Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Аркадий Злочевский: У нашего АПК есть потенциал для того, чтобы стать альтернативой нефти

Гости

Игорь Абакумовдоцент МСХА им. К.А.Тимирязева, издатель портала "Крестьянские ведомости"

Аркадий Злочевскийпрезидент Зернового союза

Николай Масловфермер (Краснодарский край)

Игорь Абакумов: Добрый день. В программе "ОТРажение" – "Аграрная политика". С вами Игорь Абакумов. Сегодня говорим о зерне. Как известно, две беды – урожай и неурожай. Вот сейчас будем выяснять, какая из них больше.

У нас в гостях – Аркадий Леонидович Злочевский, президент Зернового союза России. Здравствуйте, Аркадий Леонидович.

Аркадий Злочевский: Добрый день.

Игорь Абакумов: Аркадий Леонидович, я недавно проехал, вот буквально несколько дней назад, от Ростова до Москвы. Всю Ростовскую область, всю Воронежскую область шел ливень, ливень, ливень. Зерновые (я так подходил) легли. Где-то поближе к Туле даже колосок начал уже прорастать от воды. Что у нас сегодня с урожаем?

Аркадий Злочевский: Ну, влаги очень много в этом сезоне. Плюс ко всему сдвинулась и по времени погодка довольно серьезно, то есть примерно две недели опоздания по весне, а также лето сдвинулось. Но урожай будет зависеть от того, как погода развяжется по осени. То есть для биологии погодные условия, в общем-то, неплохие, мягко говоря, по некоторым регионам, особенно по нашим традиционным.

Игорь Абакумов: По Краснодару.

Аркадий Злочевский: Да. В общем-то, с проблемным вопросом наличия влагозапасов в почве в этом году все отлично. То, что полегло? Да, где-то полегло, где-то ветра были сильные. Мы видели, как уже убирают это зерно. Приходится и вдоль, и поперек, ну, просто уборку проводить.

Игорь Абакумов: Поднимать, поднимать надо.

Аркадий Злочевский: Поднимать, да. Ну, уберем. Вопрос не в этом. Вопрос в том, чтобы по осени погоды хватило для того, чтобы взять тот урожай, который биологически вырос. Я говорю – он неплохой. И мы оцениваем побольше, чем Министерство сельского хозяйства. Они там снижают периодически. Ну, я понимаю логику министерства, потому что надо как-то запас прочности иметь.

Игорь Абакумов: Конечно.

Аркадий Злочевский: А как погода развяжется – Бог его знает. Но пока все складывается вполне благоприятно. И мы даем диапазон сейчас – 115–118 миллионов тонн урожая.

Игорь Абакумов: Неплохо.

Аркадий Злочевский: Да. Это то, что получим, если сумеем взять. Вот это будет зависеть от осенней погодки. Я очень рассчитываю на то, что сдвиг также произойдет. Скажем, так как вообще погода обычно ложится не революционно, отлично от предыдущих сезонов, это очень мягкий процесс, да? Значит – раз сдвинулись так весна и лето, так же должна сдвинуться и осень, по идее. А это даст возможность убрать. Если она не сдвинется и будет холодной, дождливой такой же, не даст возможности убрать – ну, тогда это будет уникальное уже погодное явление в целом. А я говорю – такие вещи практически не случаются. То есть погода компенсирует одни сезоны с другими.

Игорь Абакумов: Аркадий Леонидович, ну, взять – это одно. А высушить его? Оно же будет повышенной влажности, скорее всего. Это совершенно другая задача.

Аркадий Злочевский: Ну да, придется сушить. Это вопрос больше касающийся качества уже, а не количества. Ну, это традиционная вещь. Когда у нас большое количество, у нас не очень высокое качество. Но в этом сезоне, в принципе, есть все условия для того, чтобы в макромасштабе получить повыше качество, чем в прошлом сезоне. Был тоже очень хороший урожай, большой, но низкого качества. А в этом сезоне можем получить, ну, близко к прошлогоднему, да еще и повыше качества.

Игорь Абакумов: Я просто помню, еще в 70-е годы когда колесил по целине, по Казахстану, это при Советском Союзе еще было, к элеваторам подходили эшелоны, открывали борта – а пшеница вот так стояла, потому что вся проросла, дожди были очень сильные. В этом году не будет ничего подобного?

Аркадий Злочевский: Ну, я говорю – проблемы с качеством есть. Ну, они объективные. Но это не значит, что нам качественного зерна как-то будет не хватать.

Игорь Абакумов: А перерабатывающих мощностей хватает? Элеваторов хватает? В каком они состоянии? Какой у них возраст?

Аркадий Злочевский: Элеваторы – это не перерабатывающие, это подрабатывающие мощности. Перерабатывающих мощностей у нас в избытке. Более того, там по целым отраслям – скажем, по мукомолью недозагрузка в районе 50%. 50% имеющихся в стране мощностей по переработке просто простаивают.

Игорь Абакумов: Ну, про качество поговорим чуть позже, а сейчас звоночек давайте примем из Краснодарского края. У нас в эфире – Николай Маслов, фермер из Краснодарского края. Здравствуйте, Николай. Вы в прямом эфире.

Николай Маслов: Да, здравствуйте.

Игорь Абакумов: Как идет уборка? Аркадий Леонидович говорит, что у вас золотые условия. Это так?

Николай Маслов: Да, в общем-то, честно, я уже уборку закончил, уже дня два как. Уже и друзьям помог. Комбайны уже поставили, ремонтироваться начали. Уборка уже практически прошла.

Игорь Абакумов: Николай, а как с реализацией у вас? Все продано уже?

Николай Маслов: С реализацией в этом году, можно сказать, такая форс-мажорная ситуация. Если раньше все годы за нами… В основном мы реализовывали свою продукцию… Поскольку мелкие фермеры в большинстве своем не имеют своего хранения и переработки, мы продаем с поля прямо сразу, с корня продавали. И все годы за нами все посредники перед уборкой звонят наперебой: "Давай мне вези, мне вези". Условия предлагали. То в этом году вплоть до самой уборки никто даже не звонил. И даже до сих пор. Наоборот – мы искали, куда деть. Вот у меня ячменя своего не было, я помогал товарищу убирать ячмень. Накосили ячменю, смолотили, уже в машину высыпали, а везти – не знаем куда. Вот весь прошедший год…

Игорь Абакумов: Николай, а с чем это связано? Что случилось? Зерна слишком много? Оно ненужное или что?

Николай Маслов: Да нет, я просто думаю, что весь этот год посредников этих проверяли всякие службы контрольные. Я так понял, что там проблема была – искали они фирмы-однодневки за мошеннические действия и, решая эту проблему, просто испугали посредников. Они их отпугнули. И посредники в большинстве своем просто перестали работать.

Игорь Абакумов: Вы хотите сказать, что у вас там какие-то "серые жучки" скупали зерно? Или какие-то серьезные компании?

Николай Маслов: Да нет, они как бы не "серые жучки". Ну, допустим, в разрезе района. Звонят многие. Но, как правило, допустим, можешь попасть на афериста. Они, как правило, допустим, в районе каком-то снимают офис, садят своего человека, и он по телефону обзванивает всех, присылает и организовывает транспорт. Машина ко мне на поле пришла. Я убираю – в машину высыпал. Поехали, взвесили, документы подписали – и они уехали. Но, как правило, на таких посредников не ведемся. А есть свои, допустим, проверенные, у которых есть свое хранение, свое хранилище, зерносклады. Вот мы им привозим, завозим…

Игорь Абакумов: Ну, сейчас удалось решить вопрос с реализацией?

Николай Маслов: Сейчас, да, удалось решить. Но выбор не очень большой, понимаете? Как бы уже это тоже влияет. Чем меньше предложение, тем как бы воздействие. Ну, цена, конечно, реализации…

Игорь Абакумов: Николай, у меня тогда к вам вопрос. Вы же фермер не первый десяток лет, насколько мне известно, да?

Николай Маслов: Ну да.

Игорь Абакумов: А что же вы не скооперировались с друзьями и не построили свой зерноток, хранилище?

Николай Маслов: Игорь Борисович, вот наш этот, особенно южный менталитет… У нас же, вы знаете, все такие собственники.

Игорь Абакумов: Ну да, да, да.

Николай Маслов: То есть кооперация – я считаю, это безграничное доверие. Правильно?

Игорь Абакумов: Конечно.

Николай Маслов: Должно быть безграничное доверие друг к другу. Все-таки, наверное, мы пока еще не настолько созрели доверием друг к другу.

Игорь Абакумов: Ну, сейчас мы с Аркадием Леонидовичем подумаем, как вам созреть. Спасибо, Николай. Спасибо вам за ваше время. Спасибо за звонок. До свидания.

Аркадий Леонидович, вот фермеры у нас собирают сколько процентов зерна?

Аркадий Злочевский: 25–27% общего вала.

Игорь Абакумов: До 30% – почти треть, почти треть. В общем, немало. Правда же?

Аркадий Злочевский: Ну, немало, да.

Игорь Абакумов: А как "волшебный пендель" им дать, чтобы они объединялись?

Аркадий Злочевский: А надо ли давать им "пендель"? Потому что когда речь идет о кооперации, например, фермеров европейских, то там вещь понятная, когда у них надел земель, которые они обрабатывают, – 80 гектар, 200 гектар. А когда на нашего фермера посмотришь – 15 тысяч гектар, да?

Игорь Абакумов: Ну, это Саратов, Поволжье.

Аркадий Злочевский: Это разный уровень кооперации. Для мелких фермеров, да, это объективная вещь, потому что они не способны сконцентрировать ресурс ни для обработки почвенной, ни для реализации, поскольку слишком мало земли. А для крупного фермера… У нас есть фермеры, пардон, и по 40 тысяч гектар. И такие имеются, да? Ну, для такого фермера кооперация вообще не нужна. Он способен сам сконцентрировать все ресурсы, правильно?

Игорь Абакумов: Он способен сам, да.

Аркадий Злочевский: Поэтому тут тоже вопрос.

Игорь Абакумов: Я немножко изучал опыт кооперирования 70-х годов Канады и Соединенных Штатов. Там кооперация была, что называется, сверху. Они тоже не доверяли друг другу, фермеры тоже не доверяли. Они сказали: "Значит, так. Хотите получать субсидии? Субсидии идут через кооператив. Иначе, если ты не член кооператива, ты субсидию не получишь".

Аркадий Злочевский: Да, есть там такие принудительно-добровольные инструменты.

Игорь Абакумов: Да. И сразу кооперативы образовались и в молочной промышленности, и в зерновой.

Аркадий Злочевский: Но дело не в этом. Вопрос на самом деле в эффективности. Когда мы говорим о кооперации, то тут есть масса тонких моментов. Я в свое время съездил в Америку и посмотрел, как работает, ну, работал на тот момент крупнейший кооператив. Этот кооператив объединял 2 тысячи фермеров американских. 2 тысячи! Самый крупный в мире кооператив. Оборот на тот момент (это еще конец 90-х был), на тот момент его оборот составлял 6 миллиардов долларов в год, объем продаж этого кооператива.

Игорь Абакумов: Неплохо.

Аркадий Злочевский: Ну, неплохой, мягко говоря. Но я побеседовал там в офисе в отношении доходности по операциям. Понятно, что как бы цель кооператива – это не то чтобы зарабатывать деньги во всем, а это скорее экономить фермерские ресурсы, расходы и так далее, да? Но я спросил их, задал вопрос: "А сколько денег вы заработали за год?" И они мне ответили по-честному, сказали: "59 миллионов за год". То есть менее 1% от средств, которые в обороте крутятся.

Ну, у меня тогда встал вопрос сразу: а имеет ли смысл? Это через что заработки? Через переработки, да? То есть комбикормовые заводы, например, они ставят, строят и продают комбикорм готовый, перемалывают эту продукцию. Это различные формы объединений, производственные формы, через которые реализуется продукция. То есть типа как бы облегчается сбыт фермерам.

Тогда я задал вопрос первый и, в общем, самый фундаментальный: "А не проще эти деньги, 6 миллиардов, если они у вас есть, в банк положить и заработать 1,5% хотя бы в год?" С точки зрения доходности это же убыточная операция по отношению даже к самым дешевым ставкам в мире.

Игорь Абакумов: Аркадий Леонидович, это же зависит от населения. Это же работа, люди при деле.

Аркадий Злочевский: Это другой вопрос. Я не говорю, что я противник кооперации в принципе. Я говорю о том, как работает эта психология. Почему именно так? Потому что ни один фермер не возьмется управлять этим кооперативом. Николай правильно поставил вопрос на повестку дня. Вопрос – доверять кому и на каких основаниях? Это же менеджмент. Для того, чтобы скооперировать эти ресурсы, получить эффект синергии, надо менеджера, который будет управлять этим активом – правильно? – и управлять в интересах кооператоров.

Игорь Абакумов: И грамотно.

Аркадий Злочевский: Грамотно и в интересах тех, кто входит. Я понял из деятельности "Фармленда" тогда, что там менеджмент заинтересован в собственных позициях карьерного роста, а не в благополучии собственных членов.

Игорь Абакумов: Членов кооператива.

Аркадий Злочевский: Потому они так мало и зарабатывают, да? И соответственно, отдача от их деятельности фермерам, которые кооператив образовали, минимальная. Чем закончилась история? Не помню сейчас, в 2004-м или 2005 году этот кооператив обанкротился, его больше нет. Все, он не существует в природе. А был крупнейшим в мире. Понимаете?

Игорь Абакумов: Ну, это же один из кооперативов. Есть же другие кооперативы.

Аркадий Злочевский: Неважно. Я говорю как пример, да? Поэтому критически важно, какой менеджмент там. И для того чтобы это заработало реально, надо создать определенные условия, чтобы этот менеджмент не имел возможности и права на собственную деятельность. Он должен обслуживать членов кооператива. Тогда, если мы создадим и законодательно, нормативно закрепим условия, по которым этот менеджмент будет трудиться на их интересы, то это может работать.

Игорь Абакумов: То есть вы хотите сказать, что законодательство кооперативное у нас критически недоработано?

Аркадий Злочевский: Да, совершенно верно.

Игорь Абакумов: То есть оно как началось в начале 90-х годов, так и остановилось?

Аркадий Злочевский: Да. Его надо нормировать, и нормировать жестче, и в интересах в первую очередь членов кооператива.

Игорь Абакумов: Вот люди ругаются, на вас в том числе…

Аркадий Злочевский: Я привыкший.

Игорь Абакумов: "Зерновики пошли по пути нефтяников: чем больше нефти, тем дороже бензин; чем больше зерна, тем дороже хлеб". Про цену на хлеб мы не будем говорить. Мы уже говорили в нашей программе много раз, это пустой разговор. Хлеб не должен быть дешевым – начнем с этого.

И почему мы столько зерна производим на экспорт? Это только большая глобальная политика? Или за этим стоит экономика, за этим стоит подъем сельского хозяйства и так далее, и так далее? Сколько у нас зерна потребляется внутри страны?

Аркадий Злочевский: За экспортом нашего зерна нет вообще никакой политики.

Игорь Абакумов: Ну, как же так? Все же говорят.

Аркадий Злочевский: Вообще.

Игорь Абакумов: "Мы – лидеры мирового рынка".

Аркадий Злочевский: Это мы начали говорить только тогда, когда достигли этих позиций…

Игорь Абакумов: Да. Но никто не помогал.

Аркадий Злочевский: Без всякой помощи государства.

Игорь Абакумов: Да. А теперь вам говорят "спасибо".

Аркадий Злочевский: И без всякой политики. Теперь, естественно, это политика начала использовать, поскольку это важный элемент для регулирования отрасли. И это очень фасадная вещь. Ну, правда, можно гордиться какими-то вещами, которых мы достигли сами, без всякой политики. Но в фундаменте там политики не было, нет. И никто не рассчитывал на такие результаты. А нам природой даны, собственно говоря, фундаментальные условия для того, чтобы быть экспортером. И я-то об этом еще говорил в 93-м году публично.

Игорь Абакумов: Это я помню.

Аркадий Злочевский: За 10 лет до того, как наш экспорт начался. Потому что это было очевидно. Ну, нам даны базовые конкурентные преимущества.

Игорь Абакумов: Петр Первый постарался, выходы к морям есть.

Аркадий Злочевский: Это вопрос не в выходе к морям. Мы бы пробились… Ведь до революции, если мы вспомним, наше зерно вывозилось в Европу на подводах, вообще без всяких морей. Правильно? Лошадьми.

Игорь Абакумов: Ну да. И гуси пешком ходили в Брюссель. Это я помню.

Аркадий Злочевский: Да, это все было. Правильно? Поэтому дорожку протоптали бы. Важно принципиально иметь в базе конкурентоспособность нашего товара. По зерну у нас эта конкурентоспособность в базе есть. У нас есть два очень мощных фундаментальных фактора, которые образуют эту конкурентоспособность. И все, что делало государство в процессе нашего выхода на экспорт, как раз снижало эту конкурентоспособность, а никак не повышало. Хотя во всем мире ровно наоборот, у наших конкурентов ровно наоборот – там государство стремится повышать.

Игорь Абакумов: У руля государственных машин всех там стоят профессионалы – люди, понимающие законы агробизнеса, как он работает.

Аркадий Злочевский: Дело не в этом.

Игорь Абакумов: Нет?

Аркадий Злочевский: Нет, дело не в этом. Я не могу сказать, что у нас непрофессионалы кругом и всюду стоят, и это следствие непрофессионализма. Нет, это фундаментальные интересы. А они в первую очередь… То есть откуда растут ноги в этом снижении конкурентоспособности нашей, которая так и не сумела ее поломать? Они растут в первую очередь в интересах бюджетирования, потому что весь интерес государства и государственного регулирования нацелен на фискальность. А это значит – надо по максимуму содрать деньги в бюджет, причем сегодня, не дожидаясь обещаний, что завтра будет больше, если вы не тронете…

Игорь Абакумов: И не думая о последствиях.

Аркадий Злочевский: И не думая о последствиях. На это нацелена вся государственная машина. И правительство это признает, и президент это признает, что это надо менять. И сейчас уже дошло реально, что фетишем для агропродовольственного рынка должен стать экспорт – так, как он стал в Бразилии, в Америке (в Америке давно), в Европе и так далее. Во всех экспортноориентированных странах, во всех аграрных державах, я бы так сказал, экспорт является фетишем государственной политики, и на него нацелены все средства регулирования. Еще одна принципиальная вещь…

Игорь Абакумов: У нас он по потенции может стать фетишем, да. Но – нет пока.

Аркадий Злочевский: Пока нет, но начинает становиться, уже начинает поворачиваться политика государственная.

А почему именно так? Еще один момент важный. Дело в том, что на внутреннем рынке поднять конкурентоспособность невозможно. Можно создать тепличные условия, особые территории, огражденные границами и так далее. И в рамках ее ликвидность образуется, исходя из других параметров, не из сталкивания с конкурентами. А вот на внешнем рынке, где мы не способны повлиять на цену, на регулирование рынков, – там, соответственно, конкурентоспособность имеется. Это единственное мерило честное. И если вы конкурентоспособны, вы продаетесь на внешних рынках в первую очередь, а потом – на внутренних. Это принципиально важно.

Игорь Абакумов: Аркадий Леонидович, по каким причинам у нас зерно практически первого, второго, третьего класса уменьшается в объемах? Потому что мы стали его меньше сеять?

Аркадий Злочевский: Почему меньше сеем? Очень просто – рынков сбыта нет. И более того – мы через наше опять же не очень адекватное регулирование "замочили" все стимулы в отношении его производства. Потому что мы только начали возрождать пшеницы первого и второго класса и твердые пшеницы. Только-только начали. Первые два года – начался экспорт. Да, объемы не очень большие, но это же драйвер. Он начал вытаскивать производственные процессы. А это всего лишь инвестиции, да? То есть надо специальные технологии применять для того, чтобы это произвести.

Игорь Абакумов: Последний вопрос, Аркадий Леонидович…

Аркадий Злочевский: Пошлина ударила в первую очередь…

Игорь Абакумов: Самый последний вопрос. Российский АПК останется драйвером экономики в этом году или все-таки нет?

Аркадий Злочевский: Останется, безусловно. И это очень инерционная вещь, сельское хозяйство будет крутиться еще какое-то время. Но если мы за это время сумеем повернуть политику в отношении стимулирования в первую очередь экспорта и повышения конкурентоспособности, то тогда это будет системным и фундаментальным фактором. И это будет главным драйвером для того, чтобы АПК стал альтернативной нефти и углеводородам.

Игорь Абакумов: Но пока это не случилось.

Аркадий Злочевский: Пока это не случилось. Пока мы только имеем потенциал.

Игорь Абакумов: Понятно. Спасибо, Аркадий Леонидович.

У нас в гостях был Аркадий Леонидович Злочевский, президент Зернового союза России. С вами была "Аграрная политика" на канале "ОТРажение", рубрику вел Игорь Абакумов. Встретимся в следующий понедельник в любую погоду.

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Светлана Касина генеральный директор "Национального НПФ"
  • ГОСТИ

  • Олег Рурин заместитель генерального директора госкорпорации "Фонд содействия реформированию ЖКХ"
  • ГОСТИ

  • Алексей Кравцов член Общественного совета при ФССП, председатель Арбитражного третейского суда
  • ГОСТИ

  • Александр Михайленко профессор кафедры международной безопасности и внешнеполитической деятельности России Факультета национальной безопасности РАНХиГС
  • Барух Бен-Нерия эксперт по военно-политическим делам (Израиль)
  • ГОСТИ

  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Павел Медведев финансовый омбудсмен, доктор экономических наук, профессор
  • ГОСТИ

  • Павел Бранд невролог, медицинский директор сети клиник "Семейная"
  • ГОСТИ

  • Светлана Брюховецкая проректор по маркетингу и работе с абитуриентами Финансового университета Правительства РФ, ответственный секретарь приемной кампании
  • ГОСТИ

  • Дмитрий Андреянов журналист (Ростовская обл.)
  • Евгений Опарин корреспондент (г. Владивосток)
  • Владимир Рудометкин генеральный директор ОАО "Гипроречтранс", председатель Отделения "Транспортное строительство" Российской академии транспорта
  • Жанна Мейлер корреспондент (г. Калининград)
  • ГОСТИ

  • Михаил Крейндлин руководитель программы по особо охраняемым природным территориям "Гринпис России"
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • ГОСТИ

  • Владимир Кашин председатель Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, академик РАН
  • Ольга Башмачникова вице-президент Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России
  • Алексей Кордумов терапевт, врач общей практики (Архангельская обл.)
  • Ольга Чаплина руководитель инициативной группы (д. Кашмаши, Чувашия)
  • ГОСТИ

  • Евгений Ямбург заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, академик Российской Академии образования, директор московского Центра образования №109
  • ГОСТИ

  • Валентина Сляднева оператор машинного доения
  • ГОСТИ

  • Евгений Ким ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН
  • ГОСТИ

  • Давид Мелик-Гусейнов директор НИИ Организации здравоохранения и медицинского менеджмента Москвы
  • Виктор Рожков координатор проекта ОНФ "Народная оценка качества"
  • Показать еще
    Показать еще
    Илон Маск обратился к ООН с просьбой запретить создание роботов-убийц Его просьбу поддержали специалисты из 26 стран мира
    вчера
    В России отмечается День воздушного флота В городе Свободный Амурской области сотрудники авиабазы устроили для жителей летное шоу
    вчера
    Суд отказался арестовывать турбины Siemens Решение было вынесено 18 августа
    вчера
    20 августа по всей стране проходят митинги обманутых дольщиков Всего заявки на участие подали 12 городов
    вчера
    В Хабаровске в результате драки погиб чемпион мира по пауэрлифтингу Причиной смерти стала черепно-мозговая травма
    вчера
    Россиянин задержан на территории Украины за незаконное пересечение границы Россиянин будет привлечен к административной ответственности
    вчера
    вчера
    Скончался советник министра здравоохранения России Игорь Ланской Он занимал должность советника последние четыре года
    2 дня назад
    Минобрнауки предложило сделать экзамен по русскому языку в устной форме Ольга Васильева исключила вариант отмены единого госэкзамена
    2 дня назад
    Сергей Собянин раскритиковал идею переноса столицы из Москвы за Урал Он пошутил, что чиновников можно сослать на Урал намного дешевле
    2 дня назад
    В Свердловской области растет число пострадавших от борщевика Ежедневно в больницы обращаются десятки жителей
    2 дня назад
    В Рязанской области открылся международный фестиваль кузнечного дела Теперь поселок Истье похож на средневековую деревню
    2 дня назад
    Крымская "Массандра" заявила о повреждении 80 га виноградников в результате схода селя Более точные цифры будут известны после детального обследования
    2 дня назад
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments