Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Виктор Сухоруков: В театре пусть будет любой режиссер, лишь бы не дурак. А коллектив – разный, лишь бы не злой

Гости

Виктор Сухоруковнародный артист России

Оксана Галькевич: И еще одна наша рубрика – "Антракт".

Константин Чуриков: Объявляем антракт! Но не в том смысле, что перерыв.

Оксана Галькевич: Занавес не будем опускать, а наоборот – его приподнимем.

Константин Чуриков: "Антракт" означает – все внимание на сцену! А на сцене у нас сегодня (импровизированной, можно сказать) Виктор Сухоруков, народный артист России. Виктор Иванович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Виктор Сухоруков: Здравствуйте, друзья! Здравствуйте, дорогие телезрители канала ОТР! Па-па-ра па-ра-рай-ра-рай! Ля-ля-ля ля-ля-ля! (Напевает мелодию.)

Константин Чуриков: Вот видите…

Виктор Сухоруков: Подожди! (Напевает мелодию.) А знаете, почему я запел? Потому что перед вами был у вас гость, который много говорил умных вещей… (Напевает мелодию.) Давайте маленько попоем! Простите.

Константин Чуриков: Так вот, как раз мне уже не нужна преамбула к следующему вопросу…

Виктор Сухоруков: Лазаря запел Сухоруков! Лазаря запел! Простите.

Константин Чуриков: Преамбула уже не нужна к следующему вопросу. А вопрос мой очень простой: откуда столько энергии?

Виктор Сухоруков: Как? Живой человек, живу, интересно живу, жизнь люблю, хочу жить, поэтому и энергия. Энергия – ведь это жизнь. Вот и все, и весь ответ. А специальных каких-то батареек, транквилизаторов или каких-то лекарств я не употребляю. Я просто такой.

Константин Чуриков: Ну как же? Нам очень часто ваши коллеги рассказывают о том, как они выкладываются во время спектаклей…

Виктор Сухоруков: И я выкладываюсь.

Константин Чуриков: Все отдают туда – и ничего себе не остается потом.

Виктор Сухоруков: Как это? Как это?! Это что-то вы о каком-то дырявом мешке говорите. Не-не-не! И отдать есть чего, и себе остается. Да еще и накапливаем, и подворовываем, и покупаем, и собираем с помойки души сердец. Я сейчас на выпуске спектакля. Это не реклама. Это моя жизнь, это моя сегодня дорога в Академическом театре Моссовета. Может, это одна из главных причин моего прихода к вам. Я бы и раньше с удовольствием пришел, но был занят. А сейчас выпускаю спектакль Марины Ризнич, который называется "Встречайте, мы уходим". Видите, как парадоксально?

Константин Чуриков: Разнонаправленно так.

Виктор Сухоруков: Это как "вверх по лестнице бегущий вниз". Играю одну из главных ролей. И у меня в партнерах заслуженный артист России Андрей Шарков из Большого драматического театра из Петербурга.

Оксана Галькевич: БДТ.

Виктор Сухоруков: Вот так мы объединили. И вообще этот проект мы затеяли в свое время…Знаете, "Красную стрелу" пустить, Москва – Петербург: Театр Моссовета и Большой драматический театр. Но этот проект лопнул, не сложилось. И как-то эту историю решили мне подарить на юбилей, который у меня был. И вот выпускаем спектакль, в конце декабря будет премьера. Так что с удовольствием хочу об этом объявить, потому что очень трепетно и волнительно к этому отношусь, хотя прожил большую жизнь. И все равно, друзья, в театре так интересно существовать! Идите в театр! Я не желаю вам умереть в нем, но оставьте денежки и получите удовольствие.

Константин Чуриков: Оставьте денежки не только в буфете.

Оксана Галькевич: Да. Виктор Иванович, вы знаете, у нас программа-то интерактивная такая, вы сейчас не только на наши вопросы будете отвечать.

Виктор Сухоруков: На любые!

Оксана Галькевич: Нам уже начали писать телезрители.

Виктор Сухоруков: Давайте!

Оксана Галькевич: И, друзья, вы можете нам не только написать, а вы можете позвонить и пообщаться напрямую с народным артистом России, с Виктором Сухоруковым. Звоните, пожалуйста.

Виктор Сухоруков: "Позвони мне, позвони. Позвони мне, ради бога! Через время протяни…"

Оксана Галькевич: Виктор Иванович, вы сказали, что вы любите жить, вам нравится жизнь. Вы чувствуете эту взаимность?

Виктор Сухоруков: Конечно. Перед вами очень счастливый человек – с трудной судьбой, с тяжелыми какими-то путями, не наследственностью, слава богу, но я очень интересно живу. Очень интересно, поверьте мне. Как смотришь на этот мир – так мир в тебе и отражается.

Оксана Галькевич: Вы знаете, я взглянула…

Константин Чуриков: Я вот прочитал…

Оксана Галькевич: Костя, подожди. Я посмотрела сегодня вашу биографию – там значится в том числе и работа на ткацкой фабрике. Я вот смотрю на ваш темперамент и представляю себе эту монотонную работу на ткацкой фабрике…

Виктор Сухоруков: Ну, это вы показываете женскую работу.

Оксана Галькевич: А мужская какая? А вы что делали?

Виктор Сухоруков: А я бегал. Это девушки так работали, а мы вот так бегали по всему городу.

Оксана Галькевич: Что делали-то?

Виктор Сухоруков: Как? Я работал курьером, архивариусом, переплетчиком. А потом ушел в армию.

Оксана Галькевич: Хорошо.

Константин Чуриков: Вот тоже, кстати, штудировал вашу биографию. Вот такая фраза, вырванная из контекста: "Из-за не самой артистичной внешности на учебу в Школу-студию МХАТ Сухорукова не приняли". У меня сразу вопрос возник как у зрителя: а что такое "артистическая внешность"? Я вот не понимаю.

Виктор Сухоруков: Ну, это вы уже у него и спросите, хотя вам вряд ли это удастся. Но тот человек, который об этом мне говорил, он еще жестче мне сказал. Профессор! "Вы никогда не будете актером!" – "Поймите, но мне нужен театр". – "Допустим. А вы задавали себе вопрос: вы-то театру нужны?" – презрительно, высокомерно сказал мне якобы учитель. Он был великолепным педагогом, но в этот раз он, видимо, не сделал вывод по отношению моей кандидатуры, а как бы наказал меня за мою дерзость.

Константин Чуриков: Виктор Иванович, но…

Оксана Галькевич: А дерзость, простите, была в чем? В том, что вы пришли?

Виктор Сухоруков: Потому что это был первый тур, а мне сказали: "Все свободны". А я говорю: "Как свободен? А совет? А какая-то помощь, консультация? Как это так?" Я думал, меня погладят по головке и скажут: "Витя, вы вот это не читайте, а почитайте вот это, обратите внимание на то". А мне говорят: "Иди отсюда!" И так бывает.

Константин Чуриков: Слушайте, педагоги, учителя, те же режиссеры в театрах – они все разные люди по своему подходу: кто-то действительно любит рявкнуть, чтобы все по струнке выстроились, а кто-то любит какой-то "пряник" дать.

Виктор Сухоруков: А что значит – любит? Я не понимаю. Какая любовь?

Константин Чуриков: Использует, знаете, такой прием: "Вот мы семья, мы все вместе".

Виктор Сухоруков: Это где?

Константин Чуриков: Я сейчас пока гипотетически обрисовываю. Почему разные такие подходы? Какой вам ближе? И какой педагогичнее, правильнее в театре, например?

Виктор Сухоруков: Дисциплина – вот и все. Любой пусть будет режиссер, лишь бы не дурак. Коллектив пусть будет разным, лишь бы не злым. И конечно, только дисциплина. Талант тоже требует дисциплинированности. Какой бы человек ни был способен, но если он опаздывает на репетицию, он раздражает своих партнеров, своих коллег. Я за дисциплину, а все остальное найдется.

Потом новые открытия для себя сделал с годами. Да, талантливы все. Работать не все умеют. Надо уметь трудиться, и тем более когда есть над чем, есть с чем трудиться, вокруг чего собирать себя и физически, и морально, и душевно. Я имею в виду – вокруг таланта. Здесь важна дисциплина и самодисциплина.

Константин Чуриков: Так вот, тогда другой вопрос как бы вытекает…

Виктор Сухоруков: Любой.

Константин Чуриков: А что важнее – талант или воля? Есть действительно одареннейший какой-нибудь парень, актер молодой, но вот не может он вовремя приехать, у него там какие-то еще дела.

Виктор Сухоруков: Талант его останется у порога. Воля. Если выбирать, отвечать на ваш вопрос, то воля, потому что именно воля – она, как мотор у машины. И если говорить о таланте и воле, то талант – это машина, но она не поедет без мотора. Воля для таланта – мотор.

Оксана Галькевич: Скажите, нужно же еще быть уверенным, что ты, я не знаю, какую-то актерскую удачу получишь, встретишь в своей жизни. Никогда не было…

Виктор Сухоруков: Удачу не спланируешь, простите.

Оксана Галькевич: Вот в том-то и дело, что не спланируешь.

Виктор Сухоруков: А вы что, за удачей? А я за увлеченностью иду, за страстью.

Оксана Галькевич: А вы идете-идете, все со страстью, со страстью, а что-то все равно не получаете…

Виктор Сухоруков: Неправда! Так не бывает.

Оксана Галькевич: Не бывает?

Виктор Сухоруков: Нет-нет! Обязательно получишь удовлетворение, насладишься где-то когда-то на каком-нибудь полустанке обязательно. Ты остановишься и скажешь: "Фух! Как здорово! Ой, как хорошо!" Может быть, вокруг этой вашей остановки соберется пусть не тысяча человек, не десять тысяч, не стадион, а двадцать, как в подземном переходе, но вы испытываете катарсис от тех своих желаний, фантазий и собственного творчества обязательно! Пустоты не бывает, у таланта или у творчества не бывает пустоты.

Оксана Галькевич: А вот скажите… Мы часто такую фразу в отношении ваших коллег слышим, что мечтают сыграть ту или иную роль, мечтают о роли Гамлета. У вас такое тоже есть? Вы мечтаете о какой-то определенной роли? И все ли ваши мечты вообще благодарно вам идут навстречу в вашей жизни?

Виктор Сухоруков: Нет-нет-нет. У меня была мечта очень практическая. А если говорить о ролях… Стать, быть. А роли – это уже, извините, как на кондитерской фабрике. Вот есть кондитерская фабрика, а есть карамельки, есть мармелад, есть конфетки, есть вафельки, печеньице, прянички – вот что тебе попадется. Можно любит все, а все попробуешь – и помрешь от диабета. Так и здесь.

Нет, главное, чтобы твоя мечта – стать и быть – осуществилась. А там – дальше – мечтать сыграть кого-то? Вы не поверите, да никогда в жизни я не только не мечтал, я во сне не видел! Никто мне даже подсказать не мог, что я сыграю царя Павла Первого, в спектакле "Римская комедия" в Театре Моссовета императора Домициана. Порфирий Петрович еще мог где-то мне подмигнуть из "Преступления и наказания", спектакль "Р.Р.Р.", а Федор Иоаннович в "Царстве отца и сына" – так это вообще какая-то глыбища, а не роль! Думать не думал. Наверное, Акакий Акакиевич какой-нибудь или Лев Гурыч Синичкин, или еще что-то – такое более мелкое, низменное, ушастое, беззубое, рябое, чудное, насмешливое. Но никак – знаете, как это? – сияние на голове!

Везет, везет. Поэтому там, где мечтается, пусть… Уже хорошо, что мечтается, а не пьется и не скуривается, и не исчезает вместе с личностью. Главное – когда роли получаешь. И ты испытываешь радость от этого, и делаешь для себя открытие. Ну что вы? И этим открытием надо делиться со зрителем. Идите в театр!

Константин Чуриков: Тут зрители прямо пишут сообщение за сообщением. Вас очень хвалят и любят, благодарят за грамотную эмоциональную речь, за силу воли.

Оксана Галькевич: "В чем сила?" – спрашивают. Ну, вы понимаете.

Константин Чуриков: Да. И кстати, просят как раз, чтобы вы рассказали о Балабанове, вообще как это все изменилось вашу жизнь. Что вы почувствовали, когда получили большой и огромный успех?

Виктор Сухоруков: Еще неизвестно… Если вы вспомнили Алексея Балабанова, я вам за это благодарен. Он это заслужил. Его долго еще не забудут. И я всегда говорю: пока о человеке говорят после смерти, он бессмертен. Он живет, пока его помнят, а уж тем более говорят. Он умер, и его хоронили, допустим, в Петербурге. В это же время я был в Израиле на гастролях одновременно. И так бывает.

Мы с ним встретились в 1990 году, я дебютировал в его картине. Не я, а он дебютировал с фильмом "Счастливые дни", и я сыграл у него главную роль. И после этого мы долго шли вместе в творчестве, в кинематографе. А потом неожиданно – знаете, как цунами, как землетрясение, тряхнуло! – и совсем другая жизнь пошла и у него, и у меня. Многое изменилось в его жизни, в моей. Я уехал в Москву, он остался в Петербурге. Это очень большой разговор, не для нашего хронометража.

Но в данном случае он стоит, как я говорю, в ряду: мама, папа, Петр Фоменко, мой театральный крестный режиссер, и, конечно, Алексей Балабанов. Хотя до него были люди, которые делали мою судьбу, и будут после него. Ну, Алексей, конечно, это очень знаковая фигура. И однажды, в свое время, наверное, тоже это у него вызывало раздражение, когда меня крестили его "талисманом". Ну какой я, к черту, талисман? Он чрезвычайно талантливый, современный, чувствующий пульс жизни и цивилизации человек.

А если говорить какие-то конкретные вещи… Я его любил. Я страдал от его характера и шел за ним безоглядно до тех пор, пока я был ему нужен. Но, даже оборвав… Вот судьба оборвала наши отношения, но даже те пять фильмов, которые мы с ним сделали… Ну, друзья мои, этого у многих нет, что есть у меня. И я этим горжусь.

Оксана Галькевич: Это правда. Вам передает привет буквально вся страна: тут и Тверь, и Тольятти, и Курск, и все прочие-прочие-прочие города.

Константин Чуриков: Заявки на гастроли.

Оксана Галькевич: Да. Вы знаете, предлагают вам: "Виктор, давайте в президенты!" Страна уважает.

Виктор Сухоруков: Нет, у нас хороший президент, и я не претендую. Но хочу этим городам и этим людям сказать. Спасибо вам! Будьте здоровы! Берегите себя! Мир вашему дому! И готовьтесь к Новому году!

Константин Чуриков: Виктор Иванович, как так получилось? Я прочел, что вас приглашали и в Голливуд сниматься…

Виктор Сухоруков: Это было так давно!

Константин Чуриков: В Бондиане. А вы отказались.

Виктор Сухоруков: "Умри, но не сейчас". Ну, отказался, потому что у меня были дела дома. Я об этом не желаю.

Константин Чуриков: Серьезно?

Виктор Сухоруков: Ну, вы помните этот фильм "Умри, но не сейчас"?

Константин Чуриков: Я песню помню.

Виктор Сухоруков: И все?

Константин Чуриков: Фильм сам уж не помню.

Виктор Сухоруков: Ну, где они там в каком-то ледяном дворце.

Оксана Галькевич: Вот поэтому Виктор Иванович и отказался. Песню ты запомнил, а фильм…

Виктор Сухоруков: А Павел Первый у меня на устах.

Константин Чуриков: Это – да.

Виктор Сухоруков: А это было все в одно время.

Константин Чуриков: Ваша любимая роль?

Виктор Сухоруков: Нет, у меня… Она любимая, она дорога, но у меня много названий, как я говорю, большой список, но шедевров, может быть, шесть-семь. И среди них, конечно, Павел Первый, "Про уродов и людей", "Комедия строгого режима", "Не хлебом единым", "Остров"… Ой, красота!

Оксана Галькевич: Кстати, предложений у вас много, работы у вас много?

Виктор Сухоруков: А я и сейчас снимаюсь.

Оксана Галькевич: Да, и сейчас снимаетесь. Но у вас, видимо, тоже есть какой-то внутренний фильтр? За все же взяться невозможно, вам приходится выбирать: "Вот за это возьмусь, за это не возьмусь".

Виктор Сухоруков: Я не буду скрывать, что сегодня мощный фильтр, очень серьезный у меня подход к выбору, особенно в кино. Я в растерянности. Там, где его хоронили, кинематограф, в 90-х годах, как-то мы жили намного интереснее. Сегодня вроде бы проблем поменьше, и тем не менее у меня сложнее отношения с кинематографом.

Но у меня в театре ренессанс! Друзья, идите в театр! Я в театре на Бронной Тартюфа играю, в Вахтанговском играю в "Улыбнись нам, Господи". В театре Моссовета новый спектакль выпускаю шикарный, где будет французская музыка, где будет столкновение двух времен – молодости и старости. И где я буду, наверное, сам для себя неожиданно с прекрасной молодежной компанией. Я их по фамилии всех не называю. У нас коллектив – 20 человек взрослых, а все остальные – парни, девки, все молодые, красивые, здоровые, талантливые, сильные! Ой, красота будет. Кра-со-та!

Константин Чуриков: Вдохновение где и в чем черпаете?

Оксана Галькевич: Внутри, мне кажется. Оно у вас там живет и периодически расплескивается.

Виктор Сухоруков: Хороший вопрос. Вдохновение? Вдохновение – это не вещь. Оно может быть, а может и не быть. Но главное – знать, что оно может возникнуть, и оно может исчезнуть. Думать о нем надо. Я думаю опять, что вдохновение – это продукт любви или влюбленности в то, что ты делаешь. И если будет тоска, кризис, депрессия, апатия, надо сказать: "Ну ты же это любишь!" Я так пить бросил в свое время.

Я многое изменил в своей жизни именно благодаря суду над самим собой. Я сказал: "Ну ты же этого хотел, ты к этому стремился. Иди! Так возьми это и отдай людям! Тебя что, зря учили, воспитывали, кормили, поили? Ты же столько растерял, рассорил этих камней! Собери, построй храм любви, красоты, храм искусства, храм таланта. Построй!" И я его достраиваю, достраиваю. И там вдохновение.

Оксана Галькевич: Вы сказали, что нужна дисциплина. А получается так… Смотрите, имидж, репутация из людей из вашей сферы такая – они от вдохновения до вдохновения, поэтому дисциплины от них особой не дождешься. А вы говорите, с одной стороны, "вот оно, вдохновение", а с другой стороны – дисциплина. Как это совместить?

Виктор Сухоруков: Вдохновение – все-таки это рядом. Вы знаете, это как… Нехорошее физиологическое сравнение: это как пудра на лице. Можно ведь без пудры прожить, понимаете, было бы лицо. Потому что все равно труд… Во главе всего – труд! Только движение, только труд и дисциплина. А дальше уже будет или не будет – вставай и иди! А иначе так и присохнешь к этому месту, и будут у тебя появляться сплошные пролежни. Не стойте на месте, друзья, не стойте!

Константин Чуриков: Анна из Братска интересуется вашим отношением к современным российским комедиям.

Виктор Сухоруков: Да я их мало вижу.

Константин Чуриков: Потому что не хотите смотреть или просто их очень мало?

Виктор Сухоруков: Нет, не попадаются на глаза, а специально как-то мне никто и не советует. Я даже не знаю, что посмотреть. О каких комедиях идет речь, девушка из Братска?

Константин Чуриков: Ну хорошо, давайте расширим…

Оксана Галькевич: У нас звоночек.

Константин Чуриков: Секундочку, звоночек, сейчас, буквально минутку. Расширим круг поиска. Есть российские современные комедии, есть американские комедии, есть французские комедии – вам какие ближе?

Виктор Сухоруков: Там, где смешно. Потому что юмор-то у всех разный, но есть комедии, которые смешные. Комедия – это смех, прежде всего, а потом уже идея, политика или еще что-то такое. Комедия – это жанр из великих далеких веков, где надо смеяться, ну, минимум улыбаться. И будет это американская, японская, космическая комедия… Смейтесь, господа! Надо смеяться. А если не смешно – какая же это комедия? Это уже коммерция.

Оксана Галькевич: Виктор Иванович, у нас звонок из города, с которым вы у меня, по крайней мере, четко ассоциируетесь – из Петербурга. Алла до нас дозвонилась. Алла, здравствуйте. Вы в прямом эфире, мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте. Виктор Иванович, привет от бывшей соседки по лестничной клетке. Во-первых, с днем рождения!

Виктор Сухоруков: Спасибо!

Константин Чуриков: С прошедшим.

Зритель: Спасибо за ваши успехи, за ваш талант расцветший. В свое время, когда-то я вам предсказала блестящую актерскую будущность. Видите, как я угадала? А тогда вы еще не были ни заслуженным, ни тем более народным. Мы радуемся за вас искренне. Примите от нас поздравления. Вы такой радостный, с таким подъемом, что даете как-то веру, силы для дальнейшей жизни. Спасибо.

Оксана Галькевич: Алла, с какой улицы-то звоните, откуда, из какой части Петербурга?

Виктор Сухоруков: С Васильевского, наверное.

Зритель: Центр, Лиговский проспект, дом 107.

Виктор Сухоруков: А, с Лиговки! Да-да-да. Поверьте мне… Вы предугадали или вы угадали мою судьбу, но поверьте – дверь я ногой не открываю, стараюсь быть с людьми.

Зритель: Нет, ну все здорово. Так что еще раз всего-всего вам хорошего! И помните своих соседей.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Виктор, пишут вам: "Вы поразительно эмоциональный и интересный, а многие артисты перегибают". Видимо, имеется в виду, что актеры часто переигрывают. Вот как эта грань?

Виктор Сухоруков: Это зажим, это комплекс, это как раз тоже борьба с какими-то недостатками, с какой-то грустью. Когда немножко переигрывает человек сам себя… Может немножко поигрывать. И я поигрываю немножко, потому что я разговариваю с большим количеством людей и не хочу быть занудой. Вот дайте мне 30 секунд, и я вам покажу.

Вы понимаете, я вот пришел на вашу передачу. Конечно, я могу сказать о чем угодно. Ну, давайте будем…

Константин Чуриков: У нас много таких гостей, кстати.

Виктор Сухоруков: Неинтересно это! Есть кому так себя вести. И поэтому Актер хочет быть Актерычем. Пусть немножечко он экзальтирован, немножко вертляв, немножко лжив, наигрывает – простите нам это! Мы же хотим не только нравиться, но и вызывать интерес, и оставаться в памяти людей или тех, кто смотрит на нас.

Оксана Галькевич: Виктор Иванович, вы сказали, что с нынешним современным кинематографом отношения у вас сложноватые.

Виктор Сухоруков: Ну да.

Оксана Галькевич: Почему?

Виктор Сухоруков: Ну, нет спроса.

Оксана Галькевич: Материал не тот? Что?

Виктор Сухоруков: А я вам сейчас расскажу одну историю.

Оксана Галькевич: Давайте.

Виктор Сухоруков: "Материал не тот". Он же не от меня зависит.

Оксана Галькевич: Вот! И я спрашиваю.

Виктор Сухоруков: Но там, в 90-х годах, когда действительно предсказывали или предчувствовали какой-то упадок в кинематографе, а я наоборот – снимаюсь, снимаюсь, снимаюсь! Может, еще и потому, что мне стали режиссеры попадаться на моем пути или я им понадобился. И дошло до того, что пошла молва: "Ой, опять Сухоруков! Ну что они в нем нашли? Урод уродом!" И я как-то расстраивался, когда мне это передавали. И кто из них был прав – кто говорил или кто передавал? Злили меня, волновали меня, заставляли переживать. А потом я говорю: "Нет, Сухоруков, если ты нужен, если ты интересен – значит, ты олицетворяешь время".

Сегодня, может быть… Даже Феллини в свое время, великий Феллини сказал: "Мой зритель умер". Может быть, я ушел из той страны. Может быть, я состарился, перезрел. Может быть, от меня этот мир устал, я ему надоел, и они говорят: "У нас другие герои! У нас другие времена! У нас другие десерты! Не нужен нам сегодня Сухоруков!"

ы посмотрите, сколько актеров – в мое время их были единицы, которые брились наголо. Вот открыл меня таким Балабанов, хотя я побрился первый раз у Мамина в "Бакенбардах". Фильм уникальный! А сейчас, даже у кого кудри, все бреются наголо. И сейчас какой канал ни включи – лысый, лысый, лысый, лысый! Конечно, я уже никому не нужен. Я заблудился среди лысых голов. Ну, это я шучу.

Константин Чуриков: Если бы все так было…

Виктор Сухоруков: Но в данном случае просто как-то… То, что предлагают, мне неинтересно. А куда я прошусь – меня не берут. И так бывает.

Константин Чуриков: Кого считаете, помимо педагогов, которые вас учили, помимо режиссеров, с которыми вы работали, своими учителями? Может быть, среди тех людей, которых вы никогда не видели, из представителей вашей профессии актерской, но на кого вы ориентируетесь.

Виктор Сухоруков: Ориентировки нет, потому что я уже не в том возрасте, чтобы на кого-то ориентироваться. Мне ошибок не наделать, понимаете. Опыт уже есть, прожита жизнь богатая и насыщенная, опытом наученный. Главное – не выглядеть идиотом. Это очень большая работа.

А что касается учителей – они есть. Называть пофамильно… Да даже погода бывает учителем, даже температура может быть педагогом. Коллективы, места действия. Даже рынок может быть учителем, куда я хожу покупать овощи. Называть по фамилиям – ведь времени не хватит. Чем старше ты становишься, тем учителей все больше и больше, и больше… Может быть, они все меньше и меньше в твоей жизни занимают места, но… Век живи – век учись. А где мы учимся – там и учитель. Может быть, такой витиеватый ответ, но по-другому…

Константин Чуриков: Понятно.

Оксана Галькевич: Виктор Иванович, вы знаете, нам в ухо говорят, что время истекло…

Виктор Сухоруков: О!

Оксана Галькевич: Пора прощаться, а прощаться-то с вами не хочется! Но спасибо вам большое за то, что вы к нам пришли. У нас в гостях сегодня, друзья, в студии "ОТРажения" был Виктор Сухоруков, народный артист России. Это наша рубрика "Антракт". Споете?

Виктор Сухоруков: Спасибо вам, друзья.

 Константин Чуриков: Спасибо и вам.

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Ольга Башмачникова заместитель директора Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств России (АККОР)
  • Владимир Кашин председатель Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, академик РАН
  • Алексей Кордумов терапевт, врач общей практики (Архангельская обл.)
  • Ольга Чаплина руководитель инициативной группы (д. Кашмаши, Чувашия)
  • ГОСТИ

  • Евгений Ямбург заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, академик Российской Академии образования, директор московского Центра образования №109
  • ГОСТИ

  • Валентина Сляднева оператор машинного доения
  • ГОСТИ

  • Евгений Ким ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН
  • ГОСТИ

  • Давид Мелик-Гусейнов директор НИИ Организации здравоохранения и медицинского менеджмента Москвы
  • Виктор Рожков координатор проекта ОНФ "Народная оценка качества"
  • ГОСТИ

  • Сергей Хестанов советник по макроэкономике генерального директора компании "Открытие Брокер"
  • Иван Родионов профессор Департамента финансов ВШЭ
  • ГОСТИ

  • Александр Верховский директор информационно-аналитического центра "СОВА"
  • ГОСТИ

  • Михаил Миндлин искусствовед, директор Центрального музея древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева
  • ГОСТИ

  • Кирилл Парфенов кандидат политических наук, доцент кафедры государственного и муниципального управления РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • Илья Гращенков директор Центра развития региональной политики
  • ГОСТИ

  • Павел Грудинин директор "Совхоза имени Ленина", заслуженный работник сельского хозяйства России
  • ГОСТИ

  • Василий Симчера профессор, вице-президент Российской академии экономических наук
  • ГОСТИ

  • Евгений Коган президент инвестиционной группы "Московские партнеры", профессор Высшей школы экономики
  • Показать еще
    Показать еще
    Программа "Наедине со всеми" на Первом канале будет закрыта Программу закрыли по инициативе ведущей Юлии Меньшовой
    вчера
    Сергей Шнуров вызвал на баттл Владимира Познера Телеведущий назвал предложение "пиаровской акцией"
    вчера

    ГОСТИ

  • Ольга Башмачникова заместитель директора Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств России (АККОР)
  • Владимир Кашин председатель Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, академик РАН
  • Алексей Кордумов терапевт, врач общей практики (Архангельская обл.)
  • Ольга Чаплина руководитель инициативной группы (д. Кашмаши, Чувашия)
  • Самолет S7 вынужденно сел в Перми из-за пьяного дебошира Полиция возбудило уголовное дело по статье "хулиганство"
    вчера
    Под Читой появился новый зоопитомник Там лечат и разводят редких животных
    вчера

    ГОСТИ

  • Валентина Сляднева оператор машинного доения
  • ГОСТИ

  • Евгений Ким ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН, Центр корейских исследований
  • ФАС возбудила дела в отношении "Магнита" и "Дикси" Ритейлеров обвиняют в дискриминации поставщиков
    вчера
    Скончалась актриса Вера Глаголева Причиной смерти могло стать онкологическое заболевание
    вчера
    Суд оштрафовал координатора "Последнего адреса" за установку мемориальной таблички Штраф выписали за вред, причиненный объекту культурного наследия
    вчера
    Сергей Шнуров вызвал на баттл Владимира Познера Телеведущий назвал предложение "пиаровской акцией"
    вчера
    вчера
    Написавшего о проблемах с банками сотрудника "Альфа-капитала" вызвали в ЦБ Ранее информацию из сообщения назвали "частным мнением"
    вчера
    СМИ: Минздрав призвал увеличить расходы на препараты для ВИЧ-инфицированных Всего на борьбу с ВИЧ ведомству требуется 21,6 миллиарда рублей
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments