Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Вячеслав Бабурин: Если мы хотим, чтобы сельская местность окончательно обезлюдела, то да, малокомплектные школы и ФАПы надо ликвидировать

Гости

Вячеслав Бабуринзаведующий кафедрой экономической и социальной географии России МГУ, доктор географических наук

Игорь Абакумов: Добрый день. В эфире программа "ОТРажение", рубрика "Аграрная политика". С вами Игорь Абакумов. Сегодня поговорим о том, что происходит у нас в сельской местности. Люди уезжают – и кто-то приезжает на их место. Кто-то говорит, что скоро китайцы завоюют весь Дальний Восток. Кто-то говорит, что Средняя Азия уже в центральной полосе России.

Сегодня мы будем говорить с очень большим специалистом в этой сфере – Вячеславом Леонидовичем Бабуриным, заведующим кафедрой экономической и социальной географии России МГУ имени Ломоносова, доктором географических наук. Здравствуйте, Вячеслав Леонидович.

Вячеслав Бабурин: Добрый вечер, Игорь Борисович.

Игорь Абакумов: Вячеслав Леонидович, езжу часто из Петербурга в Москву и обратно на машине и обращаю внимание, что за последние два года очень много среднеазиатских дам голосуют с целью подъехать куда-то. Прежде этого не наблюдалось. Это значит, что они уже там поселились? И если они там поселились, то откуда у них деньги на доезд, что называется, на автостоп, так скажем?

Вячеслав Бабурин: Ну, вообще говоря, для того люди и едут из кризисных регионов в благополучные, чтобы заработать деньги. И в определенном смысле появление мигрантов в тех или иных местах – это индикатор того, что там вообще не так уж и плохо, как мы иногда думаем, потому что в плохие места мигранты обычно не едут.

Игорь Абакумов: То есть в Тверской области неплохо?

Вячеслав Бабурин: Ну, мы-то знаем по статистике, что плохо. Но Тверская область – она огромная, она в 2,5 раза больше Московской. А речь-то идет о трассе "Москва – Санкт-Петербург". При трассе, конечно, всегда жизнь более активная, более доходная, более прибыльная. Ну и как бы жизнь там идет.

Игорь Абакумов: Люди – они разворотливые, да?

Вячеслав Бабурин: Да. А чем дальше мы от трассы, тем жизнь все меньше и меньше. И наконец, ее в глубине вообще нет. Поэтому когда мы говорим о проблеме миграции, то нужно понимать, что между нашими зрительными образами и статистической составляющей этого процесса есть, конечно, довольно существенная разница.

Игорь Абакумов: Некоторая дистанция.

Вячеслав Бабурин: Да. Хотя, конечно, нужно различать такие понятия, как "ситуация" и "тенденция". Вот ситуация сегодня, на мой взгляд, пока еще ничего. А вот тенденция как раз говорит о том, что мы сегодня не хотим думать о том, что будет через 30, 50, 70 лет на этих территориях.

Игорь Абакумов: Не хотим думать.

Вячеслав Бабурин: Не хотим думать. Судя по тем мерам, которые предпринимает правительство, конечно, думать не хотим.

Вообще говоря (в порядке географической справки), Россия, конечно, страна на самом деле городская – три четверти населения у нас живет в городах. А на Севере таких 90%. В сельской местности живет только четверть. Из них две трети на самом деле в сельском хозяйстве не работают – это бюджетная сфера, это промышленность, транспорт, торговля, конечно же, двигатель прогресса, и так далее. Поэтому проблемы сельской местности разные. Они разные как по секторам экономики, так и по территории страны, конечно, огромной. И есть места, где давление миграционное очень сильное. Это, конечно, в первую очередь приграничные территории.

Игорь Абакумов: Юг?

Вячеслав Бабурин: А?

Игорь Абакумов: Юг, наверное.

Вячеслав Бабурин: Юг? Ну, Юг – он приграничный. Но у нас почти весь Юг либо приграничен с Украиной, либо с Кавказом, либо со Средней Азией, либо с Китаем. Ну, Монголия как бы не в счет – их там пока мало относительно. Но одновременно должен сказать, что, конечно, некоторые представления о некоторых этнических группах явно преувеличены. Скажем, мы уже несколько десятилетий работаем по Дальнему Востоку…

Игорь Абакумов: И вот наши зрители пишут: "Китайцы захватили Дальний Восток". Так? Нет?

Вячеслав Бабурин: Нет. Конечно, это явное преувеличение. То есть на Дальнем Востоке, несмотря на ни что, все еще около 5,5 миллиона человек живет, причем подавляющее большинство проживает в южной части, приграничной как раз с Китаем – в Приуссуре и в Приамурье. И конечно же, доля китайцев там очень невелика.

Более того, на самом деле процессы довольно сложные. Скажем, если недавно совсем ездили в Китай за товарами, то теперь – после изменения курса рубля – наоборот, Китай ездит в Россию за товарами. И поэтому, конечно, если говорить о присутствии китайцев, то оно бросается в глаза где? На рынках. Оно бросается вблизи погранпереходов, которых там, вообще говоря, на самом деле не так уж и много. В сельской местности довольно жесткие ограничения на пребывание. Кроме того, сельская местность у нас такая специфичная, то есть там…

Игорь Абакумов: А в чем специфика, по вашему мнению?

Вячеслав Бабурин: А там сельским хозяйством, в отличие от Индии или Южного Китая, можно заниматься, но в лучшем случае 3–4 месяца – скажем, растениеводством. А все остальное время особо заниматься нечем. А китайцы все-таки в первую очередь земледельцы, а не скотоводы.

Игорь Абакумов: Тепличники.

Вячеслав Бабурин: Ну, тепличники… Понимаете, теплицы – все равно это для лета. На Дальнем Востоке у вас никакого горючего не хватит, чтобы теплицу зимой в эти морозы протопить.

Игорь Абакумов: Это да. Поэтому, конечно, летом.

Вячеслав Бабурин: И здесь на самом деле ничего нового нет. Еще во времена Российской империи (это мало кто знает) каждую весну до 1,5 миллиона китайцев пересекали российско-китайскую границу и шли в южные районы нынешней Амурской области, Хабаровского края, Приморского края…

Игорь Абакумов: Очень интересно. А как их контролировали?

Вячеслав Бабурин: А никак. Они же приходили за женьшенем, за золотом, мыли в горах, так сказать. Кто же такую границу может контролировать? Но потом точно так же они и уходили осенью. А на границе их хунхузы грабили – то, что они, грубо говоря, наварили в России.

Поэтому процесс этот не новый. И в принципе, в сельском хозяйстве сезонность и связана с сезонной миграцией. И как бы облик сельской местности летом и зимой довольно сильно отличается. Вот у нас такая география вся в основном летняя, а Россия в основном страна зимняя, ну, или осенне-зимне-весенняя, поэтому очень часто наше внешнее визуальное восприятие процессов не подтверждается.

Игорь Абакумов: То есть кажется, что их много, а зимой их вдруг мало, да?

Вячеслав Бабурин: Да, мало. И в принципе их там мало. Их там все-таки… Ну, речь идет о десятках тысяч, а никак не о миллионах или даже не о сотнях тысяч.

Игорь Абакумов: А есть регионы, где у нас мигранты населили территорию так, что уже не осталось коренного населения?

Вячеслав Бабурин: Ну, так скажем, есть. Прежде всего это восточная часть Ставропольского края, где во многих населенных пунктах… ну, не мигранты, а аварцы, даргинцы в первую очередь с территории Дагестана, где очень высокая плотность населения, не хватает земельных ресурсов, не хватает водных ресурсов. И значительная часть вот этого сельского населения перемещается как раз. Такая замещающая миграция происходит в Ставрополье. Соответственно, русское население… На самом деле по мере того, как меняется этнический состав, все большая часть населения начинает уезжать сама.

Когда-то я служил в армии, и там была такая пословица: "Один чеченец во взводе – это счастье. Два чеченца во взводе – это проблема. А три чеченца – это катастрофа". Вот примерно такие же нормы и в европейских странах, и у нас наблюдаются: если число мигрантов и представителей других этнических групп превышает 30%, то начинают возникать проблемы. То есть возникают проблемы прав, когда люди, которые вначале приехали, так сказать, поработать или просто жить, уехав от нужды или бедствий со своей территории, они, как только их становится достаточно много, начинают предъявлять свои права. И это…

Игорь Абакумов: В том числе и на власть.

Вячеслав Бабурин: Конечно. Ну, я всем хотел бы напомнить, что в 45-м году в Косово албанцы составляли 10% населения, а сегодня их там 95%, даже больше – всего за 70 лет. Если мы не хотим и не будем думать о том, что будет через 30, 50, 70 лет, во многих районах будет примерно то же самое.

Игорь Абакумов: А как вы полагаете, этот процесс контролирует кто-то? Или закрыли глаза – пусть течет, как течет?

Вячеслав Бабурин: Нет, формально контроль есть, потому что есть ФМС, есть квоты, вообще говоря, которые выделяются на те или иные проекты. Но в реальной действительности мы же понимаем, что в стране, где такая коррупция, все покупается и продается, начиная от справки и вида на жительство и кончая гражданством, землей и чем угодно.

Игорь Абакумов: Паспортом и гражданством.

Вячеслав Бабурин: Поэтому, конечно, вообще говоря, я бы так сказал: ни одну из наших проблем не решить, не покончив с коррупцией.

Игорь Абакумов: А каким образом можно с ней покончить, как вы полагаете?

Вячеслав Бабурин: С коррупцией? Я думаю, все прекрасно понимают, что с ней можно покончить только при конфискации имущества у всех членов семьи коррупционера и очень высоких сроках тюремного заключения при коррупции в особо крупных размерах, вплоть до пожизненного. Мне кажется, эта норма тоже не искоренит в полном объеме, но, по крайней мере, она снизит ущерб от коррупции, в том числе и в сфере миграционной политики. А это, в принципе, национально важная проблема.

Игорь Абакумов: В общем – да. Скажите, пожалуйста, а вот как эти проблемы решались, например, при Столыпине в царской России, когда было переселение? Все-таки миграция тогда была очень большая.

Вячеслав Бабурин: Ну, проблема была вот в чем. Ведь раньше Россия была аграрной страной, и 90% населения жило в сельской местности. Был огромный резервуар вот здесь – в Центральной России, в черноземной России – миллионы людей в условиях малоземелья, в условиях отсутствия работы. Так называемое скрытое перенаселение сельской местности. Они благодаря Столыпинской реформе получили возможность… То есть клапан, чтобы он не взорвал котел, он был вскрыт. И вот эти миллионы людей, которые могли создавать, вообще говоря, проблемы, они устремились в восточные районы страны. Ну, примерно то же самое сделала Европа, открыв клапаны в сторону Нового Света, и так далее. Потому что едут обычно не стандартные люди, а едут наиболее предприимчивые, наиболее авантюрные

Игорь Абакумов: Пассионарии такие.

Вячеслав Бабурин: Да, пассионарии. А люди с традиционными взглядами, с традиционным укладом остаются на месте. И в этом смысле происходит все время такой отрицательный естественный отбор – то есть наиболее предприимчивая и активная часть населения покидает сельскую местность, а менее предприимчивая, менее активная остается. И таким образом вот этот разрыв между городами с их активной жизнью и сельской местностью нарастает. Сегодня этого потенциала в нашей сельской местности нет.

Кстати, нужно понимать, что просто даже то, что сегодня едут мигранты – это как бы вынужденная необходимость, потому что в сельской местности просто нет людей, которые могли бы, а во многих случаях и хотели бы работать. Это проблема.

Игорь Абакумов: Ну, здесь палка о двух концах. С одной стороны, нет людей, мы вынуждены мигрантов приглашать. С другой стороны, у мигрантов нет таких запросов, как у коренных жителей. Поэтому выгоднее не содержать коренных жителей, не вкладывать в их социальное развитие, а пригласить мигрантов.

Вячеслав Бабурин: Конечно. Снижают общий стандарт, безусловно.

Игорь Абакумов: Так ведь, да?

Вячеслав Бабурин: Конечно. И более того…

Игорь Абакумов: А можно назвать это каким-то осколком политики? Это можно назвать политикой? Отсутствие политики – это ведь тоже политика.

Вячеслав Бабурин: Ну, я бы сказал так: это как бы политика, которая не учитывает всего комплекса последствий. То есть, принимая меры, направленные, скажем… Вот им кажется, что оптимизация там школ, ликвидация малокомплектных школ конкретно в сельской местности – это хорошо, это снижает издержки. Но мы прекрасно знаем, что школа исчезает в деревне – и она обречена. Вначале уедут родители с детьми, а потом уедут все остальные.

Поэтому если мы хотим, чтобы сельская местность окончательно обезлюдела и там поселились другие люди, то, соответственно, школу надо ликвидировать – по экономическим причинам. Если мы хотим, чтобы там люди оставались, то, наоборот, нужно создавать малокомплектные школы, наоборот, нужно воссоздавать ФАПы в сельской местности.

Игорь Абакумов: Это стоит больших денег.

Вячеслав Бабурин: Это стоит больших денег.

Игорь Абакумов: Как посчитали бухгалтеры в Министерстве экономики.

Вячеслав Бабурин: Да, совершенно верно.

Игорь Абакумов: Давайте послушаем наших зрителей (мы провели небольшой опрос перед нашей программой), что они говорят на эту тему: "Почему сельских жителей заменяют мигранты?"

ОПРОС

Игорь Абакумов: Я напоминаю, что у нас в гостях Вячеслав Леонидович Бабурин, доктор географических наук.

Прочитаю несколько SMS, которые пришли нам от зрителей. Вот как зрители понимают эту проблему. "В стране происходит замена этноса". Радикально. "Мы будем эмигрантами в своей стране". "Зачем нам строить садики и школы, если приедут мигранты, готовые рабочие руки? То есть россиянам рожать не нужно", – Тюмень. Курганская область: "Никакой аграрной политики, все на самотек. Вместо нее – реформирование. А потом до полей десятки километров ехать". Московская область: "С удовольствием уехала бы в приличную деревню. Учитель русского языка высшей категории. Хочу поднять деревню", – москвичка.

Вот диапазон. Как насчет замены этноса?

Вячеслав Бабурин: Ну, это, конечно… Я еще раз хочу сказать, что это как бы…

Игорь Абакумов: Алармистское такое настроение, да?

Вячеслав Бабурин: Да. На сегодняшний день это явное преувеличение, пока так проблема не стоит. Пока, в принципе, еще остались некоторые резервы русского населения в бывших союзных республиках, не всех оттуда вытеснили. Но то, что тенденция такая есть и на самотек ее бросать нельзя – это совершенно очевидно.

И здесь, кстати говоря, есть одна проблема. Вот нам все время долдонят с утра до ночи: "Надо создавать рабочие места". И гордятся…

Игорь Абакумов: Высокотехнологичные.

Вячеслав Бабурин: Ну, говорят, а создают разные места. И гордятся, что мы их создаем. Вот в той же Калужской области создан этот машиностроительный кластер, на границе с Московской, но ведь там 40% – это гостарбайтеры. То есть зачем же было создавать рабочие места для того, чтобы еще увеличивать проблему с гостарбайтерами?

По-моему, подход должен быть совершенно другой – нужно создавать высокопроизводительные рабочие места. То есть, грубо говоря, в современной России, коль скоро у нас и трудовых ресурсов все меньше, и желающих работать, так скажем, в сфере производства все меньше, надо говорить тогда о том, что трудозатратные отрасли экономики сегодня не имеют оснований у нас развиваться, это проще купить за рубежом. То есть только то, где высокая механизация, где высокая производительность труда, требующая объективно высокой квалификации. Как только у нас возникает производство, предъявляющее требования к низкой квалифицированной рабочей силе, мы автоматически открываем ящик Пандоры.

Игорь Абакумов: Шлюзы гостарбайтерам.

Вячеслав Бабурин: Да. А дальше… Это же понятно. Дети, которые будут учиться в наших школах, в наших институтах, они не захотят работать дворниками, не захотят работать мусорщиками и так далее и тому подобное. Они захотят совершенно другой жизни. И дальше… Мы, в общем, так сказать, знаем по многим другим странам, что будет происходить дальше.

Игорь Абакумов: Да, мы это видим на экранах телевизоров: взрывы, наезды автомобилей и так далее, и так далее, и так далее.

Вячеслав Бабурин: Конечно.

Игорь Абакумов: Как вы полагаете, нас это ждет нескоро? Или мы уже должны быть к этому готовы?

Вячеслав Бабурин: Ну, в принципе, у нас все-таки есть некоторое преимущество перед Европой – все-таки все еще бо́льшая часть населения родилась в Советском Союзе. Советский Союз исходно был многонациональной страной, поэтому у нас вот этого как бы жесткого культурного конфликта, который существует в Европе между мигрантами и европейским населением, все-таки нет в такой форме. У нас нет вот этого геттезированного расселения этнических групп. И в принципе, я считаю, что если мы не будем допускать возникновения этнических анклавов, то, по крайней мере, в ближайшие 30 лет, так сказать, каких-то сильных угроз со стороны, так скажем, этнической миграции ждать не приходится.

Но если не изменится ситуация с рождаемостью в стране, а в первую очередь со смертностью в стране, то, конечно, конец совершенно очевиден. Мы знаем, как считается динамика населения, как считается изменение возрастных групп. В общем, нетрудно посчитать, что будет через несколько десятилетий.

Игорь Абакумов: Скажите, пожалуйста, это правда, что в последние десятилетия у нас снизилась рождаемость на селе и увеличилась рождаемость в городе? Раньше было больше на селе.

Вячеслав Бабурин: Ну, естественно, правда. Если все дееспособное население, в том числе включая детородные возраста, покидает сельскую местность, то понятно, что когда остаются старики… Не известно, чтобы старшее поколение особо отличалось высокой детородностью. Плюс у них повышенная смертность.

Скажем, Тверская область, Псковская область – там тяжелейшая демографическая ситуация! И, грубо говоря, за счет внутренних ресурсов демографических ее уже не исправить. Там, грубо говоря, некому исправлять. Там до 9‰ сокращение рождаемости в год, то есть почти на 1% численность населения сокращается в этих регионах. А в условиях ухудшения демографической ситуации, как правило, ухудшается и социально-экономическая ситуация. И они как бы начинают друг друга…

Игорь Абакумов: Снежный ком.

Вячеслав Бабурин: Да, снежный ком.

Игорь Абакумов: И как раз эти улыбчивые среднеазиатские женщины и появляются на Ленинградском шоссе в Тверской области, да?

Вячеслав Бабурин: Совершенно верно. Но еще раз говорю: это говорит о том, что там, при дороге, жизнь есть, и не такая уж плохая.

Игорь Абакумов: Вячеслав Леонидович, скажите, пожалуйста, специалистов вашей кафедры, вашего факультета часто ли приглашают на консультации в Министерство сельского хозяйства?

Вячеслав Бабурин: Нет, к сожалению, не часто. Я бы хотел сказать так. Вот то, что мы обсуждали – это касается все-таки сельской местности в целом. Само сельское хозяйство – здесь все-таки немножко иная ситуация.

Игорь Абакумов: Это и министерство сельских территорий тоже, оно отвечает за развитие сельских территорий.

Вячеслав Бабурин: Я согласен. Но это как бы немножко…

Игорь Абакумов: Интересно ваше мнение тем, кто принимает решения на уровне власти?

Вячеслав Бабурин: Ну, я бы так сказал. Когда это мнение совпадает с их видением ситуации, оно бывает интересным. Если оно оказывается в явном противоречии, то оно просто отбрасывается. То есть принимается лишь то, что подтверждает существующую точку зрения.

Игорь Абакумов: Понятно. Спасибо вам большое, Вячеслав Леонидович. Я очень рад, что вы у нас побывали. Надеюсь, не последний раз.

Вячеслав Бабурин: Спасибо.

Игорь Абакумов: Это была "Аграрная политика". Мы говорили о проблемах миграции в сельской местности. Увидимся в следующий понедельник в любую погоду.

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Вячеслав Бобков генеральный директор Всероссийского Центра уровня жизни, главный научный сотрудник РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • Олег Сухарев доктор экономических наук, профессор; Институт экономики РАН
  • ГОСТИ

  • Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России
  • ГОСТИ

  • Иван Стариков профессор Института экономики РАН
  • Владимир Лабинов аналитик отрасли животноводства
  • ГОСТИ

  • Юлия Финогенова профессор кафедры управления рисками, страхования и ценных бумаг РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • Сергей Смирнов доктор экономических наук
  • ГОСТИ

  • Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России
  • ГОСТИ

  • Андрей Осипов автоэксперт, редактор сайта osipov.pro
  • ГОСТИ

  • Алексей Кыласов доцент кафедры индустрии гостеприимства, туризма и спорта РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • ГОСТИ

  • Эдуард Сухарев адвокат, член общественного движения "За права курильщиков"
  • ГОСТИ

  • Алексей Скопин экономист, профессор Московского гуманитарного университета
  • Андрей Марголин проректор РАНХиГС, доктор экономических наук, заслуженный экономист РФ
  • ГОСТИ

  • Александр Калинин президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства "Опора России"
  • ГОСТИ

  • Сергей Лебедько руководитель ветеринарных центров малотравматической хирургии и комплексного восстановления "Лебеди", кандидат ветеринарных наук
  • ГОСТИ

  • Иван Родионов профессор департамента финансов НИУ ВШЭ
  • Алексей Мазуров эксперт в области управления персоналом
  • Показать еще
    Показать еще
    В Москве представили памятник Михаилу Калашникову Монумент открыл министр культуры России Владимир Мединский
    26 минут назад
    "Большая четверка" операторов отправила в ФАС предложения по отмене роуминга Предписание ведомства должно быть исполнено до 15 декабря
    28 минут назад

    ГОСТИ

  • Владислав Сотников директор реабилитационного центра и реабилитационных программ фонда "Шередарь"
  • Роскомнадзор призвал интернет-пользователей перестать ругаться матом В самом ведомстве действуют штрафы по рублю за каждое бранное слово
    час назад
    В Минобороны опровергли информацию о стрельбе по людям во время учений "Запад-2017" Ранее СМИ сообщили о двух раненных в результате выпуска ракет
    3 часа назад
    МВД отчиталось об уничтожении крупнейшего российского интернет-магазина наркотиков Ведомство заявило, что ликвидация магазина произошла в июле
    3 часа назад
    3 часа назад
    Суд впервые отозвал права на "дальневосточный гектар" Жительница Ванино смогла получить землю в самом центре поселка
    4 часа назад
    Семь верст не крюк В Перми появилось сообщество "добрых водителей"
    4 часа назад

    ГОСТИ

  • Оксана Дмитриева депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга
  • Дмитрий Журавлев генеральный директор Института региональных проблем
  • Никита Исаев лидер движения "Новая Россия"
  • Константин Калачев политолог, руководитель "Политической экспертной группы"
  • Сергей Цыпляев декан юридического факультета Северо-Западного Института управления РАНХиГС, член Комитета гражданских инициатив
  • Илья Шуманов заместитель генерального директора "Трансперенси интернешнл – Россия"
  • Борьба с коррупцией: изменят ли ситуацию аресты чиновников? Или причины лежат совсем в другой плоскости?
    Полный выпуск 5 часов назад
    Павел Дуров ответил на обвинения "бывшего сотрудника Telegram" Накануне Розенберг опубликовал пост, в котором рассказал о конфликте с Дуровым
    5 часов назад
    Обвиняемый в убийстве пауэрлифтера Драчева будет отправлен в СИЗО Ранее он добровольно сдался правоохранителям
    5 часов назад
    Российское правительство утвердило размер премий за медали на Олимпиаде-2018 За золотую медаль можно получить 4 миллиона рублей
    6 часов назад
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments