Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Аркадий Злочевский: У нас будет качественный хлеб, когда он будет стоить адекватных денег. Сейчас хлеб слишком дешевый

Гости

Аркадий Злочевскийпрезидент Зернового союза

Петр Кузнецов: Ну что же. Итак, наша постоянная рубрика "Аграрная политика". Игорь Абакумов уже в студии. Игорь, здравствуйте. О чем сегодня пойдет у вас речь?

Игорь Абакумов: Добрый день. Сегодня будем говорить о том, как выводить большой урожай зерна на внутренний рынок.

Петр Кузнецов: Пора.

Игорь Абакумов: Потому что очень большой урожай, при этом все недовольны: животноводы недовольны, мукомолы недовольны, хлебопеки недовольны. Аркадий Леонидович Злочевский, президент Зернового Союза России, наш гость – выдающийся эксперт в сфере зернового рынка. Аркадий Леонидович, почему все недовольны?

Аркадий Злочевский: Ну, это естественное следствие кризиса перепроизводства. Слишком много произвели…

Игорь Абакумов: И зерновики недовольны.

Аркадий Злочевский: Поэтому недовольны зерновики, цены снижаются, это болезненно сказывается на экономике производителей. Но в результате снижения цен крестьяне начали держать зерно, перестают отдавать его в рынок, ждут лучшей цены. Это вызывает недовольство мукомолов и животноводов, для которых трудно найти… Опять-таки, они ожидают более низкой цены, а ее нет. И в результате все и недовольны – следствие кризиса перепроизводства.

Игорь Абакумов: Аркадий Леонидович, а вот когда мы заявляли в середине года, даже в начале года были смелые заявления о том, что свыше 100 миллионов тонн будет. Какой-то механизм продумать было крайне затруднительно, я так понимаю?

Аркадий Злочевский: Нет, наши прогнозы появились уже на 115 сначала миллионов, которые потом выросли, еще в марте месяце. Уже было понятно по тому, как идет сев, что будет много, да плюс озимые вышли из зимы в великолепном состоянии (небывалая сохранность). И это дало очень хороший урожай по пшенице.

Игорь Абакумов: То есть небывалая сохранность – это ужасно, конечно.

Аркадий Злочевский: Совершенно верно.

Игорь Абакумов: Аркадий Леонидович, еще раз повторю вопрос: а предусмотреть то, что будет большой урожай и все будут недовольны – это было невозможно в марте месяце?

Аркадий Злочевский: Практически нет. В марте месяце еще было невозможно. И на самом деле никто не предвещал, что рынок будет удерживаться, что он не обвалится. И он не обвалился во многом благодаря как раз тем действиям, которые предприняло министерство. Мы трудились и правительство соответственно. Я имею в виду и закупочные интервенции, и отмену пошлин. Это во многом сработало и сыграло позитивную роль, не дало обвалиться ценам до беспредельно низкого уровня. В случае этого обвала были бы довольны животноводы и мукомолы.

Игорь Абакумов: Конечно.

Аркадий Злочевский: Естественно. А зерновики пострадали бы – очень сильно пострадали бы, ушли бы в минус.

Игорь Абакумов: Ну кто-то должен пострадать.

Аркадий Злочевский: Сейчас никто, на самом деле, не страдает. Каких-то критично чудовищных последствий ни для кого нет при нынешней ситуации. Это больше фасадное недовольство, которое звучит в, скажем, СМИ, в какой-то общественной плоскости.

Игорь Абакумов: Но СМИ это не сами все придумывают, они же отражают какую-то позицию.

Аркадий Злочевский: Естественно. Надо пожаловаться – у нас традиция такая, плач Ярославны должен звучать, вот песня и поется.

Игорь Абакумов: Значит, все хорошо, по-вашему?

Аркадий Злочевский: Я бы не сказал, что все хорошо, потому что нынешний сезон в основном по причине мирового рынка, даже не нашего внутреннего, по причине крайне слабенького состояния мирового рынка характерен резким ухудшением экономики зернопроизводителей, то есть снижением стимулов для дальнейшего развития производственной базы. И мы уже имеем реперные точки сейчас – такие показатели, например, как снижение закупки техники сельскохозяйственной. Достаточно серьезное снижение и резкое, оно с этого сезона. В прошлом росли по закупкам, в этом снизились. Посмотрим, как дальше перезимуем, по весне будет выглядеть ситуация с закупками и удобрениями, например, средств защиты. То есть денег стало меньше, просто не на что. Потребность огромная, а тупо не на что купить это все. И это такая лакмусовая бумажка, которая дальше, соответственно, выведет нас на более низкие показатели в следующем сезоне. И сейчас уже министерство скромно оценивает следующий урожай, притом что озимых мы отсеяли больше по площадям, чем в прошлом сезоне (надо будет посмотреть, как они сохранятся за зиму – оценивают уже как минимум на 10 миллионов тонн ниже следующий урожай).

Игорь Абакумов: Аркадий Леонидович, у нас периодичность засух более-менее прогнозируема, да?

Аркадий Злочевский: Проблема не в засухах, дело даже не в прогнозируемости и периодичности, а проблема в последствиях засухи. А последствия засухи возникают не оттого, что погода случилась. Погода постоянно гуляет, ее предсказать очень сложно, практически заранее предугадать, за год невозможно. Другой вопрос, что жесточайшая засуха в 2013 году в пшеничном поясе Америки привела к потере пшеничного урожая на 10%. А у нас засуха 2010 года, менее жесткая, кстати, чем в Америке, привела к потере 30% урожая. Причем всего, не только пшеничного.

Игорь Абакумов: Это когда эмбарго ввели с перепугу.

Аркадий Злочевский: Совершенно верно. Вот критичная разница. Мы очень много теряем от нетехнологичности, от того, что мы обрабатываем землю крайне нетехнологично. И не то, чтобы мы не знали, что это нетехнологично так обрабатывать землю.

Игорь Абакумов: Просто денег нет купить технологии.

Аркадий Злочевский: Просто денег нет на технологии, да, на соблюдение технологических критериев. А они как раз и срабатывают, эти вот дыры, прорехи в технологической цепочке, в которой не выполняются технологические операции, приводит к катастрофическим потерям. И, например (приведу только один пример, такой единственный показатель): погода всегда дает, как бы они ни складывалась, окна для благоприятных технологичных посевов. Но мы их все время пропускаем, потому что у нас катастрофически не хватает техники, мы не вписываемся в эти окна.

Игорь Абакумов: Аркадий Леонидович, вот не хватает техники, все об этом говорят – и вы сейчас об этом говорите тоже. Возникает такое ощущение, что государственный аппарат – ну, который планирует деятельность ВПК – только констатирует ситуацию. Он не инициирует контрдействий. Мне так кажется. Может быть, я не прав. Попробуйте меня разубедить. У меня такое ощущение, что вопросы технологизации производства волнует только бизнес.

Аркадий Злочевский: Нет, это все укладывается в экономику. Смотрите. Значит, государственный аппарат в плане технологичности производства делает все для того, чтобы ухудшить технологическую базу – не улучшить ее, а ухудшить. Просто делается это, как обычно у нас – у семи нянек дитя без глазу. В результате, соответственно, за техникой смотрит Минпром и соответствующие вице-премьеры в правительстве, которые оперируют этим, не глядя на то, какие последствия операций и решений, принятых по техническому оснащению, повлияют на аграрное производство. У нас что за последнее время случилось? Притом что у нас декларировано со стороны правительства, со стороны власти о том, что увеличения финансовой нагрузки не будет, ничего не будет такого, каких-то ухудшений параметров экономической деятельности. При этом нам вводят "Платон", сейчас его распространяют на региональные сети дорог (помимо федеральных), при этом введен утилизационный сбор, который вроде бы поначалу, как и обещалось, не сказался на стоимости техники, а теперь она последние два месяца скакнула ой-ой-ой как, и так далее, и тому подобное. Такие решения – они же хронические… Выросли тарифы на железнодорожные перевозки. И все это в комплексе делает просто нерентабельным этот вид бизнеса, уничтожает его. Мы же достаточно плохо экспортируем. Наличие ресурсов для экспорта огромное, а экспортируем плохо. По какой причине, возникает вопрос?

Игорь Абакумов: Логистика плохая.

Аркадий Злочевский: Мировой рынок упал, из регионов везти далеко, на юге зерно вывозят, а из центральной части, я уж не говорю про Урал и Сибирь, вывезти нереально, нерентабельно. Не укладываемся в логистику, в экономику логистики.

Игорь Абакумов: Сейчас мы об этом поговорим. Потому что есть хозяйства, которые, выращивая зерно, не выпускают его на рынок. Сейчас мы об этом поговорим. Сейчас выслушаем звонок – Георгий из Пермского края. Добрый день, вы в прямом эфире программы "Отражение". Слушаем вас внимательно.

Зритель: Всем добрый вечер, всяких благ. Я смотрю вашу передачу…

Игорь Абакумов: Спасибо, только вопрос, пожалуйста.

Зритель: При таком сборе, обилии зерна у меня вопрос: когда мы будем кушать дешевый, качественный хлеб? Логистика, еще что-то. Ну что вы все наценки везете – вы когда-то будете для народа работать или нет? Или только на экспорт будем, а нас будете кормить фуражным зерном? Раньше скота кормили этим зерном. Извините, я закончил сельхозакадемию, я что-то в этом вопросе маленько смыслю. Но вот этот рынок я не пойму.

Игорь Абакумов: Георгий, спасибо, вопрос понятен. Аркадий Леонидович, Георгия волнует, когда у нас будет качественный хлеб.

Аркадий Злочевский: Когда он будет стоить адекватных денег, тогда он будет качественным.

Игорь Абакумов: Правильно.

Аркадий Злочевский: А сейчас он слишком дешевый и потому некачественный. Чудес не бывает в этом мире.

Игорь Абакумов: Я совершенно разделяю вашу точку зрения. Но объясните мне, у нас 15 лет идут разговоры о том, чтобы ввести фудстемпы, то есть продовольственные магнитные карты, на которые правительство каждый месяц выплачивает деньги малоимущим, многодетным, инвалидам, пенсионерам, правильно? – чтобы они могли покупать качественный хлеб и тем самым стимулировать свое сельское хозяйство. Верно?

Аркадий Злочевский: Совершенно верно.

Игорь Абакумов: 15 лет идут эти разговоры. Где эти фудстемпы?

Аркадий Злочевский: Их до сих пор нет.

Игорь Абакумов: Аркадий Леонидович, вы ближе там к правительству, вы туда ходите каждый день, понимаете. О чем речь-то?

Аркадий Злочевский: Ну там вопрос по фудстемпам упирается в бюджет. Потому что в чьем бюджете должны быть эти деньги? И там, и тут межведомственные…

Игорь Абакумов: Минсельхоза. Везде, во всем мире это деньги Минсельхоза.

Аркадий Злочевский: Совершенно верно. Но претендуют на это дело и другие ведомства, во-первых.

Игорь Абакумов: А, то есть не доставайся же ты никому, да?

Аркадий Злочевский: Да. И в результате как бы вопрос до сих пор не решен. Он обсуждается, есть некие пилоты, которые в регионах осуществляются, и министерство ведет себя в последнее время достаточно активно на эту тему.

Игорь Абакумов: Да здесь агрессивно себя надо вести.

Аркадий Злочевский: Но у Минсельхоза не хватает мускулов, для того чтобы пробить это в правительстве на фоне других ведомств. Это же бюджетная строка, это дополнительные деньги, на которые надо тратиться. Нельзя же взять и вынуть из бюджета Минсельхоза нынешнего, понимаете, и переложить сюда.

Игорь Абакумов: Нет, это надо дополнительно положить.

Аркадий Злочевский: Там будет дырка. Да, это надо дополнительно положить. А вот за дополнительные деньги готовы побороться и другие ведомства. А воз и ныне там.

Игорь Абакумов: Но вернемся к тому, о чем мы с вами разговаривали до звонка Георгия из Пермского края. Есть хозяйства, есть даже целые территории – в Алтайском крае, я знаю, есть несколько районов – они вообще не дают вовне свое зерно, они его перерабатывают в мясо, кормят скот и торгуют мясом, колбасами, свининой, говядиной, бараниной и так далее. То есть это уже продукт второй переработки. Вопрос из этого такой: до каких пор (мы сейчас гоним сырую нефть) мы будем гнать сырое зерно, Аркадий Леонидович? Когда мы займемся его переработкой? Я этот вопрос, извините за длинный разговор, задавал одному из больших чиновников Министерства сельского хозяйства Российской Федерации на недавнем форуме в Краснодаре – в ноябре он был. И он сказал, что "ментально мы еще не готовы к переработке зерна". Вы, наверное, понимаете, о ком я говорю. Ментально мы не готовы. Вы готовы ментально? Я готов ментально. Я думаю, что зрители наши тоже готовы.

Аркадий Злочевский: Все готовы.

Игорь Абакумов: Все готовы ментально. А где переработка?

Аркадий Злочевский: Вопрос упирается в другую вещь. С точки зрения первичной переработки у нас все обстоит нормально. Даже более того, перерабатывающих мощностей в избытке, это приводит к определенным проблемам – скажем, мукомольных мощностей у нас в избытке в 2 раза, поэтому когда они недозагружены как минимум на 50% (средняя загрузка колеблется от 40 до 50%), то, естественно, это приводит к удорожанию самих издержек по переработке на каждом предприятии, и в итоге растет себестоимость. То есть это определенные проблемы. А вот в более глубоких переделах у нас пустота, вакуум, фактически нет.

Игорь Абакумов: Зрителям немножко расскажите, что делают еще из зерна.

Аркадий Злочевский: Из зерна что только не делают, начиная от витаминов, декстрозы (сахара), пластики, спирт и так далее. Из зерна можно сделать огромную линейку продукцию. И когда мы импортируем какие-то вещи – а мы в массовом порядке импортируем – мы даже не понимаем, что мы лишаем себя спроса на сырьевую базу. Например, хлопья. Когда вы заходите – всякие хлопья: пшеничные, рисовые, кукурузные и так далее; в магазине все полки забиты. Вроде как даже если написано "Made in Russia", это означает… сборку, поскольку у нас ни одного завода по производству этих хлопьев нет. То есть мы их завозим в сыром виде, эти хлопья, уже переработанные, из двух заводов (один в Польше, другой в Прибалтике) и здесь фасуем. И выставляем на полку, пишем "Made in Russia". Но на самом деле здесь уровень локализации такой вот, мизерный, вообще никакой. И это значит, что мы импортируем чужое сырье, продукцию чужих фермеров, не наших, не отечественных, через эти хлопья, правильно? Поскольку полякам в голову не придет покупать наше зерно, чтобы эти хлопья произвести, как и прибалтам. Мы импортируем, например – приведу просто один из примеров – модифицированные и экструдированные крахмалы, поскольку сами их практически не производим (мизерное количество). Это продукт, который используется при бурении скважин, например. У нас сколько скважин? Вся нефтянка, газовики и так далее. Мы бурим и бурим. И все это с использованием импортных крахмалов. Самих, соответственно, надо дооснастить. Но проблема упирается в то, что глубокая переработка – чрезвычайно дорогое производство: средняя стоимость одного завода по глубокой переработке начинается где-нибудь от 100 миллионов евро и до миллиарда. Это значит, что надо вложиться, нужны инвестиции, а при этом продукцию, которую вы получите в итоге, реализовать внутри страны невозможно. Это настолько широкая линейка и настолько объемистое производство, что надо раскидывать по всему миру. Придется конкурировать с китайцами, которые обустроили у себя глубокую переработку на полную катушку и уже практически полмира обеспечивают. Они подвинули конкурентов из Европы, Америки и так далее. А с ними очень трудно бороться, с китайскими поставками конкурировать крайне сложно. В результате мы не вылезаем в экономику этих поставок международных, потому что свой рынок локализовать, ну ладно, можно ограничить как-то уровень продаж, но просто мы по объемам перебьем, если поставим серьезные завозы. А на внешний рынок трудно выходить в нынешних условиях, в таких экономических условиях. Вот и нет этих инвестиций.

Игорь Абакумов: Аркадий Леонидович, а я не спрашиваю, кто умнее, русские или китайцы. Но, видимо, в Китае созданы какие-то условия, для того чтобы…

Аркадий Злочевский: Конечно. Они для того, чтобы обустроить у себя глубокую переработку, создали правительственную программу целую, профинансировали ее, просубсидировали очень мощно – государственно – и построили, например, 5 мощнейших заводов по производству витаминов. Причем практически не одновременно, но за короткий период времени. И практически своими витаминами заполонили полмира. И так с любой другой продукцией глубокой переработки, которая делается – лимонная кислота, там огромный перечень. В итоге они целенаправленно сделали развитие глубокой переработки государственной политикой.

Игорь Абакумов: То есть я продолжаю настаивать на своем вопросе: где у нас определяется аграрная политика? В каком месте? У нас огромный государственный аппарат: есть Министерство сельского хозяйства, есть Министерство промышленности, Министерство финансов, Министерство экономики.

Аркадий Злочевский: Определяется, конечно, в правительстве. Министерство, к сожалению, не обладает достаточными возможностями, чтобы определять аграрную политику – определяется в правительстве.

Игорь Абакумов: Авторитета не хватает? Ума? Чего не хватает?

Аркадий Злочевский: Да, не хватает авторитета в первую очередь. С умом в разные периоды времени по-разному обстояло. У нас была четко выраженная аграрная политика, когда министр был Алексей Васильевич Гордеев.

Игорь Абакумов: Это так.

Аркадий Злочевский: Тогда она была ярко выраженной и сформированной министерством.

Игорь Абакумов: Сформулирована и произнесена была.

Аркадий Злочевский: Да. И фактически была пролоббирована, ведь министерство – это наш отраслевой лоббист, правильно?

Игорь Абакумов: Конечно.

Аркадий Злочевский: Вот она была пролоббирована. После Алексея Васильевича у нас такого мощного лоббиста просто не осталось.

Игорь Абакумов: Умного, знающего.

Аркадий Злочевский: И в результате сейчас только некоторая реанимация потенциала наблюдается, но говорить о том, что сегодня министерство формирует аграрную политику, не приходится. А в правительстве я уже говорил – там одна рука делает одно, другая другое.

Игорь Абакумов: И у всех разные интересы.

Аркадий Злочевский: И у всех разные интересы.

Игорь Абакумов: У нас звонок – Максим из Томска. Максим, мы вас слушаем, вы в прямом эфире программы "Отражение".

Зритель: Здравствуйте. К сожалению, смотрю телевизор просто по телефону, это гораздо быстрее, чем по телевизору.

Игорь Абакумов: Ваш вопрос, пожалуйста, Максим – времени не так много.

Зритель: Да, смотрите. Вопрос какого плана? Я сам являюсь руководителем сельхозтоваропроизводителя… Мы производим молоко. Я просто обращаю внимание, что достаточно много денег государство тратит на нас, на сельхозпроизводителей, знаете в каком плане? Именно чтобы… получить процентную ставку по кредитам. То есть это примерно, может, 70, может, 80% от всей поддержки.

Игорь Абакумов: Пожалуйста, чуть ближе к вопросу.

Зритель: Чуть ближе к вопросу. Грубо говоря, эти деньги фактически даются нам, мы тут же отдаем их банку, банк возвращает их в Центробанк. Нельзя ли эти деньги каким-то образом давать напрямую, понимаете в чем дело?

Игорь Абакумов: Спасибо. Мне кажется, об этом сейчас идет разговор.

Аркадий Злочевский: Да, это проблема существует: у нас львиная доля господдержки идет через субсидирование процентных ставок. Мы давно уже говорим, ставим вопрос о том, что нам нужен фонд льготного кредитования: это ненормально, когда мы одной рукой даем, другой забираем тут же, а ровно это и происходит. Надо поступить так, как поступили, например, во всех практически цивилизованных странах и даже в не очень, в не самых развитых – в ЮАР, например. Там существует фондирование со стороны Центробанка ленд-банку, и в результате ленд-банк выдает деньги банкирам под выдачу фермерских кредитов на 5 процентных пунктов ниже, чем всем остальным, чем вообще в среднем по рынку. У них средняя ставка 12% по рынку кредитования, а фермеры получают под 7%. Вот и все. Ну и нам нужно сделать то же самое. И все, никаких субсидий не доплачивать потом – просто по дешевой ставке мы должны получать кредиты.

Игорь Абакумов: Аркадий Леонидович, вы говорите очень умные вещи, вы очень тонкий, знающий аналитик. Но ни один из сидящих на вашем стуле за время прохождения нашей программы "Аграрная политика" не ответил, кто конкретно это все будет делать. У всех очень много идей. Кто конкретно? И сейчас, к сожалению, этот вопрос тоже остается без ответа.

Аркадий Злочевский: А я уже ответил на этот вопрос, кто конкретно. Это должно делать, естественно, министерство. Оно должно защищать свою аграрную политику в правительстве. Для этого надо иметь потенциал. Правительство…

Игорь Абакумов: Может быть, аграриям настала пора защитить свое министерство и поднять его?

Аркадий Злочевский: Да давно пора заняться усилением министерства. Мы готовы над этим работать, даже обсуждали с министерством, что надо усилить и авторитет, и реноме в других ведомствах и в правительстве.

Игорь Абакумов: Хорошая мысль, Аркадий Леонидович, для завершения программы. Спасибо вам большое. У нас в гостях был Аркадий Леонидович Злочевский, президент "Зернового Союза России", выдающийся аналитик. Программа "Отражение" вернется к вам сразу после выпуска новостей.

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Михаил Кюрджев партнер адвокатского бюро "А2"
  • Валентина Лившиц очевидец (Ростовская обл.)
  • Ирина Кальченко пострадавшая при пожаре в Ростове-на-Дону
  • ГОСТИ

  • Олег Сирота фермер-сыровар
  • Вадим Крылов врач-эндокринолог-диетолог
  • Максим Рудаков директор экспертного департамента некоммерческого партнерства "Росконтроль"
  • ГОСТИ

  • Константин Калачев политолог, руководитель "Политической экспертной группы"
  • ГОСТИ

  • Андрей Кочетков идеолог фестиваля "Том Сойер Фест"
  • ГОСТИ

  • Павел Подлесный руководитель Центра российско-американских отношений Института США и Канады РАН
  • ГОСТИ

  • Наталья Зубаревич профессор кафедры экономической и социальной географии МГУ, директор региональной программы Независимого института социальной политики
  • ГОСТИ

  • Леонид Млечин писатель-историк
  • ГОСТИ

  • Ольга Серенкова командир межрегионального поискового отряда "Группа "Поиск"
  • ГОСТИ

  • Алисен Алисенов доцент кафедры экономики и финансов РАНХиГС
  • Богдан Зварич старший аналитик ИК "Фридом финанс"
  • ГОСТИ

  • Сергей Крылов генеральный директор "Лиги защиты должников по кредитам"
  • ГОСТИ

  • Алексей Седой профессиональный инструктор по выживанию, эксперт по безопасности
  • ГОСТИ

  • Николай Миронов руководитель Центра экономических и политических реформ
  • ГОСТИ

  • Татьяна Овчаренко руководитель "Школы активного горожанина", эксперт в сфере ЖКХ
  • ГОСТИ

  • Алексей Алексеенко помощник руководителя Россельхознадзора
  • ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Светлана Касина генеральный директор "Национального НПФ"
  • Показать еще
    Показать еще

    ГОСТИ

  • Ирина Кальченко пострадавшая при пожаре в Ростове-на-Дону
  • Михаил Кюрджев партнер адвокатского бюро "А2"
  • Валентина Лившиц очевидец (Ростовская обл.)
  • Мы возвращаемся к советской традиции выборов - подтверждению доверия к конкретному лицу

    Константин Калачев руководитель "Политической экспертной группы"
    вчера
    Александр Бастрыкин поручил проверить участившиеся случаи врачебных ошибок Также он поручил проверить законность процессуальных решений по таким делам
    вчера

    ГОСТИ

  • Сергей Щербаков кинолог
  • Сергей Щербаков: Работать с собакой надо с возраста 45 суток Такой щенок – пластилин, и можно вылепить любую модель поведения
    вчера

    ГОСТИ

  • Андрей Кочетков идеолог фестиваля "Том Сойер Фест"
  • Никита Михалков ушел из попечительского совета Фонда кино Он обвинил пресс-секретаря Медведева в "латентной русофобии"
    вчера
    В Росавиации опровергли информацию об аннулировании свидетельств пилотов Подготовка пилотов по старой программе легитимна, заявили в Росавиации
    вчера
    Россиянам предложили получать американские визы в посольствах США в других странах Такая практика не противоречит американскому законодательству
    вчера
    Тайны Коминтерна Фильм о военно-конспиративной и разведывательной деятельности Коммунистического интернационала
    вчера
    В столичном регионе ожидаются дожди и грозы В Москве и Подмосковье похолодает
    вчера
    "Коммерсантъ": Около 5 тысяч действующих пилотов могут лишиться свидетельств Росавиация аннулирует свидетельства пилотов 2006-2016 годов
    вчера
    Житель Кирова отдал судебным приставам долг в 42 тысячи рублей мелочью Пересчитывали мелочь сразу несколько специалистов
    вчера
    Пострадавшим при пожаре в Ростове-на-Дону выделят более 600 млн рублей Всего в результате пожара пострадали более 600 жителей
    вчера
    Москва готовит ответные санкции Вашингтону США приняли санкции из-за контактов России с Северной Кореей
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments