Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Протоиерей Димитрий Смирнов: Если ребенка отшлепать с любовью, нежностью и объяснениями, это не нанесет ему никакой обиды

Гости

Протоиерей Димитрийпредседатель патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства

Денис Чижов: В понедельник Владимир Путин подписал закон. Документ, который в народе уже назвали законом о запрете воспитания детей. В случае вступления закона в силу, а он уже вступил, получается, родителям грозит теперь наказание за нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий.

Санкции такие: от 5 тысяч рублей до административного ареста на 15 суток или обязательных работ на срок до 120 часов. Фактически родителям запретили даже подзатыльник, ведь он все-таки причиняет физическую боль. Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выразила глубокую обеспокоенность в связи с принятием этого закона. И сегодня к нам пришел обсудить этот вопрос протоиерей Димитрий Смирнов. Он как раз возглавляет патриаршую комиссию по вопросам семьи, защиты материнства и детства. Здравствуйте.

Ксения Сокурова: Здравствуйте.

Димитрий Смирнов: Здравствуйте.

Ксения Сокурова: Прежде чем начать нашу беседу, мы запускаем снова смс-голосование и задаем вопрос: вы прибегаете к физической силе в воспитании ребенка? Ответьте, пожалуйста, да или нет. В смс-сообщении можете присылать свое мнение. В конце нашей беседы мы подведем итоги.

Денис Чижов: И примем, конечно, несколько звонков. Минут через пять начнем принимать. Можете начинать дозваниваться. Если у вас есть твердое утверждение "детей нужно бить" либо "детей нельзя бить". Представители крайних радикальных мнений, позвоните.

Ксения Сокурова: Отец Димитрий, на первый взгляд, позиция Русской православной церкви кажется немного удивительной. Ведь, казалось бы, кто как не священник, кто как не батюшка должен выступать за то, чтобы не было насилия. Вообще его не было.

Димитрий Смирнов: Дело вот в чем. Что, к сожалению, современный советский человек, и это отмечают все, даже педагоги школы, разучились читать русские тексты.

Денис Чижов: И что же там написано?

Димитрий Смирнов: Там написано, что русская церковь против насилия. И всегда была против насилия. И если, допустим, я веду мальчика через дорогу, он вырывается и говорит "я сам", если я ему свободной рукой дам по попке, это не насилие, а желание спасти его от неминуемой смерти. Понимаете? А тот, кто говорит, что это насилие, тот жалкий врун и провокатор.

Ксения Сокурова: А это правда, что для того, чтобы наказывать собственных детей, батюшка не может это делать и ему не позволяется, скажем так, его правила, обычаи.

Когда мы отдаем сирот воспитывать чиновникам, почему-то из детских домов в течение пяти лет 90% оказывается в тюрьме. Это вот такое воспитание  

Димитрий Смирнов: Вообще, да. Обычай говорит, что священнику запрещены вообще такие действия – не только в отношении сына, но и в отношении постороннего человека. Но бывают острые моменты, когда в отдельных случаях, история на Балканах, мы знаем, в Черногории священники даже ходили с ружьем.

На эту тему существует даже анекдот. Едет Петр I, навстречу ему священник с ружьем. Говорит: "Батюшка, если ты кого-то убьешь, тебе же нельзя будет служить". А он говорит: "А если меня убьют, мне тем более нельзя будет служить". Это такой древний анекдот XVIII века. Поэтому церковь, конечно, против насилия. Но церковь и против того, чтобы государство вмешивалось в наше воспитание. По какому праву чиновник будет решать и называть – вот это насилие, а это нет? Родители априори любят детей больше, чем любой чиновник. Это совершенно очевидно.

Когда мы отдаем сирот чиновникам воспитывать детей, почему-то из детских домов в течение пяти лет 90% оказывается в тюрьме. Это вот такое воспитание. Поэтому ясно, что детям не хватает любви. Детей нужно даже наказывать, и даже физически, но только с любовью. И таким образом, чтобы у человека маленького не вызвать страх, а вызвать просто запомнить то, что этого делать категорически нельзя. Нельзя курить, нельзя обзывать бабушку матом, нельзя хамить учителю, нельзя вырывать ручку, когда переходишь через дорогу (для маленьких имеется в виду).

Много очень таких вещей, которые просто вопиющие. Если родители дадут здесь полную свободу детям, то просто дети станут неуправляемы. Родители должны иметь власть, вплоть до того, что выпороть, не смотреть определенные сайты.

Родители должны строго ограничить количество проводимых за компьютером игр. Если они не хотят, чтобы он стал больным человеком. Это делается не с целью насилия, что-то изувечить. Если из какой-то квартиры доносятся ежедневно вопли ребенка, всякий нормальный человек, христианин в том числе, да и мусульманин, он должен в это вмешаться, вызвать полицию, сказать: "Что там происходит вообще? ". Ребенка истязают. Он орет истошным голосом каждый день по три часа. Нужно это выяснить, нужно принять определенные меры, может быть, даже лишить родительских прав и так далее. Может быть, даже посадить этого истязателя.

Но благонамеренные родители, разумные, они сами знают, что им делать со своим ребенком. Особенно когда у них восемь. К этому такой метод, к этому такой. И так далее. То есть нам нужен конечный продукт - воспитанный человек, причем мальчик не должен бояться боли. Он будущий солдат. А я другого вообще готовлю, чтобы он стал адмиралом. У меня один мальчик десяти лет, он чемпион Москвы по тай-боксу. И что, ему бояться боли надо?

Ксения Сокурова: Отец Димитрий, ведь есть мальчики, которые на скрипках играют и в художественную школу ходят. И, скажем так, душевно организованы настолько тонко, что даже родительский шлепок может у них вызвать большую травму.

Если ребенка отшлепать с любовью, нежностью и объяснениями, это не нанесет ему никакой обиды

Димитрий Смирнов: Родители лучше знают, чем диктор телевидения, что надо их ребенку, потому что это они их отдали в художественную школу. Есть такие мальчики. Я даже считаю, что таких и в армию не надо отдавать. А если отдавать, то что-то вроде Александровского ансамбля. Нужно действовать разумно и грамотно. У нас журналисты очень любят говорить "Запретами ничего добиться нельзя". Что же здесь никто не произносит? Никакими запретами ничего нельзя добиться. Поэтому нужно использовать всю гамму. Тем более, это традиционный метод воспитания. И если мы с нежностью, с любовью, с объяснениями, то и ребенок не несет никакой обиды. Конечно, побои и отшлепать – это совершенно разные глаголы. Потому что побои – это есть месть взрослого ребенку. Это ни в какие ворота не лезет. Но если это как наказание, от слова "наказ", мы преподаем ему урок по высшей мере. Высшая мера – это его отшлепать, сказать, что "Если еще раз узнаю, будет то же самое, только еще сильнее. Вот смотри". И ребенок это очень хорошо усваивает и соглашается. "Ты понял? Ты прощение попросил? Вот, чтобы этого больше не было".

Денис Чижов: Отец Димитрий, так как мы живем в государстве, в котором все равно есть светские законы и все-таки понятно, что насчет побоев и применения физической силы, вот то, что вы сейчас говорите человеческим языком, это должно быть закреплено все равно юридически.

Димитрий Смирнов: На здоровье. Я не против. Но я не юрист.

Денис Чижов: Я просто смотрю закон сейчас. Получается, все формулировки правильные. Не считается побоями, если причинил физическую боль, подзатыльник шлепнул. Физическая боль есть, но главное, чтобы не было последствий. И, соответственно, в закон мы должны добавить, что родителям это делать можно, и тогда церковь устроит формулировка закона. То есть родители могут причинять детям физическую боль, если это не повлекло последствий.

Димитрий Смирнов: Я считаю, что даже такая формулировка, в которой будет написано "родителям можно", это также будет трагично то, что какой-нибудь…

Денис Чижов: Это призыв к действию будет.

Димитрий Смирнов: Конечно. Какой-нибудь человек не рассчитает силы, ребенок упадет, ударится, выбьет себе передние зубы, понимаете? Он скажет: "А я действовал, по закону можно".

Денис Чижов: Подождите, если упал и выбил зубы, то последствия есть.

Димитрий Смирнов: "А я ударил не нарочно. А тут ковер был свернут таким образом, что он споткнулся". И так далее. Это слишком тонкая материя. Здесь нужно обязательно, чтобы у каждого человека… это как на дороге, все правила ПДД не описывают, нужно соображать. И так же на войне. Сообразно с обстановкой. Или как вот пилот. "Нет, не полечу". На его усмотрение.

Денис Чижов: Я пытаюсь все-таки понять, тем не менее, есть закон. С ним как-то надо быть. Именно возмущение с вашей стороны было именно в формулировке в законе. Где компромисс, что бы вас устроило?

Ксения Сокурова: Какая формулировка вас устроила бы?

Димитрий Смирнов: Если мне дадут три дня, я сформулирую, пожалуйста. Просто я не юрист, в этой казуистике не силен, но у меня есть в комиссии очень серьезные специалисты, блестящие адвокаты.

Денис Чижов: Однозначно у родителей должно быть юридическое право наказать ребенка.

Димитрий Смирнов: Конечно. Наказать, и в том числе с употреблением на него физического воздействия, но так, чтобы не причинять ему, чтобы не было рассечения кожи, чтобы не было синяков. Потому что можно и за руку так схватить, что будет перелом. Я очень часто это наблюдаю с ужасом. И всегда мамочек останавливаю, когда тянет за руку двухлетнего ребенка. Вывих просто… почему он не случается, я удивляюсь.

Ксения Сокурова: Вы знаете, здесь ведь вопрос меры. То есть, есть страны, где этот вопрос закреплен законодательно. В большинстве европейских стран в принципе запрещено бить детей и вообще любое физическое воздействие. Но есть страны, в которых оговаривается, что нельзя с использованием тех или иных предметов, например. То есть ремнем нельзя, а рукой вроде как можно.

Димитрий Смирнов: Наоборот. Рука слишком тяжелая. Если удар чуть повыше попки, то можно почки испортить. Ни в коем случае рукой, только ремнем, и только мягким, плетеным. Потому что ремень бывает и с пряжкой.

Ксения Сокурова: Вы предлагаете это прописать законодательно?

Димитрий Смирнов: Нет, конечно. Это глупость несусветная. Все должны соображать. А если мы хотим повлиять на родителей, мы вместо 15 детективов в день выделить время, чтобы обучать родителей воспитанию детей. Как у нас было в 1990-х годах, когда вводили передовые немецкие программы по психологии воспитания. Замечательно. Не можем сами? Давайте переводные. Но нам ни в коем случае нельзя идти в створ государств европейских, которые развивают гомосексуальное поведение, начиная с детского сада. И там появились вот эти любители детей, которые (переводится по-гречески "педофилы") и лоббируют аналогичные законы. Во Франции три года можно получить, если ты шлепнул ребенка. И можно лишиться детей, и так далее. У нас тоже до двух лет.

Но если ребенка лишить отца на два года, то травма в 100 раз больше, чем от того, что он его отшлепал. Потому что во вторник сынок уже забыл, что папа поддал. А это навсегда. Он даже когда будет взрослый, это не забудет. А что с ним будет, пока он останется без папы? Вот кого стоит выдрать, так это автора закона. Мне нельзя, конечно, но я бы кого-то попросил.

Ксения Сокурова: Вы знаете, здесь опять же речь идет о глобальной и очень большой ответственности, которая лежит на родителях. Понятно, что мы с вами это понимаем, что родители…

Димитрий Смирнов: Позвольте. Мы даже понимаем это больше. Потому что для государства и вас как представителей государственного телевидения важно что? Социальное поведение.

Ксения Сокурова: Мы не государственное телевидение, мы общественное телевидение.

Нам нужно вырастить гражданина неба, а не просто социально благополучное существо, с которым удобно и правоохранительной системе, и работодателю, и торговым организациям  

Димитрий Смирнов: Тем более. А для нас, людей церковных, это задача космического масштаба. Потому что в христианской семье выращивают христиан для царствия Божия. Вот какая ответственность. Самая высочайшая. Что такое христианин? Это гражданин неба. Нам нужно вырастить гражданина неба, а не просто социально благополучное существо, с которым удобно и правоохранительной системе быть, и работодателю, и торговым организациям. Удобный такой человек. Он и гражданин, и патриот, и имеет трех детей, как благословил нам наш президент. Все в нем хорошо. У нас задача выше.

Денис Чижов: Отец Димитрий, скажите, пожалуйста, а можно ли считать слабостью родителей, если они не могут ребенку объяснить, что такое хорошо, что такое плохо словами и должны прибегать к физической силе? Даже к подзатыльнику.

Димитрий Смирнов: Разумеется. Умственная слабость. Конечно. Но у родителей есть такая замечательная вещь, вложенная богом – родительский инстинкт. Я обожаю наблюдать за жизнью животных. Мне нравится, как шлепает своих детей тигрица. Она не ломает ему хребет. Очень делает это ласково, но он все понимает. Как это делают шимпанзе или горилла мощная двухметровая. Она же никогда ничего не повредит своему младенцу. Хотя она просто с ним, как с акробатом, обращается. И так же поступают и лошадь, и корова, и коза. Даже носорог.

Денис Чижов: Вы специалист по животным.

Димитрий Смирнов: Нет. Просто люблю жизнь животных.

Денис Чижов: Понятно.

Ксения Сокурова: Я бы все-таки к родителям хотела вернуться.

Димитрий Смирнов: От животных к родителям. Замечательно.

Ксения Сокурова: И от животных, которые тоже воспитывают своих детей, к родителям, которые тоже должны воспитывать своих детей, но ведь государство опасается чего? Конечно, мы с вами понимаем, что так должно быть, так, как вы рассказываете. Но так, к сожалению, бывает не всегда. Мы сталкиваемся со случаями жестокого обращения с детьми, и это не всегда на виду, это не всегда так, как вы рассказываете, когда об этом слышит сосед и может действительно куда-то пожаловаться.

Димитрий Смирнов: Хотите, я вам как дважды два докажу, что в этом виновато само государство?

Ксения Сокурова: Так у нас же вопрос не в том, кто виноват, а что делать.

Димитрий Смирнов: Пожалуйста, я вам сейчас расскажу. Нет проблем. Гениальное изобретение Зворыкина, которое называется телевидение, оно у нас используется для того, чтобы человек стал глупым. А телевидение можно превратить в инструмент для поднятия IQ на небывалую высоту. И как вообще образовательный орган, как дополнительный университет, который будет у всех дома. И, в частности, первым бы предметом, чего нам не хватает, нашим мальчикам в первую очередь – предмет "семья". Потому что у десятков миллионов парней нет отцов.

Но им надо рассказать, раз в школе этому не учат. Потом, можно же учить их и русской культуре, и русской географии, и русскому языку. Понимаете? И старославянскому. И нужно показать, чем жила 700 лет русская литература до Ломоносова. И так далее, и без конца. То есть нужно, чтобы те инструменты, которые есть у государства, они должны трудиться над созданием человека. Давно наши братья американцы по разуму установили, что количество убийств на улице прямо пропорционально убийствам на экране. А у нас бесконечно сколько трупов? Пять. Сколько трупов? Три. И бесконечные трупы. И по первому каналу, и по второму, и по третьему. Трупы, трупы, трупы.

Денис Чижов: Как видите, у нас в эфире сейчас не трупы. Мы как раз пригласили вас и с вашей помощью мы пытаемся…

Димитрий Смирнов: А я стараюсь, как гражданин, вполне лояльный к государству, пытаюсь как-то повлиять на общественное телевидение. Может быть, услышат? Нельзя же заваливать эфир одними трупами.

Ксения Сокурова: Ну вот, несмотря на то, что телевидение входит в каждый дом, масса людей, которые его не смотрит и, кстати, думаю, что среди ваших прихожан таких немало, по крайней мере, я таких знаю. И для них все-таки авторитет, наверное, к счастью, не голубой экран, а батюшка, к которому они приходят. Есть ли у вас какая-то система или некие рекомендации, как работать в том числе с проблемными семьями, где батюшка это видит? Батюшка видит, как родители с детьми обращаются.

Димитрий Смирнов: Конечно. Я всегда вмешиваюсь, когда вижу, что родители совершают педагогические ошибки. Просто я как профессионал. И каждая такая ошибка мне просто режет глаз бритвой.

Денис Чижов: Вы это видите в церкви?

Димитрий Смирнов: И в церкви, и около церкви. Я даже дерзаю что-то сказать и на улице. Я не боюсь агрессии. Со стороны у меня вид внушительный.

Денис Чижов: Добрый вид у вас.

Димитрий Смирнов: Все как-то говорят "добрый, но страшный". Я, может быть, слишком убедительно говорю. Во всяком случае, особенно молодые люди прислушиваются. Всегда говорят "Извините". Когда я говорю, что на лестничной клетке курить нельзя. - "Да, мы знаем". - "Давайте закончим".

Денис Чижов: Эх, вас мы в мой подъезд бы пригласить в том числе. У меня там курят постоянно.

Димитрий Смирнов: Давайте адрес, я приеду.

Денис Чижов: Очень удобно, спасибо большое.

Денис Чижов: Давайте послушаем Алексея из Сочи. Алексей, можно бить детей или нет?

Зритель: Я считаю, что категорически бить детей нельзя, поднимать руку, замахиваться, какие-то действия такие производить, которые напугают ребенка даже.

Ксения Сокурова: Алексей, а у вас есть дети?

Зритель: Конечно. У меня их четверо.

Ксения Сокурова: И ни разу не было ситуации, когда вам это хотелось сделать?

Зритель: Нет. Конечно же, были ситуации, когда это хотелось сделать. Но, вы знаете, если честно, когда смотришь на ребенка и хочется тебе его ударить, но что-то включается внутри.

Денис Чижов: Давайте термин "ударить", по-моему, звучит все-таки не так. Подзатыльник. Подзатыльник вы тоже никогда своим детям не давали?

Зритель: Нет. Вы знаете, даже и подзатыльник. Почему? Потому что реально включается боязнь, что вдруг силу не рассчитаю и хлопну как-то… не знаю, поминаете вы меня или нет.

Денис Чижов: Мы вас понимаем прекрасно. Но смотрите, насколько я вижу, у вас дети настолько воспитаны, что вам не нужно переходить на следующий уровень, прибегать к физической силе. Потому что вы сказали, что у каждого свое воспитание.

Димитрий Смирнов: Вот вам пример разумного родителя. Потому что разумный родитель никогда не прибегнет. У меня папа был разумным, мама. За всю жизнь мне папа только один раз поддал, и я помню, за что. И считаю, что он правильно сделал.

Денис Чижов: А за что расскажите или это?

Димитрий Смирнов: Я нахамил.

Денис Чижов: Словесно?

Димитрий Смирнов: Да. Он мне дал оплеуху. Слава богу. Дал, кстати, сильно. Но он очень был сильный на руки. И замечательно. По-моему, это было очень уместно. Но чтобы папа бил… никогда не бил. В нашей семье вообще есть такое предание, мне мать рассказывала, что в семье его дяди сын нахамил матери. Отец сказал: "Встань. Выйди вон. Чтобы духу твоего не было в нашем доме". И он ушел. Потом стал врачом. Вот как это было серьезно. А то, что я по шее получил, я очень рад.

Ксения Сокурова: Вы знаете, ведь не так много родителей, которые действительно прибегают к подобным наказаниям системно, чаще всего речь идет о ситуации, когда стресс. Мы все работаем в каких-то непростых условиях.

Димитрий Смирнов: Нет. Стресс – это не оправдание. Вот он говорит: "У него включается механизм". Вот, я о чем говорю. Он любит детей. И вот это важно. Но у него, у этого парня, детки еще маленькие. Маленькие детки – маленькие бедки. Когда они подрастут, они будут создавать такую проблему, когда он будет разводить руками. И, может быть, ему придется прибегнуть.

Денис Чижов: Наши зрители просят вас растолковать псалом №136. Если позволите: "Блажен, кто схватит младенцев твоих и разобьет о камень". Такое есть вообще?

Димитрий Смирнов: Да, конечно.

Денис Чижов: Растолкуйте, пожалуйста.

Димитрий Смирнов: Под младенцами именуется помысел, когда еще он только нарождается, не охватил душу целиком. Поэтому только при первом нарождении дурного помысла в голове в этот момент нужно его разбить о камень.

Ксения Сокурова: Речь не идет о детях.

Димитрий Смирнов: Нет. Речь идет о помыслах.

Денис Чижов: Спасибо большое. Что же, время у нас заканчивается. Подведем итоги голосования. У нас готовы итоги? Да, готовы. Итак, прибегаете ли вы к физической силе в воспитании ребенка? "Да" ответили 67% проголосовавших. "Нет" – 33%

Ксения Сокурова: Очень честные ответы, мне кажется.

Денис Чижов: Да, вполне. Спасибо большое. У нас в студии был Протоиерей Димитрий Смирнов, председатель патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства. Спасибо большое.

Ксения Сокурова: Спасибо.

Димитрий Смирнов: Рад стараться.

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Светлана Касина генеральный директор "Национального НПФ"
  • ГОСТИ

  • Олег Рурин заместитель генерального директора госкорпорации "Фонд содействия реформированию ЖКХ"
  • ГОСТИ

  • Алексей Кравцов член Общественного совета при ФССП, председатель Арбитражного третейского суда
  • ГОСТИ

  • Александр Михайленко профессор кафедры международной безопасности и внешнеполитической деятельности России Факультета национальной безопасности РАНХиГС
  • Барух Бен-Нерия эксперт по военно-политическим делам (Израиль)
  • ГОСТИ

  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Павел Медведев финансовый омбудсмен, доктор экономических наук, профессор
  • ГОСТИ

  • Павел Бранд невролог, медицинский директор сети клиник "Семейная"
  • ГОСТИ

  • Светлана Брюховецкая проректор по маркетингу и работе с абитуриентами Финансового университета Правительства РФ, ответственный секретарь приемной кампании
  • ГОСТИ

  • Дмитрий Андреянов журналист (Ростовская обл.)
  • Евгений Опарин корреспондент (г. Владивосток)
  • Владимир Рудометкин генеральный директор ОАО "Гипроречтранс", председатель Отделения "Транспортное строительство" Российской академии транспорта
  • Жанна Мейлер корреспондент (г. Калининград)
  • ГОСТИ

  • Михаил Крейндлин руководитель программы по особо охраняемым природным территориям "Гринпис России"
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • ГОСТИ

  • Владимир Кашин председатель Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, академик РАН
  • Ольга Башмачникова вице-президент Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России
  • Алексей Кордумов терапевт, врач общей практики (Архангельская обл.)
  • Ольга Чаплина руководитель инициативной группы (д. Кашмаши, Чувашия)
  • ГОСТИ

  • Евгений Ямбург заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, академик Российской Академии образования, директор московского Центра образования №109
  • ГОСТИ

  • Валентина Сляднева оператор машинного доения
  • ГОСТИ

  • Евгений Ким ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН
  • ГОСТИ

  • Давид Мелик-Гусейнов директор НИИ Организации здравоохранения и медицинского менеджмента Москвы
  • Виктор Рожков координатор проекта ОНФ "Народная оценка качества"
  • Показать еще
    Показать еще
    В Сургуте неизвестный ранил ножом восемь прохожих Нападавший был застрелен на месте преступления
    21 минуту назад
    58 минут назад
    В Крыму сошел селевой поток и унес десятки машин Происшествие произошло под Судаком
    час назад
    Глава Генштаба РФ вручил сирийскому генералу наградное оружие Он получил оружие за высадку в тыл террористов
    час назад
    В Европе произошли сразу два случая нападения с ножом на прохожих Нападения произошли в финском Турку и немецком городе Вупперталь
    вчера

    ГОСТИ

  • Светлана Касина генеральный директор "Национального НПФ"
  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Телеканал "Лайф" прекратит вещание Последний день вещания – 18 августа
    вчера
    Лимузин Бориса Ельцина выставили на продажу за 19,7 млн рублей Машина выставлена на продажу в Петербурге
    вчера

    Надо, чтобы не бизнес шел к государству за поддержкой, а государство само предлагало помощь бизнесу

    Юрий Савелов член президиума объединения предпринимателей "Опора России"
    Уже двое суток 100 тысяч жителей в Ростовской области остаются без питьевой воды Ее подачу в городах Новошахтинск и Красный Сулин перекрыли накануне
    вчера

    ГОСТИ

  • Андрей Осипов автоэксперт, редактор сайта osipov.pro
  • ГОСТИ

  • Олег Рурин заместитель генерального директора госкорпорации "Фонд содействия реформированию ЖКХ"
  • Ни в одной стране мира нет государственных судебных приставов

    Алексей Кравцов член Общественного совета при ФССП, председатель Арбитражного третейского суда

    ГОСТИ

  • Барух Бен-Нерия эксперт по военно-политическим делам (Израиль)
  • Александр Михайленко профессор кафедры международной безопасности и внешнеполитической деятельности России Факультета национальной безопасности РАНХиГС
  • вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments