Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Леонид Млечин: В Петрограде до революции каждая пятая беременность заканчивалась абортом

Гости

Леонид Млечинписатель-историк

Ольга Арсланова: Мы продолжаем. В нашей постоянной рубрике "Вопросы истории" мы сегодня поговорим о роли женщин в революции. Писатель, историк Леонид Млечин у нас в студии как всегда по вторникам – здравствуйте, Леонид.

Леонид Млечин: Добрый вечер.

Виталий Млечин: Откроем сразу секрет: о ком будем говорить?

Леонид Млечин: О женщинах.

Ольга Арсланова: Просто в XXI веке это немножко странно звучит – такое разделение: мужчины в истории, женщины в истории, в революции. Но, наверное, в 1917 году…

Леонид Млечин: Вы себе даже представить не можете, что 100 лет назад все было совершенно по-другому, и женщины на самом деле не имели никаких прав: в частности, они не могли ни избирать, ни избираться; они не имели практически никаких имущественных прав, никаких семейных прав. Сейчас в это трудно поверить, но это было так. А между тем в начале XX столетия произошло нечто вроде сексуальной революции. Дело в том, что развитие экономики, промышленности привело к тому, что возникли новые рабочие места, которые стали заниматься женщинами. И женщины из деревни пошли в город, получили работу впервые. Раньше женщина была только женой и состояла при муже. А тут она получила самостоятельную работу, начинает самостоятельную жизнь, и возникают у нее самые разные представления о жизни, которые прежде казались невозможными.

Ольга Арсланова: Но ведь образование женщина могла получать и ранее.

Леонид Млечин: Нет-нет, женское образование было крайне затруднено. Существовало практически только одно серьезное учебное заведение, где женщины могли получить высшее образование. Они смогли получить образование, они смогли находить работу, они становились самостоятельными и выходили из-под власти мужчин, что, возможно, было очень грустно для мужчин того времени, но закономерно. И это привело к своего рода сексуальной революции: женщины стали искать себе партнеров по любви. Это привело к тому, что возникли серьезные проблемы в семье. Кто читал "Анну Каренину" Толстого, тот помнит, что разговор о разводе был практически невозможен. Приводило это к ужасным последствиям – к огромному числу детоубийств и мужеубийств. Не в силах вырваться из семьи, где муж был не просто нелюбимым, а еще и угнетал женщину… Это приводило иногда к тому, что мужа убивали, убивали детей, появлявшихся вне брака; в Петрограде до революции каждая пятая беременность заканчивалась абортом – это довольно страшная цифра с учетом, знаете ли, хирургии того времени (это и смерть ребенка, естественно, не родившегося, и тяжкие последствия для женщины и так далее). Но общество не занималось судьбами женщин, потому что несмотря на начавшуюся политическую жизнь женщины, еще раз напомню, не голосовали и не избирались. И было очень небольшое число людей, которых сейчас называют феминистками, и среди них огромную роль сыграла Александра Михайловна Коллонтай.

Ольга Арсланова: А у нас их называли суфражистками, или у нас не принято было?

Леонид Млечин: Нет, у нас не было ни слова "феминистка", ни слова "суфражистка". Над суфражистками издевались…

Ольга Арсланова: Просто "товарищи" были?

Леонид Млечин: Она была "борцом за права женщин". Она не очень находила понимание даже в рядах родной Социал-демократической партии, в рядах большевиков, но все изменилось в 1917 году, потому что Временное правительство предоставило женщинам равные права, и они смогли голосовать. А что происходит в 1917 году? – первые в истории страны реальные выборы в парламент, в Учредительное собрание. И женщины становятся избирателями. И вот тут-то женщинами заинтересовались политические партии.

Кстати говоря, 10 женщин было избрано в Учредительное собрание – это всего 1% от числа избранных депутатов. Но это был огромный шаг, потому что в ту пору в Европе женщины мало где имели возможность голосовать: во Франции женщины получат избирательные права только в 1944 году после освобождения Парижа от немцев, а в России уже в 1917 году они голосовали и 10 женщин было избрано: 4 большевички и 6 представителей партии социалистов-революционеров. Все это были, если говорить об эсерах, боевики, женщины-боевики.

Ольга Арсланова: Они успели сформироваться к этому периоду как политики?

Леонид Млечин: Они уже очень успели сформироваться и кое-кого поубивать даже – это были такие очень боевые женщины. И большевики, среди которых была Александра Михайловна Коллонтай, которая тоже завоевала мандат депутата Учредительного собрания.

А главное происходит после большевистской революции, когда Александра Михайловна Коллонтай, у которой были ясные представления о том, что женщина должна иметь те же права, что и мужчина, что нужно сделать так, чтобы женщина имела возможность и учиться, и работать, и не была ущемленной; чтобы воспитание детей не приводило к тому, что она устраняется из жизни. Она вдруг становится министром, народным комиссаром – сейчас бы сказали "социальная защита". Она пробыла на этом посту всего 5 месяцев, если мне не изменяет память, но за это время она совершила полную революцию в положении женщины в нашей стране. Она добилась свободы вступления в брак и расторжения брака, что стало… То есть если люди любят друг друга, они вступают в брак; если они перестают любить друг друга и хотят разойтись, они могут это сделать.

Она сделала еще одну очень важную вещь: она позаботилась о детях, рожденных вне брака. Это одна из ключевых проблем, потому что прочерк в графе "отец" – это было ужасно. Она позаботилась о том, что дети, родившиеся вне брака, получали возможность написать фамилию своего реального отца. Она позаботилась о том, чтобы женщины получили право прервать беременность, если они не хотят иметь детей. Спор об абортах ведь продолжается и по сей день, но Александр Михайловна Коллонтай исходила из того, что только женщина вправе решать, иметь ей детей или не иметь, когда их иметь и так далее. И она совершила невероятный прорыв в положении женщины в нашей стране.

Виталий Млечин: Надолго ли?

Леонид Млечин: Вот это ключевой вопрос. Еще в законодательстве 1926 года, то есть уже после того, как Александра Михайловна давно перестала быть министром и уже перешла на дипломатическую работу, уехала из страны, все эти женские свободы были подтверждены, а еще буквально через десятилетие все фактически забрали назад: затруднили процедуру развода (потому что советская семья может быть только крепкой), запретили аборт, потому что женщина должна рожать солдат и рабочих, и самое ужасное – опять вернули этот самый прочерк в графу "отец", если ребенок рожден вне брака.

Виталий Млечин: То есть по сути просто вернулось все к тому, с чего начиналось.

Леонид Млечин: Даже хуже, пожалуй, потому что произошли изменения большие. Смысл был вот какой: это безобразие, когда дети вне брака, давайте за это наказывать. А кого наказывали? – наказывали ребенка, который, во-первых… Этот отец не платил алиментов и не нес никакой ответственности за ребенка, который появился на свет. Значит, этот несчастный ребенок был только на попечении матери, а в те трудные времена это означало нищенское существование. Но главное другое: представьте себе положение этого несчастного мальчика, у которого в графе "отец"… А все советское время надо было заполнять бесконечные анкеты – и в графе "отец" был прочерк. В каком унизительном положении он находился!

Вы знаете, что такие семьи, где отец фактически отсутствует, довольно частое явление. Я помню, когда я учился в школе, у меня были приятели, и один из них говорил: "У меня папа – капитан дальнего плавания". Ну капитал и капитан, мы не задумывались над этим. Потом стало понятно, что у него нет отца. Но во всяком случае у него было записано. А что делали дети, у которых был прочерк? - как над ними издевались…

Виталий Млечин: А дети-то как раз и не виноваты ни в чем.

Леонид Млечин: Ну конечно. Это было чудовищное законодательство. И запрет на аборты был. Это привело к большому числу криминальных абортов. Пройдет еще сколько-то лет, уже после смерти Сталина министр здравоохранения Ковригина просто расскажет о том, что это привело к большому количеству смертей, инвалидности и так далее. Потом это все будет… Уже в хрущевские времена это будет отменено и восстановлено. Но мы вот не должны забывать о том, что это было сделано – этот удивительный скачок в положении женщины – в России в 1917 революционном году, опережая страны Европы.

Ольга Арсланова: Да, и политических прав женщин так никто и не смог лишить.

Леонид Млечин: Вот это сложный вопрос. Вы абсолютно правы: в 1917 году было некоторое количество невероятно влиятельных женщин. Самой властной женщиной, самой влиятельной и самой знаменитой была не Александра Михайловна Коллонтай, а Мария Спиридонова, которая была заместителем председателя ВЦИК – вице-президент в нынешние времена. Она представляла партию социалистов-революционеров, она была человеком, который застрелил чиновника, которого считали виновным в подавлении крестьянских восстаний; она пробыла много лет на каторге, ей сильно досталось. Но в 1917 году, когда она возвращалась с каторги в Петроград, ее встречали цветами, ею восхищались, ей поклонялись. Она была в 1917 году (до весны 1918 года) одним из самых влиятельных людей в стране.

Было еще несколько. А потом, по мере того как революционный энтузиазм и все прочее сходит на нет, режим начинает как бы так твердеть и каменеть, выясняется, что общество у нас все-таки охвачено идеями мужского шовинизма. И несмотря на все красивые слова, которые 8 марта будут говориться всякий раз, женщин отодвигают на задний план. То есть равенство женщины оборачивается только равенством обязанностей. Я вырос у железной дороги, и я помню этих несчастных женщин, которые шпалы укладывали. Это точно не женская работа. В этом смысле они получили равенство. А Ленин был революционером политическим, но он был крайним консерватором в частной жизни, как и все остальные большевики. Поэтому при всей революционности их лозунгов женщину в общем они видели на кухне, в постели и в детской комнате.

Виталий Млечин: Но супруга Ленина Крупская все-таки работала, не стояла у плиты.

Леонид Млечин: Это верно. Надежда Константиновна Крупская была назначена на незначительный пост – сначала члена коллегии наркомата просвещения, потом заместителя министра. Выше она не продвинулась. У Владимира Ильича Ленина была еще одна любимая женщина Инесса Арманд – она была заведующая отделом по работе с женщинами в ЦК партии. И все.

Сталин был человеком в этом смысле еще более консервативным. При Сталине женщин на руководящих должностях не было. Никита Сергеевич Хрущев немножко изменил положение: он как раз продвигал женщин. Екатерина Алексеевна Фурцева, которую люди моего поколения помнят как министра культуры – для нее это было понижение, она была хозяйкой Москвы в 1950-е гг., она построила "Лужники", кстати говоря, оставив памятник. Потом она стала членом Президиума ЦК и секретарем ЦК. Она входила в число высших руководителей страны. Она была единственной женщиной, которая за эти 100 лет входила в реальное руководство государства. Но это продолжалось недолго: Никита Сергеевич в ней разочаровался, и ее "выпихнули" на должность министра.

Виталий Млечин: Это, наверное, как раз ключевая фраза была – "единственная женщина"?

Леонид Млечин: Единственная женщина, да. Леонид Ильич Брежнев очень любил женщин, но в частном порядке, и на высокие посты они не продвигались – только на такие ритуальные. Правда, дамы находили места вроде секретаря райкома по идеологии, зампред райисполкома по школам, еще что-то. И даже появилась такая целая когорта женщин: у них были прически "Фурцева для бедных" (они не очень сильно украшали женскую часть)…

Ольга Арсланова: Вы знаете, это укоренилось: до сих пор это часто встречается.

Леонид Млечин: Да, это такие дамы…

Ольга Арсланова: В госорганах часто.

Леонид Млечин: Мне всегда хотелось работать под руководством женщин, но не под руководством вот этих. Потом тоже сменявшие себя руководители были крайне любезны по отношению к женщинам, но не очень их продвигали. У нас общество в принципе осталось в этом смысле достаточно консервативным, привкус мужского шовинизма у нас сохраняется.

А между тем, столетие после того прорыва, который был совершен в нашей стране, в России, мы видим, как меняется положение женщин в мире. В новом французском правительстве женщин ровно половина. Сейчас после последних выборов в Великобритании половина депутатов – это женщины-депутаты.

Виталий Млечин: В Великобритании премьер вообще женщина.

Леонид Млечин: Премьеры были раньше: Маргарет Тэтчер тоже была премьером. Но тогда это говорили так: "Маленький шаг для Маргарет – большой шаг для женщин". Тогда это казалось в новинку. Первой была не Маргарет Тэтчер, первой была премьер-министр острова Цейлон Сиримаво Бандаранаике (сейчас это Шри-Ланка). Она первой стала главой правительства, после того как убили ее мужа, который занимал эту должность.

Ольга Арсланова: Сейчас в ее честь даже назван аэропорт, по-моему.

Леонид Млечин: Конечно. Вообще говоря, в Азии это очень любопытная вещь: женщины становились президентами, премьер-министрами…

Ольга Арсланова: Матриархат, конечно.

Леонид Млечин: …после того, как убивали их мужей. Они как бы сменяли их. Они все принадлежали крупным политическим кланам, они продолжали это дело. В Индии это Индира Ганди, дочь фактически основателя Индии; Беназир Бхутто, дочь убитого премьер-министра; в Бангладеш две дамы тоже – дочь и жена убитых политиков, но это особый случай. А в европейской части мы видим политиков-женщин, которые пришли не потому, что они представляют какие-то кланы, а потому что меняется отношение, при котором дело состоит не в том, что нужно выдвигать именно женщин, а просто если у женщины есть данные, таланты, способности к тому, чтобы она занимала эту должность, ее гендерное происхождение не должно этому препятствовать.

Ольга Арсланова: Но есть и прямое квотирование, насколько я понимаю. В скандинавских странах – в той же Швеции – попробуй ты не возьми.

Леонид Млечин: Где-то есть, а где-то уже нет, потому что нет необходимости.

Ольга Арсланова: И так уже…

Леонид Млечин: Квотирование вводилось где-то, чтобы люди привыкли, а когда привыкли… В Англии избрали 200 депутатов-женщин не потому, что там квотирование, а потому что эти милые дамы заявили о себе как о выдающихся политиках. Мы видим сейчас, что женщины продвигаются на высокие должности в бизнесе, они начинают зарабатывать больше мужчин, что очень грустно, видимо, для их мужей; они начинают получать больше ученых степеней. Эта ситуация меняет все, в том числе взаимоотношения в браке: если женщина зарабатывает больше мужа, преуспела больше чем муж, то она уже не будет делать домашнюю работу или как минимум она попросит мужа делать половину. И вопрос о том, кто выносит мусор, становится серьезным вопросом. На наших глазах происходят серьезные в этом смысле гендерные перемены, которые приведут, я думаю, к последствиям, которые мы сейчас еще не сознаем.

Виталий Млечин: Насколько я знаю, в Европе и, может быть, в США популярен сейчас тренд, что мужчины выходят на неполную рабочую неделю на работу, чтобы больше времени проводить с семьей. Так что вполне вероятно, что все скоро изменится.

Леонид Млечин: Мужчины остаются воспитывать детей маленьких, а жена отправляется на работу – это тоже не редкий теперь случай. Это будет иметь определенные последствия, которые мы себе не очень хорошо представляем.

Я еще раз хочу вернуться к тому, что вот столетие назад все это казалось немыслимым и невозможным, общество этому отчаянно сопротивлялось. Но сопротивляться этому было бессмысленно, потому что женщины очень активно завоевывали себе место под солнцем. Собственно говоря, мы уже в этой студии говорили, что эти революционные события начались с того, что в феврале 1917 года женщины вышли на улицу. Она протестовали против нехватки хлеба, как им казалось, и еще чего-то, но женщины фактически спровоцировали революцию.

Виталий Млечин: Тут мы еще об одном очень важном аспекте не сказали. Почему, собственно говоря, женщины вышли на улицу? Почему женщины получили работу? Ведь мужчины были на фронте.

Леонид Млечин: Мужчины, во-первых, были на фронте, это так. Но возникло большое количество профессий, которые стали занимать женщины – это результат промышленной революции, которая происходила тогда. За 40 лет до этого таких рабочих мест просто не было, а к концу XIX и в начале XXвв. появилось большое количество профессий, которые стали занимать женщины и зарабатывать деньги. И они хотели на свои деньги купить то, что им нравилось. Когда этого не было, они стали возмущаться. В гражданскую войну определенное количество женщин показало себя на фронтах и в органах безопасности, и в партизанских отрядах, и в анархистских группах не с лучшей стороны. Были некоторые дамы, проявившие невероятную жестокость и жесткость, особенно в анархистских отрядах: они вошли в историю гражданской войны. Впрочем, удивляться этому не приходится, потому что в России конца XIX века среди террористов очень много было женщин, которые этим занимались. Когда много лет спустя, скажем, в Западной Германии, в Японии появится леворадикальный терроризм и будут удивляться, как много там женщин, нам удивляться не приходилось, потому что очень много женщин было в таких боевых отрядах времен революции.

Можно понять, почему. Им казалось, это самый удобный, лучший, кратчайший способ заявить о своей самостоятельности, о равенстве с мужчинами, уравнять себя и доказать это. При этом именно женщины проявляли себя в терроре самым жестоким и хладнокровным образом: одна дама пришла к губернатору Сахарову на прием, протянула ему лист бумаги, на котором был вынесен ему смертный приговор местной организацией социалистов-революционеров, дала ему возможность прочитать его до конца и только потом его застрелила. Дама была наделена невероятным хладнокровием. И таких дам было достаточно много. Когда начались первые переговоры с немцами о заключении мира, в состав делегации входила такая Биценко – тоже террорист-боевик. Немецко-австрийские делегаты с большим интересом смотрели на женщину, которая стреляет и убивает мужчин. Я думаю, что это в достаточной степени напугало российских мужчин – такие невероятные выбросы энергии – и во многом это и определило этот откат, о котором мы говорили.

Виталий Млечин: Среди мужчин тоже немало было людей мягко говоря жестоких.

Леонид Млечин: Но мужчины всегда считали и считают, что они-то имеют на все это право, а женщины нет. А вот те женщины взялись им доказать, что они тоже все могут, на все имеют право и на все способны. Это, конечно, напугало мужчин, поэтому этот откат произошел очень серьезно – возвращение женщин к традиционной роли.

Ольга Арсланова: Дискутируют с вами наши зрители. В частности, зритель из Воронежской области пишет: "Все это не так про советское время: прочерка в метрике не было, по крайней мере в 1970-е гг., зато сейчас он возвращен. В советские времена пособие одинокой матери реально было подспорьем в бюджете семьи, а сейчас – насмешка".

Леонид Млечин: В 1970-е гг. уже не было, а труднейшие 1930-1950-е гг., в самые трудные годы существовали эти прочерки. Потом я говорил, что в хрущевские времена от этих глупостей отказались, слава богу, хотя бы требовали с мужчин алименты, которые давали возможность одинокой матери как-то прокормить и воспитывать сына, конечно. Но в самые трудные годы – предвоенные, военные и послевоенные – это все существовало, это ухудшило положение одиноких матерей и, конечно, не могло не сказаться на детях. Этот психологический момент мы не должны недооценивать – эта трудность, которая была у ребенка, в графе "отец" которого стоял прочерк.

Ольга Арсланова: И спрашивают зрители у вас: "Как вы думаете, когда в нашей стране половина депутатов будет женщинами?" Можно обобщить: когда женщины будут представлены в политике?

Леонид Млечин: Мне кажется, нам придется какое-то время подождать, потому что… Я дамский угодник, мне нравится мысль о том, что у нас будет женщина-президент или премьер-министр, для меня здесь нет никакой проблемы. Но думаю, что в глубине души многие наши мужчины полагают все-таки, что эта роль должна быть предоставлена им, а женщины могут подождать.

Виталий Млечин: Хотя в Государственной Думе уже немало женщин.

Леонид Млечин: Конечно. У нас формально третье лицо в государственной иерархии – председатель Совета Федераций – Валентина Матвиенко, конечно. Но о реальной политике в исполнительной власти… Обратите внимание: женщин не так много…

Ольга Арсланова: Среди министров, например? Среди министров их мало.

Леонид Млечин: Они есть, но немного. Есть и губернаторы, но немного. Все-таки мне кажется, что вот этот консерватизм…

Ольга Арсланова: Фильтр присутствует.

Леонид Млечин: …незримо присутствует. Он неформальный, он невысказываемый, но он незримо присутствует. Я думаю, что мы все должны приложить усилия к тому, чтобы одаренные женщины, женщины, наделенные политическим темпераментом, готовые к управлению государством, конечно, получали такую возможность. Если это везде происходит, почему мы должны отставать?

Ольга Арсланова: Спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо. Наше время, к сожалению, завершено. Леонид Млечин, писатель, историк был у нас в гостях. Сейчас большие новости, а через полчаса мы вернемся.

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Светлана Касина генеральный директор "Национального НПФ"
  • ГОСТИ

  • Олег Рурин заместитель генерального директора госкорпорации "Фонд содействия реформированию ЖКХ"
  • ГОСТИ

  • Алексей Кравцов член Общественного совета при ФССП, председатель Арбитражного третейского суда
  • ГОСТИ

  • Александр Михайленко профессор кафедры международной безопасности и внешнеполитической деятельности России Факультета национальной безопасности РАНХиГС
  • Барух Бен-Нерия эксперт по военно-политическим делам (Израиль)
  • ГОСТИ

  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Павел Медведев финансовый омбудсмен, доктор экономических наук, профессор
  • ГОСТИ

  • Павел Бранд невролог, медицинский директор сети клиник "Семейная"
  • ГОСТИ

  • Светлана Брюховецкая проректор по маркетингу и работе с абитуриентами Финансового университета Правительства РФ, ответственный секретарь приемной кампании
  • ГОСТИ

  • Дмитрий Андреянов журналист (Ростовская обл.)
  • Евгений Опарин корреспондент (г. Владивосток)
  • Владимир Рудометкин генеральный директор ОАО "Гипроречтранс", председатель Отделения "Транспортное строительство" Российской академии транспорта
  • Жанна Мейлер корреспондент (г. Калининград)
  • ГОСТИ

  • Михаил Крейндлин руководитель программы по особо охраняемым природным территориям "Гринпис России"
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • ГОСТИ

  • Владимир Кашин председатель Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, академик РАН
  • Ольга Башмачникова вице-президент Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России
  • Алексей Кордумов терапевт, врач общей практики (Архангельская обл.)
  • Ольга Чаплина руководитель инициативной группы (д. Кашмаши, Чувашия)
  • ГОСТИ

  • Евгений Ямбург заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, академик Российской Академии образования, директор московского Центра образования №109
  • ГОСТИ

  • Валентина Сляднева оператор машинного доения
  • ГОСТИ

  • Евгений Ким ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН
  • ГОСТИ

  • Давид Мелик-Гусейнов директор НИИ Организации здравоохранения и медицинского менеджмента Москвы
  • Виктор Рожков координатор проекта ОНФ "Народная оценка качества"
  • Показать еще
    Показать еще
    Скончался советник министра здравоохранения России Игорь Ланской Он занимал должность советника последние четыре года
    вчера
    Минобрнауки предложило сделать экзамен по русскому языку в устной форме Ольга Васильева исключила вариант отмены единого госэкзамена
    вчера
    Сергей Собянин раскритиковал идею переноса столицы из Москвы за Урал Он пошутил, что чиновников можно сослать на Урал намного дешевле
    вчера
    В Свердловской области растет число пострадавших от борщевика Ежедневно в больницы обращаются десятки жителей
    вчера
    В Рязанской области открылся международный фестиваль кузнечного дела Теперь поселок Истье похож на средневековую деревню
    вчера
    Крымская "Массандра" заявила о повреждении 80 га виноградников в результате схода селя Более точные цифры будут известны после детального обследования
    вчера
    Столицу России предложили перенести за Урал Это поможет справиться с "гиперцентрализованностью" страны
    вчера
    вчера
    В Ставрополе китайская делегация присоединилась к занятиям йогой с местными жителями Китайцы внимательно изучили опыт ставропольских мастеров
    вчера
    В Сургуте неизвестный ранил ножом восемь прохожих Нападавший был застрелен на месте преступления
    вчера
    В Крыму сошел селевой поток и унес десятки машин Происшествие произошло под Судаком
    вчера
    Глава Генштаба РФ вручил сирийскому генералу наградное оружие Он получил оружие за высадку в тыл террористов
    вчера
    В Европе произошли сразу два случая нападения с ножом на прохожих Нападения произошли в финском Турку и немецком городе Вупперталь
    2 дня назад
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments