Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Александр Карпиловский: В России выходит всего 5-6 фильмов для детей в год. Но и их прокатчики не берут

Фото: Александр Подшивалов / Фотобанк Лори

Гости

Александр Карпиловскийкинорежиссер

Оксана Галькевич: Друзья, приближаются выходные. Уже сегодня среда. Тем более в этот раз они у нас майские, длинные.

Константин Чуриков: Праздник какой.

Оксана Галькевич: И всегда перед родителями встает вопрос, как организовать это время, досуг со своими детьми.

Константин Чуриков: Чем его занять, чтобы он никуда не лез?

Оксана Галькевич: Хорошо, если погода хорошая. Можно в парк сходить, на велике можно покататься. А если погода не очень хорошая, или… Вообще ты ходишь с ребенком в кино?

Константин Чуриков: Ходил бы, да пойти не на что. Собственно, о детском кино как таковом и говорим. О детском кино в России – явлении, которое, в принципе, практически отсутствует как факт, а редкими исключениями. Спросим вас, как вы считаете, в каком состоянии у нас сегодня детский кинематограф. "Чего вам не хватает?" – спрашиваем родителей. Может быть, дети тоже дозвонятся, позвонят в эфир и расскажут, что бы им хотелось видеть в отечественных кинофильмах для детей именно.

В студии у нас Александр Карпиловский, кинорежиссер, актер и сценарист. Александр, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Александр Карпиловский: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Для начала, наверное, расскажите о той премьере, которую вы готовите, чтобы мы понимали, что происходит в детском кино.

Александр Карпиловский: Конечно. С удовольствием расскажу. Я режиссер трилогии "Частное пионерское". Мы уже пять лет снимаем с одними и теми же актерами, раз в два года снимаем фильм. Фильм про детей. Называется он "Частное пионерское". Начали мы снимать, когда им было 12 лет. Они были шестиклассники. И сейчас они в третьей части закончили школу, и уехали поступать в институты. Мне кажется, это достаточно интересный эксперимент, потому что мы встречаемся с ними, так скажем, у нас такое детство, отрочество и юность.

Оксана Галькевич: Социокинематографический получился такой, да?

Александр Карпиловский: Получается, да, социологический эксперимент. И мы рассматриваем одну и ту же тему – тему любви, потому что любовный треугольник, два мальчика и девочки, они оба влюблены в эту девочку. Рассматриваем, как в зависимости от возраста меняется отношение к этому серьезному вопросу, и как от детских представлений любви через подростков они вошли в юность. Трилогия закончена, мы сняли третий фильм, и надеемся, что в этом году третий фильм увидят наши зрители. Сначала это будут фестивали, а потом, надеюсь, все-таки будет какой-то прокат.

Оксана Галькевич: А судьба первых двух частей прокатная какая была?

Александр Карпиловский: Прокатная судьба…

Оксана Галькевич: Вы сами сказали, что фестиваль – это обязательно. Это мы понимаем. А потом надеемся, что… С первыми двумя частями, которые уже готовы, как сложилось?

Александр Карпиловский: Прокат первой части был очень ограниченный. У нас термин очень своеобразный "ограниченный прокат". Что такое "ограниченный прокат"? Это порядка 50-60 копий на нашу страну, или 100 копий даже, и они идут в каких-то кинотеатра в каких-то городах. Что такое 100 копий? 100 фильмов на всю страну. И обычно это пускают где-нибудь в 10 утра, минимум рекламы, и какие-то единичные кинотеатры пускают эти фильмы в какой-то ограниченный прокат.

Оксана Галькевич: А в чем проблема? Мы с Костей – родители, мы начали с того, что приближаются большие длинные выводные в очередной раз. Даже если они и не длинные, это всего суббота-воскресенье, и вопрос, действительно, всегда встает. И мы ходим в кино часто. Но российских отечественных фильмов, не анимационных картин, а фильмов именно я не помню. Правда, в прокате в тех кинотеатрах, которые мы посещаем рядом с домом.

Александр Карпиловский: Видите, вы их не помните, а, тем не менее, их делают шесть фильмов в год ежегодно.

Оксана Галькевич: Не то, чтобы выбрать не из чего, а просто его нет, этого выбора.

Александр Карпиловский: Их нет. Правильно. Почему нет детского кино в России? Это же проблема, которая имеет несколько аспектов.

Первый аспект. Потому что детское кино не делают. Пять-шесть фильмов в год делают.

Константин Чуриков: Это мало.

Оксана Галькевич: Это мало, откровенно.

Александр Карпиловский: Это мало. Из этих 5-6 фильмов в год, если мы говорим о том, что по статистике из 10 фильмов один получается хороший – во всем мире это так, не только в России. Если мы 5-6 фильмов делаем в год, то у нас раз в два года появляется хороший симпатичный фильм. Это первое.

И второе. Даже те фильмы, которые выходят, их просто не берут прокатчики. Не берут.

Оксана Галькевич: Почему? Почему не берут? Почему всего 100 копий? Почему какие-то, как вы сами сказали, заштатные?

Константин Чуриков: И почему в 10 утра? Может быть, поэтому как раз таки, и не идут на детские фильмы? Потому что неудобно.

Оксана Галькевич: Спрос-то есть. Детей нужно водить в кино, и хочется, и с удовольствием бы я отвела. Так не на что. Почему не берут, почему не ставят?

Александр Карпиловский: Потому что для того, чтобы фильм появился в прокате, для этого нужна реклама. Потому что у нас фильм должен окупиться. Чтобы окупиться, в него нужно вложить большое количество денег в рекламу.

Константин Чуриков: Александр, получается какой-то замкнутый круг. Пока мы не будем знать о появлении нового гениального или не очень гениального российского фильма для детей, мы на него не пойдем, потому что просто не будем знать. А чтобы мы об этом узнали, все-таки нужны вложения, нужна реклама.

Александр Карпиловский: А кто делает эти вложения? Вы же не дадите деньги просто в рекламу. Никто не дает. А прокатчики тоже не дают. Они говорят: "Мы не хотим рисковать, потому что ваш фильм, отечественный фильм, неизвестно, окупится он или нет". Скорее всего, нет, потому что зрители боятся ходить на отечественные фильмы. Они отучены тому, что в России появляются хорошие детские фильмы.

Оксана Галькевич: Мне кажется, это уже было бы даже любопытно сходить, потому что подзабыли.

Константин Чуриков: Александр, вы снимаете уже не первую часть фильма, ориентированного на детей и на подростков. По сути, вы и такие, как вы, выполняют в данном случае некую социальную определенную функцию, то есть важную, наверное, для государства.

Александр Карпиловский: Да.

Константин Чуриков: А тут государство как-то вообще просто в стороне стоит, наблюдает за вашими переговорами с продюсерами?

Александр Карпиловский: Государство ведет себя очень любопытно в этой ситуации. Честно говоря, мне не очень понятно, почему так. Мы сняли первую часть "Частное пионерское – 1", фильм получил порядка 100 призов на разных международных и отечественных детских кинофестивалях.

Оксана Галькевич: То есть картина хорошая, это уже об этом как минимум говорит.

Александр Карпиловский: Слово "хорошая", как оказалось, для всех разная. Если фильм нравится детям на фестивале, для нас с вами это хорошая, а для чиновников Минкульта, они спрашивают: "А каков прокат?". Мы отдали в прокат, и, действительно, вложили какой-то небольшой бюджет в прокат – 850 тыс. руб. Прокатали таким образом, как я рассказывал, 10 утра, фильм, ни одной афиши, ничего. В прокате, естественно, ноль. Чиновники от Минкульта говорят: "Извините, ваше кино плохое, потому что в прокате ноль". Мы говорим: "Как же? Подождите. А на фестивале же вот смотрели" – "Это не имеет значение. Это фестивальная публика, это вообще другое. Кино должно приносить деньги в прокате", уверены почему-то. у нас есть такая установка сейчас – кино должно приносить деньги. И "Частное пионерское", несмотря на то, что оно нравится детям, которые пришли в кино, в прокате денег пока не принесло. Мне кажется, это временная ситуация, потому что здесь есть какой-то перекос непонятный, потому что кино, которое интересно и нравится детям, оно в принципе должно приносить – дети должны идти туда. Но для этого они должны узнать о том, что это кино существует, и кто-то должен вложить большое количество средств в промоушен. У нас ведь окупаются какие фильмы? Которые вкладываются на телевизионные каналы, у которых сопродюсерами являются каналы, и мы видим, что они действительно окупаются. Но это единицы.

Оксана Галькевич: А бюджет, который у вас есть в работе, который вы используете над фильмом, там нет возможности определенную статью изначально заложить на промоушен, на раскрутку этого фильма, на рекламу?

Александр Карпиловский: Нет, потому что бюджет фильма – 30-40 млн руб., это только чтобы его сделать. А для того, чтобы его прокатать, нужно еще 30-40 млн руб., то есть бюджет должен вырасти в два раза как минимум.

Константин Чуриков: У нас есть первый звонок. Давайте послушаем нашу зрительницу – это Галина из Омска. Галина, добрый вечер.

- Добрый вечер. Я как раз смотрю вашу передачу, и думаю: "Надо же, как хорошо вопрос этот подняли". Ведь, на самом деле, нет сказок, нет фильмов. Говорим, что дети не знают географию, не знают Ленина, Сталина и других героев Великой Отечественной войны, а это надо показывать. Раньше было много фильмов, которые затрагивали тему Великой Отечественной войны. Но даже не в этом дело.

Вместо этих всяких заморских фильмов или, как часто включаю – подготовка обеда, ужина, шашлыки и прочее. Для чего это? Дайте одну программу – подготовка обеда, ужина, или шашлыки те же, летняя тема, но включите детские фильмы, те же самые мультики, которые действительно возрождают личность человека, а не просто что скажут: "Кто такой Гагарин?". Уже Гагарина не знают, не то, что Ленина или Сталина. И хорошо, что приняли участие, я видела артиста, я не успела его вспомнить, потому что редко тоже встречается на экране телевизора, давно не видела. И хотела просто пожелать: включайте как можно больше детских фильмов.

Константин Чуриков: Включать-то надо, просто было бы что включать. Спасибо, Галина.

Разверну свой вопрос таким образом. То, о чем говорила наша зрительница. У мультфильмов теперь очень много телеканалов – "Карусель", "Мульт", – я даже не все названия сейчас вспомню. А у детского кино почему нет телеканалов? Я просто отмотаю пленку назад. Помню, было время, когда говорили: "Где же наши отечественные мультфильмы? Что мы все время смотрим "Ну, погоди!" да "Ну, погоди!"?". Открылись каналы, появилась площадка, и, наверное, стало выгоднее это снимать, появилась площадка, как сейчас говорят, для монетизации. Если бы у детского кино появился свой телеканал – это придало бы какой-то импульс?

Александр Карпиловский: Конечно. Я вообще считаю, что проблема детского кино может быть решена, на сегодняшний день этот кризис преодолен, за счет телевизионного детского кино, которого тоже нет.

Есть канал "Карусель", который беспрестанно крутит мультики, но у них нет денег на то, чтобы сделать более-менее симпатичный детский сериал, сериал для детей, многосерийный телевизионный художественный фильм для детей. Это требует вложений, эти сериалы стоят денег. А центральные федеральные телевизионные каналы не показывают и не производят детских фильмов, потому что у них существует закон, запрещающий прерывать демонстрацию детских фильмов и передач рекламой.

Константин Чуриков: Именно поэтому можно показывать знаменитое реалити-шоу, не будем его всуе упоминать, якобы ориентированное на молодежь, но де-факто смотрят дети.

Оксана Галькевич: Которые и заменили тот самый разговор о взаимоотношениях, психологии, росте, взрослении?

Александр Карпиловский: Да. Честно говоря, это ужасно, потому что реалити-шоу, на мой взгляд, не могут адекватно заменить такие важные проблемы, которые может поднять художественное кино. Разговоры о взаимоотношениях между детьми, о первой любви, даже о первом сексе, о взаимоотношениях с родителями. Родители разводятся – что делать ребенку? Столько тем, которые можно поднять с помощью телевизионного сериала.

Константин Чуриков: Не на эту же тему примерно был советский известный фильм, назывался "Вам и не снилось", да?

Александр Карпиловский: Вот, миллион полуночек. Много хороших фильмов может быть, но просто телевизионного кино вообще нет, ориентированного на детей, потому что нельзя прерывать рекламой телевизионные детские передачи, поэтому продюсеры просто чураются детского контента. Наше "Частное пионерское", какое для детей и родителей – мы делали его для детей и их родителей, – с большим трудом канал согласился показать этот фильм, и то в 10 утра в каникулы по "Первому каналу", слава богу, показали.

Оксана Галькевич: Вам передают слова благодарности. Москва и Московская область, наша телезрительница Евгения: "Прошу передать огромное спасибо Александру за фильм "Частное пионерское". Рекламирую как могу всем своим знакомым. Удачи вам большой в работе!".

Александр Карпиловский: Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Очень многие нам пишут, что ждут с нетерпением появления современного детского кино.

И у нас есть звонок – это Раиля из Казани. Давайте пообщаемся. Раиля, здравствуйте.

- Здравствуйте. Я бы хотела сказать, что я вообще даже не видела детского кино в последнее время.

Константин Чуриков: Со времен "Петрова и Васечкина".

Александр Карпиловский: Со времен "Электроника", да.

- Мне 63 года, с внучкой я даже не знаю, куда ходить.

Константин Чуриков: С другой стороны, давайте посмотрим так на проблему. Может быть, это и к лучшему? Потому что страшно представить, о чем бы сегодня – я, конечно, пока не видел вашего фильма – в принципе начали бы снимать кинорежиссеры наши фильмы для детей и про детей. Потому что детская жизнь, как и взрослая жизнь, довольно страшна сегодня по-своему. Я помню громкий сериал, премьера которого была, режиссера Гай Германики. Помните, да? Как раз таки о школе, об этих взаимоотношениях. Может, и к лучшему?

Александр Карпиловский: Прекратите. Мой сын смотрел этот сериал, и сказал: "А у меня в школе такого нет". И все. Да, Гай Германика сняла свой авторский взгляд на эту проблему. Но есть и других миллион вариантов, которыми можно было бы рассказать те же самые истории. Это другая проблема, о которой я хочу поговорить сегодня – нет людей, которые хотят и умеют снимать для детей. Вот еще что. Нет режиссеров.

Оксана Галькевич: А как это? Вашему творческому, режиссерскому сообществу, вашим коллегам неинтересна эта тематика? Или, может быть, проблемы со сценариями, с идеями, с темами? Как это?

Александр Карпиловский: Нет, неинтересна. А чего?

Константин Чуриков: То, на чем не заработаешь.

Александр Карпиловский: Вернее так. Я вам скажу, что я в 1999 году закончил Высшие курсы сценаристов и режиссеров, пришел на студию Горького, говорю: "Я хочу снимать детское кино, я детский кинорежиссер". Покрутили у виска, сказали: "Молодой человек, вы что? У нас нет детского кино". Прошло 18 лет, мы сейчас с вами об этом разговариваем: "А почему у нас нет детского кино?". Но его нет уже 18 лет. И люди, которые такие, как и я, хотели бы, может быть, снять детское кино. У них нет такой возможности. А детское кино – это некая специфика, работа с детьми – это некая специфика.

Оксана Галькевич: Но работа с детьми сейчас приносит такие деньги! Где она только ни приносит: в образовании приносит, в детских товарах приносит, в анимации, в конце концов, приносит. Может быть, кинематограф наш наконец станет следующим каким-то?

Александр Карпиловский: Да, я то же самое сидел и говорил. Я говорил прокатчикам: "Почему? Мы сняли детский фильм для детей и их родителей. Почему везде приносят прибыль, а в прокат вы не берете?". Они говорят: "А мы не возьмем, потому что мы считаем, что это большие риски, и мы вкладываться в риски не хотим. Все".

Оксана Галькевич: Давайте пообщаемся с телезрителем из Москвы Виктором.

- Добрый день. Я отчасти соглашусь с коллегой, который находится сейчас в вашей студии. На самом деле, крайне мало, кто сейчас из режиссеров может снимать детское кино, учитывая многократные специфические вещи.

С другой стороны, не соглашусь с его словами о том, что нет желающих. Желающих снимать полно. Я вам скажу на своем примере, что я третий год со своими товарищами, мы пытаемся организовать съемочный процесс. Есть масса хорошего материала, и сказки есть, и все, что хотите. Мы третий год подаем на… Вы понимаете, что бизнес в принципе раньше неохотно давал на детское кино деньги, а на сегодняшний день, учитывая тяжелое финансовое положение в стране, и, наверное, какой-то мировой кризис, то бизнес вообще не дает деньги на детское кино. Мы три года пытаемся достучаться до Министерства культуры. Учитывая, что Владимир Владимирович Путин говорит: "Ребята, снимайте кино для детей. Где детское кино? Почему нет?". Все машут головами, все хорошо, все прекрасно: "Мы будем снимать", но воз и ныне там. Министерство культуры не хочет никаким образом софинансировать это кино.

Я вам более того скажу. Коллега сказал, что производство фильмов стоит 30-40 млн руб. Согласен. Есть варианты, когда можно снять за 5 млн руб. кино, но продвижение этого продукта будет стоить гораздо дороже. Это второе.

И третье, что немаловажно. Когда вы начинаете снимать кино, вы должны прекрасно себе давать отчет в том, куда вы его потом денете. Российские каналы не берут подобную продукцию, потому что по закону телеканал не имеет права…

Константин Чуриков: Транслировать рекламу внутри.

Оксана Галькевич: Денег на этом не заработаешь, да.

- Да. Денег не заработаешь, рекламу вставлять нельзя. А специалистов и энтузиастов этого дела очень много, поверьте мне. И наверняка, бог даст, когда-нибудь мы все-таки достучимся, и все будет хорошо.

Оксана Галькевич: Пожалуйста, достучитесь быстрее. Дети растут очень быстро.

Константин Чуриков: Вы называете суммы – 30-40 млн руб.

Оксана Галькевич: Это не громадные деньги.

Константин Чуриков: С точки зрения государства это просто пшик, это мелочь. У нас сколько докидывали на знаменитый стадион "Зенит Арена" – 1 млрд руб., 2 млрд руб., 5 млрд руб., с куста так.

Оксана Галькевич: Мне кажется, у нас один футболист столько получает. Нет?

Константин Чуриков: Абсолютно. Это же вообще мелочь. Почему в этом случае такая скаредность?

Оксана Галькевич: "Зенит", "ЦСКА" с зарплаты могут скинуться, мне кажется. Нет? Футболисты.

Александр Карпиловский: Я не знаю почему. Я не знаю, почему в Министерстве культуры есть установка, что кино должно приносить прибыль, что детское кино должно быть рентабельным. Это первая установка. И вторая установка, что рентабельность детского кино, сама по себе позиция рентабельности убивает саму по себе идею детского кино.

Оксана Галькевич: Подождите, Александр. А вы не лукавите? Правда, может быть, и должно все-таки кино детское приносить прибыль, потому что анимация детская приносит прибыль, еще какую. Не только фестивальные сборы у них прекрасные. Имеется в виду не финансовые, а награды. Прокат по всему миру, покупают по всему миру, и как-то монетизируют эту модель. Творчество, оно…

Александр Карпиловский: Я не спорю.

Оксана Галькевич: Голливудское кино, детское, анимация детская зарабатывает же деньги тоже, в том числе на нашей территории, потому что у нас тут ничего не растет.

Александр Карпиловский: Опять, мы сейчас в кучу кидаем все проблемы. И получается что? Я считаю, мое личное мнение – авторского детского кино не существует, потому что детское кино изначально жанровое, детское кино изначально должно быть интересное. Оно должно быть интересное, потом должна быть воспитательная, познавательная функция в этом кино. Поэтому, если есть интересное кино, то дети должны с удовольствием его смотреть. Почему же мы не делаем интересное детское кино? Вопрос. Я отвечаю вам: потому что это трудно, потому что многие не умеют, потому что это надо научиться, потому что детское кино имеет свою специфику.

Константин Чуриков: Найти язык, и сделать так, чтобы это еще было интересно родителям. Они принимают решение, вести или не вести ребенка.

Александр Карпиловский: Да, не у всех получается. Но для того, чтобы научиться делать детское кино, нужно делать детское кино. Для этого не 5-6 фильмов нужно делать, а 105, и тогда из них 10 будет хороших. Представьте, умножить 105 на 30-40 миллионов. Это уже не копейки.

Константин Чуриков: Давайте послушаем, что хочет нам сказать Татьяна. Здравствуйте, Татьяна.

- Здравствуйте. Я бабушка, мне 67-й год, моему внуку 13-й год. Мы интересует и волнует сейчас эта проблема в преддверии хотя бы 9 мая. За месяц примерно организуйте ретроспективу показа фильмов о детях-партизанах, о детях, которые трудились в тылу, о детях, которые были на войне. Ведь "Сын полка", "Третья ракета" – прекрасные фильмы. О Вале Котике, о Зое Космодемьянской – это уже постарше.

Я смотрю иногда опросы, наши дети отвечают, кто такие одни, кто такие другие наши герои, кто такие военачальники. Они же не знают этого ничего. Скоро наши дети будут отвечать: "Великую Отечественную войну выиграли американцы". Мы дойдем до этого, потому что детям это не доносят. Они рады бы это посмотреть, но нет этого. Показывают раз в год по обещанию. Что это такое? Мы еще говорим о детском воспитании. Я очень рада, что детям стали показывать, мультфильм сняли о трех богатырях, интерпретация. Но это интересно, я сама смотрела.

Константин Чуриков: Мультфильм, заметьте. Все-таки живых детей в кадре нет.

Александр Карпиловский: Хочу прокомментировать замечательное высказывание. Многие говорят, что это нужно. Все люди говорят: "Вот как было бы неплохо, чтобы это было". Есть проблема, что старое советское кино, которое грело душу всех нас с вами, и людей более-менее старшего возраста – для современных детей это кино в большинстве своем неинтересно.

Оксана Галькевич: Другая жизнь была.

Александр Карпиловский: Я сейчас по роду деятельности пересмотрел много фильмов 1970-х годов – ну, неинтересно это уже. Даже мои любимые, которые я в детстве смотрел с упоением, я смотрю, и все это уже скучно.

Константин Чуриков: Слушайте, только не "Гости из будущего".

Александр Карпиловский: Видите как. Хорошо, только не "Гости из будущего", а "Гости из будущего", я честно скажу, с большим трудом досмотрел первую серию до конца. Вы удивляетесь. А вы сами посмотрите "Гости из будущего".

Константин Чуриков: Так я смотрел. Я постоянно с ребенком как раз таки из-за нехватки современного кино до дыр засматриваю.

Александр Карпиловский: Хорошо, это мое частное мнение. Дети современные требуют современного русского языка, современного киноязыка. Конечно же, у нас есть богатейшие темы – подвиг детей, подростков во время Великой Отечественной войны. Да миллион тем, которые мы можем поднимать. Но нет детского кино, нет желания у бизнеса вкладывать в детское кино, потому что есть установка, что детское кино нерентабельно. Мультики когда-то то же самое, пока не пришел один человек и не сказал: "А мы сделаем". Взял, сделал, вложил какие-то деньги, и получилось. Я абсолютно уверен, что просто стоит только взять и начать сейчас вкладывать в детское телевизионное кино, и как только появятся детские телевизионные сериалы, которые могут в принципе быть рентабельными… Надо убрать этот закон, нужно сделать какую-то поправку к этому закону.

Оксана Галькевич: Закон надо убрать. По крайней мере дать возможность зарабатывать на рекламе во время показал.

Александр Карпиловский: Конечно. То, что нет детского кино – это намного страшнее, чем тот вред, который принесет прерывание рекламой…

Константин Чуриков: Да. Будем смотреть какое-то кино, критиковать или, наоборот, хвалить. То же с мультфильмами с нашими.

Оксана Галькевич: Или хвалить, но, по крайней мере, будем работать.

Александр Карпиловский: Конечно.

Константин Чуриков: Кто-то говорит, что "Маша и Медведь" – это здорово, кто-то говорит, что это плохо.

Оксана Галькевич: Я понимаю, что сложный диалог с Минкультом, что не пробиться к Мединскому и так далее. Кто-то говорит, что "Не будем рисковать". Но по нашему СМС-порталу судя, я могу сказать вам, что спрос, запрос очень большой у аудитории на детское кино. И еще я хочу вас порадовать, нам пишут очень много слов благодарности, просят вам передать. Кемеровская область за ваш фильм, Республика Саха — Якутия, Ставропольский край, Москва, Московская область и Татарстан, Красноярск. Все видели ваш фильм, передают привет, и говорят: "Так держать! Спасибо!".

Александр Карпиловский: Спасибо интернету! Спасибо!

Константин Чуриков: Мы ваш фильм посмотрим, честное пионерское.

Александр Карпиловский: Да-да-да, "Частное пионерское".

Константин Чуриков: Мы говорим "честное пионерское".

Александр Карпиловский: Да. Благодаря тому, что есть интернет, у нашего фильма есть зрители. Сейчас интернет – это еще одна площадка, где детское кино может дойти гораздо быстрее до своего потребителя. И, может быть, кабельное телевидение – это как раз и будет то самое, что возродит детское кино в России. Потому что дети смотрят интернет в основном.

Константин Чуриков: Там, я думаю, вы и встретитесь в том числе.

Александр Карпиловский: И там мы и встретимся, конечно.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо. У нас в студии был Александр Карпиловский, кинорежиссер, актер и сценарист.

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Светлана Касина генеральный директор "Национального НПФ"
  • ГОСТИ

  • Олег Рурин заместитель генерального директора госкорпорации "Фонд содействия реформированию ЖКХ"
  • ГОСТИ

  • Алексей Кравцов член Общественного совета при ФССП, председатель Арбитражного третейского суда
  • ГОСТИ

  • Александр Михайленко профессор кафедры международной безопасности и внешнеполитической деятельности России Факультета национальной безопасности РАНХиГС
  • Барух Бен-Нерия эксперт по военно-политическим делам (Израиль)
  • ГОСТИ

  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Павел Медведев финансовый омбудсмен, доктор экономических наук, профессор
  • ГОСТИ

  • Павел Бранд невролог, медицинский директор сети клиник "Семейная"
  • ГОСТИ

  • Светлана Брюховецкая проректор по маркетингу и работе с абитуриентами Финансового университета Правительства РФ, ответственный секретарь приемной кампании
  • ГОСТИ

  • Дмитрий Андреянов журналист (Ростовская обл.)
  • Евгений Опарин корреспондент (г. Владивосток)
  • Владимир Рудометкин генеральный директор ОАО "Гипроречтранс", председатель Отделения "Транспортное строительство" Российской академии транспорта
  • Жанна Мейлер корреспондент (г. Калининград)
  • ГОСТИ

  • Михаил Крейндлин руководитель программы по особо охраняемым природным территориям "Гринпис России"
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • ГОСТИ

  • Владимир Кашин председатель Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, академик РАН
  • Ольга Башмачникова вице-президент Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России
  • Алексей Кордумов терапевт, врач общей практики (Архангельская обл.)
  • Ольга Чаплина руководитель инициативной группы (д. Кашмаши, Чувашия)
  • ГОСТИ

  • Евгений Ямбург заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, академик Российской Академии образования, директор московского Центра образования №109
  • ГОСТИ

  • Валентина Сляднева оператор машинного доения
  • ГОСТИ

  • Евгений Ким ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН
  • ГОСТИ

  • Давид Мелик-Гусейнов директор НИИ Организации здравоохранения и медицинского менеджмента Москвы
  • Виктор Рожков координатор проекта ОНФ "Народная оценка качества"
  • Показать еще
    Показать еще
    52 минуты назад
    В Ставрополе китайская делегация присоединилась к занятиям йогой с местными жителями Китайцы внимательно изучили опыт ставропольских мастеров
    52 минуты назад
    В Сургуте неизвестный ранил ножом восемь прохожих Нападавший был застрелен на месте преступления
    час назад
    2 часа назад
    В Крыму сошел селевой поток и унес десятки машин Происшествие произошло под Судаком
    3 часа назад
    Глава Генштаба РФ вручил сирийскому генералу наградное оружие Он получил оружие за высадку в тыл террористов
    3 часа назад
    В Европе произошли сразу два случая нападения с ножом на прохожих Нападения произошли в финском Турку и немецком городе Вупперталь
    вчера

    ГОСТИ

  • Светлана Касина генеральный директор "Национального НПФ"
  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Телеканал "Лайф" прекратит вещание Последний день вещания – 18 августа
    вчера
    Лимузин Бориса Ельцина выставили на продажу за 19,7 млн рублей Машина выставлена на продажу в Петербурге
    вчера

    Надо, чтобы не бизнес шел к государству за поддержкой, а государство само предлагало помощь бизнесу

    Юрий Савелов член президиума объединения предпринимателей "Опора России"
    Уже двое суток 100 тысяч жителей в Ростовской области остаются без питьевой воды Ее подачу в городах Новошахтинск и Красный Сулин перекрыли накануне
    вчера

    ГОСТИ

  • Андрей Осипов автоэксперт, редактор сайта osipov.pro
  • ГОСТИ

  • Олег Рурин заместитель генерального директора госкорпорации "Фонд содействия реформированию ЖКХ"
  • Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments