Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Саркис Дарбинян: "Пакет Яровой" – людоедский. И ни в какой форме он не должен существовать

Гости

Саркис Дарбинянведущий юрист "РосКомСвободы", руководитель Центра защиты цифровых прав

Дмитрий Мариничевинтернет-омбудсмен

Оксана Галькевич:Итак, друзья, к защите цифровых прав и к возможной отмене "пакета Яровой". Это, как сказал Константин, некий пакет, который регулирует деятельность в интернете, сохранение персональных данных в этой части (я даже не знаю, как сказать) нашей деятельности, нашей современной реальности.

Константин Чуриков:Важнейшей части нашей реальности.

Оксана Галькевич:Еще в прошлом году, в середине года появилась петиция на одном из интернет-порталов, которая довольно быстро набрала тот необходимый порог, после которого эта петиция направляется на рассмотрение правительству и президенту. В августе набрала 100 тысяч подписей эта петиция за отмену "пакета Яровой". И сейчас я открыла этот портал – там больше 600 тысяч подписей стоит под этим обращением.

Константин Чуриков:Ну и стоит отметить, что за все время существования этой платформы под названием "Российская общественная инициатива" только пять обращений были рассмотрены правительством, и только одна петиция – о создании "зеленых щитов" вокруг мегаполисов – получила воплощение. То есть, в принципе, статистика пока не в пользу тех, кто подписывал эту петицию.

Оксана Галькевич:Как вы видите, Константин уже смотрит не на меня, а несколько мимо. А смотрит он на нашего гостя. В студии программы "ОТРажение" Саркис Дарбинян – ведущий юрист "РосКомСвободы", руководитель Центра защиты цифровых прав. Здравствуйте, Саркис.

Саркис Дарбинян:Добрый вечер.

Оксана Галькевич:Есть у нас, оказывается, такой центр, друзья, защиты цифровых прав.

Константин Чуриков:Насколько я понимаю, заседание состоится… Как пишут "Ведомости", должна состояться встреча с главой Открытого правительства, вернее – с министром Открытого правительства Михаилом Абызовым. То есть время есть. И собственно вы, уважаемые зрители, тоже можете свою лепту внести, высказаться. Вас услышат – и не только в эфире, я думаю.

Саркис, ну так смотрите, давайте взвесим "за" и "против" этих поправок, этого закона, законопроектов Яровой. Ведь там же есть не только минусы, наверное, но и какие-то плюсы, да? Давайте разложим по полкам.

Оксана Галькевич:А ты уверен, что (у Саркиса, кстати, хотела спросить) есть какие-то "за"? Может, сплошные "против"?

Саркис Дарбинян:Я боюсь, не только у меня. Его нет ни у кого. Сами граждане, IT-бизнес, интернет-бизнес, который каждый день трудится на то, чтобы мы с вами могли получать контент быстро и легко, говорит об одном и том же. Этот закон нисколько не помешает террористам, но серьезно осложнит жизнь российского бизнеса и ударит по правам человека, потому что закон, по сути, легализует внесудебную слежку и нарушение тайны связи, которая до сих пор нашей Конституцией охраняется.

Константин Чуриков:Саркис, я просто хотел…

Оксана Галькевич:А каким образом?

Константин Чуриков:Секундочку, Оксана. Я просто что хотел обозначить? То есть все равно вы же понимаете, что с терроризмом бороться нужно. То есть скажем так: общий подход, наверное, верный, что вот есть это явление и с ним надо бороться. Но вы говорите, что не такими методами.

Саркис Дарбинян:Ну, методы реализации, конечно, никуда не годятся. Но это происходит не только в России. Справедливости ради, то же самое сейчас происходит в Великобритании, происходит в Германии, в Китае, во Вьетнаме. То есть это общемировой тренд, когда транснациональные корпорации, с одной стороны, и уполномоченные органы, правоохранительные органы хотят одного и того же – контролировать деятельность пользователей интернета, контролировать их каждый шаг.

Оксана Галькевич:То есть даже не каждый шаг… Вот вы такое слово употребили "досудебная", да? То есть вне каких-то судебных инстанций, не по разрешению суда устанавливать слежку, не по разрешению каких-то, не знаю, прокуроров и так далее, да?

Саркис Дарбинян:Именно поэтому "пакет Яровой" является людоедским. Поэтому, конечно, мы считаем, что он ни в какой форме не может дальше существовать. Он подлежит отмене в части того, что касается сбора не только метаданных, так называемых данных о соединениях, но и самих пакетов, то есть содержания переписки, картинок, видео, музыки, которые передают не только пользователи, а операторы кабельных сетей и любые вообще операторы связи и организаторы сервиса в сети "Интернет".

Оксана Галькевич:Знаете, вы просто сказали, что весь бизнес выступает. Я просто хотела спросить: а каким образом это ущемляет права обычных людей? Потому что обычным людям это не всегда понятно. Мы понимаем, что бизнес: вот вы работаете в определенном поле с определенными проблемами, есть определенные задачи. Бизнес – это бизнес. Но люди у нас как-то от бизнеса себя отделяют. Вот простому обывателю объясните, чем это ему опасно, не в его интересах.

Саркис Дарбинян:Ну, я думаю, все, кто когда-то читал роман господина Оруэлла, понимают, что это именно…

Константин Чуриков:"1984", да?

Саркис Дарбинян:Да. Именно это создание того мира, когда каждый человек на ладони, и он должен соответствовать определенным инструкциям.

Константин Чуриков:И все время телекран и Большой Брат. В других переводах – Старший Брат.

Саркис Дарбинян:Телекран. Проблема privacy, к сожалению, для российских пользователей не так актуальна. Люди считают: "Ну, как бы и пускай следят. Мне же нечего скрывать, поэтому чего за мной следить?" Это, конечно, ошибочный подход, который ведет…

Константин Чуриков:Почему?

Оксана Галькевич:А может, к этому надо привыкать?

Саркис Дарбинян:Вы знаете, это то же самое, что сказать: "Мне плевать на свободу слова, потому что мне нечего сказать". И с точки зрения вообще пренебрежения своими правами это очень чревато, мне кажется.

Константин Чуриков:Вы заговорили о правах. И у нас как раз сейчас есть возможность присоединить к нашей дискуссии, включить в нашу дискуссию интернет-омбудсмена. Дмитрий Мариничев с нами сейчас на связи по Skype. Дмитрий, здравствуйте.

Оксана Галькевич:Здравствуйте.

Константин Чуриков:Дмитрий, вы нас слышите?

Дмитрий Мариничев:Да, слышу. Добрый вечер.

Константин Чуриков:Замечательно!

Оксана Галькевич:О, теперь мы вас услышали.

Константин Чуриков:Дмитрий, давайте все-таки с вашей помощью разъясним, чем вся эта история, этот законопроект, во множественном числе говорим – законопроекты эти…

Саркис Дарбинян:Уже закон.

Константин Чуриков:…чреваты именно для нас, для пользователей, я не знаю, услуг сотовых операторов, интернет-операторов?

Дмитрий Мариничев:Очень просто. На самом деле он обязывает операторов – и не только операторов, но и владельцев интернет-сервисов – хранить весь тот трафик, который генерится в их отношении. Другими словами, это дополнительно накладывает на них обязательства строить дата-центры, покупать специфическое оборудование, все это сохранять достаточно продолжительный период времени. И естественно, так как это компании коммерческие, они будут это перекладывать в абонентские тарифы. То есть для нас с вами это говорит только о том, что увеличится стоимость доступа в Сеть. И если вы сейчас платите 300–400, а кто-то, может быть, 500 рублей в месяц за безлимитный трафик и большое количество телевизионных каналов, то можно будет забыть об этом и говорить о том, что в 3–4 раза могут повыситься цены.

Константин Чуриков:В 3–4 раза?

Оксана Галькевич:Дмитрий…

Константин Чуриков:Секундочку! Сейчас просто цифры.

Оксана Галькевич:Ну, умножь 500 на 3 или на 4.

Константин Чуриков:2 тысячи и больше. А вот мобильная связь? Сколько у нас сейчас в среднем, я не знаю, гражданин тратит?

Саркис Дарбинян:500 рублей.

Константин Чуриков:500 рублей, да? И вот эти 500 рублей тоже превратятся в 3–4 тысячи?

Дмитрий Мариничев:Мобильная связь, конечно, не так радикально подорожает, потому что хранить голосовой трафик гораздо проще, это гораздо меньшие объемы, но все равно это будет кратное увеличение, в 2–3 раза.

Оксана Галькевич:Дмитрий, скажите, пожалуйста, вот средства массовой информации, информационные агентства сообщают, что 19 января будет рабочая экспертная группа во главе с министром Открытого правительства рассматривать эту петицию. Вы чего ожидаете от этого заседания 19 января?

Дмитрий Мариничев:Я думаю, что все будет повторяться под копирку – то, что эти последние полгода и повторяется. Все экспертное сообщество в один голос говорит о том, что так делать нельзя, это неправильно, это технологически невыполнимо или абсолютно нереально, а приведет просто к дополнительным издержкам, затратам и будет тормозить технологический прогресс внутри нашей страны и тем самым формировать отставание наших операторов связи и наших интернет-компаний по отношению к иностранным игрокам.

Фактически будет приведена вся аргументация. Мы еще не видели ни разу контраргументации относительно того, что… Знаете, вот как у нас обычно говорят: "Мамой клянусь, все будет хорошо, не волнуйтесь". Мы это все приводим на уровне карандаша и калькулятора, потому что это математика обыкновенная. Это инженерная вещь, и здесь нельзя ничего выдумать, ничего придумать. Здесь можно все посчитать. Мы считаем…

Константин Чуриков:Кроме того, это бизнес. Сотовые операторы те же, мобильные операторы – они должны понимать, каковы правила игры будут завтра, сколько там нулей еще дорисуется. Правильно? Им же нужно сегодня это закладывать.

Оксана Галькевич:Так вот, чего вы ждете все-таки, какого исхода-то? Ваши ожидания?

Дмитрий Мариничев:Ну, наши ожидания будут таковы, что, собственно говоря, вся та информационная волна, шумиха, которая была поднята, в том числе и людьми думающими, пользователями сети "Интернет", которые понимают, о чем речь… Потому что большинство, конечно же, не до конца понимают, в чем суть закона, "пакета Яровой". Мы, соответственно, надеемся, что наша аргументация дойдет наконец-то правильным образом до умов – и "пакет Яровой" в части, касающейся телекома, он будет все-таки отменен либо видоизменен после того, как экспертное сообщество проработает и скажет, как правильно достичь результатов в антитеррористической деятельности.

Потому что и бизнес, и люди – никто из нас не хочет, чтобы был терроризм или была вообще возможность совершения каких-либо терактов. И я думаю, что, конечно же, технические эксперты, инженеры компаний, люди, представляющие отрасль, – они приложат все свои силы для того, чтобы сделать этот пакет разумным, и сделать так, чтобы это действительно было полезно, а не ущемляло интересы граждан и, тем более, не ломало бизнес-среду, не ущемляло интересы бизнеса, интересы экономики.

Константин Чуриков:Дмитрий, и напоследок… Хотя, конечно, не хочется на плохой ноте заканчивать. Вот из Нижегородской области только что буквально SMS пришла: "В России очень много преступников в IT-сфере, – пишет нам зритель, – поэтому многие против этого пакета, потому что боятся, что их нелегальный бизнес прикроют". Как вы это прокомментируете?

Дмитрий Мариничев:Это глупости. В России преступников в IT-сфере не больше и не меньше, чем во всем мире. Это никак с национальностью в целом не связано. Если мы достаточно часто слышим в новостях, что те или иные российские граждане или выходцы из России совершили то или иное преступление – ну, это только относительно того, что уровень инженерного мышления и уровень образования наших людей более чем высок по отношению к среднему по планете, поэтому мы, может быть, чаще встречаем российские имена. Но злоумышленники, преступники – нельзя их ассоциировать с нашей страной, с нашими гражданами. Это неправильно.

Константин Чуриков:Да, спасибо.

Дмитрий Мариничев:Во-вторых, никак "пакет Яровой" не поможет в этом, это абсолютно точно.

И я бы хотел просто вам в конце сказать, чтобы было понятно телезрителям, что это значит. Это значит, что с точки зрения телекома… Это можно сравнить с почтой: закон сегодня заставляет всю корреспонденцию вскрывать, переписывать и сохранять в течение шести лет – то, что вы написали. А если невозможно открыть какую-то посылку, то вы должны еще приложить какую-то стамеску, чтобы некий уполномоченный сотрудник мог это произвести. Вот, если на пальцах, как выглядит сегодня технологически "пакет Яровой".

Константин Чуриков:Кстати, очень хорошее, такое красивое и наглядное разъяснение.

Оксана Галькевич:Наглядно, да, и очень хорошо все это объяснили.

Константин Чуриков:Спасибо большое. Это был Дмитрий Мариничев, интернет-омбудсмен. Ну, будем ждать, чем сердце успокоится после 19 января.

Саркис Дарбинян:Но Дмитрий оптимистичен. Он считает, что его можно поправить.

Оксана Галькевич:Вы знаете, Саркис, меня вот что смущает. Дмитрий нам только что сказал, что аргументы вашей стороны, ваших сторонников заключатся в том, что все считают, рассказывают: "Расклад такой. Это будет стоить столько-то. Нужно предпринять столько-то шагов. Сделать это, это и это". Но мне кажется, что нашим законодателям, людям, которые так или иначе принимают какие-то важные решения в отношении нашей с вами жизни как обывателей, вот эти цифры не очень понятны и наглядны. Ну, переложат, допустим, эти мобильные операторы или интернет-операторы все эти затраты (2–3 тысячи на интернет) на наши с вами плечи – ну и что? Понимаете, у нас же страна живет (вот мы сегодня будем обсуждать заявление госпожи Голодец) на зарплату, которая меньше прожиточного минимума. Все же об этом знают в верхах, но живет же страна – и ничего. Ну, будут еще и за интернет 2–3 тысячи…

Саркис Дарбинян:Знаете, здесь я с вами не согласен в том плане… Мне кажется, на что реально наплевать – это на права человека сегодня здесь, в России, когда нет независимых судов, когда права человека нарушаются повсеместно принятием таких законов. Государственную Думу и Совет Федерации не смущает, что закон прямо противоречит Конституции. Но когда вопрос идет о цифрах, мне кажется, здесь больше все-таки начинают думать: а насколько серьезно это ударит вообще по бюджету, ударит по благосостоянию населения и вызовет конечное недовольство? Все-таки карман – он всегда является наглядным примером того, что недовольство уже достигло апогея.

Константин Чуриков:Давайте спросим зрителей. Вот вы согласны на то, что есть люди, государство, скажем так, и что государство следит за каждым вашим шагом, за вашей перепиской, за вашими звонками? Вы на это вообще согласились бы? Позвоните: 8-800-222-00-14. Ну, в данном случае звонок будет открытый, не шифрованный, вас услышит вся страна. Не бойтесь. Интересно узнать ваше мнение.

Кстати, из Московской области нам пишут, вернее, спрашивают: "Записывают ли сейчас с мобильных телефонов все звонки?" То есть как? Закон же уже принят, подписан…

Саркис Дарбинян:Он с 2018 года, с 1 января.

Константин Чуриков:То есть – еще пока нет.

Саркис Дарбинян:Пока еще нет. Пока все готовятся.

Оксана Галькевич:То есть пока это как раз то самое окно возможностей, как говорят некоторые, когда можно…

Саркис Дарбинян:Договориться.

Оксана Галькевич:Либо договориться, либо не договориться.

Константин Чуриков:Саркис, вот я подумал еще о чем? Что, в принципе, ведь есть специальные службы. Есть такая работа – получать важную оперативную информацию, которая требуется для серьезных нужд государства. Но до этого закона что – у спецслужб не было такой возможности?

Саркис Дарбинян:Была, конечно. И была так называемая СОРМ – система, которая стоит у каждого оператора и, в принципе, позволяет получать доступ ко всему трафику. Но даже она была особо неэффективна. Потому что, в отличие, например, от Китая, где есть тысячи кибергвардейцев, которые изначально, до создания инфраструктуры интернета, следят за каждым пользователем, то у нас просто не было человеческих рук и не было реальной возможности заниматься вскрытием интернет-пакетов. Хотя когда необходимо было, оперативные службы, конечно, могли получить судебный ордер и беспрепятственно прослушивать интернет-трафик любого пользователя – как мобильной связи, так и связи фиксированной, на лэптопах.

Оксана Галькевич:То есть надо сказать, что эта история, как в Соединенных Штатах, когда, помните – кто там? – ЦРУ, ФБР обратились к Apple за помощью, чтобы взломать телефон предполагаемого преступника… И Apple там еще тягался с ФБР и говорил: "Не будем мы делать, это персональные данные, персональная информация". Вот у нас в принципе такое представить себе невозможно.

Константин Чуриков:Я думаю, что они очень много денег потом заработали на этом подходе.

Оксана Галькевич:Приходят с ордером и говорят: "Ребята, надо". И ребята делают. Да?

Саркис Дарбинян:И ФБР, кстати, тогда потратила огромные средства, чтобы нанять…

Оксана Галькевич:Судились еще.

Саркис Дарбинян:…как потом стало известно, израильскую компанию, которая бы взломала iPhone просто физическим образом.

Константин Чуриков:Из Иркутской области сообщение, зритель пишет: "Мне было бы неприятно, если бы мой сотовый прослушивали и читали переписку в интернете. Тем более личные сведения могут попасть не только в руки правоохранителей, но и в руки мошенников". Довольно резонно. А кстати, как это все будет храниться – то, что накоплено? Где оно будет храниться?

Саркис Дарбинян:По последним новостям, именно Ростех предлагал ту нереализуемую модель, когда он станет единым оператором этого дата-центра, который будет регулировать дальнейшее взаимодействие в рамках "пакета Яровой". И была нелепая история, когда одно из предложений было – взять часть денег из пенсионных накоплений и потратить их на создание этого дата-центра.

Оксана Галькевич:Кстати, вот это аргумент, понимаете, Саркис.

Саркис Дарбинян:На самом деле я думаю, в "пакете Яровой" надо искать заинтересантов. А кто конечный бенефициар создания этой инфраструктуры дорогостоящей за счет операторов связи и самих российских граждан?

Оксана Галькевич:И кто?

Саркис Дарбинян:Ну, последние события уже показывают на определенных лиц, которые выходят с предложениями реализовать это все технически. Я не буду называть каких-то отдельных фамилий. Эта информация есть в Глобальной сети.

Константин Чуриков:Давайте послушаем звонок.

Оксана Галькевич:Марина из Ростовской области у нас на линии. Марина, здравствуйте. Говорите, пожалуйста.

Зритель:Здравствуйте. Это Ростов-на-Дону, Марина вас приветствует. Я по поводу того, хотим ли мы, чтобы нас прослушивали или не хотим. Так вот, я считаю, что те, кому есть что скрывать, они будут скрывать. И конечно, они не захотят, чтобы их прослушивали. Мне, например, абсолютно все равно. Прослушивайте меня, читайте мои SMS – мне скрывать абсолютно нечего. И я понимаю, что террористическая угроза сейчас настолько велика, что это просто физическая необходимость.

Саркис Дарбинян:Вот это тот самый подход, о котором я вам говорил.

Оксана Галькевич:Хотите – обратитесь к Марине.

Саркис Дарбинян:Вот это тот самый безграмотный подход…

Константин Чуриков:Подождите. Марина вот на линии. Что вы можете сказать Марине в ответ? Как ее разубедить, может быть, я не знаю?

Саркис Дарбинян:Марина, скажите, а вы готовы жить в стеклянном доме без занавесок, где каждый будет наблюдать, что вы делаете с утра до самой ночи?

Зритель:Нет, я не согласна.

Саркис Дарбинян:Нет, не готовы, да? На это точно не готовы. В офлайн-жизни не готовы, а в онлайне…

Я думаю, Марина не очень понимает вообще, к чему это все ведет, и, наверное, не очень активный пользователь сети "Интернет", не понимает, какие риски для этого есть. И правильно сказал предыдущий пользователь, что данные-то могут утекать из вот этих дата-центров и правоохранительных органов уже к злоумышленникам, которые вполне знают, что делать с вами персональными данными, с вашими финансовыми данными и метаданными для шантажа, для использования этого уже во вполне меркантильных целях.

Константин Чуриков:И вы как раз озадачили нашу зрительницу, вернее – развеселили, она засмеялась. Готова ли она жить в стеклянном доме? Я вспомнил сейчас, сколько появляется новинок из серии – интернет-кофеварка. То есть все подключается. Уже тапочки, все к интернету.

Саркис Дарбинян:Это тоже большая проблема – "интернет вещей".

Оксана Галькевич:Банки. Простите, получают там пенсию, зарплату или стипендию. Много каких вещей делается через интернет. Действительно, безопасность наших персональных данных. Все карточки, все паспортные данные, все свидетельства о рождении и все прочее-прочее.

Саркис Дарбинян:Да даже, знаете, порой информация – любовная переписка, которая используется в дальнейшем. Есть такие случаи уже, огромное количество, в социальных сетях, когда кто-то провоцирует на ведение каких-то интимных разговоров и дальше шантажирует с вполне понятными целями.

Оксана Галькевич:А вот Марина вам скажет: "А не надо адюльтеров!"

Константин Чуриков:Владимир из Омска у нас на связи. Владимир, здравствуйте.

Зритель:Здравствуйте.

Оксана Галькевич:Здравствуйте.

Константин Чуриков:Ну что, вы бы хотели такой тотальной слежки?

Зритель:Алло. Можно мне говорить, да?

Оксана Галькевич:Конечно.

Константин Чуриков:Нужно.

Зритель:Здравствуйте. Можно мне говорить?

Константин Чуриков:Здравствуйте! Можно говорить.

Зритель:Вот по "закону Яровой". Это о прослушках, как я понимаю, да? Я вот категорически с этим не согласен. Мне вот непонятно, каким образом за человеком следить, понимаете. Я вот, допустим, человек русский, честный, а за мной будут следить, все это дело. Непонятно это вообще. Как это так можно делать с человеком?

Константин Чуриков:То есть вам, получается, даже в какой-то степени обидно, да? "Как это так – государство мне не доверяет?" Да?

Зритель:Да-да-да. Государство, получается, мне не доверяет. Вы четко сформулировали.

Оксана Галькевич:А с другой стороны…

Константин Чуриков:Интересная, кстати, философская вполне мысль.

Оксана Галькевич:А что страшного? Получается, и Владимир тогда государству не доверяет, раз он не хочет, чтобы государство просматривало.

Константин Чуриков:Владимир пока доверяет государству, но эта любовь не взаимная.

Саркис Дарбинян:Он за государством не следит.

Оксана Галькевич:Вот такая позиция. На самом деле, видите, у нас очень здорово разделились мнения на нашем SMS-портале. Я вот читаю SMS какие-то, откидываю себе в сторону. Кто-то пишет, что это тридцать седьмой год. А кто-то пишет действительно: "Ну и что такого? Скрывать мне особо нечего. Да, слушайте. Да, читайте".

Константин Чуриков:Саркис, смотрите, а может быть, еще прислушаться к каким-то (если они есть, конечно) альтернативным мнениям специалистов по безопасности? Потому что есть такое мнение, что когда ты слышишь всех – это все сливается в кашу, и ты в итоге не слышишь ничего. Потому что к чему-то важному надо прислушиваться, и это должно быть что-то одно.

Саркис Дарбинян:Вы абсолютно правы. Давайте представим, что сидят несколько чиновников и пытаются петабайты информации, огромный массив… А там самый разный контент: там торрент-трафик, там защищенный https-трафик, который вообще вскрыть нельзя, там трафик так называемого конечного шифрования, WhatsApp, Telegram – все, что мы используем каждый день. И даже непонятно, что с ним сделать, потому что…

Константин Чуриков:Это как, знаете, такой замусоренный рабочий стол на компьютере, когда у тебя тут папка, тут пака… И где же вообще это искать?

Оксана Галькевич:У нас есть еще один звонок из Москвы, на этот раз от Натальи. Давайте послушаем мнение москвички. Наталья, здравствуйте. Вы в прямом эфире.

Зритель:Да, добрый день.

Оксана Галькевич:Добрый.

Зритель:Я хотела бы высказаться по этой теме. Я совершенно не готова жить в стеклянном доме. И я сейчас периодически ощущаю, что я живу, ну не знаю, раздетой на Красной площади. Я являюсь активным пользователем интернета. И уже сейчас, введя любой запрос в поисковой строке – я не знаю, "тапочки из верблюжьей шерсти" – следующую неделю тебе при любом обращении в интернет будет выскакивать реклама этих тапочек.

Константин Чуриков:Да, кстати.

Зритель:Извините, уже просматривают эту информацию, кто-то уже пользуется моим личным запросом. А когда это будет на законодательном уровне, когда это сможет просматривать еще кто-то? Надо будет просто уходить вообще из онлайн-пространства, получается, потому что жить будет невозможно.

Константин Чуриков:Да, спасибо. То, о чем вы говорите, называется Большая информация, Big Data, да?

Оксана Галькевич:Следом давайте послушаем еще одного телезрителя. Петропавловск… простите, Комсомольск-на-Амуре, Виктор.

Константин Чуриков:Не спит Виктор.

Оксана Галькевич:Виктор, здравствуйте.

Константин Чуриков:Здравствуйте.

Зритель:Здравствуйте.

Константин Чуриков:Доброй вам пятницы!

Саркис Дарбинян:30 секунд, пожалуйста.

Зритель:И вам того же.

Оксана Галькевич:Да-да. Говорите, пожалуйста.

Зритель:В общем, закон этот нужен, потому что у нас телефонного права слишком много. Это милиция, полиция, прокуратура – они решают все свои проблемы. Плюс много мошенников. Поэтому закон нужен. И можно будет записи поднимать и их на этом всем выхватывать. Вот так.

Оксана Галькевич:Понятно, позиция понятна. Спасибо. Но есть еще, кстати…

Константин Чуриков:Спасибо. Вот видите, весь спектр мнений просто собрали.

Оксана Галькевич:Саркис, есть ведь еще один аргумент. Вот экспертная оценка затрат на постройку всей инфраструктуры для обеспечения работы вот этого пакета документов – более 5 триллионов, друзья, рублей! Для сравнения: доходы федерального бюджета нашей с вами страны в 2015 году составили 13,7 триллиона рублей. Так что непосильная какая-то финансовая ноша.

Саркис Дарбинян:Эта ноша, конечно, ляжет на всех нас, если мы сегодня же не задумаемся о защите своих прав и собственно не начнем в реальности защищать свои права. Поэтому 1984.LIVE – тот проект, который мы запустили против "пакета Яровой". И предлагаем всем присоединяться к мнению пользователей, которые не согласны на тотальную слежку за ними.

Константин Чуриков:Это был Саркис Дарбинян – ведущий юрист "РосКомСвободы" и руководитель Центра защиты цифровых прав. Говорили мы о перспективе пересмотра или отмены "закона Яровой". 19 января, по данным "Ведомостей", Открытое правительство будет рассматривать эту петицию. Спасибо.

Оксана Галькевич:Наша перспектива ясна – впереди большой выпуск новостей. А мы вернемся после него. 

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Михаил Кюрджев партнер адвокатского бюро "А2"
  • Валентина Лившиц очевидец (Ростовская обл.)
  • Ирина Кальченко пострадавшая при пожаре в Ростове-на-Дону
  • ГОСТИ

  • Олег Сирота фермер-сыровар
  • Вадим Крылов врач-эндокринолог-диетолог
  • Максим Рудаков директор экспертного департамента некоммерческого партнерства "Росконтроль"
  • ГОСТИ

  • Константин Калачев политолог, руководитель "Политической экспертной группы"
  • ГОСТИ

  • Андрей Кочетков идеолог фестиваля "Том Сойер Фест"
  • ГОСТИ

  • Павел Подлесный руководитель Центра российско-американских отношений Института США и Канады РАН
  • ГОСТИ

  • Наталья Зубаревич профессор кафедры экономической и социальной географии МГУ, директор региональной программы Независимого института социальной политики
  • ГОСТИ

  • Леонид Млечин писатель-историк
  • ГОСТИ

  • Ольга Серенкова командир межрегионального поискового отряда "Группа "Поиск"
  • ГОСТИ

  • Алисен Алисенов доцент кафедры экономики и финансов РАНХиГС
  • Богдан Зварич старший аналитик ИК "Фридом финанс"
  • ГОСТИ

  • Сергей Крылов генеральный директор "Лиги защиты должников по кредитам"
  • ГОСТИ

  • Алексей Седой профессиональный инструктор по выживанию, эксперт по безопасности
  • ГОСТИ

  • Николай Миронов руководитель Центра экономических и политических реформ
  • ГОСТИ

  • Татьяна Овчаренко руководитель "Школы активного горожанина", эксперт в сфере ЖКХ
  • ГОСТИ

  • Алексей Алексеенко помощник руководителя Россельхознадзора
  • ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Светлана Касина генеральный директор "Национального НПФ"
  • Показать еще
    Показать еще

    ГОСТИ

  • Ирина Кальченко пострадавшая при пожаре в Ростове-на-Дону
  • Михаил Кюрджев партнер адвокатского бюро "А2"
  • Валентина Лившиц очевидец (Ростовская обл.)
  • Мы возвращаемся к советской традиции выборов - подтверждению доверия к конкретному лицу

    Константин Калачев руководитель "Политической экспертной группы"
    вчера
    Александр Бастрыкин поручил проверить участившиеся случаи врачебных ошибок Также он поручил проверить законность процессуальных решений по таким делам
    вчера

    ГОСТИ

  • Сергей Щербаков кинолог
  • Сергей Щербаков: Работать с собакой надо с возраста 45 суток Такой щенок – пластилин, и можно вылепить любую модель поведения
    вчера

    ГОСТИ

  • Андрей Кочетков идеолог фестиваля "Том Сойер Фест"
  • Никита Михалков ушел из попечительского совета Фонда кино Он обвинил пресс-секретаря Медведева в "латентной русофобии"
    вчера
    В Росавиации опровергли информацию об аннулировании свидетельств пилотов Подготовка пилотов по старой программе легитимна, заявили в Росавиации
    вчера
    Россиянам предложили получать американские визы в посольствах США в других странах Такая практика не противоречит американскому законодательству
    вчера
    Тайны Коминтерна Фильм о военно-конспиративной и разведывательной деятельности Коммунистического интернационала
    вчера
    В столичном регионе ожидаются дожди и грозы В Москве и Подмосковье похолодает
    вчера
    "Коммерсантъ": Около 5 тысяч действующих пилотов могут лишиться свидетельств Росавиация аннулирует свидетельства пилотов 2006-2016 годов
    вчера
    Житель Кирова отдал судебным приставам долг в 42 тысячи рублей мелочью Пересчитывали мелочь сразу несколько специалистов
    вчера
    Пострадавшим при пожаре в Ростове-на-Дону выделят более 600 млн рублей Всего в результате пожара пострадали более 600 жителей
    вчера
    Москва готовит ответные санкции Вашингтону США приняли санкции из-за контактов России с Северной Кореей
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments