Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Андрей Воробьев: Правоохранители рапортуют: "ресурс заблокирован". Но преступник не найден. И ему ничто не мешает открыть новую "группу смерти"

Гости

Андрей Воробьевдиректор Координационного центра национального домена сети Интернет, эксперт ИРИ

Оксана Галькевич: Друзья, переходим к обсуждению первой темы. Наши депутаты в скором времени могут заняться рассмотрением поправок в Уголовный кодекс. Есть предложение ввести такие понятия, как "склонение к самоубийству" и "содействие самоубийству". Эта инициатива – реакция на довольно страшные события последнего времени. В интернете появились многочисленные целые сообщества, где дети сначала просто общаются, а потом, ни с того ни с сего, внезапно сводят счеты с жизни. У нас в России в прошлом году число детских самоубийств очень резко выросло на 57% – было зафиксировано 720 случаев.

Константин Чуриков: Уполномоченный по правам ребенка в России Анна Кузнецова открыто заявила о том, что одна из основных причин всего этого – это лавинообразное распространение групп смерти в соцсетях. С начала года Роскомнадзор заблокировал уже больше 4 000 таких страниц. Если посчитать, закрывают примерно по 90 групп в сутки. И специалисты говорят, что нужно срочно менять подход к интернет-безопасности и профилактике суицида среди детей. И несколько фактов, о чем уже говорила Оксана. 720 самоубийств детей-подростков зафиксировано в прошлом году. Проблема вышла на общегосударственный уровень. Президент Путин поручил Кабинету министров и региональным властям усовершенствовать методику профилактики суицида среди подростков. И то, о чем мы говорим – явление, по распространенности которого Россия занимает первое место в Европе. Перед вами статистика ВОЗ (Всемирной организации здравоохранения). Это, по-моему, за 2015 год, но просто новой статистики у них нет. По суицидам среди детей мы № 1 у нас на континенте, причем в обеих возрастных категориях – до 15 лет и старше 15.

Оксана Галькевич: И это еще ты говоришь, что новой статистики нет. Это данные того периода, когда, в общем-то, у нас еще не было этого резкого скачка внутри страны.

Есть еще другие данные – это уже Росстат, наша отечественная статистическая служба. По регионам страны возглавляют трагический рейтинг у нас Алтай, Забайкалье, Ненецкий автономный округ и Якутия. Есть еще Псковская область, которая далеко не лидер по суицидам подростков, но и там бывает беда.

Константин Чуриков: Давайте вместе думать, как оградить детей от опасного контента в интернете, как следить за тем, что они делают в интернете. Какие у вас есть мнения по этому поводу, как всю эту лавину остановить? 8-800-222-00-14, и СМС-портал 3443, вначале буквы "ОТР". Каждое сообщение, каждый звонок у нас бесплатный.

Оксана Галькевич: Представим нашего эксперта. В студии программы "ОТРажение" сегодня Андрей Воробьев, директор Координационного центров доменов RU/РФ, эксперт Института развития интернета. Здравствуйте, Андрей.

Андрей Воробьев: Добрый день.

Константин Чуриков: Андрей, сейчас только ленивый эксперт не говорит о том, что нужно каким-то образом детям объяснять, что опасно и что безопасно в интернете. Какие есть наработки у вас как у представителя отрасли? Что можно сейчас предложить детям, чтобы их оградить от этого опасного содержимого, скажем так?

Андрей Воробьев: Очень хорошее слово вы, Константин, употребили – объяснять. Не оградить, именно запретить, поставить какой-то фильтр, который все равно, рано или поздно, ребенок, который гораздо лучше родителей подчас, и по нашим исследованиям, которые проводились уже несколько лет подряд, мы все время видим, что индекс цифровой грамотности, цифровых компетенций у детей выше, чем у педагогов и их родителей, поэтому все фильтры все равно обходятся. А вот объяснить, привить некий цифровой иммунитет ребенку с самого начала пользования интернетом очень важно, чтобы он критически относился к той информации, с которой он встречается в интернете.

Оксана Галькевич: А работать с кем нужно в первую очередь: с детьми, или все-таки с родителями тоже? Мне интересно.

Андрей Воробьев: Со всеми тремя категориями. В данном случае надо говорить о том, что мы должны работать и с педагогами, потому что все равно школа – это один из основных на сегодняшний день институтов воспитания, и они взрослеют, они общаются именно в школе, и они, в общем-то, узнают все эти новейшие технологии в основном как раз в школе. И те новейшие технологии, которые стремительно развиваются – а они развиваются, как мы все видим, семимильными шагами, – ни законодательное обеспечение, ни уровень развития цифровой грамотности не поспевают за этим. И поэтому мы сталкиваемся с тем, что, казалось бы, хорошая вещь – интернет, который был призван для того, чтобы максимально просто распространялась информация, помогает злоумышленникам сегодня распространять ту информацию, которая негативно влияет на детей, их психику и развитие. Более того, вообще-то надо говорить шире, и психологи говорят шире – не только призывы к самоубийству (это уже сразу очевидное нарушение 139-го федерального закона, по нему работает Роскомнадзор), но и так называемая пропаганда общественного опасного поведения, и просто опасного поведения, не всегда общественного, даже применительно к личности. Например, те же зацеперы. Много групп "Вконтакте", которые пропагандируют прокатиться.

Оксана Галькевич: Делают это модным, прикольным.

Андрей Воробьев: Да. Адреналин.

Константин Чуриков: Экстремальные виды спорта. Многие из них связаны непосредственно с риском для жизни.

Андрей Воробьев: Но надо понимать, что там все-таки человек, который идет в экстремальные виды спорта, он понимает, что это экстремальный вид спорта. Это выбор, он оценивает. А когда идет, например, пропаганда тех же руферов, зацеперов… Руферы – это те, кто фотографируется на высоте, на крышах, что очень опасно. Очень часто те, кто даже имеет только склонность к мыслям о суицидах, для них такие призывы и погружения в эту информацию, в общем-то, становится определенным сигналом к действию.

Константин Чуриков: Вот есть данные о том, что столичный Департамент образования разработал отдельные методические рекомендации для педагогов по безопасности в интернете, то есть что они должны рассказывать детям. В частности, распространяется брошюра "Безопасный интернет детям". Там советуют детям не выкладывать личную информацию в интернете, в том числе фамилию, имя, домашний адрес, номера телефонов, номер школы, адрес электронной почты, фамилии друзей или родственников, дату рождения и фотографии. У меня сразу вопрос: насколько это реально? Ведь общение в соцсетях как раз таки строится на том, что ты видишь, тебя видят. Вот твои друзья, вот этот список, и так далее.

Андрей Воробьев: Есть подход экспертов. По поводу методических рекомендаций – я тоже захватил несколько в студию. Это новая книга, которую буквально недавно выпустил Координационный центр совместно с Роскомнадзором, и Федеральным институтом развития образования.

Оксана Галькевич: Практическая психология.

Андрей Воробьев: Да. Это рекомендовано, как методические рекомендации нашим педагогам, как проводить уроки по защите персональных данных, потому что школьники не понимают, что это такое. И очень часто, понятно, фотографию выложил. Но когда ты выложил фотографию всей семьи, сообщаешь, что всей семьей вы выезжаете на юг на месяц, или в деревню к бабушке, а до этого у вас была выложена фотография, где вы живете, и вплоть до того, где лежит ключ на случай чего, то, соответственно, для злоумышленников просто побродить по социальным сетям, по аккаунтам таких доверчивых… Вернее, не доверчивых, а они просто не задумываются о том, что, выкладывая всю эту информацию о себе, по большому счету, они… Раньше были наводчики, а сейчас наводчики не нужны. Эту функцию выполняют аккаунты в социальных сетях.

Константин Чуриков: Где у нас сейчас Ивановы? Ивановы в Тунисе. А где они проживают? По адресу такому-то.

Андрей Воробьев: Да. Это один из примеров.

Есть примеры, когда грубейшее нарушение даже действующего Закона "О защите персональных данных" происходит со стороны самих учреждений образования, когда школа берет и публикует, например, у себя на сайте в разделе "Официальные документы" список, кому из детей положены бесплатные обеды, и с указанием, почему: "Такой-то ребенок судьи", например.

Оксана Галькевич: Неужели? Это вы сейчас говорите о реальных случаях?

Андрей Воробьев: Роскомнадзор говорит о реальных случаях.

Оксана Галькевич: Но это уже нарушение прав ребенка.

Андрей Воробьев: Это и нарушение Закона "О персональных данных". Другое дело, что не все в наших школах, особенно в регионах. Конечно, есть примеры удачных регионов. Например, Москва выпустила уже отдельные рекомендации. Есть наукограды, в которых передовые школы, входящие всегда в рейтинги лучших школ страны. Но есть регионы, в которых директор школы незнаком с понятийным аппаратом "персональные данные", "цифровая компетенция" и так далее.

Оксана Галькевич: Чудовищная какая-то история.

Константин Чуриков: Андрей, я в случайном режиме нашел очень полезную страничку. Например, есть такая опция в соцсетях – настройки приватности: кто может видеть личную информацию, списки друзей, номер телефона. Можно выбрать галочкой и пометить "только я", "только я", "только я" – и, в принципе, оно защищено по умолчанию.

Андрей Воробьев: Или "только друзья". Когда мы добавляем в друзья только проверенных людей, и поэтому мы, в общем-то, доверяем тем, кому мы сообщаем.

Оксана Галькевич: Мы же говорим с вами о детях, о подростках. Это как раз тот самый период, когда если вдруг оказался вдруг, и не друг, и не враг, а так. Как раз в жизни-то идет проверка всех этих отношений.

У нас есть звонок. Дозвонилась Наталья из Ростовской области. Давайте ее послушаем. Наталья, здравствуйте.

- Здравствуйте. Я вам звоню насчет своих внуков. У нас в школе три спортивных зала, и все они сдаются в аренду. И со своими детьми мы можем пойти только за деньги. Ничего бесплатного для наших детей нет. Вроде бы школу строили для своих ребятишек, а сейчас – некуда. Прошел дождь, на улице никто не играет, и дети, действительно, сидят или возле телевизора, или в интернете. У нас другого варианта нет – все платное.

Константин Чуриков: Наталья, скажите, а внуки много времени проводят в интернете?

- Если мы занимаемся какими-то делами, поделками, или находим какие-то домашние дела, но все остальное время в интернете. Им желательно играть во что-то, конечно.

Константин Чуриков: А вы, родители, каким-то образом контролируете, что они в интернете делают? Может быть, вы закрываете дверь комнаты, а они не в интернете играют, а с кем-то переписываются.

- Мы живем в однокомнатной квартире, сидим все в одной комнате, и явно, что если старшие и младшие общаются между собой, разговаривают – мы, конечно, прослушиваем все эти разговоры, берем телефоны, смотрим. Или даже какие-то дела делаем – все равно заглядываем в телефон, потому что все это страшно для детей. Просто я говорю о том, что у нас другого варианта нет.

Константин Чуриков: Очень справедливое замечание. Кстати, как раз Наталья-то молодец, они пытаются со своими детьми сами организовывать досуг, в том числе и в интернете, как я понимаю.

Константин Чуриков: Кроме того, у малогабаритной квартиры, как выяснилось, есть свои плюсы.

Андрей Воробьев: Да. А очень часто бывает, наоборот, бабушкам привозят внуков, притом в возрасте совсем малом – 4-7 лет (мы говорим сейчас про один из срезов нашего исследования). Бабушке проще включить Youtube внуку, загрузить мультику, и пускай он два часа, пока мама или папа где-то работает или чем-то заняты, чтобы он сидел и не отвлекался. Он будет себя тихо вести.

Оксана Галькевич: А что он там смотрит, какие он там делает выводы…

Андрей Воробьев: А куда он там дальше перейдет…

Константин Чуриков: В следующий ролик.

Андрей Воробьев: Да. Они очень быстро все это осваивают. Более того, цифры: 80% детей в возрасте 4-7 лет имеют контакт с интернетом, благодаря родителям, бабушкам или дедушкам. В возрасте от 7 до 14 лет – 95% контактируют в интернете, и чаще всего с помощью социальных сетей. Опасность в том, что они все считают, что они очень компетентны, что они профессионально разбираются во всем интернете, во всех опасностях, которые их подстерегают. Но, на самом деле, как раз знаний у них ровно на треть от возможных максимальных. Это в том числе доказано уже и факультетом психологии МГУ. То есть это преувеличение собственного превосходства над старшим поколением, потому что уж они-то точно знают, как там настроить и так далее. Ничего подобного – не знают. И в выигрыше оказываются те семьи, в которых родители вместе с детьми договариваются о том, что "Давай у тебя будет страница. Давай ее вместе настроим. А ты знаешь, какие бывают опасности?"

В России уже третий год подряд в 2016 году проходил единый урок безопасного интернета. Все больше школ к нему присоединяется. Он проходит под эгидой Комиссии по развитию информационного общества Совета Федерации. И в этом году мы выпустили журнал по итогам урока. Стало понятно, что одного урока в году недостаточно, и одного журнала, конечно, тоже. Поэтому сейчас уже мы видим от законодателей как Нижней, так и Верхней палаты нашего Парламента, идут инициативы с обязательным включением в учебную программу. Как это должно быть включено в программу, можно обсуждать, потому что пособий много. Интернет-компании выпускают… Тот же Институт развития интернета выпустил вместе с РОЦИТ ряд методических рекомендаций. Если бы они все были в школах… Чтобы дальше учителя донесли до учеников, надо донести до учителей, и для этого нужно разработать методику. Конечно, отдельная дискуссия – нужен ли отдельный предмет, отдельные несколько часов посвящать финансовой грамотности в интернете, чтобы они карты родителей не фотографировали с двух сторон, и не отправляли злоумышленникам, как это часто бывает на сегодняшний день.

Оксана Галькевич: Такой вопрос. Хорошо, есть одна сторона – это сторона пользователей. Есть другая сторона – это сами социальные сети, профессиональный персонал, администраторы, которые фильтруют эту информацию, прежде чем она появляется в общем доступе. Какой-то работы с этой стороной не предполагается? Допустим, коллектив, администраторы социальной сети видят, что ребенок или взрослый фотографируют банковскую карточку с обеих сторон с этими секретными цифрами, пытается ее выложить на своей или какой-то другой странице. Ведь можно сделать так, чтобы эта информация не попала в общий доступ. И если появляется страница с информацией, где телефоны, данные, номера квартир и все прочее – эта информация тоже автоматически скрывается. Ведь это можно же делать.

Андрей Воробьев: Теоретически можно, но это будет очень дорого. Премодерация любого контента, который попадает в интернет – пока на это не готовы пойти интернет-компании, потому что просто нет возможности все отфильтровывать.

Оксана Галькевич: Но почему? Facebook же что-то подобное делал.

Андрей Воробьев: Не совсем.

Оксана Галькевич: Может быть, не совсем так, может быть, я преувеличиваю, требования повышаю, но тем не менее, когда мы говорим о жизни детей, людей…

Андрей Воробьев: Согласен. Компании пытаются и договариваются. На базе Роскомнадзора в декабре специально создана отдельная межведомственная комиссия, куда вошли представители администрации всех популярных в России социальных сетей.

Оксана Галькевич: Так, простите, вот я вспомнила. Facebook что делают?

Андрей Воробьев: Не Facebook, а в российских.

Оксана Галькевич: Я имею в виду, что берем эту социальную сеть. Просто рассказываю тот пример.

Там теперь, например, фотографию в голом виде, какую-нибудь обнаженную, вы не разместите, потому что вас тут же забанят, и сама сеть закроет вам доступ к вашему аккаунту.

Андрей Воробьев: Я хотел сказать: сначала разместите, но очень быстро она будет… Да.

Оксана Галькевич: И всяческую деятельность вам запретят. Поэтому теперь об этом все пользователи знают, еще 10 раз подумают: повесить там Венеру на своей странице или нет. В том числе это касается и классики, и произведений искусства, и так далее.

Константин Чуриков: Если бы Венеру вешали, Оксана.

Оксана Галькевич: Да. То есть это возможно, но дорого.

Константин Чуриков: У нас есть звонок Татьяны из Свердловской области.

- Здравствуйте. Хочу высказать свое мнение. Только труд спасает человека. В школе нет достаточного количества уроков труда. Дома в наушниках, обязанностей никаких. Всегда дети росли около взрослых, подражали им, занимаясь тем, что и взрослые. Мы мыли полы в школах, помогали в ремонте, работали на школьных участках, ездили в колхозы с 5 класса, и ничего, не умерли. Успевали все: и спортом заниматься, и художественной самодеятельностью. А сейчас только и слышишь от родителей этих детей, то есть внуков: "Нельзя им, нельзя. Не трогайте их. Они устали", они еще что-то там. Вот, пожалуйста, вам суициды, вот, пожалуйста, они и устают от жизни в таком возрасте. Вот мое мнение.

Оксана Галькевич: Может быть, какие-то домашние обязанности все-таки должны быть у ребенка. Это, наверное, вопрос уже к родителям.

- Конечно. Они и дома иногда ничего не делают. Я смотрю на своих внуков: пришел со школы, в комнату зашел, закрылся – все.

Константин Чуриков: Но ведь дети копируют поведение родителей. Не все, конечно, слава богу, но многие родители устроены. Мама что-то вкусное приготовила или где-то в ресторане что-то себе заказала – сфотографировала, разместила. Папа накачал бицепс – сфотографировал, разместил. Родители-то живут уже в интернете, и дети тоже.

Андрей Воробьев: Это нормально. Другое дело, что всегда должен быть баланс. В общем-то. Может быть, ничего страшного у тех, кто зависим от фотографирования еды, с ними этого не произойдет, они пойдут куда-то в ресторан или что-то сами приготовят и захотят это разместить. Другое дело, что баланс должен быть во всем, и если подросток все время проводит в интернете, то и у него и клиповость мышления формируется. То есть если он не читает книг, не анализирует информацию, потому что в интернете он получил какой-то короткий текст, в лучшем случае, прочитал, и пошел дальше, дальше, дальше. Ему постоянно необходимо обновление, обновление, обновление информации. Отсюда мы получаем детей, которые даже не хотят учиться, не хотят во что-то глубоко погружаться.

Оксана Галькевич: Они именно не хотят учиться, или все-таки они учатся, но по-другому? Это очень важный вопрос, потому что общество меняется, меняется скорость восприятия, правила восприятия. Информационный мир изменился как за последние 15 лет.

Андрей Воробьев: Согласен, но базовые принципы, по-моему, остались неизменны. И мы видим, что именно там, где все-таки дети не все время проводят в интернете, у них гораздо лучше успехи в школьных дисциплинах.

Константин Чуриков: И еще звонок – Наталья. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: И очень много СМС-ок. Потом надо почитать.

- Добрый день. Сейчас звонят бабушки, родители по поводу того, что дети проводят время в интернете, потому что они ничем не заняты. У меня ребенок очень занят, она профессионально занимается спортом. В интернете у нее есть время посидеть полчаса в день. В прошлом году у нас была очень неприятная ситуация. Закон "О педофилии" у нас принят, я так понимаю, давным-давно. Через группу "Вконтакте", так как девочка занимается в бассейне, то ей пришло сообщение, что "У меня есть твои фотографии в душе в голом виде. Сделай то-то и то-то". Как потом выяснилось, не только ей, а очень многим девочкам пришли такие сообщения. И когда я прибежала в милицию написать заявление, то в итоге все закончилось тем, что мне сказали: "Вы знаете, что это помойка?".

Константин Чуриков: Это вам так ответили в отделении полиции?

- Да. Поэтому, вы меня извините, вы законов можете напринимать миллион.

Оксана Галькевич: Но пока не начнет работать полиция… Вы к этому, да?

- Конечно.

Константин Чуриков: Еще важное уточнение. Наталья, вы из Москвы, да?

- Да.

Константин Чуриков: То есть это в Москве вам так ответили. Любят говорить, что московская полиция какая-то образцовая.

Оксана Галькевич: Другая какая-то планета, что ли?

Вчера мы говорили, например, о лжеблаготворителях, о лжеволонтерах, и люди нам рассказывали, что тоже приходили в полицию с заявлениями, что люди непонятно на какие цели обманывают, собирают, наживаются буквально на чужом горе. Вот они эти люди, собирают на этой странице. Говорили: "Ну, это же…"

Андрей Воробьев: Это проблема, которую в том числе обсуждали 20 марта на совещании в МЧС вместе с уполномоченным по правам ребенка, и там говорилось о том, что у нас на сегодняшний день принято заблокировать сайт, группу, аккаунт в социальных сетях с противоправной информацией, но не найти того человека, кто это сделал. Это очень удобно.

Оксана Галькевич: А он переходит на другую страничку под другим именем.

Андрей Воробьев: И так далее. Поэтому здесь невозможно. Мы можем говорить все, что угодно – что мы будем блокировать, будем это выявлять, – но без активной работы правоохранителей… Не то, что они отписались, что они направили на горячую линию, и ресурс заблокирован. Как бы пресечение распространения противоправного контента произошло. Но преступник не найден. Ему ничего не мешает пойти и дальше создавать новые группы. Более того, их уже начинают вычислять – у них все равно методика-то одна.

Оксана Галькевич: А компетенций полиции хватает, чтобы бороться с такими проблемами? Вчера же, опять же, из нашего эфира, когда мы говорили о лжеволонтерах, нам говорили, что заявления по их жалобам принимали – дело касалось интернета, интернет-мошенничество – в бумажную папочку, которая веревочками, тряпочками перевязывается.

Константин Чуриков: И говорили, что "Если мошенничество совершено в интернете, то следов найти невозможно". Это говорят в полиции, где есть специальные подразделения, которые этим занимаются.

Андрей Воробьев: Как правило, специалисты из управления "К", и у них есть территориальные подразделения, и они знаемы, и вряд ли они не знают о наличии электронных следов. У любого преступления, совершено оно в офлайн- или в онлайн-мире, у него всегда есть следы. Если мы говорим про интернет-среду, то это электронные следы.

Оксана Галькевич: Заявления-то принимают в обычном отделении, вы же понимаете, а не в отделении "К".

Андрей Воробьев: Вот. А то, что в дежурной части у нас не всегда специалисты обладают нужными компетенциями – это от общего уровня цифровой грамотности.

Константин Чуриков: Напоследок процитирую целиком сообщение, которое пришло из Москвы: "Вы знаете, безопасного интернета не бывает. Это как безопасный маньяк, предлагающий ребенку конфетку у него дома. По сути дела, детей через втягивание в интернет превращают в зомби, и детей надо не учить безопасности в интернете, а спасать от интернета".

Оксана Галькевич: Предлагают также полностью закрыть определенную социальную сеть российского происхождения. Это одно из предложений. Другое из Башкортостана нам пишет Александр – вообще создать отдельный детский интернет. Но это тоже, наверное, звучит утопично.

Андрей Воробьев: Такие проекты есть. У нас же существует в России домен ".дети", и в нем сосредоточены только сайты с проверенным контентом. Притом он в ежедневном режиме мониторится. И известно, что если настроить фильтр на домены в зоне ".дети", то ваш ребенок никогда не столкнется с противоправной информацией.

Константин Чуриков: То есть какое-то название ".дети"?

Андрей Воробьев: Да. Не хватает позитивного контента. На сегодняшний день только 2% контента в сети ориентировано на детей.

Константин Чуриков: Это был ответ нашему зрителю из Нижегородской области, который нас спросил: "Где хорошая и добрая альтернатива злу в интернете?"

Оксана Галькевич: Большая альтернатива, да.

Константин Чуриков: Тоже в интернете с доменом ".дети". Спасибо.

У нас в студии был Андрей Воробьев, директор Координационного центра доменов RU/РФ, эксперт Института развития интернета.

Программа "ОТРажение" буквально через пару минут к вам вернется.

  

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Ольга Башмачникова заместитель директора Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств России (АККОР)
  • Владимир Кашин председатель Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, академик РАН
  • Алексей Кордумов терапевт, врач общей практики (Архангельская обл.)
  • Ольга Чаплина руководитель инициативной группы (д. Кашмаши, Чувашия)
  • ГОСТИ

  • Евгений Ямбург заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, академик Российской Академии образования, директор московского Центра образования №109
  • ГОСТИ

  • Валентина Сляднева оператор машинного доения
  • ГОСТИ

  • Евгений Ким ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН
  • ГОСТИ

  • Давид Мелик-Гусейнов директор НИИ Организации здравоохранения и медицинского менеджмента Москвы
  • Виктор Рожков координатор проекта ОНФ "Народная оценка качества"
  • ГОСТИ

  • Сергей Хестанов советник по макроэкономике генерального директора компании "Открытие Брокер"
  • Иван Родионов профессор Департамента финансов ВШЭ
  • ГОСТИ

  • Александр Верховский директор информационно-аналитического центра "СОВА"
  • ГОСТИ

  • Михаил Миндлин искусствовед, директор Центрального музея древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева
  • ГОСТИ

  • Кирилл Парфенов кандидат политических наук, доцент кафедры государственного и муниципального управления РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • Илья Гращенков директор Центра развития региональной политики
  • ГОСТИ

  • Павел Грудинин директор "Совхоза имени Ленина", заслуженный работник сельского хозяйства России
  • ГОСТИ

  • Василий Симчера профессор, вице-президент Российской академии экономических наук
  • ГОСТИ

  • Евгений Коган президент инвестиционной группы "Московские партнеры", профессор Высшей школы экономики
  • Показать еще
    Показать еще
    У банка "Русский инвестиционный альянс" отозвали лицензию Он занимал 334 место в банковской системе России
    32 минуты назад
    Умер один из основателей российского интернета Андрей Чернов был автором кодировки KOI8-R
    33 минуты назад
    Большинство россиян считают Улюкаева виновным в получении взятки О том, что "процесс показательный", заявили 49 % респондентов
    час назад
    NYT: первым свидетелем по делу об атаке на Демпартию США стал украинский хакер Он является автором использовавшейся при взломе программы
    час назад
    Интернет-операторы будут обязаны использовать точки обмена трафиком из госреестра Предложение опубликовало Министерство связи и массовых коммуникаций
    час назад
    2 часа назад
    Подмосковный особняк выставлен на продажу за биткоины В переводе на рубли его цена составляет 482 миллиона
    2 часа назад
    В Роспотребнадзоре предупредили о случаях бубонной чумы в США Ведомство просит учитывать этот фактор при планировании поездок
    2 часа назад
    Россияне назвали главные цели внешней политики страны Большинство включило в список обеспечение мирного существования России
    3 часа назад
    Прощание с Верой Глаголевой пройдет в Центральном доме кино 19 августа Актриса скончалась от онкологического заболевания на 62-м году жизни
    3 часа назад
    3 часа назад
    Программа "Наедине со всеми" на Первом канале будет закрыта Программу закрыли по инициативе ведущей Юлии Меньшовой
    вчера
    Сергей Шнуров вызвал на баттл Владимира Познера Телеведущий назвал предложение "пиаровской акцией"
    вчера

    ГОСТИ

  • Ольга Башмачникова заместитель директора Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств России (АККОР)
  • Владимир Кашин председатель Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, академик РАН
  • Алексей Кордумов терапевт, врач общей практики (Архангельская обл.)
  • Ольга Чаплина руководитель инициативной группы (д. Кашмаши, Чувашия)
  • Самолет S7 вынужденно сел в Перми из-за пьяного дебошира Полиция возбудило уголовное дело по статье "хулиганство"
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments