Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Александр Васанов: В обществе должна быть четкая позиция – если есть насилие, оно не должно быть скрыто

Гости

Александр Васановадвокат национальной юридической фирмы "Инфралекс"

Константин Чуриков: Ну, а первую тему сегодняшнего эфира начнем почти по Шекспиру, только поставим вопрос по-другому "Бить или не бить?". Ну, это не пропаганда насилия. Просто попытка разобраться в целесообразности нового законопроекта, внесенного в Госдуму. Группа депутатов и сенаторов предлагает смягчить наказание за побои в отношении близких родственников. Вот сейчас, благодаря Думе прежнего созыва, условный "шлепок по мягкому месту", правда, в отношении постороннего человека - это административка. А то же самое в отношении кого-то из членов семьи – уже уголовное преступление. Вот и подумали, парламентарии, а не всё ли равно, кто кого порет, ведь результат-то одинаковый. Ну, самое главное здесь - не перегнуть палку. Потому что есть побои, вот те же самые синяки и ссадины (собственно, поболят и пройдут), а есть умышленное причинение вреда здоровью, это уже совсем другая песня. И вот эту статью, в отношении даже близких родственников, никто отменять не собирается. Предвидя дискуссию, которая сейчас развернется, хочется вспомнить миниатюру Аркадия Исааковича Райкина, заодно и обстановку разрядим.

Слушайте, а может их драть? Я про детей, про этих соловьев-разбойников. Нас-то драли, и ничего как видите, целое поколение выросло. Вот в моей семье Сидоровых мой отец Сидоров-старший меня Сидорово младшего лупил как сидорову козу. Вам это же самое может рассказать о себе любой интеллигентный человек. Конечно, могут быть и другие методы воспитания, но для этого нужны и люди, и время, и деньги. А тут дешево и сердито. И главное, всё под руками: ремень, руки и это самое… объект воспитания. Подумайте! Не так глупо, а?

Константин Чуриков: Ну, а теперь к разговору приглашаем всех вас и нашего гостя. К нам присоединяется Александр Васанов, адвокат Национальной юридической фирмы "Инфралекс". Александр, здравствуйте!

Александр Васанов: Здравствуйте!

Константин Чуриков: Ну, так давайте разберемся. Всё-таки вот нынче, сейчас, что, как говорил Райкин, "могут быть" тому, кто поднимает руку на ближнего своего?

Александр Васанов: С лета 2016 года была изменена статья 116 УК РФ, в которую было введено определённое новое положение. Согласно которому за причинение побоев близким, т.е. побоев или иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, предусмотренных статьёй 115 УК РФ, это, как вы уже сказали, причинение лёгкого вреда здоровью. И за эти действия либо будет нести уголовную ответственность, а в отличие от побоев постороннему человеку, вплоть до двух лет лишения свободы. Побои, причинённые постороннему человеку, будем говорить – не входящего в круг близких людей, за такие действия лицо будет нести административную ответственность, до 15 суток.

Константин Чуриков: Т.е. лучше побить чужого?

Оксана Галькевич: Ну, совсем недавно, я так понимаю, была эта норма изменена? Введение появилось в законодательстве нашем?  Вы сказали "лето 2016 года".

Александр Васанов: Да-да-да. Летом данная норма была изменена. Но парадоксальная ситуация здесь в следующем. Если статья 116 предусматривает за побои срок до 2 лет лишения свободы, то за легкий вред здоровья тому же близкому человеку статья 115 предусматривает до трех месяцев, если я не ошибаюсь. Т.е. будем говорить, складывается ситуация, при которой, чтобы избежать уголовной ответственности, нужно ударить посильнее. Т.е. ситуация странная и несколько нелогичная. В связи с этим я как бы с согласен из законодательной инициативой, которая сейчас уже повторно выносится на рассмотрение, для того чтобы исключить указание на близких людей.

Оксана Галькевич: Давайте привлечем наших зрителей к разговору, такие темы обычно довольно бодро обсуждаются в прямом эфире. Друзья, мы хотим выяснить сейчас, как вы относитесь к уголовной ответственности, уголовной статье за домашнее насилие. Вы считаете, это нужно - "да" или "нет"? Присылайте ответ на наш смс-портал 3443, вначале ставьте буквы "ОТР", это всё бесплатно, можете позвонить и тоже высказаться, некоторые, кстати, уже развернуто комментируют в своих смс-сообщениях.

КОнстанин Чуриков: Когда мы говорим о побоях в семье, мы имеем в виду, ну самое очевидное, что приходит на ум, - это как раз-таки методы воспитания. Тут можно спорить и дискутировать, кто какие предпочитает. Но, тем не менее, какие ещё бывают, скажем так, случаи домашнего насилия? Т.е. собственно по практике обращений в органы  и так далее.

Александр Васанов: Ну, здесь, наверное, методы воспитания можно толковать расширенно. Воспитывают очень часто не только детей, но и супругов. Как правило, это очень часто мужчины воспитывают своих жён, подчас даже родителей. И, к сожалению, но самая проблема большая, по моему мнению, в том, что данные действия, как правило, являются латентными. Т.е. очень часты случаи, когда пострадавшие просто не обращаются в органы внутренних дел, для того чтобы, как минимум, зафиксировать факт такого противоправного поведения человека в семье. И мало того, что человек остается безнаказанным, более того, такой случай никаким образом не попадает в статистику, в результате чего даже сейчас официальная статистика есть по случаям насилия в семье, она не является полной, потому что о большинстве таких случаев просто неизвестно. Люди  терпят годами насилие, и ничего с этим не происходит.

Оксана Галькевич: Ну, может быть, это потому что у нас нет, вот знаете, какой-то общественной позиции по этому вопросу? И, соответственно, мы когда выносим это вот даже на обсуждение с правоохранительными органами… Приходим вот, например, обращаемся с такой проблемой. Мы встречаем определённое отношение. Женщина, я там не знаю, если вдруг ребенок потерпел какие-то побои…. Не всегда полиция, так скажем, эмоционально поддерживает этого человека, берет в разработку это дело. Встречаем определённое отношение. Иногда какими-то фразами, иногда какими-то полуфразами. В отделении полиции мы можем услышать что-то такое: "Ну, а мы что тут скорая? Я вам коллектор? Или ещё там кто-то?" Ну, т.е. понимаете, мы понимаем, зачем это делается: очень много работы, большой объём работы в полиции. Всё прекрасно понимаем, но это, в общем, определённый настрой общественный.

Александр Васанов
: Вы совершенно правы. Для того чтобы изменить ситуацию, недостаточно будем просто играть с наказаниями: увеличивать, уменьшать. Тут не столько важен размер наказания, сколько его необратимость. Здесь действительно позиция в обществе должна быть четкая. Если есть насилие  - оно не должно быть скрыто. О нем нужно заявлять, пусть даже преодолевая бюрократические барьеры, которые, ну, к сожалению, как вы тоже совершенно правильно сказали, наличествуют у нас в органах внутренних дел тоже подчас. И, естественно, здесь должна быть пропаганда и среди просто людей, и, естественно,  среди разных лиц, которые обязаны в этой ситуации участвовать, это органы опеки и полиция.

Оксана Галькевич: Вы знаете, я вот даже думаю, что полиции необязательно какую-то эмоциональную поддержку, просто спокойно принять заявление об этом, спокойно взять в разработку. Потому что человек унижен. Когда тебя бьют – это унижение, человек подавлен, раздавлен. Он нашел в себе какую-то крупицу сил прийти об этом сообщить в полицию и, в общем, не всегда, так скажем, это всё… В этом удается ход какой-то правильный.

Александр Васанов: Совершенно верно.

Оксана Галькевич: Это ещё одно дополнительно унижение. 

Александр Васанов: Абсолютно правильно. Ну, так сказать, в последнее время даже по работе сталкиваюсь с тем, что сотрудники полиции, именно которые отвечают за первоначальный прием людей, они ведут себя более лояльно, нежели раньше. Поэтому, может быть, какие-то подвижки в этом направлении идут. Но в первую очередь, конечно, здесь должна вестись работа с людьми именно пропагандистская , направленная на то что бы не допускать, не спускать с рук насилие, которое в семье в первую очередь. Ну уже на улице тем более.

Константин Чуриков: Важный нюанс. Несмотря на то, что депутаты говорят о том, что они хотели бы декриминализовать вот именно этот аспект – побои в отношении родственников близких, тем не менее, если это система, и если это будет повторяться, как вот одна из авторов проекта говорила, - то всё равно светит та самая уже уголовная статья. Давайте разъясним, если всё-таки решение будет принято, в кодексе об административных нарушениях что прописано по поводу побоев?

Александр Васанов: Значит, да, как я уже говорил, летом побои были декриминализованы. И за такие действия лиц несет административную ответственность. До 15 суток, если не ошибаюсь, максимальное наказание.

Константин Чуриков:
А штраф какой, если штраф?

Александр Васанов: Штраф… там несколько десятков тысяч рублей, т.е. не больше. Ну, если лицо в течение года совершает подобные действия, он же несет уголовную ответственность по статье 116.1 и там уже до нескольких месяцев наказания.

Константин Чуриков: Даже наверное уточним, если за повторное совершение таких действий гражданин, в отношение которого произведено насилие, повторно обратиться, то тогда уже уголовная статья.

Оксана Галькевич: Вот некоторые нам пишут, что года до греха дойдет, тогда уже будет, собственно, расследование и дело. Скажите, Александр, вот такие колебания метания наших законодателей…  Мы всё-таки ожидаем, что когда закон принимается,  или какие-то изменения вносят, то это всегда взвешенное решение. Вот вы сказали, что только-только, вот летом 2016 года, изменилась законодательная норма. Сейчас вдруг снова заговорили о том, что надо опять поменять. С чего вдруг? А чем тогда руководствовались летом 2016 года, какие аргументы принимали?

Александр Васанов: Очевидно, главным аргументом было максимально защитить семью именно от насилия. Но как уже утверждают те, кто выходит нынче с законодательными инициативами по изменению этой статьи, молот здесь получился гораздо более весомым, нежели чем предполагалось изначально. Потому что ранее не дифференцировалась ответственность в зависимости от того, кому эти побои причинили, то теперь дифференцируется. Если это семья, то человек сразу получает клеймо, так сказать, уголовника, хоть и дело может быть прекращено за примирение с потерпевшим, но тем не менее она не прекращается автоматически. И здесь может сложиться ситуация, когда ввиду большого количества людей, которые понесут уголовную ответственность, может начаться лавина случаев, когда детей будут изымать из семей, чего многие сейчас так бояться, этой пресловутой ювенальной юстиции.

Оксана Галькевич: Так пусть не бьют, чтоб не бояться. Ну, правда. Не надо бить тогда своих детей, не надо унижать. Надо разговаривать с ребенком, какие-то другие способы воспитания попробовать.

Александр Васанов: Я совершенно с вами согласен, но опять же здесь мы возвращаемся к той ситуация, когда грань между побоями и лёгким вредом здоровью  - она призрачна. Т.е. есть определённые медицинское критерии, по которым устанавливается вред здоровью. В том числе и побои. Будем говорить, ударишь посильнее – наказание будет меньше, ударишь поменьше – образуется синяк или ссадина, то уже попадаешь под статью 116 существующую в нынешнем виде и до двух лет лишения свободы. Если по статье 115 , т.е. лёгкий вред здоровью – дело подлежит прекращению, автоматически при примирении с потерпевшим, то, если мы говорим о побое, в результате которого образовался там синяк, то это дело уже автоматически не прекращается. Хотя, как правило, оно прекращается в виду там тенденций к гуманизации нашей судебной системы. Но тем не мене есть такая вероятность, что дело не прекращено будет.

Константин Чуриков: К нам присоединяется Ирина из Липецка. Давайте послушаем, что Ирина нам хочется рассказать. Здравствуйте.

Ирина, г. Липецк: Здравствуйте. Я бы хотела ввести некоторое дополнение моральное, когда идет травля дома. Допустим, два-три дня человек травлю устраивают и стрессовую ситуацию устраивают, и так изо дня в день.

Константин Чуриков: Так, это, если не секрет, Ирина, вы о ком говорите?

Ирина, г. Липецк: Я говорю о … Я не буду называть фамилий, я говорю о людях, что такое очень часто бывает. И у человека до того исходит нервная система на нет. Вот за это тоже надо наказывать.

Оксана Галькевич:  Вот как бы вы с юридической точки зрения прокомментировали?

Константин Чуриков: Моральный вред – есть такое понятие, да? Побоев нет, но есть моральный вред, стресс.

Александр Васанов
: Данную ситуацию нужно решать с точки зрения гражданского права. Т.е. если невозможно совместно проживать. Т.е. если люди там выходя замуж или женясь, они определённым образом были к друг другу настроены, если впоследствии эта ситуация изменилась, то эту ситуацию нужно решать с помощью гражданского права. Это либо разводиться, разъезжаться, если невозможно сосуществование вместе, ну и компенсация морального вреда, хотя его очень сложно доказать в таком случае. Но опять же нельзя, так сказать, спускать даже такого насилия, пусть даже не физического, а морального. Потому что в дальнейшем ситуация будет только усугубляться.

Константин Чуриков: Вот мы говорили о работниках полиции, о нашем представлении о том, как они сегодня могут реагировать на подобного рода обращения.  А как сделать так, чтобы обращение было принято? Как фиксировать побои правильно? Вот как это сделать? Ну если конечно человек… Ну, естественно, ребенок этого не знает, но если там, условное говоря, муж бьёт жену, вот как ей при этом быть?

Александр Васанов: Значит, если происходит ситуация, при которой кто-то получает какие-то повреждение, и, естественно, человек совершает какие-то противоправные действия. Первый шаг, если есть вероятность причинения большего вреда – это звонить в полицию, сразу по номеру там 112, вызывать наряд. Полиция обязана приезжать и провести проверку.

Константин Чуриков: Уточним, 102. 102- это сразу. А 112 – это уже единый с мобильного.

Александр Васанов: Ну да, как бы звонить в полицию, естественно, приедет наряд. Если случай единичный. Вечером там повздорил, один человек ударил другого. То на следующий день можно пойти в травмпункт, зафиксировать повреждения, которые произошли,  которые имеются на теле, либо сразу пойти в полицию, и оттуда же будет выдано направление в травмпункт.

Константин Чуриков: Т.е. справки достаточно? Или фотофиксация должна быть какая-то? Вот синяк, я не знаю, шрам…

Александр Васанов: Ну, лишним это не будет. Будем говорить, можно и сфотографировать. Но в любом случае первоначальный документ, на который будет ориентироваться тот, кто будет принимать решение по поводу размера физического вреда, - естественно, это справка от врача. Либо в травмпункт, потом в полицию, либо в полицию, потом в травмпункт. Механизм такой. И в дальнейшем уже, соответственно, если человек намерен привлечь того, кто причинил эти повреждения, к ответственности, он пишет заявление в полицию о привлечении этого лица к ответственности. Дальше уже проводится следственная проверка, либо возбуждается дело, либо передается…

Константин Чуриков: Спасибо за разъяснение, будем надеяться, что никому не пригодится.

Оксана Галькевич:  Александр, у нас, есть звонок из Калининграда ,от нашего телезрителя, Вячеслав его зовут, давайте его послушаем. Там вот как раз тоже сложная семейная ситуация. Вячеслав, здравствуйте.

Константин Чуриков: Вячеслав, добрый день. А Вячеслав нас слушает по телевизору, поэтому идет задержка звука. Вячеслав, вы нас в трубке слушайте, тогда мы будем общаться быстрее, а телевизор потише, пожалуйста, сделайте.

Вячеслав, г. Калининград: Здравствуйте.  Вот у меня была такая ситуация. У меня …

Константин Чуриков: В трубке нас слушайте, телевизор потише. Слушаем вашу ситуацию.
 
Вячеслав, г. Калининград: Здравствуйте.  Вот у меня была такая ситуация. Когда у меня… Вот я люблю свою жену…

Оксана Галькевич: Так…

Вячеслав, г. Калининград: Вы меня слышите?

Оксана Галькевич: Мы слышим вас. Вы, пожалуйста, трубку телефонную поближе к ушку, а телевизор потише.

Вячеслав, г. Калининград: Всё, телевизор сейчас выключаю

Оксана Галькевич: Отлично.

Вячеслав, г. Калининград: Знаете, у меня была такая ситуация. У меня супруга очень хороший человек. Я её очень люблю. Но получается. Иногда бывает такое. Она выпьет и начинает меня избивать. И вот я не знаю что делать, да – отвечаю, если я... Знаете, я вот жил в Афганистане. Если я ударю её сильно, то вы сами понимаете, будет смерть.  И поэтому я не знаю, как себя вести. Посоветуйте что-нибудь. Что мне делать?

Константин Чуриков: Вячеслав, а  вы пробовали, поговорить об этой проблеме с супругой, что она вам говорила?

Вячеслав, г. Калининград: Пробовал, у неё крыша едет.

Константин Чуриков: Всё понятно. Ну что скажете, как тут быть? А предположим, не дай бог, правда…

Оксана Галькевич: А, кстати говоря, человек отдает себе отчет, что он сильнее жены, и в случае применения некой физической силы, он может её либо покалечить, либо, уж простите, вообще до смерти довести. Он–то себе отчет отдает. А она себе отчета не отдает в том, что человек подвергает унижению, физическому насилию.

Александр Васанов: Ну здесь остается, как говорится, только радоваться, что человек сознательный и всё это понимает. Ну что здесь посоветовать. Не давать супруге приходить в такое состояние, в котором она себя не контролирует,  как-то пытаться этому противодействовать, если невозможно с этим мириться. Ну как бы здесь нужно исходить из того, что в случае, если он будет применять физическую силу, даже для успокоения, такое возможно, люди все разные, даже пытаясь успокоить там буйную жену, можно оставить ей синяки, она пойдет в травмпункт с ним. Ничто не исключено. Здесь наверно нужно это проблему решать.

Оксана Галькевич: Т.е. виноватым ещё он останется в итоге, да?

Александр Васанов:  Да. Не исключено. 

Оксана Галькевич: Вот есть какая предвзятость, может быть, будет ли в данной ситуации? Потому что, ну всё-таки, да, чаще у нас так получается, что в качестве жертв выступают женщины? А тут мужчина. Будет ли со стороны судебной инстанции, правоохранительных органов… возможна ли какая-то предвзятость в отношении таких лиц?

Константин Чуриков: Я просто заранее представляю, как его встретят в отделении полиции?

Оксана Галькевич: Вот, кстати говоря, это тоже. И женщина не может прийти со своей бедой, и мужчина в такой ситуация тоже не может обратиться. В одном смысле хмыкнут, а в другом месте на смех поднимут. А что? А там творится чёрт-те что в семье.

Александр Васанов: Как раз когда приходит женщина с такой бедой, чем когда приходит мужчина и говорит, что его бьёт жена. По поводу предвзятости, наверное, в каждом конкретном случае нужно рассматривать подобные ситуация. Конечно, такая предвзятость может быть, хотя суд у нас независимый, естественно, он не должен смотреть ни на пол, ни на возраст, а рассматривать исключительно с точки зрения права. И в полиции то же самое. Здесь вот в этой конкретной ситуации, которую изложил телезритель, ну можно посоветовать каким-то образом с психологами эту проблему решать, потому как…

Оксана Галькевич: Я вот тоже хотела сказать. Вячеслав, вам надо, конечно, разобраться в отношениях с супругой, может быть с психологами поговорить. Каким бы хорошим человеком она не была всё-таки…

Константин Чуриков:  Ну, Вячеслав же сказал, "крыша поехала" про супругу…

Оксана Галькевич: Телезрители очень активно комментируют. Некоторые пишут, что если ребенка не бить, то он может быть не усвоит каких-то важных вещей. А почему-то всё время вспоминаю Хармса, потому что от битья лучше сделаться нельзя. В связи с этим вопрос нашему гостю. Александр, вот скажите, я не юрист конечно, но я всё-таки не понимаю вот этой вот амплитуды. Почему у нас полицейских бить нельзя – это сразу уголовное преследование, а детей бить можно? Почему у нас на улице кого-то чужого человека - это будет административное преследование, допустим, сейчас, а в семье кого-то  ударить – это уголовное преследование. Почему вот такая разница? Мне кажется, если это насилие - оно насилие всегда, по отношению к любому человеку, маленькому, большому, худому, толстому. Это насилие. Если нельзя бить полицейских, то значит нельзя бить и детей. Если нельзя бить женщин, то нельзя бить и мужчин. Абсолютно неважно. Я чего-то неправильно понимаю? В своей голове вот пытаюсь уложить.

Александр Васанов: Ну, по поводу полицейских и других представителей власти, здесь как бы немножко…

Оксана Галькевич: Ну и вообще женщин, мужчин, детей, толстых, худых, жителей Юга, Севера, вот это зачем всё законодательстве? Насилие – есть насилие.

Александр Васанов: Здесь есть дифференциация ответственности за каждое деяние, о которых вы говорили в зависимости от общественной опасности. Если мы говорим о полицейском, то это человек, представитель власти, который  наделен определёнными полномочиям, будем говорить, его должны слушаться беспрекословно, но естественно, презюмируется, что его требования, и какие-то иные действия, - они отвечают закону , естественно. За нарушения закона полицейский несет большую ответственность, чем обычный гражданин. Потому что он наделен определёнными правами. И в отношении него также если совершается противоправное действие, то лицо несет большую ответственность.

По поводу насилия. Ну, здесь вы правы относительно того, кто является объектом этого насилия. Насилие в отношении, побои те же, в отношении постороннего человека, в и отношении близкого человека не совсем, наверное, правильно было здесь их дифференцировать , и здесь ответственность должна быть одинаковая, как собственно депутаты сейчас предлагают.

Константин Чуриков:  Резонный вопрос задает, я так понимаю всё-таки, женщина:

- Если муж бьёт жену, а в семье работает только жена, то кто будет платить штраф? Опять-таки жена?

Вот эта коллизия, её можно как-нибудь предусмотреть? Это мы так депутатам набрасываем. Они же ещё буду рассматривать. Вот пускай там прописывают. У нас есть звонок. Андрей из Норильска, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Говорите, пожалуйста.

Андрей, г. Норильск: Здравствуйте. У меня вот такой вопрос к вам. Домашнее насилие. Вот вы не думаете, что если будет уголовная статься, она и есть, также отбывают наказание и всё Она просто будет повышать статистику раскрывания преступлений , и также повышать, как было в моем данном случае, перевели это всё в тяжкое преступление, преподнесли это как раскрытие тяжкого преступления  в кратчайшие сроки ...

Константин Чуриков:  С одной стороны да, показатели там растут, всем хорошо.

Андрей, г. Норильск: Да, да. Растут показатели, и это не первый случай. Я не один отбывал за это, я отбывал четыре года за то, что с любимой женой нас развели, расстались с ней, за нашу ссору.

Константин Чуриков:  Так подождите, вот с этого места поподробней. Андрей ,это важно. Расскажите, что было, что произошло?

Андрей, г. Норильск: У нас произошла ссора. Обычная домашняя ссора, очень редкостная, мы никогда не ругались, в общем-то. Ну само собой я собрался, вроде как, уходить, чтобы дальше не ссорились. Жена меня задерживала.

Оксана Галькевич: Так.

Андрей, г. Норильск: Ну, супруга… прям вот аж до смешного доходит. Она падает и ломает два ребра. В нашей вот этой потасовке. Без избиения, ног, рук и этого самого. Меня обвинили. Т.е. привели в больницу, когда я сам вышел из скорой, я всё сам всё сделал. Ей тоже сделали…

Константин Чуриков:  Рассказываете, рассказывайте, интересно.

Андрей, г. Норильск: Ей просто сделали прокол, который или как это звучит-то, в общем получилось тяжкое телесное повреждение.

Константин Чуриков: Якобы от вас?

Оксана Галькевич: Ну, понятно.

Андрей , г. Норильск: На мой вопрос врачу "зачем и как", он говорит: "А я здесь при чем? Мне милиция сказала подстраховаться". Всё.

Константин Чуриков: И коротко: как вас наказали за это?

Андрей, г. Норильск: 4 года лишения свободы.

Оксана Галькевич: А жена в порядке?

Андрей, г. Норильск: Конечно.  А супругу, после того, ка приговор вступил в силу, который мы обжаловали больше года во всех инстанциях, супругу ещё наказали за дачу ложных показаний. Штраф 70 с лишним тысяч.

Константин Чуриков:  Да, но просто вы – 4 года, а ей штраф . Как прокомментируете, Александр, эту историю? Кстати, как вот застраховаться от оговора? Потому что кто угодно может что угодно придумать.

Оксана Галькевич: Слушайте, а если жена уличена в даче ложных показаний, муж продолжает отбывать наказание по этим ложным показаниям?

Александр Васанов: Сложно прокомментировать эту ситуацию и ответить на ваш вопрос, не видя ни одного документа. По поводу "защититься от оговора". Ну вы знаете, от всего защититься, наверное, нельзя, но наверное, если понаставить везде камеры и носить эту камеру постоянно на лбу, тогда, наверное, можно от подобной ситуации быть защищенным.  Естественно для того, чтобы не допустить привлечения к ответственности лица за действия которые он не совершал. Для того и существуют адвокаты,  чтобы предпринимать необходимые действия для защиты и непривлечения к ответственности невиновного человека. Но в данной конкретной ситуации прокомментировать что-то сложно. Но со своей стороны могу сказать, что всё бывает к сожалению.

Константин Чуриков: У нас катастрофически всё меньше и меньше времени. Сообщения многие просто за живое берут. Вот пишут, что о случае  домашнего насилия: мама морально убивает ребенка, не кормит, запирает в комнате, не покупает одежду, пытается побольнее "ударить" словом, что делать ребенку, ему 14 лет. Ну, коротко: что делать?

Александр Васанов: Обращаться в органы опеки и попечительства. Они занимаются подобными вопросами, и если будет установлен факт негативного влияния матери или иного члена семьи на этого ребенка, то, может быть, решен вопрос об изъятии этого ребенка и помещении в специальное учреждение.

Оксана Галькевич: Вот как бы нам так написать законодательство, чтобы снизить вообще в принципе уровень возможной допустимой, с нашей точки зрения, агрессии в принципе. Вот тебя кто-то обидел, покричи пойди, дрова поруби… Боксом иди заниматься, но никогда не бей других людей. Спасибо большое! У нас Александр Васильев был сегодня в студии, адвокат национальной юридической фирмы "Инфралекс". Мы сейчас ещё итоги голосования подведем.

Константин Чуриков:  Итоги голосования, мы спрашивали вас: домашнее насилие - по-вашему, это уголовная статья? Да или нет? "Да" ответили 85 процентов, "нет" - 15. Можно сказать, депутаты наши, парламентарии, не угадали. Вот, общественное мнение несколько иное.  Как раз депутаты хотят смягчить наказание. Спасибо. И зрителям тоже спасибо. 


Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Светлана Касина генеральный директор "Национального НПФ"
  • ГОСТИ

  • Олег Рурин заместитель генерального директора госкорпорации "Фонд содействия реформированию ЖКХ"
  • ГОСТИ

  • Алексей Кравцов член Общественного совета при ФССП, председатель Арбитражного третейского суда
  • ГОСТИ

  • Александр Михайленко профессор кафедры международной безопасности и внешнеполитической деятельности России Факультета национальной безопасности РАНХиГС
  • Барух Бен-Нерия эксперт по военно-политическим делам (Израиль)
  • ГОСТИ

  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Павел Медведев финансовый омбудсмен, доктор экономических наук, профессор
  • ГОСТИ

  • Павел Бранд невролог, медицинский директор сети клиник "Семейная"
  • ГОСТИ

  • Светлана Брюховецкая проректор по маркетингу и работе с абитуриентами Финансового университета Правительства РФ, ответственный секретарь приемной кампании
  • ГОСТИ

  • Дмитрий Андреянов журналист (Ростовская обл.)
  • Евгений Опарин корреспондент (г. Владивосток)
  • Владимир Рудометкин генеральный директор ОАО "Гипроречтранс", председатель Отделения "Транспортное строительство" Российской академии транспорта
  • Жанна Мейлер корреспондент (г. Калининград)
  • ГОСТИ

  • Михаил Крейндлин руководитель программы по особо охраняемым природным территориям "Гринпис России"
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • ГОСТИ

  • Владимир Кашин председатель Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, академик РАН
  • Ольга Башмачникова вице-президент Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России
  • Алексей Кордумов терапевт, врач общей практики (Архангельская обл.)
  • Ольга Чаплина руководитель инициативной группы (д. Кашмаши, Чувашия)
  • ГОСТИ

  • Евгений Ямбург заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, академик Российской Академии образования, директор московского Центра образования №109
  • ГОСТИ

  • Валентина Сляднева оператор машинного доения
  • ГОСТИ

  • Евгений Ким ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН
  • ГОСТИ

  • Давид Мелик-Гусейнов директор НИИ Организации здравоохранения и медицинского менеджмента Москвы
  • Виктор Рожков координатор проекта ОНФ "Народная оценка качества"
  • Показать еще
    Показать еще

    ГОСТИ

  • Светлана Касина генеральный директор "Национального НПФ"
  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Телеканал "Лайф" прекратит вещание Последний день вещания – 18 августа
    час назад
    Лимузин Бориса Ельцина выставили на продажу за 19,7 млн рублей Машина выставлена на продажу в Петербурге
    час назад

    Надо, чтобы не бизнес шел к государству за поддержкой, а государство само предлагало помощь бизнесу

    Юрий Савелов член президиума объединения предпринимателей "Опора России"
    Уже двое суток 100 тысяч жителей в Ростовской области остаются без питьевой воды Ее подачу в городах Новошахтинск и Красный Сулин перекрыли накануне
    час назад

    ГОСТИ

  • Андрей Осипов автоэксперт, редактор сайта osipov.pro
  • ГОСТИ

  • Олег Рурин заместитель генерального директора госкорпорации "Фонд содействия реформированию ЖКХ"
  • Ни в одной стране мира нет государственных судебных приставов

    Алексей Кравцов член Общественного совета при ФССП, председатель Арбитражного третейского суда

    ГОСТИ

  • Барух Бен-Нерия эксперт по военно-политическим делам (Израиль)
  • Александр Михайленко профессор кафедры международной безопасности и внешнеполитической деятельности России Факультета национальной безопасности РАНХиГС
  • 4 часа назад
    Лимузин Бориса Ельцина выставили на продажу за 19,7 млн рублей Машина выставлена на продажу в Петербурге
    4 часа назад
    Военнослужащий Росгвардии покончил с собой в Крыму Его тело и предсмертная записка были найдены в лесу в Крыму
    5 часов назад
    Судьба флота Документальный фильм о "Ледовом походе" Балтийского флота в 1918 году
    6 часов назад
    Disney планирует снять отдельный фильм про Оби-Вана Кеноби На пост режиссера позвали британца Стивена Долдри
    6 часов назад
    7 часов назад
    Российским туристам из Турции начали измерять температуру в аэропортах Таким образом пытаются не допустить распространения вируса Коксаки
    7 часов назад
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments