Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Максим Синельников: В составе продукта ингредиенты перечисляются от большего к меньшему. И если на первом месте написано: вода или шкурка, зачем это покупать?

Фото: Яков Филимонов / Фотобанк Лори

Гости

Максим Синельниковзаместитель руководителя исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации

Тамара Шорникова: Ну а мы начинаем наш 4-часовой разговор в прямом эфире – присоединяйтесь к нему. Прямо сейчас обсудим некачественную колбасу на прилавках наших магазинов. Ее стало больше по сравнению с прошлым годом втрое. По данным Роспотребнадзора, из всей колбасы, произведенной за первые 3 месяца этого года, 5% составляет фальсификат; состав на этикетке зачастую не соответствует реальному, как и указание "сделанопо ГОСТу". Сами производители колбасных изделий жалуются на то, что требования к их продуктам не всегда выполнимы.

Почему некачественный товар завоевывает рынок и как не заплатить здоровьем за неправильный бутерброд, будет разбираться с нашим гостем, экспертом: у нас в студии Максим Вячеславович Синельников, заместитель руководителя исполнительногокомитета Национальной мясной ассоциации. Максим, здравствуйте.

Александр Денисов: Добрый день.

Максим Синельников: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Мы также приглашаем вас присоединиться к нашему разговору. Пишите нам, какую колбасу вы покупаете. Вы читаете или нет, что входит в состав колбасы? – "да" или "нет", все СМС потом подсчитаем.

Александр Денисов: Прежде чем начать беседу – а качественная колбаса-то есть? Мне кажется, никого не удивили результаты проверок Роспотребнадзора, что колбаса плохая. Я лично иного и не ожидал.

Максим Синельников: Вы знаете, это очень антинаучный подход, если уж брать, так сказать, то, как мы, изготовители, представители производителей участвовали в разработке в том числе действующих нормативных актов, которые устанавливают требования и обязательства.

Александр Денисов: То есть вас обижает такой взгляд?

Максим Синельников: Конечно. Потому что, во-первых, из того объема, который отобрали, всего лишь 5%... И давайте разберем, что там в этих 5%. Из этих 5% 4.7%, как заявляет Роспотребнадзор – это несоответствие маркировки. То есть это не вопрос качества или безопасности, а это маркировка, то есть не введение потребителя в заблуждение. Это очень важная тема. Но ни к вопросу качества, ни к вопросу безопасности это отношения не имеет. При этом мы говорим о том, что уже в действующих нормативных актах содержатся требования, неисполнимые априори, изначально.

Тамара Шорникова: Какие, например?

Максим Синельников: Смотрите. С принятием технических регламентов в 2011 году появилось требование указывать пищевую ценность (например, жир и белок) точно, то есть конкретной цифрой (например, 12). Ранее на протяжении десятков лет в мясной отрасли и до сих пор в действующих ГОСТах, которые являются приложением (не требованием, а лишь приложением к ним) написана возможность указывать не более жира (менее ценного продукта) и не менее белка. То есть мяса сколько там должно быть – больше этого показателя. А конкретно указать невозможно, потому что это технологический продукт, когда получается, если сырье не стандартизируется, что жирность может плавать: у вас кусочек, допустим, окорока, который идет на производство колбасных изделий, может быть более жирный, менее жирный. Поэтому изготовитель ставит какую-то границу, за которую он не может выйти. И это нормальный подход. А сегодня, даже указывая больше ценного продукта, он все равно является нарушителем.

Тамара Шорникова: А в связи с чем решили придраться? Ведь мы привыкли, что ужесточение каких-то требований происходит не просто так.

Максим Синельников: Это не придирка, это нормальные плановые проверки. Просто они показывают, что есть нарушения в области маркировки, которые не соответствуют… Сегодня законодательство таково, что изготовители все по большому счету нарушители.

Тамара Шорникова: Хорошо. Но, по-моему, у 0.5% не было документов, подтверждающих качество продукции.

Максим Синельников: Да. А вот теперь вопрос. Я говорю: давайте всегда смещать акцент с документов на контроль самого продукта. Контроль продукта был произведен или нет? То есть мы не знаем. Мы знаем, что документов не было, и мы ищем эти документы: ах, нет документов – значит, опасная продукция. Потенциально да, потому что мы не знаем, что это за продукт. Но мы продукт не исследовали. То есть мы можем с вами сегодня сказать, что потенциально 0.5-0.6% от всех отобранных образцов не безопасно или неопределенного качества, вот и все.

Тамара Шорникова: Ну вообще сомнения, мне кажется, логичные: если нет документов, то продукт, значит…

Максим Синельников: Правильно. И мы с вами разобрали эту ситуацию. То есть мы понимаем, что из этих 5.3% вопросов качества и безопасности нет.

Александр Денисов: Максим, телезрители наши, наверное, не доверяют исследованиям Роспотребнадзора, а доверяют своим котам. Вопрос такой: почему коты даже дорогую колбасу не едят? Вот вы как специалист.

Максим Синельников: Не знаю, у меня кот тоже не ест колбасу. Я у него спрашивал, он мне не отвечает.

Александр Денисов: Даже вашу?

Максим Синельников: Нет, я не занимаюсь производством колбасы. Я говорю о том, что мой кот не ест купленную колбасу отечественного и импортного происхождения, а любит более натуральные продукты – то, что в полях водится: живые бегают, он отлавливает. Это его больше устраивает.

Тамара Шорникова: А вот в Новосибирской области не доверяют уже исследованию Роспотребнадзора: "Какие 5%? – 75%!" Не доверяют колбасе нашей.

Максим Синельников: Не доверяют исследованию или не доверяют колбасе?

Тамара Шорникова: Видимо, не доверяют исследованиям, потому что считают, что ее больше, и заодно не доверяют колбасе, раз считают, что так много некачественной на прилавках лежит.

Максим Синельников: Не знаю. Во-первых, вопрос качества тоже очень дискуссионный. Потому что сегодня требований качества государственных нет, понимаете. Вообще это, скажем так, унаследованная история от советских времен, когда все было государственным, и, естественно, контроль качества был. Сегодня нет государственных предприятий, производящих пищевую продукцию, насколько мне известно. Соответственно, контроль качества должен осуществляться самими изготовителями; государство же должно обеспечить условия, чтобы было соревнование между изготовителями по качеству и чтобы выигрывал тот, у кого качество выше. Это требует постоянной работы. Контролировать качество невозможно со стороны государства. Пример всегда очень такой живой – представьте: вырезка, полученная от мясных пород скота и от молочного скота, на полке одинаковая, а качество совершенно разное, потому что процессы производства совершенно разные.

Александр Денисов: Нам дозвонилась телезрительница – Елена из Томска. Елена, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Скажите, пожалуйста, я маленько не соглашусь с вашим гостем. Когда-то очень давно у нас существовала госторгинспекция, существовали товароведы-бракеры. Я думаю, что вне зависимости от того, государство контролирует или нет, у нас есть техникумы индустрии, готовят они этих профессионалов. Тогда вопрос: а почему хозяева магазинов, например, такую профессию себе не берут и не отгораживаются от некачественного продукта? Ведь можно делать какую-то проверку этих товаров, люди же обученные и увидят, насколько состав соответствует данному продукту или нет. Мы не только колбасу берем, а любые пищевые продукты берем, промышленные. Но есть профессии, готовят этих людей, и это еще, по-моему, никто не отменял. Может быть, просто не берут на работу хозяева таких работников, потому что нужна прибыль, нужна реализация. Как-то непонятно. Спасибо за внимание.

Тамара Шорникова: Елена, а как вы выбираете колбасу? Сорвался звонок.

Александр Денисов: Не узнаем.

Тамара Шорникова: Видимо, узнаем у следующего зрителя, позвонившего нам.

Максим Синельников: Я попробую взять на себя смелость ответить за тех нерадивых собственников магазинов, которые не хотят взять себе госторгинспектора. Невозможно проводить проверку качества продукта на полке или на входе. Вы или должны 100% отбор делать… Вы представляете, как это? Каждую упаковку вскрывать – это сколько по времени, это экономически дорого. Она до потребителя просто даже не дойдет. Но выборочно, да, это нужно делать. И я знаю, ответственно говорю, магазины, которые обеспечивают сегодня качество продукции, как раз работают с изготовителем, приезжают к ним на инспекцию и контролируют, чтобы процессы производства обеспечивались. Документы контролировать бесполезно; делать лабораторные исследования – это равносильно дублированию контрольно-надзорных органов.

И более того, по большому счету сегодня потребитель является тем голосующим за качество продукта. То есть безопасность должна быть всегда на полке, ее должны обеспечить. А вот качество выбирает потребитель исходя из своих возможностей.

Александр Денисов: Вот еще дозвонилась нам телезрительница – Елена из Калужской области. Елена, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Мы так понимаем, что у нас, видимо, разные магазины, которые мы посещаем и покупаем там так называемые продукты, и тот ваш гость, который в студии: у нас, наверное, разное. Знаете, вот даже не вдохновляет та замечательная картина, которая идет у вас заставкой – замечательная колбаса, напоминает советские доперестроечные времена: да, тогда была такая колбаса. А сейчас, честно говоря, не покупаем уже колбасу никакую, вообще не покупаем – ни сосиски, ничего – и своих домашних отучила, они уже забыли, что это такое. Потому что смотришь на состав и уже, в общем, отвращение к тому, что там написано. Честно говоря, удивительно, почему уважаемый гость ваш говорит, что государство не должно отвечать. А почему государство не может проверять, контролировать те продукты, которые мы потребляем?

Александр Денисов: Спасибо.

Тамара Шорникова: Понятно, да.

Максим Синельников: Я вот если с конца, то тоже маленький комментарий. Конечно, государство должно контролировать – может, я неправильно объяснил – вопросы безопасности (это предусмотрено техническими регламентами Евразийского экономического союза) и вопросы маркировки (то есть доведение достоверной информации до потребителя, чтобы у него был осознанный выбор). Да, есть хитрости, мы это знаем: мелкий шрифт я без очков тоже не вижу. Я откладываю этот продукт, потому что я не знаю, что это за продукт. Конечно, надо потребителю быть более образованным и понимать… Пример простой: в составе продукта – это законное правило – перечисляются ингредиенты от большего к меньшему. То есть если на первом месте написано "вода", "шкурка", "шпик", зачем этот продукт брать? Изготовитель имеет право произвести. Он же не говорит, что это мясо. Он придумывают какие-то названия (это мясное, колбасно-растительное и так далее изделие). Для этого, конечно, потребитель должен быть более грамотным.

Александр Денисов: А вот насчет доперестроечной колбасы – это стереотип или реально так? Или как в анекдоте про Брежнева: почему раньше было жить лучше? – потому что женщины были моложе. Как вы думаете?

Максим Синельников: Я соглашусь и со вторым, а вот по поводу этого, так скажем, мифа о том, что в советские годы была колбаса лучше по качеству. Это мнение субъективно. Я сам тоже помню: она была вкусная, потому что ее не было. Если ее достал, это уже счастье. Но влага вытекала. Я могу сказать, что сырья в стране был дефицит; было мясо – та же говядина – не самого лучшего качества. Более того, насколько я помню по статистике, отдельные части шли на оборонку, потому что были другие приоритеты. Сейчас самое лучшее достается потребителю.

Александр Денисов: Может быть, не было тогда технологий, как сделать колбасу вообще без мяса? Сейчас ведь западные эксперты, специалисты помогли нам дурным советом, как сделать колбасу без мяса – использовать добавки вкусовые, шкурки те же самые…

Тамара Шорникова: …красители.

Александр Денисов: …отхода производства – копыта, кости. Они подсказали, как из всего этого сделать колбасу и что сделать, чтобы ее купили.

Максим Синельников: Вы знаете, ассортимент, который существует на сегодняшний день, конечно, на любой кошелек и на любой вкус. Но также есть, как и в советские годы, ГОСТная продукция. И вот если там есть нарушения, несоответствие заявленных сведений, да, такие нарушения нужно пресекать. И это продукция есть на прилавке. Если есть желание верить тем ГОСТам, которые были тогда – они сегодня актуализированы, но там нет того, что вы говорите, то есть шкурок, добавок. То есть покупайте тогда продукцию из ГОСТа. Но она будет соответственно несколько дороже.

Тамара Шорникова: Но ведь в том же исследовании сказано о том, что некоторые товары с маркировкой "ГОСТ"… Соблюдение ГОСТа не соответствовало действительности.

Максим Синельников: Да, вот это, конечно, должно пресекаться, вопросов нет. Я говорю, что есть еще моменты, когда…

Тамара Шорникова: А как разобраться-то, настоящий там ГОСТ или нет?

Максим Синельников: Надо смотреть каждый конкретный случай.

Тамара Шорникова: Есть ли какой-то секрет, как распознать, как прочитать шифр неведомый на колбасе, чтобы убедиться в том, что она настоящая?

Максим Синельников: Потребителю тяжело…

Александр Денисов: Кроме как попробовать, наверное, никак.

Максим Синельников: Да. И я вам больше скажу: я доверяю брендам или бренду-изготовителю. Я знаю какого-то определенного изготовителя (не будем рекламировать) и я ему доверяю – практически всей продукции. Или хотя бы определенный сорт, но опять-таки в привязке к изготовителю.

Александр Денисов: Нам дозвонилась еще телезрительница Клара из Адыгеи – Клара, добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу сказать, что у нас в Майкопе было мясокомбинат. Колбасу нашу отправляли и в Москву, и даже в Германию. Колбаса было отличная, особенно вся копченая. Но и "Докторская" была похожа на колбасу. Зачем столько колбасы сейчас? Сейчас столько сортов, которые есть никто не хочет и не может. Ни кошки, ни собаки ее не едят. Зачем ее на прилавках держите? Пусть ее будет немножко, но чтобы она была колбасой.

Александр Денисов: А вы-то как колбасу выбираете?

Зритель: Да я ее вообще не покупаю уже лет 30.

Александр Денисов: Спасибо.

Тамара Шорникова: Понятно. Радикальный метод, но, наверное, работает.

Чтобы хоть разобраться, все-таки мне как покупателю становится как-то обидно за себя: почему я не защищена больше, нежели могла бы быть? Потому что мы говорим о том, что есть цельный кусок мяса, и ты не ошибешься с ним, так как знаешь, что покупаешь цельный кусок мяса. В колбасе, логично, могут быть добавки. Например, у нас есть молоко и есть молочный продукт; есть сыр и есть сырный продукт. Наверное, все-таки есть какая-то составляющая обязательная, чтобы мы могли этот продукт называть колбасой, а не чем-то еще, чем угодно (целлюлозным винегретом каким-то). Почему эти нормы не защищены так, чтобы я не переживала об этом?

Максим Синельников: Вы знаете, есть классификация такая же, когда разрабатывали технические регламенты. Приблизительно такой же подход в отношении мяса и мясной продукции, то есть у нас есть мясо и мясная продукция. При этом мясо – это и продукты убоя, и субпродукты, это не только кусочек мяса.

А вот в мясной продукции есть полуфабрикаты, есть кулинарные изделия и есть колбасные изделия. В колбасных изделиях или полуфабрикатах, допустим – это мясной продукт, значит, в нем содержание мяса, мясных ингредиентов 60% и более. Мы тоже выступали с предложением: давайте введем такое понятие, как натуральный, или как принято в мире "pure" ("чистый") продукт без каких-либо добавок. Но нам сказали, что это не подпадает под техническое регулирование, то есть это уже избыточные требования. Вот 60% и более – туда эти 100% попадают. То есть если 100% мясной продукт, он в эти 60% и более попадает. Вот такое вот регулирование.

И дальше уже есть регулирование до 60%, до 40% и даже 5% и более. То есть это мясо-растительный, мясосодержащий и растительно-мясной продукты. Вот по этим буковкам можно определить, сколько там мяса. Что касается полуфабрикатов, есть классификации, которые тоже у нас унаследованы – это А, Б, В, Г, Д. А – это наибольшее количество мясных ингредиентов (по-моему, там от 80 до 100%). Приблизительно такой рецепт.

Александр Денисов: Наши корреспонденты провели опрос на улице, как телезрители выбирают колбасу, на что обращают внимание – давайте посмотрим.

ОПРОС

Александр Денисов: По ребятам видно, что они знают толк в колбасе и мясе.

Максим, такой вопрос: а можно ли судить о качестве колбасы по сроку годности? Я, например, беру колбасу, произведенную в Калужской области, в Обнинске – она хранится, по-моему, 45 суток. Это хороший показатель?

Максим Синельников: Во-первых, сегодня есть разные консерванты, которые могут обеспечить более длительный срок годности.

Александр Денисов: Так, значит, консервантов нет – уже хорошо.

Максим Синельников: Это тогда короткий срок годности должен быть.

Александр Денисов: Да.

Максим Синельников: То есть длинный – это, значит, туда что-то, может быть, добавили. Второй немаловажный момент: сегодня используют современные средства упаковки. Это вакуумная среда, когда отсутствует кислород, соответственно, отсутствует возможность брожения микрофлоры и так далее, то есть порчи. А есть еще газомодифицированная среда, когда мы кусочек мяса покупаем в специальной среде, где специальный газ. Эти факторы мы тоже должны учитывать: соответственно, срок годности такой колбасы длиннее, но это не значит, что она хуже. И изготовители зачастую делают как раз вакуум, чтобы не добавлять консерванты.

Александр Денисов: К нам дозвонился телезритель – Виктор. Давайте послушаем его вопрос.

Зритель: Здравствуйте. У меня такой вопрос. Вот я живу в городе Череповец Вологодской области. Колбасу покупаю, конечно, очень редко, но я всегда покупаю колбасу высшего качества. Допустим, Вологодский мясокомбинат, высшее качество. И все равно эта колбаса – даже высшего качества – которая была в советское время… У меня такое очень маленькое, небольшое отношение. То есть хуже она, будем так говорить. Покупаем мы колбасу копченую – тоже, допустим, за рублей 800-900, то есть дорогая колбаса. Но все равно того, что было, я уже не чувствую, понимаете? Вот почему, допустим, государству в наше время не выступить наравне с предпринимателями? Свои комбинаты государственные некоторые хотя бы – как конкуренция – свои магазины государственные. А потом сравним, что и где народ будет покупать. Сразу, может быть, и те предприниматели подтянутся к государству, которое будет делать колбасу хорошую, пусть дорогую, но по ГОСТу. Вот я что хотел сказать.

И еще, кстати, момент маленький. Был такой момент, что где-то за границей делают, чуть ли не из копыт и так далее. Я недавно – буквально, может быть, месяц назад – ел колбасу, привезенную из Германии. Вы меня, конечно, извините, но такого вкуса я давно не испытывал. Немецкая колбаса. Хорошее качество было, но и не самая дорогая. Так что есть с чем сравнить. Спасибо больше, до свидания, всего доброго.

Александр Денисов: Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо вам.

Ну что же, можно подвести итоги нашего СМС-голосования? Мы спросили вас в начале нашего обсуждения: "Читаете ли вы, что входит в состав колбасы"? Так вот "да" ответили 53%, "нет" – 43%. Мне кажется, что что поровну: кто-то серьезно подходит к вопросу, а кто-то полагается, наверное, на удачу.

Александр Денисов: Эту тему мы обсуждали сегодня с нашим гостем, Максимом Вячеславовичем Синельниковым, заместителем руководителя исполнительного комитета Национального мясной ассоциации.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо.

Максим Синельников: Спасибо.

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Светлана Касина генеральный директор "Национального НПФ"
  • ГОСТИ

  • Олег Рурин заместитель генерального директора госкорпорации "Фонд содействия реформированию ЖКХ"
  • ГОСТИ

  • Алексей Кравцов член Общественного совета при ФССП, председатель Арбитражного третейского суда
  • ГОСТИ

  • Александр Михайленко профессор кафедры международной безопасности и внешнеполитической деятельности России Факультета национальной безопасности РАНХиГС
  • Барух Бен-Нерия эксперт по военно-политическим делам (Израиль)
  • ГОСТИ

  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Павел Медведев финансовый омбудсмен, доктор экономических наук, профессор
  • ГОСТИ

  • Павел Бранд невролог, медицинский директор сети клиник "Семейная"
  • ГОСТИ

  • Светлана Брюховецкая проректор по маркетингу и работе с абитуриентами Финансового университета Правительства РФ, ответственный секретарь приемной кампании
  • ГОСТИ

  • Дмитрий Андреянов журналист (Ростовская обл.)
  • Евгений Опарин корреспондент (г. Владивосток)
  • Владимир Рудометкин генеральный директор ОАО "Гипроречтранс", председатель Отделения "Транспортное строительство" Российской академии транспорта
  • Жанна Мейлер корреспондент (г. Калининград)
  • ГОСТИ

  • Михаил Крейндлин руководитель программы по особо охраняемым природным территориям "Гринпис России"
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • ГОСТИ

  • Владимир Кашин председатель Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, академик РАН
  • Ольга Башмачникова вице-президент Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России
  • Алексей Кордумов терапевт, врач общей практики (Архангельская обл.)
  • Ольга Чаплина руководитель инициативной группы (д. Кашмаши, Чувашия)
  • ГОСТИ

  • Евгений Ямбург заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, академик Российской Академии образования, директор московского Центра образования №109
  • ГОСТИ

  • Валентина Сляднева оператор машинного доения
  • ГОСТИ

  • Евгений Ким ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН
  • ГОСТИ

  • Давид Мелик-Гусейнов директор НИИ Организации здравоохранения и медицинского менеджмента Москвы
  • Виктор Рожков координатор проекта ОНФ "Народная оценка качества"
  • Показать еще
    Показать еще
    Скончался советник министра здравоохранения России Игорь Ланской Он занимал должность советника последние четыре года
    вчера
    Минобрнауки предложило сделать экзамен по русскому языку в устной форме Ольга Васильева исключила вариант отмены единого госэкзамена
    вчера
    Сергей Собянин раскритиковал идею переноса столицы из Москвы за Урал Он пошутил, что чиновников можно сослать на Урал намного дешевле
    вчера
    В Свердловской области растет число пострадавших от борщевика Ежедневно в больницы обращаются десятки жителей
    вчера
    В Рязанской области открылся международный фестиваль кузнечного дела Теперь поселок Истье похож на средневековую деревню
    вчера
    Крымская "Массандра" заявила о повреждении 80 га виноградников в результате схода селя Более точные цифры будут известны после детального обследования
    вчера
    Столицу России предложили перенести за Урал Это поможет справиться с "гиперцентрализованностью" страны
    вчера
    вчера
    В Ставрополе китайская делегация присоединилась к занятиям йогой с местными жителями Китайцы внимательно изучили опыт ставропольских мастеров
    вчера
    В Сургуте неизвестный ранил ножом восемь прохожих Нападавший был застрелен на месте преступления
    вчера
    В Крыму сошел селевой поток и унес десятки машин Происшествие произошло под Судаком
    вчера
    Глава Генштаба РФ вручил сирийскому генералу наградное оружие Он получил оружие за высадку в тыл террористов
    вчера
    В Европе произошли сразу два случая нападения с ножом на прохожих Нападения произошли в финском Турку и немецком городе Вупперталь
    2 дня назад
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments