Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Советский тыл в годы ВОВ. Эвакуация промышленности

Гости

Михаил Мухиндоктор исторических наук, ведущий научный сотрудник ИРИ РАН

Булат Нигматулингенеральный директор Института проблем энергетики

Евгений Спицынисторик, советник ректора МПГУ

Алексей Ханютинрежиссер-документалист

Дмитрий Лысков: Здравствуйте! Меня зовут Дмитрий Лысков. И это программа "ПРАВ!ДА?" – спецпроект, посвященный Дню Победы в Великой Отечественной войне. Сегодня мы обсуждаем, как ковалась Победа. Мы обсуждаем эвакуацию промышленности.

Поистине героической и драматической эпопеей первых месяцев Великой Отечественной войны стала массовая эвакуация из западных областей Советского Союза на восток страны населения, промышленных предприятий, колхозов и совхозов, культурных и научных учреждений. Ничего похожего мировая история до этого не знала – ни по количеству вывезенных материальных ценностей, ни по расстояниям, которые пришлось преодолеть, ни по опыту создания в кратчайшие сроки в условиях войны запасной экономической базы.

Дмитрий Лысков: В 41-м и 42-м годах тысячи предприятий были эвакуированы на восток страны. Они начинали давать продукцию, буквально сходя с платформ эшелонов. Люди работали в невыразимых условиях: без крыши над головой, без отопления, пальцы примерзали к станкам. Я читал это в воспоминаниях. Но они давали фронту снаряды, танки, пушки, обмундирование и многое другое.

Ну и, естественно, у меня возникает вопрос: почему же в описании событий Великой Отечественной войны эвакуация промышленности всегда была, если угодно, немного в тени по сравнению с фронтовыми подвигами Великой Отечественной? Евгений Юрьевич, вот что вы по этому поводу думаете?

Евгений Спицын: Вы знаете, я просто обладаю опытом преподавательской работы в школе и в вузе, и я вам сразу могу сказать, что у нас вообще экономика всегда находилась позади политики, военной истории, дипломатической истории и так далее. Это касается не только истории Великой Отечественной войны, но и любого периода русской или советской истории. То есть всегда она была такой своеобразной падчерицей. Во-первых, это считалось не очень интересно. Во-вторых, у нас традиционно экономику перегружали цифрами, что, в общем-то, не очень нравилось читающей публике, то есть обучающимся школьникам, студентам и так далее. Поэтому ничего удивительного в этом нет.

Хотя совершенно очевидно, что Вторая мировая война и Великая Отечественная война как ее составная часть – это была, пожалуй, первая в истории человечества война машин. И поэтому именно экономический потенциал воюющих держав и воюющих коалиций, именно экономический вопрос – он, по сути дела, и предрешил победителя в этой войне. Потому что и советское политическое руководство, и лично Иосиф Виссарионович Сталин – они прекрасно сознавали будущие параметры этой войны. Неслучайно в 31-м году он произнес свою знаменитую фразу: "Нам предстоит пробежать за 10 лет тот период, который понадобился странам Западной Европы. И если мы этого не сделаем, то нас сомнут". И он был в этом абсолютно прав.

Дмитрий Лысков: Ну, давайте не будем сейчас влезать в подробности, мы это обсудим подробнее.

Булат Искандерович, как вы оцениваете тот факт, что да, действительно, и монографий меньше по эвакуации промышленности, и по эвакуации в целом, да и в культуре, и в искусстве значительное меньшее внимание уделено?

Булат Нигматулин: Ведь когда военные сражения, победы и поражения – там ясный драматизм. Там если победа, то это сразу можно показать конкретных и победителей, и руководителей, и командиров, и солдат, и офицеров, как они победили. Яснее и ярче можно показать. Это ярче можно показать и в фильмах. У нас самый главный источник нашего воздействия и пропаганды – это кино. И в телевизионных фильмах. Ну и драматизм, конечно, собственно воспоминаний. Ведь у нас же было достаточно много мемуаров командующих фронтами, маршалов, а вот мемуаров как раз наркомов значительно меньше. Во-первых…

Дмитрий Лысков: Да и интересом они, справедливости ради, пользовались значительно меньшим, конечно.

Булат Нигматулин: Может быть, и меньшим, но просто было… Слава богу, профессор Куманев, много было у него материалов, которыми я пользовался…

Евгений Спицын: Теперь академик уже.

Булат Нигматулин: Теперь академик Куманев, да. Он как раз брал интервью у сталинских наркомов. И это очень интересно.

Евгений Спицын: Так и называлась эта книжка – "Говорят сталинские наркомы".

Булат Нигматулин: Это было интересно, потому что как раз их воспоминания успел собрать он, больше 10 человек. Он собрал вот этот драматизм живых людей, которые принимали участие, непосредственное участие…

Дмитрий Лысков: В организации всего этого, в логистике, в управлении.

Булат Нигматулин: В организации, в управлении всего вот этого экономического хозяйства.

Дмитрий Лысков: Это, конечно, огромнейший пласт. Алексей Юрьевич…

Евгений Спицын: Я прошу прощения.

Дмитрий Лысков: Да, прошу вас, конечно.

Евгений Спицын: У меня у отца его отец (а мой дед, соответственно), он в Сокольниках здесь работал на минометном заводе. Был создан специальный Наркомат минометного вооружения, возглавил его генерал-полковник Паршин. И вот они создавали там знаменитые "Катюши". Он дважды просился на фронт, и ему под угрозой расстрела вообще запретили впредь даже заикаться об этом.

Дмитрий Лысков: И, кстати сказать, это отдельная трагедия людей, которые работали на предприятиях, которые просились на фронт, но их не отпускали. Они чувствовали, естественно, вину перед теми, кто сражался на фронте. Но они тоже делали совершенно несравнимое дело.

Евгений Спицын: Ну, это были высококлассные инженеры, которые… Кстати, его старший сын погиб на фронте в Сталинградской битве 20 ноября 42-го года, на второй день Сталинградского наступления. И воевал он в войсках 5-й гвардейской танковой армии, генерал-полковник Романенко, и похоронен там, на хуторе Блиновский. Ну, это я так… Извините. Личное воспоминание.

Дмитрий Лысков: Нет, огромное спасибо вам за эти воспоминания.

Алексей Юрьевич, вы снимали документальный фильм, посвященный эвакуации. 100 судеб – 100 интервью. Понятно, что наркомов было найти проще. А вот героев для вашего фильма просто ли было найти?

Алексей Ханютин: Ой, это была целая эпопея. На самом деле мы снимали этот фильм 10 лет назад, и тогда еще очень многие непосредственные свидетели и участники этого процесса были живы. К сожалению, наркомы и высшее руководство к тому времени уже ушли из этой жизни. Но были те, кто стояли у станков. Были те, кто эвакуировались из Москвы и Ленинграда, из Украины. То есть на самом деле свидетелей живых было очень много. Сейчас, к сожалению, они уходят. Это уходящая натура. И конечно, я рад, что нам удалось снять этих людей и их свидетельства, которые будут представлять некую объективную ценность и помимо нашего фильма.

Дмитрий Лысков: Что больше всего поразило? Наверняка был какой-то факт, который зацепил настолько, что до сих пор остался в памяти?

Алексей Ханютин: Вы знаете, это огромная панорама. Поразило, наверное, то, что люди рассказывают какое-то огромное количество всяких ужасов про то, как голодали, про то, как обокрали, как утянули карточки, про то, как еле выжили, а "все-таки люди тогда были добрее". Вот это какая-то очень интересная аберрация, свойственная человеческой памяти, когда объективная картина часто бывает драматическая, трагическая и вообще ужасная, но что-то заставляет вспоминать с какой-то теплотой. Наверное, каждый отдельный случай, когда кто-то вернул эти карточки, кто-то обогрел или кто-то помог – они на этом фоне воспринимались, так сказать, очень ярко.

Дмитрий Лысков: Михаил Юрьевич, и Георгий Жуков, и Уинстон Черчилль в том числе называли эвакуацию промышленности "главной битвой Великой Отечественной войны". А Оливер Стоун в одном из своих фильмов назвал эвакуацию промышленности "второй индустриализацией Сталина". Вот как такие оценки, с точки зрения современной исторической науки?

Михаил Мухин: Ну, про "вторую индустриализацию" не скажу. Это, по-моему, на мой взгляд, очень натянуто. А то, что событие, которое выиграло войну – да, согласен. Именно вот таким нестандартным ходом – ходом, который в Берлине никто предусмотреть не смог, – в общем-то, в значительной степени Советский Союз… Не могу сказать "выиграл войну", но скажем так: в первые недели войны Советский Союз войну едва не проиграл, ситуация на фронте действительно была катастрофической. Но вот таким нестандартным ходом Советский Союз, по крайней мере, отодвинул неизбежное поражение. Это дало Советскому Союзу шанс на то, чтобы выиграть в дальнейшем.

И надо сказать, что именно экономическая победа, которая была обеспечена эвакуацией, и обеспечила победу Советского Союза в целом. Видите ли, некоторое время тому назад было очень модно рассуждать, что Советский Союз победил, завалив неприятеля трупами. Так вот, я хотел бы подчеркнуть, что Советский Союз победил, завалив неприятеля сталью, свинцом и взрывчаткой. Советский Союз произвел больше самолетов, чем Рейх. Советский Союз произвел больше танков, чем Рейх. И так далее, и так далее, и так далее. И вот за счет этого победили.

Дмитрий Лысков: В современных войнах не воюет население, а воюет оружие. Это справедливо.

Михаил Мухин: Мне бы хотелось обратить ваше внимание на один очень важный момент. Это была победа, с точки зрения классической геоэкономики, практически невозможная, потому что на 1940 год Рейх с учетом присоединенных и поставленных под его контроль государств производил приблизительно в 2,5 раза больше стали, выплавлял приблизительно в 3,5, а может, даже в 4 раза больше алюминия, производил приблизительно в 2,5 раза больше электроэнергии. И так далее, и так далее, и так далее. То есть, с точки зрения классической геоэкономики, Советский Союз войну уже проиграл. Тем не менее он ее выиграл, и именно экономически.

Дмитрий Лысков: Господа, я прошу прощения. Давайте сейчас посмотрим небольшую справку, чем же все-таки была эвакуация промышленности, и продолжим нашу дискуссию.

На рубеже 30-х и 40-х годов из аграрной страны СССР превращается в мощную индустриальную державу. Только в период с 1938 по 1941 годы было пущено в строй около 3 тысяч новых крупных заводов и фабрик. При этом в местах предприятий-гигантов в разных районах страны строятся средние по величине предприятия-дублеры. Но основной промышленный потенциал все же располагался в западных областях страны. И уже в первые дни войны были потеряны два крупных промышленных центра – Рига и Минск. Под угрозой захвата и уничтожения оказались другие важнейшие промышленные районы.

По оценке исследователей, на оккупированной к началу зимы 41-го года территории до войны проживало порядка 40% населения, было расположено более 30 тысяч промышленных предприятий, в том числе 37 заводов черной металлургии, 749 заводов тяжелого и среднего машиностроения, сотни текстильных, пищевых и других предприятий. Уже 24 июня 1941 года был создан Совет по эвакуации. В первые три месяца войны на восток перемещено 1360 военных производств. Всего же в 1941-м полностью или частично в восточные регионы страны было эвакуировано более 2500 промышленных предприятий. Кроме того, в тыловые районы страны железнодорожным и водным транспортом было вывезено более 12 миллионов специалистов и простых советских граждан.

Дмитрий Лысков: В западных областях страны была сосредоточена значительная часть промышленного потенциала Советского Союза. Евгений Юрьевич, а почему такое распределение? Советская республика всегда была в кольце врагов. Понятно было, что нападение будет с запада. Индустриализация, первые пятилетки – и мы строим промышленность на западе. Объясните логику.

Евгений Спицын: Нет, дело в том, что исторически сложилось так, что европейская часть России, исторической России…

Булат Нигматулин: И Украина. Ну да, Российская империя.

Евгений Спицын: В данном случае я называю исторической Россией, и туда входит все, что мы называем Украиной, Белоруссией, Прибалтикой и так далее. Так вот, на территории исторической России просто сложилось таким образом, что эти регионы наиболее рано, так сказать, осваивались и так далее, и так далее. И потом не забывайте, что на территории Украинской ССР еще до революции, в конце XIX века… вернее, даже не в конце, а в последней, наверное, трети XIX века создается этот знаменитый Донецко-Криворожский угольно-металлургический район. Он, кстати, становится в конце XIX века фактически центром всей металлургической промышленности Российской империи, потому что Урал уступает ему место. То же самое касается Москвы, того же Петербурга и так далее. Это крупнейшие центры полотняной промышленности, текстильной промышленности. Ничего удивительного в этом не было.

То, что мы бы выводили заводы на восток? Я не совсем согласен, что обязательно бы началась война на западе. Япония могла начать войну первой, причем широкомасштабную войну. Просто, естественно, речь шла о том, что еще в 27-м году после разрыва дипотношений с Великобританией Иосиф Виссарионович Сталин, выступая на XV съезде ВКП(б), дал понять, что в мире запахло очередной мировой войной. И вот именно тогда, я думаю, окончательно созрел план ускоренной индустриализации страны, то есть свертывания НЭПа. Потому что он прекрасно понимал, что на путях НЭПа провести ускоренную модернизацию страны и ее индустриализацию просто невозможно – ну, условно говоря, просто элементарно не хватает лет. Поэтому было совершенно очевидно, что надо возводить предприятия прежде всего тяжелой индустрии, то есть отраслей, которые производят средства производства. И не просто возводить, а создавать так называемые заводы-дублеры, которые производили бы одновременно…

Дмитрий Лысков: Евгений Юрьевич, спасибо большое. Мы продолжаем дискуссию. Михаил Юрьевич.

Михаил Мухин: Дело в том, что когда говорится про сосредоточение промышленности в западных регионах страны, упускается из виду, что все, построенное на востоке, было намного дороже. На восток приходилось везти все стройматериалы, на восток приходилось везти сырье, на восток приходилось везти все полуфабрикаты.

Булат Нигматулин: И на восток приходилось везти людей, потому что там населения было мало.

Михаил Мухин: Это само собой. И строить там жилье для этих людей. Поэтому в довоенный период любой самолет, любая единица техники, построенная за Уралом, имела большую себестоимость, чем точно такой же самолет, построенный в европейской части страны.

Дмитрий Лысков: То есть развитие логистической сети.

Алексей Ханютин: И ничего еще построить-то не успели, заводы-дублеры не успели запустить.

Михаил Мухин: Нет, заводы-дублеры были. Завод № 153 сдал первый самолет до войны. Завод № 99 сдал первый самолет до войны. Я занимаюсь авиапромышленностью. Авиапромышленность была. За остальное я не отвечаю.

Дмитрий Лысков: Булат Искандерович, прошу вас.

Булат Нигматулин: Ведь время было – 10 лет. Здесь правильно коллега сказал – 10 лет. И конечно, предвидение руководства страны и Сталина, что за 10 лет надо пройти этот шаг – это было абсолютно правильно. Мы можем говорить много о тогдашнем руководителе, о вожде советского народа. Разные оценки. И очень негативные – и это тоже правильно. Но есть и позитивные – и тоже правильно. И здесь я бы хотел сказать, что, с точки зрения эвакуации, эвакуацию начали сразу. Совет по эвакуации начал…

Дмитрий Лысков: Подождите, подождите, подождите! Мы подойдем сейчас к Совету по эвакуации. Вы мне скажите, были ли планы эвакуации, разработанные до войны?

Евгений Спицын: Нет, были. Конечно, были.

Дмитрий Лысков: Они существовали?

Булат Нигматулин: Были планы…

Дмитрий Лысков: Подождите, давайте Булат Искандерович ответит.

Булат Нигматулин: Понимаете, были планы по эвакуации, но они абсолютно не соответствовали тому состоянию, которое произошло буквально в первые, я бы сказал, две недели войны. Две недели. 3 июля выступал Сталин, по сути дела, разобравшись в ситуации. И каждый день, каждую неделю ситуация на фронтах ухудшалась: мы теряли и теряли области, города, предприятия.

И то, что сразу начали думать об эвакуации – это было правильно. Конечно, не предполагалось, что через два месяца, то есть июль, август – и уже в сентябре немцы окажутся под Москвой. Уже в сентябре началась блокада Ленинграда. Вообще даже не могли представить!

Я хочу вспомнить здесь слова, которые, я помню, мне мама рассказывала. Было как раз начало войны, только что родился старший брат мой, он 41-го года. Ей – 27, отцу – 33. "Что будет?" Отец сказал: "Полгода удержимся – победим". Вот правильно вы сказали – полгода. Вот удержались, потому что были на грани. Мы были на грани серьезного… То есть потери, поражения, сильная ограниченность, потеря своей территории, отсутствие… Конечно, был бы мирный договор, но мы бы выбыли из войны, и мы были бы не государством-победителем.

Евгений Спицын: Там мирного договора не было.

Булат Нигматулин: Ну, может быть, и по-другому сложилось бы. Но все наши основные территории…

Дмитрий Лысков: Весь промышленный потенциал.

Евгений Спицын: Никакого мирного договора там, конечно, не было бы.

Булат Нигматулин: Весь промышленный потенциал, да.

Дмитрий Лысков: 70 миллионов населения оказалось на оккупированных территориях.

Булат Нигматулин: 70 миллионов населения. А если бы дальше шли поражения, то потеряли бы и все свои столицы. И конечно, потеря российской цивилизации, своей цивилизации.

Дмитрий Лысков: Задача была – выстоять эти полгода.

Алексей Ханютин: Никаких планов разработанных и всеобъемлющих по эвакуации, конечно, не было. В архивах есть… Ну, например, конкретно я могу привести коротенький очень документ. Вскоре после первомайского парада 41-го года московские власти решили создать комиссию по эвакуации на случай войны и вывезти примерно миллион москвичей за пределы Москвы. Немедленно последовала верховная очень жесткая реакция, цитирую: "Предложение о частичной эвакуации населения Москвы в военное время считаю несвоевременным. Комиссию по эвакуации прошу ликвидировать, а разговоры об эвакуации прекратить".

Михаил Мухин: Товарищ Сталин.

Алексей Ханютин: Да. Обращаю внимание, дата – 3 июня 1941 года, 19 дней до начала войны.

Дмитрий Лысков: Михаил Юрьевич, я слышал о эвакуаплане 37-го года, 39-го года. По-моему, больше таких эвакуапланов действительно не составлялось.

Михаил Мухин: Этот вопрос достаточно хорошо был рассмотрен, если не изменяет память, еще в 90-е годы. Вышла монография Алексея Мелия, посвященная специальному мобилизационному планированию в СССР. Мобилизационное планирование в СССР как таковое прекратилось в 1933 году. Вплоть до 1937 года советское руководство просто перекладывало план предыдущего года в новую папочку и писало на ней: "план 34-го года", "план 35-го года", "план 36-го года". При этом, как вы все понимаете, количество заводов менялось, количество станков менялось. Это не учитывалось. Вот после 37-го года, по словам Алексея Мелия, даже этот процесс перекладывания в папочки прекратился, поэтому на 1941 год (это опять-таки не мое мнение, а это мнение академика Куманева) никакого утвержденного плана мобилизации… ой, извините, плана эвакуации не существовало.

У меня нет с собой, я буду цитировать близко к тексту воспоминания Дубровина, который в тот момент был заместителем наркома путей сообщения. В первые дни войны, как он пишет в своих воспоминаниях, он бросился в библиотеку, в "Ленинку", для того чтобы хотя бы в литературе найти, как проводилась эвакуация в годы Первой мировой войны, потому что у него вообще никакого опыта не было. Как вы понимаете, если советский чиновник такого ранга бросился искать планы в библиотеку – это значит, что у него плана не было точно.

Дмитрий Лысков: Булат Искандерович, но Совет по эвакуации был создан на третий день войны – раньше, чем Государственный комитет обороны, на секундочку. О чем это говорит?

Булат Нигматулин: Первое. То, что 24 июня был сразу создан Совет по эвакуации, то есть 22-го началась, и 24 июня – это было совершенно оправдано. И даже не могли представить, я не могу представить, чтобы командование, руководство страны думало, что через два месяца немцы окажутся под Москвой. Это было правильное решение. Это абсолютно правильное решение. Конечно, была определенная растерянность, но потом уже, когда Минск потеряли.

Алексей Ханютин: За четыре дня после начала войны.

Булат Нигматулин: Но то, что 30 июня Государственный комитет обороны был создан, кстати, по инициативе сначала Берии… А до этого же у нас был Комитет обороны, который примерно за 20 дней до этого, до войны его расформировали. И вот этот Государственный комитет обороны, и вся полнота власти, и все это подчинение. И всего пять человек, и огромная власть у этих людей. И то, что начали работать. И то, что была плановая система экономики, что была партийная организация, насквозь в стране управление было, скелет этой организации, фундамент, что была ответственность, огромнейшая ответственность за порученные дела. Посмотрите постановления Государственного комитета обороны, связанные, кстати, с эвакуацией. Они же очень лаконичные, очень жесткие. Соответственно, там все четко прописано. Это, кстати, пример сегодняшнему управлению.

Дмитрий Лысков: Алексей Юрьевич, а как люди воспринимали эвакуацию в первые дни войны? Вот вы проводили интервью. Среди них были воспоминания именно о первых днях войны, о первых распоряжениях об эвакуации? Как она проходила? Как люди принимали вообще? Ведь считали, что будем воевать малой кровью на чужой территории. Как люди воспринимали в западных регионах распоряжение эвакуировать свои предприятия на восток?

Алексей Ханютин: В западных регионах воспринимать времени не было. Вот пришел на завод, сказали: "Завтра выезжаем. Или даже сегодня выезжаем. Берем с собой 20 килограммов вещей". То есть люди хватали, ехали и действительно думали, что едут на несколько месяцев, на полгода. Один говорит: "Я правый ботинок взял, а левый тут оставил". Взяли с собой все, что грязное, в чем на завод ходили, а чистое оставили здесь – в Москве, в Питере.

Евгений Спицын: Да не было такого хаоса в эвакуации! Не надо обобщать. Был сначала действительно создан Совет по эвакуации. Сначала его действительно возглавил нарком путей сообщения, член Политбюро ЦК ВКП(б) Лазарь Моисеевич Каганович. И этот совет был создан при Совете народных комиссаров СССР. Затем, после создания ГКО (Государственного комитета обороны) 30-го числа, 30 июня, этот совет 3 июля был переподчинен Государственному комитету обороны. Его председателем действительно стал Шверник, с двумя замами, первыми замами, зампред руководителя советского правительства, это Косыгин и Первухин.

Реальной эвакуацией на Восток занимались не партийные комитеты, а управления внутренних дел НКВД СССР на местах под руководством Лаврентия Павлович Берии.

А потом, в октябре, был создан еще один комитет – уже Комитет по эвакуации, который возглавил Анастас Иванович Микоян, зампред Совета народных комиссар и член Политбюро ЦК. И он саккумулировал вот эти структуры, которые потом полностью отвечали за эвакуацию промышленности. У нас очень часто забывают вот о чем, когда говорят о партийных комитетах: реальной эвакуацией на восток занимались не партийные комитеты, а управления внутренних дел НКВД СССР на местах под руководством Лаврентия Павлович Берии.

Михаил Мухин: Вы знаете, мне бы хотелось обратить внимание на два момента…

Дмитрий Лысков: Михаил Юрьевич, паника, наверное, все-таки была вначале? А когда удалось установить порядок?

Михаил Мухин: Мне бы хотелось, чтобы все присутствующие понимали, в каких условиях это проводилось. Я приведу, но я хорошо понимаю, что это, как говорил Ленин, "игра фактов". Можно приводить и такие факты, и такие факты. Ну, вот такой наглядный пример…

Дмитрий Лысков: Михаил Юрьевич, мы как раз собрались, чтобы разобраться. И факты, я думаю, здесь абсолютно не лишние.

Михаил Мухин: Эвакуация авиамоторного завода № 29 из Запорожья, сентябрь 1941 года. Так совпало, что хронологически начало эвакуации совпало с прорывом в западные предместья города авангарда группы армий "Юг". То есть с первого дня эвакуации производственная площадка оказалась в зоне досягаемости не только артиллерийского, но и минометного огня неприятеля. Поэтому часть рабочих с кувалдами наперевес, извините, демонтировали станки и волокли их на вокзал, а другая часть рабочих расхватала винтовки и побежала в предместье останавливать немецких мотоциклистов. И в этой ситуации я не удивлюсь, что они там забыли не только левый сапог, но там много чего можно было забыть.

А вообще, когда мы говорим… Понимаете, здесь очень трудно сказать "да" или сказать "нет". Здесь было и то, и другое. Если мы скажем, что управление без системы партийных органов было бы потеряно – это правда, оно было бы потеряно, потому что партийная система являлась главной системой управления Советским Союзом. Он был так устроен. Все вопросы решались не в исполкоме, а в обкоме. Но в то же время, когда мы говорим, что у нас была гениальная система управления, надо учитывать, что она работала очень по-разному.

Я приведу конкретный факт. В материалах Куйбышевского обкома партии до 19 июля вообще не встречается слово "война". Поэтому 19 июля ЦК ВКП(б) издает специальное постановление, в котором он говорит, что отдельные, скажем так, обкомы до сих пор не осознали, что страна находится в состоянии войны, что над страной нависла угроза, поэтому ведут себя как-то, скажем так, неправильно. "И если вы немедленно не перестроитесь, то мы к вам применим те или иные решения". То есть этот вопрос решался на уровне ЦК.

Скажем так, руководил ли процессом эвакуации и вообще управлением советской промышленностью аппарат партийного управления? Да, руководил. Работал ли он, как часы? Нет, не работал. Это был очень сложный, очень непростой процесс. Но в целом, подводя итог, надо сказать, что, в общем-то, результат был скорее положительный.

Дмитрий Лысков: Булат Искандерович, вот чтобы было понятно. Мы сейчас слышали, как эвакуировался запорожский завод: действительно, часть рабочих с винтовками отбивается, а часть кувалдами разбирает станки. Но ведь, понимаете, многие…

Булат Нигматулин: Даже фильм был на основе этих материалов.

Евгений Спицын: Да, Матвеев снял фильм "Особо важное задание".

Булат Нигматулин: "Особо важное задание", Матвеев. Там генерал-майор. Был главный инженер, а потом директор этого завода.

Дмитрий Лысков: Может быть, вы попробуете дать представление и мне, и нашим зрителям, что это с точки зрения технической? Как это? Вот есть завод, к которому подведены все коммуникации, в котором налажено производство. Как его можно снять, погрузить и вывезти? Что это?

Евгений Спицын: Платформы подгоняли.

Булат Нигматулин: Давайте представим, что более 70%, около 70% военных заводов, которые были на тот момент, были вывезены. Примерно 1360 крупных заводов, а всего 2600 этих заводов промышленных. Крупные заводы, средние заводы были вывезены.

Евгений Спицын: Причем Куманев сказал, что эти цифры очень условные, их надо уточнять.

Булат Нигматулин: Да, еще многие без документов вывозились, вот как раз когда уже окружение было или потеря завода, территория завода захвачена уже противником. Обращаю внимание, что платформы подводили. Приказ был. Местные органы власти, включая партийные, вопросы решали. Решали же, они же давали приказ. Просто так рабочие не собирали бы кувалдой.

Евгений Спицын: Конечно.

Булат Нигматулин: Директор завода работал, партком работал. Так же нельзя. Это такое количество! Часы решали, сутки решали. А ведь было сказано…

Дмитрий Лысков: Нет, если я не ошибаюсь…

Булат Нигматулин: Это значит, что без управления…

Дмитрий Лысков: Ну, не может же стихийно завод переехать, я согласен. Нужно управление.

Булат Нигматулин: Стихийно невозможно это сделать.

Евгений Спицын: Конечно.

Булат Нигматулин: Дальше. Конечно, заводы были подчинены наркоматам. У каждого наркомата, будем считать, с начала войны были программы, развертывали планы эвакуации – из точки "А" в точку "Б". Не были же брошены эшелоны. Это же надо понять. Представьте себе – за полгода было 1,5 миллиона вагонов, 30 тысяч эшелонов железнодорожных. 30 тысяч эшелонов было за эти полгода от начала войны до начала 42-го года.

Дмитрий Лысков: А ведь навстречу шли эшелоны, которые шли на фронт.

Булат Нигматулин: Эти эшелоны шли навстречу. Были пробки. Ведь надо было почти 2,5 миллиона человек перевезти с востока, с мест мобилизации на фронты, в районы военных действий. И это все смогли сделать. Я хочу сказать, что вот у нас было 700 тысяч станков на начало войны. Мы 100 тысяч станков потеряли. Мы потеряли достаточно… Не так много, кстати. Немцы говорили… Мы не так много потеряли паровозов, вагонов.

Евгений Спицын: Да у немцев все время своя статистика.

Булат Нигматулин: Проблема была, кстати, у них. Они обычно захватывали территорию, брали ресурсы, сырьевые ресурсы, производственные ресурсы и на этом усиливались. Вся эта предвоенная немецко-германская империя как раз была так и создана. Это были методы блицкрига: захватить, усилиться. Дальше – опять. Прошло некоторое время, межвоенный период – и дальше захватывать новые территории. С Советским Союзом не удалось этого сделать. Да, 25–30% потеряно было. Да, конечно, был хаос. Витебск когда был? Это неделя, 10 дней, когда Белоруссия была захвачена. Конечно, был хаос.

Евгений Спицын: Так об этом и речь.

Булат Нигматулин: Там был хаос. Но железной рукой, железной волей в течение месяца, двух-трех месяцев… в течение месяца ситуация оказалась все-таки под управлением. Если бы продолжался этот хаос, о котором вы говорили, проиграли бы войну.

Дмитрий Лысков: Да, несомненно, мы вряд ли бы выиграли войну.

Булат Нигматулин: И я хотел бы процитировать постановление Государственного комитета обороны от 18-го уже ноября 41-го "Об ускоренном продвижении эшелонов с эвакуированными рабочими, служащими и колхозниками". Там написано: "Обязать Нарком путей сообщения выделять на станциях людские эшелоны и давать им преимущество в отправлении поездов перед другими поездами, кроме воинских. Установить скорость следования вагона с эвакуированными не менее 500–600 километров в сутки". Это значит…

Алексей Ханютин: Это распоряжение, а на самом деле было по-другому.

Дмитрий Лысков: На самом деле скорость действительно была и 100 километров в сутки.

Булат Нигматулин: Дальше, еще одна вещь, которая…

Дмитрий Лысков: Булат Искандерович, мы не можем сосредотачиваться сейчас на цитатах из документов.

Булат Нигматулин: Еще одна вещь, о которой рассказывал мне мой коллега. Он научный руководитель ядерного центра в Снежинске, академик Аврорин Евгений Николаевич. Ему было 10 лет. Он говорил: "Эвакуировали. На всех станциях отоваривание…"

Дмитрий Лысков: Карточек.

Булат Нигматулин: Карточек. И горячая вода. На всех станциях! Конкретный начальник станции за это отвечал.

Дмитрий Лысков: Давайте сейчас послушаем, что по поводу эвакуации писал британский журналист Александр Верт. Прошу вас.

Из книги британского журналиста Александра Верта "Россия в войне 1941–1945":

"Ночные работы производились при свете факелов и костров. Электрической энергии едва хватало на то, чтобы пустить смонтированные под открытым небом станки. Осветительная арматура прикреплялась к деревьям.

Зимой на одной из окраин Свердловска, где восстанавливался вывезенный из Киева завод "Большевик", можно было наблюдать такую картину. Под соснами, с которых свисали электрические лампы, работали станки…

В это же время в одном из городов Поволжья возводились новые корпуса крупнейшего авиастроительного предприятия страны… Еще над головой не было крыши, а станки уже действовали. Ударили сорокаградусные морозы, но люди оставались на своих рабочих местах. 10 декабря, на четырнадцатый день после прибытия последнего эшелона, завод выпустил первый истребитель МиГ, собранный из привезенных заготовок. К концу месяца было произведено уже 30 самолетов этого типа и 3 штурмовика Ил-2".

Дмитрий Лысков: И это был, конечно же, беспримерный подвиг нашего народа. Люди действительно трудились в таких условиях, которые сегодня представить себе просто невозможно. Михаил Юрьевич, заводы выгружали, как мы сегодня знаем, практически в чистое поле, цеха возводились параллельно выпуску продукции…

Алексей Ханютин: Это мифология.

Евгений Спицын: Их не выгружали в чистое поле!

Дмитрий Лысков: Расскажите, какая ситуация была на самом деле.

Алексей Ханютин: Вы знаете, здесь на самом деле… Ну, опять-таки дьявол прячется в деталях. Практически в каждом оборонном наркомате были головные предприятия и предприятия обеспечивающие. Ну, скажу честно, я не очень хорошо себе представляю ситуацию в Наркомате вооружений, в Наркомате боеприпасов. А в Наркомате авиапромышленности всего числилось порядка 150 предприятий, из них непосредственно сдачей самолетов как таковых занималось порядка двадцати. Причем из этих двадцати девять давали приблизительно 75% всего авиавыпуска. Ну и еще заводов десять производили авиамоторы. Причем из этих десяти опять-таки головных было штук семь. А все остальное – это обеспечивающие, это заводы, которые производят, я не знаю, шасси, пропеллеры, нормали, агрегаты, детали и так далее, и так далее, и так далее.

Разумеется, головные предприятия всегда размещали в каких-то капитальных строениях. Причем здесь очень удачно "выстрелили" те самые заводы-дублеры, которые частично были достроены, частично не достроены. И в эти либо достроенные, либо недостроенные цеха свозили оборудование эвакуированных предприятий. Скажем, на завод № 153 в Новосибирске, на минуточку, эвакуировали оборудование шести заводов. В Куйбышеве (сейчас Самара) незадолго до войны началось строительство такого целого аэрокуста. Там одновременно строились два… три завода – два авиастроительных и один авиамоторный. И вот на эти производственные площадки было свезено оборудование приблизительно десяти заводов.

Обеспечивающие заводы размещали по остаточному принципу: в здание клуба,  мебельного техникума, один завод поместили в недостроенный железнодорожный туннель, чтобы у него была какая-то крыша над головой.

Другое дело, что обеспечивающие заводы уже как бы размещали по остаточному принципу. Здесь кого-то помещали в здание клуба, кого-то – в здание, я не знаю, мебельного техникума, кого-то – еще куда-то. Вы знаете, в качестве такого уникального случая могу сказать, что один завод поместили (не знаю, как сказать) в здание, в помещение недостроенного железнодорожного туннеля, чтобы у него была какая-то крыша над головой.

Алексей Ханютин: Да, было такое.

Дмитрий Лысков: Алексей Юрьевич…

Алексей Ханютин: Театры оперы и балеты, школы, универмаги. Шла настоящая драка за более или менее пригодные помещения между различными наркоматами.

Дмитрий Лысков: А давайте сейчас посмотрим…

Михаил Мухин: Вот этот вариант, когда непосредственно выгружали в лесу и там, не знаю, сверху снежок сыпался, а они точили – это все-таки, на мой взгляд, некоторое преувеличение.

Дмитрий Лысков: Преувеличение?

Михаил Мухин: Возможно, такое и было, но только если с каким-то уж совсем малозначительным заводом, который выпускал что-то не принципиально важное.

Дмитрий Лысков: Алексей Юрьевич, вы начали говорить. Прошу прощения, я вас перебил.

Евгений Спицын: А мне так и не дают сказать.

Дмитрий Лысков: Одну секундочку.

Алексей Ханютин: Я боюсь, что Верт, будучи иностранным корреспондентом, конечно, опирался на газетные, печатные материалы, которые в значительной степени мифологизировали эту ситуацию.

Евгений Спицын: Опять "мифологизировали"!

Дмитрий Лысков: Сейчас, секундочку. Сейчас я вам предоставлю слово.

Алексей Ханютин: Конечно, так сказать, всеми силами искали пригодные помещения. И находили. Это не умаляет того, что условия были чудовищно сложные, что работа была на износ. У нас здесь с вами завязалась дискуссия, что вот был подвиг… Понимаете, там, где есть подвиг, там всегда есть рядом чья-то ошибка, чей-то просчет…

Евгений Спицын: Давайте посмакуем это! Давайте накануне Победы это посмакуем! Давайте!

Дмитрий Лысков: Евгений Юрьевич, прошу вас.

Алексей Ханютин: …чья-то некомпетентность, возможно, глупость, трусость и так далее.

Евгений Спицын: Ну да, да, да!

Алексей Ханютин: И там, где людям пришлось проявлять действительно этот героизм, там надо бы и разобраться в механике того, как и почему это происходило.

Дмитрий Лысков: Я считаю, что не стоит в войне на истощение с таким противником, как вся Европа, захваченная фашистами, разбираться в каких-то просчетах, вернее…

Алексей Ханютин: Нет, а почему же?

Дмитрий Лысков: Даже неправильно я выразился. Не в просчетах разбираться, а разбираться в той составляющей, которая являлась этим подвигом. Евгений Юрьевич, прошу вас, вы хотели высказаться.

Евгений Спицын: Значит, первое. У нас забывают о том, что у нас органы НКВД под руководством Лаврентия Павловича Берии принимали самое активное участие в проведении эвакуации. И там, где не срабатывал партийный аппарат, его либо быстро ставили в чувство, либо просто сотрудники НКВД подменяли собой партийных и советских работников, которые были нерадивые. Никто же не говорит, что все первые секретари горкомов, обкомов, райкомов и иных структур были прямо светочами, так сказать, во тьме. Это первое.

Второе – то, что касается эвакуации предприятий. Тоже мой коллега совершенно правильно сказал, что не было никакого вывоза в какую-то голую степь. Там, где не успевали строить заводы-дублеры, уже заранее строились… И это особенно было указано планом Третьей пятилетки, который был утвержден на XVIII съезде партии. Создавались фундаменты со всеми подведенными коммуникациями. Откуда там, извините, лампочки горели и куда подключали там те же рабочие станки? То есть стояли фундаменты. На эти фундаменты с платформ тут же снимали станки, подключали к электроэнергии – и они начинали давать продукцию. А уже потом возводили стены, крыши и все такое прочее.

Но это не в голом поле было! И вот таких площадок, извините, насчитывалось по всей стране за Уралом, за Волгой даже и за Уралом несколько сот. Поэтому правильно академик Куманев говорит. Вот те цифры, которые вы приводили – 2600 предприятий крупных, из них 1360 предприятий чисто военного профиля, то есть оборонных наркоматов. Но даже Куманев, являясь одним из крупнейших специалистов по этому периоду, он говорит, что эту цифру надо пересмотреть в сторону увеличения.

Другое дело, что у нас, к сожалению, сейчас нет достаточного количества специалистов, которые занялись бы этой столь необходимой… Ну, извините, знаете, это не написать очередную биографию какого-нибудь белого генерала или как грохнули царя-батюшку, это куда больше принесет славы и денег.

Дмитрий Лысков: Евгений Юрьевич, спасибо.

Евгений Спицын: А этим не занимаются люди! Вот о чем речь идет.

Дмитрий Лысков: Я предлагаю посмотреть еще один сюжет, на этот раз с Ижевского завода, и рассказы ветеранов этого предприятия, которые услышали наши корреспонденты.

Умные станки сами вытачивают детали, а человек лишь управляет процессом. Так выглядит современное оружейное производство Ижевского механического завода – совсем иначе, чем в далеком 1942 году, когда здесь начинал работать 17-летний юноша Иван Анисимов.

Иван Анисимов, ветеран Ижевского механического завода: Станки-то большинство устаревшие. Они были эвакуированы, перевезены из Тулы, Подольска.

Это официально Ижевский механический завод был основан только через год после начала войны. Первые конвейеры по производству боевого стрелкового оружия начали свою работу гораздо раньше – в 41-м. Именно тогда в Ижевск стали прибывать первые эшелоны эвакуированных от линии фронта предприятий.

Евгений Ульяненко, председатель Совета ветеранов Ижевского механического завода: В 41-м году сюда прибыли эшелоны подольчан из Подольска, из Тулы с оборудованием, эвакуированные. Было выделено вначале 5 гектар под эту площадку. Был построен один барак. И уже под открытым небом начинали делать продукцию.

Ночевать рабочим приходилось в плохо отапливаемых бараках. К зиме, когда над цехами уже появились крыши, на производстве было даже теплее. Иван Васильевич вспоминает, как придумали номерки для желающих поспать на резервуаре с теплой водой в одном из цехов.

Иван Анисимов: Очень мороз сильный, вода даже в станках замерзала. И была очередь, чтобы заночевать, не ходить. На этом баке тепло – вот в чем дело.

Не было у рабочих ни нормальной спецодежды, ни теплой обуви.

Иван Анисимов: Одели в ботинки на деревянной подошве. Что из себя эти ботинки представляли? Ну, сшитые полоски из свиной кожи.

Зато кормили хорошо. Говорит, к горячему обеду из трех блюд выдавали по 800 граммов хлеба в сутки. Но все равно не наедались. Работали по 12, а то и по 16 часов. До конца Великой Отечественной войны на устаревших станках завод выпустил более 1 миллиона 300 пистолетов и револьверов, больше 130 тысяч противотанковых ружей, в основном силами эвакуированных.

Евгений Ульяненко: Многих ведь и на фронт забрали, многие ушли добровольцами. Приезжих было 77% от всего состава завода.

Эвакуированные в Ижевск тульские и подольские производства стали основой предприятия, которое продолжает развиваться и в наши дни. В июле 2017 года Ижевский механический завод отметит 75-летний юбилей. И это лишь частный пример беспрецедентной эвакуации промышленных объектов в начале Великой Отечественной. По неполным данным, лишь в течение второго полугодия 1941 года на восток страны по железным дорогам было перевезено больше 2500 заводов и фабрик.

Дмитрий Лысков: Прошу вас.

Михаил Мухин: Вы знаете, я хочу сказать, что это были очень хорошие условия, по меркам Великой Отечественной войны это были еще очень приличные условия. В воспоминаниях… Все-таки я вернусь. В воспоминаниях Шахурина описывается его визит на Куйбышевский авиазавод. И там рабочие каждому блюду в столовой придумали свое название. Суп из ботвы назывался "голубая ночь". Вода с горохом называлась "осень". Суп из воблы назывался "карие глазки". И было еще что-то, что сам Шахурин так и не смог определить, и это называлось "жезловка", потому что директора завода звали Жезлов. И кстати, рабочие были ему очень благодарные, потому что Жезлов пробил создание при заводе подсобного хозяйства, чтобы там это все можно было набрать и чем-то кормить людей. И вот то, что здесь говорится, это еще было…

Алексей Ханютин: 800 грамм хлеба – это невероятно, да.

Михаил Мухин: Это, в общем, достаточно приличный уровень.

Дмитрий Лысков: Булат Искандерович, прошу вас.

Булат Нигматулин: Конечно, карточки и продукты питания были по 500 граммов для оборонных заводов и дополнительные какие-то пайки. А особенно 41-й и 42-й год. Ну, давайте вспомним, что 60% всего урожая было собрано в 41-м году, а 40% потеряно. Хотя и территория ушла, но все равно не хватало продовольствия. Конечно, подвиг наших родителей, и это безусловно. И родителей, а для многих это дедов и прадедов. Это то поколение, которое спасло нашу страну.

Михаил Мухин: Подписываюсь!

Булат Нигматулин: И управление страной. Раз победили – значит, победили. И я бы так отметил, я вот несколько раз говорил… Если сравнить, поставить оценки, то первый год войны – кол управлению Красной армией. Ну, двойка. Столько потерять территории! Вот первые полгода особенно, до Сталинграда…

Евгений Спицын: Ой-ой-ой!

Дмитрий Лысков: Евгений Юрьевич, прошу вас.

Булат Нигматулин: Потеря территории, неготовность к войне. Не умели воевать. Я помню, отец мне рассказывал. Не умели воевать! А особенно осень 41-го года. Воевать не умели, и поэтому оказались…

Дмитрий Лысков: А управление? А логистика? А хозяйство?

Булат Нигматулин: Управление экономикой – абсолютная пятерка, полная! Если говорить о немцах, то воевали… Первый год воевали – оказались там, где мы оказались. Но управление экономикой – абсолютный кол. Они в 41-м году перестали производить боеприпасы, сказали: "Хватит. И так победили". 41-й год, Шпеер говорит: "41-й год – полное отсутствие роста производства всех видов вооружений". 41-й он они потерял, просто потеряли. И это тоже дало нам возможность…

Дмитрий Лысков: Смотрите, господа, зимой 41-го года промышленность Советского Союза практически рухнула – огромное количество предприятий находятся в дороге или только ставятся на новые места. В 42-м году промышленность наращивается и выходит на довоенный уровень (и даже больше) за какие-то месяцы. Огромное количество людей на фронте, сражаются на фронте. Михаил Юрьевич, как можно оценить то, что происходило на предприятиях? Мы видели сейчас кадры хроники. Да, конечно, профессиональные рабочие. Да, конечно. Но женщины, дети?

Михаил Мухин: Нет, нет. Вот как раз здесь – нет, не профессиональные рабочие.

Дмитрий Лысков: Расскажите, пожалуйста.

Михаил Мухин: Дело в том, что когда мы говорим про то, что эвакуация была проведена успешно, мы не лукавим, мы никого не обманываем, но мы говорим с точки зрения советской статистики. Советская статистика честно говорила: мы взяли икс станков и этот икс станков честно перевезли. Правда? Правда.

Булат Нигматулин: А как рабочий класс формировали?

Михаил Мухин: Но при этом выводится за скобки, что… Удалось вывезти почти все оборудование. Не могу сказать, что все, но практически все.

Алексей Ханютин: А с людскими ресурсами была беда.

Михаил Мухин: А вот квалифицированных кадров удалось вывезти приблизительно треть. И мне бы хотелось обратить внимание, что величайшее достижение советского менеджмента… Я подчеркиваю: это величайшее достижение советского менеджмента…

Евгений Спицын: Управленцев. Управление было, а не менеджмент.

Михаил Мухин: Ну, хорошо. Управленцев, менеджеров, организаторов производства. Это то, что им удалось создать систему подготовки кадров.

Евгений Спицын: Правильно!

Михаил Мухин: Причем, понимаете, опять-таки традиционно говорится: ну да, у Советского Союза были, я не знаю, ремесленные училища, техникумы…

Евгений Спицын: ПТУ.

Михаил Мухин: Система фабрично-заводского обучения. Это тоже все было. Но мне хотелось бы подчеркнуть, что все это была капля в море. За выпускников ремесленных училищ шла форменная межведомственная борьба, потому что это была элита пополнения. А львиная доля новых рабочих, которые пришли на заводы, – это были вчерашние старшеклассники и вчерашние, извините, домохозяйки. И вот их-то…

Булат Нигматулин: Да, 50 тысяч домохозяек и 300 тысяч…

Дмитрий Лысков: 50 тысяч домохозяек?

Алексей Ханютин: Вы еще забыли трудармию, людей из Средней Азии, которых привозили, и они вообще здесь…

Михаил Мухин: По-русски не очень хорошо говорили. Это тоже было. Видите ли…

Алексей Ханютин: Военнопленные, немцы Поволжья и прочие.

Михаил Мухин: Трудармия и все, скажем так, "строители".

Булат Нигматулин: Батальоны строительные.

Михаил Мухин: Не свободные строители. Они действовали относительно недолго, потому что трудколонны достаточно быстро расформировали, а военнопленные пошли уже достаточно поздно.

Булат Нигматулин: Военнопленных у нас не было.

Михаил Мухин: Поэтому в самый страшный момент, когда нужно было вытаскивать авиапромышленность, когда нужно было осваиваться на новом месте…

Дмитрий Лысков: Кто стоял в этот момент за станками?

Вчерашние старшеклассники и бывшие домохозяйки – вот они и вытащили на своем горбу авиапромышленность.

Алексей Ханютин: Можно?

Дмитрий Лысков: Сейчас, давайте все-таки Михаила Юрьевича дослушаем.

Михаил Мухин: Вчерашние старшеклассники и бывшие домохозяйки – вот они и вытащили на своем горбу авиапромышленность.

Булат Нигматулин: Это как раз в фильме "Особо важное задание"…

Дмитрий Лысков: Спасибо. Господа, к сожалению, время программы подходит к концу. Мы сегодня говорили об одном из величайших свершений Великой Отечественной войны – об эвакуации промышленности. Хозяйственный, организационный, логистический подвиг, логистическое чудо, о котором мы не должны забыть и не имеем права его забыть. За каждой из этих фраз стоят конкретные люди. И сегодня мы кланяемся к каждому из них – к тем, кто ковал в тылу оружие Победы.

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Леонид Поляков политолог, член Экспертного совета Фонда "Институт социально-экономических и политических исследований"
  • Леонид Гозман президент общественно-политического движения "Союз правых сил"
  • Игорь Чубайс историк-россиевед
  • Андрей Колганов профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор экономических наук
  • Сергей Черняховский доктор политических наук, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова
  • Дмитрий Новиков депутат Государственной думы РФ
  • ГОСТИ

  • Олег Будницкий доктор исторических наук, профессор НИУ ВШЭ
  • Никита Соколов председатель совета Вольного исторического общества, заместитель исполнительного директора Президентского фонда Бориса Николаевича Ельцина по научной работе
  • Владимир Тихомиров главный редактор сайта "Историческая правда"
  • Игорь Курляндский старший научный сотрудник Института российской истории РАН
  • ГОСТИ

  • Владимир Лукин член Совета Федерации РФ, президент Паралимпийского комитета России
  • ГОСТИ

  • Никита Исаев директор Института актуальной экономики
  • Андрей Верников заместитель генерального директора по инвестиционному анализу ИК "Церих Кэпитал Менеджмент"
  • Евгений Коган президент инвестиционной группы "Московские партнеры", профессор Высшей школы экономики
  • Ольга Миронова генеральный директор сети индустриальных парков DEGA Development
  • Вера Адаева заместитель генерального директора АНО "Агентство по технологическому развитию"
  • Владимир Рудашевский заместитель председателя Комитета РСПП по промышленной политике
  • Инвестировать в Россию 7 июня `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Никита Масленников руководитель направления "Финансы и экономика" Института современного развития
  • Юрий Савелов член президиума "Опоры России"
  • Борис Кашин экс-депутат Госдумы, академик РАН
  • Геннадий Гудков политик
  • Владимир Григорьев эксперт в сфере банковского дела Института МИРБИС
  • Алексей Мухин политолог
  • ГОСТИ

  • Татьяна Минеева вице-президент Общероссийской общественной организации "Деловая Россия"
  • Олег Шеин депутат Государственной Думы России
  • Олег Соколов Секретарь Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР)
  • Елена Перминова заместитель председателя комитета совета федерации по бюджету и финансовым рынкам
  • ГОСТИ

  • Юрий Крупнов председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития
  • Борис Денисов старший научный сотрудник Лаборатории экономики народонаселения и демографии МГУ
  • Борис Лордкипанидзе акушер-гинеколог, кандидат медицинских наук
  • Елена Фоминых президент Ассоциации многодетных семей Московской области
  • Алена Попова общественный деятель, сооснователь проекта "W"
  • Елена Попова член Комитета Совета Федерации по социальной политике
  • Побуждение к рождаемости 1 июня `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Наталья Мильчакова заместитель директора аналитического департамента компании "Альпари", кандидат экономических наук
  • Андрей Гудков доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике
  • Дмитрий Потапенко предприниматель
  • Петр Шелищ председатель Союза потребителей России
  • Юрий Борисов директор по развитию Ассоциации компаний розничной торговли
  • ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Григорий Трофимчук политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития
  • Василий Колташов руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений
  • Анатолий Вассерман публицист
  • Сергей Марков член Общественной палаты РФ
  • Россия не Европа? 30 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Амет Володарский руководитель проекта росвуз.рф
  • Михаил Шнейдер директор московской гимназии № 45 им. Л.И. Мильграма, член президиума Всероссийской ассоциации учителей истории и обществознания
  • Ирина Волынец председатель Всероссийского общественного движения "Национальный родительский комитет"
  • Наталья Тюрина эксперт ОНФ, руководитель проекта "Социальный навигатор" МИА "Россия сегодня"
  • Наталья Толстая психотерапевт
  • Сергей Пугачев художник-модельер
  • ГОСТИ

  • Вячеслав Поставнин президент фонда "Миграция XXI век"
  • Александр Башкин член Совета Федерации РФ
  • Александра Докучаева заведующая Отделом диаспоры и миграции Института стран СНГ
  • Всеволод Радченко координатор коалиции "За визовый режим"
  • Владимир Мукомель главный научный сотрудник Института социологии РАН
  • Что делать с мигрантами? 25 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Михаил Шнейдер директор московской гимназии № 45 им. Л.И. Мильграма, член президиума Всероссийской ассоциации учителей истории и обществознания
  • Леонид Перлов учитель высшей категории, сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования "Учитель"
  • Евгений Спицын историк, советник ректора МПГУ
  • Юлия Галямина общественный деятель, научный сотрудник МГУ им. М.В. Ломоносова
  • Борис Чернышов зам. председателя комитета Госдумы РФ по образованию и науке
  • Елена Ленская декан факультета "Менеджмент в сфере образования" Московской высшей шк
  • Что в ЕГЭ осталось от ЕГЭ? 24 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Владислав Корочкин первый вице-президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства "Опора России"
  • Алексей Зубец проректор Финансового университета при Правительстве РФ
  • Игорь Варьяш ученый секретарь Ученого совета НИФИ Минфина РФ
  • Иван Мохначук член Общественной палаты
  • Ирина Соболева руководитель Центра политики занятости и социально-трудовых отношений Института экономики РАН, доктор экономических наук
  • Николай Коломейцев первый заместитель председателя Комитета ГД РФ по труду, социальной политике и де
  • ГОСТИ

  • Надежда Косарева президент Фонда "Институт экономики города"", руководитель комиссии в сфере жилищной политики Общественного совета Минстроя
  • Игорь Николаев директор Института стратегического анализа компании ФБК
  • Вячеслав Ванеев депутат муниципального собрания района Черемушки (г. Москва)
  • Юлия Галямина общественный деятель, научный сотрудник МГУ им. М.В. Ломоносова
  • Эмилия Слабунова председатель партии "Яблоко"
  • Гинзбург Александр член Общественной палаты г. Москвы
  • Кому нужна реновация? 18 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Вячеслав Бобков генеральный директор Всероссийского центра уровня жизни
  • Игорь Аглицкий профессор Финансового университета при Правительстве РФ
  • Дмитрий Потапенко предприниматель
  • Иван Мохначук член Общественной палаты
  • Александр Батурин руководитель научного направления "Оптимальное питание" ФГБУН "ФИЦ питания и биотехнологии"
  • Алла Погожаева зам. главного внештатного диетолога Минздравсоцразвития РФ
  • ГОСТИ

  • Любовь Храпылина профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления РАНГХиГС
  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Наталья Починок ректор Российского государственного социального университета
  • Иван Грачев председатель движения "Развитие предпринимательства"
  • Елена Фоминых президент Ассоциации многодетных семей Московской области
  • ГОСТИ

  • Людмила Пронина государственный советник РФ второго класса, доктор экономических наук, профессор Института государственной службы и управления (ИГСУ) РАНХиГС
  • Олег Гусев предприниматель
  • Иван Панкин креативный директор радиостанции "Комсомольская правда"
  • Марина Кащенко адвокат
  • Олег Сухарев профессор кафедры "Макроэкономическое регулирование" Финансового университета при Правительстве РФ
  • Кира Белелюбская социальный работник
  • Как справиться с бедностью? 15 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Кирилл Дружинин координатор общественного движения "Российским детям - доступное дошкольное образование"
  • Ольга Ярославская депутат Московской городской Думы, директор школы №1298
  • Виктор Панин руководитель Всероссийского общества защиты прав потребителей образовательных услуг
  • Екатерина Третьякова научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХИГС
  • Наталья Тюрина эксперт ОНФ, руководитель проекта "Социальный навигатор" МИА "Россия сегодня"
  • Все в сад? 11 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Михаил Давыдов доктор исторических наук, профессор ВШЭ
  • ГОСТИ

  • Александр Ильяшенко протоиерей, директор портала "Православие и мир"
  • Марат Аршабаев имам Московской Соборной мечети
  • Михаил Чернов председатель правления Фонда поддержки и развития еврейской культуры, традиций, образования и науки
  • Вахтанг Кипшидзе заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ
  • ГОСТИ

  • Валентина Жиромская руководитель Центра изучения истории территории и населения России ИРИ РАН
  • Алексей Исаев военный историк, кандидат исторических наук
  • Василий Шишков преподаватель кафедры истории Первого Московского образовательного комплекса
  • Ольга Жукова доцент кафедры истории Московского гуманитарного университета, кандидат исторических наук
  • ГОСТИ

  • Григорий Пернавский главный редактор издательства "Пятый Рим", публицист
  • Наталья Громова писатель, ведущий научный сотрудник Государственного литературного музея
  • Валентина Жиромская руководитель Центра изучения истории территории и населения России ИРИ РАН
  • Борис Серазетдинов ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН
  • ГОСТИ

  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Григорий Трофимчук политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития
  • Павел Данилин директор Центра политического анализа
  • Евгений Федоров депутат ГД РФ
  • Валентин Гефтер правозащитник, директор "Института прав человека"
  • Сергей Григоров историк, сопредседатель партии "Демократический выбор"
  • Личность и государство 27 апреля `17 Полный выпуск
    Показать еще

    ГОСТИ

  • Леонид Поляков политолог, член Экспертного совета Фонда "Институт социально-экономических и политических исследований"
  • Леонид Гозман президент общественно-политического движения "Союз правых сил"
  • Игорь Чубайс историк-россиевед
  • Андрей Колганов профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор экономических наук
  • Сергей Черняховский доктор политических наук, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова
  • Дмитрий Новиков депутат Государственной думы РФ
  • ГОСТИ

  • Олег Будницкий доктор исторических наук, профессор НИУ ВШЭ
  • Никита Соколов председатель совета Вольного исторического общества, заместитель исполнительного директора Президентского фонда Бориса Николаевича Ельцина по научной работе
  • Владимир Тихомиров главный редактор сайта "Историческая правда"
  • Игорь Курляндский старший научный сотрудник Института российской истории РАН
  • ГОСТИ

  • Владимир Лукин член Совета Федерации РФ, президент Паралимпийского комитета России
  • ГОСТИ

  • Никита Исаев директор Института актуальной экономики
  • Андрей Верников заместитель генерального директора по инвестиционному анализу ИК "Церих Кэпитал Менеджмент"
  • Евгений Коган президент инвестиционной группы "Московские партнеры", профессор Высшей школы экономики
  • Ольга Миронова генеральный директор сети индустриальных парков DEGA Development
  • Вера Адаева заместитель генерального директора АНО "Агентство по технологическому развитию"
  • Владимир Рудашевский заместитель председателя Комитета РСПП по промышленной политике
  • Инвестировать в Россию 7 июня `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Никита Масленников руководитель направления "Финансы и экономика" Института современного развития
  • Юрий Савелов член президиума "Опоры России"
  • Борис Кашин экс-депутат Госдумы, академик РАН
  • Геннадий Гудков политик
  • Владимир Григорьев эксперт в сфере банковского дела Института МИРБИС
  • Алексей Мухин политолог
  • ГОСТИ

  • Татьяна Минеева вице-президент Общероссийской общественной организации "Деловая Россия"
  • Олег Шеин депутат Государственной Думы России
  • Олег Соколов Секретарь Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР)
  • Елена Перминова заместитель председателя комитета совета федерации по бюджету и финансовым рынкам
  • ГОСТИ

  • Юрий Крупнов председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития
  • Борис Денисов старший научный сотрудник Лаборатории экономики народонаселения и демографии МГУ
  • Борис Лордкипанидзе акушер-гинеколог, кандидат медицинских наук
  • Елена Фоминых президент Ассоциации многодетных семей Московской области
  • Алена Попова общественный деятель, сооснователь проекта "W"
  • Елена Попова член Комитета Совета Федерации по социальной политике
  • Побуждение к рождаемости 1 июня `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Наталья Мильчакова заместитель директора аналитического департамента компании "Альпари", кандидат экономических наук
  • Андрей Гудков доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике
  • Дмитрий Потапенко предприниматель
  • Петр Шелищ председатель Союза потребителей России
  • Юрий Борисов директор по развитию Ассоциации компаний розничной торговли
  • ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Григорий Трофимчук политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития
  • Василий Колташов руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений
  • Анатолий Вассерман публицист
  • Сергей Марков член Общественной палаты РФ
  • Россия не Европа? 30 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Амет Володарский руководитель проекта росвуз.рф
  • Михаил Шнейдер директор московской гимназии № 45 им. Л.И. Мильграма, член президиума Всероссийской ассоциации учителей истории и обществознания
  • Ирина Волынец председатель Всероссийского общественного движения "Национальный родительский комитет"
  • Наталья Тюрина эксперт ОНФ, руководитель проекта "Социальный навигатор" МИА "Россия сегодня"
  • Наталья Толстая психотерапевт
  • Сергей Пугачев художник-модельер
  • ГОСТИ

  • Вячеслав Поставнин президент фонда "Миграция XXI век"
  • Александр Башкин член Совета Федерации РФ
  • Александра Докучаева заведующая Отделом диаспоры и миграции Института стран СНГ
  • Всеволод Радченко координатор коалиции "За визовый режим"
  • Владимир Мукомель главный научный сотрудник Института социологии РАН
  • Что делать с мигрантами? 25 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Михаил Шнейдер директор московской гимназии № 45 им. Л.И. Мильграма, член президиума Всероссийской ассоциации учителей истории и обществознания
  • Леонид Перлов учитель высшей категории, сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования "Учитель"
  • Евгений Спицын историк, советник ректора МПГУ
  • Юлия Галямина общественный деятель, научный сотрудник МГУ им. М.В. Ломоносова
  • Борис Чернышов зам. председателя комитета Госдумы РФ по образованию и науке
  • Елена Ленская декан факультета "Менеджмент в сфере образования" Московской высшей шк
  • Что в ЕГЭ осталось от ЕГЭ? 24 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Владислав Корочкин первый вице-президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства "Опора России"
  • Алексей Зубец проректор Финансового университета при Правительстве РФ
  • Игорь Варьяш ученый секретарь Ученого совета НИФИ Минфина РФ
  • Иван Мохначук член Общественной палаты
  • Ирина Соболева руководитель Центра политики занятости и социально-трудовых отношений Института экономики РАН, доктор экономических наук
  • Николай Коломейцев первый заместитель председателя Комитета ГД РФ по труду, социальной политике и де
  • ГОСТИ

  • Надежда Косарева президент Фонда "Институт экономики города"", руководитель комиссии в сфере жилищной политики Общественного совета Минстроя
  • Игорь Николаев директор Института стратегического анализа компании ФБК
  • Вячеслав Ванеев депутат муниципального собрания района Черемушки (г. Москва)
  • Юлия Галямина общественный деятель, научный сотрудник МГУ им. М.В. Ломоносова
  • Эмилия Слабунова председатель партии "Яблоко"
  • Гинзбург Александр член Общественной палаты г. Москвы
  • Кому нужна реновация? 18 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Вячеслав Бобков генеральный директор Всероссийского центра уровня жизни
  • Игорь Аглицкий профессор Финансового университета при Правительстве РФ
  • Дмитрий Потапенко предприниматель
  • Иван Мохначук член Общественной палаты
  • Александр Батурин руководитель научного направления "Оптимальное питание" ФГБУН "ФИЦ питания и биотехнологии"
  • Алла Погожаева зам. главного внештатного диетолога Минздравсоцразвития РФ
  • ГОСТИ

  • Любовь Храпылина профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления РАНГХиГС
  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Наталья Починок ректор Российского государственного социального университета
  • Иван Грачев председатель движения "Развитие предпринимательства"
  • Елена Фоминых президент Ассоциации многодетных семей Московской области
  • ГОСТИ

  • Людмила Пронина государственный советник РФ второго класса, доктор экономических наук, профессор Института государственной службы и управления (ИГСУ) РАНХиГС
  • Олег Гусев предприниматель
  • Иван Панкин креативный директор радиостанции "Комсомольская правда"
  • Марина Кащенко адвокат
  • Олег Сухарев профессор кафедры "Макроэкономическое регулирование" Финансового университета при Правительстве РФ
  • Кира Белелюбская социальный работник
  • Как справиться с бедностью? 15 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Кирилл Дружинин координатор общественного движения "Российским детям - доступное дошкольное образование"
  • Ольга Ярославская депутат Московской городской Думы, директор школы №1298
  • Виктор Панин руководитель Всероссийского общества защиты прав потребителей образовательных услуг
  • Екатерина Третьякова научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХИГС
  • Наталья Тюрина эксперт ОНФ, руководитель проекта "Социальный навигатор" МИА "Россия сегодня"
  • Все в сад? 11 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Михаил Давыдов доктор исторических наук, профессор ВШЭ
  • ГОСТИ

  • Валентина Жиромская руководитель Центра изучения истории территории и населения России ИРИ РАН
  • Алексей Исаев военный историк, кандидат исторических наук
  • Василий Шишков преподаватель кафедры истории Первого Московского образовательного комплекса
  • Ольга Жукова доцент кафедры истории Московского гуманитарного университета, кандидат исторических наук
  • ГОСТИ

  • Григорий Пернавский главный редактор издательства "Пятый Рим", публицист
  • Наталья Громова писатель, ведущий научный сотрудник Государственного литературного музея
  • Валентина Жиромская руководитель Центра изучения истории территории и населения России ИРИ РАН
  • Борис Серазетдинов ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН
  • ГОСТИ

  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Григорий Трофимчук политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития
  • Павел Данилин директор Центра политического анализа
  • Евгений Федоров депутат ГД РФ
  • Валентин Гефтер правозащитник, директор "Института прав человека"
  • Сергей Григоров историк, сопредседатель партии "Демократический выбор"
  • Личность и государство 27 апреля `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Михаил Делягин директор Института проблем глобализации
  • Любовь Адамская общественный деятель, кандидат социологических наук, депутат совета депутатов МО Свиблово г. Москвы
  • Роман Худяков политический деятель
  • Сергей Черняховский доктор политических наук, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова
  • Елена Михайлова директор по исследованиям ВЦИОМ
  • Быть патриотом 26 апреля `17 Полный выпуск
    Показать еще
    Минприроды опровергло слухи о застройке парка "Лосиный остров" Продажа части парка невозможна по закону
    вчера
    Мединский назвал "Оскар" перепиаренной премией Он призвал не придавать большого значения претенденту из России на премию
    вчера
    Премьера фильма "Матильда" Алексея Учителя состоится 23 октября в Мариинском театре В Москве фильм покажут 24 октября в кинотеатре "Октябрь"
    вчера

    ГОСТИ

  • Николай Миронов руководитель Центра экономических и политических реформ
  • Россия выплатила последний долг СССР Деньги были перечислены Боснии и Герцеговине
    вчера

    ГОСТИ

  • Алексей Алексеенко помощник руководителя Россельхознадзора
  • ГОСТИ

  • Сергей Крылов генеральный директор "Лиги защиты должников по кредитам"
  • вчера
    вчера

    ГОСТИ

  • Алексей Седой профессиональный инструктор по выживанию, эксперт по безопасности
  • Алексей Седой: Терроризм, как вирус, постоянно мутирует Как выжить при теракте: советы профессионального инструктора
    вчера

    У нас 800 млрд должны за ЖКХ неотключаемые потребители и бюджетники. Вот на них надо обратить внимание Минстрою

    Татьяна Овчаренко руководитель "Школы активного горожанина", эксперт в сфере ЖКХ
    В Красноярске власти окажут помощь пострадавшим от аномального ливня Прежде всего речь идет о 40 семьях из частного сектора
    вчера
    ФАС получила ходатайство от Uber и "Яндекса" об объединении бизнесов Ходатайство будет рассмотрено в течение 30 дней после его подачи
    вчера
    Анатолий Антонов стал новым послом России в США Также он занимает должность замминистра иностранных дел РФ
    вчера
    Жители Приамурья массово выкладывают в сеть фотографии и видео с богомолами Распространение богомолов связано с теплым и дождливым летом
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments