Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Могут ли зарплаты угнаться за ценами?

Гости

Вячеслав Бобковгенеральный директор Всероссийского центра уровня жизни

Игорь Варьяшпрофессор Финансового университета, научный руководитель аналитического центра НИФИ

Руслан Галеевдиректор Департамента аудита международной аудиторско-консалтинговой сети "ФинЭкспертиза"

Булат Нигматулингенеральный директор Института проблем энергетики

Игорь Николаевдиректор Института стратегического анализа компании ФБК

Олег Шеинчлен комитета Государственной думы РФ по труду, социальной политике и делам ветеранов

Реальные доходы населения падают, а расходы растут. При этом уровень заработных плат сильно отстает от роста цен на продукты питания, товары и услуги. Законодатели предлагают повысить МРОТ до среднего уровня зарплат, ввести почасовую оплату труда.

Насколько обеднели граждане России? Почему работодатели не спешат индексировать зарплаты и должны ли они это делать? Почему экономисты уверены, что рост зарплат вредит экономике? При каких условиях возможен реальный рост благосостояния россиян?  

"Мы ненавидим инфляцию, но любим все, что ее вызывает". Уильям Саймон.

Николай Матвеев: Здравствуйте! Это дискуссионная площадка "ПРАВ!ДА?" на Общественном телевидении России. Меня зовут Николай Матвеев. И вот тема сегодня:

Реальные доходы россиян падают, а цены растут. Работодатели не спешат индексировать зарплаты. В большинстве регионов получка едва позволяет свести концы с концами. Законодатели предлагают повысить минимальный размер оплаты труда хотя бы до прожиточного минимума, а экономисты опасаются нового витка инфляции. При каких условиях возможен рост благосостояния граждан России?

Николай Матвеев: Премьер-министр Дмитрий Медведев недавно заявил, что за минувший месяц 70 тысяч человек не получили зарплату. Высшая школа экономики опросила россиян и пришла к следующему выводу: 21% по-прежнему считают себя бедными, а 41% россиян высказался за то, что даже денег на покупку одежды не хватает. Вот сегодня мы поговорим о зарплатах и о ценах, и могут ли первые угнаться за вторыми.

Вячеслав Николаевич, как вы считаете, вообще, может быть, этот разговор яйца выеденного не стоит – зарплаты всегда будут отставать от цен, и в России это нормальная практика? Или все-таки об этом надо говорить, и решение у проблемы есть?

Вячеслав Бобков: Зарплата – это первичный доход. А когда мы говорим об уровне жизни, то мы должны говорить о доходе в домохозяйстве, то бишь в семье, о среднедушевом доходе. А в зависимости от того, какой среднедушевой доход мы хотим получить, чтобы человек жил в определенном социальном слое, отсюда уже надо рассчитывать, какая должна быть зарплата или другой источник доходов.

Так вот, по нашим оценкам, сегодня в стране примерно 13% бедных, то бишь живут с доходами ниже прожиточного минимума, среднедушевыми доходами. Еще примерно 49% низкообеспеченных. Это примерно корреспондируется с цифрами, которые вы привели, что с одеждой возникают проблемы. Первые – с питанием. Вторые – с одеждой, с повседневными какими-то предметами обиходами.

Николай Матвеев: Простите, в абсолютных цифрах это 20 миллионов человек, у которых…

Вячеслав Бобков: Ну, где-то 19 миллионов бедных плюс еще…

Николай Матвеев: В месяц у них меньше 10 тысяч рублей?

Вячеслав Бобков: Да, примерно. Если по прожиточному минимуму среднедушевому прошлого года, 2015-го, то в среднем по России меньше 10 тысяч рублей. Так вот, в три раза примерно выше социально приемлемый потребительский бюджет. И мы к низкообеспеченным относим тех, кто живет с доходом выше этих 10 тысяч и ниже примерно 30 тысяч на душу населения – в среднем по России.

И третий слой – еще не средний слой, а слой ниже среднего. Их примерно еще 30%. Это слой, у которого доходы выше социально приемлемого потребительского бюджета, то бишь 30 тысяч (так проще будет пониматься), в среднем по России, но ниже бюджета среднего достатка.

Раз мы должны посчитать наш средний слой – значит, мы должны выбрать критерий, какой же критерий, социальный стандарт открывает дорогу в этот средний слой. Мы такой бюджет модельный составили, верифицировали в целом ряде проектов. И получилось у нас примерно 7 бюджетов прожиточного минимума. Начиная с этого семья, домохозяйство попадает в средний слой. От 70 тысяч рублей среднедушевых и выше начинается наш средний слой. А где он заканчивается? Есть такой бюджет…

Николай Матвеев: Простите, 70 тысяч на человека или на домохозяйство?

Вячеслав Бобков: На человека. Я говорю о душевом доходе в домохозяйстве. И где он заканчивается? Примерно 11 бюджетов прожиточного минимума – это бюджет высокого достатка. Это тоже модельная такая корзина, которая определенную модель жизни позволяет вести. Это примерно от 110 тысяч рублей на душу населения.

А дальше – сколько надо зарабатывать? Это надо посмотреть второй срез. А какую семью мы хотим иметь? Если мы ставим перед собой демографическую задачу иметь в семье не менее двух детей, мы должны сделать так, чтобы доходы, которые приносил работающий… Возьмем модель полной семьи – папа и мама. Ну, не равно, но в среднем они должны зарабатывать в два раза больше, чем, допустим, этот бюджет среднего достатка. Если он 70 тысяч – значит, у папы 140, у мамы 140. Делим на два иждивенца – и получаем среднедушевой доход в 70 тысяч. Теперь получается: 13% + 39% + еще 30% – слой ниже среднего; средний слой – примерно 5% при таких стандартах; высокообеспеченные – 2%.

Вот такая у нас получается социальная структура. А отсюда надо посчитать, какие доходы надо приносить. Я вам уже об этом сказал. Ну, это пример модели полной семьи с двумя детьми. Если модель семьи неполной, то мы там соответствующие корректировки вносим.

Николай Матвеев: Булат Искандерович, смотрите, при всех этих цифрах – 22% считают себя бедным, 41% говорят, что им не хватает на еду – 47,5% говорят о том, что в целом ситуация неплохая. О чем это говорит? Что действительно ситуация неплохая? Или о том, что они за 2,5 года этого падения уже привыкли к этой ситуации и началось смирение?

Булат Нигматулин: Вы понимаете, российский народ – он ведь терпелив, в отличие от европейских. Я здесь абсолютно согласен с коллегой. Конечно, народ живет у нас бедно, поэтому и экономика не растет, если нет потребления. В рыночной экономике главный двигатель – это спрос. И главный двигатель экономики – это народ, получающий достойную зарплату, о которой вы сказали. Будет такая зарплата, доходы – будет и экономика.

А откуда деньги? Передел доходов. Мы не говорим о том, что у нас 1% сверхбогатых имеет доходы почти 50% всех доходов страны.

Николай Матвеев: Простите, а в США разве не так же?

Булат Нигматулин: В США – 18,5%, в 2,5 раза меньше. И то у них рецессия. У нас – 50%. То есть если мы возьмем и из всех доходов, получаемых в стране, этот процент уберем, потому что он тратит не у нас, то получается, что мы делим всего 50% оставшихся. И поэтому первое понимание должно быть следующее. Никто не говорит о раскулачивании, сегодня это невозможно. Мы говорим о том, что все, что в стране зарабатывается в год, должно быть оптимальным образом распределено так, чтобы был максимальный экономический рост.

Николай Матвеев: Кстати, в отношении главы "Почты России" интернет гремит именно о раскулачивании.

Булат Нигматулин: Ну, "Почта России"… Ну, что мы говорим? Ну, 120 миллионов. Ну, 200 миллионов рублей…

Николай Матвеев: Макроэкономические показатели это не поменяет.

Булат Нигматулин: Еще один вопрос. Вот в какой стране больше всего долларовых миллиардеров на объем ВВП? У нас говорят, что долларовых миллиардеров больше всего в Соединенных Штатах, в Китае. Но эти же долларовые миллиардеры – это субъект макроэкономики страны. Если посчитать на 100 миллиардов долларов ВВП, то на первом месте Россия, а до Майдана была Украина.

Николай Матвеев: Что с этим делать? Давайте дальше подумаем. Олег Васильевич, ваша партия предложила с 1 января минимальный размер оплаты труда считать, не исходя из месяца и восьми часов в день, а исходя из одного часа, и минимум – 100 рублей. Что это за инициатива? И как, вы считаете, она изменит ситуацию?

Олег Шеин: Начнем, наверное, с того, что заработная плата в России сегодня находится на пороге даже не стран первого мира, а выборки стран третьего мира. Россия занимает 91-е место на планете, исходя из часовой (ну, поделенной на часовой объем работы) заработной платы. Если брать по индексу покупательной способности, то это 75-е место. Мы ниже, чем Лаос. Мы ниже, чем Турция. Мы находимся на одном уровне с таким близким семантически любому русскому уху государством, как Республика Гондурас. В переводе на индекс покупательной способности заработные платы у нас и в Гондурасе одинаковые.

Соответственно, пока не будет переломлена ситуация с заработной платой, не будет и развития экономики, не будет внутреннего спроса. Там, где есть элементы, сегменты сильных и крепких профсоюзов, есть высокая и достойная заработная плата: у авиадиспетчеров, у моряков, к примеру, у докеров. Но это очень узкие сегменты в российской экономике, причем где люди сами смогли защитить свои права, без всякой поддержки государственного аппарата, а где-то и вопреки ему.

Установление минимальной заработной платы на уровне, грубо, 16 500 рублей в месяц или 100 рублей в час – это всего-навсего переход заработной платы на уровень не ниже, чем реальный прожиточный в стране. Возможно это сделать? Я приведу просто один небольшой пример.

Вот это самое широко обсуждаемое в последние дни повышение минимального размера оплаты труда с 7 500 до 7 800 стоит бюджету Российской Федерации 0,01% от всех расходов бюджета, стоит экономике страны 0,022% валового внутреннего продукта Российской Федерации. То есть сегодня ни верхушка, правящий класс, ни государство как сопряженный элемент в принципе не рассматривают повышение заработной платы иначе как не более чем периферийное. Наша инициатива ставит целью повернуть задачу государства на повышение реальных доходов населения и повышение заработной платы.

Олег Шеин: В переводе на индекс покупательной способности заработные платы у нас и в Гондурасе одинаковые.

Николай Матвеев: Игорь Юрьевич, а как вы считаете? Я представил: я – работодатель. Мне выдвигают условия – теперь я плачу за каждый отработанный час минимум 100 рублей. Что мне мешает сокращать количество часов и при этом повышать требования к моему сотруднику? Раньше он выполнял работу за 16–20 часов, а теперь я ему ставлю условие: "Ты должен то же самое сделать за 4 часа". И те же самые 100 рублей ему выплачу. И по итогу только проиграет работник. Как вы считаете?

Игорь Варьяш: Я думаю, что в громадном большинстве случаев, а особенно в материальном производстве, это вообще невозможно, потому что есть определенная технология, которая требует определенного времени. Но в формирующемся сейчас ядре современного производства, в интеллектуальном производстве эта проблема еще труднее, потому что время, которое затрачивается на создание интеллектуального продукта, почти не предполагает такой очень жесткой регламентации. И я не знаю, здесь вряд ли можно что-то такое кардиальное внести.

А потом, вы знаете, для того чтобы сократить рабочее время и получить более качественный продукт, нужно же повысить производительность труда. То есть ты должен вкладываться в то, чтобы производительность труда росла. Потому что если ты не вкладываешься, ты ничего не получишь. Вот это, кстати говоря, огромная ошибка, мне кажется, наших экономических властей. Они почему-то (я не знаю почему) воображают, что если ты меньше вкладываешь, то ты больше получаешь. Это удивительно, это смехотворно, но это есть все-таки. И нужно помнить, что вся экономика зиждется на том, что если ты хочешь получить больше, то ты и вкладывать должен больше.

Николай Матвеев: Игорь Алексеевич, вот нам про производительность труда говорят, что в России она низкая. Но вам не кажется, что мы и получаем соответственно – немного? Эти вещи взаимосвязаны? Что первично – производительность труда, которая должна оплачиваться, или все-таки высокая зарплата, за которой следует производительность труда?

Игорь Николаев: Как говорят, палка о двух концах. Безусловно, эти вещи взаимосвязанные. Но если мы хотим вот так просто взять и повысить зарплаты и все… Ну, какие-то возможности, может быть, и есть, но чудес не бывает. Если экономика не генерирует доходы, которые были бы достаточные для соответствующего уровня зарплат, то такая экономика быстро обанкротится.

Знаете, много исследований было, хотя вроде бы прописная истина: нужна сильная экономика, нужен экономический рост – и тогда будет решаться проблема с бедностью и с зарплатами. Теснейшим образом взаимосвязано. А если экономика стагнирует, если экономического роста нет, то, безусловно, обеспечить достойные зарплаты очень трудно.

Это не значит, что сейчас нет резервов, но это значит, что лучшее лекарство для того, чтобы и зарплаты были достойные, и пенсии, – чтобы экономика росла. Вот такая фундаментальная основа. Будет такая основа, будет растущая экономика – тогда уже будут совершенно другие возможности.

Николай Матвеев: Как вы прокомментируете мнение, что Центробанк специально не повышает зарплату, вообще Правительство не повышает зарплату, потому что боится огромного количества денег, которые, наоборот, разгоняют инфляцию? Помогите мне понять этот механизм. Действительно ли это так? И к этим 7 500 минимального размера оплаты труда они добавляют эти 300 рублей по инфляции только потому, что они боятся, что они разгонят инфляцию, как вы считаете?

Руслан Галеев: Я бы прокомментировал следующим образом. Повышение в рамках процентной составляющей инфляции, на мой взгляд, не разгонит инфляцию как таковую. Если речь идет о разумном, таком закономерном повышении для того, чтобы поддержать соответствующий рост, то та политика, которая проводится Центробанком (она в целом позитивна, и это оценили, Всемирный банк тоже это оценил очень сильно), она действенна и способствует, скажем так, удерживанию того процента инфляции, который заявлен в прогнозах и в политике Центробанка.

Если, например, посмотреть динамику, то что мы видим? Прошлый, 2015 год, ровно такой же период – процент инфляции был практически 15%. В этом году – 7,5%. То есть Центробанк и его политика работают. Заявленное прогнозное ожидание в диапазоне 4% – на мой взгляд, это ожидание, возможно, немножко очень оптимистично, но так или иначе оно достижимо.

Николай Матвеев: У меня есть ощущение, что вы не согласны.

Булат Нигматулин: Я хотел бы сказать так. Вот я российский гражданин без экономического образования, и меня вообще не волнует слово "инфляция"! Я узнал, что с 2013 года по 2015-й и 2016-й просто доходы моей семьи упали. При чем тут инфляция? И вообще обсуждение таких вещей должно быть – и на уровне президента, и премьера – о доходах. Упали доходы. А инфляция – это производная.

Николай Матвеев: Давайте расшифруем. Инфляция – это рост цен. Приходишь в магазин, а там любимые мандарины…

Булат Нигматулин: Если зарплата будет превышать темпы роста инфляции, у меня будет доход расти.

Теперь еще один вопрос, который я хотел сказать уважаемому Игорю Николаеву. Количество долларовых миллиардеров на наш объем ВВП в два раза больше чем в Соединенных Штатах. Наша экономика этих долларовых миллиардеров не может выдержать. Их в два раза больше! И это никакого отношения не имеет к производительности труда. Вторая вещь – вот шахта "Распадская" была…

Игорь Николаев: Я просто не понял, вы чему здесь возражаете?

Булат Нигматулин: Я хочу сказать… Шахта "Распадская", вот когда был пожар. Объем дивидендов собственника был в два раза больше, чем объем фонда оплаты труда. Это значит, что сверхдоходы с этих производственных мощностей собираются и уводятся за границу. Это значит, что самая главная сейчас проблема – это передел доходов, которые сегодня… Не производительность труда! Вот чтобы заработала страна… Так неоптимально распределяются доходы, что экономического роста нет, потому что в основном у населения нет денег.

Николай Матвеев: Вы подняли очень важную тему, мы к ней обязательно вернемся. Давайте сейчас конкретно остановимся на минимальном размере оплаты труда и прожиточном минимуме. Я не очень понимаю, как можно платить человеку меньше того, что ему нужно для элементарного существования на этой земле. Вот объясните мне.

Олег Шеин: Вопрос скорее не ко мне, а к нашим оппонентам, которые как раз считают возможным принимать такие решения. Отчасти это компенсируется за счет старого советского наследства, потому что мы пользуемся зданиями, которые были построены в тот период, социальной инфраструктурой; отчасти – за счет личного подсобного хозяйства; отчасти – за счет бесконечных кредитов.

Вы видите магазины, которые дают уже людям в долг продовольственные товары. Но все это рано или поздно исчерпает свой запас прочности. И страна действительно находится в положении, которое в свое время правильно описал Юрий Андропов, который сказал: "Мы не знаем общества, в котором мы живем". И когда те, кто сегодня принимают решения в стране, смотрят на бодрые репортажи в новостных выпусках, где все хорошо, они, мягко скажем, не очень представляют подлинные настроения среди огромных масс людей, которые очень недовольны происходящим.

Николай Матвеев: Простите, минимальный размер оплаты труда – 7 500. Я усредняю. Прожиточный минимум – 10 000, 10 500. Ну хорошо, подняли, догнали до 10 500. Принципиально жизнь человека, который получает 7 500 и начал получать 10 000, изменится?

Олег Шеин: Мы должны переломить тенденцию. Сегодня тенденция заключается в следующем: минимальный размер оплаты труда год от года все больше и больше отстает от прожиточного минимума. Если мы не берем отдельные годы, то тенденция заключается именно в этом.

Кроме того, прожиточный минимум как считается? Раньше считали непродовольственные товары (одежду, ЖКХ), а теперь при расчете прожиточного минимума это не считают. Считают, что человеку необходимо в месяц купить продуктов на 5 тысяч рублей, а на коммуналку, на одежду и на все остальное ему тоже нужно 5 тысяч. Поэтому мы должны переломить тенденцию, а для этого необходимо действительно, чтобы 1% людей, которые владеют более чем 50% национального дохода и богатства, поделились с остальными. Так было в XX веке на всей планете. Именно так преодолевается бедность – через преодоление неравенства, когда богатая верхушка вынуждена делиться с остальными.

Игорь Николаев: Я хочу сказать, что я бы поспорил с тем, что у нас тенденция – все больше отстает. У нас как раз минимальный прожиточный минимум приближается… вернее, минимальная заработная плата приближается к прожиточному минимуму.

Николай Матвеев: Давайте графику посмотрим, мы сделали графику. Я думаю, она будет подтверждать ваши слова. Пожалуйста.

Олег Шеин: На следующий год – нет.

Игорь Николаев: Мы говорим о тенденции. Вот тенденция такая, что сближаются.

Николай Матвеев: Вот смотрите. Прожиточный минимум, минимальный размер оплаты труда и средняя зарплата в России с 2005-го по 2015 год.

Игорь Николаев: Ну вот, смотрите.

Николай Матвеев: Смотрите, 2005-й, прожиточный минимум – 3 000. 2010-й – 5 900. 2015-й – 9 450. Да, на душу населения. Минимальный размер оплаты труда – 800, 4 300 и 5 900. Средняя зарплата – 8 500, 20 900 и 34 000.

Булат Нигматулин: Смотрите, 3 500 разница, а здесь было 1 500.

Олег Шеин: Если позволите, маленькая реплика, очень короткая.

Булат Нигматулин: В 2010-м и 2015 году.

Николай Матвеев: Сейчас, секундочку. Закончите мысль. Я дам слово обязательно.

Игорь Николаев: МРОТ – соответственно, 7 500 вот здесь надо уже, в 2016 году. А прожиточный минимум – чуть меньше 10 000, 2016 год. То есть еще колонка "2016 год", и здесь будет опять же чуть меньше 10 000, а точнее – 9 956 по итогам II квартала. А МРОТ – 7 500.

Николай Матвеев: Вячеслав Николаевич говорит "неправда".

Булат Нигматулин: Ну, это все неправда. Это фактически…

Николай Матвеев: Коротко закончите мысль.

Игорь Николаев: Это фактические данные. Самое главное, принципиальное, даже не по цифрам. Не стоит переоценивать… Это не значит, что этого не делать, что МРОТ не надо увеличивать. Зачастую платят минималку. Сколько там? 5 000 или 7 500. А потом доплачивают сверху.

Николай Матвеев: В конверте уже.

Игорь Николаев: То есть если вы повысите, законодатели, и не 7 500 будет, а 7 800… Ну, меня вынудили, я не могу меньше платить. Точно так же я буду платить уже не 7 500, а 7 800, а доплачивать чуть меньше. Дело в том, что работник, поскольку реально он фактически получает…

Николай Матвеев: Не выиграет.

Игорь Николаев: Мало что выиграет. Вот в чем проблема-то.

Олег Шеин: Две вещи…

Николай Матвеев: Сейчас, секундочку. Я обещал. Да, Вячеслав Николаевич, пожалуйста.

Вячеслав Бобков: Я хочу ответить Игорю Алексеевичу. Вы, наверное, сравниваете МРОТ со среднедушевым прожиточным минимумом, а надо МРОТ сравнивать с прожиточным минимумом трудоспособного населения.

Игорь Николаев: Нет, трудоспособного населения в целом.

Николай Матвеев: Трудоспособного – 10,5.

Игорь Николаев: Именно вот эта цифра – это в среднем.

Вячеслав Бобков: За последние годы, за последние несколько лет примерно две трети… Это такая стабилизация, стабильная ситуация. Две трети от прожиточного минимума трудоспособного населения составляет минимальный размер оплаты труда. Но это очень низкое соотношение.

Я бы хотел вот еще какую проблему затронуть. Конечно, проблема неравенства – это, может быть, самая острая проблема вообще во всем мире, а в нашей стране она суперострая, потому что у нас очень высокое неравенство, оно избыточное. И конечно, проблема перераспределения стоит. Но это ведь, вы понимаете, политическая проблема. Это не экономическая проблема, а это политическая проблема.

Я поэтому хотел обратить внимание на второй путь, который, мне кажется, надо параллельно этому… Если наше руководство готово к такому политическому решению (в чем я сомневаюсь), к такому мощному перераспределению доходов… Хотя можно его делать постепенно, через всякие шкалы налогообложения и прочее…

Николай Матвеев: А как? Вот я богатый человек. Как? У меня заберут, если я не хочу отдавать?

Вячеслав Бобков: Я хочу другой путь…

Николай Матвеев: Прогрессивная шкала подоходного налога решит эту проблему?

Вячеслав Бобков: Решит, решит. Я хочу сказать о том, что есть второй путь – все-таки надо управляемую экономику делать. Управляемое должно быть повышение доходов. Вот мы говорим "инфляция", "если мы дадим деньги, уйдут в инфляцию". Конечно, уйдут в инфляцию, если мы одновременно не будем наращивать производство тех товаров и услуг, которые являются необходимыми населению для потребления. Весь вопрос в том, чтобы предвидеть… То есть должна быть политика доходов.

Мы должны экономику развивать в тех секторах, которые являются предметом спроса населения, и тем самым переводить людей управляемым образом из одного слоя в другой. То есть мы знаем модель среднего класса, знаем модель, к которой надо стремиться. Вот давайте и развивать те сектора экономики. Вопрос: так ли развивается хозяйство или оно у нас стихийно развивается? Предполагаю, что оно развивается в значительной мере стихийно.

Игорь Варьяш: Я хотел бы дополнить вашу таблицу. Дело в том, что, готовясь к нашей встрече, я тут посчитал, как изменение МРОТ соответствует изменению инфляции.

Николай Матвеев: Я попрошу коллег еще раз ее вывести, коль мы уж о ней говорим.

Игорь Варьяш: Это не очень важно. Дело в том, что никакой зависимости, во всяком случае статистической, между повышением МРОТ и инфляцией нет – ни в ту, ни в другую сторону.

Николай Матвеев: А должна быть эта зависимость?

Булат Нигматулин: Не должна.

Игорь Варьяш: А и не должна быть. Потому что ведь коллега…

Николай Матвеев: Подождите, стоп! Помогите мне понять. Вот у меня мама получает МРОТ – 7 500 рублей. Вот она получила эти 7 500, пришла в магазин и купила определенный набор товаров. Пошла в парикмахерскую, пошла туда – получила определенный набор услуг.

Вячеслав Бобков: Нет возможности пойти в парикмахерскую.

Николай Матвеев: Да, я согласен. За прошлый год – 15% средняя инфляция. Прошла эта инфляция, она опять получила 7 500 и пошла опять в этот магазин и в эту парикмахерскую. Парикмахерскую уже приходится вычеркивать, потому что товары в магазине подорожали. Я не понимаю. Объясните мне, почему они не связаны?

Игорь Варьяш: Они не связаны, потому что МРОТ (вот кто-то из коллег правильно сказал) имеет очень маленькое значение повышения для цен. Понимаете?

Булат Нигматулин: То есть предложений так много, что увеличение спроса не играет на стоимости…

Игорь Варьяш: Нет-нет-нет, я не об этом. Я хотел сказать, что если мы столбик нарисуем заработной платы, в нем этот МРОТ в макроэкономическом смысле такой маленький, что он не провоцирует инфляцию, поэтому все разговоры…

Николай Матвеев: Подождите, 14% от населения страны живут как раз исходя из МРОТ.

Игорь Варьяш: Дело не в этом.

Булат Нигматулин: Доля очень маленькая, мизерная доля.

Вячеслав Бобков: Ниже прожиточного минимума.

Николай Матвеев: Даже ниже, видите.

Игорь Варьяш: Я говорю о другом. Если вы строите экономическую политику и все время рассказываете о том, что этот несчастный МРОТ влияет на инфляцию, то это неправда.

Булат Нигматулин: Это неправильно, это неверно.

Игорь Варьяш: Это неправда, это обман. И нужно понимать это.

Николай Матвеев: Если мы повысим, на инфляцию это никак не повлияет?

Игорь Варьяш: Не повлияет.

Булат Нигматулин: Можно я?

Николай Матвеев: Да, пожалуйста.

Булат Нигматулин: Разные институты – кстати, Институт социологии РАН, это был тогда покойный директор, – рассчитали, что если…

Вячеслав Бобков: Горшков сейчас директор.

Булат Нигматулин: До этого, до него. Если оптимальным образом сделать распределение доходов – значит, увеличивается рост ВВП на 3–4%.

Игорь Варьяш: Ну, это как Глазьев…

Булат Нигматулин: То есть это однозначная вещь. Если экономика деградирует, да еще люди зарплат не имеют, то экономика не растет. Объективная реальность. Поэтому распределение доходов – это даже не социальная справедливость и даже не политическое решение, а это макроэкономическая составляющая экономического роста в стране. Почему экономический рост есть в этих странах, в новых странах Евросоюза? Почему у них уровень жизни стал лучше? Почему ожидаемая продолжительность жизни больше на 7–8 лет, чем у нас? А жили одинаково. Потому что там…

Николай Матвеев: Недавно Румыния похвалилась, что у них зарплаты выше, чем наши.

Булат Нигматулин: Нет, я говорю о новых странах Евросоюза. Вот шесть стран Евросоюза, в которых уровень ВВП на душу населения одинаковый с Российской Федерацией, румыны пониже. Потому что там распределение доходов не так. Потому что у них нет на первом месте количества долларовых миллиардеров и сверхбогатых на объем этого ВВП.

Николай Матвеев: Простите. Главная мысль – деньги есть, но мы их просто неправильно канализируем, да?

Булат Нигматулин: Деньги есть, неправильно распределяются. Смотрите, наши деньги, наши инвестиции уходят куда? Абрамович покупает целые кварталы в Нью-Йорке, другие покупают роскошь в Лондоне. Эти деньги – наши инвестиции. Еще одна цифра, которую вы должны знать….

Николай Матвеев: Итальянский миллионер танцует, и все у него хорошо.

Булат Нигматулин: Нет, извините, итальянский миллиардер в долях ВВП находится… примерно 2,5 на 100 миллиардов долларов, а у нас 5,8. То есть там распределение доходов так сделано, что тот итальянский миллиардер может танцевать, но их в два раза меньше на тот объем ВВП, который у нас есть в России.

Еще одна вещь. На 1% роста инвестиций в основной капитал – 0,6% роста ВВП. Это макроэкономическая пропорция нашей страны. Если у нас… А инвестиции в основной капитал – это те доходы, которые берутся в экономике и увозятся за границу. Если у нас инвестиции в основной капитал в 2015 году те же самые, которые были в 1990-м (а у нас на 35% меньше, чем в 1990 году), то у нас был в полтора раза больше ВВП. То есть все, что выводится за границу без всякого ограничения – это уводится развитие нашей страны. Это надо четко понимать!

Вторая вещь. Мне говорят мои коллеги, богатые говорят: "Ну ладно, соберете у нас, прогрессивная шкала налогов. А вы будете опять делать футбольные поля, на всякую ерунду, на всякие макроэкономические фантастические проекты".

Николай Матвеев: Коротко, пожалуйста.

Булат Нигматулин: Куда? Куда деньги? Что сегодня не хватает нашему народу? Жилье! Инвестиции в жилье, то есть при этом ипотека 5% должна быть. Ровно столько, сколько дали нашим олигархам за те деньги, на которые они построили олимпийские… У них 5% инвестиционный кредит и на 20 лет. Вот дайте это народу! И тогда будет…

Николай Матвеев: Давайте вернемся к инфляции. Вот 6%, которые…

Булат Нигматулин: Это, кстати, и снимает деньги, которые возникают у народа.

Николай Матвеев: Мысль про олигархов услышана.

Булат Нигматулин: Не только про олигархов. Это деньги, которые у народа появляются – и тут же предлагается товар, который аккумулирует эти деньги.

Николай Матвеев: Ясно. Все-таки инфляция 6%. Центробанк декларирует, что по итогу года – от 6 до 7,9%. Все-таки я прихожу в магазин, и у меня ощущение, что там никаких не 6%. Мои любимые мандарины в два раза подорожали. Я ту же самую корзину набираю – хлеб, колбаса, сыр – ну, как минимум в полтора раза все это дороже стало. Откуда эти 6% взялись? Объясните мне, пожалуйста.

Руслан Галеев: Здесь усредняется просто в целом по всем видам продуктов и услуг. Есть некая средняя величина, и она выходит в эти 7%. А вообще, в целом если сравнивать…

Николай Матвеев: Росстату верим, не подвергаем сомнению эти цифры?

Руслан Галеев: Ошибка статистики вполне возможна. Но здесь речь идет о том, что если смотреть отдельные отрасли, отдельные продукты, то есть такая корреляция, что разные продукты стоят, собственно говоря… Инфляция на них происходит по-разному. Но в целом для модели бюджета, которая, собственно говоря, закладывается…

Николай Матвеев: А что подешевело? Вот Центробанк говорит… Даже там, по-моему, прожиточный минимум чуть-чуть снизился за последнее время с формулировкой: потому что какие-то товары подешевели. Какие? Я не заметил ни по одной позиции удешевления.

Булат Нигматулин: Поэтому и 7%.

Николай Матвеев: Какие? Вот вы заметили? Вы ходите же в магазин? Что подешевело?

Руслан Галеев: В целом я вижу, что некоторые продукты питания могли подешеветь за счет сезонности.

Николай Матвеев: Сезонные? Яблоки?

Руслан Галеев: То есть это сезонность, скажем так.

Игорь Варьяш: А можно я добавлю?

Николай Матвеев: В сети, которая заканчивается на "…кси", есть прямо графа "сезонные яблоки". Вот они лежат, тухнут, чернеют и стоят в три раза дешевле. Это они инфляцией правят?

Игорь Варьяш: А можно я отвечу на этот вопрос? Мы со своими студентами в финансовом университете… У нас такая есть дисциплина "Мониторинг инфляции". И мы наблюдаем цены параллельно Росстату. И у нас получается, что какие-то товары действительно, особенно во время сентябрьской кампании избирательной, немножечко подешевели. Ничего не подорожало, кроме предметов роскоши. Сейчас отвечу…

Николай Матвеев: Простите, деликатный вопрос в канун Нового года: а как же алкогольные напитки, которые подорожали, мне кажется, на порядок? Я говорю о хороших.

Игорь Варьяш: Это октябрь месяц.

Николай Матвеев: Это от месяца зависит?

Игорь Варьяш: Октябрь месяц. А прошли выборы.

Николай Матвеев: Все ясно.

Игорь Варьяш: Выборы прошли. Но есть и более интересная вещь. Дело в том, что когда Росстат наблюдет цены, они наблюдают не цены, а они наблюдают ценники, и они не учитывают бонусы, распродажи и так далее, и так далее.

Николай Матвеев: Кстати, ритейл констатирует, что люди реже стали пользоваться этими бонусами, распродажами, они их не завлекают уже.

Игорь Варьяш: Люди специально следят за тем, где и в каком магазине сетевом сегодня какой-то продукт дешевле продают. Есть же интернет.

Николай Матвеев: Да, пожалуйста. Сейчас, секундочку. Я обещал вам слово.

Вячеслав Бобков: По поводу инфляции. Есть же индекс потребительских цен, по которому измеряется официальная инфляция.

Николай Матвеев: Объясните, что это и как это работает, прямо простым языком.

Вячеслав Бобков: Берется широкий и большой набор, несколько сотен товаров и услуг, их отслеживают и по ним считают такой индекс. Вот он по прошлому году был где-то 12,9%, по-моему.

Николай Матвеев: У нас есть графика на эту тему. Давайте посмотрим на нее параллельно.

Вячеслав Бобков: Но есть еще другая цифра. Как подорожали товары и услуги, которые входят в эту самую потребительскую корзину прожиточного минимума? Прожиточный минимум вырос на 18%. Это значит, что прожиточный минимум… А я говорю, что еще второй слой, который рядом с прожиточным минимумом.

Николай Матвеев: 18% за сколько? За 10 лет он вырос, да?

Вячеслав Бобков: Нет, за год.

Николай Матвеев: А, за год. А инфляция за 10 лет 150% составила?

Вячеслав Бобков: Нет, подождите. Индекс потребительский цен –2015-й к 2014-му – вырос на 12,9% в среднем. А для бедных людей и для прилегающих к ним цены выросли на 18%. То есть прожиточный минимум, товары наиболее распространенные…

Николай Матвеев: На основе этого индекса высчитывалась инфляция.

Вячеслав Бобков: Да. Но мы вам говорим о другой инфляции – об инфляции, которая касается основной массы населения. У нас 13% бедных – вот они и живут в условиях…

Булат Нигматулин: У них выросла корзина потребительская на 18%.

Вячеслав Бобков: На 18% выросла инфляция для них. Для второго слоя, который рядом с ними находится…

Николай Матвеев: То есть госпожа Набиуллина говорит о 6%, и люди думают, что на 6%, а по факту у них же на 18%?

Булат Нигматулин: У тех, которые бедные или около бедных…

Николай Матвеев: Бедные, вот эти 14%.

Вячеслав Бобков: Люди испытывают разную инфляцию.

Николай Матвеев: Пожалуйста.

Олег Шеин: Я бы, наверное, вот что хотел сказать. Первое. Когда мы говорим про инфляцию, надо понимать, что нагрузка ложится, конечно, на бедных людей. Но при этом под предлогом того, что "не надо разгонять инфляцию", правительство именно и не индексирует ни пенсии, как в этом году произошло, ни адекватным образом заработные платы. То есть их уровень жизни падает все ниже и ниже. Но при этом правительство заявляет, что его главная цель – это низкая инфляция. На самом деле цель ставит неверную.

Не было никакой инфляции весь XIX век и весь XVIII, это была эпоха безинфляционная, цены в принципе не росли. Правда, при этом все богатства принадлежали 10% населения, а остальные 90% не имели ничего, даже в условиях развивающихся…

Николай Матвеев: Простите, по-моему, экономика немножечко другую модель собой представляла.

Олег Шеин: Нет, я вас уверяю. Весь инфляционный процесс пошел после Первой мировой войны, но он при этом сопровождался в 20–30-е годы падением…

Николай Матвеев: Поправьте меня. По-моему, деньги были привязаны к золоту, потом от золота их отвязали – и как-то это все понеслось.

Олег Шеин: Это уже история XX века. Я немножко о другом сейчас. XX век – это был век, когда, невзирая на инфляционные процессы, произошло перераспределение от богатой верхушки до основной части общества. Так и возник средний класс, те самые 40% среднего класса в странах первого мира. Так возникло общество, где люди могут себе позволить на пенсии ездить по миру, где у людей есть доступные возможности получения образования, в том числе бесплатного высшего, где есть жилищное строительство. Ну да, при этом есть некие инфляционные процессы, и они буквально до недавнего времени были достаточно динамичными в Европе, в Америке, в Канаде и так далее.

Сегодня, когда правительство в России ставит единственным индикатором, единственной целью низкую инфляцию, оно всю страну под этим предлогом загоняет, по сути дела, в нищету. И происходит процесс, когда 10% принадлежит 90% национального богатства, а остальные не имеют никаких перспектив в принципе. И просто общество доживает остатки советского наследия. Вот в чем катастрофа-то. Поэтому сегодня очень важно переломить тенденцию, в том числе через повышение минимальной заработной платы.

Николай Матвеев: Да. Только коротко, пожалуйста.

Булат Нигматулин: Меня удивляет, что наши экономические гуру и экономические лидеры обсуждают инфляцию, и вообще руководство страны. При чем тут инфляция?

Николай Матвеев: Подождите, 1992 год – 2500% была инфляция.

Булат Нигматулин: 1992 год – это отдельно.

Игорь Николаев: 200%.

Николай Матвеев: 200%, да?

Игорь Николаев: Но тоже многовато.

Николай Матвеев: Тоже многовато.

Булат Нигматулин: Мы живем в 2016 году…

Николай Матвеев: Подождите, о чем речь? Давайте разгонять инфляцию?

Булат Нигматулин: Продуктов потребительских так много, предложений так много, что вы повысите зарплату бедных или ниже средних – и инфляцию не разгоните. Для среднего класса предложите доступное жилье, которого не хватает. 450 миллионов квадратных метров не построили за эти 20 лет между 1990-м и 2010 годом. Это! То есть мы, одновременно давая повышение оплаты труда и доходов населения, предлагаем одновременно продукт, который аккумулирует эти деньги. И это называется "развитие экономики".

Я повторяю: на 1% инвестиций в основной капитал (а это то же жилье) 0,6% проста ВВП. Это константа нашей экономики. Если экономикой не заниматься, как сейчас, или говорить и в голову вбивать людям, что "инфляция – это самое главное"… Это абсолютнейшая чушь, экономическая глупость! Надо говорить о доходах населения и развитии экономики. Вот если сегодня экономика не растет, ноль или даже минус, то это значит, что экономические лидеры должны бы уйти в отставку, потому что они говорили, что будет экономический рост, а его нет. Значит – они несостоятельные. И поэтому они отвечают за это.

Николай Матвеев: Спасибо. Мне показалось, что какие-то нотки несогласия проскользнули в вашей мимике.

Игорь Николаев: Несогласие, конечно. Просто ведь людей когда спрашивают: "Какие проблемы вас волнуют прежде всего?" – и последние годы, и сейчас социологические опросы показывают, что рост цен волнует. И когда говорят, что людей это не волнует, то это не так.

Булат Нигматулин: Доходы растут?

Игорь Николаев: Это не так! Люди отвечают, что рост цен.

Булат Нигматулин: Если доходы растут, то тогда будет хорошо.

Игорь Николаев: Рост цен их волнует. Они ставят на первое место…

Булат Нигматулин: Рост цен, потому что у них доходы…

Игорь Николаев: Именно это. Это отвечают люди. Это показывают социологические опросы.

Булат Нигматулин: В условии стагнации доходов! Вот в чем дело.

Игорь Николаев: Послушайте…

Булат Нигматулин: У них на самом деле…

Николай Матвеев: Друзья! Игорь Алексеевич терпеливо ждал своего слова, и я обязан просто соблюсти здесь баланс.

Игорь Николаев: Я просто говорю то, что показывают результаты социологических опросов. Нравится, не нравится – люди так отвечают. На первом месте – проблема растущих цен. Даже не маленькая зарплата, а растущие цены. Люди понимают прекрасно, что те доходы, пускай даже небольшие, они могут быть более или мене достаточными, но когда высокая инфляция, естественно, они обесцениваются. За эти тяжелейшие годы рынка уж что-что, а это люди стали понимать, что такое инфляция и как она влияет на их доходы.

Вячеслав Бобков: Я хочу, коллеги, затронуть другой аспект, чтобы не в одном и том же русле дискутировать. Бедность, если говорить о ней… Мы говорим о бедности по доходам только сейчас пока. На самом деле у нас еще есть огромная жилищная бедность.

Булат Нигматулин: Об этом я и говорил.

Вячеслав Бобков: Если эти две бедности соединить, то вообще картинка в стране получается совсем другая. Три слоя есть: кто имеет доходы ниже прожиточного минимума и жилье ниже минимальной социальной нормы жилья… Возьмем, допустим… Вот мы ее определили в результате своих исследований. Допустим, советскую взяли норму – 7 квадратных метров, когда право на получение. Самую нижнюю взяли вообще.

Игорь Варьяш: Почему же вы тогда не взяли 1,5 на 2 метра?

Вячеслав Бобков: Подождите.

Булат Нигматулин: Давали квартиру.

Вячеслав Бобков: Потому что в свое время давали квартиру и обосновывали. Ну, это спорить надо о стандартах.

Игорь Варьяш: 25 лет прошло.

Вячеслав Бобков: Дальше. Нет и доходов и такого жилья нет. Второй слой – есть доходы выше прожиточного минимума, а жилья опять нет. Третий – доходы выше прожиточного минимума… И вот таких три слоя: либо оба неблагополучных параметра, либо неблагополучный. И в совокупности составляют 30% населения в стране.

Николай Матвеев: Я у вас слово отнял.

Олег Шеин: Смотрите, кроме жилья, есть тема образования. Ведь получается, что люди, у которых доходы крайне низкие, в условиях, по сути, платного сегодня высшего образования своим детям дать его не могут. То есть мы формируем общество без социальных лифтов, общество, в котором интеллектуальный потенциал десятков миллионов людей не сможет быть реализован, потому что они априори отсекаются от возможности получить нормальное образование.

А что касается экономики. Ведь на самом деле есть два источника пополнения бюджета, экономического развития. Это либо работа на импорт… Но цена на газ и нефть упала, а остальное наше не так дорого продается. Ни оружие, ни сельхозтовары не могут адекватным образом пополнить российскую казну. Либо это развитие внутреннего потребления. А внутреннее потребление невозможно развивать без перераспределения национального дохода, без изменения сегодняшнего вопиющего неравенства и без повышения доходов нижних децилей, нижних частей населения.

Николай Матвеев: Поправьте меня. По-моему, как раз таки "Справедливая Россия" предлагала в качестве распределения этого национального дохода прогрессивный налог, да?

Олег Шеин: Прогрессивный, да. Я вам больше того скажу. После войны ставка прогрессивного налога в таких консервативных странах, как США и Великобритания, была 95 и 98% – чисто конфискационные ставки. Сегодня – около 60%. Вопрос не только в том, чтобы пополнить бюджет. Вопрос в том, чтобы не возникла новая аристократия, когда люди, получающие сверхдоходы, потом укореняются вот этими корнями через уже своих детей, правнуков и так далее – и формируется несменяемое общество с отсутствием всяких лифтов, с отсутствием социальных перемен. В неравенстве не может быть демократии, а без демократии не может быть развития.

Николай Матвеев: Игорь Юрьевич, все-таки прогрессивная шкала подоходного налога – может быть, и выход из ситуации? У нас есть богатые люди, запредельно богатые, а есть запредельно бедные. Чуть-чуть возьмем у богатых, отдадим бедным – как-то уравновесим.

Игорь Варьяш: Нет, чуть-чуть не надо брать, надо брать много.

Николай Матвеев: А как? Почему тогда не введут, если тема логична?

Игорь Варьяш: Безусловно…

Олег Шеин: Во всем мире так.

Игорь Варьяш: Сейчас, одну минуточку. Безусловно, прогрессивная шкала налогообложения будет введена после 2018 года. И это правильно. Я как человек, который относится к среднему классу, по вашим выкладкам, готов…

Николай Матвеев: Чуть-чуть расстаться?

Игорь Варьяш: Не чуть-чуть, а готов к прогрессивной шкале, сколько бы государство ни назначило.

Николай Матвеев: Вы как считаете, это решение проблемы?

Игорь Николаев: Это, в общем, правильный путь. Я не скажу, что вот это решит проблему. Я уже сказал, что главное – экономика работающая. Конечно, с распределением доходов сейчас большая проблема. Это одно из того, что надо делать, не более того. Вот вы сказали, что после 2018 года. А я не уверен.

Игорь Варьяш: А я уверен.

Игорь Николаев: Посмотрим. Жизнь скоро рассудит. Это же очень электорально привлекательно для властей. Большинство давно поддерживало и поддерживает введение прогрессивной шкалы. Вы представьте, партия власти заявляет: "А мы наконец вняли…" И уже до 2018 года. И выборы пройдут замечательно. Поэтому это очень электорально привлекательная мера.

Николай Матвеев: Скажите, а где гарантия, что эти деньги, которые получат от прогрессивного налога, пойдут как раз тем, кто нуждается? Вот где гарантия?

Игорь Николаев: А это очень важная проблема. И никакой гарантии нет.

Игорь Варьяш: Ее здесь нет на самом деле.

Игорь Николаев: Хорошо, подоходный налог уйдет в местные бюджеты. А где гарантия, что его распределят? Что те же местные бюджетники…

Николай Матвеев: Кстати говоря, на 2018 год уже программа спродюсирована. Придется встречаться и решать, как решилась ситуация. Да, пожалуйста.

Вячеслав Бобков: Если уж вы так оптимистично смотрите на то, что власти могут до президентских выборов пойти…

Игорь Николаев: Я допускаю это вполне.

Вячеслав Бобков: Тогда я подброшу им идею и всем нам.

Николай Матвеев: Озвучьте.

Вячеслав Бобков: Надо переходить от прогрессивного подоходного налога, который взимается по месту занятости, к прогрессивному подоходному налогу с домохозяйств. И вот там как раз очень разумно применить эту систему нормативных социальных стандартов, которые предлагает Всероссийский центр…

Николай Матвеев: Правильно ли я понимаю, что каждый сам пойдет в налоговую, заполнит декларацию?

Вячеслав Бобков: Нет, кто живет до прожиточного минимума – не брать.

Николай Матвеев: А как с домохозяйств брать деньги, простите? Вот на работе – понятно, работодатель уже автоматически сам там что-то отчисляет.

Вячеслав Бобков: Нет, это другой механизм. Я сейчас не о механизме говорю, а о сути. До прожиточного минимума если семья живет – не брать подоходный налог.

Булат Нигматулин: Это соседи должны стучать.

Вячеслав Бобков: И дальше от прожиточного до социально приемлемого – минимальный. И пошел-пошел по повышению. Тогда не будет перекрестного: вначале мало платим, потом они становятся бедными, и потом мы им помогаем.

Николай Матвеев: Сейчас будет слово.

Вячеслав Бобков: Надо конечный доход облагать налогом.

Николай Матвеев: Друзья, я выхожу на финальный блиц, каждому вопрос. Понятно, что мы сегодня сформулировали примерно, как звучит проблема, даже чуть-чуть попытались разобраться, кто виноват. Что делать? Вот скажите, что делать? Как дальше развиваться экономическому блоку страны, чтобы искоренить проблему, как вы считаете?

Руслан Галеев: На мой взгляд, должны быть доступны ресурсы для предприятий и для работающего населения, в том числе самозанятого населения. То есть вот эта доступность ресурсов позволит, скажем так, изъявить свою энергию, свою возможность…

Николай Матвеев: Вы про кредиты?

Руслан Галеев: Верно. Это то, что выльется в деловую активность занятого населения, трудоспособного населения, и в том числе предприятий. Не секрет, что сейчас ресурсы достаточно труднодостижимы, и многие предприятия испытываю голод в ликвидности. Собственно говоря, им не хватает этого…

Николай Матвеев: "Денег нет, но вы держитесь". Пожалуйста.

Игорь Николаев: Что делать?

Николай Матвеев: Да.

Игорь Николаев: Коротко, блиц – и что делать? Тут не коротко правительство не может ответить, что делать. Ну ладно, коротко. Я уже говорил – экономический рост. Не будет экономического роста – будут проблемы и с доходами, и с бедностью. А экономический рост…

Николай Матвеев: А без повышения зарплат невозможен этот экономический рост? Или возможен?

Игорь Николаев: Сейчас резервы определенные есть, но это не решит проблему в целом. А вот решит проблему, когда будет устойчивый долговременный экономический рост. Тогда это будет по-настоящему не бедная, а богатая страна и богатое население. А экономический рост – это те самые…

Николай Матвеев: Вот господин Топилин сказал, что мы на траекторию роста выйдем в 2018 году. Я готов до 2018 года подождать даже молча. А если не выйдем?

Игорь Николаев: Нет, не выйдем мы на траекторию роста в 2018 году. Я знаю, что уже неоднократно, и все мы знаем, что "дно прошли"…

Николай Матвеев: Какой ваш прогноз?

Игорь Николаев: Наш прогноз – в 2018 году будет все-таки минус. Наша оценка – минус 1%. Это будет третий год минусовой. Так что, в общем, мы втянулись в такой долговременный кризис. Выйти сложно. Но если мы признаем, что это структурный кризис, отягощенный еще к тому же низкими ценами на нефть, санкциями и контрсанкциями, то те самые пресловутые структурные реформы надо решать, вернее – структурные проблемы. А то получается так: это не решаем, но у нас почему-то начнется экономический рост, потому что инфляция снизится. Собственно говоря, вот вся логика. Таких чудес не бывает.

Николай Матвеев: Ясно, спасибо. Вам слово.

Игорь Варьяш: Я считаю, что надо поддержать правительство в том, чтобы у нас было открытое правительство, открытый бюджет, открытые бюджеты муниципалитетов, федеральных властей. Это придаст некий импульс для того, чтобы люди сами решали, куда девать их деньги, чтобы в большей степени работали целевые программы, потому что этого сейчас очень не хватает, в том числе, между прочим, по вопросу о сокращении социальных льгот.

Николай Матвеев: Целевые программы, как были? Например, нацпроект – помните?

Игорь Варьяш: Ну да. Они и есть, просто их нужно делать более открытыми, чтобы люди понимали, что они с этого могут иметь.

Николай Матвеев: Ясно. Ваше мнение.

Вячеслав Бобков: Я, конечно, экономист, но я считаю, что все-таки главная проблема – не экономическая, а политическая. Преобладание эгоистических частных интересов в стране сегодня является главной проблемой, которая мешает развитию. Это значит, что во власть не должны выталкиваться люди, которые обслуживают интересы олигархов и свои частные интересы. Во власть должны выталкиваться люди, которые являются высокопрофессиональными и которые работают в интересах страны. Сможет решить эту политическую задачу наше руководство – тогда этот вопрос остается открытым. Не сможет – все будет развиваться так же. Циклами, но так же.

Николай Матвеев: Спасибо.

Олег Шеин: Очевидно, что пополнение бюджета эпохи нулевых лет достигалось только за счет десятикратного повышения стоимости углеводородного сырья. Других источников по факту не было, все остальное было достаточно вторичным, производным от этого. Очевидно, что эта эпоха дорогой нефти и дорого газа завершилась. Что мы сегодня имеем? Средний класс – 5% населения. Высший класс – 2% населения. 1% населения владеет 72% российского национального богатства. И в условиях, когда заработать за счет импорта не получается… Ну нет у нас такого объема высокоинтеллектуальной продукции, а наша сельхозпродукция не даст такой объем по финансам, это нереально.

Единственная возможность нового импульса – это перераспределение богатств, уменьшение неравенства, рост доходов населения и за счет этого повышения покупательного спроса. И еще одна вещь – безусловно, вложение денег в образование, науку и медицину. Не может быть никакого современного общества, интеллектуально развитого и высокопроизводительного, если страна занимает примерно 90-ю строчку в мире по доле расходов на образование в ВВП.

Николай Матвеев: Хоть какой-то оптимизм есть?

Булат Нигматулин: Оптимизм есть, конечно.

Николай Матвеев: Озвучьте его.

Булат Нигматулин: Распределение доходов – это даже не социальная справедливость и даже не политическое решение, а это макроэкономическая составляющая экономического роста в стране. 

Булат Нигматулин: Если будет политическая воля, о которой мы мечтаем, понимание того, что нужен передел доходов – это первое необходимое условие. Касается это всего 1–2% населения, только сверхбогатых. Просто остальные у нас бедные. У них 13% – и останется 13%. Сверхбогатые – это примерно миллион рублей в месяц и выше. Это примерно то, что вложения в Соединенных Штатах. Это первое. Количество этих людей – их меньше миллиона, даже меньше 1%. Росфинмониторинг знает кличку любимой Моськи той секретарши, которая работает на этого олигарха. Все известны – и бабушки, и дедушки, и все прочее. Нужна политическая воля.

Второе. Деньги собрали – на что? Конечно, не на все эти… на гульбу. У нас же тратятся деньги на гульбу. Конечно, здесь должно быть очень жестко и однозначно. Эти самые инвестиционные программы, которые обеспечивают, нужны основной массе населения. Жилье, продовольствие, медикаменты, образование – вот эти составляющие. И это должно быть объявлено лидером, объявлено стране, что мы начинаем новую эру развития России. Вот с этой политической воли надо начинать новый электоральный цикл.

Николай Матвеев: Я с вами абсолютно согласен. Все, к сожалению, заканчиваем программу.

От себя хочу только добавить. Деньги, безусловно, нужны. Но прежде, мне кажется, каждый из нас должен ответить на один вопрос, его сформулировал Остап Бендер: "Киса, а зачем вам столько денег? Что вы с ними делать будете?" Мне кажется, каждый из нас должен понять, зачем ему деньги, к чему он хочет прийти. А уже дальше, мне кажется, появится стратегия, которая решит проблемы населения. И я в это как минимум верю.

Сегодня звучали мнения экспертов, ни одно из них вам "ПРАВ!ДА?" не навязывает, в итоге выводы делать вам самим. Всего доброго! Будьте с нами.

А к чему могут привести экономические проблемы? Некоторые историки убеждены, что именно они явились причиной Октябрьской революции. Чем был для нас семнадцатый год – великой победой или поражением? Дмитрий Лысков с экспертами завтра ищет ответ на этот вопрос. 

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Василий Власов президент "Общества специалистов доказательной медицины", доктор медицинских наук, профессор
  • Нелли Игнатьева исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей
  • Татьяна Соломатина член комитета ГД РФ по охране здоровья
  • Алексей Самохвалов глава Общества защиты прав потребителей
  • Евгений Ачкасов зав. кафедрой спортивной медицины и медицинской реабилитации Первого МГМУ им. Сеченова
  • Юлия Маршинцева врач-кардиолог
  • ГОСТИ

  • Александр Бузгалин доктор экономических наук, директор Института социоэкономики Московского финансово-юридического университета
  • Олег Чернозуб ведущий эксперт-консультант ВЦИОМ
  • Владимир Файнзильберг психотерапевт, доцент кафедры психотерапии Московского института психоанализа
  • Иван Мохначук член Общественной палаты
  • Геворг Мирзаян доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
  • Ольга Епифанова заместитель председателя ГД РФ
  • Россиянам стало безразлично 27 марта `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Вячеслав Ванеев депутат муниципального собрания района Черемушки (Москва)
  • Дмитрий Гордеев эксперт фонда "Институт экономики города"
  • Павел Степура руководитель проекта "Дом и двор"
  • Янис Юкша адвокат
  • Надежда Тармаева юрисконсульт некоммерческого партнерства "ЖКХ контроль"
  • Андрей Свинцов депутат Государственной думы РФ
  • Приватизация будет вечной... 23 марта `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Урван Парфентьев главный аналитик Регионального общественного центра интернет-технологий
  • Тамара Плетнева председатель комитета ГД РФ по вопросам семьи, женщин и детей
  • Екатерина Федорова директор благотворительного фонда "Твоя территория"
  • Олег Решетников руководитель психологической службы школы № 1357 (г. Москва)
  • Иван Соловьев заслуженный юрист России, член Научно-консультационного совета Следственного комитета РФ
  • Сергей Пестов генеральный директор Центра спасения детей от киберпреступлений
  • ГОСТИ

  • Юрий Крупнов председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития
  • Олег Сирота фермер-сыровар
  • Виктор Семенов основатель ГК "Белая Дача"
  • Владимир Кашин председатель комитета Госдумы по аграрным вопросам, академик РАН
  • Павел Грудинин директор совхоза им. Ленина, заслуженный работник сельского хозяйства России
  • Мушег Мамиконян президент Мясного совета Единого экономического пространства
  • ГОСТИ

  • Елена Дыбова вице-президент Торгово-промышленной палаты России
  • Дмитрий Абзалов президент Центра стратегических коммуникаций
  • Ольга Крыштановская генеральный директор исследовательского центра "Лаборатория Крыштановской"
  • Булат Нигматулин генеральный директор Института проблем энергетики
  • Денис Примаков эксперт ОБСЕ по вопросам коррупции, кандидат юридических наук
  • Марина Кащенко адвокат по семейным делам
  • Кто виноват в коррупции? 20 марта `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Елена Брызгалина заведующая кафедрой философии образования Философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, специалист по биоэтике
  • Александр Линденбратен доктор медицинских наук, профессор, первый заместитель директора Национального НИИ общественного здоровья им. Н.А.Семашко
  • Андрей Старченко член Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре
  • Андрей Коновал оргсекретарь Межрегионального профсоюза работников здравоохранения "Действие"
  • Игорь Цикорин член Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзо
  • Врачебные ошибки 16 марта `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Владислав Корочкин первый вице-президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства "Опора России"
  • Вадим Соловьев руководитель юридической службы ЦК КПРФ
  • Валентин Гефтер правозащитник, директор Института прав человека
  • Дмитрий Аграновский адвокат
  • Геннадий Есаков заведующий кафедрой уголовного права НИУ ВШЭ
  • Андрей Назаров сопредседатель "Деловой России"
  • ГОСТИ

  • Ольга Ярославская депутат Московской городской Думы, директор школы №1298
  • Роман Дощинский член Общественной палаты РФ, член Комиссии по развитию науки и образования
  • Надежда Храмова член Президиума Центрального совета "Родительского всероссийского сопротивления"
  • Михаил Шнейдер директор московской гимназии № 45 им. Л.И. Мильграма, член президиума Всероссийской ассоциации учителей истории и обществознания
  • Михаил Кушнир преподаватель
  • Стихия образования 14 марта `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Виктор Ерофеев писатель
  • Сергей Соловьев главный редактор журнала "Скепсис"
  • Валентин Лебедев председатель Союза Православных граждан
  • Виталий Дымарский радиоведущий
  • Кирилл Разлогов кинокритик
  • ГОСТИ

  • Павел Воробьев председатель Московского городского научного общества терапевтов
  • Гузель Улумбекова руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением, член Общероссийского народного фронта, доктор медицинских наук
  • Сергей Марков член Общественной палаты РФ
  • Татьяна Соломатина член комитета ГД РФ по охране здоровья
  • Исмаил Османов главный врач детской городской больницы им. З.А. Башляевой (Москва)
  • Юрий Крестинский директор Института развития общественного здравоохранения
  • Как здоровье медицины? 9 марта `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Кирилл Светицкий психолог, независимый журналист
  • Любовь Адамская общественный деятель
  • Борис Лордкипанидзе акушер-гинеколог, кандидат медицинских наук
  • Марина Кащенко адвокат по семейным делам
  • Ольга Лебедь социолог
  • Евгений Кульгавчук врач-сексолог, психотерапевт
  • Кризис семейных отношений 7 марта `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Николай Вардуль главный редактор "Финансовой газеты"
  • Алексей Малоземов директор Центра мониторинга и контроля за ценообразованием
  • Денис Ракша экономист
  • Петр Шелищ председатель Союза потребителей России
  • Анна Кокорева заместитель директора аналитического департамента "Альпари"
  • Иван Грачев председатель движения "Развитие предпринимательства"
  • Укрепление рубля 6 марта `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Александр Шершуков секретарь Федерации независимых профсоюзов России
  • Валерий Рашкин депутат ГД РФ
  • Михаил Делягин директор Института проблем глобализации
  • Владимир Милов президент Института энергетической политики
  • Дмитрий Пищальников председатель Комитета по эффективности и производительности труда ОПОРЫ РОССИИ
  • Владимир Бовыкин сопредседатель Общественного объединения по повышению производительности труда
  • ГОСТИ

  • Дмитрий Желудков замначальника Управления организации исполнительного производства ФССП
  • Кирилл Чернявский юрист
  • Ильдар Садреев руководитель проекта "Россия без долгов"
  • Данила Михалищев руководитель антиколлекторского агентства
  • Владислав Будовниц адвокат
  • Карэн Агамиров журналист
  • Штраф оплатят без тебя! 1 марта `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Василий Власов президент "Общества специалистов доказательной медицины", доктор медицинских наук, профессор
  • Антон Родионов доцент Первого МГМУ им. Сеченова
  • Владимир Мищенко президент Российского гомеопатического общества
  • Анастасия Рубцова доцент кафедры госпитальной педиатрии №2 Педиатрического факультета Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н.И. Пирогова Минздрава России
  • Наталия Нечаева председатель Совета производителей гомеопатических лекарственных средств Российского гомеопатического о
  • ГОСТИ

  • Юрий Кара кинорежиссер, заслуженный деятель искусств
  • Виктор Матизен кинокритик
  • Сергей Тютин кинорежиссер, художественный руководитель киноклуба "Арткино"
  • Денис Горелов кинокритик
  • Елена Драпеко первый заместитель председателя комитета ГД РФ по культуре, заслуженная артистка России
  • Светлана Максимченко генеральный директор "Московского кино"
  • ГОСТИ

  • Олег Шеин член комитета Государственной думы РФ по труду, социальной политике и делам ветеранов
  • Андрей Гудков доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике
  • Андрей Широков заместитель председателя партии пенсионеров "За справедливость"
  • Сергей Беляков глава Ассоциации негосударственных пенсионных фондов
  • Наталья Починок ректор Российского государственного социального университета
  • Вячеслав Батаев секретарь пенсионного Комитета Российского союза промышленников и предпринимателей
  • ГОСТИ

  • Марк Урнов политолог, профессор НИУ ВШЭ
  • Григорий Трофимчук председатель Экспертного совета Фонда поддержки научных исследований "Мастерская евразийских идей"
  • Павел Данилин директор Центра политического анализа
  • Евгений Федоров депутат ГД РФ
  • Сергей Марков член Общественной палаты РФ
  • Наталья Тихонова профессор-исследователь НИУ "Высшая школа экономики"
  • ГОСТИ

  • Михаил Федотов председатель Совета при президенте РФ по развитию институтов гражданского общества и правам человека
  • Ксения Соколова президент международной общественной организации "Справедливая помощь"
  • Игорь Комиссаров старший помощник председателя Следственного комитета России, генерал-майор юстиции
  • Елена Никульникова БФ "Фонд поддержки слепоглухих "Со-единение"
  • Лания Журкина директор Центра культурных и социальных проектов "ЮЛНА"
  • Александр Бондарев продюсер
  • Анне Хофинга ответственный секретарь и инициатор германо-российского Социа
  • ГОСТИ

  • Никита Масленников руководитель направления "Финансы и экономика" Института современного развития
  • Алексей Мухин генеральный директор Центра политической информации
  • Алексей Вялкин директор Департамента содействия инвестициям и инновациям ТПП РФ
  • Валерий Гартунг первый зам. председателя комитета ГД РФ по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству
  • Николай Вардуль главный редактор "Финансовой газеты"
  • Николай Остарков вице-президент "Деловой России"
  • ГОСТИ

  • Владимир Мамонтов генеральный директор радиостанции "Говорит Москва", директор фонда "Разумный интернет"
  • Саркис Дарбинян глава юридической практики проекта "РосКомСвобода"
  • Карен Казарян главный аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций
  • Урван Парфентьев главный аналитик Регионального общественного центра интернет-технологий
  • Галина Мурсалиева обозреватель "Новой газеты"
  • Анатолий Стрельцов заместитель директора Института проблем информационной безопасности МГУ
  • ГОСТИ

  • Марина Солдатенкова социальный психолог, доцент кафедры психологии и педагогики Института дополнительного профессионального образования социальных работников города Москвы
  • Элина Жгутова руководитель Информационно-правозащитного центра "Иван Чай"
  • Михаил Пименов член общественного экспертного совета Департамента труда и соцзащиты города Москвы, директор благотворительного фонда "Семья"
  • Ирина Медведева психолог, главный научный сотрудник Научно-исследовательского Института Детства Российского детского фонда, член Общественного совета п
  • Показать еще

    ГОСТИ

  • Василий Власов президент "Общества специалистов доказательной медицины", доктор медицинских наук, профессор
  • Нелли Игнатьева исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей
  • Татьяна Соломатина член комитета ГД РФ по охране здоровья
  • Алексей Самохвалов глава Общества защиты прав потребителей
  • Евгений Ачкасов зав. кафедрой спортивной медицины и медицинской реабилитации Первого МГМУ им. Сеченова
  • Юлия Маршинцева врач-кардиолог
  • ГОСТИ

  • Александр Бузгалин доктор экономических наук, директор Института социоэкономики Московского финансово-юридического университета
  • Олег Чернозуб ведущий эксперт-консультант ВЦИОМ
  • Владимир Файнзильберг психотерапевт, доцент кафедры психотерапии Московского института психоанализа
  • Иван Мохначук член Общественной палаты
  • Геворг Мирзаян доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
  • Ольга Епифанова заместитель председателя ГД РФ
  • Россиянам стало безразлично 27 марта `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Вячеслав Ванеев депутат муниципального собрания района Черемушки (Москва)
  • Дмитрий Гордеев эксперт фонда "Институт экономики города"
  • Павел Степура руководитель проекта "Дом и двор"
  • Янис Юкша адвокат
  • Надежда Тармаева юрисконсульт некоммерческого партнерства "ЖКХ контроль"
  • Андрей Свинцов депутат Государственной думы РФ
  • Приватизация будет вечной... 23 марта `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Урван Парфентьев главный аналитик Регионального общественного центра интернет-технологий
  • Тамара Плетнева председатель комитета ГД РФ по вопросам семьи, женщин и детей
  • Екатерина Федорова директор благотворительного фонда "Твоя территория"
  • Олег Решетников руководитель психологической службы школы № 1357 (г. Москва)
  • Иван Соловьев заслуженный юрист России, член Научно-консультационного совета Следственного комитета РФ
  • Сергей Пестов генеральный директор Центра спасения детей от киберпреступлений
  • ГОСТИ

  • Юрий Крупнов председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития
  • Олег Сирота фермер-сыровар
  • Виктор Семенов основатель ГК "Белая Дача"
  • Владимир Кашин председатель комитета Госдумы по аграрным вопросам, академик РАН
  • Павел Грудинин директор совхоза им. Ленина, заслуженный работник сельского хозяйства России
  • Мушег Мамиконян президент Мясного совета Единого экономического пространства
  • ГОСТИ

  • Елена Дыбова вице-президент Торгово-промышленной палаты России
  • Дмитрий Абзалов президент Центра стратегических коммуникаций
  • Ольга Крыштановская генеральный директор исследовательского центра "Лаборатория Крыштановской"
  • Булат Нигматулин генеральный директор Института проблем энергетики
  • Денис Примаков эксперт ОБСЕ по вопросам коррупции, кандидат юридических наук
  • Марина Кащенко адвокат по семейным делам
  • Кто виноват в коррупции? 20 марта `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Елена Брызгалина заведующая кафедрой философии образования Философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, специалист по биоэтике
  • Александр Линденбратен доктор медицинских наук, профессор, первый заместитель директора Национального НИИ общественного здоровья им. Н.А.Семашко
  • Андрей Старченко член Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре
  • Андрей Коновал оргсекретарь Межрегионального профсоюза работников здравоохранения "Действие"
  • Игорь Цикорин член Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзо
  • Врачебные ошибки 16 марта `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Владислав Корочкин первый вице-президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства "Опора России"
  • Вадим Соловьев руководитель юридической службы ЦК КПРФ
  • Валентин Гефтер правозащитник, директор Института прав человека
  • Дмитрий Аграновский адвокат
  • Геннадий Есаков заведующий кафедрой уголовного права НИУ ВШЭ
  • Андрей Назаров сопредседатель "Деловой России"
  • ГОСТИ

  • Ольга Ярославская депутат Московской городской Думы, директор школы №1298
  • Роман Дощинский член Общественной палаты РФ, член Комиссии по развитию науки и образования
  • Надежда Храмова член Президиума Центрального совета "Родительского всероссийского сопротивления"
  • Михаил Шнейдер директор московской гимназии № 45 им. Л.И. Мильграма, член президиума Всероссийской ассоциации учителей истории и обществознания
  • Михаил Кушнир преподаватель
  • Стихия образования 14 марта `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Виктор Ерофеев писатель
  • Сергей Соловьев главный редактор журнала "Скепсис"
  • Валентин Лебедев председатель Союза Православных граждан
  • Виталий Дымарский радиоведущий
  • Кирилл Разлогов кинокритик
  • ГОСТИ

  • Павел Воробьев председатель Московского городского научного общества терапевтов
  • Гузель Улумбекова руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением, член Общероссийского народного фронта, доктор медицинских наук
  • Сергей Марков член Общественной палаты РФ
  • Татьяна Соломатина член комитета ГД РФ по охране здоровья
  • Исмаил Османов главный врач детской городской больницы им. З.А. Башляевой (Москва)
  • Юрий Крестинский директор Института развития общественного здравоохранения
  • Как здоровье медицины? 9 марта `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Кирилл Светицкий психолог, независимый журналист
  • Любовь Адамская общественный деятель
  • Борис Лордкипанидзе акушер-гинеколог, кандидат медицинских наук
  • Марина Кащенко адвокат по семейным делам
  • Ольга Лебедь социолог
  • Евгений Кульгавчук врач-сексолог, психотерапевт
  • Кризис семейных отношений 7 марта `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Николай Вардуль главный редактор "Финансовой газеты"
  • Алексей Малоземов директор Центра мониторинга и контроля за ценообразованием
  • Денис Ракша экономист
  • Петр Шелищ председатель Союза потребителей России
  • Анна Кокорева заместитель директора аналитического департамента "Альпари"
  • Иван Грачев председатель движения "Развитие предпринимательства"
  • Укрепление рубля 6 марта `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Александр Шершуков секретарь Федерации независимых профсоюзов России
  • Валерий Рашкин депутат ГД РФ
  • Михаил Делягин директор Института проблем глобализации
  • Владимир Милов президент Института энергетической политики
  • Дмитрий Пищальников председатель Комитета по эффективности и производительности труда ОПОРЫ РОССИИ
  • Владимир Бовыкин сопредседатель Общественного объединения по повышению производительности труда
  • ГОСТИ

  • Дмитрий Желудков замначальника Управления организации исполнительного производства ФССП
  • Кирилл Чернявский юрист
  • Ильдар Садреев руководитель проекта "Россия без долгов"
  • Данила Михалищев руководитель антиколлекторского агентства
  • Владислав Будовниц адвокат
  • Карэн Агамиров журналист
  • Штраф оплатят без тебя! 1 марта `17 Полный выпуск
    Легко ли быть НКО в России? 23 мая `16 Полный выпуск
    Показать еще

    ГОСТИ

  • Александр Калинин президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства "Опора России"
  • Если мы хотим уничтожить гепатиты, то мы должны лечить пациентов, а не сажать (за заражение других)

    Никита Коваленко исполнительный директор общественной организации "Вместе против гепатита"
    Суд распорядился задержать предполагаемого сообщника убийцы Вороненкова Он, по неподтвержденным данным, считается предполагаемым сообщником киллера Дениса Вороненкова
    2 часа назад
    Депутаты Госдумы предложили увеличить отпуск за ненормированный рабочий день Принятие законопроекта позволит защитить законные права и интересы работников на отдых
    3 часа назад
    В РАН определились с предварительной датой выборов президента академии Окончательное решение будет принято президиумом Академии на заседании 11 апреля
    3 часа назад
    Дмитрий Сибирцев: Наша детская программа – это не какая-то "поганая" итальянская опера. Это петь надо В музыкальной гостиной "Календаря"- солисты арт-проекта "Тенора XXI века"
    5 часов назад
    Государство потеряло в обанкротившихся банках 100 млрд рублей - Силуанов По данным Центробанка в 2016 году лицензии были отозваны у 93 банков
    5 часов назад

    ГОСТИ

  • Екатерина Жемчужная народная артистка Российской Федерации
  • Своими руками В Иркутске родители создали ремесленные мастерские для своих детей с ментальной инвалидностью
    6 часов назад
    "ЛУКОЙЛ" планирует продажу трети своих АЗС в России Причина в неблагоприятной экономической ситуации, утверждает источник в компании
    6 часов назад

    Эффективного лечения простуды нет. Никто не знает, где грипп, а где другое простудное заболевание. Тот, кто говорит, что знает – дурак или подлец

    Василий Власов доктор медицинских наук, профессор
    Водянова начала сбор подписей в поддержку певицы Самойловой Модель требует разрешить певице участвовать в "Евровидении-2017"
    7 часов назад
    Илон Маск займется подключением мозга к компьютеру Основатель Tesla и SpaceX создал корпорацию Neuralink для создания интерфейса "мозг-компьютер"
    8 часов назад
    Певец Николай Носков госпитализирован в тяжелом состоянии По неподверженной информации медики диагностировали у артиста инсульт
    8 часов назад
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments