Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Юлия Зимова и Ольга Санаева - о контроле за детскими лагерями

Гости

Ольга Санаевачлен президиума Российского союза туриндустрии

Антон Алфимов: Ну и далее поговорим о безопасности детского отдыха. Правительство рассматривает летнюю оздоровительную кампанию в качестве альтернативы неорганизованному отдыху детей, из-за которого летом прошлого года в нашей стране погибло 1674 ребенка. Об этом заявила вице-премьер Ольга Голодец.

Ольга Асланова: Ну и добавила, что после ситуации в Карелии уже прошли проверки по всей стране: проверено примерно 20 тысяч детских оздоровительных учреждений. Результат – по крайней мере на сегодняшний день – таков: выявлены 7 нелегальных лагерей, 3 лагеря рекомендовали закрыть, и сейчас разрабатывается программа дополнительного усиления контроля за безопасностью отдыха детей. Собственно, президент тоже тут на днях сказал о том, что нам нужен какой-то специальный орган, который бы занимался детскими лагерями по всей стране (сейчас его нет). Ну а Голодец указала, что рассматривается вопрос о введении не только аккредитации детских мест отдыха, но и лицензирование. Критерий цены при этом, я процитирую, "должен перестать быть главным при определении мест отдыха детей, аукционы должны быть устранены из системы закупок". О безопасности детского отдыха мы будем говорить – что сейчас делается и что может измениться в ближайшее время, для того чтобы мы отправляли своих детей отдыхать со спокойной душой.

Антон Алфимов: Я представляю наших гостей. У нас сегодня в студии Юлия Зимова, член Комиссии по поддержке семьи, детей и материнства Общественной палаты, руководитель проекта "Ванечка", и Ольга Санаева, генеральный директор туристической фирмы "Анкор", председатель Регионального совета Российского союза туриндустрии. Здравствуйте.

Юлия Зимова: Здравствуйте.

Ольга Санаева: Здравствуйте.

Антон Алфимов: Ну начнем, наверное, с проверок. Что проверяют? К нам приходили некоторые эксперты, которые говорили, что у нас не существует единых норм, единых стандартов в плане организации детского отдыха.

Ольга Асланова: Поэтому не понятно, что проверять.

Антон Алфимов: И поэтому проверяющие иногда приходят и смотрят, выкрашен ли пожарный щит, я не знаю, в красный цвет, а не в какой-нибудь иной.

Ольга Санаева: Ну вот вчера в Ростуризме как раз состоялось совещание – очередное заседание рабочей группы по детскому туризму. И в том числе там присутствовали те, кто имеет отношение к активному отдыху, к палаточным лагерям, к стационарным лагерям. Проверяют прежде всего пожарную безопасность, проверяют прежде всего санитарные нормы, потому что СанПиНы существуют по лагерям, они различные, они есть. Обычно это делает Роспотребнадзор.

Антон Алфимов: Как кажется Вам, эти проверки к чему-нибудь приведут?

Юлия Зимова: Да, смотрите. Я тоже хочу отметить: нас когда Общественные палаты сейчас проверяли в субъектах двух пока что – это было в Адыгее и в Крыму – это как раз те лагеря, с которыми заключен договор у Департамента труда и соцзащиты Москвы. Собственно говоря, там тоже общественники спрашивали первым делом, что проверять. Мы просили настоятельно брать с собой специалистов, сотрудников МЧС, потому что самое важное, что сейчас нам было, это в первую очередь безопасность: вообще уведомляются ли походы, в которые там выходят дети; выходят ли они, собственно говоря, в эти походы. И на недавнем совещании тоже в Департаменте труда и соцзащиты населения Москвы мы говорили о том, можно ли сделать единые критерии, единый какой-то чек-лист, по которому может проверять даже родитель, любой общественник, кто угодно, кто приходит. И что он должен вообще смотреть, что он должен вообще увидеть. Оказывается, что у нас одним из Общественных советов при Департаменте труда уже разработаны аналогичные критерии, но это именно для деток с инвалидностью. Но там ничего нет сверхъестественного – то есть все это подходит и для обычных детей, и мы эти критерии сейчас соответственно будем брать на вооружение, дополнять где-то уже более активными видами отдыха. И, я думаю, делать памятку и, собственно говоря, предлагать ее уже родителям.

Антон Алфимов: Как Вы считаете, если бы вот эта памятка, чек-лист существовал бы еще месяц назад, произошла бы вот эта трагедия в Карелии? Можно ли было бы ее предотвратить?

Юлия Зимова: Судя по тому, что было в Карелии, во-первых, вряд ли какой-то родитель туда что-то поехал бы проверять изначально, потому что туда уже отвозили не родители детей, а доставлялись они поездами, самолетами. Но в Карелии, насколько я сейчас понимаю, уже халатность определенного, конкретного лица, который не подавал уведомления в МЧС вовремя и, соответственно, даже когда вот эти каноэ оторвались, уже надо было в этот момент звонить в МЧС.

Ольга Асланова: Собственно, Голодец-то еще заявила о том, что в принципе такой деятельностью этот лагерь не должен был заниматься, потому что не было специальных разрешений. Я просто пытаюсь понять: те проверки, которые проводятся сейчас по всей стране, громкие – они чем-то принципиально отличаются от тех проверок, которые были ранее и которые не выявили никаких проблем в этом лагере?

Юлия Зимова: Вы знаете, есть ряд дополнительных вопросов. Насколько я знаю, в этом лагере было заключение третьего как раз июня, в котором говорилось о том, что нет возможности там на какие-либо выезды, выходы и так далее, и так далее. То есть на это никакого разрешения никто не давал. Возможно, оно там было и не нужно. Но раньше, когда все лагеря были, скажем так, в системе образования, каждый педагог, который выводил ребенка в поход или куда-то, подписывал такое количество приказов, что он знал, что лучше он этого не сделает, чем понесет какую-то ответственность. Сейчас, к сожалению, все это ушло из системы образования (в Москве точно – как только пришел коленвал, у нас все ушло из системы образования). Ну и, соответственно, так как сейчас уже намного меньше педагогов, есть люди, которые не изучают дополнительно все материалы. Потому что все не собрано в одном месте. Соответственно, если ты ответственный человек и подходишь к этому вопросу, понимая, что тебе за это будет, то ты будешь все это изучать; если нет, то нет. Потому что мы когда разговаривали с представителями службы спасения на вопрос "Откуда должен был человек узнать, что он должен подать уведомление?", нам ответили: "У нас есть это в нормативных актах МЧС". Какой-то приказ есть, а человек мог просто до него не дойти, до этого нормативного акта.

Антон Алфимов: Ну да, вообще не знать о его существовании.

Раньше были службы спасения на местах, спасотряды и так далее. Сейчас это все ушло из-за системы электронных торгов  

Юлия Зимова: Но надо предлагать, что да, возможны последствия, и подстраховываться, спрашивать. Раньше, разумеется, по-другому немножко были службы спасения на местах, спасотряды были и так далее. Сейчас очень важно, что это все ушло из-за системы электронных торгов. Это очень важно. Потому что, действительно, цена здесь не должна быть определяющим фактором 100%.

Антон Алфимов: Новое ведомство, о котором говорил Владимир Путин – что это за структура может быть? Нужна ли она вообще?

Ольга Санаева: Наверное, необходимы более собранные какие-то вещи в единые стандарты. Но уже то, что существует – там тоже видны системные ошибки, они есть, и прежде всего нужно, наверное, ими заниматься. Потому что если мы говорим даже вот о перевозке, то не то что детально, а иногда даже и с перегибом, предположим, выписана перевозка детей автобусами, но по перевозкам детей водным транспортом – и особенно вот по разделению, какими именно судами, как – вот этого я нигде не встречала. Может быть, оно есть, я не знаю, но я как руководитель рабочей группы по транспорту в Координационном совете при Правительстве Российской Федерации, а у меня там как бы несколько есть ответственных за каждый вид транспорта – это общественники, это люди, которые занимаются этим. Вот по воде у нас как раз и было больше всего вопросов, и большое спасибо правительству, что этот Координационный совет состоялся. Хотя бы хоть как-то мы начали насыщать в том числе и нормативную базу.

Ольга Асланова: То есть правильно я понимаю, что не существовало каких-то внятных правил того, как нужно перевозить детей на воде?

Ольга Санаева: Я лично не занимаюсь водными перевозками, но я думаю, что те, кто занимаются, наверняка знают, что есть определенные инструкции, правила. Но вот то, о чем Юлия говорит, что собранного, единого стандарта нет – его, наверное, надо сделать. Поможет ли в этом обязательное создание некоего единого органа, не знаю. Важнее, наверное, посмотреть на тех людей, которые этим занимаются. А мы сейчас говорили о том, что у нас даже профессии инструктора нет. Ее надо вводить. И то, о чем в Министерстве культуры разговаривали и что уже как бы вот подано в законопроекте – это об аккредитации и экскурсоводов, и инструкторов в том числе, потому что не только в детском туризме, но и во взрослом безопасность тоже не менее важна. Хотя, конечно, если мы говорим о детском, то это прежде всего.

Антон Алфимов: Но и главное – что может сделать это ведомство, если появится какой-то регулятор на этом рынке? Хотя это довольно странно: после каждой трагедии создавать отдельное министерство. После сегодняшних новостей можно было бы создать министерство по поиску самолетов пропавших.

Юлия Зимова: Нет, дело не в этом. У нас просто, к сожалению или к счастью, даже не знаю, часть лагерей, например, находится под Министерством образования; часть каких-то баз находится под Минздравом. То есть это все рассредоточено – какие-то есть федеральные, какие-то региональные – и мало того, не до конца понятно, как происходит распределение путевок в эти во все организации.

Антон Алфимов: То есть было бы удобно, если бы они находились в ведении одного министерства?

Юлия Зимова: Да. Потому что мы когда даже ходим на выставки, просто как родители – приходим на выставку. Стоит 4 лагеря – "Орленок", "Артек", "Океан", "Смена". Здравствуйте, как к вам попасть ребенку из Москвы на бесплатную путевку? – "у вас предраспределение идет в регионе". А кто его распределяет? – "а мы не знаем". То есть проблема в том, что нет четкого и понятного для родителя – может быть, оно где-то есть, но родитель этого не знает точно. И если это будет нормально и понятно… Опять-таки, те же тендеры, которые объявляются на отдых, один из которых сейчас и был – почему дети не поехали, например, в тот же самый "Орленок", а поехали в Карелию? Это вопрос.

Ольга Асланова: Потому что "Орленок" намного дороже, вероятно.

Юлия Зимова: Это в том числе. Но "Орленок" не выходил на эти госзакупки. То есть здесь есть нюанс. Если бы этого не было, может быть, если бы сам департамент покупал путевки, это было бы по-другому. Но то, что надо сертифицировать инструкторов – это 100%. Это ко всем родителям: если вы едете с детьми в туристические лагеря, в первую очередь надо смотреть сертификаты инструкторов, причем желательно сертификацию МЧС. Потому что МЧС делает курсы, это ни для кого не секрет – их можно пройти, получить все что нужно.

Антон Алфимов: Подождите. МЧС выдает сертификат о том, что человек умеет спасать людей?

Ольга Санаева: Оказывать первую медицинскую помощь хотя бы.

Юлия Зимова: Уметь спасать людей. Он понимает, что не надо идти в шторм, и если кто-то оторвался, то надо соответственно что-то делать с этим. Понимает, что должен быть мотор, если у тебя там буря надвигается, непогода. То есть мы разговаривали с самыми разными специалистами, и все как один говорят, что это все можно было бы предотвратить, если бы вот МЧС был в курсе хотя бы.

Ольга Асланова: Вы предлагаете обращать внимание на вот эту вот бумагу, выданную МЧС, при этом мы понимаем, что в реестре профессий даже нет такой – инструктор.

Юлия Зимова: Нет, это должно быть добровольно. Но если я, например, отправляю ребенка в лагерь, то я…

Ольга Асланова: Но по закону это необязательно, мы правильно понимаем?

Юлия Зимова: Сейчас нет. Но желательно, чтобы это было так. Потому что есть разного рода походы, сложности. Была вообще речь о том, что желательно лицензировать или аккредитовывать, я уж не знаю, как это правильно называется – именно каждую отдельную сферу. То есть если это горный маршрут, то должен быть специалист по горам; если маршрут водный, то специалист по воде. Здесь уже, наверное, Вы подскажете; или вот хотя бы эту сертификацию от МЧС, чтобы мы четко знали, что наши дети находятся с теми людьми, которые знают, что делать. Потому что там вся проблема была в том, что никто не знал, что делать в данной ситуации.

Ольга Асланова: Но, насколько мы понимаем, сейчас в принципе руководство лагеря может нанимать на работу кого угодно. То есть право на это они действительно имеют.

Сейчас эти сверхпроверки ведут к тому, что, возможно, многие достойные лагеря окажутся под такой лупой, что будут вынуждены закрыться по каким-то очень мелким основаниям

Ольга Санаева: Вы знаете, нанимать кого угодно, наверное, все-таки не имеют, потому что все равно наверняка у них есть и должностные инструкции и хотя бы какие-то внутренние распоряжения – приказы, паспорта маршрутов. Это необязательно, но любой здравомыслящий оператор, который работает с детьми, конечно, к этому относится ответственно. И, к сожалению, сейчас ведь вот эти сверхпроверки ведут к тому, что, возможно, многие достойные лагеря будут под такой лупой, когда они вынуждены будут закрыться по каким-то очень мелким основаниям – тем, которые, может быть, и не так уж сильно влияют на безопасность. И вот за этим очень хотелось бы, чтобы любая такая трагедия в первую очередь системно рассматривалась экспертами и оттуда бы делались какие-то системные выводы. Не говорить постоянно, не замыливать вот это все, а именно искать те первостепенные ошибки, которые необходимо исправлять.

Ольга Асланова: Здесь проблема в ошибках, которые допустило руководство лагеря, или основная проблема в том, что на эти ошибки долго закрывали глаза? Потому что мы понимаем, что не один год выигрывала аукцион эта структура.

Ольга Санаева: Постольку поскольку я не знаю точного – я же не принимала участия в экспертной оценке всего того, что случилось в этом лагере – но такой вот взгляд со стороны: мне думается, что там есть и то, о чем мы сейчас говорим (нет некоего свода правил, который был бы точен и обязателен и понятен и для руководства, и для инструктора), и второе возможно. Потому что, понимаете, демонизировать-то тоже не надо того человека: наверное, он по каким-то причинам вот как-то работал. И здесь нужно понять, почему он так работал, если это было неоднократно. Может быть, детей неоднократно в такую погоду вывозили, и просто ничего не приводило к трагедии, а в общем-то уже давным-давно было нельзя.

Ольга Асланова: Собственно, и другие нарушения, о которых много говорили, тоже присутствовали.

Ольга Санаева: Наверное. Здесь, видимо, имеет место какое-то такое, знаете, снижение порога ответственности, недопонимание, что ли, этой ситуации. Потому что понятно, что нормальный человек никогда не отправит детей на гибель, конечно же. Но то, сколько было взрослых, каков был регламент взаимодействия со спасательными службами (и был ли он), и насколько легко было связаться с этими спасательными службами, и был ли отработан регламент этого взаимодействия внутри организации. Здесь, конечно, вопросов много.

Антон Алфимов: Часта ли вот эта вот практика, когда в лагерях работают студенты-практиканты, по сути дела?

Юлия Зимова: Конечно.

Ольга Санаева: Конечно.

Антон Алфимов: То есть это повсеместно?

Юлия Зимова: Да, абсолютно.

Ольга Асланова: Страшного в этом ничего нет?

Ольга Санаева: Ничего.

Юлия Зимова: Если речь идет о походе, если бы с ними сидели два или три инструктора, прошедших соответствующую подготовку, все было бы нормально. Причем эти вожатые, насколько вот сейчас мы слышим от детей – они до последнего спасали всех на себе в воде, детей вытаскивали. Они сделали все что могли, действительно. Они просто не знали, что еще они могут сделать.

Антон Алфимов: Ну хорошо. А лагеря могут вообще пойти с экономической точки зрения или еще каким способом на то, чтобы все работники лагеря были профессионалами? У них же там врач сидит в медкабинете – он же профессионал, это же не студент-практикант? Он врач. Инструктор – то же самое, пусть даже сейчас профессии такой нет.

Ольга Санаева: Позвольте, скажу. Например, у нас в перевозках – у меня больше экскурсионный туризм, но тем не менее это автобусные перевозки, это тоже важно – мы стремимся к тому, чтобы 100% наших сопровождающих имели карточку МЧС и прошли подготовку по оказанию первой медицинской помощи. Стоит это 3 тысячи рублей. Это вот таких три базовых полных дня погружения людей, то есть это настолько, как мне думается, для любого руководителя незначительная сумма, и любой руководитель должен быть мотивирован, чтобы это было. Ну хотя бы на оказание первой медицинской помощи. Если мы говорим об активном как-то отдыхе детей, наверное, здесь чуть больше, чуть глубже все это изучение должно быть. Но это же не какие-то огромные средства надо вкладывать.

Антон Алфимов: Давайте со зрителями пообщаемся. У нас есть звонок – Кировская область у нас на линии. Николай, здравствуйте. Вы в эфире.

Ольга Асланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Антон Алфимов: Слушаем Вас.

Зритель: Я уже на пенсии, правда, но я много лет проработал в школе и работал в лагерях, в пионерском лагере нашем. Он, правда, ведомственный... Я слушаю вашу передачу, и мне кажется, что народная мудрость тут: у семи нянек дитя без глаза. Понимаете, чем больше контрольных органов, чем больше МЧС и прочих и прочих, тем больше трагедий будет.

Антон Алфимов: Хорошо. Тогда как, на Ваш взгляд, что делать с этой карельской историей? – спить все на случайность? Ну да, бывает, зато в предыдущие годы никаких происшествий не было. И оставить как есть?

Зритель: Нет. С карельской трагедией пусть разбираются, конечно, прокуратура, следственные органы. Мне кажется, что нужно просто-напросто улучшить качество образования педагогических институтов, педагогических училищ и так далее. У меня очень простой пример: наш Кировский педагогический институт, который я закончил, был именно педагогический институт. Сейчас там организовали гуманитарный университет, в котором учат и юристов, и бухгалтеров – всех кого угодно, но только не учителей, толковых учителей, понимаете. Я пришел когда в школу и в этот же пионерский лагерь, я был профессионал, не иначе.

Ольга Асланова: Да, спасибо, Николай.

Антон Алфимов: Николай, Кировская область. Спасибо.

Ольга Асланова: Давайте еще Наталью послушаем – какой город?

Антон Алфимов: Москва, Москва у нас на связи.

Ольга Асланова: Наталья, слушаем.

Антон Алфимов: Наталья, Вы с нами? Слушаем Вас.

Зритель: Алло, здравствуйте. Первое, что меня интересует – состояние воды: сейчас в газетах прошла статья о том, что состояние воды в районе Анапы и Крыма не поддается никакому описанию, то есть там канализация с 1950-х годов не очищается, все спускается в море. Это раз. Второе – мы предполагали ребенка отправить в Анапу, в лагерь "Олимпиец". Но то, что я прочитала в отзывах, тоже не поддается никакому описанию. Вместо заявленного 5-разового питания у детей отвратительное 3-разовое питание. Детей вообще не выпускают на улицу. Вожатые тоже не поддаются никакому описанию – мат-перемат. Детей, если приезжают родители и их забирают, и дети плачут, чтобы их забрали – детей просто не отдают. Вот, так сказать, впечатление.

Антон Алфимов: А скажите, какой у Вас все-таки вопрос?

Зритель: А вопрос, как можно ребенка отправить в лагерь? Раньше такого не было. Я сама педагог,  и я вообще в шоке, когда я читаю вот эти вот отзывы. Когда родители детей, которые уже были там, пишут, что это тюремная система.

Антон Алфимов: Понятно. Спасибо.

Ольга Асланова: Понятно. Были ли раньше плохие лагеря? Или они только сейчас появились?

Антон Алфимов: Вот с этими отзывами кто-то мониторит вообще ситуацию в лагерях? Куда можно обратиться, если вот вы приехали и увидели, что ребенок, в общем-то, содержится в каких-то непонятных условиях?

Юлия Зимова: Слушайте, у нас сейчас происходят, да, аналогичные ситуации – родителям звонят дети, говорят, что того-то и того-то нет, родители пишут в прокуратуру, лагеря проверяют. То есть здесь проверяют, если надо – закрывают, штраф, предписание и т.д.

Антон Алфимов: То есть сразу прокуратура?

Юлия Зимова: А куда?

Антон Алфимов: Не знаю, поэтому и спрашиваю.

Юлия Зимова: Люди знают про прокуратуру, в основном пишут. Это те, кто имеют право принять какие-то меры реагирования. Роспотребнадзор еще – он здесь ключевой уже такой самый, наверное. Просто, видимо, когда Роспотребнадзор или кто-то еще не отвечает, уже следующая инстанция – дальше, наверное, прокуратура.

Ольга Асланова: Вероятно, тут семьям проще ориентироваться – все это в открытом доступе. Сложнее, когда отправляют по бюджетным путевкам.

Ольга Санаева: В открытом доступе. Все-таки Роспотребнадзор, еще раз – сначала нужно получить разрешение на открытие лагеря. То есть совершенно очевидно, что прежде чем любой лагерь – и даже карельский – открылся, его Роспотребнадзор проверял. Поэтому, конечно, Роспотребнадзор – это первое звено, если вдруг какие-то сигналы, которые говорят о действительно некачественном питании или еще о чем-то. Если же это касается иных каких-то аспектов, то вполне возможно, что это иные органы, в том числе прокуратура, почему нет. На отзывы обращать внимание или нет – мне думается, что все-таки обращать, мониторить отзывы туда, куда мы отправляем своего ребенка.

Антон Алфимов: Нет, то, что мы сами мониторить должны, это само собой. Но есть же путевки, которые дотируются властями разных уровней, и там особо выбора-то нет. Хочешь путевку – вот лагерь один.

Ольга Санаева: Согласна: то, что дотируется, должно проверяться, наверное, и теми, кто выпускает, уж точно. По крайней мере, вот курирую программу "Моя Россия" - когда дети путешествуют по стране за федеральные деньги – 4-й год этой программе. Слушайте, у нас предварительный объезд обязателен; посещение и понимание, где дети живут, что они едят; согласование с Роспотребнадзором обязательно. Я думаю, что многие так делают. Почему получилось так в Карелии? – не знаю. Может быть, раньше этот лагерь был лучше. Ничего не могу сказать.

Антон Алфимов: Ну, когда они открываются, они все хорошие.

Ольга Санаева: Совершенно точно, что здесь некий элемент недосмотра, конечно, тоже был.

Антон Алфимов: Интересно, а вот трехразовое питание вместо заявленного пятиразового – это какое-то нарушение? За это могут привлечь, наказать? Мы сейчас от Натальи слышали

Юлия Зимова: Смотря где заявлено. Если в договоре, то да. Если это заявлено в договоре и в путевке, то, конечно, да.

Антон Алфимов: А санкция есть какая-то за это?

Ольга Асланова: Недокормили.

Юлия Зимова: К Роспотребнадзору.

Ольга Санаева: Есть санитарные нормы, в которых нормы по питанию прописаны. Прописаны долго, подробно – сколько раз кормить, как кормить, какие калории, что должно быть. Там все это прописано.

Антон Алфимов: Понятно. Нам нужно прерваться на несколько минут, и затем продолжим.

БЛОК НОВОСТЕЙ

Антон Алфимов: Мы продолжаем – говорим сегодня о безопасности детского отдыха. В студии ОТР Юлия Зимова, член Комиссии по поддержке семьи, детей и материнства Общественной палаты, руководитель проекта "Ванечка", и Ольга Санаева, генеральный директор туристической фирмы "Анкор", председатель Регионального совета Российского союза туриндустрии.

Ольга Асланова: Сразу же сообщение от наших зрителей – возмущены последним звонком: "Смотрю Вашу передачу из Евпатории. Что за ерунда о качестве морской воды? Мы вас всех ждем, у нас все хорошо".

Ольга Санаева: Вообще там про Анапу говорили.

Ольга Асланова: Да, но там, по-моему, говорили о Краснодарском крае и Крым тоже упомянули вроде. В общем, вот данные от наших зрителей из Евпатории. Пишут наши зрители: "Контроль детских лагерей необходим: нужно проверять компании и фирмы, выигравшие тендеры". Воспоминания о советском времени: "С благодарностью вспоминаем детство и пионерский лагерь "Орленок": в 1960-1970-е годы ни одного несчастного случая с детьми не было". И так далее. Что изменилось законодательно с того времени, когда с детьми ничего не происходило? Или это иллюзия, и происходило все время?

Ольга Санаева: Я думаю, что происходило. Просто, во-первых, в Советском Союзе не так часто об этом говорили. Ну и, наверное, не так часто это происходило, потому что все лагеря были государственные. А сейчас, во-первых, не все лагеря государственные; стал более активным отдых у детей, я думаю; и ушли со всяких там согласованных, утвержденных маршрутов – помните, как раньше? – в Адыгее этот маршрут в 30 километров (или сколько он там), мы с него никуда не сходим. Ну и плюс, еще раз говорю, все ушло из системы образования – то есть люди не подписывают такого количества документов, жизнеответственность, то-то и то-то. Как по мне, в таком виде, наверное.

Антон Алфимов: Как Вам кажется, будет ли некий спад на этом рынке? Многие родители сейчас наверняка боятся отпускать детей – пусть лучше на дачу.

Сейчас школы стали уже негласно не отпускать детей в походы – начали родителям деньги возвращать. На всякий случай 

Юлия Зимова: Вы знаете, сейчас начали негласно не отпускать – то есть школы, которые планировали на июль-август (в Москве, я знаю) разного рода походы, начали своим родителям деньги возвращать, и дети в походы теперь у нас не идут.

Антон Алфимов: На всякий случай?

Юлия Зимова: На всякий случай, да. Вот это, к сожалению, имеет место быть, неоднократно слышала уже от своих друзей, знакомых и так далее. Поэтому, к сожалению, это так. Что касается родителей, кто-то пугается, да. Но я точно знаю, что есть совершенно проверенные, классные компании, коммерческие в том числе, которые отвечают за свой отдых качеством. И я сама в них ездила в детстве, и с удовольствием отправляла в них своего ребенка не один раз, поэтому здесь надо просто проверять, смотреть. Хотя случай с Карелией мне бы даже, если честно, не пришло бы в голову проверять этот лагерь, если там дали путевку – понятно, что там все нормально. Потому что, если бы дали путевку, я бы думала: раз дали путевку, значит, там уже все проверили.

Ольга Асланова: Ну да, как-то так. Государство же, город, если говорить о московском департаменте.

Юлия Зимова: Здесь нельзя тоже сказать, что там чего-то сверх не проверила Москва, опять-таки. Потому что вот это все настолько частный случай, сложный, страшный.

Антон Алфимов: Я ужасно удивился: мы буквально за день до этого говорили о детских лагерях в Карелии – в Карелии самые дорогие путевки по России. Я тогда подумал, что, видимо, там хорошие лагеря, с разнообразными программами. И вот бах – через два дня случилось то, что случилось.

Ольга Асланова: Но там еще и безальтернативный аукцион, собственно – и по цене, я так понимаю, демпинг присутствовал определенный.

Антон Алфимов: Да, от аукционов, я так понимаю, будут уходить?

Ольга Санаева: Ну аукцион – такое дело: вы знаете, операторы, у которых качественный детский отдых, честно говоря, редко участвуют в аукционах, потому что смысла в этом нет никакого.

Ольга Асланова: У них и так достаточно желающих?

Ольга Санаева: Даже не то что и так достаточно. Вы знаете, вот мы пробовали в нескольких, но дело в том, что все равно найдется кто-то, кто начнет ниже тебя выдавать стоимость, а мы пониманием, что до определенного момента можем опуститься, а дальше точно нет, потому что лучше не будем этого делать. Я думаю, что таких вот серьезных коммерческих фирм много, на самом деле, и они подросли за эти 25 лет на постсоветском пространстве. Посмотрите, у Матвея Шпаро, например – тоже Карелия. Конечно, недешевые путевки.

Антон Алфимов: Его закрыли.

Ольга Санаева: Ну конечно, дешевые путевки. Ну посмотрите, он в Антарктиду ходит. Он настолько знает точно, точечно, что и как делать с детьми.

Антон Алфимов: Так а почему у него лагерь-то закрылся?

Ольга Санаева: Я не знаю, я от Вас это впервые услышала и очень соболезную ему, если закрыли.

Антон Алфимов: Я же ничего не путаю?

Ольга Асланова: Ну после проверок, да, были предписания. Не знаю, что сейчас там происходит.

Ольга Санаева: Мой ребенок был в его лагере. Он был очень доволен.

Ольга Асланова: Я так понимаю, что как раз вот это-то лагерь и не участвовал и не собирался участвовать.

Ольга Санаева: Не собирался участвовать, конечно.

Ольга Асланова: Потому что есть определенный минимум, который люди готовы потратить на отдых.

Ольга Санаева: Поэтому то, что говорят, что из аукционов детский туризм и детский отдых надо выводить – я считаю, что это правильно. Необходим хотя бы конкурс, в котором нужно соизмерять соотношение цены и качества, грамотно выписывать технические задания, из которых было бы понятно, что и как. Но как бы его ни написали, после действует только стоимость, и поэтому, конечно, это нездорово.

Антон Алфимов: Давайте такой ориентир определим: сколько должна стоить, я не знаю, путевка на три недели – сколько сейчас смена длится? Вы примерно прикидывали, что это вот не ниже нижнего?

Ольга Санаева: Не знаю по активным лагерям, у нас вот по экскурсионным – с перемещением, с автобусом, с отелем – где-то должно начинаться от трех тысяч рублей в сутки. Если это лагерь палаточный, то, наверное, это чуть поменьше может быть. Но здесь тоже нужно понимать, что детский туризм дороже взрослого, всегда дороже. Потому что в детском туризме важно еще учитывать стоимости заработных плат тех людей, которые с детьми – то, чего нет во взрослом туризме. Поэтому если мы будем раскладывать по составляющим, то всегда детский туризм дороже.

Антон Алфимов: Давайте послушаем Светлану, город Москва. Здравствуйте.

Ольга Асланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я вот смотрю вашу передачу, и это очень болезненно. Я, может быть, года три всего лишь не езжу в лагерь как воспитатель – в творческий лагерь, я уточняю, потому что я руководитель коллектива. И с маленького возраста еще сама ездила в свое время как пионерка в советское время (а я уже в этом году на пенсию вышла). И затем я очень много работала студенткой в советских лагерях. И все время происходили подобные случаи. Либо вожатые, извиняюсь, после того как погуляли, забудут какие-то там предметы, которые что-то там подогревают, и так далее. Курят и так далее. Проблем всегда было много: с тем, чтобы дети не утонули, чтобы адекватных вожатых найти – всегда были эти проблемы в лагере. И сейчас ничего не изменилось. Вопрос упирается только в то, что в связи с этой новой системой директора лагерей стали меньше – это лично мое мнение – менее ответственных и профессиональных самих конкретно директоров стали ставить у руководства этих лагерей. Извините, пожалуйста, но все от него. Я помню, как каждое утро нас вызывали на планерку и постоянно, постоянно за каждым шагом вожатого и воспитателя следили. И отчет четкий: он на две секунды не мог от ребенка отойти. Убирали, увольняли вожатых. А вожатые всегда хотели погулять. Вожатые – это такие же дети.

Антон Алфимов: А скажите, вожатые в то время, о котором Вы рассказываете – это была профессия, или это тоже были студенты-практиканты?

Зритель: Да необязательно. Вожатыми же раньше работали, да, основная часть в советские времена – сейчас я не знаю, по-моему, нет сейчас таких требований к вожатым, чтобы это обязательно педвуз был – а в советские времена, конечно, обязательно должен был быть педвуз. Но от этого студент все равно оставался студентом. И в советские времена они точно такие же: обычный студент, друзья – они все время одинаковые, и в советские времена, и в эти времена. Все зависит от руководства... Стоит директор лагеря – и в лагере он быстрее справляется с каждой ежедневной проблемой. Ежедневные проблемы.

Антон Алфимов: Понятно, спасибо. Светлана, Москва.

Ольга Асланова: Спасибо. А вот зритель не согласен – говорит: "Ерунда, на протяжении 9 лет в 1970-е годы каждое лето отдыхала в пионерлагере по 2 смены – ни одного несчастного случая; вспомните хорошо забытое старое, верните все, как было".

Идет вымывание кадров из профессии вожатого, потому что несоразмерность заработной платы и ответственности – это одна из проблем детского туризма

Ольга Санаева: А вы знаете, я соглашусь, наверное, с нашим зрителем. Потому что идет вымывание кадров из этой профессии, потому что несоразмерность заработной платы и ответственности – это одна из проблем детского туризма. Здесь, конечно, необходимы какие-то государственные позиции в этом плане, потому что все-таки пряники для этой профессии тоже нужны.

Антон Алфимов: А что Вы имеете в виду? Что Вы хотите от государства?

Ольга Санаева: Какие-то государственные программы, наверное. Какого-то большего, наверное, информирования о качестве. Какая-то поддержка этой профессии, потому что те, кто занимаются сегодня походами с детьми, активным туризмом, скоро их возраст подойдет…

Антон Алфимов: Ну вот у Вас люди работают – эти зарплаты ни о чем?

Ольга Санаева: Немножко другое – я говорю об экскурсионном и вспоминаю тех, кто занимается активным туризмом. Действительно, люди в основном уже такого преклонного возраста. И слава богу, что есть пока, кто их заменяет, того же Матвея Шпаро возьму, да. Посмотрите, с какой харизмой человек, как он за это берется, сколько он делает. И дай бог ему здоровья, чтобы все это дальше продолжалось. Но кадры вымываются, и это проблема.

Антон Алфимов: А какие сейчас вообще лагеря наиболее популярны? Наверное, самое безопасное – это поставить лагерь на берегу озера, где воды по пояс?

Юлия Зимова: Нет, самый безопасный ни на каком не на берегу.

Юлия Зимова: Не на берегу, да.

Ольга Санаева: Поставить где-то на полянке, желательно и не в лесу, и желательно за высоким забором, с бетонным полом, где дети не прыгают, не бегают. Но это же невозможно – кого мы тогда вырастим?

Антон Алфимов: А куда, куда в основном сейчас едут?

Ольга Санаева: Очень много лагерей и новых, и новых формаций лагерей много; и тех, которые возле моря, возле озер и в лесу; и палаточных, и тематических лагерей. Их все равно много. Если так вот хорошо покопаться в этом материале, найти-то можно. Другое дело, что родитель зачастую непрофессионально подготовлен. Я здесь совершенно согласна: видят, что это госучреждение какое-то за него уже все это сделало – здесь, наверное, больше степень доверия к таким лагерям, которые побеждают в конкурсах. Здесь, наверное, поответственнее надо быть. Но на рынке предложений немало.

Антон Алфимов: А государственные лагеря у нас остались?

Ольга Санаева: Я думаю, что да.

Юлия Зимова: Вот есть федеральные лагеря – "Артек", "Орленок", "Смена", "Океан" – это 4 лагеря федеральных.

Антон Алфимов: Как там с безопасностью?

Юлия Зимова: Там все нормально с безопасностью. Но это лагеря, которые испокон веков. Есть отдельные ведомственные лагеря: есть там при РЖД, например. Есть отдельно еще люди, которые разрабатывают под свои там компании, когда дети сотрудников уезжают отдыхать, у них бывают очень неплохие тоже образовательные программы внутри – не только образовательные, самые разные. Самое главное – чтобы в лагере было классное содержание, тогда никто не будет никуда ходить в сторону, курить по кустам. Тогда дети будут совершенно нормально, четко заниматься тем, что нужно им там заниматься.

Антон Алфимов: Ну что значит "не будут курить по кустам"? То, что их содержат в нормальных условиях, не избавляет их от…

Ольга Санаева: Если есть начинка, если есть содержание, у тебя нет даже времени выйти в сторону.

Ольга Санаева: Тогда есть, чем заняться.

Юлия Зимова: Когда у тебя с утра до ночи расписана вся программа, тогда ребенок занят 100%. И вот тогда все будет хорошо.

Ольга Асланова: Несколько сообщений от наших зрителей: "Моя дочь приехала из лагеря – похудела на 5 килограммов, от истощения теряет сознание, увезли в скорую; лагерь "Жемчужина России", "Ребенок четвертый день жалуется на отвратительное качество питания – Минусинский район, поселок Тесь, "Солнечный" – во всем остальном лагерь превосходный; можно ли куда-то пожаловаться?"

Юлия Зимова: Я думаю, что нужно открывать горячую линию в Общественной палате – видимо, уже назрело. Про "Жемчужину" и про "Олимпиец" я слышала вот как раз недавно на совещании на одном; я думаю, что туда уже направились соответствующие органы. Ну и будем все эти звонки мониторить, потому что информация, да, появляется периодически.

Ольга Асланова: "В Северодвинске в этом году впервые за несколько лет отменили компенсации за путевки в детские лагеря. В прошлом году родители из 30 тысяч за смену платили половину, теперь всю сумму. Большинство отказалось, так как сообщено это было в последний момент". Все-таки хотелось бы поподробнее поговорить о том, как для вот этих аукционов по тендерам выбирались лагеря для детей из детских домов, для малообеспеченных. Сама система.

Ольга Санаева: Определенные правила 44 ФЗ – там нужно иметь определенный доступ к этим площадкам, это тоже отдельное дело. А дальше это свободный аукцион, на него кто угодно может выйти, и дальше происходят торги.

Юлия Зимова: Да, то есть департамент его не видит, этого человека, который там нажимает на эти кнопочки. Он его увидел, когда он уже начал, скажем, играть, понижать цену и так далее. И вот после того, как он выиграл аукцион, учреждение может съездить, посмотреть, соответствует ли его лагерь, который он предлагает, и так далее. И заключает с ним договор. То есть заранее его никто не отбирает.

Ольга Асланова: Как Вам кажется, с чем связано то, что вот в предыдущий год – собственно, перед вот этой трагедией в Карелии – на аукцион был выставлен только этот лагерь?

Юлия Зимова: К сожалению, есть торги у департамента, на которые даже вообще никто не заявляется, потому что есть ряд условий, которые люди считают, что они не хотят, не будут их выполнять.

Антон Алфимов: Это какие, например?

Юлия Зимова: Не знаю обо всех нюансах, но знаю, что была часть аукционов с трудовыми лагерями, где у них вообще никто не заявился. И были несколько аукционов, где было вообще по одному участнику, да. Наверное, крупные лагеря не хотят на себя это брать, потому что там же помимо путевки еще идет доставка туда детей, вот это вот все.

Ольга Санаева: И потом это очень серьезная финансовая отчетность, которую впоследствии – и до того, и после того – отдельный человек должен сидеть и работать, еще и не один.

Антон Алфимов: Это если вот вы участвуете в аукционе и получаете деньги от государства?

Ольга Санаева: Да. Там тоже достаточно все это серьезно, сложно, контролируемо. Поэтому зачастую, если лагерь или туроператор востребован, он реже идет на торги.

Антон Алфимов: А как Вы выбираете лагерь? Вы сказали, что отправляли своего ребенка куда-то.

Юлия Зимова: Я знаю, у меня есть много хороших лагерей, в которые я ездила сама в детстве и, собственно, знаю, что там точно хорошо. То есть по принципу "где я была".

Антон Алфимов: Ну какие критерии? Проверено на личном опыте?

Юлия Зимова: Да. Там, где я знаю либо директоров, либо там, где я была сама в детстве, я знаю точно, что там все нормально, что там те же люди отвечают за безопасность, еще что-то. Есть частично новые программы очень неплохие на территории города – всякие батутные центры открывают лагеря, ты можешь туда привозить своих детей; Музей толерантности открывает. Они, как правило, в весенне-осенние каникулы. Но если я точно знаю, что нормальная начинка, я отправляю только тогда. Я спрашиваю: что вы там делаете, что он делает – покажите мне расписание. Если это незнакомый лагерь, то я в первую очередь прошу расписание и спрашиваю, чем они там будут заниматься в течение дня. Прямо расписание мне покажите на день. Потому что есть там "подъем – уборка территории" – это сразу "до свидания", в этот лагерь мы не едем. А если там все четко, понятно, что там происходит в течение дня… Мы ездили в игровые лагеря типа "Государство", и там все-все-все – экономика, политика, право, туризм, рыцари-королевы. Мы ездили отдельно в туристические лагеря – и тоже ребенок приезжает, у него понятная зачетка: развел костер, поставил палатку, выбросился на острове, жил там день. И ты понимаешь, что он действительно там чем-то занимался, он приезжает и рассказывает. Плюс очень хорошо, когда люди выкладывают отчет в Интернете, что сегодня в отряде "Капелька" девочка Маша сделала это, мальчик Петя сделал то, и в той же самой "Робинзонаде" это есть. То есть ты можешь посмотреть, зайти на сайт и фотографии своего ребенка сегодня увидеть и что он делал в течение дня. То есть там как бы все это понятно, четко и лаконично. В той же самой "Ньюландии" все очень качественно по программе. То есть лагерей много хороших, нормальных, их просто действительно надо искать, и чтобы они не стоили бешеные деньги – это самое сложное сейчас.

Антон Алфимов: Ну вот то, о чем Вы сейчас рассказываете – это больше 3 тысяч рублей в день?

Ольга Асланова: Это бешеные деньги, наверное.

Юлия Зимова: Нет-нет. Ну вот в "Ньюландии" в этом году 25 тысяч путевка, но они в Московской области делают. "Робинзонада" чуть подороже – у них там 30-40 тысяч, мне кажется. Если у тебя много детей, то, конечно, ты туда их уже не отправишь всех вместе.

Антон Алфимов: Понятно.

Ольга Асланова: На какие вещи Вы тоже посоветовали бы обратить внимание нашим зрителям при выборе лагеря?

Ольга Санаева: В принципе, Юлия очень подробно сказала, и я с ней абсолютно согласна, что когда ребенок занят, это очень важно. Я бы тоже здесь еще продолжила говорить об информационной безопасности – что, когда, кто, где и как говорит ребенку – это тоже очень важно. Мы до этого, как правило, не доходим, потому что погрязаем в безопасности какой-то вот первостепенной, то есть санитарная безопасность, пожарная безопасность и так далее, они наиболее важны. Но после них дальше необходимо смотреть, чем насыщен лагерь: или поездка, или экскурсия. Потому что, я опять же говорю, многогранен детский отдых, но обращать внимание, наверное, тоже на отзывы, на компетентность той компании, которая организует это. Как-то, к сожалению, пока самим искать. Мы сейчас в тестовом режиме запускаем сайт "каникулы.ру" с Министерством культуры (оно нам помогало, мы его отрабатывали) – будем там проводить экспертную оценку и лагерей, и путешествий. Все, что будет касаться детского отдыха и туризма, там постараемся свести. Но это еще пока нескоро – пока что набираем материал – но в том числе, я думаю, что экспертная оценка тоже важна: и педагогов, и тех людей, которые обычно едут с людьми, и к этому прислушиваться тоже необходимо.

Антон Алфимов: А скажите, когда дети тонули и звонили в службу спасения, им сказали "не балуйтесь" и бросили трубку – правда ли это? Это скорая помощь, мне кажется?

Юлия Зимова: Это оказалась скорая помощь, да, это правда. На эту фельдшера завели уголовное дело.

Антон Алфимов: Да, к сожалению, правда… А какие бытовые условия и досуг обязательно должен иметь любой лагерь? Каким законом регламентируются эти условия? Это вот то, что мы обсудили. Но закона никакого?

Ольга Санаева: Есть ГОСТы.

Антон Алфимов: Есть ГОСТы?

Ольга Санаева: Есть ГОСТы и есть санитарные нормы. ГОСТы тоже есть, конечно. По туристическим услугам в детском туризме тоже есть ГОСТы. Но ГОСТы не являются законом и необязательны к исполнению – это скорее всего некие стандарты, которых мы должны придерживаться. И есть ГОСТы такие неплохие, в которых все описано, и если предприниматель вдруг выходит внезапно… Кстати говоря, за границей достаточно часто такое явление, что ты можешь туроперировать детским отдыхом только после того, когда ты хоть как-то позанимался взрослым – наверное, это тоже имеет место быть, может быть, надо практиковать в нашей стране.

Ольга Асланова: От простого к сложному.

Ольга Санаева: Не важно. Здесь сам факт: ГОСТ есть, его можно найти, конечно, мы на него обращаем внимание.

Антон Алфимов: Пишут наши зрители: "Неправда, только что вернулись из "Жемчужины России", дети всего отряда в восторге, кормили чудесно, все хотят опять туда, все было очень хорошо и вкусно".

Юлия Зимова: Вот видите, отзывы очень разные. На самом деле, я по Карелии – тоже мы общались с детками, которые маме сказали: "Мам, мы ездили туда зимой, нам очень понравилось, возьми нам путевку". То есть это не шутка, это абсолютно нормальные дети, которые были вот на этом походе. Они там были зимой, им очень понравилось. Здесь все время палка о двух концах, поэтому с отзывами тоже очень сомнительная история в этой ситуации. Потому что люди, когда им понравилось, пишут редко, к сожалению.

Ольга Санаева: Чаще пишут, когда не понравилось.

Антон Алфимов: "Ребенок заболел в лагере; никто не сообщил, что он болен – узнали от самого ребенка; помощь оказали неквалифицированную, в итоге забрали домой с ухудшением здоровья – лагерь "Юность", город Копейск".

Ольга Асланова: И еще раз просят назвать номер ГОСТа, на который нужно смотреть.

Ольга Санаева: Если даже просто в любом поисковике набрать "услуги в детском туризме ГОСТ", все равно это первая цифра 50, дальше идут цифры этого ГОСТа.

Антон Алфимов: Спасибо. Наше время подходит к концу. Я напомню, сегодня мы говорили о безопасности детского отдыха. В гостях у нас были Юлия Зимова, член Комиссии по поддержке семьи, детей и материнства Общественной палаты, руководитель проекта "Ванечка", и Ольга Санаева, генеральный директор туристической фирмы "Анкор", председатель Регионального совета Российского союза туриндустрии. Спасибо.

Ольга Асланова: Спасибо.

Юлия Зимова: Спасибо.

Ольга Санаева: Спасибо.

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Светлана Касина генеральный директор "Национального НПФ"
  • ГОСТИ

  • Олег Рурин заместитель генерального директора госкорпорации "Фонд содействия реформированию ЖКХ"
  • ГОСТИ

  • Алексей Кравцов член Общественного совета при ФССП, председатель Арбитражного третейского суда
  • ГОСТИ

  • Александр Михайленко профессор кафедры международной безопасности и внешнеполитической деятельности России Факультета национальной безопасности РАНХиГС
  • Барух Бен-Нерия эксперт по военно-политическим делам (Израиль)
  • ГОСТИ

  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Павел Медведев финансовый омбудсмен, доктор экономических наук, профессор
  • ГОСТИ

  • Павел Бранд невролог, медицинский директор сети клиник "Семейная"
  • ГОСТИ

  • Светлана Брюховецкая проректор по маркетингу и работе с абитуриентами Финансового университета Правительства РФ, ответственный секретарь приемной кампании
  • ГОСТИ

  • Дмитрий Андреянов журналист (Ростовская обл.)
  • Евгений Опарин корреспондент (г. Владивосток)
  • Владимир Рудометкин генеральный директор ОАО "Гипроречтранс", председатель Отделения "Транспортное строительство" Российской академии транспорта
  • Жанна Мейлер корреспондент (г. Калининград)
  • ГОСТИ

  • Михаил Крейндлин руководитель программы по особо охраняемым природным территориям "Гринпис России"
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • ГОСТИ

  • Владимир Кашин председатель Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, академик РАН
  • Ольга Башмачникова вице-президент Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России
  • Алексей Кордумов терапевт, врач общей практики (Архангельская обл.)
  • Ольга Чаплина руководитель инициативной группы (д. Кашмаши, Чувашия)
  • ГОСТИ

  • Евгений Ямбург заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, академик Российской Академии образования, директор московского Центра образования №109
  • ГОСТИ

  • Валентина Сляднева оператор машинного доения
  • ГОСТИ

  • Евгений Ким ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН
  • ГОСТИ

  • Давид Мелик-Гусейнов директор НИИ Организации здравоохранения и медицинского менеджмента Москвы
  • Виктор Рожков координатор проекта ОНФ "Народная оценка качества"
  • Показать еще
    Показать еще
    В Европе произошли сразу два случая нападения с ножом на прохожих Нападения произошли в финском Турку и немецком городе Вупперталь
    вчера

    ГОСТИ

  • Светлана Касина генеральный директор "Национального НПФ"
  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Телеканал "Лайф" прекратит вещание Последний день вещания – 18 августа
    вчера
    Лимузин Бориса Ельцина выставили на продажу за 19,7 млн рублей Машина выставлена на продажу в Петербурге
    вчера

    Надо, чтобы не бизнес шел к государству за поддержкой, а государство само предлагало помощь бизнесу

    Юрий Савелов член президиума объединения предпринимателей "Опора России"
    Уже двое суток 100 тысяч жителей в Ростовской области остаются без питьевой воды Ее подачу в городах Новошахтинск и Красный Сулин перекрыли накануне
    вчера

    ГОСТИ

  • Андрей Осипов автоэксперт, редактор сайта osipov.pro
  • ГОСТИ

  • Олег Рурин заместитель генерального директора госкорпорации "Фонд содействия реформированию ЖКХ"
  • Ни в одной стране мира нет государственных судебных приставов

    Алексей Кравцов член Общественного совета при ФССП, председатель Арбитражного третейского суда

    ГОСТИ

  • Барух Бен-Нерия эксперт по военно-политическим делам (Израиль)
  • Александр Михайленко профессор кафедры международной безопасности и внешнеполитической деятельности России Факультета национальной безопасности РАНХиГС
  • вчера
    Лимузин Бориса Ельцина выставили на продажу за 19,7 млн рублей Машина выставлена на продажу в Петербурге
    вчера
    Военнослужащий Росгвардии покончил с собой в Крыму Его тело и предсмертная записка были найдены в лесу в Крыму
    вчера
    Судьба флота Документальный фильм о "Ледовом походе" Балтийского флота в 1918 году
    вчера
    Disney планирует снять отдельный фильм про Оби-Вана Кеноби На пост режиссера позвали британца Стивена Долдри
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments