Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Андрей Радченко и Илья Ломакин-Румянцев - о борьбе с нелегальной уличной торговлей

Гости

Илья Ломакин-Румянцевпредседатель президиума Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ)

Андрей Радченкоруководитель компании ЖивыеЕлки.рф

Александр Денисов: Подошло время так называемой большой темы. Тема и правда большая: незаконная уличная торговля. Сразу просим подключаться к обсуждению зрителей – звоните, рассказывайте, что вы покупаете на улицах или, наоборот, не покупаете; вообще, нужна ли уличная торговля; какие товары, продукты можно продавать на улице, а какие – ни в коем случае.

У темы еще один важный аспект – социальный: уличная торговля – источник дополнительного дохода для пенсионеров. Как нужно регулировать уличную торговлю, чтобы не лишить их этого заработка?

Обсудим это с нашими гостями. У нас в гостях Андрей Радченко, предприниматель.

Андрей Радченко: Здравствуйте.

Александр Денисов: Вот ждем второго гостя – президента Ассоциации компаний розничной торговли Илью Ломакина-Румянцева. Пока Илья задерживается в пробках, посмотрим сюжет Рустема Давыдова про историю вопроса.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Мы хотим выяснить ваше отношение к несанкционированной уличной торговле: пишите СМС, выбирайте один из вариантов ответа – вы "за" или "против" уличной торговли?

Александр Денисов: Чтобы начать беседу, Андрей, я бы сразу разделил уличную торговлю: отделил бы бабушек (ничего в этом, очевидно, плохого нет) и действительно проблемный сектор. В частности, есть в Москве так называемые "тошниловки" – это те стихийные рынки, куда стекается просроченная продукция. Есть специальные предприниматели, которые ездят по магазинам, по сетям, забирают, вывозят либо за деньги, либо бесплатно просроченные продукты, и потом это оказывается на рынках. По-моему, вот это действительно реально проблемный сектор, вот это незаконная уличная торговля, а с бабушками, мне кажется, проблем нет.

Андрей Радченко: Ну я здесь отчасти соглашусь, что тема бабушек, наверное, не совсем актуальна. То есть когда мы говорим об уличной торговле и представляем неких бабушек, которым не хватает денег с пенсии на жизнь и которые поэтому вынуждены идти торговать, это одна сторона. Но если посмотреть реально на ситуацию, то, как правило, это такая же организованная торговля, только она несанкционированная: она имеет свою логистику, своих руководителей, своих сотрудников, просто это все в таком "теневом" секторе происходит. Масштабы… Можно, конечно, считать, что этого нет практически, но я вас уверяю. Я общаюсь много с активистами: достаточно пройти возле станций метро, в наиболее людных местах, и мы увидим, что две-четыре точки раскладывают столы (я не знаю, есть ли кадры, которые я принес с собой). То есть люди привозят с "ГАЗелей"…

Александр Денисов: Да, у нас, кстати, есть фотографии, которые вы сделали – мы их сейчас покажем телезрителям.

Андрей Радченко: Да. То есть в действительности такие рынки стихийные или "тошниловки" как раз закрывают, а вот, что удивительно, на фоне ужесточения нормативно-правовой базы, штрафов…

Александр Денисов: Вот, кстати, давайте прокомментируем, что это за фотографии.

Андрей Радченко: Вот, например, здесь северо-западный округ Москвы – Северное и Южное Тушино, метро "Планерная" и "Сходненская".Здесь можно видеть, что развернуты столы, с "ГАЗелей" ведется торговля – все это абсолютно незаконно.

Тамара Шорникова: Это ваши фотографии?

Андрей Радченко: Мне районные активисты прислали эту информацию.

Тамара Шорникова: А когда это было сфотографировано?

Андрей Радченко: Вот это вчера, например.

И чтобы было понимание: это не то чтобы они выехали, как-то торгуют один день, а потом разбежались, их распугали…

Александр Денисов: Клубникой, по-моему, торговали?

Андрей Радченко: Клубника, помидоры. Причем, обратите внимание, там вполне коммерческая упаковка. То есть это не с грядки.

Тамара Шорникова: То есть это фасованный товар.

Андрей Радченко: Да, фасованный товар. Правда, непонятно, прошел ли он какую-то проверку или нет.

Александр Денисов: Ну и какой ущерб от такой торговли? Вот вы фотографируете – что вас возмущает?

Андрей Радченко: Вроде бы, да, торгуют и торгуют: как говорится, люди пришли, им все удобно и хорошо. Но давайте не забывать, что это торговля без каких-либо налогов. То есть, с одной стороны, мы говорим, что в бюджете есть недостаток средств, вводятся постоянно какие-то новые налоги, сборы (на капитальный ремонт, "Платон" и еще что-то). Мы пытаемся за счет новых налогов увеличить поступления в бюджет. Но надо администрировать то, что есть. Вот есть наглядный пример: только на двух станциях метро более 10 несанкционированных точек.

Я даже ради интереса такую легкую арифметику провел, чтобы экономически просто оценить. Минимальная аренда, которая может быть с такого места на рыночных условиях – 50 тысяч рублей с одной точки.

Тамара Шорникова: За день?

Андрей Радченко: Нет, в месяц. Допустим, патент налоговый – 10 тысяч рублей. Если зарплата у продавца минимально 30 тысяч рублей, то это НДФЛ 3.9 тысяч рублей, социальные налоги 9 тысяч рублей. И по разным косвенным подсчетам получается, что в месяц 85 тысяч рублей бюджет недополучает денежных средств с одного такого места. То есть если бы, например, эта торговля не велась, потребители пошли бы к предпринимателям, которые честно платят аренду, честно платят налоги, допустим, либо в торговых центрах, либо так же, на правах аукциона у города арендуют места.

Александр Денисов: К нам дозвонился Сергей из Кемерово – давайте послушаем.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: Я очень благодарен, что есть у нас такая передача, что можно прямо разговаривать напрямую. У меня вот такое пожелание. Хорошо, вот эти рынки, лавки и так далее. Но их нужно убирать от проезжей части, потому что присадки свинца там и так далее есть, а это же все на здоровье граждан отражается. Вот в чем дело.

Тамара Шорникова: Спасибо, вас поняли.

Александр Денисов: Спасибо.

Тамара Шорникова: И предлагаем сразу же послушать еще один звонок, а после все вместе обсудим. Нам дозвонился Василий из Московской области.

Зритель: Алло. Я вот насчет уличной торговли. Это нужно запрещать в Москве, но не в районах, в деревнях, которые выходят к дорогам и куда. У них это последний заработок – нет ни работы, ничего. Люди, как говорится, голодают. А бабушки или даже молодые, которые сидят без работы – вырастили на огороде какую-то травку, продали и за это хоть купили маслица, мясца и, как говорится, можно прожить. А сейчас все запретили, штрафуют, и люди запустили даже огороды – трава растет, бурьян – потому что невозможно продать: посадят несколько грядок для себя и все.

Тамара Шорникова: Василий, а вы продаете или покупаете? Вы в какой-то из этих категорий относитесь?

Зритель: Нет, я не продаю и не покупаю. Я просто пенсионер.

Александр Денисов: Вот у меня вопрос. Вы упомянули, что бабушек ловят, штрафуют. У вас что, ловят и штрафуют?

Зритель: А вы поезжайте в регионы и увидите. На рынок если бабушка с крынкой пришла, ее или прогоняют, или штрафуют, если второй раз ее увидели. С помидорами, с морковкой, с грибочками, с ягодами.

Александр Денисов: Спасибо.

Тамара Шорникова: Как-то прокомментируете?

Андрей Радченко: Да, конечно. С одной стороны, безусловно, нужно давать возможность вести торговлю. Но, с другой стороны, нужно давать возможность вести ее легально.

Я вот приведу пример для тех же самых бабушек. Я встречал в Краснодарском крае такую ситуацию. Там есть специальные рынки большие, в них огромное количество специальных мест, где любой желающий может прямо за один день заплатить аренду и продавать там все что угодно, лишь бы отвечало санитарным правилам. Но когда мы говорим о Москве, то, что вижу я и активисты, которые ко мне обращаются – это организованная торговля, здесь о бабушках речи не идет. Это бизнес, который не платит налоги и составляет конкуренцию честному предпринимательству.

Я бы еще отдельно затронул вопрос, как ведется борьба с этим делом на государственном уровне. Говорят, что гоняют. Вместе с тем у меня есть от те же активистов информация – она абсолютно достоверная...

Александр Денисов: Что в Московской области гоняют? Человек звонил из Московской области.

Андрей Радченко: Ну насчет Московской области не знаю – я знаю, как это происходит в Москве по тем же самым районам, с которых были фотографии. Сначала было неоднократное обращение в органы МВД – ничего, кроме "а вам какое до этого дело, вам что, больше всех надо?", не слышно. На уровне управ – "да, мы разберемся". Отделываются штрафом в 1.5-2 тысячи рублей, а я уже сказал, какой ущерб – 85 тысяч рублей в месяц с одной такой точки.

Тамара Шорникова: А вот мне любопытно: вот этот ущерб, который вы назвали, безусловно, солидный, но мне кажется, что о нем больше должна власть заботиться, потому что она этот бюджет собирает. Вот вам как предпринимателю почему это важно?

Александр Денисов: Что вас задевает в этом?

Андрей Радченко: Почему важно? Смотрите. Я как предприниматель плачу аренду, я как предприниматель плачу налоги. У меня как у предпринимателя, который работает в белую, повышенное внимание государственных органов, потому что я никуда не денусь, вот мое наименование фирменное.

Тамара Шорникова: То есть где социальная справедливость, хочется спросить?

Андрей Радченко: Да это не социальная, а гражданская справедливость. Я хочу понять, почему такая лояльность к тем, кто ничего этого не делает, не платит никаких налогов, тем не менее они торгуют, составляют конкуренцию. Извините, если бы тот же покупатель пришел ко мне, я бы с этой выручки заплатил налоги, я бы оплатил зарплату тем же самым чиновникам таким образом. Чем обусловлена такая лояльность, мне непонятна, хотя инструменты есть. Можно затронуть такой момент касаемо того, как можно бороться. Это КоАП, и одной из функций кроме наложения штрафов является арест товаров, арест тех же самых транспортных средств. Давайте мы будем делать это на регулярной основе: только появились – сразу арест товара, задержание продавца, задержание всего, в течение 30 дней будем рассматривать жалобы.

Александр Денисов: А почему так не делают, как вы думаете?

Андрей Радченко: А я не знаю. Как раз мне бы хотелось, чтобы этим вопросом задались. Есть ли признаки коррупции в этом, есть ли в этом признаки халатности. Мне кажется, тут оценку должны давать следственные органы.

И еще один момент. Что интересно, те же активисты, насколько мне известно, доходят до уровня и районных прокуратур, и городских. Почему списывается все и обратно спускается вниз, то есть прокуроры, жалобы на коррупцию, жалобы на халатность спускают тем, в адрес кого идут жалобы, мне лично непонятно. Наверное, в этом надо кому-то более высокому разобраться.

Тамара Шорникова: У нас есть возможность задать эти вопросы нашему второму гостю.

Александр Денисов: К нам присоединяется Илья Вадимович Ломакин-Румянцев, председатель президиума Ассоциации компаний розничной торговли.

Тамара Шорникова: Добрый вечер.

Илья Ломакин-Румянцев: Добрый вечер, Александр, добрый вечер, Тамара.

Александр Денисов: Спасибо, что приехали.

Тамара Шорникова: Как раз застали часть разговора. И вот сразу давайте немного поговорим о том, согласны ли вы, что это действительно отдельный бизнес со своей структурой? Много ли в нем участников и как с ним бороться?

Александр Денисов: Именно сектор незаконной торговли.

Илья Ломакин-Румянцев: Незаконная торговля – это большой бизнес. Он очень разный по секторам, очень зависит от того, чем торгуют. Но в целом оценки достигают 40% и более, это правда.

Вы знаете, есть очень интересные цифры. АКОРТ, который я представляю, на рынке продовольствия занимает в России примерно 28% – меньше трети. А по налогам, которые мы платим, наша доля – 55%. Представляете, да? 28% и 55%. У нас есть одна из компаний, которая долго считала, что ее доля на ее сегменте рынка 20%. И ее, конечно, тяготило то, что доля по налогам у нее была 80%. Представьте себе: 20% по продажам и 80% по налогам.

Александр Денисов: Это в каком секторе работает компания?

Илья Ломакин-Румянцев: Речь идет о пушнине, меховых изделиях. И вот там начался известный эксперимент – очень эффективный и очень разумный – в результате которого компания узнала, что ее доля на самом деле 5%.

Александр Денисов: На рынке?

Илья Ломакин-Румянцев: Да. А по налогам по-прежнему 80%.

Тамара Шорникова: А в чем заключался эксперимент? Давайте расскажем нашим телезрителям.

Илья Ломакин-Румянцев: Эксперимент заключался в том, что…

Александр Денисов: Контрольная закупка?

Илья Ломакин-Румянцев: Нет-нет, все и проще, и сложнее одновременно. Началась маркировка всех изделий на стадии производства или импорта. Эксперимент, собственно, должен был сделать невозможным продажу левого товара, какого оказалось в разы больше, чем предполагали специалисты и различных органов власти, и эксперты рынка. Никто не ожидал такого результата.

Тамара Шорникова: Ну вот, по вашему мнению, несанкционированная уличная торговля чем больше всего вредит легальным предпринимателям в этой сфере?

Илья Ломакин-Румянцев: Вы знаете, я бы не назвал это совсем уличной торговлей. Она иногда вполне себе стационарная, там такие торговые центры…

Тамара Шорникова: Ну тот же фургончик, наверное, куда-то перемещается?

Илья Ломакин-Румянцев: Нет, и многоэтажные торговые центры зачастую под это дело используются. Она опасна одним: она подрывает доверие к торговле. Доверие со стороны всех: и со стороны покупателя, который не может, купив на радостях, может быть, что-то дешевле, потом, выяснив, что качество его не устраивает, ни от кого добиться правды. Он потратил немножко меньше денег, чем должен был бы или чем мог бы потратить, но потом он выясняет, что купил что-то совсем плохое.

Она плоха и для государства, потому что, строго говоря, и производство, и торговля идут и мимо бюджетов, и мимо социальных фондов, потому что чаще всего сотрудники таких компаний ориентируются на зарплату в конвертах. А потом это становится нагрузкой на всех остальных, потому что рано или поздно им нужна медицинская помощь, они все равно приходят пускай маленькими, но пенсиями.

Она чрезвычайно вредна – и в этом я поддержу коллегу с огромным удовольствием – тем, кто работает добросовестно, потому что они становятся неконкурентоспособными, и инвесторы начинают задавать вопросы: а почему мы, собственно, деньги тебе должны давать? – тут рядом…

Тамара Шорникова: …товар идет бойче.

Александр Денисов: Мы немножко сузили тему – у нас незаконная уличная торговля, акцент на этом.

Тамара Шорникова: И вот подходя этому, вы наверняка этих торговцев рублем не поддерживаете. Ни разу шаурму не покупали?

Илья Ломакин-Румянцев: Вы знаете, шаурму нет. Знаете, я всегда считал…

Тамара Шорникова: А зелень, томаты?

Илья Ломакин-Румянцев: …что еда – это самое такое интимное общение с окружающей средой; я к себе, в общем, хорошо отношусь, поэтому я себя стараюсь оберегать от этого.

И вот соглашаясь с тем, что говорил коллега, добавлю, что, конечно, мы не решим эту проблему только исключительно мерами принуждения или ограничения. Все-таки, согласитесь, несмотря на все современные форматы торговли, все равно на рынке должно быть место лавке зеленщика или фермера, продающим свою продукцию. А это задача местных властей – создать условия, при которых фермер может это делать добросовестно, корректно и не очень накладно.

Александр Денисов: У нас, кстати, есть такой материал из Самары про рынок, где выделяют бесплатные места для пенсионеров, которые торгуют зеленью и помидорами?

Илья Ломакин-Румянцев: Да? Супер.

Тамара Шорникова: Да, мы посмотрим его чуть позже. А пока мы спросили с помощью наших корреспондентов на улицах в разных городах, что они покупают у уличных торговцев и почему именно у них, а не в магазине. Давайте послушаем, что они ответили.

ОПРОС

Александр Денисов: К нам дозвонилась телезрительница Наталья из Нижнего Новгорода.

Тамара Шорникова: Наталья, вы в эфире.

Зритель: Алло, добрый день. Я все время покупаю на улице у бабушек, у мужчин и женщин, которые торгуют и зеленью, и фруктами, и овощами, и молоком очень свежим, теплым прямо –только натопят, прямо теплое. В магазине такого никогда не купишь. И мясо вкусное очень – свою свинью заколют и везут. Очень все вкусное. Покупаю уже несколько лет, лет 10, наверное, все время.

Александр Денисов: Вы просто продавцов знаете, видимо, хорошо, поэтому и доверяете.

Зритель: И продавцов знаю, да, они торгуют уже давно. Их тут гоняют беспрерывно, они все равно возрождаются как-то. Но такого в магазине и даже на базаре не купишь. Дешевле и вкуснее.

Александр Денисов: Спасибо, понятно.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Александр Денисов: Еще один звонок – Галина из Москвы к нам дозвонилась.

Зритель: Здравствуйте. Я тоже за то, чтобы к бабушкам и вообще ко всем людям, которые свою продукцию продают, выращенную на своих грядках, не было никаких вопросов по налогам. Потому что это свой труд. А вот с перекупщиками нужно разбираться. Это несерьезно: кто-то за копейки продал, а они нам, потребителям, продают очень дорого – в 3, 5, 10 раз дороже. Этот вопрос нужно обязательно как-то решать. А так я за все. Я сама покупаю тоже и зелень, и молоко, и творог, особенно когда на дачу едем – и козье молоко… То есть большой выбор. Бабушек мы уже знаем этих, которые имеют свое хозяйство и продают свою продукцию – чистенькие, аккуратные, не сравнить с перекупщиками.

Александр Денисов: Спасибо.

Вот пока тема не ушла, у нас сюжет из Самары: наш корреспондент Любовь Коренева сняла рынки, на которых выделяют бесплатно места для пенсионеров, где они могут продать зелень и овощи, которые они вырастили. Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Александр Денисов: Андрей, вы хотели прокомментировать.

Андрей Радченко: Да. Как раз затронута важная тема. Не вся уличная торговля плохая. В каком смысле? Есть торговля, которая регулируется, она легальная, в ней есть налоги и есть определенный контроль, а есть та торговля, которая возникает стихийно либо организованно, но, скажем, без какого-либо юридического оформления.

И вот в качестве примера: допустим, в Москве есть такое понятие, как аукционы на нестационарные торговые объекты. В частности, по живым елкам зимой была ситуация. Представьте: проходят аукционы, достаточно высокая арендная плата – 100 и выше тысяч рублей, задатки в виде миллионов просто за все это. Предприниматели участвуют, выигрывают торги, платят такие деньги. И вдруг стихийно возникает целая сеть елочных базаров, которые имеют схожую маркировку, одинаково оформлены. Чиновники не реагируют либо наказывают какими-то штрафами маленькими. Вот как предприниматели должны относиться к таким инициативам государственной власти? То есть, с одной стороны, нам предлагается проходить сложные бюрократические процедуры, нести существенные издержки, а с другой стороны, мы видим абсолютно пассивное, лояльное отношение к абсолютно незаконной торговле.

Александр Денисов: Пример из жизни, я так понимаю – елками торговали.

Андрей Радченко: Да, у меня совершенно наглядный пример. Я, правда, в аукционах не участвую, то есть я на правах аренды с коммерческими организациями. Но именно по этой причине не участвую, потому что у меня прямо под носом примеры, когда говорят: либо ты участвуешь в аукционах (то есть платишь огромные деньги), а тут раз! – и возникают просто десятки базаров без какого-то оформления, без фирменного обозначения, без чеков, без ничего. Жалобы… По идее, нужно приехать, сразу все смести, как говорится, арестовать до выяснения обстоятельств, а в январе отдать, например.

И аналогичная ситуация во всех сегментах. Сейчас не нужно кого-то ловить: вы просто придите на любую станцию метро, пройдитесь, и вы увидите, какое количество не бабушек, а… Допустим, сидит и бабушка, стол развернут, а рядом дежурит какой-нибудь охранник у бабушки; потом подъезжает машина логистики, отгрузка товаров, все это у них. Такой бизнес, знаете, очень интересный, социально значимый, по всей видимости.

Тамара Шорникова: Мы часто говорим о том, что, действительно, какие-то корыстолюбивые люди перепродают какие-то товары или еще что-то; к ним наверняка опасно даже обращаться, так как может быть некачественный продукт. Но вот возвращаясь к этим бесплатным местам: очевидно, что сейчас, в непростое время для многих это действительно хороший вариант заработать прибавку к пенсии, которая не очень высокая. При этом во многих регионах мы сталкиваемся с тем, что дачники рассказывают о том, что очень трудно попасть на эти самые бесплатные места: их мало, они где-то далеко, без тента, до них никто не дойдет, стоять там тяжело и так далее. Есть ли какие-то идеи, как структурировать это все, чтобы все-таки это было легально, но доступно для тех, кто сам, своим трудом вырастил тот или иной продукт?

Илья Ломакин-Румянцев: Вы знаете, то, о чем сказал Андрей, очень важно. Я имею в виду эту фразу о том, что есть бабушки и вдруг ты видишь, что за этой бабушкой спрятался охранник, а за ним логист. А дальше оказывается большой бизнес, хотя здесь у нас бабушка. И единственный, кто может разобраться в том, что это действительно бабушка продает свою редиску или найденные грибы – это местные органы. Ключевое звено в решении этой задачи – это местные органы, заинтересованные в том, чтобы жители этого муниципалитета или округа жили хорошо, достойно, чтобы у них было дело и чтобы они могли как-то сами решать те задачи, которые государство за них не может решить. В этой связи, мне кажется, очень важно, если бы наконец прошел законопроект, который подготовил Минпромторг уже довольно давно. Он так условно называется "О нестационарной торговле", а на самом деле он принципиально меняет ответственность и полномочия местных органов. Сверху ничего не сделаем, мы никогда сверху не поймем, чья эта бабушка – настоящая, так сказать, от грядки, или…

Тамара Шорникова: …от крупной торговой фирмы.

Илья Ломакин-Румянцев: …это бабушка, которая прикрывает известный бизнес, построенный эффективно благодаря тому, что налоги никакие не платятся. Только муниципалитеты могут свернуть эту ситуацию. Мы со своей стороны пытаемся что-то сделать. У нас каждая сеть занимается… У нас есть такая конструкция – называется "магазин в магазине": это когда в прикассовом пространстве фермеры получают возможность торговать своей продукцией. Они нам не конкуренты, потому что он продает свой мед или что-то еще; люди приходят к нему, а заодно заходят в магазин, или наоборот, они приходят в магазин и вдруг видят: о, какой чудесный мед, можно купить. Это и ему выгодно, и нам.

Тамара Шорникова: Они платят аренду?

Илья Ломакин-Румянцев: Они зачастую даже не платят аренду, но иногда платят. Или вот сейчас наступает лето, многие сети начинают вместе с муниципалитетами заниматься организацией ярмарок на территориях, расположенных рядом с магазинами. Потому что они там могут помочь и с контролем качества, и с хранением продукции, и с организацией этого процесса. И опять же нам выгодно, такая уличная торговля точно не конкурент крупным сетям и по ассортименту, и по качеству, по ценам – по всему. Но многие исторически привыкли покупать на улице или на рынках, им нравится возможность выбирать, разговаривать с бабушками или дедушками…

Тамара Шорникова: …пробовать.

Илья Ломакин-Румянцев: Пробовать, да. В магазине, согласитесь, неловко было бы пробовать. Но это все такие частичные решения. А крупное решение – это, конечно, этот законопроект и ответственность, полномочия муниципалитетов.

Тамара Шорникова: Но вот вы сказали, что он уже долго обсуждается. Есть ли реальные перспективы, что он скоро он будет принят?

Илья Ломакин-Румянцев: Мы очень на это надеемся, очень надеемся, хотя сопротивление тоже известное, известны базовые точки этого сопротивления, причины известны – в том числе те, о которых говорил Андрей.

Александр Денисов: К нам дозвонился Сеймур из Кемеровской области – давайте послушаем, что он скажет.

Зритель: Алло, добрый вечер. Парень-предприниматель, который у вас в гостях, все правильно говорит насчет пенсионеров, что они никому помеху не создают. Помеху создают в первую очередь как раз неофициальные торговцы и сети. А чтобы была официальная торговля от приезжих людей, не должно быть коррупции среди чиновников, которые следят за этим рынком.

Александр Денисов: Сеймур, вы так со знанием дела говорите – вы продаете что-то, да?

Зритель: Я из семьи предпринимателей. Здесь, в нашем городе больше сетевых магазинов, чем населения, можно так сказать.

Александр Денисов: А вот вы начали про чиновников рассказывать – с вас что, деньги требовали или что?

Зритель: Не то что с нас. Вот как раз неоформленные предприниматели проходят же через всех чиновников. Просто так они не смогут встать на улице и торговать.

Александр Денисов: А расскажите поподробнее, как они проходят через чиновников, как это все организовано?

Зритель: Это по-всякому. Ни вы, ни я не первый день родились, на этом свете живем. Мы все знаем, как в России все это идет.

Тамара Шорникова: Все всегда все знают, но как-то не рассказывают. Спасибо огромное.

Александр Денисов: Ну не знаю, я не торговал на улице и не знаю, как это делается.

Андрей Радченко: Я хочу здесь комментарий небольшой сделать. Как говорится, чтобы кого-то там обвинить в получении взятки или в халатности – это, конечно, задача судебных органов. То есть, как говорится, "не пойман – не вор". Но тем не менее какие могут быть признаки, я могу абсолютно уверенно сказать. Я наблюдал ситуации, когда в одних случаях, допустим, какие-то предприниматели – например, метро "Полежаевская", улица Куусинена в Москве – размещают свои торговые объекты, буквально в течение нескольких часов к ним подъезжает патруль, все это забирается, сгружается: все, нет торговли. С другой стороны, наблюдается другая картина: какая-нибудь стоит опять "ГАЗель" (это вообще излюбленный формат такой торговли в Москве) – одна, другая, третья "ГАЗели", возле них все это раскладывается – витрины, торговля ведется. У меня даже кадры есть, где представители правоохранительных органов рядом стоят. То есть я сам наблюдал, когда патрульные машины мимо таких машин проезжают даже без остановки. И вот это все ведется.

Возникает еще другой вопрос: жалуются, допустим, активисты в управу, в префектуру, в прокуратуру района, потом в окружную, в московскую. Спускается вниз: казалось бы, пожаловались, конкретно люди беспокоятся, жалуются – вот торговля. Почему нет молниеносной реакции? Наверное, как раз здесь и надо копать, почему в одном случае такая эффективная, быстрая реакция, а в другом случае ну штраф выпишут для приличия, а каких-то решительных мер нет. Наверное, там и надо копать: может быть, там какая-то истина кроется.  

Тамара Шорникова: А если говорить о процедуре: что, собственно, должен сделать человек, который хочет торговать своей продукцией на легальных основаниях? Какие документы он должен получить, куда обращаться?

Андрей Радченко: Несколько вариантов есть. Во-первых, можно прийти в тот же самый коммерческий объект, заключить с ним договор аренды, зарегистрироваться как индивидуальный предприниматель или открыть свое юридическое лицо. Нормальный совершенно формат – работать и платить налоги. Также можно зарегистрироваться как индивидуальный предприниматель и поучаствовать в городских аукционах, то есть проводятся торги на площадке, те же самые уличные объекты есть (может быть, вы видели массу таких серых ларьков – мороженого, печати и так далее). Есть ярмарки выходного дня – пожалуйста. На самом деле инструментов легальной торговли много, но они подчас очень сложны для предпринимателей: надо все равно проходить какие-то бюрократические процедуры, договоры, под обязательства определенные подписываться; это и ответственность определенная.

Тамара Шорникова: Илья Вадимович, а как стать участником того самого "магазина в магазине" – для этого что нужно?

Илья Ломакин-Румянцев: Прийти в торговую сеть и объяснить, почему самой сети будет интересно сотрудничать и почему будут в выигрыше покупатели. Ведь понятно, что торговая сеть – это не благотворитель уж точно. Но она заинтересована в том, чтобы увеличивался трафик…

Тамара Шорникова: И ассортимент?

Илья Ломакин-Румянцев: Ассортимент – это средство. Цель в другом. Цель в том, чтобы покупатель, что-то купивший, оказался настолько доволен, что захотел бы прийти еще и еще раз. То есть он будет приходить постоянно, если он будет помнить, что в этом магазине его хорошо встретили, ему дали то, что он хотел (он смог выбрать), и кстати, заодно там отличный мед – с удовольствием эта сеть пойдет.

Знаете, еще одна проблема, о которой сегодня не говорили. Вообще это два принципиально разных видах деятельности: производство продуктов питания или просто товаров и торговля ими. Это уникальные люди, которые могут совмещать и то, и другое, и в общем их не так много, на самом деле – тех, кто эффективно и выращивает свою продукцию… Помните, как в фильме: "Я торгую на базаре клубникой, выращенной своими руками".

Александр Денисов: Папанов.

Илья Ломакин-Румянцев: Папанов, да; блестяще. Их очень немного, кто может одновременно делать и то, и другое одинаково эффективно. Им нужно помогать.

Тамара Шорникова: У нас как раз есть сюжет об одном из таких уникальных предпринимателей, который пытался прийти в магазин. Давайте посмотрим, что получилось. История у нас…

Александр Денисов: …из Вологодской области – сюжет Алены Смирновой.

СЮЖЕТ

Александр Денисов: К нам дозвонился телезритель из Санкт-Петербурга Александр – у него свое мнение насчет уличной торговли, давайте послушаем. Александр, добрый вечер.

Зритель: Алло, здравствуйте. Я по поводу уличной торговли. Здесь уже сказали, что это недоплата налогов и прочее. Но это, во-первых – например, в Санкт-Петербурге – грязь в подворотне, то есть сортиры (люди торгуют с лотков, куда они в туалет бегают? – в ближайшую подворотню), это и склады коробок, которые выбрасывают уличные торговцы. Или вот арбузная точка: поторгуют какие-нибудь азербайджанцы осенью арбузами, тут же все арбузы гнилые сбрасывают, а кто за них это убирает? – муниципалитет за наши деньги. Но самое главное, конечно, в том, что уличная торговля – это и контрабанда прежде всего, особенно вещевые товары. С этим надо бороться – с вещевыми рынками типа Апрашки, Троицкого рынка, Юноны, где торгуют без кассовых аппаратов. Это прежде всего отбивает приход сюда крупных европейских инвесторов. Я, например, восхищаюсь "Стокманном", который построили на углу Восстания и Невского: эта фирма, как я понимаю, из-за политики Путина обанкротилась, потеряла 80 миллионов евро и ушла. Она продала весь бизнес или у нее отжали. Вот эти огромные комплексы – это десятилетия вложений. А азербайджанские рынки остались, потому что они крышуются чиновниками. Например, у нас Матвиенко боролась в свое время с уличной торговлей. Не знаю, удачно или неудачно, но уличную торговлю из переходов метро убрали, вычистили. Потом пришел Полтавченко, и кое-кто из чиновников компании после постройки "Стокманна" выдвигали инициативу об увеличении числа улиц, допущенных к уличной торговле… кавказцев и среднеазиатской национальности. Апрашка – это контрабанда прежде всего.

Александр Денисов: Спасибо большое за ваше мнение, да.

Тамара Шорникова: Понятно.

Александр Денисов: Еще один звонок у нас – Сергей дозвонился.

Зритель: Алло, здравствуйте. Я прослушал предыдущих ораторов. Конечно, много они говорят о том, что здесь все хорошо и все гладко. Но что получается? Бабушкам, значит, торговать нельзя, их гоняют полиция и прочие надзорные органы. Но обычному фермеру просто нет доступа к рынку. Если приезжает перекупщик, он просто-напросто скупает это все подряд и везет продавать. Вот отсюда и берутся те, о которых сейчас предыдущий товарищ говорил, которые гадят в подворотнях, в подъездах и так далее. Значит, нужно начинать с того, чтобы легализовать и сделать логистические центры, чтобы фермер не занимался сбытом, понимаете? Он вырастал, ему только лишь хватает на то, чтобы это все произвести и вырастить, понимаете? Сбыт для него – это самое тяжелое, что есть. Я сам занимался картошкой – сейчас, слава богу, хребет сломал, бросил. Мы ее отдаем по 6 рублей в Липецкой области, больше у нас никто ее не берет. Поэтому мы просто-напросто ее бросаем и все. А бабушкам нужно все-таки дать торговать, потому что пенсионеры – они практически… Если в городах больших, то да, там бабушка, возможно, и сидит за кем-то там, у кого-то перепродает продукцию, но в других городах…

Тамара Шорникова: Спасибо.

Александр Денисов: Сергей, спасибо большое за ваше мнение.

Пишут нам телезрители, Илья Вадимович: "Где наши российские заготконторы? Бабушки могли бы сдавать туда, не бегать от полиции".

Илья Ломакин-Румянцев: Очень правильный вопрос. Это касается не только бабушек. Я полностью поддерживаю Александра, который только что об этом говорил.

Александр Денисов: От этих рынков большая грязь, да?

Илья Ломакин-Румянцев: Да. Это касается значительной части фермеров. И я, откровенно говоря, очень надеюсь на новое руководство потребкооперации – она ведь до сих пор существует. Ее базовая, основная цель была как раз в том, чтобы помочь фермерам, которые производят понемногу (или относительно понемногу) той же самой картошки, ее собрать, стандартизовать, отсортировать, обеспечить хранение и так далее, с тем чтобы это продавать. Ведь ключевая проблема именно в этом. Сеть не работает с большим числом маленьких фермеров – или, точнее говоря, ей очень тяжело это делать, потому что покупатели хотят стандартизованной, одинаковой по качеству и условиям поставки продукции, одинаковой также и по ценам. Поэтому, конечно, крупной сети удобнее работать – и правильнее – с большим поставщиком, с большим производителем. А чтобы небольшие производители могли хорошо войти в сети, их нужно объединить: им нужно создать условия, при которых их продукция будет объединяться, и они в результате этого станут таким крупным участником рынка. Тогда проблема начнет двигаться. Для этого нужны оптово-распределительные центры, для этого нужны центры консолидации продукции, хранилища – то есть то, о чем только что сердито, но убедительно и правильно сказал Александр.

Тамара Шорникова: А шанс на то, что они в скором времени появятся, есть?

Илья Ломакин-Румянцев: Они появляются. Нельзя сказать, что они появятся послезавтра, но оптово-распределительные центры, строительство которых поддерживается государством, строятся, их становится больше. И, как я уже сказал, потребкооперация начинает восстанавливать прежние позиции.

Тамара Шорникова: Видимо, пока не в том объеме, раз…

Александр Денисов: Спасибо. Мы сегодня обсуждали тему уличной торговли с нашими гостями…

Тамара Шорникова: …и спрашивали у телезрителей, что они думают по поводу уличной торговли – поддерживают они ее или не поддерживают. Пока можно предварительные итоги нашего голосования подвести – совсем немного остается времени: в процентном соотношении "за" – 78%, "против" – 22%.

Александр Денисов: Таковы данные нашего опроса.

Илья Ломакин-Румянцев: Вполне убедительно.

Тамара Шорникова: Если коротко: 78% в итоге все-таки поддерживают уличную торговлю.

Илья Ломакин-Румянцев: Очень хорошо. Это означает, что муниципалитеты должны помогать этому процессу и в каком-то смысле его развивать.

Александр Денисов: Андрей, ваше мнение?

Андрей Радченко: Повторюсь: есть легальная и нелегальная уличная торговля. Ее нужно просто выводить из тени, предавать ей правильную правовую форму, и к ней не будет никогда никаких вопросов. Мне кажется, рядовой потребитель просто не разделяет и не понимает, что за этим стоит. Он не видит прямой связи, почему он, допустим, сегодня купил помидоры с "ГАЗели" какой-нибудь или другого вида транспорта, а завтра у него выросли налоги и стала ниже пенсия. Не чувствуют это люди, отсюда и такой расклад. То есть примерно 20%, как говорится, в курсе и не довольны, а остальные не в курсе и поэтому их все устраивает.

Александр Денисов: Спасибо. Тему несанкционированной уличной торговли мы сегодня обсуждали с предпринимателем Андреем Радченко и Ильей Вадимовичем Ломакиным-Румянцевым, председателем президиума Ассоциации компаний розничной торговли. Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо вам большое!

Илья Ломакин-Румянцев: Спасибо вам.

Андрей Радченко: Спасибо.

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Павел Подлесный руководитель Центра российско-американских отношений Института США и Канады РАН
  • ГОСТИ

  • Наталья Зубаревич профессор кафедры экономической и социальной географии МГУ, директор региональной программы Независимого института социальной политики
  • ГОСТИ

  • Леонид Млечин писатель-историк
  • ГОСТИ

  • Ольга Серенкова командир межрегионального поискового отряда "Группа "Поиск"
  • ГОСТИ

  • Алисен Алисенов доцент кафедры экономики и финансов РАНХиГС
  • Богдан Зварич старший аналитик ИК "Фридом финанс"
  • ГОСТИ

  • Сергей Крылов генеральный директор "Лиги защиты должников по кредитам"
  • ГОСТИ

  • Алексей Седой профессиональный инструктор по выживанию, эксперт по безопасности
  • ГОСТИ

  • Николай Миронов руководитель Центра экономических и политических реформ
  • ГОСТИ

  • Татьяна Овчаренко руководитель "Школы активного горожанина", эксперт в сфере ЖКХ
  • ГОСТИ

  • Алексей Алексеенко помощник руководителя Россельхознадзора
  • ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Светлана Касина генеральный директор "Национального НПФ"
  • ГОСТИ

  • Олег Рурин заместитель генерального директора госкорпорации "Фонд содействия реформированию ЖКХ"
  • ГОСТИ

  • Алексей Кравцов член Общественного совета при ФССП, председатель Арбитражного третейского суда
  • ГОСТИ

  • Александр Михайленко профессор кафедры международной безопасности и внешнеполитической деятельности России Факультета национальной безопасности РАНХиГС
  • Барух Бен-Нерия эксперт по военно-политическим делам (Израиль)
  • ГОСТИ

  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Павел Медведев финансовый омбудсмен, доктор экономических наук, профессор
  • Показать еще
    Показать еще
    Яндекс запустил новую версию поисковика, которая анализирует смысл страниц В новом поисковике используется алгоритм нейронных сетей
    час назад
    Тулеев провел первое совещание после операции Он перенес тяжелую операцию на позвоночник
    2 часа назад

    ГОСТИ

  • Наталья Зубаревич профессор кафедры экономической и социальной географии МГУ, директор региональной программы Независимого института социальной политики
  • 2 часа назад

    ГОСТИ

  • Леонид Млечин писатель-историк
  • Леонид Млечин: Генералам не надо заниматься политикой Почему страх перед повторением корниловского мятежа давлеет над нашей историей уже 100 лет?
    4 часа назад

    ГОСТИ

  • Павел Подлесный руководитель Центра российско-американских отношений Института США и Канады РАН
  • ГОСТИ

  • Ольга Серенкова командир межрегионального поискового отряда "Группа "Поиск"
  • В России женщины в среднем получают на 25% меньше мужчин, хотя уровень квалификации у них зачастую выше

    Елена Герасимова директор "Центра социально-трудовых прав"
    Украина завела против Натальи Поклонской второе уголовное дело Ранее Киев обвинял Поклонскую в госизмене
    7 часов назад
    36 россиян с июля заразились вирусом Коксаки в Турции Ранее турецкая Анталья была признана Роспотребнадзором небезопасной для россиян
    7 часов назад
    8 часов назад
    Девушка приковала себя к памятнику Ленину в центре Новосибирска В руках у нее был российский флаг с картонкой "Я умираю"
    9 часов назад
    Личность погибшего при пожаре в Ростове-на-Дону пока не установлена В Ростове-на-Дону в течение 20 часов горели жилые дома
    9 часов назад
    Красная пропаганда Документальный фильм о технических новинках и пропагандистских изобретениях большевиков
    12 часов назад
    В Москве задержан Кирилл Серебренников Он находится в статусе подозреваемого
    12 часов назад
    12 часов назад
    У американского посольства в Москве выстроилась очередь на получение визы С 23 августа выдача виз россиянам в США будет приостановлена
    13 часов назад
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments