Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Илья Лоевский: Ни один из изученных нами телефонов евронорму излучения не превышает, а в РФ такой нормы нет

Гости

Илья ЛоевскийЗаместитель руководителя Российской системы качества

Марина Калинина: И теперь переходим непосредственно к теме. Будем говорить о вреде или невреде мобильных телефонов и другой всякой техники. Жителей одного африканского племени попросили нарисовать картину мира, которую они себе представляют и видят. И вот на картине появились деревья, животные. Но самое любопытное – в небе летали духи предков и тому подобное. Для них реальность вот такая. Но мне кажется, что современный человек должен рисовать реальную картину так. Что в воздухе летают не духи предков, а радиоволны, радиосигнал, электромагнитные поля от сотовых телефонов и от других приборов. И это все пронизывает наш мир, наше сознание, попадает в наш мозг и, наверное, как-то на него влияет.

Вообще удивительно. Вот эту вещь, которую я держу в руке, называемую телефоном или смартфонов, в ней вдруг начинает заключаться вся наша жизнь. Ведь мы уже не помним телефонов друзей, родителей, детей. Сюда мы загружаем фотографии, сюда мы вводим номера кредитных карт, пишем напоминания о днях рождения близких и знакомых.

И вдруг получается, что вся наша жизнь стала помещаться в этом маленьком предмете. Мы становится, как Кощей Бессмертный (только мы все смертные), который всю жизнь поместил в яйцо, где хранится игла, если отломить кончик которой – он умрет. Не дай бог мы уроним и разобьем эту вещь – и кажется, что наша жизнь разлетелась. Интересно, разлетается она или не разлетается, зависима все же от этого предмета или независима, опасен он для нашего здоровья или нет. И как он влияет на наш мозг и нашу психику.

Об этом и не только поговорим сегодня с нашим гостем Ильей Лоевским. Это заместитель руководителя российской системы качества. Илья, проходите, пожалуйста. Здравствуйте. Присаживайтесь.

Илья Лоевский: Здравствуйте. Приятно. Спасибо за приглашение.

Константин Точилин: Может быть, прежде чем мы начнем, давайте спросим у наших зрителей. То, что ты сейчас говорила, вы чувствуете, друзья, свою зависимость от телефона или нет? Потому что некоторые начинают беспокоиться, если им никто не звонит в течение хотя бы 5-10 мин или не пишет СМС-ки. И если не во что уткнуться, то тоже некоторые (не все, конечно, я надеюсь) испытывают дискомфорт. Как вы себя чувствуете? СМС-портал и телефонный номер в вашем распоряжении.

А мы, собственно начнем. Как только появились мобильные телефоны, прошло некоторое время, все поахали, повосхищались. А потом тут же стали думать: "А не вредная ли это штука?". И с тех пор как-то споры не утихают. Но телефонов становится все больше, больше, больше и больше. Так на самом деле это вредная штуковина или очень вредная?

Илья Лоевский: Да, вы знаете, телефонов огромное количество. Мы сделали большое исследование, о котором я расскажу сейчас поподробнее. И спешу сломать всю интригу нашей передачи.

Константин Точилин: Ну, конечно.

Марина Калинина: Ну зачем?

Илья Лоевский: Давайте так. Не буду ее ломать сейчас прямо. Давайте подождем. И на вопрос "Вредно или не вредно?" ответим чуть позже. Действительно, проведены огромные исследования, очень масштабные. Во-первых, начинали мы с пользу все-таки. Какая польза от этого чудесного маленького устройства. И о вреде тоже расскажем.

Позвольте по порядку. Российская система качества (она же – Роскачество). Мы образованы постановлением правительства Российской Федерации в апреле прошлого года. И у нас есть очень важные две задачи. Первая задача – это исследовать и понять, каково качество различной продукции как пищевых товаров, так и товаров народного потребления, к которым в том числе в очень большой степени относятся мобильные телефоны, на наших полках, в наших магазинах, то, что мы с вами потребляем, покупаем каждый день.

И вторая наша задача, очень важная – лучшим российским товарам мы присваиваем российский знак качества.

Константин Точилин: Но тут эта история не про российские товары.

Илья Лоевский: Не совсем. Как оказалось, все-таки у нас в этом огромном исследовании, до которого я все пытаюсь дойти и сейчас дойду уже прямо скоро, все-таки были два российских товара. Но обо всем по порядку.

Итак, Роскачество. Мы исследуем товары народного потребления. И сейчас я буду рассказывать о масштабном, очень большом, самом большом в мире на самом деле исследовании мобильных телефонов, которое мы вчера опубликовали.

Марина Калинина: Это же международное исследование?

Илья Лоевский: Совершенно верно. Дело в том, что Роскачество является членом огромном международной ассоциации, которая называется ICRT (International Consumer Research and Testing), то есть это организация, которая объединяет 36 таких организаций, как наша, во всех странах мира. Многие организации такого рода существуют десятки лет. Например, организация "Which?" в Англии существует более 50 лет. "Stiftung Warentest" в Германии существует 60 лет. А мы только начинаем. Но надеемся очень быстро наверстать, что называется – догнать и перегнать.

В рамках этой международной ассоциации проведено, и оно идет уже несколько лет, исследование мобильных телефонов. Мы подключились к этому исследованию. И, как вы знаете, у нас на рынке есть наш знаменитый YotaPhone. И обе модели Йотафона (их два на данный момент) были исследованы в рамках этого большого теста, в том числе исследовано больше 250 параметров по каждому аппарату. Всего в рамках исследования было проведено исследование более 500 аппаратов, из которых около 200 представлены на российском рынке. Это достаточно репрезентативная выборка, и это самое масштабное, самое большое исследование.

Константин Точилин: Вы выбирали по какому принципу? "Лидеры продаж" то, что называется? Или какой-то другой был…

Илья Лоевский: Выбор такой. Это лидеры продаж. Но поскольку это длительное исследование, которое идет несколько лет, то это лидеры продаж с частотой примерно раз в месяц. То есть за месяц выбираются лидеры продаж, а также исследуются различные телефоны, которые по каким-то причинам важны членам вот этой международной организации ICRT. Нам были важны, естественно, Йотафоны, и они включены в это исследование.

Таким образом, мы вчера опубликовали на нашем портале roskachestvo.gov.ru вот это масштабное исследование. И оно устроено следующим образом. Все параметры, то есть более чем 250 параметров.

Марина Калинина: Оно в открытом доступе? То есть можно посмотреть.

Илья Лоевский: Совершенно верно. Я приглашаю всех зайти на сайт и посмотреть. Там есть специальная система фильтров.

Константин Точилин: Илья, я прошу прощения. Мы очень медленно вкатываемся в суть дела, а время наше ограничено. Я боюсь, что мы не успеем рассказать интересное. Давайте уже ближе к делу, ближе к телефонам. Как устроено исследование, люди зайдут на сайт и разберутся – не дураки, слава Богу.

Илья Лоевский: Отлично. Исследовано много параметров. В числе этих параметров, например, тот параметр, по которому Йотафон лидер – это параметр многофункциональность, в связи с тем, что у Йотафона есть возможность чтения книг, у него есть экран, то, что называется paper-ink, и можно читать удобно книги.

Теперь каждый человек, зайдя на сайт, может ознакомиться со всеми результатами исследования, посмотреть и выбрать по тем параметрам, которые важны ему, те телефоны, которые ему могут понравиться. Вот вкратце об исследовании.

Константин Точилин: Вот безопасность-то. Все-таки опасно или неопасно?

Илья Лоевский: Давайте поговорим об этом. Есть параметр – величина поглощения электромагнитных волн. Есть европейская норма на эту тему, она составляет 2 ватта на кг веса человека. Есть специальные испытания, каким образом это испытывается и как измеряется это излучение. Соответственно, в европейском стандарте прописана такая норма. У Российской Федерации был соответствующий санпин, но, к сожалению, или к счастью он отменен. Поэтому на данный момент в Российской Федерации этот параметр не нормируется. Тем не менее по европейскому параметру все телефоны без исключения признаны безопасными. То есть излучение, которое они выдают, не превышают эти 2 ватта.

Константин Точилин: Потому что это была главная страшилка какая-то, да?

Илья Лоевский: Это был очень важный вопрос, который надо было, естественно, исследовать. Вот мы его в рамках исследования и провели. Но мобильные телефоны, как вы во вступлении сказали прекрасно, они же страшны не только этим. Они страшны нашей аддикцией к этому.

Марина Калинина: Да, привыкание.

Константин Точилин: Можно просто два вопроса нашего СМС-портала именно по поводу излучения, чтобы все точки над "И" расставить. Спрашивают: "Есть ли вред для беременной женщины?" и "Правда ли, что облучение телефоном зависит от его дороговизны: чем дороже, тем сильнее мощность и волны?".

Илья Лоевский: Это очень правильный вопрос. По поводу беременных женщин, я думаю, что это вопрос больше к врачам, чем к нам. Мы констатируем факт. А факт заключается в том, что европейскую норму излучения ни один из телефонов, представленных на рынке, не превышает.

По второму вопросу. Такой закономерности не выяснилось. Но мы наблюдаем такую очень интересную историю. Китайские производители, особенно такие новые, как XiaoMi или Meizu, достаточно новые на рынке аппараты, поскольку они пытаются максимально начинить телефон всеми лучшими функциями, которые только есть.

Константин Точилин: Нужными и ненужными, да.

Илья Лоевский: По большей части нужными. Как мы сегодня считаем, поскольку мы все же привязаны к этому устройству. У них излучение несколько выше. Вывод, который мы делаем из этого: видимо, потому, что действительно пытаются объять необъятное и излучают несколько больше. Но, повторяю, это все равно в пределах тех норм, которые установлены европейским стандартом.

Марина Калинина: Вот еще одно сообщение: "Мобильный телефон вреден для свободы человека. Все время хочется контролировать своих родных. И тебя также постоянно контролируют. И в свое время неответ на звонки разрушил семью близких людей". Вот так.

Константин Точилин: И, собственно, то, к чему вы и пытались перейти. Наверное, технической вредности нет от излучения. Согласились. А вот давайте рассмотрим остальные риски, что называется. Привыкание.

Илья Лоевский: Вы знаете, это как лопата. Ведь с лопатой можно выкопать яму или вскопать огород, а можно и убить кого-нибудь. То есть это такой же инструмент неизбежного прогресса, с которым мы сталкиваемся. И мне кажется, что он гораздо больше положительных вещей несет, чем таких вредных и отрицательных.

И еще я бы добавил такую вещь, что сам телефон, аппарат – это основа. Дальше мы пользуемся огромным количеством приложений, то есть всевозможных программ, которые есть в телефоне, и тут уже действительно надо очень внимательно смотреть, какими мы пользуемся, какими пользуются наши дети, что тоже очень важно. И до этого мы, надеюсь, в самом ближайшем времени дойдем. Мы будем исследовать…

Константин Точилин: Сейчас о приложениях поговорим отдельно. Я только отвечу на одну СМС. Нас спрашивают: "Сколько букв в сверхдлинных СМС гарантированно прочитывается на нашем экране?". Честно говоря, не знаю, спрошу у технарей. Но вообще давайте исходить из того, что краткость – сестра нашего брата, потому что сообщений очень много сыпется, и короткое проще из этого потока выловить, понять смысл и, естественно, его прочитать. Поэтому чем короче, тем лучше. Естественно, все в рамках разумного. Давайте к приложениям.

Например, очень многие читают с телефона. Тоже, наверное, надо бы еще и с врачами это обсудить. Это вредно или нет? Потому что экранчик все-таки маленький. Даже у больших телефонов он все равно меньше, чем экран компьютера или чем привычная книга. Глазки портятся?

Илья Лоевский: Во-первых, во всех современных смартфонах есть функция увеличения шрифта.

Марина Калинина: Одна буква на экран.

Илья Лоевский: Отлично. Я считаю, что этого, может быть, достаточно. Вы же можете одной буквой выразить все эмоции, которые вам необходимо, в сообщении.

Константин Точилин: Мы даже тремя можем.

Илья Лоевский: Это прекрасно. Если серьезно об этом говорить, то сейчас мы наблюдаем тренд перехода от смартфонов. Те смартфоны, которые мы опубликовали (93) – это смартфоны так называемые большие, экран которых до 5,4 дюймов. Следующая порция нашего исследования, которая будет на следующей неделе. Это фаблеты.

Константин Точилин: Это что такое?

Илья Лоевский: Это приличное слово. Можно говорить в эфире. Фаблеты – это телефоны или устройства, я бы даже уже не назвал телефоном, это устройства, диагональ экрана которых больше, чем 5,4 дюйма. Сейчас есть тренд – люди покупают просто большего размера телефоны. К таким, например, относятся Iphone 6+. То есть это большие экраны.

Константин Точилин: То есть я так понимаю, что тренд вообще как кардиограмма: то вверх, то вниз. Потому что одно время стремились к минимизации.

Илья Лоевский: Так точно.

Константин Точилин: И, я помню, у меня была совершенно замечательная сцена. Я очень долго ходил с большим телефоном Motorola, вот эти первые.

Илья Лоевский: С утюгом?

Константин Точилин: Утюжок такой, да. Он у меня висел на ремне. И как-то я в магазине в каком-то заехал, то ли за хлебом, то ли за чем. Идет маленький мальчик, смотрит и говорит: "Дядя, а правда раньше были такие телефоны?". Я почувствовал себя каким-то мамонтом, обругал мальчика и купил себе другой маленький.

Марина Калинина: За что же ты мальчика обругал?

Илья Лоевский: Такие маленькие раскладушечки.

Константин Точилин: Да, да, да. Теперь наоборот большие?

Илья Лоевский: Да. Теперь есть тренд к большим устройствам.

Марина Калинина: Гигантизм какой-то.

Илья Лоевский: Нет. Это скорее связано с тем, что мы потребляем больший объем информации – как видео, так и текстовой информации. И действительно я согласен с тем, что гораздо удобнее читать это на большего размера экранах.

Константин Точилин: Но неудобно носить в кармане.

Илья Лоевский: Да. Это так.

Марина Калинина: Смотря у кого какие карманы.

Илья Лоевский: Но еще сама матрица, качество матрицы, качество отображения и изображения и текста постоянно повышаются. Поэтому вредно это или не вредно для глаз, я не знаю. Я очки снимаю, когда, например, читаю на телефоне что-нибудь. И можно это спросить. Я думаю, что правильно было бы это спросить (мы это обязательно сделаем и опубликуем в нашем исследовании) у окулистов, у специалистов, которые этим занимаются.

Марина Калинина: Наверняка же как-то на роговицу, на слизистую глаза… Сохнут же глаза.

Илья Лоевский: Мне сейчас трудно будет профессионально это прокомментировать, поскольку я не являюсь врачом, к счастью или к сожалению.

Марина Калинина: Я так предполагаю. Скажите, а вы не сравнивали, например, вот такие телефоны, смартфоны с обычными кнопочными? Разница излучения и так далее.

Илья Лоевский: В нашем исследовании есть в том числе обычные телефоны. Их довольно мало. Потому что на данный момент довольно мало людей по статистике пользуются кнопочными телефонами. Тем не менее, мы не увидели какой-то огромной разницы в излучении между…

Марина Калинина: Она все-таки есть?

Константин Точилин: Или в пределах статистической погрешности.

Илья Лоевский: В пределах статистической погрешности. Давайте я вам скажу вот что. Если посмотреть по всем аппаратам, вообще по всем, которые есть, (мы помним, что норма 2, больше двух – это уже много) среднее значение - 0,77 по всем телефонам. Максимальное значение – это как раз китайские новые ребята. Там есть значения 1.6, 1.8. Это максимальное. И есть у некоторых моделей (можно посмотреть это детально на сайте), особенно этим отличаются современные ответственные корейские производители, у них достаточно низкий уровень, совсем низкий уровень излучения, который бывает и 0.2, и 0.3, то есть примерно в 8-10 раз ниже максимального значения нормы.

Константин Точилин: Вот спрашивают, вреден ли телефон детям. Но это вопрос, наверное, скорее к детским психологам, потому что как электрического устройства нет, а что ребенок с ним делает, сколько он времени проводит, общаясь со своим телефоном – это, наверное, вопрос.

А вот смотрите, какая история: "Носил в чехле на поясе телефон на левом боку, через неделю стало побаливать. Переставил на правый – стал побаливать правый".

Илья Лоевский: Потрясающая история.

Константин Точилин: Или совпадение?

Илья Лоевский: Я думаю, что это больше…

Константин Точилин: Или самовнушение, может быть?

Илья Лоевский: Это самовнушение, конечно.

Марина Калинина: От тяжести.

Константин Точилин: То есть нет никаких физических и химических факторов…

Илья Лоевский: Таких показателей, конечно, нет.

Константин Точилин: Еще один короткий вопрос. Потекла батарея на телефоне. Вредна ли эта жидкость?

Илья Лоевский: Да. Жидкость, которая находится в аккумуляторе, безусловно, вредна. Эту батарею нужно немедленно утилизировать. Не выкинуть в помойку, а утилизировать. Потому что это тот товар, тот продукт, который необходимо специальным образом выкидывать в специальные контейнеры. И это действительно вредно. Лучше это заменить. Не смертельно, но это достаточно опасно.

Константин Точилин: Лучше не рисковать. Перерыв на новости сделаем. А потом продолжим.

НОВОСТИ

Константин Точилин: Продолжаем обсуждать вред или пользу от разных электрических устройств. Давайте к другим устройствам перейдем. Потому что телефон – понятно. Но есть еще и компьютер, с которым многие из нас проводят довольно много времени. Вот от классического компьютера глазки-то устают побольше.

Илья Лоевский: Устают – да. И это тоже вопрос матрицы.

Константин Точилин: И спина болит.

Илья Лоевский: Да, да. Про спину не смогу сказать. Но то, что про матрицу и про усталость, и про все это мы расскажем в самое ближайшее время.

Константин Точилин: Это у вас в планах, да?

Илья Лоевский: Конечно. Роскачество собирается опубликовывать исследования различных устройств, в том числе компьютеров, в том числе ноутбуков и модных сегодня нетбуков или модных сегодня ультрабуков. Сейчас в компьютерах как раз обратный тренд. Раньше все стремились к большому экрану, чтобы все видеть. А сейчас все стремятся к портативности устройства. Соответственно, сегодня наиболее популярные устройства примерно 13 дюймов по диагонали. И лично для меня уже мало. Мне достаточно сложно…

Константин Точилин: Я тоже. Я большие экраны люблю.

Марина Калинина: И крупный шрифт.

Илья Лоевский: Поставил отдельно монитор, и в него смотрю.

Марина Калинина: Какие еще интересные вещи выяснились в процессе вашего исследования? Какие-то, может быть, сенсационные такие?

Илья Лоевский: Там есть целый набор любопытных трендов, которые говорят о том, что действительно важно, чтобы человек (мы общаемся с мобильными устройствами каждый день) мог действительно по тем параметрам, которые важны для него, подобрать то, что ему подходит.

Константин Точилин: То есть не переплачивать за ненужные функции.

Илья Лоевский: Даже дело не в этом. На сегодняшний момент, когда мы ищем телефон, например, на Яндекс.Маркете или еще где-то, рейтинг, который там есть, он безусловно важный – это рейтинг отзывов людей. Они могут быть самые противоположные по одному и тому же устройству или по одному и тому же параметру. Кому-то нравится одно, кому-то нравится другое. Мы считаем, что очень важно, чтобы был действительно объективный рейтинг, лабораторно исследований, и Яндекс будет публиковать наш рейтинг в том числе. Мы договорились об этом. Это в самое ближайшее время уже произойдет. То есть в той же карточке товара будет рейтинг как отзывов людей, так и будет рейтинг Роскачества, то есть объективный рейтинг телефонов. И я всех еще раз призываю посмотреть на нашем портале…

Марина Калинина: А вот спрашивают еще раз: "Скажите название сайта, чтобы люди почитали".

Илья Лоевский: Сайт такой. Roskachestvo.gov.ru. Или вы можете забить в любом поисковике "Роскачество" – и вы увидите, вся первая и большая часть второй страницы будет наш сайт.

Константин Точилин: Кроме телефонов, что еще у вас в планах? Или, может быть, вместе с телефонами?

Илья Лоевский: Давайте я расскажу по порядку. На сегодняшний момент на нашем портале опубликовано 27 исследований, включая телефоны. Наши исследования происходят долго, сложно и очень кропотливо, потому что по большей части товаров мы разрабатываем свои стандарты, которые являются стандартами ГОСТ Р Российской Федерации. Мы разрабатываем так называемые опережающие стандарты качества. То есть госты, которые есть в Российской Федерации, которые действуют и носят добровольный характер – это стандарты, которые в основном фокусируются на производстве товаров. Мы разрабатываем так называемые потребительские стандарты, то есть те стандарты, те параметры, которые важны нам с вами как потребителям, как покупателям товара. Мы исследуем три больших категории товаров: это товары продовольственные, товары непродовольственные, то есть товары народного потребления. И отдельно мы выделяем группу детских товаров, потому что исследование детских товаров как раз очень важно для наших пользователей, для нас с вами, чтобы мы понимали, какие именно товары какого качества мы можем приобрести в магазинах.

И что же касается исследований в области электроники, то мы планируем углубиться в мобильные телефоны и в приложения, и в то, как мы их используем. Это очень важно. Мы исходим из того, что мы с вами потребляем каждый день. И вот этот продукт, приложения мы потребляем каждый день. А также мы каждый день едим, достаточно часто покупаем одежду и обувь, для детей еще чаще. И мы исследуем те категории товаров, которые особенно важны людям, потому что они могут действительно, придя в магазин или планируя какую-то покупку, могут зайти на наш сайт, посмотреть, какие товары являются действительно качественными по объективному лабораторному рейтингу, а не по каким-то вкусовым предпочтениям различных людей.

Константин Точилин: Скажите, а нет ли смысла в будущем как-то взять на вооружение – все-таки врачей еще привлекать к этому. Потому что технического вреда от телефона нет, но понятно, что есть разные варианты зависимостей. И здесь мы, наверное, это приборами никакими не померяем, а, наверное, нужны какие-то психологи, может быть, или кто там у нас специалист по этому делу. У вас это есть?

Илья Лоевский: Да, конечно, есть. Мы к многим нашим исследованиям привлекаем врачей. Например, к исследованию детской обуви мы привлекали ортопедов, которые давали свое мнение по поводу… Вы знаете, сегодня практически на каждой обуви написано "ортопедическая". Выяснилось, что ортопедической не может быть обувь, сделанная не лично для вас, а просто вообще.

Константин Точилин: Серийная, да.

Илья Лоевский: Серийная не может быть ортопедической. И также мы по результатам этого исследования вносили изменения в технический регламент Таможенного союза, то есть в абсолютный минимум безопасных требований к товарам, продающихся на полках российских магазинов.

Мы обязательно будем привлекать врачей ко многим нашим исследованиям. К исследованиям пищевой продукции тоже мы привлекаем врачей по поводу бактериальной обсемененности, массы других параметров. И спасибо за то, что вы обратили на это внимание. Естественно, будем привлекать врачей.

Про психологов мне трудно сказать, потому что все же это больше вопрос поведения родителей.

Константин Точилин: С психологами нет смысла обсуждать пылесос, а вот телефон как раз, наверное, имело бы смысл. А как вы определяете. Просыпаетесь вы утром, приходите на работу: "А не исследовать ли нам сегодня шариковые ручки?". Как вы определяете, на чем сосредоточиться? Что будет следующим объектом исследования?

Илья Лоевский: Все достаточно просто. Главным критерием интереса… Главным критерием для выбора объектов нашего исследования является потребительский интерес. У нас есть стратегический план до 2020 года, где запланировано более 140 стандартов и более 200 исследований различных товаров народного потребления как пищевой, так и непищевой группы.

Марина Калинина: А вы какие-то опросы проводите? Или вы смотрите по рынку?

Илья Лоевский: Мы смотрим по рынку, по рыночной статистике, что люди покупают. Кроме того, у нас же с вами есть потребительская корзина.

Марина Калинина: Но люди покупают все, в общем-то.

Илья Лоевский: Да. Но Росстат и другие организации изучают именно потребительское поведение, что мы покупаем чаще, что важнее, что больше влияет на нашу ежедневную жизнь. Мы исходим в основном из этого. Второй параметр, который очень важен при выборе объекта исследования – это возможность улучшить ситуацию на рынке с ним. Например, есть целые группы товаров, где практически нет российских товаров, и мы смотрим на перспективу, каким образом мы можем произвести так называемое импортозамещение, то есть стимулировать заграничных производителей или найти качественных российских производителей, чьи товары могут больше присутствовать на наших полках. Это очень важная государственная миссия.

Константин Точилин: А с телефонами, кстати, раз уж мы с них начали разговор, светит ли нам все-таки хоть в какой-нибудь перспективе российский телефон?

Илья Лоевский: Я на это очень надеюсь. В процессе исследования рынка мы выяснили, что есть еще так называемый бабушкофон российского производства.

Константин Точилин: Это что за зверь такой?

Илья Лоевский: Это очень важный зверь. Это кнопочный телефон. Это на самом деле телефон для людей со слабым зрением или для пожилых людей, где нет этих всех новомодных функций типа интернета и электронной почты, зато есть очень большие кнопки, на которые просто нажимать.

Марина Калинина: А почему бабушкофон, а не дедушкофон?

Илья Лоевский: Так люди назвали.

Константин Точилин: А можно с моего компьютера вывести картинку? Я обращаюсь к нашим режиссерам. Я потому что, кажется, нашел, что такое бабушкофон.

Илья Лоевский: Да, видите, это телефон с большими кнопками и с большим экраном.

Константин Точилин: Вот об этом речь идет, да?

Илья Лоевский: Да, о такого плана телефонах, потому что очень важно, что далеко ходить, у моих родителей, они люди в возрасте, у них достаточно слабое зрение…

Константин Точилин: Вот они действительно есть совершенно и абсолютно разные.

Илья Лоевский: Да.

Константин Точилин: Снова можно показать. Я нашел целую залежь их. Смотрите, как их много. Я правда смотрю так на них – и какие-то они все не очень российские, честно говоря.

Илья Лоевский: Не все российские. Но есть российский производитель, который вот это производит.

То есть, во-первых, с таким нишевым сегментом, например, есть такое решение. Есть йотафоны. И мы надеемся, что йотафон продолжит свое развитие, потому что этот экран с paper-ink, то есть с тем, что меньше вредит, как считается, зрению, потому что это не такой излучающий, не такой яркий экран, и с него удобно читать именно текст. Мы надеемся, что это получит развитие.

Марина Калинина: А у меня такой вопрос назрел. Каждый год компания Apple выпускает какие-то новые модели телефонов, что-то там усовершенствует и так далее. Вы не исследовали такой вопрос, что каждый последующий телефон рассчитан на меньший срок службы. То есть после какого-то срока…

Константин Точилин: Это как и с машинами. Я думаю, мы после новостей в очередной раз про это поговорим, что…

Марина Калинина: Не изучали вы этот момент?

Илья Лоевский: Изучали, конечно. Обязательно.

Константин Точилин: Одноразовые машины, одноразовые телефоны.

Илья Лоевский: Это один из важнейших параметров того, что мы изучали. У нас есть так называемый параметр прочности. И телефоны, которые мы испытывали, они проходят так называемый барабанный тест. Это такой довольно большой барабан, в котором крутится телефон. И там есть определенные промежутки 50, 100 оборотов. Фактически это имитирует падение телефона с высоты от 80 см до 100 см. И изучается прочность, насколько он прочный и как он после этого работает.

Константин Точилин: Я думаю, что в функциях зашит один простой алгоритм: как только появляется следующая модель, этот телефон получает команду "сломайся".

Илья Лоевский: Это не так с андроидом.

Марина Калинина: Телефон начинает перегреваться.

Константин Точилин: Я думаю, что это вообще общая тенденция телефонного рынка.

Илья Лоевский: Нет, неправильно. Наверное, есть такая тенденция. Мы можем говорить и мы стараемся говорить только об объективных лабораторно исследованных фактах. Так вот, в лабораторном исследовании есть четкий параметр, который называется "прочность". И там можно посмотреть рейтинг по этой прочности.

Константин Точилин: Прочность – имеется в виду не ударопрочность, а начинаются какие-то сбои.

Марина Калинина: Глючить.

Илья Лоевский: Это к вопросу… Когда мы опрашивали уважаемых производителей телефонов на нашем экспертом совете в нашем техническом комитете, коллеги-производители сказали, что это вопрос в том числе так называемой оболочки. То есть это то программное базовое обеспечение, которое там идет с телефоном, которое можно переустанавливать и так далее. И мы не исследовали детально саму оболочку. То есть мы не сможем сейчас сказать, есть ли там команда "сломайся" при установке следующей версии операционной системы. Но что мы точно можем сказать – что по российскому законодательству срок службы такого устройства должен быть не менее 2 лет. И 2 года он должен служить верой и правдой по-любому.

В случае, если это не так у вас, то вы как потребитель, наверное, должны обратиться в сервисный центр и сказать, что есть такая проблема.

Константин Точилин: Смотрите, какое интересное сообщение: "Самое интересное, что подавляющее число людей не имеют правильно пользоваться телефоном. Такие рекомендации, что к уху подносить только после соединения, а детям давать только после 5 лет. В Китае – уже с 12 лет". Так ли это? Знаете ли вы что-то об этом? Есть ли в Китае такая норма? Или вы не изучали наших китайских партнеров?

Илья Лоевский: Нет, китайских партнеров мы не изучали. Мы обязательно спросим, потому что в организацию ICRT также входят китайская и гонконгская отдельные организации. Мы это обязательно изучим. Но что касается, как мы говорили ранее про излучение, поскольку это не превышает норму, то, наверное, я бы не стал так сильно этого бояться. Что касается ответа, поднесения к уху и вообще поведения с телефоном – это еще одна очень важная история, связанная с тем, что вообще-то людей, например, более старшего возраста неплохо было бы обучать, как пользоваться различными новомодными современными вещами. И в этом в том числе мы видим свою миссию, и для этого мы на нашем портале публикуем специальные исследовательские статьи, которые мы пишем и разрабатываем сами в содружестве с научными и исследовательскими организациями, которые объясняют многие вещи очень подробно и детально.

И мы также задумываемся над, может быть, какими-то базовыми обучающими программами для людей, как именно можно пользоваться различными товарами. Не только мобильными телефонами, а другими, более сложными, товарами. Наверное, так.

Константин Точилин: Ну что, наверное, будем закругляться потихоньку. Я только от себя лично (считайте, что я СМС такое отправил) скажу: мне кажется, главный вред мобильного телефона в том, что он мобильный, никуда ты от него не денешься. Он все время с тобой.

Марина Калинина: И везде тебя могут достать. И даже узнать, где ты находишься.

Константин Точилин: Две недели в августе провел в своей любимой деревне, где нет ни телефона, ни интернета, ни радио, ни телевизора. Это был совершенно замечательный отпуск, потому что не надо совсем зависеть от всех этих новомодных и старомодных технических…

Илья Лоевский: Для этого есть даже новомоднее слово – цифровой детокс.

Константин Точилин: Видимо, он меня и постиг. Спасибо. Илья Лоевский, заместитель руководителя Российской системы качества, был гостем нашей программы.

Илья Лоевский: Спасибо. 

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Сергей Крылов генеральный директор "Лиги защиты должников по кредитам"
  • ГОСТИ

  • Алексей Седой профессиональный инструктор по выживанию, эксперт по безопасности
  • ГОСТИ

  • Николай Миронов руководитель Центра экономических и политических реформ
  • ГОСТИ

  • Татьяна Овчаренко руководитель "Школы активного горожанина", эксперт в сфере ЖКХ
  • ГОСТИ

  • Алексей Алексеенко помощник руководителя Россельхознадзора
  • ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Светлана Касина генеральный директор "Национального НПФ"
  • ГОСТИ

  • Олег Рурин заместитель генерального директора госкорпорации "Фонд содействия реформированию ЖКХ"
  • ГОСТИ

  • Алексей Кравцов член Общественного совета при ФССП, председатель Арбитражного третейского суда
  • ГОСТИ

  • Александр Михайленко профессор кафедры международной безопасности и внешнеполитической деятельности России Факультета национальной безопасности РАНХиГС
  • Барух Бен-Нерия эксперт по военно-политическим делам (Израиль)
  • ГОСТИ

  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Павел Медведев финансовый омбудсмен, доктор экономических наук, профессор
  • ГОСТИ

  • Павел Бранд невролог, медицинский директор сети клиник "Семейная"
  • ГОСТИ

  • Светлана Брюховецкая проректор по маркетингу и работе с абитуриентами Финансового университета Правительства РФ, ответственный секретарь приемной кампании
  • ГОСТИ

  • Дмитрий Андреянов журналист (Ростовская обл.)
  • Евгений Опарин корреспондент (г. Владивосток)
  • Владимир Рудометкин генеральный директор ОАО "Гипроречтранс", председатель Отделения "Транспортное строительство" Российской академии транспорта
  • Жанна Мейлер корреспондент (г. Калининград)
  • ГОСТИ

  • Михаил Крейндлин руководитель программы по особо охраняемым природным территориям "Гринпис России"
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • ГОСТИ

  • Владимир Кашин председатель Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, академик РАН
  • Ольга Башмачникова вице-президент Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России
  • Алексей Кордумов терапевт, врач общей практики (Архангельская обл.)
  • Ольга Чаплина руководитель инициативной группы (д. Кашмаши, Чувашия)
  • ГОСТИ

  • Евгений Ямбург заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, академик Российской Академии образования, директор московского Центра образования №109
  • Показать еще
    Показать еще
    Минприроды опровергло слухи о застройке парка "Лосиный остров" Продажа части парка невозможна по закону
    вчера
    Мединский назвал "Оскар" перепиаренной премией Он призвал не придавать большого значения претенденту из России на премию
    вчера
    Премьера фильма "Матильда" Алексея Учителя состоится 23 октября в Мариинском театре В Москве фильм покажут 24 октября в кинотеатре "Октябрь"
    вчера

    ГОСТИ

  • Николай Миронов руководитель Центра экономических и политических реформ
  • Россия выплатила последний долг СССР Деньги были перечислены Боснии и Герцеговине
    вчера

    ГОСТИ

  • Алексей Алексеенко помощник руководителя Россельхознадзора
  • ГОСТИ

  • Сергей Крылов генеральный директор "Лиги защиты должников по кредитам"
  • вчера
    вчера

    ГОСТИ

  • Алексей Седой профессиональный инструктор по выживанию, эксперт по безопасности
  • Алексей Седой: Терроризм, как вирус, постоянно мутирует Как выжить при теракте: советы профессионального инструктора
    вчера

    У нас 800 млрд должны за ЖКХ неотключаемые потребители и бюджетники. Вот на них надо обратить внимание Минстрою

    Татьяна Овчаренко руководитель "Школы активного горожанина", эксперт в сфере ЖКХ
    В Красноярске власти окажут помощь пострадавшим от аномального ливня Прежде всего речь идет о 40 семьях из частного сектора
    вчера
    ФАС получила ходатайство от Uber и "Яндекса" об объединении бизнесов Ходатайство будет рассмотрено в течение 30 дней после его подачи
    вчера
    Анатолий Антонов стал новым послом России в США Также он занимает должность замминистра иностранных дел РФ
    вчера
    Жители Приамурья массово выкладывают в сеть фотографии и видео с богомолами Распространение богомолов связано с теплым и дождливым летом
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments