Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Сергей Никольский: В крупных колхозах и совхозах до 15% работников имели высшее образование. А их вынудили стать челноками

Антон Алфимов: Ну а дальше наша понедельничная рубрика "Аграрная политика" – Игорь Абакумов, телеведущий, уже в студии. И сегодня… Уже, кстати, частично осветили Вашу тему: тоже говорили сегодня о годовщине Октябрьской революции.

Игорь Абакумов: Это не годовщина – 99-я годовщина.

Антон Алфимов: Годовщина. Не юбилей.

Игорь Абакумов: Мы переходим, переходим в стадию юбилея с завтрашнего дня. И каждый день, я думаю, мы будем отсчитывать: Февральская революция, такая революция, коллективизация.

Антон Алфимов: Вы думаете, так все будет?

Игорь Абакумов: С этого и начнем. Я хочу представить нашего гостя: Сергей Анатольевич Никольский, доктор философский наук, заведующий сектором Института философии Российской академии наук. Добрый день, Сергей Анатольевич.

Сергей Никольский: Добрый день.

Игорь Абакумов: Наши зрители Вас знают уже прекрасно и знают, что Вы умеете четко, емко формулировать очень сложные проблемы, очень сложные. Сегодня действительно красный день календаря, и меня, как и, наверное, многих, волнует вопрос, почему крестьяне поддержали большевиков. Какие у них были основания поддержать большевиков? Кто их знал? – Интернета не было, телевидения не было, радио не было, газеты едва-едва доходили, если только листовки. Что случилось?

Сергей Никольский: Да, конечно. Сработало несколько факторов. Первый, конечно, был тот, что большевики пришли под левоэсеровским лозунгом "Земля – крестьянам". Естественно, этот общий лозунг крестьянами понимался так, как они считали нужным для своего хозяйства и жизни. А поскольку предыдущие тенденции развития сельского хозяйства были таковы от Столыпина, что из общины люди могли свободно выделяться, могли заводить свои частные наделы, могли использовать наемный труд, могли брать кредиты, могли развивать кооперацию, то крестьяне, естественно, в этом ключе и понимали лозунг большевиков "Земля – крестьянам". Но уже в феврале 1918 г. вышел первый закон о земле, в котором говорилось о том, что преимущество должно отдаваться государственным формам хозяйствования. При этом, так сказать, у крестьян вроде бы оставалось право на то, чтобы образовывать свои частные хозяйства – в общем, поступать так, как это полезно для ведения дел. Но пока еще была гражданская война, пока большевики были заняты другими делами, страшные вещи происходили на фронтах (и иностранная интервенция, и борьба с белыми). Естественно, было не до последовательной аграрной политики. И те крестьяне, которые в это время были в деревне, понимали, что вот сейчас они имеют эту землю, и она их. Потом пришел 1919 г., где уже было четко сформулировано – это очередной законодательный акт, я начинаю с юридической основы, которую большевики продвигали – где было сказано о том, что главной целью социалистической республики является социалистическое земледелие, крупные коллективные производства. Им должно отдаваться преимущество. Это был уже новый поворот, но до его реализации дело пока еще тоже не доходило, потому что страна захлебывалась в продразверстке. С одной стороны, это была вынужденная мера, с другой стороны, это была революционная мечта, потому что Ленин и его партия пришли на волне марксистского и марксового понимания того, что такое аграрное хозяйство.

Игорь Абакумов: Сергей Анатольевич, продразверстка – это, фактически, физический отъем произведенного продукта у крестьянина, правильно?

Сергей Никольский: Значительной частью правильно, да.

Игорь Абакумов: Но ведь это не большевики придумали?

Сергей Никольский: Конечно. Это придумала сама жизнь. Это придумала война, в которой участвовала Россия. Эти меры продразверстки начали вводиться и в 1915, и в 1916 гг.

Игорь Абакумов: То есть это было еще, как говорится, при проклятом царизме.

Сергей Никольский: Так точно, верно. Но там меры были совершенно другого свойства. Там говорилось о том, что если у крестьян отбирается какая-то часть продукции, то, во-первых, это должно делаться добровольно, во-вторых, за это платят, в-третьих, так сказать, это временная мера, ограниченная периодом войны. Но никто не говорил о том, что это будет постоянная жизнь.

Игорь Абакумов: Сергей Анатольевич, 1914 г. и 1915 г. И 1916 г.

Сергей Никольский: Да.

Игорь Абакумов: Следом пошла революция. Что, крестьянам пообещали, что не будет продразверстки?

Сергей Никольский: Нет. Крестьянам этого никто не мог пообещать, потому что жизнь была такова, что нужно было как-то работать. И города, которые оставались без продовольствия, они таковое требовали. Вопрос был в том, как это должно было быть организовано и как это нужно было проводить в жизнь. Так вот, отличия от того, что пыталось сделать временное правительство, заключалось в следующем. Например, как это делали большевики? Вот, так сказать, из наставлений, которые давал небезызвестный господин Зиновьев тем людям, которые посылались в деревню отбирать продовольствие: "Меня послала советская власть. Хлеба у нас нет, а у вас есть. И у вас его держат кулаки. Мы явились, чтобы организовать комитеты деревенской бедноты". Кстати, это то, что большевики в 1918 г. ввели, упразднив Советы. "Вся власть советам" был лозунг – прошли выборы в деревне, бедняцкие слои в советы не попали. Большевики отменили выборы в деревне – они ввели комитеты деревенской бедноты по одному признаку: человек должен быть нищим и он должен командовать. "Чтобы собрать хлеб, часть его оставим вам, часть двинем в город. За это мы вам привезем ситец, подковы, гвозди, которые вы можете получить через ваши комитеты деревенской бедноты".

Игорь Абакумов: Знаете, что мне это напоминает из современной истории? Чеки "Урожай 1990-х": вы нам в 1990 г. отдадите продовольствие, а мы вам привезем автомобили "Волга", ситец, хлеб, подковы и так далее. Тоже была такая же самая история.

Сергей Никольский: Была абсолютно: история все время повторяется. "Кто хочет дать мирно – ладно; кто не хочет – пуля в лоб". Дальше коммунист говорит: "Кто за комитеты деревенской бедноты, отходи налево; кто против, отходи направо".

Игорь Абакумов: Хороший разговор.

Сергей Никольский: Вот так вот работала продразверстка. В какой-то степени это была вынужденная мера, но Ленин сам, когда он анализировал весь этот опыт – а опыт был провальный – в 1921 г. писал: "Мы сделали ту ошибку в 1918-1920 гг., что решили произвести непосредственный переход к коммунистическому производству и распределению". То есть это была марксистская идея, что торговля, частный сектор, рынок отменяется – есть товарообмен, который производит государство. "Мы решили, что крестьяне по продразверстке дадут нам нужное количество хлеба, а мы разверстаем его по заводам и фабрикам, и выйдет у нас коммунистическое производство и распределение. К весне 1921 г. мы потерпели поражение более серьезное, чем какое бы то ни было поражение, нанесенное нам Колчаком, Деникиным или Пилсудским (мы и в Польшу ходили воевать). Поражение гораздо более серьезное, гораздо более существенное и опасное. Разверстка в деревне (Ленин пишет) оказалась основной причиной глубокого экономического и политического кризиса, на который мы наткнулись весной 1921 г.". Либо большевики у власти, и тогда нужно отменять продразверстку, либо они продолжают продразверстку, и тогда крестьяне их снесут – вот так стоял вопрос.

Игорь Абакумов: И потом пошел НЭП.

Сергей Никольский: И потом пошел НЭП, конечно.

Игорь Абакумов: Но НЭП пошел и после Антоновского восстания, насколько я помню.

Сергей Никольский: Безусловно, потому что в 1920 г. не только Антоновское восстание, но и вообще крестьяне активно сопротивлялись этим мерам…

Игорь Абакумов: Начали с Белоруссии, по-моему, и с Сибирской Вандеи еще.

Сергей Никольский: Да, конечно, конечно. Но тогда, так сказать, это вписывалось как бы в контекст гражданской войны, а здесь уже гражданская война на исходе, но тем не менее огромный регион выступает против большевиков. Ну, это уже вопрос о власти.

Игорь Абакумов: А у Вас не сложилось впечатления, что Антоновскому восстанию искусственно дали развиться, потому что все прочие восстания, мелкие, их просто как мухобойкой перещелками регулярными войсками. А здесь дали искусственно развиться: все-таки 2 года шла война там, 2 года развивалась антоновская армия. Ее, в общем, никто не трогал. А потом вокруг нее образовались несколько колец регулярных войск, авиация, химические снаряды, артиллерия, Тухачевский, Блюхер, Якир – весь комсостав; Жуков, Гайдар старший, кстати.

Сергей Никольский: Конечно, конечно.

Игорь Абакумов: Все там были. Все там отличились и все там, что называется, запачкались. Так ведь, да?

Сергей Никольский: Да, конечно.

Игорь Абакумов: Там были проведены колоссальные учения и показательный был процесс казни крестьян.

Сергей Никольский: Может быть, и так.

Игорь Абакумов: Вот у меня такое ощущение сложилось, как Вы считаете?

Сергей Никольский: Может быть, задним числом можно себе представить и такую вещь, но я думаю, что ситуация брала верх. То есть, так сказать, не хватало сил на все, а когда они появились, то тогда возникла возможность вот так вот концентрированно все это продемонстрировать.

Игорь Абакумов: Так любопытная вещь еще: Антонова самого после подавления – его же не трогали. Все знали, что он живет в селе Нижний Шибряй, и 2 года почти его никто не трогал.

Сергей Никольский: Да.

Игорь Абакумов: И только когда вокруг него опять начало что-то шебуршиться, его опять начали призывать, что называется, к власти – его просто пристрелили.

Сергей Никольский: Да, конечно. Я бы хотел обратить внимание еще вот на что. Аграрная политика большевиков не свалилась с неба. Маркс и Энгельс, так сказать, мало занимались аграрным вопросом, но когда возникли ситуации о том, как будет происходить возможная революция в России, то Энгельс, пересказывая слова Маркса, в одной работе писал, что "вообще-то сама логика исторического процесса подтолкнет нас к тому, что должны будут возникать крупные коллективные производства". Они будут возникать, во-первых, потому что крупное производство дает возможность применять технику (и это естественный процесс), а во-вторых, потому что там крестьянам будет легче работать. Но опять же, в логике замысла Маркса и Энгельса не было понятия "крестьяне", потому что для них это был отживающий класс. Было понятие трудящегося, который время от времени работает на заводе, а время от времени работает в деревне.

Игорь Абакумов: 6 соток.

Сергей Никольский: Нет, не 6 соток – речь шла о крупных хозяйствах. Энгельс там впрямую говорит о том, что неужели, так сказать, нам нужно довести трудящихся до такого состояния отупения, как наши крестьяне, чтобы они занимались только одной землей. Нет, они часть времени будут работать на заводе, а потом они будут работать в полях, 8-часовой рабочий день, такая сменка будет происходить, и таким образом будет этот процесс развиваться.

Игорь Абакумов: А каким образом такие идиотические идеи могли так овладеть массами?

Сергей Никольский: Массами эти идеи не овладели. Эти идеи овладели теоретической верхушкой, которая конструировала проект желаемого будущего для масс. Ну а Николай Гаврилович Чернышевский, сидя в Петропавловской крепости, изобрел идеальный социализм, где будут дворцы из стекла и бетона. Вот такого рода вещи были игрушками интеллигенции.

Игорь Абакумов: То есть Вы хотите сказать, что интеллигенцию вредно сажать в тюрьму? – они думать там начинают.

Сергей Никольский: Ну во всяком случае, если там есть такие условия, когда можно писать романы, то тогда из этого может получиться то, что получилось у Николая Гавриловича. Но бог с ним, с Николай Гавриловичем, вопрос в другом – в том, что, так сказать, была теоретическая установка на то, чтобы каким-то образом нужно делать крупное производство. И одной из форм такого производства должны были быть коммуны, то есть там, где все будет обобществлено. Ну вот, например: есть пример такой коммуны – тогда это была общая страна – которая была под Харьковом в 1922 г. Организован был коллектив из 15 семей. На ссуду крестьяне приобрели лошадей и коров, получили плуг, трактор обработал им 60 десятин. 2 года они пытались получить ответ на бумагу о строительном лесе. В конце концов они не получили и самовольно заготовили бревна в ближайшем лесу, построили небольшой барак с кухней. Летом они переселялись в шалаши. "Я наблюдал, - пишет один человек – это помещение в момент проливного дождя и холодного ветра. Картина безобразная: за широкими столами и на них, на скамьях вокруг стен и возле печи – всюду приютились женщины и дети. От скученности воздух теплый. Здесь же рядом обедают отдельные семьи, а другие готовят обед. Толкотня, грязь, шум детей, кухонные разговоры женщин вокруг печи – все это превратило кухню-коммуну в какой-то барак, куда на время собрались ищущие хотя бы какого-то ни было помещения". Есть великий писатель Андрей Платонов, он написал "Чевенгур" на материале фантазий коммунистов Воронежской губернии. В частности, там описана и коммуна – кому интересно, это занимательное чтиво.

Игорь Абакумов: Это очень интересно, да. Это мы все проходили. Пока Вы меняете очки, я Вам зачитаю парочку СМС, которые пришли к нам, на мой взгляд, интересных. "Прошло 100 лет почти. Вся земля принадлежит банкам и Ткачеву. Крестьяне уничтожены как класс. Контрреволюция победила, ждем 2017 года и Ленина на броневике". Это вот так у нас. "Пока земля не в собственности, аграрная политика обречена, все остальное – блеф". В принципе, люди думают.

Сергей Никольский: Главное – точно формулируют.

Игорь Абакумов: Конечно.

Сергей Никольский: "На площади с броневиками Я вижу человека: он Волков горящими пугает головнями: "Свобода, равенство, закон!". Это Мандельштам о приезде Ленина на Финский вокзал. Свобода, но без закона – невозможная вещь. Для Ленина это было средство манипуляции.

Игорь Абакумов: Ну и средство… Вся дальнейшая аграрная политика – это средство уничтожения крестьянина как индивида, как слоя.

Сергей Никольский: Да, конечно, как большой социальной группы.

Игорь Абакумов: Собственно говоря, и Маркс писал, по-моему, что крестьянин – это "непонятный иероглиф для цивилизованного ума".

Сергей Никольский: Да, но Маркс все-таки не был кровожадным, и он рассчитывал, что логика истории приведет процесс к такому состоянию, когда эти люди уйдут в другие сферы занятости. Но одно дело ты принимаешь свободное решение, другое – когда тебе дается 12 или 14 месяцев (Ельцин дал, да) на деколлективизацию – совсем другая история.

Игорь Абакумов: Об этом чуть позже. Давайте по коллективизации подведем итог. Жертвы коллективизации – говорят, десятки миллионов. Другие говорят, миллионы.

Сергей Никольский: Нет, это сильно преувеличенная цифра. Вопрос в том, что считать. Если коллективизация, то репрессировано в разных формах было, как говорили мне знающие историки этого процесса, порядка миллиона семей. Если брать среднюю семью 5-6 человек, то, значит, 5-6 миллионов. Сколько сослано, сколько расстреляно, сколько посажено – это отдельная история. Но вот, так сказать, жизней разрушено у порядка 6 миллионов человек.

Игорь Абакумов: Это сопоставимо с численностью российско-императорской армии на фронтах Первой мировой войны.

Сергей Никольский: Так точно.

Игорь Абакумов: А это были крестьяне в основном: за исключением офицерского корпуса это были молодые крестьяне.

Сергей Никольский: Да, конечно. Это были лучшие, это были самые активные, самые умные крестьяне. Ну а потом началось уже другое время.

Игорь Абакумов: Практически 3 миллиона не вернулось с фронтов.

Сергей Никольский: Да, и это тоже.

Игорь Абакумов: Плюс 5 миллионов мы потеряли в коллективизацию. Уже 8.

Сергей Никольский: Да.

Игорь Абакумов: А 8 миллионов даже для такой гигантской страны, как Россия, для сельского хозяйства…

Сергей Никольский: Мы же еще не берем репрессии, которые начались с 1918 г. и до периода коллективизации проходили – там тоже порядка 6-7 миллионов есть по разным социальным группам, по разным процессам. Но это уже отдельная история, это уже сталинские дела в значительной степени. Хотя концентрационные лагеря и репрессии – это все началось при Ленине.

Игорь Абакумов: И вот новая коллективизация, как мы начали говорить, в 1991 г.

Сергей Никольский: Да. Новая деколлективизация.

Игорь Абакумов: То есть у людей уже устоялась форма того же самого совместного землепользования, совместного землевладения, наемного труда, и тут ему говорят: "Опять давай становись хозяином".

Сергей Никольский: Это верно, но с другой стороны, так сказать, здесь были возможности естественного выхода из этого процесса. Если брать средний состав наших крупных колхозовых совхозов, порядка 10, если не 15% - это были специалисты с высшим образованием.

Игорь Абакумов: Совершенно верно. А то и с двумя.

Сергей Никольский: Понимаете. Та элита, которая могла составить основу новой трансформации сельского хозяйства. Но сделаны были такие условия, что они превратились в челноков.

Игорь Абакумов: Ну, сделаны были еще такие условия, когда им предлагали: либо ты становишься богатым и живешь на Багамах, либо ты становишься немножко мертвым.

Сергей Никольский: Это верно.

Игорь Абакумов: Это вот директора подмосковных хозяйств один за другим вдруг стали каким-то образом исчезать из жизни.

Сергей Никольский: Да. Ну Подмосковье, вообще близлежащие к столице земли – это же золотой фонд, все равно что южный берег Крыма.

Игорь Абакумов: Такое ощущение, что сельское хозяйство еще не остановилось в своем, как бы сказать, падении.

Сергей Никольский: Если смотреть на количественные показатели, то по некоторым видам товаров мы видим рост. Но весь мир, я имею в виду развитый мир, ориентируется уже на качество.

Игорь Абакумов: Конечно.

Сергей Никольский: Вопрос качества продукции из наших продуктов в значительной степени хозяйств – не говорю, конечно, обо всех – совершенно несопоставим с тем, который есть в других государствах.

Игорь Абакумов: Дело в том, что Вам сейчас легко верить, потому что люди уже поездили по миру и попробовали, и понюхали.

Сергей Никольский: Конечно. Ленинградская область закупается в Финляндии.

Игорь Абакумов: Это да. Как они говорят, "в Финке". Съездить "в Финку" на выходные закупиться.

Сергей Никольский: Да, конечно.

Игорь Абакумов: Так что, думаю, что падение от отсутствия аграрной политики еще не остановлено. Обезлюдивает сельская местность, а это трудовые ресурсы, это ресурсы призывников для армии, это генофонд всей нации практически. Об этом как-то никто не думает.

Сергей Никольский: Падает качество населения. Люди, которые вытесняются из сельской местности, очень редко находят адекватное применение где-нибудь в других сферах. И возраст, и профессиональная подготовка – все, они живут только на самообеспечении.

Игорь Абакумов: Традиции, обычаи очень влияют.

Сергей Никольский: Конечно.

Игорь Абакумов: Они в силу своей порядочности природной не приспосабливаются к городским нормам поведения.

Сергей Никольский: Да, конечно. Когда-то мы проводили социологические исследования и спрашивали у людей, почему они в тех принудительно созданных колхозах работали и работали очень хорошо. Они отвечали удивительную вещь: "потому что трава выросла", понимаешь. Не платили, жили как рабы, но не могли не работать, потому что привыкли ориентироваться на природу. Вот это качество уничтожается: прибыль, выгодно-не выгодно, продал-не продал – это приоритеты. При таких приоритетах сельское хозяйство гибнет.

Игорь Абакумов: Трава выросла, скот выгонять; трава выросла – корма заготавливать; трава выросла – сеять. И поехало.

Сергей Никольский: Да, конечно.

Игорь Абакумов: Извечное колесо. Один из мудрейших людей, который, к сожалению, ушел уже из жизни, мне говорил, что крестьянина ведь никто не обязывал быть крестьянином – он сам на себя этот обет принял однажды, его предки приняли. Вставать рано утром; даже когда он захочет полениться, он все равно встает пораньше, чтобы начать это делать еще раньше. Работать допоздна, ложиться, есть простую пищу. Никто за него этот обет не принимал, ему никто его не обязывал – ни власть, ни церковь, ни религия, никто. И только сам он может это дело прекратить. И, к сожалению, к моему глубокому сожалению, таких людей становится все больше.

Сергей Никольский: Да, да, к сожалению. Так что Вы начали с того, что 7 ноября – это красный день. Я с этим цветом не соглашусь. Это мрачный день. Это может быть черный день в нашей истории. К сожалению.

Игорь Абакумов: Ну, не хотелось бы на этой траурной такой ноте заканчивать, на торжественной, потому что я смотрю на многих, очень многих молодых, которые все-таки, может быть, недостаточно читали книжек, и именно поэтому они оптимистичны, может быть, потому что у них такое природное самолюбие таково, что они скажут: "Я докажу всем, что на этой земле можно делать очень вкусные продукты". И таких людей все больше, и я очень рад за это. К сожалению, к этому осознанию мы приходим через очень большое количество жертв, которые начались именно в этот день 99 лет назад.

Сергей Никольский: Конечно. И жертвы просто так не уходят. Потому что…

Игорь Абакумов: У нас в гостях был Сергей Анатольевич Никольский, доктор философских наук, завсектором Института философии РАН. Спасибо, Сергей Анатольевич.

Сергей Никольский: Спасибо.

Игорь Абакумов: Это была рубрика "Аграрная политика". С вами был Игорь Абакумов. Увидимся в следующий понедельник. Надеюсь, с более радостными обстоятельствами, с более радужными перспективами. Увидимся в любую погоду. 

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Павел Медведев финансовый омбудсмен, доктор экономических наук, профессор
  • ГОСТИ

  • Павел Бранд невролог, медицинский директор сети клиник "Семейная"
  • ГОСТИ

  • Светлана Брюховецкая проректор по маркетингу и работе с абитуриентами Финансового университета Правительства РФ, ответственный секретарь приемной кампании
  • ГОСТИ

  • Дмитрий Андреянов журналист (Ростовская обл.)
  • Евгений Опарин корреспондент (г. Владивосток)
  • Владимир Рудометкин генеральный директор ОАО "Гипроречтранс", председатель Отделения "Транспортное строительство" Российской академии транспорта
  • Жанна Мейлер корреспондент (г. Калининград)
  • ГОСТИ

  • Михаил Крейндлин руководитель программы по особо охраняемым природным территориям "Гринпис России"
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • ГОСТИ

  • Владимир Кашин председатель Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, академик РАН
  • Ольга Башмачникова вице-президент Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России
  • Алексей Кордумов терапевт, врач общей практики (Архангельская обл.)
  • Ольга Чаплина руководитель инициативной группы (д. Кашмаши, Чувашия)
  • ГОСТИ

  • Евгений Ямбург заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, академик Российской Академии образования, директор московского Центра образования №109
  • ГОСТИ

  • Валентина Сляднева оператор машинного доения
  • ГОСТИ

  • Евгений Ким ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН
  • ГОСТИ

  • Давид Мелик-Гусейнов директор НИИ Организации здравоохранения и медицинского менеджмента Москвы
  • Виктор Рожков координатор проекта ОНФ "Народная оценка качества"
  • ГОСТИ

  • Сергей Хестанов советник по макроэкономике генерального директора компании "Открытие Брокер"
  • Иван Родионов профессор Департамента финансов ВШЭ
  • ГОСТИ

  • Александр Верховский директор информационно-аналитического центра "СОВА"
  • ГОСТИ

  • Михаил Миндлин искусствовед, директор Центрального музея древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева
  • ГОСТИ

  • Кирилл Парфенов кандидат политических наук, доцент кафедры государственного и муниципального управления РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • Илья Гращенков директор Центра развития региональной политики
  • Показать еще
    Показать еще

    ГОСТИ

  • Павел Медведев финансовый омбудсмен, доктор экономических наук, профессор
  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • ГОСТИ

  • Светлана Брюховецкая проректор по маркетингу и работе с абитуриентами Финансового университета Правительства РФ, ответственный секретарь приемной кампании
  • Основная угроза для Байкала — миллионы тонн шлам-лигнина, скопившиеся на берегу за десятилетия работы БЦБК

    Михаил Крейндлин руководитель программы по особо охраняемым природным территориям "Гринпис России"
    На Украине снесли все памятники Ленину Всего в стране демонтировали 1320 памятников советскому вождю
    вчера

    ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • ФИФА назвала 12 претендентов на звание лучшего тренера года в мире Результаты будут объявлены в середине сентября
    вчера
    Суд отклонил требование истца к МТС на сумму 30 млрд рублей Истец требовал компенсировать ему моральный вред
    вчера
    "Ростех" потратит 800 миллионов рублей на усиление кибербезопасности К 2018 году к охранной системе планируют подключить около 100 предприятий
    вчера
    Вся власть Советам! В октябре 1917 года власть действительно досталась Советам. Но не большевикам. А кому?..
    вчера
    Владимир Чижов: ЕС помог России вывести энергопроекты из-под санкций США Новые ограничительные меры вступили в силу в августе 2017 года
    вчера
    СМИ: Юлия Меньшова может заменить Андрея Малахова в программе "Сегодня вечером" Кандидатуры в настоящий момент обсуждает руководство
    вчера
    вчера
    В Москве уровень сероводорода в воздухе превысил норму в пять раз Аномалию зафиксировали на востоке столицы
    вчера
    Ученые: употребление алкоголя зависит от получаемого образования Исследование проводилось среди подростков, планирующих свое дальнейшее обучение
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments