Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Борис Кузнецов: Современному ребенку нужен гораздо более плотный сюжет, чем в "Незнайке" или "Хоттабыче"

Петр Кузнецов: Итак, объявлены шорт-листы ежегодного литературного конкурса, который называется "Новая детская книга". Проводит его издательство "РОСМЭН", и между прочим, ОТР – партнер этого конкурса. Есть баннер с информацией о специальной номинации, которая так и называется "Выбор зрителя Общественного телевидения России". Сейчас Оля вам его покажет на нашем сайте.

Ольга Арсланова: Да, я открыла на своем компьютере, прошу наших режиссеров показать эту картинку. Вот вы видите плашечку с названием "Выбор зрителей ОТР", специальная номинация конкурса. И, пожалуйста, голосуйте, выбирайте лучшую книгу. Это ежегодный конкурс в области детской и юношеской литературы был учрежден в 2009 году. И на конкурсе рассматриваются рукописи, которые ранее не публиковались, и которые написаны на русском языке. Но все подробности узнаем сейчас у Бориса Кузнецова, директора издательства "РОСМЭН".

Петр Кузнецов: И председателя жюри конкурса.

Ольга Арсланова: Председателя жюри этого конкурса. Здравствуйте.

Борис Кузнецов: Добрый день. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Знаете у нас какой вопрос? Мы изучили этого шорт-лист.

Ольга Арсланова: Я буду пока голосовать.

Петр Кузнецов: Несколько номинаций, да, три номинации или больше?

Борис Кузнецов: Да, три номинации.

Петр Кузнецов: По крайней мере, смотрите, стихи и сказки для самых маленьких: Анна Анисимова "Капитан Борщ", "У фургона – хвост!", Клинкова Елена "Корреспондент Букашка". В мире фэнтези представлены, например, Мария Богданова "На балюстраде Исаакия".

Ольга Арсланова: Очень актуально.

Петр Кузнецов: И Диана Ибрагимова "Дети черного солнца", ну и так далее. "Новая детская иллюстрация" – София Вензель, "Рыбак 1", "Рыбак 2", "Рыбак 3", "Рыбак 4". Мы, конечно, привыкли, наверное, к странностям Чуковского, да и сериал "Твин Пикс" сейчас тоже в моде, молодежь его любит. Это название книг, оно соответствует содержанию?

Ольга Арсланова: Вы их так специально выбирали?

Борис Кузнецов: Вы знаете, нейминг…

Петр Кузнецов: Никогда бы не сказал, что это названия детских книг.

Борис Кузнецов: Это очень важная вещь, конечно, путь от рукописи и от названия книги до ее публикации, он такой далекий. Выдумывание названий для своей книги – это вещь такая, которая дается далеко не всем авторам. Мало написать, конечно, хорошую книгу, очень важно ее еще здорово и классно назвать. Но мы-то на самом деле в конкурсе оцениваем в первую очередь текст. Название – это очень здорово, да. "Капитан Борщ", кстати, который вы назвали – это и название классное, и содержание очень классное.

Петр Кузнецов: Как раз прозвище Дениса Чижова.

Ольга Арсланова: Я хочу сказать, что "Капитан Борщ" сейчас пока что в рейтинге зрителей ОТР на третьем месте.

Петр Кузнецов: Лидирует.

Ольга Арсланова: На третьем.

Борис Кузнецов: Там есть капитан Борщ, там есть капитан Окрошка и пират Борщевик из персонажей.

Ольга Арсланова: Вот я, конечно же, проголосовала за "Корреспондента Букашку", потому что это, наверное, обо всех нас и о нашей роли.

Борис Кузнецов: А теперь давайте расскажем, как нужно голосовать.

Ольга Арсланова: Давайте.

Борис Кузнецов: Дело в том, что зайдя на сайт Общественного телевидения России, кликнув на этот баннер, вы сможете не только проголосовать. Проголосовать нужно, конечно, не за название, а за текст.

Ольга Арсланова: Да, там активные ссылки, вы сможете все прочитать, очень удобно.

Борис Кузнецов: Там по каждой ссылочке можно выбрать этот текст и можно прочитать его и посмотреть.

Петр Кузнецов: Мы можем сейчас даже показать, да, как это происходит?

Ольга Арсланова: Да.

Борис Кузнецов: Естественно, лучше голосовать, зная и читая эти тексты. "Выбор зрителей ОТР", он отсылает к самой младшей номинации, к самой сложной, наверное, на мой взгляд, номинации. Там, где представлены тексты для детей, ну скажем так, лет до четырех. Это самое сложное, на мой взгляд, и самое перспективное направление в детской литературе, это и стихи, и истории.

Ольга Арсланова: А скажите, вы же эти тексты все, естественно, изучили, да?

Борис Кузнецов: Да.

Ольга Арсланова: Вот просто я сейчас открыла, кликнула на ссылку – и открывается текст в вордовском документе, совершенно спокойно можно распечатать и прочитать ребенку. Вы рекомендуете вот все эти тексты для прочтения уже сейчас, вне зависимости от того, кто победит? Это все прошло какую-то там систему оценки, не знаю, качества? Вы можете гарантировать, что это все действительно можно детям читать?

Борис Кузнецов: Гарантии качества, конечно, никакие не дают. Но…

Ольга Арсланова: Отбор был какой-то, правильно?

Борис Кузнецов: Отбор был из 2000 рукописей.

Петр Кузнецов: Было из кого, самое главное, что было из кого выбирать.

Борис Кузнецов: Я лично в этой номинации, я лично на самом деле, потому что я очень заинтересован в этом, я прочитал больше тысячи, по-моему, даже около полутора тысяч работ. Потом у нас был лонг-лист, и вот здесь была мучительная совершенно работа, потому что в лонг-листе было около 50 работ.

И такой небольшой эпизод из нашей кухни. Ну, собрались все люди, которые читали эти тексты, собрался я, редакторы и так далее. Вот есть почти 50 работ, и из них нужно – ну не может быть шорт-лист 50 работ. Шорт-лист по условиям должен быть 10 работ. Мы начинаем обрезать. Ладно, хорошо, это, это обрезали – остается 30 работ. Господи, из этих 30 работ и это, и это хочется опубликовать. Ладно, давайте думать так – вот это можно опубликовать, ну давайте вот это тогда в шорт-лист. И начинается такая мучительная работа, как оставить 10, потому что из тех 50 работ, положа руку на сердце, можно публиковать любую.

Ну, выборка 50 работ все-таки из 2000 – это хорошая такая выборка, хорошее сито. И гарантировать, опять же, в литературе, я считаю, что никто ничего не должен гарантировать, вообще никто никому ничего не должен. А вот те 10 работ, которые выбраны, лично мне они, во-первых, очень нравятся, и я считаю, что это классная детская литература современная. Среди этих 10 книг есть и уже публикующиеся авторы, а есть имена, за которыми – мы проверили, посмотрели – не найдено ни одной книги. И, по всей видимости, это новички, не известные ни нам, ни читателям, но тем не менее эти новички, по всей видимости, талантливые.

Ольга Арсланова: Вы не знаете этих людей, да? Пока что это такой безличный конкурс?

Борис Кузнецов: Нет, мы не знаем этих людей. Из той номинации, в которой голосуют зрители ОТР, я лично знаю только одного человека. По касательной знаю совершенно.

Петр Кузнецов: Лично?

Борис Кузнецов: Да.

Ольга Арсланова: Кто это? Нельзя говорить?

Борис Кузнецов: Ну, Марина Тараненко, да, я ее просто знаю.

Ольга Арсланова: Это известный автор.

Борис Кузнецов: Это автор публикующийся. Известным сложно назвать, потому что современных детских авторов известных новых – их очень мало, практически нет. Но это публикующийся автор, который регулярно участвует в нашем конкурсе, на конкурсе я с ней и познакомился. Но ни имена, ни фамилии, ни знакомства в нашем конкурсе ничего не значат, хотя бы потому, что на первой стадии все рукописи читаются без фамилий.

Петр Кузнецов: Вернемся к началу нашего разговора, к этим названиям и к возможному содержанию. В какую сторону, точнее, как сейчас меняется детская книга? Мы можем что-то сказать там – от простого идем к завуалированному, каких-то больше метафор, которые провоцируют больше мыслей и фантазий?

Ольга Арсланова: Или, может быть, наше информационное сверхнасыщенное пространство влияет и на эту сферу? Что вообще происходит сейчас?

Петр Кузнецов: Современная детская книга, какая она?

Борис Кузнецов: Такой очень емкий, конечно, академический вопрос. Поверхностное наблюдение, я с этим наблюдением живу всю жизнь – да, она очень сильно отличается от той книги, которая была в нашем советском пионерском детстве.

Ольга Арсланова: И от той книги, которая пока что занимает львиную долю площадей в книжных магазинах.

Борис Кузнецов: Да, это то, что занимает 80%, это то, что на самом деле любимый мной и Чуковский и Маршак, и кто угодно, они действительно принадлежат нашему советскому прошлому. Это как поэзия, ну и "Старики Хоттабычи" тоже все до сих пор востребованы, и они востребованы, я-то думаю на самом деле, не детьми, а родителями. А современная литература, современный язык, современная образность – да, они отличаются.

И самое главное, на мой взгляд, чем они отличаются, во-первых, динамика. Читая "Незнайку", читая "Старика Хоттабыча", сейчас понимаешь, что современному ребенку нужен гораздо более плотный сюжет, гораздо более насыщенный деталями. Опять же, "Гостья из будущего" – все мы смотрели "Гостью из будущего", наши каникулы школьные, все мы бежали, смотрели. Сейчас смотришь "Гостью из будущего" или показываешь ребенку, которому сейчас лет 10, и понимаешь, что современный стандарт фильма детского, подросткового, он гораздо плотнее, он гораздо быстрее. Им нужно быстрее действие.

Петр Кузнецов: Клиповое сознание даже применимо сейчас и к детской литературе.

Борис Кузнецов: А это не хорошо и не плохо. Они просто, может быть, даже быстрее нас мыслят, вы знаете, вполне возможно.

Петр Кузнецов: Можно какой-нибудь совет бабушкам, родителям, которые приходят в книжный магазин, у которых есть "Незнайка", у которых есть и Чуковский? Потому что это все передается из поколения в поколение, а хочется чего-то нового. Как выбрать правильного автора, на что обратить внимание в рамках таких временных и в рамках магазина?

Борис Кузнецов: Это самая большая проблема современной детской литературы – рекомендательная система. Она разрушена, честно, ее нет.

Петр Кузнецов: Поэтому вообще и рекомендаций нет.

Борис Кузнецов: И поэтому да, приходит бабушка, приходит мама, она понимает, она знает, что она в детстве читала "Старика Хоттабыча", Чуковского и иже с ними. А вот что это за новые авторы и чего от них ожидать, она не знает. У нас на телевидении – спасибо большое я говорю в лицо, в глаза и за глаза, Общественному телевидению России. Это один из немногих каналов, который говорит в эфире о книгах. Передач и эфиров по телевизору по пальцам пересчитать. У нас нет периодических изданий. Что посоветовать людям? Интернет. По факту на самом деле ничего особенного другого не остается – это Интернет.

И есть все-таки такая вещь, как конкурсы. Конкурсов не так много детской книги, но конкурсы – это профессиональное сито, которое, извините, отсекает как минимум графоманов и разных людей безумных. Да, есть "Новая детская книга", есть "Книга.ру", есть Михалковский конкурс, их немного, но эти конкурсы есть. И как минимум то, что проходит через эти конкурсы – это не трэш. То, что эти конкурсы рекомендуют, можно соглашаться с этими книгами, не соглашаться, но это литература.

А дальше, к сожалению, у нас ни периодических изданий, ни систематической литературной критики детской, ее нет. И поэтому те самые бабушки, родители и мамы, они оказываются в таком вакууме информационном, предоставленные сами себе.

Ольга Арсланова: Но вы интересный момент сейчас затронули: "Это точно литература", – сказали вы. А как в детской литературе, особенно для самых маленьких, вообще разграничить графоманство и литературу? То есть со взрослыми книжками мы вроде как – уже люди в целом что-то читали, как-то можем понять, что да, тут автор немного не в ту сторону.

Борис Кузнецов: А вы уверены, что читатель сможет отличить литературу от не литературы?

Ольга Арсланова: Опять же повторюсь, даже со взрослой литературой это сложно, даже со взрослой сложно. А с детской, наверное, еще сложнее, потому что здесь, наверное, главный критерий – нравится это ребенку или не нравится, его это цепляет или не цепляет. Тут настолько все субъективно.

Борис Кузнецов: Ребенка в этой ситуации, к сожалению, в последнюю очередь спрашивают, потому что когда ребенку принесли книгу, ее уже купили как минимум к этому моменту. Вы хотите, чтобы я сейчас достал из кармана какую-нибудь линейку Геббельса и сказал, что такое хорошо и что такое плохо?

Ольга Арсланова: Да, да.

Петр Кузнецов: Но при этом если прийти с ребенком, то он просто покажет на самую яркую обложку.

Борис Кузнецов: Либо это, либо есть такая хитрость маркетинговая: в магазине есть выкладка книг, есть зоны выкладки для родителей – это то, что в зоне прямого взгляда родителей, и есть выкладка, которая находится в зоне прямого взгляда ребенка. Зона "А" – золотая полка взрослая, золотая полка детская. Ребенок берет наиболее яркую обложку, до которой у него рука дотягивается вот таким образом.

Ольга Арсланова: Ну да, просто очень многие родители как раз рассказывают о том, что покупаешь ребенку какую-нибудь дорогую навороченную игрушку, а ему эта, знаете, китайская ерунда дешевая из метро больше всего нравится. Ну, это правда.

Борис Кузнецов: Это сплошь и рядом.

Ольга Арсланова: Это сплошь и рядом. С книгами то же самое?

Борис Кузнецов: Мой младший ребенок, были игрушки-игрушки, а любимая у него была – какой-то железный бидончик непонятный, который гремел и пинался очень хорошо.

Петр Кузнецов: Должна ли книга восприниматься как источник знаний? То есть это правильный подход, что родитель подходит к ребенку после прочтения книги и спрашивает?

Борис Кузнецов: "Встань на стульчик и расскажи, что хотел сказать автор"?

Петр Кузнецов: "Чему она тебя научила? Что хотел сказать автор?"

Борис Кузнецов: "Хорошему, доброму и вечному". Я очень большой противник на самом деле всех вот этих чопорных фраз.

Ольга Арсланова: Морализаторства, да?

Борис Кузнецов: Чему научила книга, книга – лучший подарок… Слушайте, книга не должна никого ничему учить, вот не должна. Как будто и ребенок кому-то что-то обязан, и книга кому-то что-то обязана. Литература должна быть литературой, как минимум. Вот я, покажется, что ухожу от ответа на вопрос, что является настоящей литературой. Что является настоящей литературой, а что нет – конечно, время показывает в первую очередь. Но имей свой опыт чтения.

Прочитав тысячу рукописей, получаешь определенный опыт. Читаешь, и (кого-то сейчас обижу) в тысяче рукописей большая часть, конечно, графоманов, вы прекрасно понимаете, людей – заболели болезнью писательства и пишут. И ты читаешь и думаешь: господи, а вообще есть она, литература, или нет? Люди одно и то же пережевывают, хочется какой-то свежести, новизны.

Ольга Арсланова: А там что, сюжеты однообразные у графоманов, или формулировки?

Борис Кузнецов: Да-да-да, и сюжеты однообразные, и я не понимаю, но у людей есть, наверное, какая-то мотивация пересказывать приблизительно одни и те же истории и сюжеты про волшебных зверюшек, которые живут в каком-то волшебном лесу. Пошли, подружились, что-то нашли, и все так складно и замечательно.

Ольга Арсланова: Прекрасный сюжет.

Борис Кузнецов: Да, их миллион сто тысяч, таких сюжетов. Я всегда задаю вопрос: "Слушайте, вы написали вот такую книжку, в ней ничего хорошего и ничего плохого нет. Скажите, зачем вы это делаете? Если вы хотели что-то новое сказать – нет, вы этого не добились, ничего не сказали".

Ольга Арсланова: Для людей, может быть, это да, открытие.

Борис Кузнецов: Отлично, можете оставить эту книжку в своем семейном архиве.

Ольга Арсланова: Хорошо, мы сейчас поняли с вашей линейкой Геббельса, что таких сюжетов в настоящей литературе…

Борис Кузнецов: Огромное количество.

Ольга Арсланова: …Быть не должно?

Борис Кузнецов: Придумайте своих новых персонажей, свой язык. Вам есть что-то сказать? Но когда ты читаешь тысячи книг, тысячи рукописей, пятой точкой начинаешь понимать: вот это литература, а это не литература. Это просто человек пишет, ну все мы умеем складывать уже, слава богу, слова, буквы в предложения, и у кого есть дети, все так или иначе рассказывали какую-то историю ребенку. Каждый может на себя примерить эту рубашечку такую, детского писателя-рассказчика.

А вот пропасть лежит между таким рассказчиком и настоящим писателем. Настоящий писатель, кроме всего прочего, кроме таланта – это еще ремесло. А еще сложнее с поэтами. Потому что если ты можешь рифмовать слова по окончаниям, ты не поэт, поэт – это совершенно другой человек, тот, который очень много тренировался.

Ольга Арсланова: Потом, с поэтами вообще огромная  сложность. Наверное, прекрасных стихов намного меньше, чем прозы. То есть выборка сама уже, там критериев больше, мне кажется, более жесткие.

Борис Кузнецов: Вы знаете, а здесь удивительная такая вещь. Мы как-то разговаривали с Андреем Усачевым (писатель такой известный, детский поэт), и он сказал такую вещь, я задумался и согласился с ним, что в нашей детской литературе, в русской детской литературе, традиционно, прямо с начала XX века, поэзия всегда была сильнее и интереснее, чем проза. Проза нам не давала, со слов Андрея (и я, подумав, согласился), сильных оригинальных сюжетов своих, своих образов, своей стилистики и своего языка.

Ольга Арсланова: Это именно российская, да?

Борис Кузнецов: Да. Но в плане языка образности поэтического у нас есть непревзойденный Чуковский, Маршак и так далее. И сейчас, когда я читаю, я понимаю, что у нас огромное количество очень интересных детских поэтов. Им очень тяжело, им фантастически тяжело, потому что они соперничают с теми же самыми Чуковскими, они соперничают с очень сильной хорошей детской поэзией – той, которая была у нас в советское время. Она же не прерывалась, эта линеечка. У нас отличные советские детские поэты, они продолжали творить и в 70-е, и в 80-е, и в 90-е годы. И у нас есть очень много.

Петр Кузнецов: Свердловская область пишет, что сейчас дети (как раз о тяжести писателей) выбирают книги по известным мультикам, это тоже маркетинговый ход. То есть уже и авторы, которые хотят быть продаваемыми, оказываются в заложниках у образов и героев, созданных в мультипликационных прежде всего картинах.

Борис Кузнецов: Вы знаете, мы сейчас живем вообще в мире очень конкурентном. Писатель оказывается тоже в конкурентной среде. Он же претендует не на чтение, он конкурирует не с другими авторами, он конкурирует на площадке детского досуга, на которую претендуют мультики, друзья, игры компьютерные. Мультики – это очень сильный конкурент. Они могут легко вышибить чтение.

Есть, конечно, такой вариант – можно писать какие-то книги по мультикам, это называется новеллизация. Но это совершенно другое ремесло, это коммерческие задачи – делать, скажем, книжки – истории про Фиксиков или, не знаю, по кому угодно. Но это совершенно другая работа. На мой взгляд, она, конечно, какое-то имеет отношение к литературе, но очень опосредованное.

Петр Кузнецов: Электронная книга – тоже конкурент серьезный?

Борис Кузнецов: В младшем возрасте?

Петр Кузнецов: Тем более для современных детей?

Борис Кузнецов: В младшем возрасте – нет. А кстати, зачем ее сравнивать и говорить, как конкурент? Мы сейчас говорим – неважно, откуда человек потребляет буквы. Он их может потреблять с бумаги, с плоской поверхности, может потреблять их с планшета, да хоть со смартфона.

Ольга Арсланова: Скажите, детская литература консервативна по сюжетам, по какому-то морализаторству, или все-таки что-то там меняется? Я понимаю, что консервативны родители в первую очередь.

Борис Кузнецов: Консервативны авторы еще.

Ольга Арсланова: Я знаю просто, что очень многие даже мои знакомые родители с трудом воспринимают современную скандинавскую детскую литературу, говоря: "Ой нет, ну это как-то слишком, это не для нас. Они со своей этой толерантностью, нет-нет. Я своему такое не куплю".

Петр Кузнецов: Даже "Муми-тролли", уже такие проверенные.

Ольга Арсланова: Нет, ну конечно. Хотя на самом деле это прекрасная литература, и, например, я ее всегда с удовольствием покупаю. У нас-то как с российской?

Борис Кузнецов: Ну, я всегда говорю, что у нас есть, конечно, современная детская литература, но она есть какая-то сама в себе и сама внутри себя. Ее на полках и дома у читателей не так много. Она есть, у нас очень консервативные читатели. Опять же мы говорим, в чем проблема – в том, что у нас есть классика, в том, что у нас была прервана литературная традиция в 90-е годы. Людям по-прежнему комфортнее обращаться к тому, что они читали в своем детстве, экспериментировать хотят мало.

Но у нас есть еще одна проблема – у нас довольно консервативна писательская общественность. Все хотят писать с таким заходом: "Так, а чему научит моя книга ребенка? Что он оттуда извлечет?"

Ольга Арсланова: Станет ли он лучше учиться, например, и слушать родителей?

Борис Кузнецов: Ну представьте себя на месте писателя. Писатель должен писать, как дышать. И вот он сел, положил перед собой листочек, и вот здесь начинает писать тезисы. "Чему научит моя книга? Первое…" – и так далее. Вот такие тезисы, чему научит, и после этого такого конспекта лекция небольшая про веселых медвежат, которые подружились и пошли куда-нибудь в лес, как всегда. Вот так оно и получается. Я считаю, что если человек ставит какие-то себе не творческие задачи, а морализаторские, практические, коммерческие задачи, сначала – получается не литература, а получается в лучшем случае какой-то коммерческий продукт.

Ольга Арсланова: Согласны ли вы с тем, что лучший детский писатель – это тот, кто в себе внутреннего ребенка сохранил и помнит, что он ощущал, переживал в то время? А если утеряна эта связь, то всегда это будет синтетическое что-то, искусственное?

Борис Кузнецов: Абсолютно согласен. Весь мой опыт общения с детскими писателями – это люди, которые внешне могут натянуть маску взрослого человека, но чуть-чуть дают слабины, и вот этот внутренний ребенок – наивный, бесшабашный, веселый, придурочный – он рано или поздно из этого человека выбивается. Все писатели и поэты детские, талантливые, интересные, которых я знаю – они все именно с таким неубитым ребенком. У них нет внутри, они не вырастили в себе этого взрослого унылого дятла. Они живут с этим ребенком. И это очень классно, это очень здорово.

Андрей Усачев, которого все мы знаем, которого видим на телевидении, он вдруг неожиданно, бах – и раскрывается как такой рыжий бородатый ребенок. Это классно и здорово. Настя Орлова, которую мы видим на телевидении, которая вдруг неожиданно может растеряться и начать говорить каким-то совершенно стихотворными детскими классными, даже не знаю, афоризмами, что ли. Да, хороший писатель – это писатель, сохранивший в себе ребенка.

Петр Кузнецов: Новосибирская область пишет: "Считают, что побольше надо библейских сюжетов детям".

Ольга Арсланова: Кстати, о консервативности, да. Может быть, действительно?

Петр Кузнецов: "Надо понимать начало страданий, от чего мы произошли".

Борис Кузнецов: Ну, отчего нет, на самом деле? По большому счету, литература, если серьезно так разбираться, в литературе ведь очень много библейских сюжетов, и аллюзий различных огромное количество. Но это должна быть такая серьезная отвага и смелость – в наше время браться за какие-то библейские сюжеты для детей, перерабатывать их. Ну, либо, пардон, какая-то тупость, если ты хочешь просто посюсюкать и пересказать очень простенько Библию – ну, это будет неинтересно и скучно. А если ты хочешь действительно взять какой-то библейский сюжет и сделать из этого библейского сюжета интересный детский сюжет – это очень серьезная задача, но очень сложная, и требует, правда, отваги. И здесь можно нарваться на серьезную критику и на какие-то неприятности даже.

Ольга Арсланова: Пишут: "Если книги ничему не учат, зачем они? Мне 68, я до сих пор помню свое состояние при чтении "Кривой уточки", "Детей подземелья". Это был момент становления моей личности. Уже взрослой с удовольствием читала "Пеппи Длинныйчулок" и многие другие книги". Современная книга формирует личность ребенка, или она развлекает в первую очередь? Вот цель?

Борис Кузнецов: Все, что с нами в жизни происходит, формирует нашу личность. Все, что с нами происходит хорошего, плохого, повседневного, не повседневного. Что-то сильнее формирует личность, что-то нет. Книги в том числе формируют нашу личность. Если в этом ключе говорить, то да, конечно, книги учат, они нас формируют. Но учат с этой назидательностью, с такой долбежкой – нет, я против этого. Книга не должна ставить эту задачу, как сейчас зритель написала. Книги должны учить. А формируют личность – конечно, и формируют, наверное, посильнее, чем некоторые события, которые с нами происходят в жизни.

Петр Кузнецов: Хотел еще спросить у вас по поводу состояния детских библиотек и вообще отношения к ним. Они какую функцию сейчас выполняют? Вот Оля не даст соврать, в нашем детстве это был целый сакральный процесс: у тебя есть свой читательский билет, ты сам выбираешь, она потрепанная, читаешь, пытаешься, может быть, даже…

Ольга Арсланова: Библиотекарша обязательно неприветливая.

Борис Кузнецов: Очень интересная тема.

Петр Кузнецов: Идешь сдавать торжественно, после нее берешь следующую.

Ольга Арсланова: "Так, порвал?" Но сейчас библиотеки совсем другие, я имею в виду московские библиотеки, которые перестраиваются на новые рельсы – это очень здорово…

Борис Кузнецов: Не дали им немножко доперестроиться.

Ольга Арсланова: Но все равно они меняются и становятся очень интересными. Еще более интересными.

Борис Кузнецов: Библиотека – это совершенно не замшелая вещь, не вымирающая вещь. Библиотека – это очень классно, это очень современно. В Британии, например, если говорить о Британии библиотека – это же основа клубов культурных. В России на самом деле все тоже в этом направлении идет. Но современная библиотека, она существует либо для детей, либо для пожилых. Средний возраст выпадает, им не нужна библиотека, вот так получилось.

А для детей это очень классные ивент-центры, не знаю, как это еще по-другому сказать. Маленький город, в городе 20 тысяч человек живет. Куда пойти с ребенком? Очень часто это оказывается библиотека.  А если еще библиотекарь с моторчиком и с шилом в одном месте, то это действительно становится культурным досуговым центром для детей – библиотека.

Я очень много общаюсь с библиотекарями, я искренне их люблю и уважаю, и среди них есть те, которые действительно последние юродивые на Руси, которые ради культуры, ради книг, за очень небольшие зарплаты рвутся и делают очень много. Они совершают какой-то подвиг. Они знают книгу, они любят ее, они с ней работают.

Я думаю, что у библиотек есть будущее, государство сейчас, похоже, будет опять восстанавливать финансирование и работу с детскими библиотеками, и библиотека – это основа клубной системы, действительно клубной системы. Не просто книговыдача – то, что было в нашем детстве, ну был другой мир, нужно было получать книги. Сейчас недостаточно просто получить книги.

Ольга Арсланова: Сейчас там могут быть спектакли, какие-то группы по интересам, занятия для детей, возможность поиграть.

Борис Кузнецов: Библиотека – это действительно клуб. Это клубы, и они должны существовать. И у нас сейчас есть очень любопытный опыт. Мы же работаем еще и с подростками, у нас есть такой клуб онлайновый, " Terra Incognita", порядка 80 тысяч читающих подростков в нем состоят по всей стране. Мы периодически устраиваем офлайн-сходки реально читающих подростков. Последняя сходка была в июне, 36 городов принимали участие в ней.

И вот моя мечта – превратить всю эту систему читающих подростков, срастить эту систему с библиотеками. Вот у нас, мне отдел маркетинга рассказал, что в нашей системе " Terra Incognita" присутствуют дети минимум из 90 городов. Во всех этих городах есть библиотеки. Это реально читающие дети, которые хотят собираться и обсуждать книги, и говорить об этих книгах. Где им еще собираться? Им же можно собираться в библиотеках. Есть место, есть читающие дети – давайте их соберем вместе.

Петр Кузнецов: У нас 20 секунд. Давайте напомним, когда будут подведены итоги конкурса "Новая детская книга", сколько времени еще на то, чтобы проголосовать успеть?

Борис Кузнецов: До окончания голосования остается довольно много времени, но нужно еще и читать. До 31 августа голосуем. Сама церемония награждения будет проходить в Российской государственной детской библиотеке, если память не изменяет, 28 сентября. Там уже будут известны все победители.

Петр Кузнецов: Ждем вас с итогами.

Борис Кузнецов: Конечно, обязательно.

Петр Кузнецов: Спасибо, что пришли.

Ольга Арсланова: Спасибо, до встречи.

Борис Кузнецов: Спасибо!

Петр Кузнецов: Борис Кузнецов, директор издательства "РОСМЭН", председатель жюри конкурса "Новая детская книга".

 

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Ольга Серенкова командир межрегионального поискового отряда "Группа "Поиск"
  • ГОСТИ

  • Алисен Алисенов доцент кафедры экономики и финансов РАНХиГС
  • Богдан Зварич старший аналитик ИК "Фридом финанс"
  • ГОСТИ

  • Сергей Крылов генеральный директор "Лиги защиты должников по кредитам"
  • ГОСТИ

  • Алексей Седой профессиональный инструктор по выживанию, эксперт по безопасности
  • ГОСТИ

  • Николай Миронов руководитель Центра экономических и политических реформ
  • ГОСТИ

  • Татьяна Овчаренко руководитель "Школы активного горожанина", эксперт в сфере ЖКХ
  • ГОСТИ

  • Алексей Алексеенко помощник руководителя Россельхознадзора
  • ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Светлана Касина генеральный директор "Национального НПФ"
  • ГОСТИ

  • Олег Рурин заместитель генерального директора госкорпорации "Фонд содействия реформированию ЖКХ"
  • ГОСТИ

  • Алексей Кравцов член Общественного совета при ФССП, председатель Арбитражного третейского суда
  • ГОСТИ

  • Александр Михайленко профессор кафедры международной безопасности и внешнеполитической деятельности России Факультета национальной безопасности РАНХиГС
  • Барух Бен-Нерия эксперт по военно-политическим делам (Израиль)
  • ГОСТИ

  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Павел Медведев финансовый омбудсмен, доктор экономических наук, профессор
  • ГОСТИ

  • Павел Бранд невролог, медицинский директор сети клиник "Семейная"
  • ГОСТИ

  • Светлана Брюховецкая проректор по маркетингу и работе с абитуриентами Финансового университета Правительства РФ, ответственный секретарь приемной кампании
  • ГОСТИ

  • Дмитрий Андреянов журналист (Ростовская обл.)
  • Евгений Опарин корреспондент (г. Владивосток)
  • Владимир Рудометкин генеральный директор ОАО "Гипроречтранс", председатель Отделения "Транспортное строительство" Российской академии транспорта
  • Жанна Мейлер корреспондент (г. Калининград)
  • ГОСТИ

  • Михаил Крейндлин руководитель программы по особо охраняемым природным территориям "Гринпис России"
  • Показать еще
    Показать еще

    ГОСТИ

  • Ольга Серенкова командир межрегионального поискового отряда "Группа "Поиск"
  • В России женщины в среднем получают на 25% меньше мужчин, хотя уровень квалификации у них зачастую выше

    Елена Герасимова директор "Центра социально-трудовых прав"
    Украина завела против Натальи Поклонской второе уголовное дело Ранее Киев обвинял Поклонскую в госизмене
    час назад
    36 россиян с июля заразились вирусом Коксаки в Турции Ранее турецкая Анталья была признана Роспотребнадзором небезопасной для россиян
    час назад
    2 часа назад
    Девушка приковала себя к памятнику Ленину в центре Новосибирска В руках у нее был российский флаг с картонкой "Я умираю"
    3 часа назад
    Личность погибшего при пожаре в Ростове-на-Дону пока не установлена В Ростове-на-Дону в течение 20 часов горели жилые дома
    3 часа назад
    Красная пропаганда Документальный фильм о технических новинках и пропагандистских изобретениях большевиков
    6 часов назад
    В Москве задержан Кирилл Серебренников Он находится в статусе подозреваемого
    7 часов назад
    7 часов назад
    У американского посольства в Москве выстроилась очередь на получение визы С 23 августа выдача виз россиянам в США будет приостановлена
    7 часов назад
    ФАС дала "большой четверке" время до конца года на отмену роуминга внутри РФ Отсрочка связана с ходатайствами мобильных операторов о продлении сроков
    7 часов назад
    Сайт NASA обвалился из-за солнечного затмения На сайт пришло слишком много желающих посмотреть трансляцию солнечного затмения
    8 часов назад
    Открытое горение на месте крупного пожара в Ростове-на-Дону ликвидировано В результате пожара пострадали 118 жилых домовладений
    8 часов назад
    9 часов назад
    Минприроды опровергло слухи о застройке парка "Лосиный остров" Продажа части парка невозможна по закону
    вчера
    Мединский назвал "Оскар" перепиаренной премией Он призвал не придавать большого значения претенденту из России на премию
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments