Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Наталья Карпетченко: Хоспис – это не дом смерти, а дом жизни

Сбор денег на детский хоспис. Благотворительная акция "Вместе мы сможем!" собирает средства на строительство детского хосписа в Омске. В России за Уралом нет ни одного детского хосписа, но есть десятки тысяч детей, прямо сейчас нуждающихся в обезболивании. Оборудовать хоспис стоит около 20 миллионов рублей. Почти половину этих денег уже собрали. Осталось - 13,5 миллионов. Телеканал ОТР присоединился к благотворительному проекту и пригласил в студию "ОТРажения" руководителя паллиативной службы центра помощи детям "Радуга" (г. Омск) Наталью Карпетченко. Разговор о том, чем и как каждый из нас может помочь детям, страдающим от боли.  

Антон Алфимов: И далее к теме. Сегодня наша программа в начале довольно непростая. 278 тысяч детей в России неизлечимо больны, а это значит ни дня без боли. В зависимости от препаратов для паллиативного лечения, это каждодневная борьба родителей. Потому что приходится доказывать. Неизлечимый ребенок может прожить и год, и пять, и пятнадцать, но в каждом случае это жизнь, сложная жизнь ребенка и его родителей.

Ольга Арсланова: Итак, мы начинаем информационную поддержку социального проекта "Вместе мы сможем" с понедельника по пятницу. В нашем эфире мы будем рассказывать о необходимости создания детских хосписов в России. Благотворительный фонд "Радуга" уже создает в Омске детский хоспис "Дом радужного детства", и вы можете в этом помочь. Подходящее помещение уже нашли. Осталось его выкупить, сделать ремонт, закупить оборудование. И буквально через несколько месяцев этот хоспис уже будет принимать первых пациентов. Надо собрать 13.5 млн рублей.

Поселок Исилькуль. В этом небольшом доме живет семья Левиных. За Никитой по очереди ухаживают бабушка с дедушкой. У мальчика мышечная дистрофия, которая прогрессирует с каждым днем. У его мамы тот же диагноз. Комната Любы за стеной. Но с сыном она встречается не чаще раза в месяц.

Наталья Карпетченко: Видятся они каждый день по Скайпу, общаются. А вообще, как только бабушка найдет силы принести мальчика маме, так они и видятся.

Семилетний Андрей Мыкало под зорким наблюдением матери круглосуточно. Жизнь Ольги расписана по часам: прием лекарств, массаж, шесть раз в сутки кормление через зонд.

Ольга Мыкало: Мужу предлагали отказываться от него. А мы сказали: нет, мы его оставим.

У Андрея сразу несколько сложных диагнозов, главный из которых – эпилепсия.

Ольга Мыкало: Лекарство в 8 утра, потом в 14, и в 8 вечера.

Андрею, Никите Левину и еще 60 омских детям с неизлечимыми болезнями помогают специалисты выездной паллиативной службы благотворительного центра "Радуга".

Наталья Карпетченко: Наш врач вместе с медсестрой наблюдают, помогают в медицинском плане. Со стороны социального работника мы обеспечили медицинским и уходовым оборудованием.

Бригада выезжает на помощь 24 часа в сутки, если позволяет сибирское бездорожье.

Ирина Кондратенко: По весне – по осени у нас здесь все затоплено, машины не приезжают.

Многодетная семья Кондратенко живет в небольшом селе за 100 км от Омска. Специализированная медпомощь в этих местах – роскошь.

Ирина Кондратенко: Мне всегда врачи говорили, что он у вас до 2 лет не доживет. У вас причина в головном мозге. И вам ничего не поможет. Не ведитесь, не тратьте зря деньги. Я наслышана, как ухаживают за детьми-инвалидами в детдомах – решила бороться.

Вопреки прогнозам врачей и благодаря старанию мамы, Матвей Кондратенко уже отметил восьмой день рождения. Из-за редкого генетического заболевания он прикован к кровати, почти не двигается и получает пищу через трубочку.

Ирина Кондратенко: Принято у нас правильное положение – подушечка между ножек обязательно, чтобы пролежней не было.

Для таких детей, которые своими слабыми руками отчаянно цепляются за жизнь, фонд "Радуга" строится первый за Уралом центр паллиативной помощи. Это специально оборудованный хоспис для неизлечимо больных детей Сибири, где они могут быть вместе с родителями.

Валерий Евстигнеев: Это не предоставить койко-место, где ребенок умрет. Совсем нет. Цель – обучить родителей, адаптировать их для работы с на сегодняшний день достаточно сильным медицинским оборудованием в бытовых условиях дома.

278 000 детей в России неизлечимы. Их жизнь – ежедневная борьба с болью и лишениями. Это детство без подвижных игр, это зависимость от дорогих препаратов, это уверенная позиция родителей, что неизлечимо больной ребенок может прожить и год, и пять, и пятнадцать. Но в каждом случае это целая жизнь.

Антон Алфимов: Это был сюжет Максима Волкова. Чтобы пожертвовать деньги на детский хоспис, можно отправить СМС на короткий номер 3443, достаточно написать слово SOS, цифры 63 и сумму пожертвования. И деньги спишутся с вашего телефонного счета. Подробная информация – на нашем сайте otr-online.ru

Ольга Арсланова: Давайте повнимательнее посмотрим. Еще раз все на ваших экранах.

Антон Алфимов: А в гостях у нас сегодня Наталья Карпетченко, руководитель паллиативной службы благотворительного центра помощи детям "Радуга" (город Омск). Здравствуйте, Наталья.

Наталья Карпетченко: Здравствуйте.

Антон Алфимов: Я так понимаю, что именно ваш центр помощи и затеял всю эту историю с детским хосписом в Сибири.

Наталья Карпетченко: Да. Инициатива наша. Не знаю, будем мы первые или нет в Сибири. Но вообще очень нуждаемся в таком заведении.

Антон Алфимов: Смотрите, когда я впервые увидел эту историю, первая эмоция – это удивление. Вроде бы все здорово. Но прежде всего это удивительно. Первый детский хоспис в Сибири. Я не знаю. Считается, что это не нужно, что ли? Или есть какие-то другие службы, которые поддерживают детей, которые не имеют шансов на излечение?

Наталья Карпетченко: Дело в том, что паллиативная служба – это новое направление. Оно только развивается в России. И до этого, конечно, были хосписы в стране.

Антон Алфимов: В стране. Но не в вашем регионе даже.

Наталья Карпетченко: Но не детские. Это были взрослые. И у нас в Омске есть взрослый хоспис. Но детских не было.

Ольга Арсланова: Я правильно понимаю, что в принципе у нас хосписов очень мало в стране вне зависимости от того, взрослых это касается или детей. Я видела какую-то ужасающую цифру – один хоспис на 1.5 млн человек в России.

Наталья Карпетченко: На самом деле катастрофическая ситуация. Их не хватает. Потому что сейчас мы лечим лучше, диагностируем больше, и количество людей, которым требуется помощь, когда они уходят, возрастает.

Антон Алфимов: Вы сказали, что некоторые службы есть. В каком это все виде? Это какие-то отдельные палаты в больницах? Как осуществляется на данный момент уход за больными людьми?

Наталья Карпетченко: Сейчас в Омске открыто два паллиативных отделения для детишек при больницах. Но это, конечно, больше медицинские учреждения. А вот наше желание, наша мечта – это не медицинское учреждение, а дом, комфортный для проживания всей семьи – и мамы, и папы, и братьев, и сестер, даже домашних животных.

Ольга Арсланова: У нас очень отзывчивые зрители. Уже на наш телевизионный номер СМС пытаются отправить деньги. Ничего не произойдет. Для того, чтобы вы смогли сделать перевод, нужно отправить СМС на короткий номер 3443. Текст "SOS 63" и дальше сумма пожертвования. То есть те номера, которые вы видите, которые относятся к нашему телеканалу – это номер для ваших сообщений, для вашей реакции. Для того, чтобы отправить деньги – 3443.

Расскажите, пожалуйста, как в других странах это организуется? Правильно ли я понимаю, что государственная поддержка далеко не везде используется? Очень часто это общественная инициатива. И люди сами вот так добровольно жертвуют на центры паллиативной помощи для детей.

Наталья Карпетченко: Вообще паллиативная помощь, хосписная помощь исторически складывалась как благотворительная общественная…

Ольга Арсланова: А с чем это связано? У государства просто действительно на это нет денег, или как-то по остаточному принципу не хватает?

Наталья Карпетченко: Вопрос даже не в деньгах. Вопрос в отношении. Ведь государственные учреждения, как бы сотрудники этих учреждения ни хотели, они не могут отдать полностью все свое время, все свое желание, душу в работу с такими людьми, детьми. И в Европе эта паллиативная помощь развивалась очень часто как помощь милосердия религиозными организациями, церквями. И поскольку у нас этот период выпал в советское время, у нас такой помощи, милосердия как таковой не было. Сейчас все возрождается.

Антон Алфимов: А все-таки, вы говорите – советский период, тогда детей выписывали в больницу и отправляли домой?

Наталья Карпетченко: В основном дети уходили в больницах. Были, конечно, и дома ситуации, и дома-интернаты. Но в основном в больницах.

Ольга Арсланова: Правильно ли мы понимаем, что речь сейчас идет о нескольких сотнях детей, в первую очередь в Омской области, которым нужна такая помощь и нужен такой дом для них и их семей. Это дети с совершенно разными заболеваниями. Часто дети могут годами жить. И это действительно хоть и короткая, но полноценная жизнь, которую можно сделать намного менее болезненной.

Наталья Карпетченко: На данный момент в Омской области в паллиативной помощи нуждаются чуть более 300 детей. Наше учреждение "Дом радужного детства" будет рассчитан только на 10 детей. Потому что не значит, что мы откроем хоспис, проблема решится и все захотят в это учреждение. Многие все равно, особенно подростки, предпочитают быть дома последние свои дни, недели, годы своей жизни. Все равно больше хотят находиться дома.

Ольга Арсланова: А почему так мало – 10?

Наталья Карпетченко: Потому что у нас есть еще два паллиативных отделения в Омске. И мы считаем, что потребность будет решена. И, как я повторюсь, многие все равно хотят дома находиться.

Антон Алфимов: А в связи с чем? Если вы говорите, что в вашем хосписе будут созданы условия для проживания всей семьей, чем это будет отличаться от дома? Или там будет какая-то дополнительная помощь оказываться в виде медикаментозного обеспечения?

Наталья Карпетченко: Здесь нужно понимать, что паллиативная помощь – это более широкое понятие, а хосписная помощь – это более узкое. Хосписная помощь подразумевает уже терминальную стадию, когда необходимо круглосуточное наблюдение специалистов, постоянная поддержка. То есть нельзя оставить ребенка, семью ни на минуту. И мы надеемся, что количество 10 коек нам решит этот вопрос.

Ольга Арсланова: А персонал? Сколько людей там будут работать?

Антон Алфимов: И на каких условиях?

Наталья Карпетченко: Персонал у нас – два врача, шесть медицинских сестер. Конечно, круглосуточные дежурства. И обслуживающий персонал. Конечно, мы предусматриваем педагога, психолога, социальных работников, санитарочек. Это все, конечно, обязательно будет. И мы большую ставку делаем на волонтеров. Потому что без них никуда. В нашей общественной благотворительной деятельности мы убедились, что без волонтеров мы не можем даже вот такой командой. Единственное, что нам нужно, конечно, будет следить, чтобы мы не навредили своим желанием волонтерить.

Антон Алфимов: А как вы можете навредить?

Наталья Карпетченко: Волонтер с порывом помочь может не знать некоторых моментов, позиций. Не каждый же день сталкиваешься с тем, что ребенок уходит. И просто из лучших побуждений навредить ситуации.

Антон Алфимов: А есть ли у вас на примете или уже, может быть, сотрудничают с вами волонтеры с медицинским образованием, которые могут на какой-то постоянной основе сотрудничать с вашим центром, оказывать помощь?

Наталья Карпетченко: Да. Вы знаете, у нас за 18 лет много волонтеров. Но когда мы сейчас начали деятельность паллиативной помощи, то получаем много звонков и обращений именно от людей с медицинским образованием. Многие из них уже не работают в медицине. Но желание помогать у них есть. Последний звонок – это была женщина, воспитатель. У нее медицинское образование. В свободное от работы время после обеда она у нас посещает семью, которая находится на патронаже в паллиативной выездной службе.

Ольга Арсланова: А с какими сложностями сейчас сталкиваются семьи, которых вы в первую очередь готовы принять? В чем у них сейчас главные проблемы? Им не хватает лекарств для детей. Им не хватает квалифицированной помощи психолога. Что в первую очередь нужно?

Наталья Карпетченко: Когда сообщают о диагнозе или о перспективах, земля уходит из-под ног. Семья абсолютно дезориентирована. Они не знают, что делать, куда бросаться, что покупать, кого слушать. И наша задача - в это время поддержать семью, направить и немножко дать сил принять вот эту ситуацию. Не кидаться на всех бабушек, экстрасенсов, еще куда-то за границу стараться уехать. Наша задача в том, чтобы поддержать в эту минуту. В дальнейшем там строится план-график работы с этой семьей. И в зависимости от состояния ребенка ведется эта работа вплоть до терминальной стадии. Конечно, она иногда корректируется.

Антон Алфимов: А медицинские препараты каким образом вы собираетесь приобретать? Опять же, за счет пожертвований?

Наталья Карпетченко: Вы имеете в виду медицинские препараты обезболивающие или на лечение?

Антон Алфимов: Все, которые нужны в вашем деле.

Наталья Карпетченко: Дело в том, что каждому ребенку выписываются и выдаются медикаменты. То есть если у него диагноз эпилепсия, то противосудорожные препараты ему назначаются и он получает по рецепту. То есть он со своими препаратами приезжает.

Что касается обезболивания, то, конечно, мы будем стараться иметь свою аптеку в учреждении, которая позволит нам вовремя обезболивать.

Антон Алфимов: А как это происходит? Там же все-таки препараты, входящие в определенные списки. Или у вас все-таки статус медицинского учреждения будет.

Наталья Карпетченко: Еще неизвестно, будет это медицинское учреждение или нет, но медицинская лицензия будет, она однозначно нужна.

Антон Алфимов: И она теоретически позволяет обезболивание приобретать?

Наталья Карпетченко: Там еще не все нюансы. Там еще нужна лицензия на работу с наркотическими средствами. Конечно, мы знаем о трудностях, о всех этих вещах. Будем стараться. Работу ведем. Минздрав нас поддерживает в этом отношении. Поэтому, мне кажется, нерешаемых вопросов нет, если очень хотеть.

Антон Алфимов: Вы сказали – Минздрав поддерживает. То есть все-таки какие-то переговоры, контакты с государством ведутся?

Наталья Карпетченко: Конечно, конечно.

Ольга Арсланова: У нас спрашивают зрители: почему в последнее время на лечение собирают люди? Теперь медучреждения будем открывать мы. А где же государство?

Антон Алфимов: Чем помогает Минздрав?

Ольга Арсланова: Или хотя бы, может быть, не мешает заниматься тем, что вы считаете нужным.

Наталья Карпетченко: Здесь многое зависит от властей, насколько они поддерживают или не поддерживают вообще эту инициативу. В нашем регионе хорошо поддерживают от первого лица региона до всех специалистов министерств.

Антон Алфимов: Но деньги не дают?

Наталья Карпетченко: Пока нет. Но мы надеемся…

Антон Алфимов: То есть поддерживают на словах, получается?

Наталья Карпетченко: Мы надеемся открыться. И все-таки у нас есть сейчас такие возможности, как то, что и коммерческие организации имеют право участвовать в госзакупках, в предоставлении социальных услуг. Надеемся на этот закон.

Ольга Арсланова: Может быть, не сразу к нам присоединился зритель, который спрашивает: а зачем ребенку помещаться в такое учреждение?  Чем это лучше, чем быть дома?

Наталья Карпетченко: Дома всегда лучше. Но если невозможно дома создать условия, невозможно круглосуточно наблюдать его, то будет предложено всей семье по желанию переехать в это учреждение.

Антон Алфимов: Как к вашей инициативе отнеслись жители Омска, Омской области? Заинтересовались ли? Жертвуют ли деньги? Или центр паллиативной помощи все так же не интересен обществу и государству?

Наталья Карпетченко: По-разному абсолютно. Есть, конечно, стереотипы, пугающие вещи, там, "хоспис – это какой-то ужас". Есть люди, которые поддерживают. В основном это, конечно, те люди, которые сталкивались с этой проблемой. Ведь умирают или уходят из жизни старшее поколение, те, кто видели, как это бывает. Они поддерживают. А молодежь не совсем понимают, что это такое, не задумываются. Это, наверное, естественный процесс для людей. Но в большинстве случаев средства массовой информации нас поддерживают в том, чтобы формировать общественное мнение, которое не пугает вот эту сферу деятельности.

Антон Алфимов: Вернемся все-таки к этим 10 койкам. Я читал интервью с вашим руководителем. Он ожидает, что наверняка к вам будут приезжать не только из Омской области, но действительно из других регионов. Сибирь-то большая. Хватит ли этого пространства?

Наталья Карпетченко: Он имел в виду – мы готовы делиться опытом с другими регионами.

Антон Алфимов: Чтобы они строили у себя.

Наталья Карпетченко: Да. То есть мы, конечно, будем обслуживать только жителей Омской области. Но поделиться опытом, показать, как нужно, как не нужно, свои ошибки, которые все равно мы допускаем, рассказать об этой ситуации. Мы готовы просто делиться. Дело в том, что мы же находимся за Уралом. И там у нас транспортная доступность очень низкая. Поэтому мы хотели бы, чтобы за Уралом, в Сибири, на Дальнем Востоке тоже развивалась паллиативная помощь. Не для того, чтобы все дети у нас ехали в Москву в московский хоспис. Это нереально.

Антон Алфимов: Судя по заметкам средств массовой информации, помощников из волонтеров каких-то благотворительных фондов, у вас немало идет действительно такая информационная волна. На первый взгляд, создается ощущение, что необходимые средства вы соберете. Но я вдруг подумал: наверняка вы эту историю начали не вчера. Наверняка это не просто так: а давайте построим хоспис – и сразу все подключились и начали сдавать деньги. Как давно вы продвигаете эту идею?

Наталья Карпетченко: Больше двух лет. Мы начинали тоже с противодействия средств массовой информации. Не все главные редакторы СМИ нас понимали. "Зачем эта ужасная картинка?" или еще что-то. Но со временем, разговаривая с каждым человеком и объясняя, что это такое (это не дом смерти, а дом жизни), люди пошли навстречу, начали снимать сюжеты, рассказывать о семьях, которые сейчас нуждаются в помощи. И постепенно-постепенно получилось.

Ольга Арсланова: Мы знаем, что вы будете учитывать иностранный опыт и ваши сотрудники будут проходить стажировку где-то в Европе. Как идеальный дом паллиативной помощи должен выглядеть? Что вы увидели за рубежом, чего у нас пока нет и что хотели бы вы создать?

Наталья Карпетченко: Да, мы имеем отношения с Европейским союзом хосписов, бывали часто в Германии, смотрели, как они работают. У нас будет обучение специалистов весной. Конечно, дом – это все хорошо. Но самое главное – специалисты, кадры. Как они будут относиться к своей работе, насколько они будут профессиональны в этом плане. И исходя из этого, конечно, будет адаптироваться наша работа. А помещение… то, что мы видели – это, конечно, яркое, красочное, хорошо организованное пространство, где нет углов, где нет порогов, где все предусмотрено для ребенка и его семьи. Отдельный выход на площадку в лес, погулять можно там. Разные красивые картинки. Но это тоже не самое главное. Это можно создать. Все-таки это кадры.

Ольга Арсланова: А в чем проблема сейчас российских кадров? Не хватает просто опыта? Не хватает понимания, насколько эта сфера важна? Отзывчивости какой-то. Мы часто в медучреждениях сталкиваемся с какой-то глухотой, холодом. Но вряд ли это какое-то чисто российское качество наших сотрудников. В чем проблема? Почему у нас такие люди работают? И в чем в первую очередь их нужно перековать?

Наталья Карпетченко: Конечно, в понимании того, что эта помощь нужна. И нельзя отмахиваться от нее. И, конечно, вот этот стереотип у нас в народе бытует. Он, конечно, очень сильно авторитет хосписной паллиативной помощи подмачивает.

Ольга Арсланова: Люди идут туда умирать. И лучше не знать, как там все выглядит.

Наталья Карпетченко: Да. Скорее всего, так. И еще один момент – с медицинской точки зрения, медицинские работники же всю жизнь обучались, как спасать, как лечить до последнего вздоха до последнего укола, лекарства. А тут приходится принимать решения, когда целесообразнее не применять какие-то процедуры, потому что это ухудшит качество жизни ребенка. Вот этот момент очень индивидуальный, личный для каждого человека. Он сам для себя решает. И те люди, которые способны понять, принять эту ситуацию – они будут в паллиативе работать. А те, кто механически, по инструкции – то, конечно, нет.

Ольга Арсланова: То есть человек должен быть не просто медиком, но еще и хорошим психологом и философом, относиться к жизни любой продолжительности с уважением и к личности, которая должна сохранять свое достоинство, до последнего момента?

Наталья Карпетченко: Да. И, конечно, у него должен быть богатый внутренний духовный мир.

Антон Алфимов: Вы сказали, что некоторые семьи в вашем городе уже ждут появления этого хосписа, им требуется помощь. А расскажите подробнее об этих семьях. С чем сейчас живут их дети? Почему они не могут находиться дома?

Наталья Карпетченко: Работа наша строится на выездной паллиативной службе. И она в основном рассчитана на то, чтобы адаптировать пространство и помочь семье психологически преодолеть ту ситуацию, в которую она попала. Мы приобретаем медицинское оборудование, уходовое оборудование, расходные материалы. Это что касается материальной части. И кроме материальной, оказываем еще и психологическую поддержку. Также, конечно, у нас выезжает врач, медсестра. Наблюдаем с медицинской точки зрения ребенка.

Антон Алфимов: Детям с какими заболеваниями вы помогаете?

Наталья Карпетченко: Заболевания разного характера. В основном это, конечно, неврологического, онкологического. Есть с генетическими заболеваниями. Есть двое ребятишек с травмами.

Антон Алфимов: С травмами?

Наталья Карпетченко: Да. Один ребенок повредил пищевод. Выпил средство для канализации. И пошли необратимые процессы. Еще один ребенок утонул, его спасли. Но, к сожалению, мозг потерял свою функцию.

Антон Алфимов: Мы желаем вам удачи. Спасибо, что нашли время и приехали к нам в студию.

Наталья Карпетченко: Вам спасибо.

Антон Алфимов: Это была Наталья Карпетченко, руководитель паллиативной службы благотворительного центра помощи детям "Радуга" (город Омск). И мы напоминаем, что вы также можете помочь в создании детского хосписа прямо сейчас. 

КАК ПОМОЧЬ:

Отправьте СМС на номер 3443 с текстом SOS(пробел)63(пробел)сумма пожертвования. Сумма указывается в цифрах (в рублях от 10 до 5000), деньги будут списаны со счета вашего мобильного телефона. 

И также я напомню, что мы собираем деньги на создание детского хосписа до конца этой недели. 

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Михаил Кюрджев партнер адвокатского бюро "А2"
  • Валентина Лившиц очевидец (Ростовская обл.)
  • Ирина Кальченко пострадавшая при пожаре в Ростове-на-Дону
  • ГОСТИ

  • Олег Сирота фермер-сыровар
  • Вадим Крылов врач-эндокринолог-диетолог
  • Максим Рудаков директор экспертного департамента некоммерческого партнерства "Росконтроль"
  • ГОСТИ

  • Константин Калачев политолог, руководитель "Политической экспертной группы"
  • ГОСТИ

  • Андрей Кочетков идеолог фестиваля "Том Сойер Фест"
  • ГОСТИ

  • Павел Подлесный руководитель Центра российско-американских отношений Института США и Канады РАН
  • ГОСТИ

  • Наталья Зубаревич профессор кафедры экономической и социальной географии МГУ, директор региональной программы Независимого института социальной политики
  • ГОСТИ

  • Леонид Млечин писатель-историк
  • ГОСТИ

  • Ольга Серенкова командир межрегионального поискового отряда "Группа "Поиск"
  • ГОСТИ

  • Алисен Алисенов доцент кафедры экономики и финансов РАНХиГС
  • Богдан Зварич старший аналитик ИК "Фридом финанс"
  • ГОСТИ

  • Сергей Крылов генеральный директор "Лиги защиты должников по кредитам"
  • ГОСТИ

  • Алексей Седой профессиональный инструктор по выживанию, эксперт по безопасности
  • ГОСТИ

  • Николай Миронов руководитель Центра экономических и политических реформ
  • ГОСТИ

  • Татьяна Овчаренко руководитель "Школы активного горожанина", эксперт в сфере ЖКХ
  • ГОСТИ

  • Алексей Алексеенко помощник руководителя Россельхознадзора
  • ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Светлана Касина генеральный директор "Национального НПФ"
  • Показать еще
    Показать еще

    ГОСТИ

  • Ирина Кальченко пострадавшая при пожаре в Ростове-на-Дону
  • Михаил Кюрджев партнер адвокатского бюро "А2"
  • Валентина Лившиц очевидец (Ростовская обл.)
  • Мы возвращаемся к советской традиции выборов - подтверждению доверия к конкретному лицу

    Константин Калачев руководитель "Политической экспертной группы"
    вчера
    Александр Бастрыкин поручил проверить участившиеся случаи врачебных ошибок Также он поручил проверить законность процессуальных решений по таким делам
    вчера

    ГОСТИ

  • Сергей Щербаков кинолог
  • Сергей Щербаков: Работать с собакой надо с возраста 45 суток Такой щенок – пластилин, и можно вылепить любую модель поведения
    вчера

    ГОСТИ

  • Андрей Кочетков идеолог фестиваля "Том Сойер Фест"
  • Никита Михалков ушел из попечительского совета Фонда кино Он обвинил пресс-секретаря Медведева в "латентной русофобии"
    вчера
    В Росавиации опровергли информацию об аннулировании свидетельств пилотов Подготовка пилотов по старой программе легитимна, заявили в Росавиации
    вчера
    Россиянам предложили получать американские визы в посольствах США в других странах Такая практика не противоречит американскому законодательству
    вчера
    Тайны Коминтерна Фильм о военно-конспиративной и разведывательной деятельности Коммунистического интернационала
    вчера
    В столичном регионе ожидаются дожди и грозы В Москве и Подмосковье похолодает
    вчера
    "Коммерсантъ": Около 5 тысяч действующих пилотов могут лишиться свидетельств Росавиация аннулирует свидетельства пилотов 2006-2016 годов
    вчера
    Житель Кирова отдал судебным приставам долг в 42 тысячи рублей мелочью Пересчитывали мелочь сразу несколько специалистов
    вчера
    Пострадавшим при пожаре в Ростове-на-Дону выделят более 600 млн рублей Всего в результате пожара пострадали более 600 жителей
    вчера
    Москва готовит ответные санкции Вашингтону США приняли санкции из-за контактов России с Северной Кореей
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments