Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Александр Лазуткин: К сожалению, сейчас на российском рынке нет частных компаний, которые могли бы решать задачи космической отрасли

Гости

Александр Лазуткинлетчик-космонавт, Герой России

Антон Алфимов: Ну и далее у нас еще одна научно-технологическая тема.

Ольга Арсланова: А также экономическая.

Антон Алфимов: Антинаучная, антитехнологическая… В общем, Россия потеряла грузовой космический корабль "Прогресс", который был запущен с Байконура. Крушение произошло практически сразу после заявления вице-премьера правительства Дмитрия Рогозина о том, что российская космонавтика вырвалась из пелены поражений и обидных аварий. Госкомиссии по расследованию крушения предстоит определить, что именно произошло. Первые официальные выводы могут быть сделаны до середины этого месяца.

Ольга Арсланова: Но, конечно же, как всегда, мы за этой новостью внимательно следили, рассказывали подробно в наших выпусках о том, что произошло. Я напомню: корабль запустили с помощью ракетоносителя "Союз-У", и буквально на 7-й минуте полета данные с грузовика поступать перестали. "Прогресс" должен был доставить на МКС более двух тонн грузов, в том числе топливо, как всегда, воду, газ, а также первый экземпляр нового скафандра (вот такой) и оранжерею, в который собирались впервые вырастить сладкий перец на орбите. Но не получилось. "Прогресс" упал: большинство обломков сгорели в атмосфере, остальные упали в Туве. Сегодня глава региона уже попросил местных жителей сообщать о металлических находках на своих участках. Например, один обломок нашли во дворе частного дома села Эйлиг-Хем – вот как он выглядел.

Что же случилось? Первая, самая очевидная версия специалистов – халатность при сборке двигателей. Если это так, двигатели надо снимать, нужно их тестировать и отменять будущие запуски (или по крайней мере переносить). Но сегодня заговорили еще об одной версии – якобы о технических проблемах на борту корабля: то есть произошла внештатная ситуация и никто в ней не виноват. В прошлом полеты грузовых "Прогрессов" уже дважды заканчивались неудачей. Аналогичная авария с ракетоносителем "Союз-У", которая привела к падению грузовика "Прогресс-М-12М" произошла 24 августа 2011 г. Ну и в последний раз, как мы помним, "Прогресс" был потерян в апреле 2015 г. В Роскосмосе тогда как раз заявили о внештатной ситуации, а ущерб оценили в 5 миллиардов рублей. Подсчет нынешних потерь и выяснение причин, конечно же, еще впереди, но вопросов у нас уже очень много. Почему на космическую отрасль страна тратит миллиарды, а неудачи повторяются с заметной регулярностью? В гостях у нас сегодня летчик-космонавт, Герой России Александр Иванович Лазуткин. Эти и другие вопросы мы будем ему задавать. Здравствуйте. Спасибо, что пришли.

Александр Лазуткин: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Садитесь, пожалуйста. Если мы говорим вообще об этой ситуации, мы так понимаем, что "Прогресс" не при чем, виноват ракетоноситель в любом случае, скорее всего. Или это преждевременно?

Александр Лазуткин: Я думаю, это преждевременно. Это комиссия должна определить, кто там виноват и в чем причина.

Ольга Арсланова: Ну, первая же версия появилась – некачественная сборка двигателей. И у всех возник вопрос: если с такой уверенностью сразу же об этом говорят, значит, есть какие-то проблемы все-таки с производством двигателей сейчас?

Александр Лазуткин: Я думаю, серьезные люди сразу не говорят. Нужно разобраться, шаг за шагом. И среди наших коллег тоже есть люди, которые в этом здорово разбираются и будут разбираться. А другие, которые занимаются другими делами, они могут высказывать версии.

Ольга Арсланова: То есть каких-то конкретных версий сейчас нет?

Александр Лазуткин: Сейчас нет. Вот взрыв произошел, сейчас мы все сидим и разбираемся.

Ольга Арсланова: Хорошо. Но то, что это происходит с определенной регулярностью, говорит все-таки, наверное, о каких-то системных проблемах. Или это случайность, которая может произойти в любой стране и происходит в любой стране?

Александр Лазуткин: Ну… Техника сложная. Я к этой аварии отношусь довольно-таки спокойно. Это плата за научно-технический прогресс. Отказывает, отказывает.

Антон Алфимов: Но подождите, плата за научно-технический прогресс, как мне себе это представляется – это когда мы что-то принципиально новое разрабатываем, тестируем, испытываем, и оно там может еще падать, пусть даже та самая "Булава", ракета наша, когда падала через раз. Понятно, что это было совершенно новая разработка. Здесь "Союзы" – технология, которая уже используется годами. Что ж там такое-то?

Александр Лазуткин: Ну они используются годами. И я говорю, что это, возможно, просто какая-то техническая неполадка, которая… Ну на стадии производства что-то случилось. Ведь это не простая конструкция, это не лом, у которого всего один железный стержень и все. Это миллионы деталей, все это собирается, паяется, стыкуется.

Ольга Арсланова: Ну а разве на стадии производства в такой сложной, высокотехнологичной отрасли не должно все быть выверено до миллиметра, учитывая те средства, которые на это тратятся? И мы вспоминаем советское время, как производство было отлажено. И многих возмущает то, что сейчас все, может быть, не так надежно.

Александр Лазуткин: Значит, в советское время мы только вставали на эту дорожку освоения космического пространства и отрабатывали технику. И не доводились до всех такие несостыковки, такие же аварии. Они были. Сейчас тратятся миллионы – они тратятся, но, повторюсь, сложнейшая техника. Вероятность отказа маленькая, потому что отработано все, как мы говорим, но она есть. Теорию вероятности никто не отменял.

Антон Алфимов: Но не 50%, конечно, но все равно.

Александр Лазуткин: Не 50%, нет. Во-первых, космическую такую технику создают с вероятностью, с надежностью 0,99 и еще 7-8…

Антон Алфимов: Но тогда тем более происшествия в этой отрасли должны настолько настораживать.

Александр Лазуткин: Они настораживают, конечно. Будут разбираться, в чем причина.

Антон Алфимов: А то даже если не смогли в присутствии президента с "Восточного" ракету запустить с первого раза. Как-то было всем неудобно.

Александр Лазуткин: Есть "генеральский эффект". Не надо президенту приезжать на такие…

Ольга Арсланова: Кстати, мы к нашим зрителям хотим обратиться. Если у вас есть вопросы к нашему гостю, не стесняйтесь: пожалуйста, звоните, пишите. Можно же, да?

Александр Лазуткин: Да.

Ольга Арсланова: Пожалуйста, присоединяйтесь. И как раз нас уже забрасывают вопросами. Спрашивают о падениях и об авариях в СССР, о которых Вы говорили. Есть ли какая-то статистика и можно ли ее сравнить со статистикой современной России 2000-х гг.?

Александр Лазуткин: Я этим не занимался; официального справочника о том, что у нас происходило, с какой очередностью, с какой частотой, такой статистики, наверное, нет, я не видел. Хотя хотелось бы почитать ее. Но тем, кто занимается этим делом, кто хочет проверить – давайте по Интернету полазьте, давайте полазьте по тем средствам массовой информации, по изданиям, где упоминается. И соберите эту информацию и посмотрите.

Ольга Арсланова: То есть представление о том, что в Советском Союзе все работало как сверхточные часы, а сейчас что-то произошло с производством, с кадрами – это немножко упрощенное восприятие?

Александр Лазуткин: Нет, упрощенное, конечно. Хотя, конечно, и с кадрами что-то произошло, и с техникой.

Ольга Арсланова: Мы об этом тоже поговорим, по всем пунктам пройдемся. Сначала давайте звонок примем, раз уж мы анонсировали прямой эфир. У нас Юрий на связи. Откуда Юрий?

Антон Алфимов: Воронеж.

Зритель: Воронеж. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Антон Алфимов: Здравствуйте.

Александр Лазуткин: Здравствуйте.

Зритель: Это гордость наша, конечно – КБХА. Эта гордость – механический завод. Но в этом году произошло гигантское сокращение опытных мастеров с этих предприятий.

Ольга Арсланова: Да, но давайте для остальных зрителей тоже расскажем, то именно в Воронеже расположен разработчик двигателей.

Зритель: Да, в Воронеже делают мощные двигатели, которые и на весь Воронеж ревели раньше круглосуточно, ежемесячно, не смолкая. Подготовка кадров упущена. И в этом секрета нет. Делают не боги, делают обыкновенные рабочие. А на рабочих, извините, плюнули. У нас большинство институтов, а училища, в которых готовили специалистов, и техникумы на базе этого завода – в них сегодня готовят поваров, экскурсоводов и так далее. И никогда марку образование так низко не теряло. Я не согласен с нашим уважаемым космонавтом: профессионализм ушел, надо что-то делать. Спасибо.

Антон Алфимов: Да, спасибо. Юрий, город Воронеж. Само собой, что это кадры.

Александр Лазуткин: Ну, во-первых, я не говорил о том, что профессионализм… Про профессионализм я еще ничего не говорил.

Ольга Арсланова: Давайте разберемся поподробнее. Кто работает конкретно на этом предприятии? – то самое звено, которое руками машины собирает?

Александр Лазуткин: Скажем так: работают люди. В принципе, тот человек, который звонил, правильно сказал: у нас уходят люди, которые специалисты. Уходят по разным причинам, но в основном от малой зарплаты в космической отрасли. С такой квалификацией можно в другом месте заработать больше. Это раз. Второе: очень плохо с образованием сейчас у нас в стране. Катастрофически плохо. И поэтому приходят молодые специалисты – молодые люди – в принципе хорошие, они хотят заниматься космической техникой, но в силу того, что не усвоена школьная программа так, как надо, естественно, не усвоена университетская программа (тоже так, как надо), на выходе мы получаем человека, который хочет решать задачи, а не может решать задачи те, которые нужны.

Ольга Арсланова: Проблемы в человеке или в программе?

Антон Алфимов: То есть его обучение проходит уже на предприятии, Вы хотите сказать?

Александр Лазуткин: В принципе, да. Еще где-то в 2007 г. я впервые услышал от сотрудников предприятия РКК "Энергия", что они впервые начали доучивать людей. Если раньше приходил молодой специалист, и он только просто окунался в эту атмосферу производственную, изучал, куда ему ходить, какой порядок, регламент, что такое должностная инструкция и так далее, то сейчас (тогда) стали приходить люди, которых надо доучивать.

Ольга Арсланова: Но люди-то вряд ли стали глупее – что-то, наверное, с программой происходит.

Александр Лазуткин: С какой программой? Я говорю: люди не стали глупее. Они перестали усваивать тот объем знаний, который нужен.

Антон Алфимов: Понятно.

Ольга Арсланова: Не очень понятно мне все-таки. Программы те же, Вы хотите сказать?

Александр Лазуткин: Я сейчас не знаю.

Ольга Арсланова: Образовательные программы качественные?

Александр Лазуткин: Я сейчас занимаюсь со школьниками. Старшеклассники, которые сейчас отправляются в университеты – я вижу, что они знают намного меньше, чем мы. Не в смысле объема этой информации – в смысле понимания законов физики, знаний математики, вот эти все вещи. Он знает формулы, но не знает, как их применять. Но он сдает это свое ЕГЭ.

Ольга Арсланова: Вероятно, ему не объяснили, как это делать.

Александр Лазуткин: Но слишком многим не объясняют.

Ольга Арсланова: Понятно.

Антон Алфимов: Понятно. Давайте немного о железяках поговорим.

Александр Лазуткин: Давайте.

Ольга Арсланова: Люди тебе не интересны, да?

Антон Алфимов: Вы говорите, что сложные системы, миллион всяких деталей. А как страховочная система?

Александр Лазуткин: Что значит "страховочная система"?

Антон Алфимов: Ну, авиаэксперты, например, говорят, что в самолете если что-то отвалится, у него есть страховка. Какой-то другой механизм – тот же самый двигатель: один отказывает, другой…

Александр Лазуткин: Это называется дублированием. В космической технике дублировано, троировано – все это есть.

Антон Алфимов: Но тем не менее.

Ольга Арсланова: Но в этой ситуации не помогло.

Александр Лазуткин: Давайте мы разберемся в том, что случилось. Конечно, это не помогло. Есть носитель – ракетоноситель. У него своя степень надежности и свои есть узлы, которые дублируются, которые особо важные или ответственные. У космического корабля свой мир.

Антон Алфимов: Не касается, так.

Александр Лазуткин: Вот. Поэтому где что произошло… Посмотрим. Не всегда это дублирование спасает. Даже троирование. Это не значит, что он летит, что у него три системы таких, три таких и три таких, что у него всего по три. Вот тогда это было бы, конечно, классно. Но это был бы не космический корабль, а какой-то монстр. То же самое касается и носителя.

Антон Алфимов: А всегда ли ракетоносители падают по одним и тем же причинам? Или это всегда какая-то новая история?

Ольга Арсланова: По крайней мере, в предыдущих падениях.

Александр Лазуткин: Я не слышал о том, чтобы это было четкое повторение.

Антон Алфимов: Потому что Вы сказали, что работает госкомиссия, работает долго, несколько недель уходит на предварительные выводы.

Александр Лазуткин: Да. Сейчас…

Антон Алфимов: То есть, по идее, мы предполагаем, что в следующий раз такого не может повториться?

Александр Лазуткин: Сейчас Вы озвучили то, что было в 2011 г. и каком-то еще году.

Ольга Арсланова: 2015 г.

Александр Лазуткин: И сейчас. То, что сейчас – пока непонятно. То, что было тогда – по-моему, эти вещи не дублируются, то есть не повторяются.

Ольга Арсланова: Просто похожие исходные данные, поэтому мы и сравниваем эти истории. Смотрите, нам пишут зрители – это вечная реакция, когда что-то происходит, рассказать о том, что у других тоже плохо: "Вот в Америке тоже периодически падают". Мы понимаем, что любая страна, которая встает на путь прогресса, как Вы сказали, сталкивается с определенными рисками.

Антон Алфимов: А что в Америке периодически падает?

Ольга Арсланова: Что-то там падает тоже у них.

Александр Лазуткин: Нет, ну там тоже носители взрываются.

Ольга Арсланова: Об этом говорит наш зритель. Вопрос в другом: если сравнивать нас с Европой, с программой европейской космической, с программами американской, китайской, многие Ваши коллеги говорят о том, что у нас она недофинансируется, что этих денег все-таки недостаточно для планомерного развития и для страховки от вот таких вещей.

Александр Лазуткин: Значит, для того чтобы говорить о том, что это недофинансируется, нужно обладать этой информацией. Я говорил, что у нас платят мало. Сколько на отрасль в полной мере платят или нет – я не слышал, чтобы было недофинансирование. Вот в конце 1990-х гг., на рубеже 2000-х гг. было колоссальное недофинансирование, там это сказывалось. И при президенте говорили: вы недодаете 30%. Он кивает головой: да, он с этим согласен.

Антон Алфимов: Недодаем, да.

Александр Лазуткин: Недодаем, да.

Ольга Арсланова: Другие приоритеты были, да?

Александр Лазуткин: Да. Сейчас я не слышал о том, чтобы недофинансировали. Не слышал.

Антон Алфимов: То есть денег теоретически хватает?

Александр Лазуткин: Нет, скажем так: все деньги, которые правительство обещает, выделяются. Другое дело, что это, может быть, мало; может быть, чего-то не хватает, хотелось бы больше, потому что мы хотели бы другие носители делать, другие космические корабли, более широкий спектр продукции космической выпускать. Для этого нужно больше денег. Но правительство говорит: нет, вот вам столько-то, в этом диапазоне работаем.

Антон Алфимов: Понятно. Смотрите. Вот несколько "Прогрессов" потеряли, аварии случаются с завидной периодичностью. Слава богу, пока – за последнее время – все нормально с людьми. Это с чем связано?

Александр Лазуткин: Это связано с тем, что космическая техника надежная.

Ольга Арсланова: Все-таки.

Александр Лазуткин: Все-таки да.

Антон Алфимов: То есть мы можем теоретически ожидать, что не дай бог что-то случится с космонавтами? Или они летают на совсем других ракетах?

Александр Лазуткин: Да нет. Мы летаем на тех же ракетах. Но что касается человека, там степень надежности, скажем, еще выше. Там мы уже применяем системы аварийного спасения – это в случае, если с кораблем, с ракетой что-то случается, даже если она на старте взорвется, экипаж останется живым.

Антон Алфимов: Да?

Александр Лазуткин: Да.

Антон Алфимов: Объект разрывается на высоте 190 километров над землей.

Александр Лазуткин: А такое уже было. Давно, в 1980-е гг., когда у нас выводился очередной "Союз" с двумя космонавтами. По-моему, третья ступень не включилась, и тоже высота была порядка 190 километров. И с этой высоты корабль спокойно отделился, то есть все эти аварийные операции произвел, и экипаж сел – с большими перегрузками, но сел. Здесь все предусмотрено. И был еще взрыв на старте, когда экипаж буквально за полторы секунды до взрыва система аварийного спасения увела от места взрыва, экипаж приземлился жив-здоров.

Антон Алфимов: А как это происходит? Капсула отстреливается что ли от ракетоносителя?

Александр Лазуткин: Ну, если мы посмотрим, то когда стартует экипаж, стоит ракетоноситель, и у него наверху есть вот такой маленький еще носик, как иголочка. Вот эта вот иголочка – это и есть система аварийного спасения – маленькая ракета. В случае, если что-то здесь происходит, то там включаются двигатели, и они уводят космический аппарат вместе с экипажем далеко и высоко.

Антон Алфимов: Понятно.

Ольга Арсланова: У нас есть звонок от Владимира из Москвы. Здравствуйте, Владимир.

Антон Алфимов: Слушаем Вас, Владимир. Вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. Я, во-первых, хочу сказать, что космическая техника является, наверное, одной из самых сложных техник вообще на Земле. И вот эти обстоятельства, которые возникли, могли возникнуть и из-за, скажем, небольшого метеорита, который пролетел. Видели, под Челябинском какие летают, так сказать, здоровенные метеориты. Попадание маленького метеорита может привести к этому. Я понимаю, что вероятность того, что это произойдет, очень мала, но как обычно, знаете, все бывает. Мне кажется, торопиться здесь не надо. Техника очень сложная. Я сам технарь, всю жизнь занимаюсь этим, поэтому я понимаю, что это такое и как сложно. Поэтому космический полет приравнивать к подвигу надо.

Антон Алфимов: Понятно. Спасибо, Владимир. Техника слишком сложна, чтобы работать бесперебойно.

Ольга Арсланова: Нам тут пишут: "А правда ли, что падение происходит из-за закупок китайских деталей по тендеру?" Это один вопрос, а второй: "Все ли комплектующие "Прогресса" произведены в России?" По качеству комплектующих конкретного грузовика есть, что сказать?

Александр Лазуткин: Я не могу сказать. Я знаю, что в принципе это правило использовать все свое – оно в космонавтике было и, наверное, продолжает быть, продолжает действовать. В силу того, что у нас с распадом Советского Союза распалась и кооперация, то есть поставщики какой-то продукции могут сейчас в данном время жить за рубежом. Но не думаю, что такой большой процент этой китайской продукции или вообще импортной продукции там используется.

Ольга Арсланова: А как Вам кажется, отсутствие по большому счету конкуренции в этой отрасли (нет частного предпринимательства в космической отрасли) – это помогает или мешает? Это хорошо или плохо?

Александр Лазуткин: Да Вы знаете, даже не знаю. У нас пока этого нет. Конкуренция присутствует на уровне межгосударственных вот этих отношений: есть Америка – у них своя программа, есть Россия со своей программой, Китай со своей программой и Европа.

Ольга Арсланова: Ну понятно, где-то на внешних рубежах мы конкурируем.

Александр Лазуткин: И вот здесь-то и происходит конкуренция. А частные… К сожалению, частников нет у нас на рынке внутри. Скажем, таких нормальных частных компаний, которые могли бы решать эти задачи и обладали бы… Ведь космос не приносит быстрых денег: эта компания должна быть очень стабильна в финансовом отношении.

Антон Алфимов: Понятно. Хорошо. Грузовик не прилетел на МКС – что это для космонавтов? Без чего остался наш экипаж?

Александр Лазуткин: Он остался без того, что там посылали ему. Все это восполнимо, кроме, может быть, времени реализации. Посылки наверняка послали ему семьи – к Новому году что-то послали, это точно не будет. Все остальное – с запасами едой, кислорода – не скажется. Здесь просто все четко планируется. Скажем так: каждый старт, допустим, грузовика – все рассчитывается под него, но всегда ставится вопрос "А что будет, если он не прилетит?" Естественно, у экипажа остается запас по еде, по каким-то расходуемым материалам. Да, мы там потеряли технику, которая нужна для проведения экспериментов. Ну, будут в следующий раз проводить, когда доставят. Или же на том, что есть, сделают.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Антон Алфимов: Спасибо. У нас в студии был Александр Лазуткин, летчик-космонавт, Герой России. Говорили мы о падении "Прогресса". Спасибо. 

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Светлана Касина генеральный директор "Национального НПФ"
  • ГОСТИ

  • Олег Рурин заместитель генерального директора госкорпорации "Фонд содействия реформированию ЖКХ"
  • ГОСТИ

  • Алексей Кравцов член Общественного совета при ФССП, председатель Арбитражного третейского суда
  • ГОСТИ

  • Александр Михайленко профессор кафедры международной безопасности и внешнеполитической деятельности России Факультета национальной безопасности РАНХиГС
  • Барух Бен-Нерия эксперт по военно-политическим делам (Израиль)
  • ГОСТИ

  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Павел Медведев финансовый омбудсмен, доктор экономических наук, профессор
  • ГОСТИ

  • Павел Бранд невролог, медицинский директор сети клиник "Семейная"
  • ГОСТИ

  • Светлана Брюховецкая проректор по маркетингу и работе с абитуриентами Финансового университета Правительства РФ, ответственный секретарь приемной кампании
  • ГОСТИ

  • Дмитрий Андреянов журналист (Ростовская обл.)
  • Евгений Опарин корреспондент (г. Владивосток)
  • Владимир Рудометкин генеральный директор ОАО "Гипроречтранс", председатель Отделения "Транспортное строительство" Российской академии транспорта
  • Жанна Мейлер корреспондент (г. Калининград)
  • ГОСТИ

  • Михаил Крейндлин руководитель программы по особо охраняемым природным территориям "Гринпис России"
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • ГОСТИ

  • Владимир Кашин председатель Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, академик РАН
  • Ольга Башмачникова вице-президент Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России
  • Алексей Кордумов терапевт, врач общей практики (Архангельская обл.)
  • Ольга Чаплина руководитель инициативной группы (д. Кашмаши, Чувашия)
  • ГОСТИ

  • Евгений Ямбург заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, академик Российской Академии образования, директор московского Центра образования №109
  • ГОСТИ

  • Валентина Сляднева оператор машинного доения
  • ГОСТИ

  • Евгений Ким ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН
  • ГОСТИ

  • Давид Мелик-Гусейнов директор НИИ Организации здравоохранения и медицинского менеджмента Москвы
  • Виктор Рожков координатор проекта ОНФ "Народная оценка качества"
  • Показать еще
    Показать еще
    Скончался советник министра здравоохранения России Игорь Ланской Он занимал должность советника последние четыре года
    вчера
    Минобрнауки предложило сделать экзамен по русскому языку в устной форме Ольга Васильева исключила вариант отмены единого госэкзамена
    вчера
    Сергей Собянин раскритиковал идею переноса столицы из Москвы за Урал Он пошутил, что чиновников можно сослать на Урал намного дешевле
    вчера
    В Свердловской области растет число пострадавших от борщевика Ежедневно в больницы обращаются десятки жителей
    вчера
    В Рязанской области открылся международный фестиваль кузнечного дела Теперь поселок Истье похож на средневековую деревню
    вчера
    Крымская "Массандра" заявила о повреждении 80 га виноградников в результате схода селя Более точные цифры будут известны после детального обследования
    вчера
    Столицу России предложили перенести за Урал Это поможет справиться с "гиперцентрализованностью" страны
    вчера
    вчера
    В Ставрополе китайская делегация присоединилась к занятиям йогой с местными жителями Китайцы внимательно изучили опыт ставропольских мастеров
    вчера
    В Сургуте неизвестный ранил ножом восемь прохожих Нападавший был застрелен на месте преступления
    вчера
    В Крыму сошел селевой поток и унес десятки машин Происшествие произошло под Судаком
    вчера
    Глава Генштаба РФ вручил сирийскому генералу наградное оружие Он получил оружие за высадку в тыл террористов
    вчера
    В Европе произошли сразу два случая нападения с ножом на прохожих Нападения произошли в финском Турку и немецком городе Вупперталь
    2 дня назад
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments