Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Юрий Савелов и Андрей Крутов - о том, нужна ли нам прогрессивная шкала налогообложения

Гости

Андрей Крутовэкономист

Юрий Савеловчлен президиума "Опоры России"

Виталий Млечин: Продолжается программа "ОТРажение". По-прежнему Ольга Арсланова, Виталий Млечин. И сейчас пришло время нашей большой темы. Поговорим о налогах на доходы. В практике мирового налогообложения преобладает прогрессивная шкала подоходного налога. Считается, что она позволяет изымать сверхдоходы, и возвращать эти средства в оборот через создание новых рабочих мест и социальные выплаты. А плоская шкала характерна для стран со слабой экономической и неэффективной налоговой системой. Так считается, по крайней мере. В нашей же стране от прогрессивной шкалы отказались, чтобы повысить собираемость, но сейчас предлагают это все вернуть. И есть тут много аргументов "за".

Ольга Арсланова: Аргументов много, и, в общем-то, дискуссия эта неслучайно все чаще и чаще возникает, потому что в последнее время мы много слышим о нашем дефицитном бюджете, и появляются различные предложения. Будь-то налоговый маневр 22/22, будь-то повышение налога на доходы физических лиц как минимум на 2 %, и многие из этих предложений вызывают возмущение у россиян.

Аргументы за прогрессивную шкалу – это опробовано, действительно, во многих странах. Например, прогрессивная шкала больше века работает в США, так собирают налоги в Германии, Британии, Швейцарии, и еще примерно в двух десятках крепких экономически стран. Во-вторых, это действительно может помочь бюджету. Нам говорят, что бюджет дефицитный, нужно поднять подоходный налог, совершить налоговый маневр, поднять пенсионный возраст наконец, а все это может сделать бедных людей в нашей стране еще беднее. Не проще ли бедных избавить от налогов вовсе, а тем, кто хорошо зарабатывает, дать возможность поделиться?

И, наконец, это справедливо. Не всем повезло, кто-то родился в большом богатом городе с хорошим выбором работы, кто-то в моногороде, где единственное предприятие-должник. Социальная справедливость подразумевает одинаковые права, но спрос по возможностям. Справедливо ли, когда богатый платит мало? И не справедливее ли, если он солидарен с менее бедными, и готов помочь обществу, которое, в свое время, дало ему возможность заработать?

Виталий Млечин: Ну, тут для справедливости надо сказать, что аргументов "против" тоже хватает.

Например, возвращение к прогрессивной шкале – сложное решение для администрирования. Россиянам самим придется декларировать свои доходы, а пока ни люди, ни налоговая служба к этому не готовы.

Еще один риск – уход зарплат в тень и искажение ситуации на рынке труда. Тут все очевидно – компании снова начнут платить жалование в конвертах, или, например, оформлять зарплаты на номинальных сотрудников.

И даже если налоги все-таки будут собираться, они вряд ли принесут существенное пополнение казне. Для серьезного роста доходов регионов повышать НДФЛ надо для среднего класса, но это как раз основа роста экономики, и со временем этот самый средний класс может перестать быть средним, и люди просто превратятся в бедных.

Давайте для начала, прежде чем начать дискуссию, посмотрим небольшой сюжет – своеобразная история вопроса. И потом продолжим.

(СЮЖЕТ.)

Виталий Млечин: Теперь представим наших гостей. Юрий Савелов, член президиума общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства "Опоры России".

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Юрий Савелов: Добрый вечер.

Виталий Млечин: И Андрей Крутов, экономист.

Андрей Крутов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте. Первый вопрос, который подразумевает пока что короткий ответ – вы "за" или "против"?

Юрий Савелов: Я против, конечно же, потому что на сегодняшний день такая нагрузка идет на малый и средний бизнес во всех направлениях, включая налоги, поэтому резких движений делать сейчас не надо. Мы и так получили за последнее время больше 20 косвенных налогов, и все это ложится на работодателя, все это ложится на производителя, соответственно, увеличиваются цены, и никуда от этого не деться. И мы сейчас, если будем увеличивать налоги, то цены, конечно же, пойдут вверх для всех.

Виталий Млечин: Как думаете вы?

Андрей Крутов: Я "за", но при выполнении двух условий. Первое – это нулевая ставка для тех, кто получает меньше прожиточного минимума, и, во-вторых, достаточно высокое начало прогрессии. Мы, например, с коллегами в свое время в прошлом составе Государственной Думы предлагали ее начинать от 3 млн руб. в год, чтобы эта прогрессивная шкала, ни в коем случае, не затронула ни малый бизнес, ни средний класс.

Ольга Арсланова: И сразу задаем вопрос нашим зрителям. Запускаем голосование с вопросом: нужна ли России прогрессивная шкала налогообложения? Вы можете ответить коротко, "да" или "нет". Номер вы видите на экране. Если у вас есть развернутая точка зрения, то пишите, пожалуйста, на наш СМС-портал, и звоните в прямой эфир.

Мы сейчас очень много говорим о таком серьезном расслоении в российском обществе.

Юрий Савелов: На бедных и богатых, практически не остается среднего звена. У нас или бедные, или очень богатые.

Ольга Арсланова: Действительно, эта диспропорция одна из самых вопиющих в мире. То есть здесь мы, увы, в таких антилидерах.

Юрий Савелов: Конечно. Гражданское общество, любая страна сильна только средним классом, которого у нас все меньше и меньше.

Ольга Арсланова: Но смотрите, если будет прогрессивная шкала, ведь эта диспропорция несколько уменьшится. То есть люди, которые очень бедные, они станут хотя бы не настолько вопиюще бедными.

Юрий Савелов: Немножко не так. Не уменьшится. Что уменьшится? Количество бедных уменьшится, из-за того, что сейчас мы обложим налогами с вами предпринимателей, работодателей, и у нас бедных станет меньше?

Ольга Арсланова: Возможно, и так.

Юрий Савелов: Да нет, конечно.

Ольга Арсланова: Если бюджет соберет больше налогов, он больше заплатит бюджетникам.

Юрий Савелов: Кто вам об этом сказал?

Ольга Арсланова: В идеальном мире было бы так.

Юрий Савелов: Давайте наведите порядок в бюджете сначала, как тратятся бюджетные деньги.

Ольга Арсланова: Это отдельный вопрос. Давайте как раз поговорим на эту тему.

Юрий Савелов: Вот именно. С одной стороны, мы собираем налоги, с другой стороны, мы не знаем, как их тратить. Дело не в этом.

Во-вторых, давайте просто объясним, что такое НДФЛ, потому что многих людей в нашей стране, к сожалению, это не касается. Спросить сейчас любого, думаю, что из десятка вам даже не ответит, касается его НДФЛ, не касается. Почему? Потому что человек, устроившийся на работу, получает свои 50 тыс. руб. (20 тыс. – аванс, 30 тыс. – зарплата), и он не знает, сколько за него платит работодатель. Вот и все. Он просто не знает, его этот вопрос не интересует. Но если на работодателя наложить дополнительные налоги, то он уже будет получать не 50 тыс., а 45 тыс. Тогда простой гражданин, как говорится, нашей страны задумается: я получал 50 тыс., а вдруг работодатель начинает мне платить 45 тыс.

Потому что у работодателя нет другой возможности оплачивать эту должность, этот профессионализм, я имею в виду этого человека, по другим ставкам. А чем сейчас страна слаба? Тем, что у людей нет денег. А их будет еще меньше. А вы говорите, что станет меньше бедных. Да нет, конечно же. Сейчас страна, все говорят о том, что покупательная возможность у страны упала, люди ничего не покупают. Неважно даже, то, что мы производим, то, что привозим из-за границы. На 13 % упала покупная способность у людей. Представляете, какая колоссальная цифра оборота экономики страны? Предприятия не могут продать то, что производят, даже по хорошим ценам. Вот где проблема. А мы давайте еще будем их, извиняюсь за такое выражение, нахлобучивать налогами, со всех сторон.

Налог на землю в Москве три года назад я лично платил 30 тыс. руб. Сейчас знаете сколько? 270 тыс. руб. в месяц.

Ольга Арсланова: У вас большой участок.

Юрий Савелов: Я не знаю, большой или маленький, с чем сравнивать, но три года назад в Москве я платил 30 тыс. руб., почти в 10 раз за три года. Это надо как-то компенсировать. Я должен заработать их, я должен с них заплатить налоги. Это косвенный налог, кстати. И заплатить за эту землю. Если завтра я не смогу это делать – я должен буду разделить. Но это неважно. Это следующий уже.

Виталий Млечин: Как вы считаете, если ввести прогрессивную шкалу, станет больше денег у бюджета, в стране в целом?

Андрей Крутов: Давайте мы для начала рамки дискуссии сузим. Во всех вариантах прогрессивной шкалы подоходного налога, которые в Государственную Думу вносились, начало этой прогрессии начиналось с суммы приблизительно в 3 млн руб. в год.

Ольга Арсланова: Это то, что предлагается сейчас.

Андрей Крутов: Грубо говоря, для зарплат выше 300 тыс. руб. в месяц. Я напомню, у нас средняя зарплата, о чем Юрий говорил, об этих многочисленных наших гражданах – это все-таки 30 тыс. руб. в месяц. То есть этот налог, по крайней мере в моей редакции, в нашей редакции – это для тех, кто получает в среднем в 10 раз больше, чем граждане России. Таких, по нашим подсчетам, от 1 % до 2 %, но в их руках сосредоточено от 30 % до 40 % дохода. То есть мы давайте не будем пугать наших простых граждан, простых работников, предпринимателей малого и среднего бизнеса. Их этот налог не коснется. По крайней мере…

Юрий Савелов: В нашей стране хотели как лучше, получится как всегда – налогом будут обложены все. Мы говорим, что надо обложить богатых с доходом в 300-500 тыс. руб. Налог будет увеличен на 2 %. Сейчас мы все платим 13 %. Понимаете, что такое налог на доходность? Получаете 10 тыс. руб., кто-то за вас государству, или сами, должны заплатить 13 % с любого дохода гражданина. Сейчас будете платить 15 %. Они хотят с 13 % на 15 %. А если будет прогрессивный, значит, соответственно, вам все равно придется платить. Вы не будете платить 13 % до 10 тыс., а если…

Ольга Арсланова: А если мы посмотрим как раз на зарубежный опыт, и на Францию, о которой говорил наш…

Юрий Савелов: Очень хороший вопрос. Не надо смотреть ни на Францию, ни на Германию.

Ольга Арсланова: А почему не посмотреть, если у людей получается?

Юрий Савелов: Отвечу на вопрос. У них более сильные экономики. Мы об этом и говорим. Мы находимся в разных экономических плоскостях. У нас свое развитие экономики, у них уже сформировавшаяся в экономике. Уже в Америке этот прогрессивный налог существует 50 лет. Нам не надо смотреть в эту сторону. Давайте смотреть на китайцев. Они нам ближе в своих экономических отношениях. Как они поднимали свою Поднебесную, почему она за 15 лет стала впереди планеты всей, и уже побеждает экономику Америки. Вот они нам ближе. Как они там себя ведут, как они там собирают налоги.

Андрей Крутов: В Китае прогрессивная шкала подоходного налога.

Юрий Савелов: Я понимаю, что прогрессивная, но я сейчас говорю немножко не о конкретном налоге, а просто о том, как они себя ведут. Я говорю: почему мы смотрим на Америку, а почему не смотрим на Китай и на его развитие? Они нам ближе. Просто давайте введем. Хотите, если человек получает 1 млн руб., то пусть он заплатит 15 %, допустим, если у него доход. Не трогать всех остальных. Но у нас не получится. С чего я начал свой диалог? С того, что не получится, потому что попадут все.

Андрей Крутов: Еще раз, мы можем фантазировать сколько угодно, и, действительно, были предложения, но, подчеркну, это были предложения нашего финансового блока правительства – действительно поднять этот налог для всех. Категорически с этим не согласен – чрезвычайно вредная история. Прогрессивная шкала подоходного налога в России должна коснуться только тех, кто выходит далеко за пределы среднего и выше среднего класса.

Ольга Арсланова: Тут очень важный момент, что мы считаем большой зарплатой, и кого мы считаем средним классом.

Андрей Крутов: Я вам привел пример.

Ольга Арсланова: Я здесь соглашусь, что в итоге средний офисный работник, у которого зарплата чуть-чуть побольше средней, посчитанной Росстатом – 50 тыс. руб….

Юрий Савелов: Они попадут, да.

Ольга Арсланова: Конечно, ты на фоне всей страны богатый, это же правда…

Андрей Крутов: Можно фантазировать сколько угодно. Есть данные о средней зарплате по стране – 30 тыс. руб. В Москве это 60-70 тыс. руб. в месяц. Наши предложения, разумные предложения – это не предложения Минфина. И если Силуанов придумает поднять…

Юрий Савелов: От какой цифры?

Андрей Крутов: От 3 млн руб. в год. Грубо говоря, 300 тыс. руб.

Юрий Савелов: Это 250 тыс. руб. Кто попадает под эту зарплату, под этот доход?

Ольга Арсланова: Депутаты Государственной Думы.

Юрий Савелов: Все государственные чиновники, все руководители госкорпораций.

Андрей Крутов: Прекрасно. Мы именно их и хотим обложить налогом.

Юрий Савелов: Да я ратую за то, чтобы не попали как раз простые работодатели, малый бизнес.

Андрей Крутов: Я вас полностью в этом поддерживаю.

Юрий Савелов: Ну, а за что мы спорим?

Андрей Крутов: Зарплата в 250 тыс. руб. – это не зарплата в малом и среднем бизнесе. Совершенно очевидно.

Юрий Савелов: А там за них будет государство платить. За ваш налог государство будет залезать себе же в карман, и платить себе в бюджет. Вот так кто платит? Кто чиновникам платит?

Андрей Крутов: С какой целью вы проявляете такую заботу о чиновниках, о сотрудниках государственных корпораций и прочее?

Юрий Савелов: Как понять, с какой целью? Потому что государство им платит зарплату.

Андрей Крутов: Ну, для чего? Их 2 % в стране.

Юрий Савелов: Вот и все, кто получает 250 тыс. Сколько их в стране?

Андрей Крутов: А вот теперь мы смотрим дальше. Что происходит, если мы эти 2 % обложим этой прогрессивной шкалой подоходного налога?

Первое. Несомненно, прогрессивная шкала подоходного налога – это вообще основа социально-экономическое стабильности любой страны в мире. Это достижение тех буржуазных революций, которые в Европе происходили. То есть богатые, чтобы их не вешали на столбах…

Юрий Савелов: Чтобы не было богатых сейчас в нашей стране, одни бедные были.

Андрей Крутов: Они делятся с той основной массой граждан, которые заработать столько не могут. Это первое.

Второе. Несомненно, фискальный эффект. Мы считали – от 300 до 600 млрд руб. Это достаточно для того, чтобы полностью освободить от налогов весь малый бизнес. Поэтому…

Юрий Савелов: Извините, если вы все-таки разрабатывали, и считаете, что это 2 %, кто входит в эти 2 %? Руководители департамента? Кто ему платит зарплату? Государство из бюджета. Значит, оно должно обложить его налогом. Он будет платить в бюджет это, а оно ему потом все равно прибавит эти 250 тыс., он будет получать 250 тыс. на руки.

Ольга Арсланова: А в этом, наверное, и все дело, потому что если мы берем Соединенные Штаты Америки, где максимальная ставка почти 40 % для тех, кто зарабатывает 400 тыс. долларов в год, то, если мы сравниваем с Соединенными Штатами, то кто у них там зарабатывает эти деньги? В основном это бизнесмены, предприниматели…

Юрий Савелов: У них предприниматели, средний класс. Конечно. У нас таких нет.

Ольга Арсланова: … которые, возможно, готовы даже с обществом делиться.

Юрий Савелов: Да.

Ольга Арсланова: Но это социально ориентированные.

Юрий Савелов: А у нас таких нет.

Андрей Крутов: То есть вы защищаете чиновников.

Ольга Арсланова: Нет-нет, я и спрашиваю.

Юрий Савелов: Я не защищаю.

Андрей Крутов: Или сотрудников госкорпораций.

Юрий Савелов: Я защищаю проект, который вы отстаиваете.

Ольга Арсланова: Это как раз вопрос, почему у нас плохо идет это предложение – потому что платить придется тем, кто это предложение принимает.

Андрей Крутов: Конечно.

Юрий Савелов: Совершенно верно. И бизнесменам, которых нет.

Андрей Крутов: Еще раз, знаете, природу не обманешь. То есть это такой же закон экономический, как закон физики. Мы можем долго спорить, что мы не согласны с притяжением Земли, но природу не обманешь. Прогрессивная шкала подоходного налога – это условие для устойчивого социально-экономического развития страны. Та дифференциация в доходах, которая у нас существует, в 15 раз между 10 % самых бедных и 10 % самых богатых, иначе как этой системой не решается.

Виталий Млечин: Давайте сейчас послушаем Евгения из Московской области, а потом продолжим. Евгений, здравствуйте.

- Алло. Здравствуйте. Вы знаете, есть такое понятие "прибавочная стоимость". Прибавочная стоимость – это часть неоплаченного труда рабочего. Я сам бывший капиталист, можно так сказать, но не очень высокого уровня, но я всегда старался именно так поступать. Я однажды как-то прочитал, перечитал Карла Маркса, и мне казалось, что он пишет именно про меня, как я действую, как я иду веду свое предприятие, руковожу своим предприятием, и поэтому я всегда старался: если какие-то сверхурочные работы, то старался их как-то и не оплачивать, или как-то по-другому их представлять. Поэтому я абсолютно уверен, что прогрессивная шкала налогов – это именно то, что нужно сейчас нашей стране, и нужно для оздоровления нормального климата между работодателем и работниками.

Виталий Млечин: А вы сами готовы больше платить?

Юрий Савелов: Есть с чего?

- Я сейчас уже не работаю, но, в принципе, я бы платил, но платил только в том случае, если это было на каком-то критической точке, когда уже работники и рабочие, я чувствовал, что начинает идти какое-то брожение.

Виталий Млечин: Ясно. Спасибо большое. То есть вы за налог, но чтобы другие его платили. Спасибо большое.

Юрий Савелов: Если бы так было все просто, мы бы сейчас подняли налог, и решили все свои проблемы, получается? Вы что?

Ольга Арсланова: Тут действительно очень важный момент. Давайте сначала разберёмся в структуре бюджета. Сколько вообще в бюджете составляет сбор НДФЛ?

Андрей Крутов: Очень важно отметить, что этот налог поступает в регионы. Он поступает в региональные, хотя является федеральным.

Ольга Арсланова: Это один из немногих налогов, который остается в регионе.

Андрей Крутов: Да, хотя является федеральным налогом, но поступает он в бюджеты регионов, и муниципальные бюджеты, вечно дефицитные. Я уверен, что тот предполагаемый фискальный, бюджетный эффект в размере от 300 до 600 млрд руб. ежегодно нашим дефицитным регионам не помешал.

Юрий Савелов: Хотелось бы хотя бы запросить справку из налоговой из Пензенской или какой-нибудь Тверской губернии, сколько же у них там все-таки людей с окладом в 250 тыс. и выше. Какая будет цифра, как вы говорите, которая спасет всю страну?

Андрей Крутов: Я говорю, еще раз, в среднем это 1-2 %. Да, это немного, но суммы большие.

Юрий Савелов: Сумма – нет, просто количество. 100 человек по 250 тыс. – получают 25 млн. Я хотел бы понимать, сколько придет в бюджет, и насколько это поможет, как вы говорите, региону. Это все можно разложить.

Ольга Арсланова: Это очень важный момент.

Юрий Савелов: И если в них попадают чиновники в 80 % случаев, то это опять бюджетные деньги региона, которые они получают в зарплату. Свои 250 тыс. они получают, сколько вы налога прогрессивный для чиновника ни сделаете. Вы должны это четко понимать.

Ольга Арсланова: А структура бюджета – это даже не половину бюджетных денег?

Андрей Крутов: Нет, конечно.

Ольга Арсланова: Это где-то четверть, плюс-минус?

Андрей Крутов: Нет, это еще меньше.

Юрий Савелов: Да там, господи…

Ольга Арсланова: Смотрите, если каких-то очень бедных людей, которых действительно очень много – простая математическая формула, – например, вообще избавить от налогов…

Андрей Крутов: Я с этого, кстати, и начал.

Ольга Арсланова: … а богатых обложить – кто-то из них уйдет в тень, кто-то выведет, кто-то найдет способ не платить. Не получится ли так, что бюджет в итоге проиграет?

Андрей Крутов: Еще раз, как должна выглядеть система подоходного налогообложения в России в идеале? Мы об этом уже говорим последние лет 20.

Первый пункт. 0 % подоходного налога для тех, кто получает ниже прожиточного минимума. Можно ориентироваться на МРОТ. У нас он в районе 7000, такие зарплаты в стране есть. Эти люди не должны платить никаких подоходных налогов.

Второе. Для сверхдоходов сверхналоги. Еще раз, повторюсь, не устаю повторять, от 300 тыс. руб. в месяц прогрессия должна начинаться, и где-то быть процентов 25, как мы предлагаем. Остаются 90 % наших граждан – основная масса наших граждан. Средний класс, выше среднего класса. Эти люди должны иметь налоговую систему с развернутой системой так называемых налоговых вычетов: на образование детей, на здравоохранение, на дополнительное пенсионное обеспечение. Вот так должна выглядеть… Плюс еще, если вернуться к богатым – налог на роскошь.

Виталий Млечин: Все, что вы говорите, очень разумно, но почему-то о налоговых вычетах как-то сейчас не идет речь, а только о повышении налогов.

Андрей Крутов: Налоговые вычеты существуют. Мы неоднократно предлагали их повысить. Дальше переходим к политическому вопросу. Нужна, конечно, для этого политическая воля.

Юрий Савелов: Да нет. Причем здесь политическая воля? Есть экономика. Кто-то эту экономику в нашей стране регулирует, я имею в виду, кому это позволено. Они считают, что это так. Даже не политическая воля.

Вопрос в другом. А не хотите рассмотреть другой налог – не хотите наоборот? Никогда не задумывались? От 300 тыс. хотите? Вот если человек получает 300 тыс., то он должен налог платить 3 %? Никогда не считали в обратную схему? Существует такая теория, и на практике есть – наоборот все. А кто получает 20 тыс., он должен платить 20 %. Вы об этом слышали?

Андрей Крутов: У нас, кстати, по факту и существует регрессия. Дело в том, что чем больше заработная плата при превышении определенного предела в районе 900 тыс. руб. в год, в два раза снижаются взносы в пенсионный фонд. У нас регрессия для зарплат. У нас уже, по сути, существует прогрессия для тех, кто зарабатывает мало. Так что вы можете уже наслаждаться результатом. А результат очень плохой.

Юрий Савелов: А что, плохой результат последних сборов налогов? Мишустин со своей командой собрал на 30 % больше, чем в прошлом году.

Андрей Крутов: Результат плохой – это повышение социальной напряженности в обществе.

Юрий Савелов: Правильно, потому что работодатели не могут платить достойную зарплату, а у людей нет денег. Вот вам и социальная напряженность. Все очень просто.

Ольга Арсланова: Наши зрители подозревают, что у вас зарплата в 300 тыс., и вы не хотите платить, не хотите делиться с теми, у кого 10-15 тыс. руб., а таких очень много у нас в стране.

Юрий Савелов: Я не хочу платить? Я плачу налоги, и плачу приличные налоги. Допустим, у меня не в 300 тыс., у меня зарплата чуть больше, но она вся отражена в декларации. Соответственно, в пенсионные фонды и во все остальные фонды на плачу 41 %, как и все. Она у меня не 300 тыс., она у меня чуть больше. Но суть не в этом. Пусть мне еще больше сделают налог, допустим – я заплачу. Что дальше с этими деньгами? Кто-то предлагает поднять пенсии за счет этого. Кто это будет делать в нашей стране? Хорошо, мы увеличили собираемость налогов, подняли налоги. Давайте за счет этих денег увеличим пенсии. Вы думаете, это произойдет? Да нет, конечно. Деньги уйдут туда, куда они должны уйти.

Андрей Крутов: Вы только что Мишустина хвалили.

Юрий Савелов: Да, хвалю Мишустина. Единственный из министров, с выдающейся своей командой, который, не расстреливая предпринимателей, не сажая их в тюрьму, создал такую систему, что все сейчас, по крайней мере, платят налоги и НДС. Все платят налоги. Две платежки, которые прошли не очень удачно – человеческий фактор. Мы в книге продаж отразили, что продали на 300 тыс. руб., а у себя отразили, кто купил, на 600 тыс. руб. Все, налоговая инспекция тут же звонит и говорит: "Как вам выезжает камеральная проверка, и будет вас всех проверять, потому что наверняка вы уходите от налогов". Это сделал Мишустин, и при определенном раскладе ему потом еще памятник поставят.

А то, что делалось до него – это был все штраф, условный срок, тюрьма, расстрел. Вот так хотели добиться от людей, от предпринимателей, платить налоги. Так вот он сделал так, что мы все платим – за нами контроль идет, но никого не расстреляли, и уже давно как бы нет таких серьезных уголовных дел. Ну, как понять давно? Я имею в виду, за старые грешки всех подтягивают, а за 2016-2017 год – там уже, действительно, люди стали платить налоги.

Виталий Млечин: Нам позвонил Вячеслав из Москвы. Здравствуйте.

- Здравствуйте. Я считаю, что налог все-таки надо вводить с какой-то определенной суммы. На мой взгляд, это очевидно 1,5 млн зарплата в год. И отсюда надо поднимать. Кому-то 20 %. Допустим, 3-5 млн – 25 %, и так далее. И довести до 50 % при очень больших доходах.

Юрий Савелов: Ну, кто будет платить, Вячеслав? Вот вы считаете… Давайте введем налог. Работодатель будет платить этот налог, или он уменьшит зарплату? Вы получаете 50 тыс. руб., вы сказали, 1,5 млн руб. Делим.

Ольга Арсланова: А какая разница ему, сколько платить?

Юрий Савелов: Как понять, какая разница?

Андрей Крутов: Как это он уменьшит зарплату? Можно поподробнее?

Юрий Савелов: Очень просто. Придет и скажет вам: "Вы получали 80 тыс. руб., а будете получать 70 тыс. руб.".

Андрей Крутов: А, то есть когда вам, как собственнику бизнеса, поднимут налог…

Юрий Савелов: Конечно, как работодатель.

Андрей Крутов: … вы мне, как своему наемному работнику, снизите зарплату?

Юрий Савелов: Почему мне-то? Я за вас должен заплатить не 13 %, а 30 %.

Андрей Крутов: Я не очень понимаю.

Юрий Савелов: Что вы не очень понимаете? Когда придет, налог платить мне нужно будет с ваших 100 тыс. руб. или с 50 тыс. руб. – вы говорите, средняя зарплата в Москве 60 тыс., – я же за вас должен заплатить. Где я их возьму? Я должен принести прибыль.

Ольга Арсланова: Вы же так и зарплаты…

Андрей Крутов: Вы же платите начисления, социальные…

Юрий Савелов: Какой зарплаты? Я плачу зарплату от прибыли. Коммерческая структура не может платить. Не государственная из бюджета. Поставили вам 200 тыс., вы государственный чиновник – вам из бюджета взяли и заплатили.

Ольга Арсланова: Как приятно говорите.

Юрий Савелов: То в коммерции это совершенно другое – сколько заработали, столько получили все сотрудники. У них нет окладов. Есть минимальные оклады, допустим, все остальное, премии рассчитаны на доход, который приносит компания, малый бизнес, средний.

Андрей Крутов: Прекрасно. Ваших работников прогрессивная шкала в нашей редакции не коснется.

Юрий Савелов: Почему не коснется?

Андрей Крутов: Она коснется только вас.

Юрий Савелов: Почему только меня?

Андрей Крутов: Как руководителя предприятия. У вас сколько сотрудники получали в среднем на предприятии?

Юрий Савелов: Да неважно, сколько они получают. Я считаю, что сотрудники среднего бизнеса не должны получать по 250 тыс. руб.? Вы хотите, чтобы в стране было много бедных, не было среднего звена? Для вас зарплата в 250 тыс. топ-менеджера, коммерческого директора, директора по продажам, еще кого-то – это большие деньги, 5 тыс. долларов?

Андрей Крутов: Слушайте, для основной массы страны большие деньги – это 10 тыс. руб.

Юрий Савелов: Функционал разный.

Давайте всех налогами обложим, давайте это…

Андрей Крутов: Не всех, а 2 % наших граждан.

Юрий Савелов: И это спасет страну?

Андрей Крутов: Отчасти да.

Юрий Савелов: Да отстаньте.

Ольга Арсланова: Мысль ясна. То есть если людей с такими зарплатами, да, большими для страны…

Юрий Савелов: Нам нужны такие люди с такими зарплатами.

Ольга Арсланова: … ограничивать, то у них не будет стимула больше зарабатывать.

Юрий Савелов: Конечно.

Ольга Арсланова: То есть такая система действительно возможна.

Юрий Савелов: Она не возможна, она просто губительна.

Ольга Арсланова: Ощущение, что а зачем стараться заработать больше, если все равно государство у меня половину отнимет? То есть на сознание не будет ли это влиять пагубно?

Андрей Крутов: Я не думаю.

Юрий Савелов: Просто ответ – "не думаю". А так и происходит. Зачем работодателю платить? Сейчас хотят обелить зарплаты, все это происходит, все это делается. Зачем работодателю поднимать уровень доходности сотрудника до определенной суммы? Он не будет этого делать. Почему сотрудник не может получать 500 тыс., 1 млн руб., если он 1 на 10 тыс. человек такой?

Андрей Крутов: Таких сотрудников 2 % в стране.

Юрий Савелов: И поэтому вас ничего не спасет. Вы хотите обложить налогами 2 %, из которых 80 % чиновников.

Андрей Крутов: К сожалению, малый бизнес неспособен такие зарплаты платить, средний бизнес неспособен.

Юрий Савелов: А этим страна и слаба…

Андрей Крутов: Крупный, если способен – ну, прекрасно.

Юрий Савелов: … если таких людей очень мало.

Виталий Млечин: Давайте послушаем Ирину из Санкт-Петербурга.

- Добрый вечер. Я больше сторонница Юрия Савелова, потому что этот человек говорит действительно очень важные и реальные вещи. И как раз против Андрея Крутова. Мне кажется, ему немножечко нужно разобраться в вопросе, и все-таки не поверхностную информацию собирать, а жить реальной информацией и цифрами. К Юрию Савелову у меня даже нет дополнений, ничего не сказать большего. Он говорит совершенно важные вещи, которые касаются сегодняшнего времени. И прежде чем что-то предлагать, нужно все-таки понимать, о чем мы говорим. Как раз мне его позиция намного ближе. И спасибо ему за нее.

Андрей Крутов: Это подтверждает, что, естественно, те 2 %, которые сейчас платят столько же, сколько и все остальные, они эффективно лоббируют отсутствие этого прогрессивного подоходного налога.

Юрий Савелов: У них вся власть, они это лоббируют. Конечно. Это правда.

Ольга Арсланова: То есть я так понимаю, что Ирину не убедил пример практически всей Европы. Ведь очень мало стран среди развитых экономик…

Юрий Савелов: Да не надо смотреть на Европу, у них другая экономика.

Андрей Крутов: Еще раз, есть позиция – отстаивать интересы 2 % наших граждан. И есть позиция остальных 98 %. Если эти граждане, эти уважаемые мною люди, предприниматели, на которых очень многое в стране держится, будут и дальше противопоставлять себя оставшимся 98 %, ничем – помяните мое слово, Юрий – кроме социального взрыва, и не приведи, господь, не закончится.

Юрий Савелов: Этот ваш прогрессивный налог НДФЛ, он не решит этих вопросов глобальных. Взрыв произойдет совершенно от других вещей. Это так мы с вами говорим об этих увеличениях прогрессивного налога, который принесет в бюджет лишнюю сотню миллиардов рублей с этих 2 %, не более. Вы посмотрите, что происходит с долларом, допустим. Если доллар сейчас, Центральный банк играет в эту игру, доллар стоит 66, сейчас 57 – на 20 % понизился (я к примеру говорю, идет коллапс) – вот бизнес от чего страдает.

Ольга Арсланова: Но это было бы хорошим сигналом для общества: "Смотрите, мы думаем о справедливости, мы думаем о том, как вы живете".

Юрий Савелов: Это три месяца. Представляете, какой короткий срок – за 3 месяца доллар упал на 20 %?

Ольга Арсланова: Да.

Юрий Савелов: Завтра за 3 месяца он поднимется на 20 %. Кто на этом заработает? Вот эти все деньги Центральный банк и компенсирует. Сейчас любой налог дополнительный… поверьте, столько налогов на страну, неважно, прогрессивный он или не прогрессивный, на богатых или на бедных, их очень много.

Ольга Арсланова: Но страдают от них больше все-таки бедные люди, это пишут наши зрители. Давайте несколько СМС, а то они нас ругают, что мы их не читаем. Не успеваем просто.

Юрий Савелов: Он правильно сказал. Я просто дополню, что эти 2 %, они так сделают, что будут платить все, которые имеют власть и администрацию.

Андрей Крутов: Видите, а вы льете воду на их мельницу.

Ольга Арсланова: Нам пишут: "Малые предприниматели больше прибедняются. Своим работникам платят гроши, а сами имеют огромные теневые доходы. Для них люди – рабы".

"Правильно говорит Юрий Савелов – будут искать более дешевых работников, многие закроют свой бизнес".

"Средняя зарплата бюджетников, – нам напоминают, – 18-20 тыс. руб. Пусть чиновники и платят".

Юрий Савелов: И премии, не забывайте. Это оклады.

Ольга Арсланова: "Зарплата 10-15 тыс. руб. – вообще стыдно брать налог". С этим сложно не согласиться.

"Предприниматели компенсируют свою зарплату у государства за счет своих работников. Так и будет".

И вечный вопрос: "Куда идут эти налоги?". Например, транспортный налог, имущественный – тоже непонятно.

Юрий Савелов: Кстати, да, "Платон" – это ведь тоже налог. Сейчас на бизнес он лег. Я вам сказал, 20 с лишним налогов. "Платон" – это ведь очень прилично. Каждую неделю предприятие, чтобы послать свою машину, платит по 50-70 тыс., чтобы машина выехала за ворота предприятия, и отвезла груз или товар, или привезла что-то. Откуда он взялся, для кого он взялся? Это идет на ремонт дорог? Кто об этом сказал? Кто это проверяет?

Ольга Арсланова: То есть ваша позиция – сколько ни собери, даже если соберешь больше, мы этого не увидим?

Юрий Савелов: Да конечно. Все это как через сито проходит.

С юмором рассказываешь эти вещи. "Бюджет" – бочка стоит с медом, бюджет средств российских. Во всей стране ее черпают. Где-то ложками, в Америке столовыми ложками, в Европе чайными, но все равно черпают из бюджета, и никуда от этого не уйти. В некоторых странах типа России черпают черпаками большими армейскими. Там уже дно, мы дочерпали. Дна-то не осталось, надо собирать. А у нас как всегда. Они не хотят на ложки переходить, они хотят с черпаками, все как было год назад, три года назад. И вот налог добавляем, он только начинает, новый налог падать в бюджет, а там уже кто-то его черпачком – по делу даже не успел упасть. Так полушутя-полусерьезно – это то, что происходит в нашей стране. Поэтому не только надо собирать налоги, а еще контролировать, как это тратится, что это происходит. Проекты, стадионы. Питерский стадион – в три раза вырос бюджет за 3-4 года, пока строили.

Виталий Млечин: Валентин из Красноярска. Здравствуйте.

- Здравствуйте. Я по шкале прогрессивного налога. С вашего канала слышу, что на земном шаре практически все страны налог вводят, и только шесть стран, или сколько, в том числе Россия, прогрессивную шкалу подоходного налога не вводят. Как они поясняют, собираемость налогов будет меньше. Когда ввели 13 %, собираемость стала 0 %. Почему весь мир пользуется этой шкалой, а у нас Россия какая-то особенная? Хотел бы услышать.

Ольга Арсланова: Спасибо. Вопрос собираемости и эффективной траты бюджета – это отдельная вещь, с которой надо разбираться.

Андрей Крутов: Юрий, кстати, уже ответил. Проблема первая. Когда его ввели, никакой… Повышение собираемости – это мифология. Тогда вначале 2000-х возрос объем НДФЛ из-за того, что его в этот же момент ввели для военнослужащих с денежного довольствия, и дальше темпы его сбора росли ровно с темпами роста Фонда оплаты труда в экономике. Никакого повышения собираемости не произошло.

Теперь по поводу администрирования. Юрий сам ответил, по сути, на этот вопрос. 2 % очень легко администрировать – высокие технологии, Мишустин молодец. Более того, эти 2 % – это все-таки обычно крупный бизнес, это крупные корпорации, в том числе государственные, они не убегут, не спрячутся, у них белые доходы. На самом деле, валить в одну кучу налогообложение бизнеса и налогообложение сверхдоходов и сверхпотребления не надо. Еще раз, налог на доходы физических лиц – это персональный налог, который платит работник, высокооплачиваемый топ-менеджер.

Юрий Савелов: Хотя бы не с 300 тыс. начните, а начините хотя бы с 500 тыс.

Ольга Арсланова: Вы уже торгуетесь.

Андрей Крутов: Если он будет платить несколько десятков тысяч рублей ежемесячно больше – вы знаете, даже его привычка менять машины каждый год не пострадает.

Виталий Млечин: Смотрите, какой вопрос: "А почему бы не уменьшить зарплаты депутатов и других госчиновников? Тогда, возможно, не нужно будет пересматривать налогообложение". Действительно, может, по этому пути пойти?

Юрий Савелов: Нет. По какому пути? Если вы не будете платить чиновникам деньги, то опять вернемся…

Виталий Млечин: Никто не говорит, что вообще не платить. Может быть, чуть-чуть поменьше?

Андрей Крутов: Мы всегда расширяем нашу дискуссию. Но давайте на этот вопрос ответим. Дело в том, что государственные расходы в условиях кризиса – это то немногое, от чего может оттолкнуться наша экономика. Ни в коем случае не государственные инвестиции, не зарплаты бюджетникам в кризис сокращать нельзя.

Ольга Арсланова: С другой стороны, есть еще идея – налог на роскошь, налог на варенье.

Андрей Крутов: Закончим мысль. Это покупательный спрос для продуктов…

Юрий Савелов: Завтра налог на воздух будет. Давите сразу на воздух.

Ольга Арсланова: На наследование, на какие-то дорогие вещи. Тоже вещь существуют такие…

Юрий Савелов: Почему плохо, что у нас в стране может быть средний класс? Человек купил машину…

Андрей Крутов: Да не плохо. Мы же не предлагаем…

Юрий Савелов: Вы предлагаете с 300 тыс. ограничить. 300 тыс. руб. – это 5 тыс. долларов. Почему человек не может зарабатывать 10-15 тыс. долларов?

Андрей Крутов: Пускай зарабатывает больше. Он будет зарабатывать больше, и будет получать больше.

Юрий Савелов: Было такое выражение "новый русский". Вы знаете, с каким доходом считается "новый русский"? И сейчас это происходит. Цифру знаете? Когда у нас был бум, когда мы ездили заграницу, меняли машины, бизнесом занимались, конец 1990-х, нулевые. Знаете, какая цифра дохода была нового русского? 20 тыс. долларов, и таких людей у нас было много 10 лет назад, 12 лет назад. Сколько сейчас людей осталось? А вы еще их хотите меньше сделать.

Андрей Крутов: Их было много в вашем окружении.

Юрий Савелов: Да причем здесь в вашем, не в вашем?

Ольга Арсланова: Давайте вспомним, как они зарабатывали. Слушайте, многие зарабатывали незаконно.

Юрий Савелов: Я говорю сейчас не об этом, кто как зарабатывал.

Ольга Арсланова: Это важный момент.

Юрий Савелов: Я говорю о том, какой человек имел доход. Пусть он платит налоги, пусть он платит прогрессивный налог, но чем больше в стране будет людей с доходом в 20 тыс. долларов – поверьте, мы будем жить совершенно в другой стране. Соответственно, бедных у нас будет еще гораздо меньше, из-за того, что средний класс.

Ольга Арсланова: Из-за того, что тогда многие заработали много, у многих сейчас совсем мало.

Юрий Савелов: Я не говорю, как они заработали, а я говорю, что общество сильно средним классом с доходом в 20 тыс. долларов.

Ольга Арсланова: С этим мы не спорим.

Андрей Крутов: Я средний класс не трогаю. Еще раз подчеркну и для Юрия, и для основной массы граждан. Доходы выше 300 тыс. руб. в месяц получает 1,5-2 % населения.

Юрий Савелов: Но вы не знаете, потому что…

Виталий Млечин: А что у нас считается средним классом? Давайте оговорим эти рамки.

Андрей Крутов: Я опираюсь на данные официальной статистики. На самом деле, к среднему классу себя в России причисляют не по уровню дохода, а, что называется, ментально.

Юрий Савелов: По классу автомобиля.

Андрей Крутов: На самом деле, и молодой специалист, и работающий пенсионер считают себя средним классом в России.

Ольга Арсланова: Не являются.

Андрей Крутов: По факту, конечно, им далеко до 20 тыс. долларов.

Ольга Арсланова: В мировой классификации это бедные люди. И нам об этом пишут: "Спуститесь на землю. Оклад не 15 тыс., а рядовой специалист – 2850 руб., все остальное – доплаты. Ростовская область".

Андрей Крутов: Давайте о них поговорим.

Юрий Савелов: Подождите. Все должны получать по 2850 руб., что ли?

Ольга Арсланова: Не должны.

Юрий Савелов: Вот именно. А я говорю, что чем больше людей будут получать больше 300 тыс. руб…

Ольга Арсланова: А кто же им заплатит-то? Из каких денег?

Юрий Савелов: Причем здесь заплатят? Это и есть экономика слово. Как и из каких денег? Вот сейчас компьютерщика брали на работу программу написать. Нам там надо было на фирме дописать программу. Хотели на два месяца взять компьютерщика. Пожалуйста, дали рекламу. Я спрашиваю: "Взяли компьютерщика?" – "Нет" – "Почему?" – "150 – не подходи". Я говорю: "Да вы что, охренели, что ли?". Он говорит: "150 – не подходи. Я даже на собеседование не поеду". Я говорю: "Как так? Это какие деньги-то. Ну, 80 тыс. было. И то опыт". А сейчас 150 – не подходи, он даже на собеседование не выезжает. Вы говорите: "Откуда?". Вот оттуда. Значит, он востребованный.

Ольга Арсланова: Это Москва.

Юрий Савелов: Неважно. Он востребованный, и пусть будет работник востребованный, получать свои 200 тыс. в месяц.

Андрей Крутов: Ну, и, слава богу, он не подпадет под наш вариант прогрессивной шкалы.

Юрий Савелов: Это он только на собеседование не едет от 150 тыс. руб., а потом он попадет.

Ольга Арсланова: Знаете, как вы сейчас обижаете всю страну, и бюджетников? Правда, люди говорят, что они живут в совершенно другой реальности.

Виталий Млечин: Давайте послушаем Елену. Здравствуйте.

Юрий Савелов: Я знаю, в какой реальности они живут.

- Алло, здравствуйте. Меня зовут Елена, я звоню с Мурманска, это север. Вы, наверное, знаете, что на севере у нас добавляется к зарплате еще 80 %? И средняя зарплата – не низкая, а средняя – у нас получается 30 тыс. Вы где живете, товарищи?

Юрий Савелов: В Москве.

- Какой прогрессивный налог от 500 тыс. руб.? 30 тыс. на Севере.

Юрий Савелов: А представьте, что у вас эти 30 тыс. – еще коснется увеличение, за вас будет работодатель платить еще 2 %? Потому что все будут платить.

Андрей Крутов: Еще раз, фантазировать можно о чем угодно. Очень правильно нам люди говорят. И получая такие деньги, людям не хватает на то, чтобы выплачивать просто их обязательные расходы. У нас помимо НДФЛ, если рассмотреть эту ситуацию чуть пошире, куча обязательных платежей людей, начиная от жилищно-коммунальных услуг, заканчивая иными имущественными налогами, постоянно растущими тарифами, закредитованность населения огромная, платежи в пользу банковских учреждений. Когда этот человек, который получает 30 тыс. в Мурманске, рассчитывается со всеми обязательными платежами, ему кушать нечего остается. А когда, при всем уважении, при огромном уважении предпринимателям, как Юрий, когда он выплатит все обязательные платежи, точно такие же, у него еще тысяч 300-400 останется. Вот в чем разница.

Юрий Савелов: Заглядывать в чужой карман не надо.

Андрей Крутов: Я не заглядываю в ваш карман. Мы берем средний.

Юрий Савелов: Я хотел бы, допустим, вас спросить. Я уехал вчера в полседьмого из дома, и вернулся в пол-одиннадцатого. Понимаете?

Андрей Крутов: Вы думаете, что у нас 98 % населения не работают так же, как вы?

Юрий Савелов: Наверное. Я не знаю.

Андрей Крутов: И получают 30 тыс.?

Юрий Савелов: Я не знаю.

Андрей Крутов: Также работают.

Юрий Савелов: Это и есть показатель работы.

Андрей Крутов: Но получают 30 тыс. руб.

Юрий Савелов: Он может сутками домой не появляться.

Ольга Арсланова: А я вам пример из жизни. "Я врач "скорой", мой оклад на ставку 6300. Мы работаем на две ставки".

Юрий Савелов: Государственная структура. Давайте не будем трогать государственную структуру, давайте говорить о бизнесе. В каком плане о бизнесе? Мы сейчас говорим о налоге на бизнес, поэтому трогаем бизнес. Если вы на бизнесе работаете по 10 часов, значит, вы должны зарабатывать, работодатель вам должен платить. Тогда зачем вам работать 10 часов? Работайте 8 часов с 9 до 18.

Ольга Арсланова: Так мы без бюджетников тогда останемся.

Юрий Савелов: Почему? Просто бюджет – другая тема. Мы сейчас говорим о предпринимателе, что чтобы получать не 30 тыс., а 50 тыс., человеку надо работать. Сейчас либералы в Государственной Думе предлагают ввести за ненормированный рабочий день дополнительные отпуска. Давайте вообще работать не будем. В стране такой коллапс происходит. Здесь мы налоги поднимаем, работодателю тяжело, люди по 30 тыс. получают. Как им помочь?

Ольга Арсланова: Но и им и их работодатели предприниматели столько платят зачастую на предприятиях.

Юрий Савелов: Работодателю тоже нечем платить. Это такое предприятие. Санкции ввели – молокозаводы поднялись, сельское хозяйство поднялось. Сейчас доллар упадет – все равно найдут способ сразу вводить импорт с того же Китая – опять начнется конкуренция. Еще налог плюс.

Виталий Млечин: Давайте посмотрим небольшой сюжет. Наши корреспонденты спрашивали людей на улицах, какую шкалу налогообложения они считают справедливой.

(ОПРОС.)

Ольга Арсланова: Андрей, недавно проводили соцопрос, спрашивали: "Как вы отнесетесь к повышению НДФЛ на 2 % до 15 %?", то, о чем говорили недавно. И большинство опрошенных сказали, что даже при таком раскладе – эти 2 % – они готовы уходить в тень. Говорит ли это о том, что сейчас все-таки россияне обложены непосильными налогами, уже сейчас мы на грани?

Андрей Крутов: В целом – да, конечно. И поэтому мы и говорим, что, ни в коем случае, нельзя повышать для 98 % населения налоги ни на йоту, их надо снижать, вводить необлагаемые минимумы, и вводить развернутую систему налоговых вычетов. Я уже об этом говорил. У нас по всем направлениям финансовая нагрузка на домохозяйства растет. У нас уже зачастую текущие доходы людей текущих расходов не покрывают. То есть помимо НДФЛ человек должен заплатить новые налоги, исходя из кадастра, он должен заплатить жилищно-коммунальные услуги, которые растут на 10-15 % ежегодно, он должен заплатить за платные образовательные услуги, услуги в сфере здравоохранения, он должен заплатить кредиты, которые люди при попустительстве властей набрали. После этого у него на руках остается zero (ноль).

Ваш опрос, который вы показали, показывает, что народ все это понимает. И когда 2 % этих людей, не дай бог, с такой позицией, как, к сожалению, Юрий ее чем оглашает, он выйдет к этим людям на улицу и попытается о чем-то возразить – вот будет социальный взрыв.

Юрий Савелов: Вначале передачи я говорил о том, что вы не обложите эти 2 %. Вы на этом настаиваете, но решение будет другим – налогом будут обложены все. Поэтому тогда не ко мне обращайтесь, а к Силуанову.

Юрий Савелов: Поэтому с 13 % до 15 %. Вы говорите про 2 %, 3 %. В налоговом, если сейчас произойдет с 13 % до 15 %, то пострадают все: и те, кто получают 10 тыс., 30 тыс. и 150 тыс. Вот я о чем говорю.

Андрей Крутов: Еще раз повторю, в редакции нашего предложения – нет.

Юрий Савелов: Ваша редакция простая: получаешь миллион – плати…

Андрей Крутов: Попытка заодно в свои союзники этих граждан забрать, она, наверное, правильная с тактической точки зрения, но она вводит в заблуждение наших граждан.

Виталий Млечин: Давайте послушаем Елену из Санкт-Петербурга. Елена, здравствуйте.

- Здравствуйте. Абсолютно, категорически против прогрессивной шкалы налогов, потому что в нашем коррумпированном государстве, особенно коррумпированной власти, верхушке, прогрессивную шкалу налога вводить нельзя. Потому что, если мы ее введем, то пострадают не те, кого мы хотим наказать этой прогрессивной налоговой шкалой, а пострадают обыкновенные бизнесмены. Малого бизнеса уже нет, уже средний пострадает. Поэтому пока мы не наведем порядок и не поймем вообще, куда у нас идут налоги, этого абсолютно делать нельзя.

Ольга Арсланова: С другой стороны, так можно дойти до следующих рассуждений: раз налоги тратятся непонятно как, давайте мы их вообще платить не будем. Это отдельная история.

Юрий Савелов: Почему? У нас очень много налогов. Я вам про землю сказал, вы к этому как отнеслись? 3 года назад 30 тыс. стоило, один бизнес был, а сейчас это 270 тыс. – в 10 раз. "Платон" появился – постоянно платим. Пришли какие-то люди: "У вас временное строение, вы должны его снести или заплатить еще один налог", придуманный я не знаю кем, районной администрацией. И сейчас все это происходит.

Андрей Крутов: Прекрасно. Так это налоговая нагрузка на бизнес. Вы рассказываете о налоговой нагрузке на бизнес.

Юрий Савелов: Какая разница? Это нагрузка на все. Какое на бизнес? На все сразу. На зарплату, на товары. Нагрузка идет на все, все в одной цепочке.

Андрей Крутов: Не надо путать налоговую нагрузку на бизнес с налоговой нагрузкой на сверхдоходы и сверхпотребление.

Юрий Савелов: Я ничего не путаю. Любая нагрузка, которая заставляет платить бизнес, отражается на всем.

Андрей Крутов: Не надо это путать.

Юрий Савелов: Мы говорим сейчас не о сверхдоходах. Предложение было с 13 % до 15 %. Сейчас вначале передачи – или налог сравнять – 22/22. Понимаете, о чем говорю?

Ольга Арсланова: Это то, что сейчас предлагают.

Юрий Савелов: Да. Если они сейчас сделают это 22/22, то еще бизнес умрет, потому что оборот НДС гораздо больше, чем оборот заработной платы.

Андрей Крутов: Я категорически против таких предложений Минфина. Полностью с вами согласен.

Юрий Савелов: Кто пострадает от этого налога?

Андрей Крутов: Полностью согласен.

Ольга Арсланова: Вопрос от наших зрителей, и сразу несколько зрителей интересуются: "Вы считаете, что мы мало зарабатываем, потому что мы ленивые, или почему?"

Юрий Савелов: Очень интересный вопрос. Я бы не сказал, что ленивые, потому что, допустим, если привести пример – праздники Нового года, – то люди на 7-8 день, отдыхая, уже устают от отдыха, и говорят: "Хоть бы на работу выйти". Премьер-министр нам почему-то дает праздников – я удивляюсь. В прошлом году мы гуляли 11 дней, и люди у меня на работе, начиная от простого уборщика, говорят: "Когда на работу-то я выйду? Я уже все прогулял". Зачем это гулять? Я не говорю, что они ленивые. У нас самый прогрессивный народ, самые прогрессивные предприниматели. Даже китайцы – я уже про Европу не говорю – рядом не стоят. Сейчас наши предприниматели находятся в таких жестких условиях: кредиты дорогие, кредиты не дают. Сбербанк и банки придумали какую-то целевку по выдаче кредитов. Какой-то бардак. Проценты огромные, налоги увеличивают со всех сторон. И наши предприниматели еще как-то пытаются умудриться. Заставили всех платить НДС – они платят, пытаются людей удержать зарплатами, чтобы не снижать. Представляете, какая нагрузка идет на предпринимателя? Я не говорю, что люди ленивые. Почему? Все люди разные.

Виталий Млечин: У нас осталось всего две минуты. Давайте подводить итоги, кратко по 30 секунд буквально. Прогрессивная шкала налогообложения: "да", "нет"? Почему?

Ольга Арсланова: Спасет она нас?

Андрей Крутов: Еще раз, прогрессивная шкала подоходного налогообложения…

Юрий Савелов: "Накажет богатых". (Усмехается.)

Андрей Крутов: … это основа социально-экономической стабильности в обществе. Это нивелирование того гигантского имущественного расслоения, которое на сегодняшний день сложилось. И, наконец, в нашей редакции – подчеркну, не в редакции Силуанова или Минфина, с которой мы спорим – это действительно прогрессия, которая начинается с зарплаты, которая выше средней по стране в 10 раз.

Юрий Савелов: Дело в том, что это их редакция, а будет принята минфиновская с 13 % до 15 % или до 17 %, и пострадают все. Если они хотят обложить налогами богатых, как бы сказать, людей с доходами – я, в принципе, не против, только суммы поднять до 500 тыс. руб., а не в 300 тыс. руб., чтобы люди к чему-то стремились зарабатывать. И когда он переходит до 500 тыс. руб., тогда ему начинают уже это все выкатывать. Цифра должна быть побольше. Это о чем говорит? Пусть обложат богатых налогами – ничего страшного в этом нет.

Андрей Крутов: Убедили.

Юрий Савелов: Я не убедил, я вам говорю о том, что будет совершенно по-другому, что будет не 13 %, а 15 %. Причем здесь богатые? Вы час мне твердите про богатых.

Виталий Млечин: Нам нужно подвести итоги голосования. Мы спрашивали у вас: "Нужна ли России прогрессивная шкала налогообложения?". "Да" – 93 %. "Нет" – лишь 7 %. Тут, наверное, даже и комментировать нечего.

Спасибо большое. Мы благодарим наших гостей.

Юрий Савелов, член президиума общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства "Опоры России".

Андрей Крутов, экономист.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Виталий Млечин: Большое спасибо, что пришли, поспорили. Мы обсуждали прогрессивную систему налогообложения и системы налогообложения в целом.

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Сергей Крылов генеральный директор "Лиги защиты должников по кредитам"
  • ГОСТИ

  • Алексей Седой профессиональный инструктор по выживанию, эксперт по безопасности
  • ГОСТИ

  • Николай Миронов руководитель Центра экономических и политических реформ
  • ГОСТИ

  • Татьяна Овчаренко руководитель "Школы активного горожанина", эксперт в сфере ЖКХ
  • ГОСТИ

  • Алексей Алексеенко помощник руководителя Россельхознадзора
  • ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Светлана Касина генеральный директор "Национального НПФ"
  • ГОСТИ

  • Олег Рурин заместитель генерального директора госкорпорации "Фонд содействия реформированию ЖКХ"
  • ГОСТИ

  • Алексей Кравцов член Общественного совета при ФССП, председатель Арбитражного третейского суда
  • ГОСТИ

  • Александр Михайленко профессор кафедры международной безопасности и внешнеполитической деятельности России Факультета национальной безопасности РАНХиГС
  • Барух Бен-Нерия эксперт по военно-политическим делам (Израиль)
  • ГОСТИ

  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Павел Медведев финансовый омбудсмен, доктор экономических наук, профессор
  • ГОСТИ

  • Павел Бранд невролог, медицинский директор сети клиник "Семейная"
  • ГОСТИ

  • Светлана Брюховецкая проректор по маркетингу и работе с абитуриентами Финансового университета Правительства РФ, ответственный секретарь приемной кампании
  • ГОСТИ

  • Дмитрий Андреянов журналист (Ростовская обл.)
  • Евгений Опарин корреспондент (г. Владивосток)
  • Владимир Рудометкин генеральный директор ОАО "Гипроречтранс", председатель Отделения "Транспортное строительство" Российской академии транспорта
  • Жанна Мейлер корреспондент (г. Калининград)
  • ГОСТИ

  • Михаил Крейндлин руководитель программы по особо охраняемым природным территориям "Гринпис России"
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • ГОСТИ

  • Владимир Кашин председатель Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, академик РАН
  • Ольга Башмачникова вице-президент Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России
  • Алексей Кордумов терапевт, врач общей практики (Архангельская обл.)
  • Ольга Чаплина руководитель инициативной группы (д. Кашмаши, Чувашия)
  • ГОСТИ

  • Евгений Ямбург заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, академик Российской Академии образования, директор московского Центра образования №109
  • Показать еще
    Показать еще
    Минприроды опровергло слухи о застройке парка "Лосиный остров" Продажа части парка невозможна по закону
    вчера
    Мединский назвал "Оскар" перепиаренной премией Он призвал не придавать большого значения претенденту из России на премию
    вчера
    Премьера фильма "Матильда" Алексея Учителя состоится 23 октября в Мариинском театре В Москве фильм покажут 24 октября в кинотеатре "Октябрь"
    вчера

    ГОСТИ

  • Николай Миронов руководитель Центра экономических и политических реформ
  • Россия выплатила последний долг СССР Деньги были перечислены Боснии и Герцеговине
    вчера

    ГОСТИ

  • Алексей Алексеенко помощник руководителя Россельхознадзора
  • ГОСТИ

  • Сергей Крылов генеральный директор "Лиги защиты должников по кредитам"
  • вчера
    вчера

    ГОСТИ

  • Алексей Седой профессиональный инструктор по выживанию, эксперт по безопасности
  • Алексей Седой: Терроризм, как вирус, постоянно мутирует Как выжить при теракте: советы профессионального инструктора
    вчера

    У нас 800 млрд должны за ЖКХ неотключаемые потребители и бюджетники. Вот на них надо обратить внимание Минстрою

    Татьяна Овчаренко руководитель "Школы активного горожанина", эксперт в сфере ЖКХ
    В Красноярске власти окажут помощь пострадавшим от аномального ливня Прежде всего речь идет о 40 семьях из частного сектора
    вчера
    ФАС получила ходатайство от Uber и "Яндекса" об объединении бизнесов Ходатайство будет рассмотрено в течение 30 дней после его подачи
    вчера
    Анатолий Антонов стал новым послом России в США Также он занимает должность замминистра иностранных дел РФ
    вчера
    Жители Приамурья массово выкладывают в сеть фотографии и видео с богомолами Распространение богомолов связано с теплым и дождливым летом
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments