

Дмитрий Лысков: Прозвучала фраза "демократия – это власть демократов". Роман Николаевич, я вас отвлеку от записывания тезисов. Все-таки насколько правомерно говорить, что до 2000 года, если угодно, институты существовали, а после 2000 года началась на них атака? Есть ведь и обратная точка зрения (и действительно Павел Викторович ее сейчас упомянул, и она бытует в общественном мнении), что в 90-е годы существовала демократия как власть демократов. Помогите разобраться.

Роман Удот (сопредседатель движения "Голос"): Во-первых, я такого не утверждал, что до 2000 года было одно, а после – другое.

Дмитрий Лысков: Нет, я не вам приписываю эти утверждения.

Роман Удот: Мы регулярно наблюдаем за выборами – и в России, и за рубежом. Как я уже говорил (тут спрашивали), я представляю движение "Голос". Есть общие закономерности. Есть общая закономерность: когда бросаешь монетку, она то решкой, то орлом. Есть общая закономерность: когда бросаешь бюллетени в урны, то они хаотически раскладываются. А у нас они почему-то укладываются пачками на дно урны. На этой планете мы, по-моему, единственная страна… Я еще в Армении это наблюдал.

Есть статистические закономерности, мы их изучали. Изучали потому, что споры идут: "Ельцин себе подрисовал". Надеждин, я помню, рассказывал, как они что-то мухлевали. Мы взяли статистику и посмотрели. Статистика была хорошая. Статистика была хорошей где-то до 2004 года – и начала портиться. Она начала портиться фальшивыми горбами. Потом мы научились в этих горбах вылавливать вбросы, карусели и прочие искажения, переписывание протоколов. Отдельная история, как это выявляется, но это выявляется, и это выявляется крупномасштабно.

И одновременно с этим, например, после массовых протестов в Москве – между выборами 2011 и 2012 года, перед президентскими выборами – опять вернулась красивая картинка. То есть власти Москвы испугались фальсификаций и действительно провели честный день голосования. Естественно, честными выборами это трудно назвать, потому что неравный доступ к СМИ, неравный доступ к другим источникам информации, но тем не менее сам день голосования вернулся в нужное русло. С тех пор мы анализировали и выборы Собянина (или правильнее сказать – мэра Москвы), и в Мосгордуму. Там более или менее все в рамках приличия.

Дмитрий Лысков: То есть сейчас вы тоже говорите, что все движется в целом в правильном направлении, да?

Роман Удот: Нет, все деградирует. Есть отдельные очаги сопротивления горожан. Мне пришла мысль в голову, когда увидел, как сносят все наши палатки московские: у нас идет Февральская феодальная революция. Помните, была революция буржуазная, а сейчас она феодальная. То есть феодалы, которые имеют торговые центры, видя их пустующие площадя́, я просто лицезрел это…

Федор Шелов-Коведяев: Пло́щади.

Роман Удот: Пло́щади? Ну, и пло́щади, и площадя́ – все у них пустует. Покупателей нет, арендаторов нет. Они что делают? Они сносят эти палатки и обеспечивают себе оборот. В принципе, то же самое происходит везде: буржуазия проигрывает, феодалы выигрывают. Феодалы, силовики – все, кто имеют власть.

Дмитрий Лысков: Есть ведь некоторая точка зрения, что эти постройки все-таки незаконные.

Роман Удот: Вы знаете, есть также мнение, что у людей…

Дмитрий Лысков: У меня возле дома стоит такая палатка под снос (наверное, уже снесли, я не знаю), и на ней транспарант: решение суда, номер такой-то, незаконная постройка.

Роман Удот: Но у большинства есть бумаги на владение. Вы придете домой, а вам скажут: "Уберите свою груду кирпича, она мешает".

Дмитрий Лысков: Простите, по суду все-таки.

Роман Удот: У большинства суды выиграны, в том-то и дело. В "Ведомостях" была сегодня статья о том, что суды выиграны, эти владельцы отстаивали свое право. Почему мэрия там заложила какие-то аховые миллиарды? Потому что они понимают, что с ними будут судиться. Тем не менее, с моей точки зрения, лобби торговых центров выдавливает это все. Это феодализм.

Где-то горожане сопротивляются. Тут правильно сказали – Иркутская область. Но также еще был Ярославль, где победил Урлашов, – посадили. Петрозаводск, где победила "яблочница", – сняли. Екатеринбург – еще держится. Новосибирск – видимо, там доторговался. Вот Иркутская область, где коммунисты в двух последних случаях победили, но это все-таки более или менее не системная оппозиция, не запарламентская. То есть, в принципе, если смотреть по городам: феодалы наступают, горожане сопротивляются. Где есть сопротивление, там демократия еще как-то теплится.

Дмитрий Лысков: Об этом мы уже говорили. Георгий Владимирович, видите, сколько обвинений в адрес демократии, которая существует у нас в стране? Можете как-то прокомментировать?

Георгий Федоров (член Общественной палаты РФ): Естественно, я тоже занимаюсь и наблюдением за выборами, и бывал в других странах, где проходят выборы. Мне тоже очень интересно. Понятно, для меня во всяком случае, что универсальной, похожей друг на друга, фактически идентичной модели демократии не существует нигде. В Соединенных Штатах Америки своя демократия, как они это понимают. В Германии, в ГДР… вернее, в ФРГ – другая модель. В России – третья.

Если учитывать географию нашей страны, то я вообще не стал бы этим "одеялом" демократии и уровня демократии мерять всю нашу страну. Потому что всем известно, что Москва – это один центр, где мироощущение людей одно, власти себя ведут по-одному, а есть Чеченская Республика, есть Калининград, есть Иркутск и так далее. В целом я считаю, что у нас в стране, конечно же – в классической схеме, во всяком случае с точки зрения институтов, – демократия существует, но существует проблема с правоприменением, так скажем. У нас законы хорошие, а правоприменение у нас…

Дмитрий Лысков: Меня сразу смутили ваши слова. Территория большая – да, от Чеченской Республики до Москвы. Но законы-то одни?

Георгий Федоров: Проблема в том, что, к сожалению…

Федор Шелов-Коведяев: Правоприменение. Коллега правильно сказал.

Георгий Федоров: Да. К сожалению, еще раз повторюсь, у нас люди разные, элиты региональные разные. Хотя я согласен с коллегой. Я не являюсь их политическим единомышленником, но у нас просматривается сейчас фактически монополистический заговор крупных корпораций против малого бизнеса, феодалы в регионах тоже присутствуют. Надо признать это, а то это было бы глупо. Но в целом я могу сказать: если сравнивать среднестатистическую температуру по больнице, то, конечно же, у нас нормальное, ничем не отличающееся государство.

Что касается выборов в Америке, например. Я был одним из немногих наблюдателей, когда Обама баллотировался. Очень интересная страна, очень интересная по кругозору. Я открыл для себя много новых вещей. Например, до сих пор никому в голову не приходит, что там выборы не прямые, а там есть система выборщиков.

Дмитрий Лысков: Почему? Я думаю, что давно уже, в принципе, известно.

Георгий Федоров: Нет, для простого человека. Спросите на улице – они вам скажут, что у них президента выбирают и у нас президента выбирают. И разницы они не знают. Или, например, с точки зрения финансирования. Понятно, что есть несколько центров, которые вне конкуренции – с точки зрения наполнения бюджета, с точки зрения доступа к средствам массовой информации. На прошлых выборах было четыре кандидата. Кто-нибудь слышал о двух либертарианцах? Они тоже не смогли бы. Понятно, что там система управления другая. Понятно, что там очень много таких подводных центров, которые управляют. Там самоуправление очень развито. Мне нравится там отношение к простым избирателям. Хотя, с точки зрения наших законодателей, подкуп избирателей на участках, агитация, контроль – то есть фактически те пороки, которые нам наши либеральные коллеги в упрек ставят, там присутствуют. Но мироощущение, доверие к избирательной системе, конечно, там выше. Я бы сказал так: у нас есть инструменты демократии, но иногда простой человек не умеет ими пользоваться.

Дмитрий Лысков: Алексей Владимирович, вот прозвучало: наши либеральные коллеги ставят нам в упрек фактически те проявления, которые присутствуют в том числе и на Западе. Что же получается? Это такая однобокая позиция – не замечать, что происходит на Западе, и замечать, что происходит у нас? Или все-таки у нас есть какие-то объективные проблемы, на которые стоит обратить внимание?

Алексей Кондратьев (член Совета Федерации ФС РФ): Давайте вернемся к тому, что наши коллеги говорят прежде всего об инструментах демократии, а не о самом явлении. То есть мы выставляем прежде всего на суд публики те механизмы, которые, в общем-то, и должны служить для достижения цели – демократии. А повседневная жизнь – это несколько другое. И управление государством в лице нашего населения должно, в общем-то, базироваться на истинно демократических принципах. Вы задавали в начале вопрос: состоялась у нас демократия постсоветского периода или не состоялась? Давайте порассуждаем. Парламентская система сегодня сформирована?

Дмитрий Лысков: Я полагаю – да.

Алексей Кондратьев: Естественно. Парламент у нас сегодня существует, и он стал базой для развития гражданского общества. Гражданское общество у нас сегодня сформировано?

Федор Шелов-Коведяев: Не вполне.

Дмитрий Лысков: Сергей Борисович, я вижу, относится очень скептически. Я сейчас предоставлю слово, конечно же.

Алексей Кондратьев: Коллеги, можно привести массу примеров и в пользу "за", и в пользу "против". Мы сейчас говорим просто о явлении. Почему мы сейчас обсуждаем, нравится ли Западу наша демократия или не нравится? Почему мы под них подстраиваемся, когда живем совершенно по-другому? Другая экономическая ситуация, совершенно другие ментальности. Как правильно говорили, наша страна зиждется на одних законах, будь то от Грозного до Уссурийска или от Норильска, к примеру, до Самары. Если посмотреть с Запада – да, они нас все время корят. Хотя наш коллега сказал: "Да, есть то же самое, что у них". Если посмотреть с Востока, то у нас такая демократия! Мы же не говорим, что Япония, например, не демократическая страна? Но в рамках отношений, какие творятся в Японии или в Китае, мы сегодня где-то чуть повыше, на голову. Это мое личное суждение, поэтому я не хочу подстраиваться. Будут оппоненты по-разному обсуждать. Если привести в пример Китай, я думаю…

Дмитрий Лысков: Сергей Борисович, может быть, действительно мы просто пытаемся слепо копировать западный образ?

Сергей Пархоменко: Мы не пытаемся копировать.

Алексей Кондратьев: Можно я закончу?

Дмитрий Лысков: Извините. Я просто так понял, что вы закончили.

Алексей Кондратьев: Коллега приводит массовые нарушения и так далее. Но, наблюдая за выборами, сколько могут привести коллеги апробированных каких-то моментов в тех или иных регионах, которые были судом как-то отрицательно оценены? Массовая доля этих нарушений какова?

Дмитрий Лысков: Роман Николаевич, кстати говоря, действительно, как с судебной практикой?

Роман Удот: Вы знаете, это называется "а судьи кто?".

Дмитрий Лысков: А, то есть не только система выборов, но и судебная система сюда?

Роман Удот: Я лично поймал вброс в 2008 году.

Алексей Кондратьев: Коллеги, вы сказали "во всем".

Роман Удот: Я видел это своими глазами, как судья смеялась, когда были фото и видео. По-моему, три или четыре телегруппы приезжали и снимали. Там было видно все это! Пачки лежали. Потом объявили, что школа заминирована, нас всех эвакуировали. А когда эвакуировали, мы сопротивлялись, мы говорили: "Ну как же? Война! Мы же выбираем президента, это же Верховный Главнокомандующий. Кто у нас будет руководить войсками? Нужно сохранить эти голоса! Давайте вынесем урну со вбросом". Они сопротивлялись, говорили, что на улице дождик.

Дмитрий Лысков: Нельзя выносить урну с избирательного участка.

Роман Удот: Почему нельзя? Почитайте в законодательстве. Мы не имели права оставить документы без присмотра. И когда нас все-таки полиция взяла на руки и вынесла, мы оббежали школу и смотрели, как они эти урны уносят, пихают туда какие-то бумаги, выносят. И когда мы вернулись через 45 минут, уже со дна было вскрыто, все пломбы были сорваны. Фото, видео, шум, гам! Тогда шумиха была большая. И был суд.

Дмитрий Лысков: Роман Николаевич, это очень серьезное нарушение. Я надеюсь, вы подали документы в полицию, в прокуратуру.

Роман Удот: Естественно! Когда приехала прокуратура… Мы весь день добивались. Вброс был до открытия участка – в 7:45. У меня все сохранено. Естественно, прокуратура пряталась. После того, как вдруг произошла воздушная тревога… А чтобы нас выгнать, они нажали кнопку, но не ту – и сработала воздушная тревога: "Внимание! Внимание! Все уходим по запасным выходам! Воздушная тревога!" На суд потом пришел коммунист, вся грудь в орденах. Он так пафосно вышел и сказал: "В Москве с 1944 года не звучало сигнала о воздушной тревоге! Что же вы здесь делаете?" Вот такой был случай.

Тем не менее, судья, глядя на наши фото, все эти смешные показания, показания огромного количества свидетелей, сказала: "Факта нарушений не доказано". И то же самое происходит по всей стране. Единственный суд, который у нас есть, – это YouTube. Выйдите на YouTube и посмотрите, что такое вброс, что такое карусель, что такое переписывание протоколов.

Дмитрий Лысков: Я только уточню: а вы не чрезмерно обобщаете, говоря на одном примере, что то же самое происходит по всей стране?

Роман Удот: Вы знаете, есть случаи. Мы тоже собирали в движении "Голос" случаи судебного преследования членов комиссий. Мы находили случаи, особенно в Сибири, как ни странно. Находили случаи разовые. Люди отделывались штрафами. Один вброс был в Азове, в Краснодарском крае, там просто на видео было заснято…

Федор Шелов-Коведяев: Азов – это Ростовская область.

Роман Удот: Или в Ростовской области. В общем, короче, там видео было заснято от и до. Там женщина в панике, уже нужно было вбросить – не успела, уже вывалили на стол для подсчета эту урну. И она побежала к шкафу специально спрятанному, оттуда пачку достала и понесла. Не сработало.

Дмитрий Лысков: Спасибо. Георгий Владимирович.

Георгий Федоров: Вы знаете, трудно с коллегой поспорить. Действительно, мы еще не такие фокусы видели, с точки зрения всяких нарушений и фальсификаций.

Дмитрий Лысков: А какие мы видели фокусы в 90-е.

Роман Удот: Таких не видели.

Дмитрий Лысков: Ну…

Георгий Федоров: Можно я скажу? Я в 90-е годы работал в штабе Зюганова, и могу рассказать про фокусы в 90-е, могу рассказать и про нынешние фокусы. Просто проблема в том, что действительно… Вы, наверное, видели, когда в Дагестане под видеокамеру один из членов избирательной комиссии массово запихивал…

Роман Удот: Это которого у Канделаки показывали, да?

Георгий Федоров: Еще до этого.

Роман Удот: В 2012 году у Канделаки показывали.

Георгий Федоров: Там выборы сделали недействительными.

Роман Удот: Это типичный случай.

Георгий Федоров: Проблема в том, что у нас на выборах задействовано, грубо говоря, порядка 2 миллионов человек, которые только организуют выборы и, соответственно, их обслуживают так или иначе. У нас огромное количество – десятки тысяч – избирательных участков по всей стране. Соответственно, если посмотреть явные нарушения, которые существуют, понятно, что есть где-то больше, где-то меньше, но в целом, с моей точки зрения, абсолютно прозрачных выборов нигде нет. Просто проблема в том, повлияли ли эти фальсификации, нарушения на волеизъявление граждан на конкретном избирательном участке, в округе, в городе, по всей стране – или не повлияли? Естественно, я думаю, что если наша уважаемая ассоциация посмотрит, скажет откровенно, что по всей стране эти нарушения бессовестные, абсолютно преступные, которые не наказываются, к сожалению, но они не повлияли на волеизъявление. То есть, грубо говоря, фальсификацию можно сделать, условно (человек, который когда-нибудь занимался выборами, это понимает), в районе 5%. У нас проблема в том, что эти все…

Дмитрий Лысков: После выборов 2011-2012 годов как раз были, насколько я помню, исследования, что действительно фальсификации не могли радикально изменить ситуацию по волеизлиянию.

Федор Шелов-Коведяев: По волеизъявлению. Волеизлияние – это другое.

Георгий Федоров: У нас проблема в том, что у нас действительно уровень доверия к органам местной власти, к избирательной системе откровенно маленький. Самая главная проблема, что у нас эти фокусы не могли бы быть в нашей стране возможны, если бы у нас была серьезная явка. Понятно, что существуют власти в регионах, где им нужно провести…

Дмитрий Лысков: И гражданский контроль, о котором мы также говорили.

Георгий Федоров: Естественно.

Дмитрий Лысков: Алексей Владимирович, вы тоже хотели прокомментировать.

Алексей Кондратьев: Мы опять свалились именно в механизм, а не в явление демократии. Мы чуть уходим вообще от темы.

Дмитрий Лысков: Нет, почему же? Это актуальная тема в предвыборный период.

Алексей Кондратьев: Это актуально, я согласен.

Дмитрий Лысков: И имеющая прямое отношение к демократии.

Алексей Кондратьев: Можно я до конца скажу? Я не успеваю сформулировать. Начал – перебили. Вижу, как нервничает человек. Мы говорим про нарушения. Посмотрим, кто в основном представляет участковые комиссии. В основном это учителя и работники культуры. Если мы огульно всех учителей и всех работников культуры приравниваем к преступникам (как вот заявлено, что "везде и массово"), значит мы не верим в свой народ. О какой демократии мы можем говорить?

Следующий вопрос. Я частично согласен с коллегами. Сейчас начали использовать для прозрачности технические средства – КАИБы. Для анализа берешь результаты выборов, бюллетени по каждому участку – три участка на базе средней общеобразовательной школы. Два – стоят КАИБы, один – грубо говоря, ручной способ голосования. Когда берешь результаты, правый и левый КАИБы показывают 1%, а ручной показывает совершенно другой разнос по партиям, то уже ты начинаешь понимать, что вот где кошечка порылась.

Дмитрий Лысков: Возникают сомнения.

Алексей Кондратьев: Это очень быстро выясняется, просто нужно анализировать – не так огульно, что "все и всюду". Мы так можем любую категорию населения обвинить в чем угодно. Что касается этого процента, влияющего или не влияющего на результативность. На мой взгляд, любое нарушение закона в ходе выборов влияет на результативность априори.

Дмитрий Лысков: Да, конечно, лучше бы никаких сомнений не было.

Алексей Кондратьев: И мы здесь не должны говорить, что нарушение закона не повлияло. Что значит "не повлияло"? Я согласен с коллегами, что мы должны вернуться к высшей форме демократии, где ценность человеческой жизни контролируется соответствующими органами власти и регулируется судом. Помните, как в фильме "Будулай" говорят: "Лучше под суд, чем под кнут". Это должно быть априори: каждый должен отвечать за то, что он делает. Мы сейчас огульно – раз! – и обозвали: "власти Москвы сносят палатки", "есть решения суда". Давайте разговаривать, у кого и как…

Дмитрий Лысков: Давайте не будем уже возвращаться к палаткам, потому что это действительно не совсем тема нашей программы.

Алексей Кондратьев: Это домыслы, это рождение слухов, которые разносятся: "А вот по телевизору сказали".

Сергей Пархоменко: Мы как раз не сказали. Сказали как раз в других местах.

Алексей Кондратьев: Секунду, я чуть о другом. Зря вы так подходите к словам, резко реагируя. Давайте предметно говорить. Я тоже встречался в своей жизни с этим, и с нарушениями разбирались, достаточно большой опыт имею и в проведении выборов, знаю и про эти карусели, и как эти автобусы заряжаются, и про выездные урны, и так далее. Со всем этим разбирались. Но наша задача – обеспечить в стране порядок. И власть, которая приходит в результате демократических выборов к руководству страной, должна быть жесткой. Почему мы говорим "давайте равняться на западный опыт"? Давайте возьмем, как в Америке отстреливают чернокожих жителей.

Дмитрий Лысков: Эта проблема тоже существует.

Алексей Кондратьев: Заулыбались, да? А вот только по прошлому году: более 1000 человек было застрелено.

Роман Удот: Я вам скажу по секрету: у них даже президент чернокожий!

Алексей Кондратьев: Я не президента обсуждаю.

Сергей Пархоменко: А бутылки шампанского будем считать? Будем вынимать бутылки шампанского из задних проходов?

Дмитрий Лысков: Коллеги, внимание! Мы не будем сейчас уходить в эту сторону. Я говорю, есть, к сожалению, очень грустный анекдот про Соединенные Штаты Америки о том, что сейчас чернокожие в Америке линчуют белых.

Сергей Пархоменко: А много бутылок шампанского вы насчитали в полицейских участках?

Алексей Кондратьев: А там чуть что, в голову выстрелил – и все. Детей стреляют, не задумываясь, а вы мне про какое-то шампанское.

Дмитрий Лысков: Федор Владимирович, не будем уходить в полицейский произвол.

Алексей Кондратьев: Чего меня перебивают? Я не могу так общаться. Знаете, хотелось бы закончить. Я никого не перебиваю.

Дмитрий Лысков: Только, пожалуйста, без полицейского произвола в США. Это действительно не имеет отношения к теме нашей программы.

Алексей Кондратьев: Товарищи, цивилизованно разговариваем. Я привел пример, не более того. Меня сразу перебили. Это либеральные ценности, которые, наверное, нельзя нарушать. Я к чему? У нас есть явления, которые сегодня необходимо изменить, ликвидировать, секвестрировать. И народу это прежде всего это не нравится. Но правильно сказано было и вами, и коллегой: 25 лет всего нашей Конституции, прежде всего. Если посмотреть на нашу Конституцию, то она достаточно либеральная. Простой пример – нет никакой идеологии. И мы, глядя сегодня на своих детей… Уже выросло целое поколение. Еще 20 лет, как Моисей по пустыне, – и люди вообще забудут про советские традиции и обычаи.

Дмитрий Лысков: Кстати говоря, многие говорят, что идеологии-то как раз нет зря. Тем не менее, Сергей Борисович, Human Rights Watch не так давно…

Сергей Пархоменко: Подождите с Human Rights Watch. Есть вещи поважнее Human Rights Watch.

Дмитрий Лысков: Вы хотите продолжить тему выборов?

Сергей Пархоменко: Да, я хотел бы продолжить тему выборов.

Дмитрий Лысков: А что-то бывает важнее Human Rights Watch?

Сергей Пархоменко: Да, несомненно. Важнее Human Rights Watch понимание, что право голосовать и право выбирать – это два разных права. И Советский Союз, конечно, является классическим примером страны, в которой право голосовать есть, а права выбирать нет. Такими примерами являются и Северная Корея, и Куба, и еще много разных других стран: право голосовать есть, а права выбирать нет. Архаичная система выборов в Соединенных Штатах так ценна гражданам Соединенных Штатов, потому что они убедились за 200 лет ее существования, что она дает им право выбора, реального выбора. Они выбирают в результате ту власть, которую они хотят иметь в данную минуту. Может быть, они перестанут хотеть ее через пять минут. Может быть, они ошибаются. Может быть, они не так ее поняли. Тем не менее, в момент выбора они хотят эту власть – и они ее имеют. Это очень большая разница.

Дмитрий Лысков: Сергей Борисович, я только уточню. Была в 2011 году очень громкая акция Occupy Wall Street. Представители этой акции подсчитали, что в представительных органах власти США 250 миллиардеров из 450. Это случайно так сложилось? Граждане так решили?

Сергей Пархоменко: Тем не менее, это означает, что эта система выборов дала людям возможность это выбрать.

Дмитрий Лысков: Выбрать половину представителей миллиардеров?

Сергей Пархоменко: Конечно. Они хотели этих людей – и они имеют этих людей.

Дмитрий Лысков: Хотели именно миллиардеров? Понял.

Сергей Пархоменко: Я принимал участие в Конституционном суде Российской Федерации в качестве участника процесса. И я навсегда запомню депутата Вяткина, который являлся официальным представителем Государственной Думы в Конституционном суде и который сказал там бессмертную фразу. Он сказал: "Абсолютизация интересов избирателей нарушает права других, более важных участников выборов".

Федор Шелов-Коведяев: Процесса.

Сергей Пархоменко: Он сказал "выборов". Это была фраза, сказанная в Конституционном суде во время процесса. И он, и представитель другой ветви законодательной власти – Совета Федерации – тогда депутат Клишас, они утверждали, что право российского гражданина на выборы заключается в том, чтобы опустить бюллетень в урну; на этом его право заканчивается. И вот отсюда возникают разговоры о том, что бывают важные нарушения, а бывают не важные, бывают повлиявшие, а бывают не повлиявшие, бывают те, которые мы признаем, а бывают те, которые мы не признаем.

Дмитрий Лысков: Вы в сторону Алексея Владимировича показали, а Алексей Владимирович сказал как раз прямо противоположное.

Сергей Пархоменко: Сегодня мы знаем математически точный факт. На этот счет не нужно иметь никакого мнения, потому что это факт. И факт заключается в том, что Государственная Дума Российской Федерации, действующая сегодня, не должна была иметь такой конфигурации по результатам голосования гражданами России. Есть математически точный факт, что нынешний мэр города Москвы господин Собянин не должен был выиграть выборы в первом туре, а должен был быть второй тур. Что в нем произошло бы, мы не знаем. Возможно, он выиграл бы. Возможно, он выиграл бы его с огромным отрывом, с разгромным счетом, как угодно. Но это посмотрели бы во втором туре. Этого второго тура не произошло, потому что сегодня российский гражданин (и деятельность наших коллег из "Голоса" это доказывает) имеет право опустить бумажку в урну, и на этом деле все заканчивается.

Что касается того, что было в 90-е годы. Это последняя фраза, которую я хочу сказать. Опять-таки не нужно иметь никакого мнения на этот счет, а достаточно иметь знания на этот счет, – знания о составе Государственной Думы, избранной в 1993 году, следующей Государственной Думы.

Дмитрий Лысков: Да! Первая избирательная кампания, в которой я участвовал, как раз была в 90-е годы.

Сергей Пархоменко: Просто посмотреть, сколько там было провластных депутатов на тот момент и сколько там было оппозиционных депутатов, как они распределялись, как распределялись между ними комитеты и комиссии, каким образом определялся председатель Государственной Думы на тот момент. Это знание. История – это наука о фактах, которые произошли в нашей жизни. Мы знаем, как это выглядело. Соответственно, мы знаем, что у людей тогда было право выбора, которое не пресекалось действующей властью. Люди хотели выбрать такую Государственную Думу. Мне она не нравится. Я, например, очень не люблю господина Жириновского и ЛДПР, но тем не менее она такая была избрана.

Дмитрий Лысков: Именно тогда я участвовал в первой избирательной кампании как журналист и своими глазами наблюдал, как очень демократичное движение, полностью либеральное, выдвигало своих кандидатов. Эти кандидаты сталкивались с препятствиями в регистрации. Через ряд юридических процедур они проходили регистрацию, прибегали к юристу в штаб и говорили: "Ну все, нас зарегистрировали! Что дальше делать?" Вот это меня шокировало до предела!

Сергей Пархоменко: А вас не шокирует, по всей видимости, сегодняшняя ситуация с выборами, в которой люди отсекаются от выборов не на этапе голосования, а задолго до него? Вот и все.

Федор Шелов-Коведяев: Друзья мои, я соглашусь, что мы немножко заузили тему.

Дмитрий Лысков: Несомненно.

Федор Шелов-Коведяев: То, что здесь говорилось, очень важно, и никто с этим не спорит. И я с этим спорить не буду. Но мы начали с чего? Мы начали с институтов: существуют ли они или не существуют, и в каком состоянии находятся эти институты? Институты существуют. Можно согласиться с тем, что по сравнению с тем, что было некоторое время тому назад, произошла некоторая деградация, скажем так, в целом ряде институтов. Хотя в других институтах…

Дмитрий Лысков: По сравнению с тем, что существовало когда, уточните?

Федор Шелов-Коведяев: Какое-то время тому назад. Коллеги приводили примеры, когда было более удачно по сравнению с тем, что происходит сейчас.

Дмитрий Лысков: Я просто вспоминаю, что до сих пор непонятно, были ли в 1996 году фальсификации или не были.

Федор Шелов-Коведяев: Нет, на самом деле понятно, что в 1996 году Ельцин был избран совершенно законно и легитимно. Это понятно. Как раз тут все сомнения от лукавого в этом смысле. Нравится нам это или не нравится? Это может кому-то нравиться, а кому-то не нравиться, но это было так. Но мы все сфокусировались только на выборах, а на самом деле я хочу еще раз сказать: дорогу осилит идущий. Для того чтобы осилить дорогу, надо по ней идти. По ней должны идти граждане.

Даже если говорить о выборах, почитайте газеты в тех же самых Соединенных Штатах Америки 20-х годов. Все, о чем здесь говорилось со стороны организации "Голос", процветало и расцветало пышным цветом в Соединенных Штатах Америки в 1920-е годы. Тем не менее, Соединенные Штаты Америки пришли к тому, к чему они пришли сейчас. То есть народ шел по этому пути, и поэтому те, кто таким же блестящим способом пользовались тем, что институты работают плохо, были вынуждены отступать назад.

Вы меня прервали, когда я сказал по поводу дальнобойщиков, которые вышли и перекрыли дороги. Да, их не пустили в Москву, но того, чего они хотели, они добились, потому что им снизили тарифы в несколько раз. Это по поводу того, слышит власть или не слышит. Когда есть четко заявленное мнение и за этим мнением показана способность, и готовность, и уверенность, и надежность того, что люди будут добиваться этого, власть это слышит. Если мы говорим о том, что мы недовольны выборами или мы недовольны судами, необходимо, чтобы общество организовывалось.

Вы посмотрите, год-полтора года назад можно было говорить, что было несколько, буквально на пересчет, три оппозиционных средства массовой информации: "Новая газета", "Эхо Москвы" и телеканал "Дождь". Сейчас, если вы откроете "Новую газету", "Коммерсантъ", "РБК" и "Ведомости", вы увидите, что примерно одинаковый настрой – во всяком случае, по отношению к экономике, к тому, что происходит.

Дмитрий Лысков: Это прекрасно, что вы сейчас об этом упомянули.

Федор Шелов-Коведяев: Представить себе год назад, что представитель организации "Голос" будет участвовать в ток-шоу на федеральном канале – на Общественном телевидении России – было невозможно. Сейчас это происходит.

Дмитрий Лысков: Тем не менее, западные агентства говорят, что у нас угрожающая ситуация со свободой слова. А это тоже институт демократии.

Федор Шелов-Коведяев: Я должен сказать, что даже если мы посмотрим новостные программы, то – да, есть консолидированное мнение, которое во всех новостных программах транслируется – это Украина и Сирия. По всему остальному подбор тематик совершенно разный. Это тоже, между прочим, невозможно было себе представить два года и даже меньше тому назад. То есть, опять же, есть некоторое консолидированное мнение журналистского сообщества, которое сказало: "Хорошо, ребята. Ладно, были тяжелые времена, но теперь вроде они прошли. Давайте как-то все-таки более разнообразно смотреть на жизнь". Тем более, скажем, если говорить об Украине и Сирии, то если вы посмотрите все европейские и американские новостные программы, там тоже будет абсолютно одно и то же, одна и та же точка зрения. И поэтому надо смотреть наши каналы и их каналы – и вы тогда примерно будете понимать, что же на самом деле происходит.

Дмитрий Лысков: Главное, что имеем такую возможность. Спасибо. Павел Викторович, тогда объясните мне, как так происходит. Действительно, выслушали сейчас точку зрения (и я с ней солидарен), что у нас большой спектр мнений отражен в средствах массовой информации, но нас ведь продолжают критиковать с Запада за зажимание свободы слова.

Павел Данилин: Понимаете, когда есть на Западе абсолютно "общепринятые" эксперты по России, которых только и слушают… Господин Пархоменко сказал: "Не надо о Human Rights Watch". А почему бы и нет? А почему бы не поговорить об Amnesty International?

Дмитрий Лысков: Transparency International и Amnesty International.

Павел Данилин: Почему бы об этом не поговорить, не посмотреть на спектр тех экспертов, на которых они ориентируются? 30-40 человек в каждом случае. И мы всех этих 30-40 человек знаем с их абсолютно однозначной негативистской позицией по отношению к стране и к действительности. И других они не берут, им другие не нужны. Они не хотят слушать это. Когда мой коллега из "Голоса" начал говорить про Урлашова… Я вспоминал про Денина, которого посадили, и все сказали: "О, как хорошо, что посадили единоросса". А Урлашова сажать было нельзя? Вот он ходил по всему городу и кричал: "Ты мне денег должен!" Я сам это слышал, рядышком стоял практически, можно сказать, я тогда работал в Ярославле. И ничего, посадили его. Кстати, между прочим, он тоже бывший единоросс.

Федор Шелов-Коведяев: Есть и бывшие "яблочники", и мы их знаем.

Павел Данилин: А куда деваться-то? Необязательно, ты сейчас в "Гражданской платформе" или единоросс. Это же нормально, понимаете? Но они не хотят этого слушать, им это неинтересно, это частности. Главное, чтобы Путин тираном был. "Если кошка родила котят – это Путин виноват". Тогда ты будешь на Западе эксперт. В других случаях – нет.

Дмитрий Лысков: Сергей Борисович, может быть, действительно оппозиция слишком выпячивает случаи, когда преследуют (я сейчас не рассматриваю – обоснованно или необоснованно) представителей оппозиции, но не смотрит на все остальные дела?

Сергей Пархоменко: Что такое "все остальные дела"?

Дмитрий Лысков: Многочисленные коррупционные дела, по превышению полномочий.

Сергей Пархоменко: Которые где происходят?

Дмитрий Лысков: В нашей стране.

Сергей Пархоменко: Так вот, ровно этим занята оппозиционная пресса сегодня – в тех небольших количествах, в которых ей удается выживать. Проблема же заключается не только в том, что кого-нибудь куда-нибудь не пускают. Проблема заключается в том, что российское государство на протяжении последних полутора десятилетий последовательно, шаг за шагом ведет ситуацию к тому, чтобы российская независимая печать любых видов, любых взглядов – левых, правых, таких, сяких, каких хочешь, – чтобы российская независимая печать не могла существовать экономически. Последовательно создается ситуация, в которой ни одна редакция, ни один телеканал, ни одна радиостанция не может стоять на ногах по одной простой причине: преследованию подвергаются прежде всего рекламодатели, которые имеют дело… Вспомним с вами историю с телеканалом "Дождь" тем же самым.

Дмитрий Лысков: По-моему, работает.

Сергей Пархоменко: Работает. Но как работает?

Дмитрий Лысков: А, плохо?

Сергей Пархоменко: Вы давно там не были. Нет, не плохо, а тяжело. Очень трудно работают там люди. Я знаю одну лучшую в стране разговорную радиостанцию, на которой нет ни одного целого стула уже много лет, и ни одного компьютера не было там куплено на протяжении последних лет семи или восьми. Как вы думаете, почему?

Дмитрий Лысков: "Газпром-Медиа" принадлежит радиостанция, да?

Сергей Пархоменко: Да. Потому что эта радиостанция платит "Газпром-Медиа". Потому что она, для того чтобы сохранить возможность для своего независимого голоса, остается прибыльной радиостанцией, для того чтобы платить "Газпром-Медиа".

Дмитрий Лысков: А как же рекламодатели, которых "задавили"?

Сергей Пархоменко: Этих рекламодателей должно было бы быть, исходя из анализа аудитории этой радиостанции, существенно больше. То же самое можем сказать, скажем, о журнале The New Times, имеющем чрезвычайно качественную аудиторию и последовательно задавленного…

Дмитрий Лысков: Это бывшее "Новое время", переименованное на английский манер?

Сергей Пархоменко: Много десятилетий тому назад… Нет, не совсем так. Организованное другим человеком на другой основе. Не переименованное на английский манер, а созданное заново, и вы это хорошо знаете. Впрочем, это не имеет значения. Мы хорошо с вами помним ситуацию, когда в один день кабельные каналы, которые имели дело с телеканалом "Дождь", внезапно, в один день утратили к телеканалу "Дождь" всякий интерес. Мы знаем с вами много ситуаций, когда провайдеры Интернета внезапно утрачивают интерес к сотрудничеству с теми или иными интернет-порталами. Давайте с вами сравним то, что происходит с компанией "Спутник", то, что происходит с каналом Russia Today, то, что происходит с федеральными каналами, и то, что происходит…

Дмитрий Лысков: Они государственные.

Сергей Пархоменко: Они государственные, и они получают колоссальное, гомерическое, умопомрачительное финансирование, которое идет на пропаганду милитаризма и агрессивного национализма, который им сегодня заказан.

Дмитрий Лысков: Сергей Борисович, спасибо.

Сергей Пархоменко: Оппозиционная пресса не просит ничего такого. Оппозиционная пресса настаивает на равноправии своего существования.

Дмитрий Лысков: Мы уже это услышали, спасибо. Павел Викторович.

Павел Данилин: Заметьте, она настаивает на равноправии, но почему-то говорит один Пархоменко, другим слова не дают.

Дмитрий Лысков: Мы всем даем слово. Все же не надо.

Павел Данилин: Я просто хочу о The New Times сказать. Там было 15 тысяч подписчиков, когда госпожа Альбац начала эту кампанию, вложила в нее кучу денег. Подписалось 15 тысяч человек. Раз такой прекрасный журнал, почему не 150 тысяч? Подписывайтесь! Идите, подписывайтесь! Свободная пресса же! Нет, 15 тысяч.

Дмитрий Лысков: Кстати говоря, на одной из программ у нас был главный редактор "Московского комсомольца" Гусев, который тоже сказал, что из-за подорожания бумаги сейчас ни одно СМИ не может находиться наплаву – и вовсе не потому, что нет рекламодателей. Георгий Владимирович, вы тоже хотели прокомментировать.

Георгий Федоров: Да. Во-первых, меня так чуть-чуть резануло. Я понимаю моих политических оппонентов, сейчас идет политическая борьба, существуют интересы, существуют болевые точки, на которые надо нажимать. В принципе, это нормально. Вы сказали по поводу того, что качественная аудитория, некачественная. Во-первых, я считаю, что в принципе везде глобально аудитория довольно-таки одинаковая…

Сергей Пархоменко: Нет. Спросите у социолога. Аудитория очень разная. Качество аудитории может быть разным.

Георгий Федоров: Уважаемый коллега, секундочку, я же вас не перебивал, правильно? Это первое. Второе. Все здесь присутствующие люди… По поводу телеканала "Дождь". Слушайте, когда был Дмитрий Анатольевич Медведев президентом, мы все прекрасно знали, откуда шло финансирование телеканала "Дождь", в каком количестве оно шло, каким образом этот телеканал был связан с пресс-секретарем Медведева Тимаковой и так далее, и тому подобное.

Могу сказать так. Конечно же, если бы власть наша захотела, если бы "кровавый" Путин, диктатура кэгэбистов захотела бы задавить все телеканалы и оппозиционные средства массовой информации, в нынешней ситуации проблем вообще бы не было. У Бориса Николаевича хватило воли, к сожалению, взять и бабахнуть по парламенту из танков. А иметь ту электоральную поддержку, которая сейчас у Путина, с теми возможностями… Телеканал "Дождь", "Эхо Москвы", "Новая газета" и прочие либеральные СМИ – там вообще ничего бы не осталось! Мы видим ближайшее государство: если власть хочет задавить…

Сергей Пархоменко: Очень много предположений, ни на чем не обоснованных предположений.

Георгий Федоров: Тут не предположения, а тут конкретный факт. Как вы говорите, факт – знание. Факт в том, что есть политическая воля задавить оппозицию и уничтожить ее – или ее нет. У Ельцина в 1993 году была политическая воля уничтожить парламент "через колено", на тот период времени легитимный. И Конституционный суд признал, что фактически в тот момент Ельциным был совершен государственный переворот. Зорькин, Конституционный суд сказал.

Сергей Пархоменко: К которому Конституционный суд во главе с Зорькиным присоединился. А потом они были амнистированы.

Георгий Федоров: Это второй вопрос.

Сергей Пархоменко: Давайте тогда все сразу. Так давайте продолжать тогда цепочку, не будем обрывать ее на случайном месте.

Георгий Федоров: Стоп! Конечно, давайте продолжать. По поводу равности участников в 1994 году. Часть политических сил вообще не имела права участвовать в тех выборах в Государственную Думу.

Павел Данилин: А часть газет была закрыта.

Георгий Федоров: Часть газета была закрыта. Та же самая газета "Завтра" не существовала. Были политические репрессии.

Сергей Пархоменко: Два дня? Газета "Завтра" два дня не существовала?

Георгий Федоров: Давайте два дня "Эхо Москвы" не будет существовать – как вы заговорите?

Сергей Пархоменко: А оно не существовало, как вы знаете.

Георгий Федоров: Два дня телеканал "Дождь" не существовал.

Сергей Пархоменко: Два дня? Телеканал "Дождь" вещал в прошлом году из частной квартиры, как вы знаете.

Георгий Федоров: Слушайте, уважаемый коллега, вы можете это рассказывать, знаете, кому? Простому обывателю. Вы мне не рассказывайте про Синдееву, про прочих, прочих, прочих…

Сергей Пархоменко: Георгий Владимирович, очень много предположений.

Георгий Федоров: Да это не предположения!

Сергей Пархоменко: Очень много скандалов, интриг и расследований.

Дмитрий Лысков: Приостановите эту дискуссию! Будет вещать или не будет два дня – в конце концов, на данный момент не слишком принципиально. Алексей Владимирович, в качестве институтов, именно институтов, с вашей точки зрения, свобода слова у нас в стране на данный момент существует?

Алексей Кондратьев: Однозначно существует. Наши коллеги, чьи проблемы мы сейчас обсуждаем, заметьте – не развитие нашей демократии и не ее соответствие западным стандартам. Почему мы должны соответствовать западным стандартам? Западная демократия ведет войну в Ираке, абсолютно необоснованно вешает президента страны, свергает в Ливии президента страны и его убивает и так далее. Это все "в пользу бедных". Если мы говорим сейчас о проблемах оппозиции, то это несколько другая тема.

Если говорить об институтах, то, конечно же, мы сегодня должны говорить, что институты-то у нас, слава богу, сформированы. И то, что наш коллега рассказывал – путем массы слез и крови, человеческих жертв, – сегодня завершено. В стране, слава богу, наступила стабильность. Мы что, не помним начало 90-х и зарплаты четыре раза в год, раз в три месяца? Мы что, не помним отсутствие рабочих мест? Сейчас эпоха стабильности, за которую наши солдаты отдают свои жизни на Кавказе, в Сирии и в других местах. Мы сегодня должны сказать спасибо руководству страны за то, что сегодня из-за того давления, которое на нас оказывает Запад, под который нас призывают приравняться, мы стараемся наших ветеранов, пенсионеров хоть как-то поддержать теми крохами, которые сегодня существуют. Наши западные демократы пытаются нам задавить нефть из неизвестно каких посылов…

Федор Шелов-Коведяев: Вы тоже сейчас уходите от темы.

Дмитрий Лысков: Действительно, немножко отходим от темы, да.

Алексей Кондратьев: Я сейчас, может быть, немножечко в сторону, но возвращаюсь к функционированию институтов. Мы начали с полицейского произвола и так далее. Сегодня власть должна четко быть выстроена под потребности народа. Если мы так идем, что просто провели выборы – и хорошо… Мы задним умом понимаем, что в России воровали, крали, пили и нарушали на выборах всегда, грубо говоря. Что в результате демократических выборов должно быть сформировано в стране? Четкая, жесткая, однозначно народная власть.

Дмитрий Лысков: Федор Владимирович, прокомментируйте, пожалуйста, вот какой момент. "Левада-Центр", конец 2015 года: "Какая политическая система кажется вам лучшей?" И варианты ответов: советская, нынешняя, демократия по западному образцу. Советская – 34%; нынешняя – 29%; демократия по западному образцу – всего 11% опрошенных. О чем свидетельствуют эти данные? Мы разочаровались в демократии?

Федор Шелов-Коведяев: Известная фраза Черчилля, что "демократия – самая плохая форма правления, только все остальные еще хуже". И в этом смысле, если говорить о всеобщем избирательном праве, о чем говорилось, то оно и в Советском Союзе существовало. Здесь просто у людей немножко сместились представления. На самом деле они ответили, что демократия все-таки лучше, просто надо как-то ей наконец начать работать. Стандартов демократии, как мы знаем, не существует. В той же самой Древней Греции в каждом полисе была своя демократия. И все с этим соглашались, и всем это нравилось.

Дмитрий Лысков: И сейчас мы строим некую особую свою демократию. Так?

Федор Шелов-Коведяев: В каждой стране она своя.

Дмитрий Лысков: Спасибо! К сожалению, время нашей программы подошло к концу. Я понимаю, что это такая тема, которую можно продолжать и продолжать. И, видимо, мы к ней еще не раз вернемся. В конце же хочу сказать только одно: демократия – дело коллективное и зависит не только от органов власти, но и от всего народа. Это была программа "ПРАВ!ДА?". И я, Дмитрий Лысков, с вами не прощаюсь, я говорю: до свидания! Увидимся уже очень скоро. 

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Леонид Поляков политолог, член Экспертного совета Фонда "Институт социально-экономических и политических исследований"
  • Леонид Гозман президент общественно-политического движения "Союз правых сил"
  • Игорь Чубайс историк-россиевед
  • Андрей Колганов профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор экономических наук
  • Сергей Черняховский доктор политических наук, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова
  • Дмитрий Новиков депутат Государственной думы РФ
  • ГОСТИ

  • Олег Будницкий доктор исторических наук, профессор НИУ ВШЭ
  • Никита Соколов председатель совета Вольного исторического общества, заместитель исполнительного директора Президентского фонда Бориса Николаевича Ельцина по научной работе
  • Владимир Тихомиров главный редактор сайта "Историческая правда"
  • Игорь Курляндский старший научный сотрудник Института российской истории РАН
  • ГОСТИ

  • Владимир Лукин член Совета Федерации РФ, президент Паралимпийского комитета России
  • ГОСТИ

  • Никита Исаев директор Института актуальной экономики
  • Андрей Верников заместитель генерального директора по инвестиционному анализу ИК "Церих Кэпитал Менеджмент"
  • Евгений Коган президент инвестиционной группы "Московские партнеры", профессор Высшей школы экономики
  • Ольга Миронова генеральный директор сети индустриальных парков DEGA Development
  • Вера Адаева заместитель генерального директора АНО "Агентство по технологическому развитию"
  • Владимир Рудашевский заместитель председателя Комитета РСПП по промышленной политике
  • Инвестировать в Россию 7 июня `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Никита Масленников руководитель направления "Финансы и экономика" Института современного развития
  • Юрий Савелов член президиума "Опоры России"
  • Борис Кашин экс-депутат Госдумы, академик РАН
  • Геннадий Гудков политик
  • Владимир Григорьев эксперт в сфере банковского дела Института МИРБИС
  • Алексей Мухин политолог
  • ГОСТИ

  • Татьяна Минеева вице-президент Общероссийской общественной организации "Деловая Россия"
  • Олег Шеин депутат Государственной Думы России
  • Олег Соколов Секретарь Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР)
  • Елена Перминова заместитель председателя комитета совета федерации по бюджету и финансовым рынкам
  • ГОСТИ

  • Юрий Крупнов председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития
  • Борис Денисов старший научный сотрудник Лаборатории экономики народонаселения и демографии МГУ
  • Борис Лордкипанидзе акушер-гинеколог, кандидат медицинских наук
  • Елена Фоминых президент Ассоциации многодетных семей Московской области
  • Алена Попова общественный деятель, сооснователь проекта "W"
  • Елена Попова член Комитета Совета Федерации по социальной политике
  • Побуждение к рождаемости 1 июня `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Наталья Мильчакова заместитель директора аналитического департамента компании "Альпари", кандидат экономических наук
  • Андрей Гудков доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике
  • Дмитрий Потапенко предприниматель
  • Петр Шелищ председатель Союза потребителей России
  • Юрий Борисов директор по развитию Ассоциации компаний розничной торговли
  • ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Григорий Трофимчук политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития
  • Василий Колташов руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений
  • Анатолий Вассерман публицист
  • Сергей Марков член Общественной палаты РФ
  • Россия не Европа? 30 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Амет Володарский руководитель проекта росвуз.рф
  • Михаил Шнейдер директор московской гимназии № 45 им. Л.И. Мильграма, член президиума Всероссийской ассоциации учителей истории и обществознания
  • Ирина Волынец председатель Всероссийского общественного движения "Национальный родительский комитет"
  • Наталья Тюрина эксперт ОНФ, руководитель проекта "Социальный навигатор" МИА "Россия сегодня"
  • Наталья Толстая психотерапевт
  • Сергей Пугачев художник-модельер
  • ГОСТИ

  • Вячеслав Поставнин президент фонда "Миграция XXI век"
  • Александр Башкин член Совета Федерации РФ
  • Александра Докучаева заведующая Отделом диаспоры и миграции Института стран СНГ
  • Всеволод Радченко координатор коалиции "За визовый режим"
  • Владимир Мукомель главный научный сотрудник Института социологии РАН
  • Что делать с мигрантами? 25 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Михаил Шнейдер директор московской гимназии № 45 им. Л.И. Мильграма, член президиума Всероссийской ассоциации учителей истории и обществознания
  • Леонид Перлов учитель высшей категории, сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования "Учитель"
  • Евгений Спицын историк, советник ректора МПГУ
  • Юлия Галямина общественный деятель, научный сотрудник МГУ им. М.В. Ломоносова
  • Борис Чернышов зам. председателя комитета Госдумы РФ по образованию и науке
  • Елена Ленская декан факультета "Менеджмент в сфере образования" Московской высшей шк
  • Что в ЕГЭ осталось от ЕГЭ? 24 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Владислав Корочкин первый вице-президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства "Опора России"
  • Алексей Зубец проректор Финансового университета при Правительстве РФ
  • Игорь Варьяш ученый секретарь Ученого совета НИФИ Минфина РФ
  • Иван Мохначук член Общественной палаты
  • Ирина Соболева руководитель Центра политики занятости и социально-трудовых отношений Института экономики РАН, доктор экономических наук
  • Николай Коломейцев первый заместитель председателя Комитета ГД РФ по труду, социальной политике и де
  • ГОСТИ

  • Надежда Косарева президент Фонда "Институт экономики города"", руководитель комиссии в сфере жилищной политики Общественного совета Минстроя
  • Игорь Николаев директор Института стратегического анализа компании ФБК
  • Вячеслав Ванеев депутат муниципального собрания района Черемушки (г. Москва)
  • Юлия Галямина общественный деятель, научный сотрудник МГУ им. М.В. Ломоносова
  • Эмилия Слабунова председатель партии "Яблоко"
  • Гинзбург Александр член Общественной палаты г. Москвы
  • Кому нужна реновация? 18 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Вячеслав Бобков генеральный директор Всероссийского центра уровня жизни
  • Игорь Аглицкий профессор Финансового университета при Правительстве РФ
  • Дмитрий Потапенко предприниматель
  • Иван Мохначук член Общественной палаты
  • Александр Батурин руководитель научного направления "Оптимальное питание" ФГБУН "ФИЦ питания и биотехнологии"
  • Алла Погожаева зам. главного внештатного диетолога Минздравсоцразвития РФ
  • ГОСТИ

  • Любовь Храпылина профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления РАНГХиГС
  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Наталья Починок ректор Российского государственного социального университета
  • Иван Грачев председатель движения "Развитие предпринимательства"
  • Елена Фоминых президент Ассоциации многодетных семей Московской области
  • ГОСТИ

  • Людмила Пронина государственный советник РФ второго класса, доктор экономических наук, профессор Института государственной службы и управления (ИГСУ) РАНХиГС
  • Олег Гусев предприниматель
  • Иван Панкин креативный директор радиостанции "Комсомольская правда"
  • Марина Кащенко адвокат
  • Олег Сухарев профессор кафедры "Макроэкономическое регулирование" Финансового университета при Правительстве РФ
  • Кира Белелюбская социальный работник
  • Как справиться с бедностью? 15 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Кирилл Дружинин координатор общественного движения "Российским детям - доступное дошкольное образование"
  • Ольга Ярославская депутат Московской городской Думы, директор школы №1298
  • Виктор Панин руководитель Всероссийского общества защиты прав потребителей образовательных услуг
  • Екатерина Третьякова научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХИГС
  • Наталья Тюрина эксперт ОНФ, руководитель проекта "Социальный навигатор" МИА "Россия сегодня"
  • Все в сад? 11 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Михаил Давыдов доктор исторических наук, профессор ВШЭ
  • ГОСТИ

  • Александр Ильяшенко протоиерей, директор портала "Православие и мир"
  • Марат Аршабаев имам Московской Соборной мечети
  • Михаил Чернов председатель правления Фонда поддержки и развития еврейской культуры, традиций, образования и науки
  • Вахтанг Кипшидзе заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ
  • ГОСТИ

  • Валентина Жиромская руководитель Центра изучения истории территории и населения России ИРИ РАН
  • Алексей Исаев военный историк, кандидат исторических наук
  • Василий Шишков преподаватель кафедры истории Первого Московского образовательного комплекса
  • Ольга Жукова доцент кафедры истории Московского гуманитарного университета, кандидат исторических наук
  • ГОСТИ

  • Булат Нигматулин генеральный директор Института проблем энергетики
  • Алексей Ханютин режиссер-документалист
  • Евгений Спицын историк, советник ректора МПГУ
  • Михаил Мухин доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник ИРИ РАН
  • ГОСТИ

  • Григорий Пернавский главный редактор издательства "Пятый Рим", публицист
  • Наталья Громова писатель, ведущий научный сотрудник Государственного литературного музея
  • Валентина Жиромская руководитель Центра изучения истории территории и населения России ИРИ РАН
  • Борис Серазетдинов ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН
  • Показать еще

    ГОСТИ

  • Леонид Поляков политолог, член Экспертного совета Фонда "Институт социально-экономических и политических исследований"
  • Леонид Гозман президент общественно-политического движения "Союз правых сил"
  • Игорь Чубайс историк-россиевед
  • Андрей Колганов профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор экономических наук
  • Сергей Черняховский доктор политических наук, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова
  • Дмитрий Новиков депутат Государственной думы РФ
  • ГОСТИ

  • Олег Будницкий доктор исторических наук, профессор НИУ ВШЭ
  • Никита Соколов председатель совета Вольного исторического общества, заместитель исполнительного директора Президентского фонда Бориса Николаевича Ельцина по научной работе
  • Владимир Тихомиров главный редактор сайта "Историческая правда"
  • Игорь Курляндский старший научный сотрудник Института российской истории РАН
  • ГОСТИ

  • Владимир Лукин член Совета Федерации РФ, президент Паралимпийского комитета России
  • ГОСТИ

  • Никита Исаев директор Института актуальной экономики
  • Андрей Верников заместитель генерального директора по инвестиционному анализу ИК "Церих Кэпитал Менеджмент"
  • Евгений Коган президент инвестиционной группы "Московские партнеры", профессор Высшей школы экономики
  • Ольга Миронова генеральный директор сети индустриальных парков DEGA Development
  • Вера Адаева заместитель генерального директора АНО "Агентство по технологическому развитию"
  • Владимир Рудашевский заместитель председателя Комитета РСПП по промышленной политике
  • Инвестировать в Россию 7 июня `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Никита Масленников руководитель направления "Финансы и экономика" Института современного развития
  • Юрий Савелов член президиума "Опоры России"
  • Борис Кашин экс-депутат Госдумы, академик РАН
  • Геннадий Гудков политик
  • Владимир Григорьев эксперт в сфере банковского дела Института МИРБИС
  • Алексей Мухин политолог
  • ГОСТИ

  • Татьяна Минеева вице-президент Общероссийской общественной организации "Деловая Россия"
  • Олег Шеин депутат Государственной Думы России
  • Олег Соколов Секретарь Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР)
  • Елена Перминова заместитель председателя комитета совета федерации по бюджету и финансовым рынкам
  • ГОСТИ

  • Юрий Крупнов председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития
  • Борис Денисов старший научный сотрудник Лаборатории экономики народонаселения и демографии МГУ
  • Борис Лордкипанидзе акушер-гинеколог, кандидат медицинских наук
  • Елена Фоминых президент Ассоциации многодетных семей Московской области
  • Алена Попова общественный деятель, сооснователь проекта "W"
  • Елена Попова член Комитета Совета Федерации по социальной политике
  • Побуждение к рождаемости 1 июня `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Наталья Мильчакова заместитель директора аналитического департамента компании "Альпари", кандидат экономических наук
  • Андрей Гудков доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике
  • Дмитрий Потапенко предприниматель
  • Петр Шелищ председатель Союза потребителей России
  • Юрий Борисов директор по развитию Ассоциации компаний розничной торговли
  • ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Григорий Трофимчук политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития
  • Василий Колташов руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений
  • Анатолий Вассерман публицист
  • Сергей Марков член Общественной палаты РФ
  • Россия не Европа? 30 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Амет Володарский руководитель проекта росвуз.рф
  • Михаил Шнейдер директор московской гимназии № 45 им. Л.И. Мильграма, член президиума Всероссийской ассоциации учителей истории и обществознания
  • Ирина Волынец председатель Всероссийского общественного движения "Национальный родительский комитет"
  • Наталья Тюрина эксперт ОНФ, руководитель проекта "Социальный навигатор" МИА "Россия сегодня"
  • Наталья Толстая психотерапевт
  • Сергей Пугачев художник-модельер
  • ГОСТИ

  • Вячеслав Поставнин президент фонда "Миграция XXI век"
  • Александр Башкин член Совета Федерации РФ
  • Александра Докучаева заведующая Отделом диаспоры и миграции Института стран СНГ
  • Всеволод Радченко координатор коалиции "За визовый режим"
  • Владимир Мукомель главный научный сотрудник Института социологии РАН
  • Что делать с мигрантами? 25 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Михаил Шнейдер директор московской гимназии № 45 им. Л.И. Мильграма, член президиума Всероссийской ассоциации учителей истории и обществознания
  • Леонид Перлов учитель высшей категории, сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования "Учитель"
  • Евгений Спицын историк, советник ректора МПГУ
  • Юлия Галямина общественный деятель, научный сотрудник МГУ им. М.В. Ломоносова
  • Борис Чернышов зам. председателя комитета Госдумы РФ по образованию и науке
  • Елена Ленская декан факультета "Менеджмент в сфере образования" Московской высшей шк
  • Что в ЕГЭ осталось от ЕГЭ? 24 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Владислав Корочкин первый вице-президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства "Опора России"
  • Алексей Зубец проректор Финансового университета при Правительстве РФ
  • Игорь Варьяш ученый секретарь Ученого совета НИФИ Минфина РФ
  • Иван Мохначук член Общественной палаты
  • Ирина Соболева руководитель Центра политики занятости и социально-трудовых отношений Института экономики РАН, доктор экономических наук
  • Николай Коломейцев первый заместитель председателя Комитета ГД РФ по труду, социальной политике и де
  • ГОСТИ

  • Надежда Косарева президент Фонда "Институт экономики города"", руководитель комиссии в сфере жилищной политики Общественного совета Минстроя
  • Игорь Николаев директор Института стратегического анализа компании ФБК
  • Вячеслав Ванеев депутат муниципального собрания района Черемушки (г. Москва)
  • Юлия Галямина общественный деятель, научный сотрудник МГУ им. М.В. Ломоносова
  • Эмилия Слабунова председатель партии "Яблоко"
  • Гинзбург Александр член Общественной палаты г. Москвы
  • Кому нужна реновация? 18 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Вячеслав Бобков генеральный директор Всероссийского центра уровня жизни
  • Игорь Аглицкий профессор Финансового университета при Правительстве РФ
  • Дмитрий Потапенко предприниматель
  • Иван Мохначук член Общественной палаты
  • Александр Батурин руководитель научного направления "Оптимальное питание" ФГБУН "ФИЦ питания и биотехнологии"
  • Алла Погожаева зам. главного внештатного диетолога Минздравсоцразвития РФ
  • ГОСТИ

  • Любовь Храпылина профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления РАНГХиГС
  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Наталья Починок ректор Российского государственного социального университета
  • Иван Грачев председатель движения "Развитие предпринимательства"
  • Елена Фоминых президент Ассоциации многодетных семей Московской области
  • ГОСТИ

  • Людмила Пронина государственный советник РФ второго класса, доктор экономических наук, профессор Института государственной службы и управления (ИГСУ) РАНХиГС
  • Олег Гусев предприниматель
  • Иван Панкин креативный директор радиостанции "Комсомольская правда"
  • Марина Кащенко адвокат
  • Олег Сухарев профессор кафедры "Макроэкономическое регулирование" Финансового университета при Правительстве РФ
  • Кира Белелюбская социальный работник
  • Как справиться с бедностью? 15 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Кирилл Дружинин координатор общественного движения "Российским детям - доступное дошкольное образование"
  • Ольга Ярославская депутат Московской городской Думы, директор школы №1298
  • Виктор Панин руководитель Всероссийского общества защиты прав потребителей образовательных услуг
  • Екатерина Третьякова научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХИГС
  • Наталья Тюрина эксперт ОНФ, руководитель проекта "Социальный навигатор" МИА "Россия сегодня"
  • Все в сад? 11 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Михаил Давыдов доктор исторических наук, профессор ВШЭ
  • ГОСТИ

  • Валентина Жиромская руководитель Центра изучения истории территории и населения России ИРИ РАН
  • Алексей Исаев военный историк, кандидат исторических наук
  • Василий Шишков преподаватель кафедры истории Первого Московского образовательного комплекса
  • Ольга Жукова доцент кафедры истории Московского гуманитарного университета, кандидат исторических наук
  • ГОСТИ

  • Булат Нигматулин генеральный директор Института проблем энергетики
  • Алексей Ханютин режиссер-документалист
  • Евгений Спицын историк, советник ректора МПГУ
  • Михаил Мухин доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник ИРИ РАН
  • ГОСТИ

  • Григорий Пернавский главный редактор издательства "Пятый Рим", публицист
  • Наталья Громова писатель, ведущий научный сотрудник Государственного литературного музея
  • Валентина Жиромская руководитель Центра изучения истории территории и населения России ИРИ РАН
  • Борис Серазетдинов ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН
  • ГОСТИ

  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Григорий Трофимчук политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития
  • Павел Данилин директор Центра политического анализа
  • Евгений Федоров депутат ГД РФ
  • Валентин Гефтер правозащитник, директор "Института прав человека"
  • Сергей Григоров историк, сопредседатель партии "Демократический выбор"
  • Личность и государство 27 апреля `17 Полный выпуск
    Показать еще
    Скончался советник министра здравоохранения России Игорь Ланской Он занимал должность советника последние четыре года
    вчера
    Минобрнауки предложило сделать экзамен по русскому языку в устной форме Ольга Васильева исключила вариант отмены единого госэкзамена
    вчера
    Сергей Собянин раскритиковал идею переноса столицы из Москвы за Урал Он пошутил, что чиновников можно сослать на Урал намного дешевле
    вчера
    В Свердловской области растет число пострадавших от борщевика Ежедневно в больницы обращаются десятки жителей
    вчера
    В Рязанской области открылся международный фестиваль кузнечного дела Теперь поселок Истье похож на средневековую деревню
    вчера
    Крымская "Массандра" заявила о повреждении 80 га виноградников в результате схода селя Более точные цифры будут известны после детального обследования
    вчера
    Столицу России предложили перенести за Урал Это поможет справиться с "гиперцентрализованностью" страны
    вчера
    вчера
    В Ставрополе китайская делегация присоединилась к занятиям йогой с местными жителями Китайцы внимательно изучили опыт ставропольских мастеров
    вчера
    В Сургуте неизвестный ранил ножом восемь прохожих Нападавший был застрелен на месте преступления
    вчера
    В Крыму сошел селевой поток и унес десятки машин Происшествие произошло под Судаком
    вчера
    Глава Генштаба РФ вручил сирийскому генералу наградное оружие Он получил оружие за высадку в тыл террористов
    вчера
    В Европе произошли сразу два случая нападения с ножом на прохожих Нападения произошли в финском Турку и немецком городе Вупперталь
    2 дня назад
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments