Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Александр Лысенко: Сегодня главная задача - найти пути стимулирования работодателя на трудоустройство инвалида

Гости

Александр Лысенконаучный руководитель и председатель правления Национального центра проблем инвалидности

Константин Чуриков: Ну а в ближайшие полчаса будем говорить о трудоустройстве инвалидов. Вот, похоже, Минтруда всерьез намерено взяться за эту проблему. Вот сейчас в нашей стране работают около трети инвалидов трудоспособного возраста, это порядка 1 миллиона человек, а должно работать, например, к 2020-му году, как говорит замминистра труда, около половины всех инвалидов, которые в состоянии работать. Было сделано, вот буквально недавно в интервью "Известиям" несколько заявлений о том, что разрабатывается некий законопроект, который позволит наказывать тех работодателей, которые не готовы выполняют квоты, свои обязательства и трудоустраивать инвалидов – наказывать рублем. Ну и в частности, ещё говорится о том, что нужен гибкий подход, помощь в составлении резюме, помощь вообще при трудоустройстве какая-то такая человеческая, настоящая, а не показная. 


Оксана Галькевич: Мы неоднократно обсуждали в наших эфирах проблемы трудоустройства инвалидов, это не первый наш эфир. Уважаемые друзья, давайте присоединяйтесь к нашей беседе, все телефоны для связи с нами совершенно бесплатны, указаны постоянно внизу ваших телеэкранов, пишите нам или звоните, выходите в прямой эфир. Мы давай представим нашего гостя, в студии ОТРажения сегодня Александр Евгеньевич Лысенко, эксперт Общероссийского народного фронта по делам инвалидов. Всё верно?

Александр Лысенко: Добрый день. Да.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Александр Евгеньевич. Давайте просто для начала, для затравки, что называется, посмотрим сюжет. Вот наш корреспондент в Ростове-на-Дону, Дмитрий Андриянов, представившись инвалидом, попытался найти работу по специальности радиоэлектронщик, и вот что у него получилось.


У моего соискателя есть трудовой опыт и квалификация - электронщик или радиотехник. Инвалидность по потере слуха, думаю, не должна быть препятствием для отказа ему в трудоустройстве на должность, скажем, слесаря по ремонту контрольно-измерительных приборов и автоматики - КИП и А. Специальность, кстати, остродефицитная.

Крупный завод по ремонту железнодорожной техники как раз приглашает слесаря КИП - зарплата 18 тысяч рублей. Но в отделе кадров, только услышали об инвалидности и сразу предложили поискать вакансии в другом месте.

Сотрудник отдела кадров Ростовского электровозоремонтного завода: "Все штатные должности аттестованы в соответствии с Минздравом, у нас есть ряд должностей, на которые мы имеем право принимать слабослышащих людей - но это не слесарь КИП. Обмотчиком, например. Но опять же, на данный момент нет сейчас этой вакансии".

Обмотчик электродвигателей - это тяжелый труд: постоянно на ногах, в шумном цеху и зарплата значительно ниже, чем у квалифицированных работников. На машиностроительном заводе предварительно были готовы рассмотреть кандидатуру слабослышащего соискателя на должность слесаря КИП, но ответ дадут только по результатам собеседования при личной явке на предприятие.

Менеджер по персоналу завода "Ростсельмаш": "Да здесь нужно смотреть, во-первых, по поводу вакансии обратиться в отдел по подбору персонала, во-вторых, т.е. какие вакансии есть, и уже смотреть по медицинским заключениям - в каких условиях он может работать, в каких не может. Реабилитационная карта в основном интересует, где записано, какие ограничения".

В службе занятости отвечают, консультаций по телефону не даем, размер заработной платы зависит от квалификации и места работы, в общем, приезжайте, мы вам подберем подходящую вакансию.

В этом году из 2700 инвалидов, которые обратились в службу занятости около трехсот вышли на работу, после того как переучились на поваров, продавцов, бухгалтеров или водителей погрузчиков. Но большинство, если быть точным - 2100 человек, до сих пор работу не нашли, и получили официальный статус безработного, т.е. своей вакансии они ждут уже несколько месяцев.

Оксана Галькевич:
Александр Евгеньевич, вот прокомментируйте, очень интересно. Там два очень серьёзных предприятия в Ростовской области, в общем-то, в масштабах нашей страны, а вот эти комментарии, которые были получены нашим корреспондентом по телефону, они корректны, всё в соответствии с законом? Или вы всё-таки там что-то услышали?

Александр Лысенко: Нет, конечно. Некорректны абсолютно.

Оксана Галькевич: Там были ссылки на медицинские аттестации Минздрава…

Александр Лысенко: Я думаю, что, особенно первый случай, это дискриминация настоящая. Я думаю, что если здесь возбудить дело об административном правонарушении, даже уголовное дело, ведь у нас там от ста тысяч до пяти лет, вообще за дискриминацию инвалидов. То здесь можно добиться успеха в этом случае. Тем более речь идет о глухи людях, вообще у них есть проблемы с трудоустройством, но им легче трудоустроиться, чем, например, человеку на кресле коляске или незрячему человеку. Всё-таки ограничений намного меньше. То, что касается собеседования, ну конечно, раз мы говорим наравне, то и прием на работу должен быть наравне.

Константин Чуриков: Квалификация имеет значение, да.

Александр Лысенко: Другой вопрос, что, конечно, человека с инвалидность надо готовить к этому собеседования. Потому что так уж получается, в силу разных причин, что люди с инвалидностью не умеют презентовать себя. Хотя обладают способностями, талантами.

Оксана Галькевич: И вообще специалисты не хуже.

Александр Лысенко: Да, не хуже. Может быть, даже замечательный специалист, и мы знаем. Поэтому вот такое положение дел. Ну и кстати, надо сказать, вот это была ростовская область. У нас есть регионы, где очень неплохо обстоит дело с трудоустройством инвалидов. В среднем по стране, например, у нас 25,2 занятых инвалидов трудоспособного возраста от общего числа инвалидов. Т.е. четверть. Т.е. если мы говорим, что инвалидов трудоспособного возраста в нашей стране около четырёх миллионов, сейчас работает миллион. Значит, министерство говорит, мы доведем эту цифру до двух миллионов. При этом надо иметь в виду, конечно, что среди инвалидов трудоспособного возраста, сейчас это женщины до 55, мужчины до 60 лет, конечно, есть очень тяжелые инвалиды, с тяжелыми психическими нарушениями, обездвиженные… Т.е. это не значит, что все сто процентов должны работать и могут работать. Нет, конечно, правда?

Константин Чуриков: Ну, естественно.

Александр Лысенко: Но, тем не менее, 50 процентов – это цифра соответствующая европейскому уровню. Так вот есть регионы, где этот уровень достаточно низкий. Ну, например, Краснодарский край. В Краснодарском крае, где и сельскохозяйственная работа есть, где и промышленная производство развитое, почему один из самых низких уровней занятости инвалидов трудоспособного возраста? И наоборот. У нас есть регионы… Ну например, Калужская область, Белгородская область. Белгородская область тоже с Краснодарским крае сопоставима по климато-географическим условиям, правда? Санкт-Петербург, тоже. Значит что, зависит, ну скажем так, от головы. От губернатора. От внимания к проблеме. От профессионализма службы занятости и от того, как формируется позиция работодателей. Вот в Ростовской области она не сформирована.

Константин Чуриков: Возвращаясь ещё к этому сюжету, мне кажется, нашему корреспонденту, который проводил этот эксперимент, ещё можно сказать повезло с профессией. Легко представить, что радиоэлектронщику сегодня проще найти работу, чем, например, я не знаю, там экономисту какому-нибудь, юристу. Вот, кстати говоря, по каким специальностям сложнее всего сегодня трудоустроиться инвалидам?

Александр Лысенко: Знаете, вот мы проводили рейд в течение последнего года. Смотрели центры занятости населения. Доступность их для инвалидов, зарплату, которую предлагают инвалидам, конечно, банк вакансий, который предлагают инвалидам. Я лично тоже участвовал в этом рейде. И, например, в городе Барнауле среди вот того перечня специальностей, которые инвалидам предлагают, в основном это были уборщики, гардеробщики и прочие вот такие специальности низкокачественные, низкоквалифицированные, с низкой зарплатой. Одна из самых высокооплачиваемых специальностей в том банке вакансий для инвалидов предлагалась специальность… как бы вы думали? Бетонщика! С зарплатой 30 тысяч рублей! Поэтому, конечно, вы задаете абсолютно правильный вопрос. Почему люди с инвалидностью должны работать вот на таких не качественных рабочих местах, потому что многие из них обладают нужными навыками, профессией. И вот мы опросили регионы: вообще, сколько инвалиды зарабатывают трудоустроенные в регионах? Оказалось, что их зарплата в три-три с половиной раза ниже, чем зарплата средняя по региону. И вот в сюжете, который вы показали, мы собственно говоря, видели, что человек ищет работу, квалифицированную достаточно, да рабочая специальность, но зарплата достойная, нормальная. Ему отказывают. А другие ему предложат другую работу. Хотя она нормальная специальность. У нас сейчас дефицит рабочих специальностей.

Константин Чуриков:
Да.

Оксана Галькевич: Нам, вы знаете, пишут телезрители, вот например, один человек спрашивает, как устроиться с эпилепсией. Об этом тоже ведь приходится предупреждать при трудоустройстве. Видимо, отказывают тоже. И вот человек нам пишет из Дагестана:

- Я инвалид третьей группы, из двух рук – одна дееспособная на 60 процентов. Помогите устроиться, в Дагестане за это требуют деньги, - речь идет о взятке, - а где  их взять, тем более заработать?

Константин Чуриков: Заработать на взятку.

Оксана Галькевич: Это какой-то цинизм.

Александр Лысенко: Очень хороший вопрос. Знаете почему? Действительно вот нельзя представлять человека с инвалидностью как такого вот абстрактного среднего человека под названием "инвалид". Это колоссальная ошибка. И мы вот говорим, трудоустройство должно быть адресно. С учётом тех ограничений, которые есть у человека.

Константин Чуриков: Каждая ситуация уникальна.

Александр Лысенко: Конечно, и в том, что одна рука не работает, а у кого-то зрения нет, а кто-то на кресле коляске передвигается. Должна существовать определённая адресность и в предложении рабочих мест, и в трудоустройстве инвалидов. И такому человеку вообще должны порекомендовать, а потом поискать рабочее место в соответствии с его потребностями и возможностями.

Оксана Галькевич: Вы говорите "адресная помощь", вы говорите "ориентация", "на потребности оглядка человека". А вот человек пишет:

- Я не работаю официально с 2008 года, - собственно по показаниям, - так меня не ставят на учет в центре занятости населения.

Собственно в том центре, где должны помогать с подбором, поиском работы этому человеку. Требуют справку с места работы. Замкнутый круг!

Александр Лысенко: Первое я посоветую этому человеку: у него запись есть определенная в индивидуальной программе реабилитации, и там есть рекомендации по трудоустройству. Это первое. Если его не ставят на учет и не помогает ему служба занятости. Это безобразие вообще-то. И мы обязательно посмотрим, что у нас там в Дагестане со службой занятости.

Оксана Галькевич: Это уже другое сообщение, другой регион.

Александр Лысенко: Второе. Вообще я говорю сейчас о том, как должно быть. Но это совершенно не означает, что сейчас вот так и есть. Поэтому и вы, и мы, мы поднимаем этот вопрос, потому что мы должны создать новую модель занятости и трудоустройства инвалидов. Потому что старая модель, которая вот еле-еле 25 процентов набрали занятости, ну очевидно что она не работает.

Константин Чуриков: Да, но долго ждать. Пока значит Минтруд, доработает свое предложение по этому законопроекту, депутаты его примут. Т.е. вот сейчас людям-то что делать? Жаловаться вам понятно, жаловаться в генпрокуратуру? Или там прокуратуру области региона? Ну, ведь нарушение прав человека!

Оксана Галькевич: За какую ниточку тянуть?

Александр Лысенко: Давайте так. Этот вопрос должен решаться по двум направлениям: первое направление стратегическое. Ну, вообще труд, занятость – это фундаментальные понятия. Они зависят от уровня развития общества. Вот уровень развития обществам мы не можем… Вот да, мы переключили, и завтра всё стало нормальным? И вот эту модель, новую модель. Да, идёт сейчас разработка, кстати, министерство работает, делается новый большой комплексный план, он обсуждается везде, его критикуют, добавляют. И то, что в "Известиях" - вот мы начали передачу с этого – писали, создают более гибкую систему. Конечно, появляются уже отзывы "Вот, министерство решило откупиться от инвалидов, и работодатели, которые не хотят..."

Константин Чуриков: Не, ну это просто было вынесено в заголовок, на самом деле там всё не так.

Александр Лысенко: Да, на самом деле всё не так, вот это шаги в направлении, попытка сделать лучше. И мы не должны наотмашь такими заголовками бить по попыткам министерства. Но это комплекс мер, наверное, мы об этом поговорим.

Вот сейчас. Как жить сейчас. Хочу сказать, что сегодня проводится очень большая работа, и уже нормативно закреплены в законах. Например, федеральном законе о Социальной защите инвалидов уже прописаны многие мер о том, как должна осуществляться работа. Поставлены требования, что люди, например, которые работают в этих центрах занятости, они должны научены быть работать с инвалидами. И вот так с порога не отметать человека, который испытывает трудности.

Поэтому идти, прежде всего, в службы занятости, идти в социальные службы населения. Идти в общественные организации инвалидов. В такие. У нас, знаете, сейчас очень боевые общественные организации инвалидов. И у нас многие сейчас  агентства по трудоустройству, так называемые рекрутинговые агентства, тоже занимаются трудоустройством инвалидов. Т.е. надо проявлять вообще жизненную активность самим инвалидам тоже. Жаловаться – да!

Оксана Галькевич: Да, но на это надо как-то силы всё-таки иметь, да, здоровья маловато всё-таки, когда приходится стену пробивать. Это тяжело.

Александр Лысенко: Для того чтобы помогать таким людям, вообще существуют с точки зрения исполнительной власти та же социальная защита населения, которая обязана сопровождать таких людей, понятно – они нуждаются в поддержке. Тот же общероссийский народный фронт, который поднимает эти вопросы. Поверьте есть результаты, если человек не сидит сложа руки, то добиться результата можно.

Буквально последний пример я вам приведу. Ко мне обращается инвалид из центрального региона, и никак ему тоже не найти работу, потому что у него… он юрист вообще, классный юрист! Но у него детский церебральный паралич, он не может говорить нормально, но пишет он великолепно. Но его никуда не принимают, потому что у него речь, у него тремор выраженный. А юрист прекрасный, я смотрю его сайт, его работы. Я говорю: "Слушай, к тебе вот пойдут сотни, тысячи людей за помощью. Там, исковое заявление написать, там…" 

Оксана Галькевич: Грамотно составит, да?

Александр Лысенко: Совершенно верно, да! И он сам инвалид может инвалидам… Я говорю, вот путь к заработку денег. Тем более сегодня узаконена дистанционная занятость, у нас разные формы трудоустройства. Он может стать индивидуальным предпринимателем, он может на этом зарабатывать деньги. Но он человек активный, он в поиске. А тот, кто сидит сложа руки, ну…

Оксана Галькевич: Слушайте, такое ощущение, что работать всё-таки надо по разным направлениям. У нас  вот общество… Мы так или иначе когда эту тему обсуждаем, мы делимся на "мы" и "они". Нужно не только инвалидам объяснять, какие варианты есть для трудоустройства. Нам всем надо объяснять, что нужно брать на работу и работать с такими людьми, это нормально. Вот, какую-то просветительскую воспитательную работу.

Александр Лысенко: У меня работает несколько инвалидов, я вам хочу сказать, нет разделения на "мы" и "они". Более того, вообще никакого разделения нет, настолько дружный коллектив. Вот недавно мы проводили одну девушку с инвалидностью в отпуск по беременности. Она родила ребеночка – это праздник для всего коллектива огромный.

Конечно, системная работа: с одной стороны государство и служба  занятости, с другой стороны – работодатели, которые должны тоже понимать, а с третьей стороны сами люди с инвалидностью. И это единое целое, это разделять нельзя, безусловно, я с вами полностью согласен! 

Александр Лысенко: Знаете, вот мы проводили рейд в течение последнего года. Смотрели центры занятости населения. Доступность их для инвалидов, зарплату, которую предлагают инвалидам, конечно, банк вакансий, который предлагают инвалидам. Я лично тоже участвовал в этом рейде. И, например, в городе Барнауле среди вот того перечня специальностей, которые инвалидам предлагают, в основном это были уборщики, гардеробщики и прочие вот такие специальности низкокачественные, низкоквалифицированные, с низкой зарплатой. Одна из самых высокооплачиваемых специальностей в том банке вакансий для инвалидов предлагалась специальность… как бы вы думали? Бетонщика! С зарплатой 30 тысяч рублей! Поэтому, конечно, вы задаете абсолютно правильный вопрос. Почему люди с инвалидностью должны работать вот на таких не качественных рабочих местах, потому что многие из них обладают нужными навыками, профессией. И вот мы опросили регионы: вообще, сколько инвалиды зарабатывают трудоустроенные в регионах? Оказалось, что их зарплата в три-три с половиной раза ниже, чем зарплата средняя по региону. И вот в сюжете, который вы показали, мы собственно говоря, видели, что человек ищет работу, квалифицированную достаточно, да рабочая специальность, но зарплата достойная, нормальная. Ему отказывают. А другие ему предложат другую работу. Хотя она нормальная специальность. У нас сейчас дефицит рабочих специальностей.

Константин Чуриков:
Да.

Оксана Галькевич: Нам, вы знаете, пишут телезрители, вот например, один человек спрашивает, как устроиться с эпилепсией. Об этом тоже ведь приходится предупреждать при трудоустройстве. Видимо, отказывают тоже. И вот человек нам пишет из Дагестана:

- Я инвалид третьей группы, из двух рук – одна дееспособная на 60 процентов. Помогите устроиться, в Дагестане за это требуют деньги, - речь идет о взятке, - а где  их взять, тем более заработать?

Константин Чуриков: Заработать на взятку.

Оксана Галькевич: Это какой-то цинизм.

Александр Лысенко: Очень хороший вопрос. Знаете почему? Действительно вот нельзя представлять человека с инвалидностью как такого вот абстрактного среднего человека под названием "инвалид". Это колоссальная ошибка. И мы вот говорим, трудоустройство должно быть адресно. С учётом тех ограничений, которые есть у человека.

Константин Чуриков: Каждая ситуация уникальна.

Александр Лысенко: Конечно, и в том, что одна рука не работает, а у кого-то зрения нет, а кто-то на кресле коляске передвигается. Должна существовать определённая адресность и в предложении рабочих мест, и в трудоустройстве инвалидов. И такому человеку вообще должны порекомендовать, а потом поискать рабочее место в соответствии с его потребностями и возможностями.

Оксана Галькевич: Вы говорите "адресная помощь", вы говорите "ориентация", "на потребности оглядка" человека. А вот человек пишет:

- Я не работаю официально с 2008 года, - собственно по показаниям, - так меня не ставят на учет в центре занятости населения.

Собственно в том центре, где должны помогать с подбором, поиском работы этому человеку. Требуют справку с места работы. Замкнутый круг!

Александр Лысенко: Первое я посоветую этому человеку: у него запись есть определенная в индивидуальной программе реабилитации, и там есть рекомендации по трудоустройству. Это первое. Если его не ставят на учет и не помогает ему служба занятости. Это безобразие вообще-то. И мы обязательно посмотрим, что у нас там в Дагестане со службой занятости.

Оксана Галькевич: Это уже другое сообщение, другой регион.

Александр Лысенко: Второе. Вообще я говорю сейчас о том, как должно быть. Но это совершенно не означает, что сейчас вот так и есть. Поэтому и вы, и мы, мы поднимаем этот вопрос, потому что мы должны создать новую модель занятости и трудоустройства инвалидов. Потому что старая модель, которая вот еле-еле 25 процентов набрали занятости, ну очевидно что она не работает.

Константин Чуриков: Да, но долго ждать. Пока значит Минтруд, доработает свое предложение по этому законопроекту, депутаты его примут. Т.е. вот сейчас людям-то что делать? Жаловаться вам понятно, жаловаться в генпрокуратуру? Или там прокуратуру области региона? Ну, ведь нарушение прав человека!

Оксана Галькевич: За какую ниточку тянуть?

Александр Лысенко: Давайте так. Этот вопрос должен решаться по двум направлениям: первое направление стратегическое. Ну, вообще труд, занятость – это фундаментальные понятия. Они зависят от уровня развития общества. Вот уровень развития обществам мы не можем… Вот да, мы переключили, и завтра всё стало нормальным? И вот эту модель, новую модель. Да, идёт сейчас разработка, кстати, министерство работает, делается новый большой комплексный план, он обсуждается везде, его критикуют, добавляют. И то, что в "Известиях" - вот мы начали передачу с этого – писали, создают более гибкую систему. Конечно, появляются уже отзывы "Вот, министерство решило откупиться от инвалидов, и работодатели, которые не хотят….".

Константин Чуриков: Не, ну это просто было вынесено в заголовок, на самом деле там всё не так.

Александр Лысенко: Да, на самом деле всё не так, вот это шаги в направлении, попытка сделать лучше. И мы не должны наотмашь такими заголовками бить по попыткам министерства. Но это комплекс мер, наверное, мы об этом поговорим.

Вот сейчас. Как жить сейчас. Хочу сказать, что сегодня проводится очень большая работа, и уже нормативно закреплены в законах. Например, федеральном законе о Социальной защите инвалидов уже прописаны многие мер о том, как должна осуществляться работа. Поставлены требования, что люди, например, которые работают в этих центрах занятости, они должны научены быть работать с инвалидами. И вот так с порога не отметать человека, который испытывает трудности.

Поэтому идти, прежде всего, в службы занятости, идти в социальные службы населения. Идти в общественные организации инвалидов. В такие. У нас, знаете, сейчас очень боевые общественные организации инвалидов. И у нас многие сейчас  агентства по трудоустройству, так называемые рекрутинговые агентства, тоже занимаются трудоустройством инвалидов. Т.е. надо проявлять вообще жизненную активность самим инвалидам тоже. Жаловаться – да!

Оксана Галькевич: Да, но на это надо как-то силы всё-таки иметь, да, здоровья маловато всё-таки, когда приходится стену пробивать. Это тяжело.

Александр Лысенко: Для того чтобы помогать таким людям, вообще существуют с точки зрения исполнительной власти та же социальная защита населения, которая обязана сопровождать таких людей, понятно – они нуждаются в поддержке. Тот же общероссийский народный фронт, который поднимает эти вопросы. Поверьте есть результаты, если человек не сидит сложа руки, то добиться результата можно.

Буквально последний пример я вам приведу. Ко мне обращается инвалид из центрального региона, и никак ему тоже не найти работу, потому что у него… он юрист вообще, классный юрист! Но у него детский церебральный паралич, он не может говорить нормально, но пишет он великолепно. Но его никуда не принимают, потому что у него речь, у него тремор выраженный. А юрист прекрасный, я смотрю его сайт, его работы. Я говорю: "Слушай, к тебе вот пойдут сотни, тысячи людей за помощью. Там, исковое заявление написать, там…"

Оксана Галькевич: Грамотно составит, да?

Александр Лысенко: Совершенно верно, да! И он сам инвалид может инвалидам… Я говорю, вот путь к заработку денег. Тем более сегодня узаконена дистанционная занятость, у нас разные формы трудоустройства. Он может стать индивидуальным предпринимателем, он может на этом зарабатывать деньги. Но он человек активный, он в поиске. А тот, кто сидит сложа руки, ну…

Оксана Галькевич: Слушайте, такое ощущение, что работать всё-таки надо по разным направлениям. У нас  вот общество… Мы так или иначе когда эту тему обсуждаем, мы делимся на "мы" и "они". Нужно не только инвалидам объяснять, какие варианты есть для трудоустройства. Нам всем надо объяснять, что нужно брать на работу и работать с такими людьми, это нормально. Вот, какую-то просветительскую воспитательную работу.

Александр Лысенко: У меня работает несколько инвалидов, я вам хочу сказать, нет разделения на "мы" и "они". Более того, вообще никакого разделения нет, настолько дружный коллектив. Вот недавно мы проводили одну девушку с инвалидностью в отпуск по беременности. Она родила ребеночка – это праздник для всего коллектива огромный.

Конечно, системная работа: с одной стороны государство и служба  занятости, с другой стороны – работодатели, которые должны тоже понимать, а с третьей стороны сами люди с инвалидностью. И это единое целое, это разделять нельзя, безусловно, я с вами полностью согласен!

Константин Чуриков: Давайте послушаем, что нам хочет рассказать наш зритель Рустам из Челябинской области. Рустам, здравствуйте.

Рустам, Челябинск: Здравствуйте, меня нормально слышно?

Оксана Галькевич: Прекрасно! Говорите.

Рустам, Челябинск: Я случайно буквально включил ваш канал, был приятно удивлён, что идет такой вопрос "реформа обязательного трудоустройства инвалидов", немножко послушал, извините, я не знаю имен отчеств ваших, и не знаю имени вот того представителя, который…

Константин Чуриков: Александр Евгеньевич в студии, это Оксана, Я Константин. Будем знакомы.

Рустам, Челябинск: Спасибо. Значит, смотрите, я инвалид детства. Проживаю в городе Челябинске, инвалидность ДЦП, ну как обычно всем делали в советские времена. У меня нарушен опорно-двигательный аппарат, ну и, соответственно, с детства довольно сложно устроиться. Несмотря на это, там я получил образование в Кусинском детском доме. Потом очно закончил юридический техникум, очное отделение, причем всё это на кортылях по двум корпусам, там, по ступенькам. Но это полбеды. Получив образование даже с довольно таким дипломом. У нас готовили специалистов как раз вот для пенсионных фондов. Я получил это образование в расчете, что вроде как бы полегче будет. Но к тому времени зарплаты были небольшие, и я, соответственно, не смог так работать. Поэтому судьба так столкнула меня с тем, что пришлось устраиваться в этой жизни самому. И вот хотелось бы сейчас о другом сказать. У нас государство всегда пытается обсудить реформы тех слоев населения, которые скажем так немного ущемлены в каком-то случае слоя этого. Но дело в том, что информация у тех людей, которые готовы с этим работать, у них информация неправдоподобная, она у них искажена. Потому что система достоверности информации, которая доходит до наших центральных московских там, я не знаю…

Константина Чуриков: Разных ведомств…

Рустам, Челябинск: Да-да-да, разных ведомств. Она очень искажена. Ну, судьбой так сложилось, что я работал директором. Потом так получилось - кризис 2007 года, и я остался опять у разбитого корыта…

Константин Чуриков: И сейчас вы не работаете?

Рустам, Челябинск: Нет, ну официально я нигде никогда не работаю. Потому что официально никто вас никогда не возьмет инвалида. Если организация возьмет инвалида на работу , то она получит столько проблем. Столько…

Константин Чуриков: Рустам, спасибо за ваш звонок. Вот ключевые слова: никто никогда официально не возьмет инвалида на работу.

Оксана Галькевич: А мне кажется, ещё важно, что жизни не знают людей, о помощи которым, собственно говоря, идет речь при разработке таких проектов. Скажите, вот какая-то экспертная оценка сообщества инвалидов привлекается к разработке, к оценке?

Александр Лысенко: Начнем с вашего вопроса. Я инвалид второй группы, бессрочно. И вот этими проблемами в Челябинске у нас, например, занимается вопросами трудоустройства и занятости инвалид-колясочник Евгений, который является сопредседателем регионального штаба Общероссийского народного фронта. И мы работаем вообще в тесном контакте с общественными организациями инвалидов. На всех экспертных совещаниях, на совещаниях в администрации президента по данному вопросу обязательно присутствуют люди с инвалидностью, вносят свои предложения, критикуют, дают рекомендации. Да, может быть, 10 лет назад это было не так, а вот сейчас – это именно так. Поэтому все знают абсолютно позицию инвалидного сообщества.

То, что касается вопроса о том, что говорят "нет, инвалида никогда не возьмём". Вы знаете да, действительно, нормы трудового кодекса, они накладывают на работодателей очень серьезные обязательства. И вот по нашим социологическим опросам работодатели боятся брать на работу инвалидов. Более того, существует судебная практика. И судебная практика такова, что, конечно, все трудовые споры, ну большинство, решаются в пользу инвалида.  Уж такая негласная установка существует. Можно ли каким-то образом оправдать этим то, что инвалида не берут на работу, или вообще просто нелегально берут. Нет, этим, конечно, оправдать нельзя. Можно оправдать это только дремучим невежеством работодателей.

Константин Чуриков: Вот наш зритель задает вопрос. Мне кажется, ответ на этот вопрос, он и, так сказать, откроет дверь к решению всей проблемы.

- В чем выгода для работодателя при трудоустройстве к себе инвалида?

Когда работодатель сможет себе ответвить на этот вопрос, а государство простимулировать тех, кто будет брать инвалидов. Наверное, как-то мы по-другому будем вести диалог…

Александр Лысенко: Очень хороший вопрос, потому сегодня работодатель на открытом рынке труда, вообще не имеет никаких выгод. Скажем так, конечно, инвалид не настолько конкурентоспособен, и производимость труда у него ниже. Поэтому сегодня одна из главных задач - найти пути поиска стимулирования работодателей.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо. У нас в студии был Александр Лысенко, научный эксперт ОНФ по делам инвалидов.  
 

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Михаил Кюрджев партнер адвокатского бюро "А2"
  • Валентина Лившиц очевидец (Ростовская обл.)
  • Ирина Кальченко пострадавшая при пожаре в Ростове-на-Дону
  • ГОСТИ

  • Олег Сирота фермер-сыровар
  • Вадим Крылов врач-эндокринолог-диетолог
  • Максим Рудаков директор экспертного департамента некоммерческого партнерства "Росконтроль"
  • ГОСТИ

  • Константин Калачев политолог, руководитель "Политической экспертной группы"
  • ГОСТИ

  • Андрей Кочетков идеолог фестиваля "Том Сойер Фест"
  • ГОСТИ

  • Павел Подлесный руководитель Центра российско-американских отношений Института США и Канады РАН
  • ГОСТИ

  • Наталья Зубаревич профессор кафедры экономической и социальной географии МГУ, директор региональной программы Независимого института социальной политики
  • ГОСТИ

  • Леонид Млечин писатель-историк
  • ГОСТИ

  • Ольга Серенкова командир межрегионального поискового отряда "Группа "Поиск"
  • ГОСТИ

  • Алисен Алисенов доцент кафедры экономики и финансов РАНХиГС
  • Богдан Зварич старший аналитик ИК "Фридом финанс"
  • ГОСТИ

  • Сергей Крылов генеральный директор "Лиги защиты должников по кредитам"
  • ГОСТИ

  • Алексей Седой профессиональный инструктор по выживанию, эксперт по безопасности
  • ГОСТИ

  • Николай Миронов руководитель Центра экономических и политических реформ
  • ГОСТИ

  • Татьяна Овчаренко руководитель "Школы активного горожанина", эксперт в сфере ЖКХ
  • ГОСТИ

  • Алексей Алексеенко помощник руководителя Россельхознадзора
  • ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Светлана Касина генеральный директор "Национального НПФ"
  • Показать еще
    Показать еще

    ГОСТИ

  • Ирина Кальченко пострадавшая при пожаре в Ростове-на-Дону
  • Михаил Кюрджев партнер адвокатского бюро "А2"
  • Валентина Лившиц очевидец (Ростовская обл.)
  • Мы возвращаемся к советской традиции выборов - подтверждению доверия к конкретному лицу

    Константин Калачев руководитель "Политической экспертной группы"
    вчера
    Александр Бастрыкин поручил проверить участившиеся случаи врачебных ошибок Также он поручил проверить законность процессуальных решений по таким делам
    вчера

    ГОСТИ

  • Сергей Щербаков кинолог
  • Сергей Щербаков: Работать с собакой надо с возраста 45 суток Такой щенок – пластилин, и можно вылепить любую модель поведения
    вчера

    ГОСТИ

  • Андрей Кочетков идеолог фестиваля "Том Сойер Фест"
  • Никита Михалков ушел из попечительского совета Фонда кино Он обвинил пресс-секретаря Медведева в "латентной русофобии"
    вчера
    В Росавиации опровергли информацию об аннулировании свидетельств пилотов Подготовка пилотов по старой программе легитимна, заявили в Росавиации
    вчера
    Россиянам предложили получать американские визы в посольствах США в других странах Такая практика не противоречит американскому законодательству
    вчера
    Тайны Коминтерна Фильм о военно-конспиративной и разведывательной деятельности Коммунистического интернационала
    вчера
    В столичном регионе ожидаются дожди и грозы В Москве и Подмосковье похолодает
    вчера
    "Коммерсантъ": Около 5 тысяч действующих пилотов могут лишиться свидетельств Росавиация аннулирует свидетельства пилотов 2006-2016 годов
    вчера
    Житель Кирова отдал судебным приставам долг в 42 тысячи рублей мелочью Пересчитывали мелочь сразу несколько специалистов
    вчера
    Пострадавшим при пожаре в Ростове-на-Дону выделят более 600 млн рублей Всего в результате пожара пострадали более 600 жителей
    вчера
    Москва готовит ответные санкции Вашингтону США приняли санкции из-за контактов России с Северной Кореей
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments