Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Михаил Беляев: Люди попадают в ловушку - спектр потребляемых товаров становится все уже и тем быстрее в нем начинают расти цены

Оксана Галькевич: И вот объявленная тема, друзья. Оказывается, что наша жизнь сейчас такая, если говорить в экономических терминах, где-то около 0. По крайней мере, информация по итогам февраля стремится к этим  показателям, очень близка. Это, как мы уже сказали, официальные данные Росстата.

Константин Чуриков: Давайте на них посмотрим сначала.

Оксана Галькевич: Давайте посмотрим на эти данные. Смотрите, Росстат сообщает о рекордно низкой инфляции в феврале этого года – всего 0.2%. Таких низких покупателей конкретно в феврале не наблюдалось с 1991 года. Больше всего подорожали услуги жилищно-коммунального хозяйства – на 0.3%. При этом, по данным Росстата, многие продукты, такие как сахар, яйца, крупы, подсолнечное масло, мясо птицы, даже подешевели.

Ранее ведомство заявляло, что 2016 год страна завершила с минимальным уровнем инфляции за всю историю современной России. Ура, товарищи.

Константин Чуриков: Это официальное мнение, официальные цифры. Нам интересно: по вашим ощущениям, инфляция в России действительно остановилась? Ваши ответы "да" или "нет" принимаются по СМС 3443. Вначале буквы "ОТР". Если хотите поделиться своими соображениями, наблюдениями за ростом цен, снижением цен, можете позвонить.

Оксана Галькевич: И написать нам в СМС-сообщении. Друзья, просто очень многие из нас, такие трепетные и кропотливые хозяйки, записывают свои расходы. Кто-то хранит чеки за какие-то предыдущие покупки и может вспомнить прекрасно, сколько это было в феврале даже прошлого года и сколько это стоит сейчас. Мы сказали о том, что крупа, сахар, мясо птицы даже подешевели. Может быть, кто-то вспомнит действительно, и сравним тогда эти данные.

Константин Чуриков: У нас в студии эксперт Михаил Беляев, главный экономист Института фондового рынка и управления, кандидат экономических наук. Михаил Якимович, здравствуйте.

Михаил Беляев: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Михаил Якимович, у нас постоянно такой стон стоит. Когда мы работаем в прямом эфире, разные темы, экономические, неэкономические, благосостояние людей обсуждаем. И постоянно у нас этот стон на нашем СМС-портале, что цены растут, что сил больше нет, что жить так невозможно, "да сколько ж так будет продолжаться?". А Росстат говорит, что целая категория жизненно важных продуктов дешевеет, все хорошо.

Михаил Беляев: Оксана, во-первых, не лишайте меня удовольствия поздравить вас с наступающим праздником и выходными.

Оксана Галькевич: Не буду мешать.

Михаил Беляев: Это я сделал с удовольствием. И всех телезрителей, которые нас сейчас смотрят, которые имеют отношение к этому празднику. И второе – давайте уже объясним, что считает Росстат и что ощущают люди. Росстат считает инфляцию по всему набору товаров и услуг, которые существуют в стране. Сюда включено все, что можете себе только представить, все, что люди потребляют. Это и ЖКХ, это и услуги прачечных, и химчисток, и транспортные тарифы, и мясо, молоко, птица, крупы, макароны и прочее, прочее. И вот таким образом получается такая картина: Росстат выходит на какие-то определенные цифры.

Дело в том, что люди, естественно, в своем повседневном быте сталкиваются с более узким набором товаров. И, как правило, это закон экономики, никуда не денешься: бедные люди, люди, которые стеснены в своих материальных средствах, пользуются более узким набором товаров. И, как ни прискорбно, но это тоже свойство рыночной экономики, что на эти товары рост цен происходит ускоренными темпами в силу целого ряда известных причин. Даже неудобно их повторять.

Во-первых, эти товары нужны людям всегда. Они их покупают всегда. И они их будут покупать в любых условиях и практически по любым ценам. И этим же, кстати, пользуются и продавцы. Сейчас я понимаю, что я вызову определенное недовольство, если не сказать – ярость, у определенной части предпринимателей, которые имеют отношение к сфере торговли, но, тем не менее, это так и есть. То есть они повышают цены настолько, насколько люди готовы их покупать. А люди эти товары покупают достаточно. И там происходит более ускоренный рост цен. А он происходит. И люди это замечают.

Константин Чуриков: Смотрите, если даже поверить отчасти в представленные данные с нашей потребительской, такой бытовой точки зрения, то, может быть, если можно говорить о существенном замедлении роста цен, то, может быть, это потому, что людям уже, извините, тратить нечего, а, соответственно, коммерсанты тоже не дураки и понимают, что повышать цены уже нельзя.

Михаил Беляев: Но это тоже определенно. Потом, все-таки есть в экономике такое понятие, как эффект базы, то есть от чего идет понижение. Конечно, когда инфляция у нас сдулась до 12.9%, а маржинальные, которые находятся на краю от ускоренного роста, там и по 16-17% называли. Их никто не считал, но по ощущению это было так. Это вследствие этого импортного давления. Понятно, что там этот темп роста удержаться не мог. И он съехал вниз. Причем, съезжал довольно быстро. И доехал до этих цифр. Причем, что еще повлияло? Все-таки эти продукты, которые люди потребляют, находятся в сфере в основном продовольственном корзины. И, как бы там ни говорили, у нас все-таки в аграрном секторе есть определенные успехи. Произошло производство наших товаров.

Оксана Галькевич: Замещение.

Михаил Беляев: Да, замещение. Никто не говорит, что они дешевеют. Потому что товары продаются по тем ценам, которые существуют на рынке, а не по издержкам. Вот установилась вот такая цена, допустим, на крупу – вот будут по ней продавать, и никто ее снижать не собирается. Но вместе с тем импортный удар ушел. И поэтому цены снизились до таких цифр. Говорить о дальнейшем снижении… Я бы, может, это обсудил уже в следующем вопросе. Но был бы более осторожен в таких оценках. Но это то, что свидетельствует о том… Ведь инфляция проявляется не в денежной сфере. Она проявляется в денежной сфере. Но у нее не всегда денежные причины. Корни инфляции лежат в центре экономики, там, в недрах они коренятся. И если инфляция снижается, значит, это говорит о том, что в экономике идут все-таки оздоровительные процессы. И наоборот: если идут оздоровительные процессы, значит, инфляция все-таки каким-то образом снижается.

Оксана Галькевич: У людей сразу вопрос: "Когда эти оздоровительные процессы из недр, глубин экономики как-то переместятся на население?".

Михаил Беляев: Вот видите, они сейчас уже переместились. Хотя бы темпы инфляции замедлились. Это уже хорошо. Хотя они остаются еще достаточно высокими. Потому что вы говорили о цифрах февраля. Если мне не изменяет память, то там около 0 – это только последняя неделя февраля. А в январе себе спокойно они росли прежними темпами – 0.1% в неделю.

Константин Чуриков: Секундочку, но когда у нас речь заходит в последнее время о каких-то позитивных изменениях, сдвигах в экономике, зачем же сравнивать, условно говоря, год к году, год к другим десятилетиям? Надо же сравнить за отчетный короткий период, чтобы увидеть какой-то маленький позитивный тренд и об этом сообщить.

Михаил Беляев: Естественно, Константин. Во-первых, недельную инфляцию потребитель никогда не заметит. Десятую долю процента он не отметит практически никогда. И психология человека такова, что он все равно видит, что подорожание, всплеск был… Еще почему в феврале могло остановиться? Потому что был достаточно серьезный всплеск перед Новым годом. И дальше уже цены тоже не могут расти. Они действительно, как вы правильно сказали, уперлись в потребительский потолок. Этот лимит. Уперлись туда. И там уже свое получили в декабре, в январе выбрали ресурс, этот зазор был выбран. И все, они приостановились. Но это вовсе не говорит о том, что если мы на недельной инфляции получили 0 или около 0, что это уже тенденция. Тенденция имеет длительный…

Константин Чуриков: Что пишут люди? Кстати, как ни странно, город Москва: "Вы знаете, может быть, инфляция и низкая, но уследить за ней из-за сумасшедших цен невозможно. Потому что пенсии хватает на неделю, а еще 4 сосу лапу", - пишет нам наша зрительница. Краснодарский край: "Мясо птицы на Кубани подорожало. Приближается к цене свинины". Курская область: "Нет. В аптеку идешь с ужасом, и так повсюду. Далее везде". Давайте послушаем, что нам сейчас расскажет Лариса, город Ярославль. Лариса, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Как ваши ощущения по поводу инфляции?

Зритель: У нас ощущения такие, что цены практически растут не то что в месяц, три месяца и так далее. Они растут буквально каждый день. Относительно нашей зарплаты… У меня высшее образование, я работаю экономистом. Зарплата не повышалась уже 5 лет. И повышаться не собирается. То есть она практически обесценилась за эти кризисные годы два раза точно. Коммуналка возросла в два раза за эти годы. Проезд у нас очень сильно вырос. И цены на продукты буквально растут на глазах. Допустим, на какие-то хлебные продукты, я заметила в последние буквально 3 месяца, особенно перед Новым годом это бывает, на 30% выросли цены на какие-то… Допустим, какие-то сухари, буханки, булки и так далее. Про мясо даже говорить нечего. Про какие-то услуги тоже говорить нечего. Медицинские услуг, различные всякие другие.

Константин Чуриков: Лариса, хорошо, что вы про хлеб сейчас сказали. Спасибо за ваш звонок. Потому что что касается хлеба, мы в прошлом году слышали из всех утюгов, что мы собрали какой-то рекордный баснословный урожай. Это почему у нас сейчас так стали расти цены на хлеб. Кстати, не только Лариса. Это подтверждается уже…

Михаил Беляев: Есть такое понятие – эластичность цены. Это зависимость от того, сколько будут покупать при какой-то цене. Это я очень образно сказал, упрощенно. То есть хлеб – это тот продукт, который будут покупать всегда, везде, всюду и практически по любой цене.

Второе, что нам надо усвоить, я хочу только уточнить, что инфляция и рост цен, это надо понять раз и навсегда – это одно и то же. У нас специально происходит идеологическое разделение, что инфляция – это отдельный зверь, который гуляет где-то сам по себе и мы с ним боремся с помощью высокой ключевой ставки, а рост цен – это что-то отдельное такое. Это надо понять.

Константин Чуриков: Есть продуктовая инфляция, продуктовый рост цен.

Михаил Беляев: Это по какой группе товаров мы считаем. А в принципе инфляция и рост цен – это одно и то же. Это надо понять раз и навсегда, и ни в коем случае это дело не делить. Это первое.

Теперь возвращаемся к хлебу. Второе. Что все-таки в рыночной экономике в основном цены определяются спросом и предложением. На хлеб спрос есть всегда. Ценообразование в плановой экономике идет от издержек. То есть вот мы сначала посчитали, сколько мы затратили горючего, машин, труда, вспашки. Далее возможность торговой наценки на все это дело – оптовое звено, потом наценка. И все, и прочертили потолок, установили цены на хлеб. Здесь спрос и предложение. И есть еще такое хитрое слово, которое знают все – оно называется "монополия". И в инфляции, то есть в росте цен… это еще когда я занимался западной экономикой и тогда бушевала инфляция, решили, что есть монетарные, то есть денежные, факторы, то, на что напирает в основном Центральный банк, и есть так называемые немонетарные, то есть те, которые не относятся к денежной сфере, и там самое главное – это монополистическое действие. А монополия очень хорошо умеет повышать цены, потому что у этой монопологии есть власть. И еще главное свойство монополии – что она потом умеет очень доходчиво объяснять, почему она это сделала. Всегда у нее есть кто-то виноватый: горючее возросло, транспорт не тот, еще чего-то. И прочее, прочее. И монополия выставляет те цены, по которым у нее это купят. Причем, максимальные цены, по которым у нее купят. И понятно, что она эту границу не пересекает, но, тем не менее, всегда ставит под потолок.

И надо понять, что бизнес никогда не занимается благотворительностью. Он берет то, что он может взять. Причем, выбирает (в данном случае о хлебе) до последней крошки, до последнего зернышка. Если у вас покупают хлеб сейчас по 40 рублей (я называю условные цены), значит, он будет продавать по 40. Подождет некоторое время, еще пройдет время – по 45 покупают? Отлично. Будем продавать по 45. И так далее, и так далее.

Оксана Галькевич: Михаил Якимович, а как же тогда это правило… Мы, конечно, не экономисты, но когда-то тоже в рамках курса экономики нам рассказывали о том, что высокий спрос, высокое предложение – и цены падают, потому что много, можно снижать цены.

Михаил Беляев: А вам не объясняли, что…

Константин Чуриков: Если мы говорим про урожай.

Михаил Беляев: Урожай – это зерно. А продаем и кушаем мы хлеб. И когда мы производим хлеб, то там с ним уже происходят определенные метаморфозы. И предложение уже не зерна, а предложение хлеба.

Оксана Галькевич: Другого продукта.

Михаил Беляев: Да, другого продукта, который будут покупать. И это в том случае, когда речь идет о свободном рынке, когда приезжает на ярмарку человек с горшками и с ложками, у него большое количество горшков и ложек, которые он продает, и приходят крестьяне, которые, продав мясо или что-то, покупают это. То есть так называемая свободная конкуренция. И совершенно иное дело при монополии. Когда монополия предлагает столько, сколько берут, и при максимальной цене. Потому что монополия так устроена. Это можно легко посчитать. Что вам выгоднее – производить много и продавать дешево или произвести поменьше и продать подороже? Естественно, продать подороже. Хлопот меньше просто-напросто.

Константин Чуриков: Под монополиями мы в данный момент понимаем в том числе ресурсоснабжающие организации, то есть все, что связано с ЖКХ. Здесь деваться некуда. Ты же без тепла прожить не можешь.

Михаил Беляев: Да. У тебя поставщика нет. Причем, есть понятие, что там не один. "Моно" – это один. Но есть еще более хитрое слово - "олигополия". Это "несколько". И есть так называемые монополистические объединения, которые из договора по ценам. Причем, им не обязательно садиться, как нам, в кафе "Одуванчик" и обсуждать, какие цены будут завтра. Они себя очень хорошо ощущают, кто как действует, и в этом плане они движутся все вместе, сообща и прекрасно повышают цены.

Константин Чуриков: Михаил Якимович, смотрите, мы в последнее время во всем ищем какой-то подвох. Когда нам говорят, что что если нам правильно отрегулировать налоговую политику, мы уже понимаем, чем это пахнет. Что касается данной новости от Росстата, инфляция около 0 и как хорошо мы живем – это не к тому, что теперь давайте пересмотрим в будущем потребительскую корзину, прожиточный минимум, и будем плясать от этого?

Михаил Беляев: Вообще все имеет право на существование, любая гипотеза, которая касается таких вещей. И особенно она касается индексации и повышения заработных плат. Лариса из Ярославля, которая нам звонила и говорила, что она 5 лет не видела повышения заработной платы. И, наверное, и не увидит, потому что у нас существует точно так же, когда стесненный рынок труда, монополия на предоставление труда. И Лариса будет работать за ту же зарплату в течение 5, 6 и 7 лет, потому что работать хоть за какие-то деньги лучше, чем сидеть дома вообще без денег. На мой взгляд.

Тут то же самое. Речь может идти о том, что да, раз у нас инфляция вот такая низкая, раз она идет к тому, значит, давайте не будем говорить о повышении заработной платы, о повышении прожиточного минимума, давайте не будем вспоминать об индексации пенсий работающим пенсионерам.

Оксана Галькевич: Наши финансовые власти об этом говорили, что не нужно разгонять рост заработных плат: это разгоняет инфляцию и все прочее. Нам люди пишут, что мы в магазин уже не ходим. Может быть, поэтому там у Росстата такие интересные данные получаются.

Константин Чуриков: СМС-ка из Иваново: "Водка подорожала".

Оксана Галькевич: СМС-сообщение о том, что инфляция не остановилась, растет, "мы в семье двое работающих, ходим по магазинам, ищем красные ценники". Вот еще из Алтайского края: "Цены перестали расти, потому что денег у народа нет, и граммы в пакетике все меньше и меньше, а цена не меняется".

Михаил Беляев: Это да, это уже уловки.

Оксана Галькевич: "ЖКХ подорожало на 26% за январь" в Нижегородской области. Это, видимо, такое традиционное прибавление в платежках с началом сезона. И вот таких сообщений очень много.

Михаил Беляев: Понимаете, тут я бы не присовокуплял к проблеме Росстат. Потому что самое главное, что Росстат считает по очень широкому спектру товаров. Где-то у него цены растут, где-то не растут. Почему из Краснодара было сказано, что курица приблизилась к цене свинины? Почему? Все происходит очень просто: свинина стала дорогая, люди переместились в потребление мяса птицы. Как только они переместились туда, свинина остановилась, курица пошла расти. А Росстат сложил и то, и другое, поделил пополам. Люди то платят за подорожавшую курицу, а у Росстата это выглядит как половина.

Оксана Галькевич: Знаете, Михаил Якимович, вы когда говорите, что свинина подорожала и люди переместились в курятину, я сразу подумала: но людям-то, бедным, не спрятаться уже нигде – ни в курятине, ни в говядине.

Константин Чуриков: Многие уже в перловку ушли, в редьку.

Михаил Беляев: Вы знаете, к сожалению…

Оксана Галькевич: Потому что маячки маякнули: "Люди, в перловку переместились".

Михаил Беляев: Да. К сожалению, понимаете, цифры это показывают посчитанные, что люди перемещаются в потребление все более и более дешевых товаров, что они уходят из дорогих товаров, что они покупают все менее и менее деликатесные продукты. И у них все уже и уже (тут тоже такая ловушка) спектр потребляемых товаров. А чем он уже, тем быстрее там растут цены.

Константин Чуриков: Тоже будет рост.

Михаил Беляев: Да. Я не хочу сравнивать с банальным потоком в реке, где есть стремнина, где есть берега, и люди уходят на эту стремнину.

Константин Чуриков: Ну что ж, давайте послушаем, вышла или не вышла ситуация из берегов в Москве. Нам из Москвы звонит Анатолий. Анатолий, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Заметили, что рост цен на продукты замедлился или остановился?

Зритель: На мой взгляд, рост цен на продукты как был, так и продолжается. Январь, февраль – я считаю, что и Михаил лукавит, и Росстат подает, наверное, не совсем правильные цифры. Входя в магазин, это ощущается на ценниках товаров. Та же самая курица дорожает. Как Михаил сказал, что говядина и свинина дешевеет, я бы не сказал…

Михаил Беляев: Я не сказал, что дешевеет. Я сказал, что они остановились, и это, причем, опираясь на сведения из Краснодара, что там девушка сказала, что там свинина вроде бы остановилась, а цены ускорились на курицу, и я попытался объяснить, почему курица стала дорожать. А про удешевление я ничего не говорил. Чтоб вы поняли еще один афоризм, цены, как пешки на шахматной доске, назад не ходят. Они, достигнув определенного уровня, никогда не снижаются.

Константин Чуриков: В лучшем случае там и остаются. Анатолий, просто чтоб предметнее разговор. В Москве, по вашим наблюдениям, на что продолжают расти цены?

Зритель: На мясную продукцию, на молочную. Частично на хлеб.

Михаил Беляев: И в Москве это замечают. Спасибо.

Оксана Галькевич: Приходит очень много комментариев от телезрителей в СМС-сообщениях. Пишут, что вранье про эту инфляцию. Все дорожает. Просто четыре праздника прошли. То, о чем вы тоже говорили. Был такой скачочек, потолочек нащупан. У нас там дно пробивается периодически, по данным Минфин, а тут потолок.

Константин Чуриков: Подожди, четыре праздника прошли. Вывернули из карманов штанов все, что имели.

Оксана Галькевич: Да. Ну, вот, до этого потолка дошли, и дальше, как вы сказали, назад эти пешки не ходят. Нижегородская область пишет нам, что "Цены растут, а где контроль? Зачем нам такое правительство?".

Михаил Беляев: Вообще тут вопрос поставлен достаточно резонно. Потому что, как мы говорили, произносили это хитрое слово "монополия", все имеет значение. В странах с развитыми рыночными отношениями и с традициями рыночной экономики существует мощнейшее и авторитетнейшее ведомство, которое называется антимонопольное… где-то министерство, где-то комитет, где-то еще что-то.

Константин Чуриков: У нас ФАС.

Михаил Беляев: Да, у нас ФАС. Я про полномочия в данном случае говорил. ФАС делает то, что может. Я с ним работал. Там люди стараются делать что-то. Но понятно, что они могут работать в рамках того законодательства, которое есть. И вот это мощнейшее ведомство, даже не правительство, вот это ведомство должно иметь такую законодательную базу и такие полномочия, чтобы пресекать возможность и роста цен, и вот этого сговора, и монополистической ситуации. У них есть приемы, они все отработаны, они все известны. И там существуют колоссальные штрафы. Вы себе даже не можете представить. Это миллионные и миллиардные штрафы, которые налагаются на те предприятия, которые нарушают это антимонопольное законодательство.

И они следят за всем этим. Они действуют. И это проблема не только наша. Это проблема абсолютно всех стран. Они проходили это в 1970-1980-е годы, когда там был всплеск инфляции. Сейчас там инфляция утихомирилась. А в 1970-1980-е годы это все было. И их антимонопольные ведомства действовали очень активно. И, кстати, есть понятие публичности: когда это все публиковалось, когда это все раскрывалось, когда это доводилось до общественности, и так далее.

Оксана Галькевич: Вы знаете, вы говорите, что работают они в рамках того законодательства, которое есть. Хорошо. Но, допустим, если не хватает инструментов нынче, то, наверное, нужно вести работу над какими-то…

Михаил Беляев: Оксана, а про лобби вы забыли?

Оксана Галькевич: Забыли.

Михаил Беляев: А вот вспомните про лобби. Там, где есть монополия, там всегда есть лобби. И вы думаете, что монополии заинтересованы в том, чтобы антимонопольное ведомство имело какие-то сильные полномочия и напридумывало таких законов?

Оксана Галькевич: Нет никаких иллюзий по поводу лобби и того, что они как-то заинтересованы в моих интересах. Я просто думала, что, может быть, Федеральное антимонопольное ведомство как-то думает о людях – обо мне, о вас.

Михаил Беляев: Понимаете, законопроект, я ни на кого не хочу указывать пальцем, кивать и тем более отрицательные оценки давать, но ведь принимает закон не само ведомство. Это целая процедура согласований. Группа людей, которые голосуют в известном заведении из разных мест. Я вам скажу, что закон о… Я помню, как это принималось. Потому что я занимался монополиями на примере Великобритании.

Люди, видимо, предвидели всю эту ситуацию. И первое законодательство для ФАС, как-то оно по-другому называлось, оно было написано настолько беспомощно и беззубо, что касалось только рекламы и что-то типа растяжек и какого-то шрифта рекламы. То есть оно вообще ни на что не имело права. И постепенно отвоевало какие-то себе позиции эта Федеральная антимонопольная служба. Она старается действовать каким-то образом. Но еще полномочий не хватает. И понятно, что те, кто выступает с той стороны – понятно, у них лобби, видимо, сильнее.

Оксана Галькевич: И, как вы сказали, они умеют правильно объяснить. То есть по части использования риторических приемов…

Константин Чуриков: Вот вы объяснили, что если товар пользуется спросом, то он дорожает. Вот шутит наш зритель из Ивановской области: "Теперь буду покупать черную икру, чтобы хлеб подешевел".

Михаил Беляев: Да, тоже выход.

Оксана Галькевич: Вы знаете, мне кажется, только если всем миром навалимся на черную икру, хлеб упадет в цене. Что ж, спасибо большое.

Михаил Беляев: Спасибо вам.

Константин Чуриков: Секундочку, у нас еще не все. Наши корреспонденты провели большую работу, опрашивали людей на улицах разных городов. Заметили люди или не заметили, что рост цен на продукты остановился? Москва, Екатеринбург, Белгород – давайте посмотрим, какие результаты.

ОПРОС

Константин Чуриков: Вот так вот. Тут интересуются, смотрят ли нашу передачу в высших эшелонах власти. Будем надеяться, что смотрят. Во всяком случае, все голоса слышны.

Оксана Галькевич: "Инфляции нет на продукты в буфетах Государственной Думы. Поэтому ее эшелоны и не замечают".

Константин Чуриков: Мы видели, что сказали люди в нашем опросе, которые проводили корреспонденты. Тверская область хочет заметить: "Сахарный песок в Твери подешевел. Раньше клал две ложки в чай, теперь - три". Видите, люди ложками иногда мерят.

Оксана Галькевич: Может быть, он не так сладок стал, сахарный песок-то.

 Константин Чуриков: Тоже возможно. А теперь результаты нашего СМС-голосования. Мы спрашивали вас, как по-вашему: инфляция в России все-таки остановилась? "Да" ответили 2%, "Нет" ответили 98%. Ну что же, спасибо за разъяснения, - благодарят вас зрители. Михаил Беляев был у нас в студии, главный экономист Института фондового рынка и управления, кандидат экономических наук. Это программа "Отражение". Через несколько минут продолжим. Тоже будет интересно. Не уходите.

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Светлана Касина генеральный директор "Национального НПФ"
  • ГОСТИ

  • Олег Рурин заместитель генерального директора госкорпорации "Фонд содействия реформированию ЖКХ"
  • ГОСТИ

  • Алексей Кравцов член Общественного совета при ФССП, председатель Арбитражного третейского суда
  • ГОСТИ

  • Александр Михайленко профессор кафедры международной безопасности и внешнеполитической деятельности России Факультета национальной безопасности РАНХиГС
  • Барух Бен-Нерия эксперт по военно-политическим делам (Израиль)
  • ГОСТИ

  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Павел Медведев финансовый омбудсмен, доктор экономических наук, профессор
  • ГОСТИ

  • Павел Бранд невролог, медицинский директор сети клиник "Семейная"
  • ГОСТИ

  • Светлана Брюховецкая проректор по маркетингу и работе с абитуриентами Финансового университета Правительства РФ, ответственный секретарь приемной кампании
  • ГОСТИ

  • Дмитрий Андреянов журналист (Ростовская обл.)
  • Евгений Опарин корреспондент (г. Владивосток)
  • Владимир Рудометкин генеральный директор ОАО "Гипроречтранс", председатель Отделения "Транспортное строительство" Российской академии транспорта
  • Жанна Мейлер корреспондент (г. Калининград)
  • ГОСТИ

  • Михаил Крейндлин руководитель программы по особо охраняемым природным территориям "Гринпис России"
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • ГОСТИ

  • Владимир Кашин председатель Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, академик РАН
  • Ольга Башмачникова вице-президент Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России
  • Алексей Кордумов терапевт, врач общей практики (Архангельская обл.)
  • Ольга Чаплина руководитель инициативной группы (д. Кашмаши, Чувашия)
  • ГОСТИ

  • Евгений Ямбург заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, академик Российской Академии образования, директор московского Центра образования №109
  • ГОСТИ

  • Валентина Сляднева оператор машинного доения
  • ГОСТИ

  • Евгений Ким ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН
  • ГОСТИ

  • Давид Мелик-Гусейнов директор НИИ Организации здравоохранения и медицинского менеджмента Москвы
  • Виктор Рожков координатор проекта ОНФ "Народная оценка качества"
  • Показать еще
    Показать еще
    Андрей Малахов написал открытое письмо Константину Эрнсту Он выразил благодарность сотрудникам канала и Эрнсту за 25 лет совместной работы
    час назад
    Отстраненный мэр Владивостока Пушкарев попросил защиты у Владимира Путина Он обвиняется во взяточничестве, злоупотреблении полномочиями и подкупе
    час назад
    2 часа назад
    Илон Маск обратился к ООН с просьбой запретить создание роботов-убийц Его просьбу поддержали специалисты из 26 стран мира
    вчера
    В России отмечается День воздушного флота В городе Свободный Амурской области сотрудники авиабазы устроили для жителей летное шоу
    вчера
    Суд отказался арестовывать турбины Siemens Решение было вынесено 18 августа
    вчера
    20 августа по всей стране проходят митинги обманутых дольщиков Всего заявки на участие подали 12 городов
    вчера
    В Хабаровске в результате драки погиб чемпион мира по пауэрлифтингу Причиной смерти стала черепно-мозговая травма
    вчера
    Россиянин задержан на территории Украины за незаконное пересечение границы Россиянин будет привлечен к административной ответственности
    вчера
    вчера
    Скончался советник министра здравоохранения России Игорь Ланской Он занимал должность советника последние четыре года
    2 дня назад
    Минобрнауки предложило сделать экзамен по русскому языку в устной форме Ольга Васильева исключила вариант отмены единого госэкзамена
    2 дня назад
    Сергей Собянин раскритиковал идею переноса столицы из Москвы за Урал Он пошутил, что чиновников можно сослать на Урал намного дешевле
    2 дня назад
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments