Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Обсуждаем проблемы пенсионной системы и сравниваем реальные суммы пенсий, которые получают наши зрители с официальной статистикой

Гости

Никита Масленниковруководитель направления "Финансы и экономика" Института современного развития

Юлия Финогеновапрофессор кафедры управления рисками, страхования и ценных бумаг РЭУ им. Г.В. Плеханова

Ольга Арсланова: Итак, всю неделю в рамках рубрики "Реальные цифры", нашей постоянной рубрики, мы изучали суммы реальных пенсий, которые получают наши зрители. И пришло время подвести итоги – сравнить наши данные с официальной статистикой. Поехали.

Петр Кузнецов: На этой неделе мы с вашей помощью пытались и пытаемся выяснить, в каких регионах самая достойная пенсия. Всю неделю собирали, обрабатывали ваши СМС-сообщения, говорили об этом, анонсировали, где вы указывали размер ваших пенсий по старости. Полученную карту мы сравнили с данными Росстата.

Ольга Арсланова: Оказалось, что расхождение в регионах, где получают самую высокую пенсию по старости, между данными официального органа статистики и полученными нами данными, незначительные – это северные районы страны. В этих же краях самые высокие зарплаты, но и прожиточный минимум, разумеется, тоже высок, потому что стоимость продуктов выше, как выше и расходы на коммунальные услуги. По данным, правда, нашего опроса пенсия в северных регионах все-таки чуть ниже, чем данные Росстата. Это вот сейчас видно на ваших экранах – где-то в среднем чуть меньше 1,5 тыс. руб. разница, если суммировать эту информацию по регионам.

Петр Кузнецов: Самую низкую пенсию по данным Росстата получают южные кавказские республики, и самые низкий размер пенсии в среднем составляет 9,5-10 тыс. руб. Но судя по тем цифрам, которые прислали вы, пенсия величиной в 5-6 тыс. совсем не редкость, и получают их не только жители Южного федерального округа и Центрального федерального округа, но и на Дальнем Востоке.

Ольга Арсланова: К сожалению, с такой пенсией, понятно, трудно рассчитывать на достойную жизнь, поэтому социологи фонда "Общественное мнение" изучили, как планируют оставаться на плаву люди в пенсионном возрасте. Вот что они выяснили. Немногие по достижении этого возраста планируют уходить на отдых. Большинство продолжит работу. Таких оказалось 76%.

Петр Кузнецов: Чтобы выжить, пенсионеры пытаются найти разные источники дохода, рассчитывая на помощь взрослых детей или других родственников. Иные надеются на свои накопления, или начинают сдавать в аренду свои квартиры или же комнаты. Многие считают еще и свой огород большим подспорьем в пенсионном хозяйстве.

Ольга Арсланова: О том, как люди планируют выживать в столь непростых условиях, из чего складываются эти цифры, и почему мы все-таки увидели различия с данными официальной статистики, мы поговорим с нашими гостями.

Сегодня к нам пришли Юлия Финогенова, профессор кафедры управления рисками страхования ценных бумаг РЭУ им. Плеханова. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Юлия Финогенова: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: И Никита Масленников, руководитель направления "Финансы и экономика" Института современного развития. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Никита Масленников: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Первый вопрос. На самом деле, когда мы сравниваем зарплаты, данные официальные с данными реальными, у нас получается более внушительная разница. Здесь разница чуть меньше. Но важный момент: минимальные зарплаты, которые меньше того, что нам государство объявляет разрешенным минимумом, мы все-таки увидели, и у нас нет причин не доверять нашим зрителям.

Петр Кузнецов: Даже в той Москве только сейчас – 8900 руб., Московская область.

Ольга Арсланова: Как вы можете это объяснить? Есть какие-то разумные причины?

Юлия Финогенова: Во-первых, мы понимаем с вами, что пенсии бывают разные. Бывают социальные пенсии, бывают пенсии по обязательному пенсионному страхованию, страховые пенсии. Понятно, что уровень социальных пенсий или каких-то пенсий по государственному обеспечению, они всегда будут ниже, чем та пенсия, которая зависела от стажа и заработной платы человека. Поэтому то, что мы с вами говорим, такое расхождение возможно, если мы не знаем, о какой пенсии идет речь. Возможно сравнение только при том условии, что мы говорим, что, действительно, официальная статистика нам рассказывает о средней пенсии 13, условно говоря, тысяч, а человек говорит, что он получает 9 тыс. страховую пенсию. Тогда расхождения по региону. То есть в некоторых регионах страховая пенсия выше, в некоторых регионах ниже. Здесь говорить, мне кажется, преждевременно о том, что что-то не доплачивают. Просто нужно более четко понимать, где, в каком регионе человек получает пенсию, и какую пенсию он получает: социальную или же трудовую по старости.

Петр Кузнецов: Никита Иванович, вопрос дальше больше. Почему у нас такие маленькие пенсии? Давайте с этого начнем.

Ольга Арсланова: Я думаю, что это самый главный вопрос.

Петр Кузнецов: Вот читаю: "Пенсия в Эстонии – 391 евро, 25 тыс. 309 руб. В России 13 тыс. руб.". Официально. Якобы не может быть меньше 13 тыс. В Эстонии.

Никита Масленников: Просто несколько другая экономическая история сравниваемых вами стран, поэтому тут вопрос-то очень простой, а отчет может быть бесконечным, потому что тогда нужно вспоминать все: как мы развивались, как мы развиваемся, как мы бесконечно реформировали свою пенсионную систему, какая катастрофа с пенсионными накоплениями состоялась у нас вначале 1990-х годов, как потом это все выравнивалось, и до сих пор еще осталась отрыжка, не побоюсь этого слова.

Ведь надо еще исходить, почему такая ситуация.

Из чего складывается страховая пенсия? Социальная – это понятно, это, по сути дела, адресное пособие человеку нуждающемуся, неимущему, пострадавшему, и тому подобное. А еще складывается размер страховой пенсии, три главных слагаемых. Первое – легальная заработная плата. Если вы предпочитаете получать в конвертах, то не рассчитывайте на большую государственную пенсию. Между тем, на сегодняшний день 23% наших с вами сограждан предпочитают получать зарплату, как французы говорят, комси комса (Сomme ci, comme ça) – и в конверте, и в беленькую.

Ольга Арсланова: Подозреваю, что эти люди не очень-то и надеются на пенсию, поэтому не доверяют государству, получается.

Никита Масленников: Возможно, но 10% населения, по официальной статистике – наверное, там можно досчитывать с поправками, какую долю ВВП у нас составляет теневой сектор, – 10% точно в черную, то есть они не платят ни страховых взносов, не получают формальную легальную зарплату, не расписываются в ведомости. Треть населения, так или иначе, она где-то под риском существенно меньших пенсий, чем было бы у другого человека, который работает чисто в белую.

Второй момент. А сколько лет вы работали? Если вы меньше 15 лет – сложность у вас. У вас порог страховой пенсии – начиная с 15 лет трудового стажа. Чем больше стаж, тем, естественно, выше.

Наконец, когда вы прервали свою трудовую активную жизнь и вышли на пенсию, там тоже есть за каждый год переработки свои коэффициенты, и очень серьезные.

Ольга Арсланова: Буквально реплика от наших зрителей по поводу стажа. Естественно, многие сразу начали возмущаться: "Трудовая пенсия по старости рабочего пенсионера, Нижегородская область, стаж 30 лет, 6500 без дотаций". Это то, что получает человек. "Стаж 40 лет, пенсия 7300, Ульяновская область".

Никита Масленников: Я согласен, да.

Ольга Арсланова: Это я к тому, что не всегда стаж определяет.

Никита Масленников: Дальше поправка: сколько получали и какого рода доход был.

Юлия Финогенова: Да, потому что доход имеет тоже очень большую роль. А в регионах, как правило, доходы не такие большие.

Никита Масленников: Я тоже с болью слушаю эти самые цифры, и прекрасно понимаю ощущение, иногда даже полной безнадеги, у тех людей, которые отвечали на вопросы. Но давайте будем честными: а вы готовы, господа хорошие, мои сегодняшние телезрители, признаться, как вы получали эти деньги? Это вопрос серьезный. Это вопрос серьезный. Не каждый. Поэтому здесь надо делить. Я не хочу никого сейчас обижать, но если уж мы говорим по-честному, по-взрослому, то тогда надо понимать, что так оно складывается из всей истории моей трудовой жизни. Хотя и государство тут тоже, не надо списывать с него, что оно белое, пушистое и хорошее всегда, потому что то, что сейчас делается у нас система, может быть, не вполне корректными, но деньги были живыми, а сейчас страну пригласили к бальным танцам, и мы танцуем все, что угодно: от вальса Шопена до па-де-катр. А каждый год размер балла утверждается специальным постановлением правительства, и складывается он из массы всяких разных обстоятельств, которые иногда профессиональному экономисту понять очень сложно, и задаешь вопросы: "А почему у вас?.."

Петр Кузнецов: А потом мы говорим о каком-то доверии ко всей этой пенсионной системе.

Ольга Арсланова: А граждане уже даже, по-моему, плюнули на это дело.

Никита Масленников: Поэтому здесь этот вопрос очень…

Петр Кузнецов: Давайте посмотрим наш материал, как живут пенсионеры в стране.

Ольга Арсланова: Да, пенсионеры на эти пенсии живут. Это обзорная картина по стране от наших корреспондентов.

Никита Масленников: Да тяжело живут.

Ольга Арсланова: Да.

(СЮЖЕТ.)

Ольга Арсланова: Очень взволновал западный пример наших зрителей. "Какая экономическая история у Эстонии? У россиян под ногами нефть, газ. Что там? Даже в Мексике пенсия выше, чем у нас, Беларуси пенсия выше". И об огромном стаже пишут наши зрители: "40 лет стаж, не было никаких черных зарплат, а пенсии крайне маленькие". Например: "9600. Никогда в конверте свою зарплату не получала, только официально", – обижена наша зрительница из Москвы.

Юлия, вопрос следующий. Понятно, что пенсии чуть выше прожиточного минимума – это унизительно, это страшно, на это страшно смотреть. Но, возможно, возмущаться нужно не такими низкими пенсиями, а в первую очередь низкими средними зарплатами по региону, из которых все это идет? Потому что, насколько я понимаю, этот коэффициент, по которому высчитывается пенсия, он вполне адекватен тому, что творится в мире.

Юлия Финогенова: Хочу сказать, что в России еще не самое худшее пенсионное обеспечение, потому что в то же самой Америке, если брать как пример развитой страны, там вообще государственная пенсия выплачивается только по критерию нуждаемости. То есть человек должен пройти тестирование, что он действительно находится на грани, и тогда пенсия будет государственная. А так, он должен сам себе заработать с помощью корпоративных пенсионных программ.

Что касается вообще размера пенсии и ее адекватности. Я хочу сказать, что сейчас региональная пенсия состоит, по сути, из двух частей: это страховой взнос, который зависит от зарплаты пенсионера, и вторая часть – это межбюджетные трансферты. Межбюджетные трансферты, дело в том, что есть такое понятие, как "прожиточный минимум пенсионера". В России в этом году он составляет 8 тысяч.

Никита Масленников: В регионах и федеральный.

Юлия Финогенова: Причем самое интересное, что средний прожиточный минимум пенсионера по стране составляет в 2017 году 8540 руб. Он был на 3% снижен по сравнению с прошлым годом, это нововведение было с 1 января 2017 года. И по регионам прожиточный минимум пенсионера отличается от средней по стране, то есть он может быть ниже.

Я приведу пример. Скажем, в Курской области он самый низкий – он составляет 7460 руб. Самый высокий – это 19 тыс. в Чукотском автономном округе.

Ольга Арсланова: То есть это исходя из того, что продукты, видимо, там самые дешевые, и…

Юлия Финогенова: Да. Вы правильно в самом начале сказали – так оно и есть. И смысл заключается в том, что федеральный бюджет… Что такое трансферт? Это вот эта социальная доплата. Она бывает федеральной, если это средний уровень, минимальный прожиточный минимум по региону окажется меньше среднего по стране, а может быть региональный, то есть как то, что мы наблюдаем в Чукотке, когда средний прожиточный минимум выше, чем средняя по стране. Такая балансировка – это как раз основа расчета пенсии в регионах.

Обратите внимание, интересный факт, что в регионах минимальный прожиточный минимум часто бывает ниже, чем по стране. Тем не менее, доплата до этого среднего уровня должна быть обязательной.

Ольга Арсланова: Вы представляете, какой вы гнев на себя навлекли, что сами виноваты – я грубо, утрирую, – что такая маленькая пенсия.

Петр Кузнецов: Вас спрашивают: "Не путаете ли вы настоящих пенсионеров с будущими?". Говорят, что "Всю жизнь работал в СССР, пенсия рассчитывается по той мизерной зарплате".

Ольга Арсланова: Да. "Стаж 30 лет, медсестра, пенсия 7700". Понятно, что у медсестры, скорее всего, и зарплата была крайне низкая, но когда государство назначает человеку пенсию в 7700, оно же понимает, что человек не выживет на эти деньги. Значит, что? Значит, человек должен работать. Или что он должен делать? Что подразумевается? Что в уме, когда назначают такую пенсию?

Никита Масленников: Я сейчас рискую вызвать гнев другой части, кто нас слушает – тех же самых чиновников социального блока, или еще кого-нибудь. Исходят ведь очень часто из арифметического баланса – сошлось. А люди, они на втором плане оказываются.

Ольга Арсланова: За скобки.

Никита Масленников: На самом деле, я тоже не то, что был бы ошарашен как-то тем интервью, которое я услышал, потому что мы сталкиваемся каждый день с этим везде, повсюду. Но просто, на мой взгляд, это еще одно напоминание о том, что с пенсионной системой у нас слишком все нехорошо, чтобы ее терпеть в таком виде, как она сейчас сложилась и существует, дальше. И если мы все говорим о том, что нам надо идти в новую модель развития, нам надо для того, чтобы выполнить уверенно социальные обязательства, в том числе пенсионные, темпы роста от 3,5% и выше, около среднемировых, то возникает сразу вопрос: с той пенсионной системой, которая сейчас есть, вы на все это готовы, способны? У меня категорический ответ – нет.

Юлия Финогенова: Я хотела сказать, что у нас пенсионная система – отражение ситуации, сложившейся в экономике.

Никита Масленников: Архаичная ситуация, да.

Юлия Финогенова: Мы понимаем, что государственная пенсия не может быть больше, чем то, что реально собирает Пенсионный фонд.

Никита Масленников: Я с вами согласен.

Юлия Финогенова: Если у нас и база повысится, повысится зарплата, инновации, то и пенсии будут.

Ольга Арсланова: Хотя некоторые зрители говорят: "Сколько Пенсионный фонд тратит на поддержание Пенсионного фонда?"

Никита Масленников: Коллеги, я вернусь и отвечу Юлии. Понимаете, пенсионная система – это всегда некое отражение структуры экономики. Совершенно правильно. Железобетонный аргумент, спорить не буду. Но если вы делаете систему на целое поколение, то вы должны ориентироваться на ту структуру, которая будет завтра. Поэтому, когда мы говорим о новой модели развития, то и пенсионная система должна быть сделана с неким опережением на эту модель, какая будет.

Вы привели пример США. Вы помните, что у них объемом активов накопительных пенсий в 1,5 раза превышает объем ВВП страны?

Юлия Финогенова: Да.

Никита Масленников: А давайте вспомним, сколько у нас – чуть-чуть выше 2% ВВП. Даже если все просуммировать, накопительные пенсии в Пенсионном фонде по имени "ВЭБ", еще и негосударственные пенсионные фонды, пенсионные резервы, мы наберем 5 трлн. руб.

Юлия Финогенова: Но и культура накопления в Америке не такая, как в России, да?

Ольга Арсланова: "А с чего копить?". Это вообще отдельная история.

Никита Масленников: Вот вам путь, между прочим, тоже развитие. Но для этого нужно преобразовать самих себя, и вообще переделка общества, потому что это индивидуальная пенсионная стратегия. А сейчас, я согласен, как мне возразили. Это, скорее всего, относится к будущим пенсионерам. Те, кто на 7 тыс., я думаю, что придется в рамках этой перезагрузки пенсионной системы решать вопрос, как же им дальше жить. Поэтому, уж извините, тогда и вопрос социальных пенсий должен быть другой, они должны быть, может быть, в 2-3 раза выше, и, может быть, еще какие-то компенсационные меры для этих самых возрастов, которые пострадали в силу бесконечных реформ и всего прочего.

Юлия Финогенова: Да, в силу перехода с одной системы на другую.

Ольга Арсланова: А пострадали очень многие.

Юлия Финогенова: Да.

Никита Масленников: Поэтому здесь должен быть компромисс. Но это каждый раз видеть – это лишний раз напоминание, что стоять на месте нельзя. Даже если мы хотим стоять на месте… Помните, как у Льюиса Кэрролла в "Алисе".

Ольга Арсланова: Надо бежать.

Юлия Финогенова: Нам надо бежать.

Никита Масленников: Бежать надо в два раза быстрее.

Ольга Арсланова: А куда бежать – мы вернемся обязательно к этому вопросу, к пенсионной системе, но у нас очень много звонков. Я предлагаю коротко послушать. Александр из Старого Оскола сейчас с нами.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Александр.

– Добрый день. Мой вопрос к моим защитникам, избранникам депутатам.

Ольга Арсланова: Которых нет в этой студии.

– "Справедливая Россия", коммунисты. Принята поправка к закону, когда работающим пенсионерам не выплачивают с этого Нового года 5,4. При пенсии в 13 тыс. это получается 700 руб., и их просто отбирают. Я работаю с прошлого года, и у меня 4, и плюс 5,4, 9,4. То есть от 13 тыс. это 1200 руб., и их просто у меня отбирают. Моя зарплата – 7 тыс. руб. Вокруг меня работают такие же люди с зарплатой от 7 до 10 тыс.: это дворник, это сторож, это гардеробщик, это уборщица. Эти люди, которые, кажется, себе на зубы хотя бы как-то пытаются заработать, их лишают этой тысячи рублей.

Никита Масленников: Я с вами согласен, эта проблема действительно вызывает массу недоумений и вопросов. Но я могу сослаться. 27 февраля, правительственный час, в Совете Федерации, по-моему, Максим Топилин, министр труда, выступает и говорит о том, что Правительство – обращаю ваше внимание – готово дать положительное заключение на депутатский законопроект, согласно которому вводится упрощающая процедура компенсации этих всех индексаций человеку, который все-таки прекратил трудовую деятельность. То есть индексации не сгорают, они потом индексируются. Но процедура сегодня крайне громоздкая, а предлагается некое практически автоматическое решение. То есть вот вы сказали: "Больше работать не буду", накопились эти долги по индексациям – государство собирается вроде как бы их отдавать.

Юлия Финогенова: Да. Я хочу тоже добавить, что работающие пенсионеры, у них не будет индексации пенсий на 5,4 ни 1 февраля, ни на 0,38 в апреле, как у большинства пенсионеров, не работающих. Но вы совершенно правильно сказали, что они имеют право, как только прекратят свою трудовую деятельность, получить все те индексации, которые им полагались до момента выхода на пенсию – это раз. И два – у них будет пересчет пенсии в апреле месяце, и уже была озвучена даже сумма этого пересчета. Она, конечно, меньше, чем 700 руб., озвученные сейчас, но это в районе 300 руб. На самом деле, они не то, чтобы потеряли всю сумму, но какая-то сумма будет им пересчитана с учетом тех взносов, которые в течение года уплатил за них работодатель.

Петр Кузнецов: Вам не кажется, что все это недоверие, незнание оттого, что очень сложная схема, народ просто не знает, почему он получает на выходе такие суммы? И никак не может найти конкретное объяснение.

Ольга Арсланова: Но при этом народ знает и напоминает нам о коэффициенте в 1,2, выше которого, сколько бы ты ни зарабатывал, как бы хорошо ты ни получал, ты не прыгнешь выше. Это тоже кажется несправедливым.

Петр Кузнецов: Неужели нельзя упростить все эти схемы, все эти коэффициенты?

Юлия Финогенова: На самом деле, до недавнего времени расчет пенсии был проще, когда была страховая часть, накопительная часть и базовая часть.

Петр Кузнецов: Вот. Чем дальше, тем в лес.

Юлия Финогенова: Потом перешли на расчет на основе индивидуальных пенсионных коэффициентов.

Никита Масленников: И запутали.

Юлия Финогенова: И, конечно, уже с индивидуальными пенсионными коэффициентами народ даже говорит, что "Нам уже непонятно, из чего складывается пенсия". Кстати, очень интересный факт… Я не знаю, спросят об этом…

Никита Масленников: Когда убираются живые деньги, возникает некий фантом. А это виртуальная реальность – вроде балл есть, а вроде его нет. Чеширский кот с одной улыбкой.

Юлия Финогенова: Сейчас стоимость одного пенсионного коэффициента составляет 78 руб. в этом году, и в прошлом году он составлял 74 руб. Тоже интересный факт, что все социальные выплаты индексируются на коэффициент 5,4. Насколько я знаю, это детские пособия, пенсия государственная, на 2,6 социальная пенсия. А трудовая пенсия по старости будет индексирована в течение года на 5,8, то есть выше, чем инфляция, потому что по закону пенсия должна индексироваться на размер инфляции. Меня тоже многие спрашивают: "А почему, откуда это расхождение, откуда этот хвостик 0,4% в апреле?". А он возник как раз из-за того, что индивидуальный пенсионный коэффициент в прошлом году был 74, и когда верстали бюджет на три года, установили 78. Соответственно, это увеличение как раз и составило 5,8% приблизительно. Из-за этого, несмотря на то, что по закону пенсии должны индексироваться на уровне инфляции предыдущего года, получилось такое опережение за счет индивидуального пенсионного коэффициента.

Петр Кузнецов: Я уже запутался. Ведь мне 21.

Никита Масленников: Люди один год выигрывают, в другой год будут проигрывать.

Петр Кузнецов: Никита Иванович, вы у нас такой подушечный гость сегодня, в том плане, что в вас иголки все…

Никита Масленников: В каком смысле? В меня все втыкают?

Петр Кузнецов: Да-да-да. И очень много сообщений. Вопрос перед тем, как мы выслушаем следующий звонок: "Сколько пенсия у вас, господин Масленников?".

Никита Масленников: А господин Масленников ответит: у него нет пенсии, потому что он играет в большую рулетку. Мне пообещали, что когда я там где-то выйду, когда я решусь выйти на пенсию, у меня будет какой-то сногсшибательный космический коэффициент. Я пока пытаюсь на своем опыте посмотреть, как сложится судьба пенсионера Масленикова, который еще таковым не стал. Хотя могу честно сказать, мне 64 года, я до сих пор работаю, и собираюсь продолжать это делать еще многие-многие годы. Поэтому про пенсию ничего не могу честно сказать, у меня ее просто-напросто нет.

А что касается этой истории, которая будет со мной происходить, я даже для себя самого придумал, что я по поводу этого попытаюсь написать маленький рассказа в виде триллера с расследованием: "Пошел туда, постоял в очереди, пришел сюда. Потом меня отправили, потом меня укололи, потому что я как подушка, и еще что-нибудь вот такое". Поэтому я думаю, что будет интересно. Но когда я это сделаю, я не знаю.

Юлия Финогенова: Кстати, хочу добавить интересный момент. У нас средний стаж по стране составляет 34,5 года, это притом, что требования к минимальному стажу сейчас 15 лет. Вероятно, его повысят в дальнейшем до 20 лет, как гослужащим. Но, тем не менее, люди работают дольше. То есть получается, что средний стаж 34,5.

Ольга Арсланова: А что же им еще делать-то?

Юлия Финогенова: Это первое. Второе. Был проведен опрос фондом "Общественное мнение", по-моему, 1,5 года назад, и 70% людей сказали, что они не планируют прекращать трудовую деятельность после наступления пенсионного возраста.

Никита Масленников: Я думаю, что даже больше.

Ольга Арсланова: Это очень интересный момент. По поводу работающих пенсионеров. Люди спрашивают: "Если я работающий пенсионер, то почему с моего заработка еще и налог берут?". Получается двойной оклад. Два раза с человека списывают зачем-то.

Юлия Финогенова: Нет, если человек работает, с любого фонда оплаты труда взимаются социальные взносы в Пенсионный фонд, в Фонд социального страхования, в Фонд обязательного медицинского страхования. Поэтому, если он работает, по закону с его фонда оплаты труда эти взносы будут идти, хочет он этого или не хочет.

Ольга Арсланова: То есть он сам себе?

Юлия Финогенова: Да. Из-за этого я и говорил, что будет пересчет пенсии. Ведь из-за того, что он работает, и эти взносы за него уплачиваются, ему положен пересчет. Но, естественно, избежать этих взносов, к сожалению…

Никита Масленников: Есть тут такая правовая коллизия. Таких деталей очень много, которые надо будет чистить.

Ольга Арсланова: Получается, что так.

Юлия Финогенова: Или как-то дифференцировать тех, кто работает.

Ольга Арсланова: Еще один нюанс накопления пенсий, который интересует наших зрителей. "Пенсия – это из того, что собирает Пенсионный фонд. А откуда тогда зарплата и пенсия депутатов?". И очень интересует людей, почему такая разница. Я думаю, что имеются в виду вообще госслужащие, у которых пенсия чуть выше.

Петр Кузнецов: Да, государственных чиновников.

Юлия Финогенова: Другой закон регулирует. Об обязательном пенсионном обеспечении, госслужбы, и все остальное.

Петр Кузнецов: И всякими компенсационными элементами им добивает?

Юлия Финогенова: Да-да-да. Причем они сами утверждают те элементы, которые будут превышать…

Никита Масленников: Извините, пенсия-то у всех рассчитывается как коэффициент от заработной платы.

Юлия Финогенова: Но у них зарплаты утверждаются ими же.

Никита Масленников: Многие надбавки и все прочее, они улетают потом.

Ольга Арсланова: То есть суммы мы будем называть? Какая сумма?

Никита Масленников: Тем не менее, все равно, я думаю, что у них средний коэффициент порядка 70 с заработной платы. А у населения сегодня… Судите сами, я только что посмотрел сводки. Росстат пересчитал начисленную номинальную среднюю по стране заработную плату за ноябрь месяц, получилось 36 тыс. 194 руб. Но даже если мы прикинем, что ожидаемая пенсия с учетом того, что она будет расти в реальном выражении на 2,1% в 2014 году, она составит 14 тыс. 36 тыс. и 14 тыс. – никак 40% минимального международного стандарта не получается. И тенденция очень нездоровая. У нас снижается этот коэффициент замещения из года в год.

Юлия Финогенова: Я бы хотела уточнить еще один момент. Дело в том, что то, что вы озвучили пенсию, среднюю зарплату по стране – это как средняя температура по больнице.

Никита Масленников: Абсолютно. Что средняя зарплата, что это.

Юлия Финогенова: Да.

Никита Масленников: То есть в двух отделениях две температуры.

Юлия Финогенова: Медианная зарплата – 25 тыс. в России.

Никита Масленников: Хирургия и травматология.

Юлия Финогенова: То есть та, которая лучше отображает действительность и реальность. Но, естественно, что если медианная зарплата 25 тыс., а там средняя пенсия 13 тыс. – это еще выше коэффициент замещения, чем 40 тыс., которые декларируют.

Петр Кузнецов: Есть опрос, сейчас к сообщениям наших телезрителей. Есть еще один свежий опрос. Как раз мы заговорили о том, что 14 тыс. составят. Этим можно объяснить такие скромные ожидания людей, которые хотят получать пенсию в 30 тыс. людей?

Ольга Арсланова: 20-30 – это большинство, опрос ВЦИОМ.

Петр Кузнецов: Да. "Сколько бы вы хотели получать?" – "30 тыс. руб."

Никита Масленников: Вы имеете в виду опрос Российского университета?..

Петр Кузнецов: На этой неделе проведен в самом начале.

Юлия Финогенова: Какая пенсия была бы адекватна для того, чтобы чувствовать себя комфортно?

Никита Масленников: Социального управления РГСУ?

Ольга Арсланова: Это РГСУ, точно.

Никита Масленников: Меня тоже спрашивали по этому поводу журналисты много раз. Я отвечал так. Знаете, у меня ощущение такое, что в ответах на этот вопрос довлеет, на подкорку давит: "А хорошо бы, чтобы не было бы хуже".

Ольга Арсланова: То есть все равно больше никто и не даст.

Никита Масленников: "Больше точно не получим, но хорошо бы, чтобы это не отняли.

Ольга Арсланова: Понятно.

Никита Масленников: Поэтому у меня такой ответ.

Юлия Финогенова: Я так думаю, что люди, которые изъявили желание получать пенсии в 20-30 тыс. – это как раз тот минимум, который необходим для нормального поддержания своей жизни. Оно как раз коррелирует с уровнем зарплаты.

Никита Масленников: Если у вас полпенсии тратится на коммунальные услуги – понятно. А дальше что?

Юлия Финогенова: Да. Это как раз их приблизительные ожидания по зарплатам.

Ольга Арсланова: Мы понимаем, что у госчиновников высокая пенсия, трудная и тяжелая работа, но вот о других работах пишут. "Шахтер, Республика Алтай. 25 лет в шахте отработал. В СССР была зарплата 800 руб.". Мы понимаем, что это высокая зарплата.

Никита Масленников: Да, серьезная.

Ольга Арсланова: "Пенсия 10 тыс.".

Петр Кузнецов: Там что, по вредности нет никаких добавок?

Юлия Финогенова: Нет.

Ольга Арсланова: Я не сравниваю работника детского сада с шахтером, но тоже непростая работа. "Стаж 48 лет, детский сад. Пенсия 10 тыс.". И у нас "40 лет, пенсия 9600, Тюменская область". Замечательно.

Давайте послушаем нашего зрителя. Лябиба с Казани. Здравствуйте.

– Здравствуйте. У меня муж вышел 25 декабря 2016 года, и ему пенсию назначили 6400 руб. Вы говорили, что 7500 самая низкая оплата.

Ольга Арсланова: А какой стаж и какая пенсия?

Петр Кузнецов: Да, и смотрите, те самые три составляющие: легальный стаж…

– Стаж маленький, конечно.

Ольга Арсланова: Уровень зарплаты.

– Зарплата тоже не очень большая, стаж тоже маленький, да.

Ольга Арсланова: Понятно.

– Вот ему подсчитали 6300. Мы уже за месяц получили.

Ольга Арсланова: Спасибо. Мы понимаем, что, действительно, люди, работавшие в советское время, попали. И нынешние власти это прекрасно понимают. И они понимают, что в 1990-е годы люди не выбирали, зарабатывать им в конверте или получать белую зарплату – просто не было выбора. Нельзя ли сделать, действительно, какую-то скидку на это?

Никита Масленников: В каждой пенсионной реформе скидка-то делалась, и тут сказать, что государство совсем игнорировало эту проблему, нельзя, это было бы нечестно. Другое дело, что это получалось, как некая разовая акция: "Мы вам решили, и все. Дальше сами". Но "дальше сами" не получается. Я поэтому и говорю, что при перезапуске этой пенсионной системы к тем возрастам, которые пострадали при распаде Союза и так далее, все-таки должно быть некое особое отношение – особо тщательное, особо внимательное. Я не готов сразу сказать, у меня нет рецепта, но я понимаю, что без этого мы доверия к будущей пенсионной системе н обеспечим, в том числе, может быть, даже в первую очередь у тех, кто в нее еще только будет входить.

Юлия Финогенова: Я хочу прокомментировать чуть-чуть как раз по валоризации так называемых прав, тех, кто заработал свою пенсию, работая в Советском Союзе, а вышел на пенсию, уже очутившись в российских реалиях.

За каждый год советского стажа надбавка у нас составляет 1% к пенсии, она выплачивается, по сути, за счет бюджета. Плюс за тот период, который был с 1991 года, когда у нас уже образовалась Россия, до 2002 года, когда произошла первая пенсионная реформа, надбавка составляет 10%. Причем эти издержки – 1% и 10% – составляют львиную долю расходов бюджета по валоризации пенсии.

Никита Масленников: Да.

Юлия Финогенова: Это интересный факт. Несмотря на то, что государство, все же, действительно, наверное, обязательства не совсем адекватные перед теми людьми, кто большую часть жизни проработал в советское время, тем не менее, такие цифры есть.

Ольга Арсланова: Еще один вопрос, один из самых популярных на нашем СМС-портале: "Почему у некоторых россиян одинаковые пенсии с теми, кто вообще никогда не работал?", то есть с минималкой. "Ведь мы платили подоходный налог, – спрашивают люди, ­– а они нет".

Никита Масленников: Вернёмся в начало разговора. Три слагаемых. Больше ничего не могу добавить.

Ольга Арсланова: Вопрос справедливости.

Петр Кузнецов: Послушаем Юрия из Челябинской области. Юрий, вы с нами?

– Да. Здравствуйте. Город Челябинск, Юрий Кузнеч. Работаю практически с 1972 года, все время на госпредприятиях. Зарплата была не хуже средней по стране, а то и поболее, иногда гораздо больше. То есть всю жизнь, и по сегодняшний день продолжаю работать, потому что пенсия чуть более 15 тыс. руб. На нее прожить достойно я не в состоянии. Я не смогу ничего содержать, чем мне надо пользоваться. Естественно, ни о каких отпусках, ни о каких прочих благах говорить не приходится. Пожалуйста, озвучьте цифры: какие же все-таки у наших избранников, у депутатов пенсии в цифрах? А не так.

Ольга Арсланова: Зависит от зарплаты, я так тоже понимаю. Госслужащий госслужащему рознь.

– Нет, конкретно цифры.

Юлия Финогенова: Очень трудно сказать, потому что мы с моим собеседником…

Никита Масленников: Не депутаты, не народные избранники.

Юлия Финогенова: … не депутаты, к сожалению. И даже к тяжело сказать эти цифры. И главное, что доля людей, которые будут получать депутатскую пенсию, она настолько минимальная, что цифра нечасто озвучивается где-то в СМИ.

Ольга Арсланова: Думаю, что на общую ситуацию с пенсиями для граждан они мало как раз повлияют.

Юлия Финогенова: Практически да. Боюсь, что… Я поняла, в чем был вопрос в том, что все деньги уходят на депутатов, а людям не остается.

Петр Кузнецов: Не-не-не. Знаете, почему? Я думаю, что тот, кто находит разумное объяснение таким маленьким пенсиям, они для наших телезрителей уже люди откуда-то из чиновничьего аппарата.

Очень много практических вопросов. То есть какая тут валоризация? Москва и Московская область: "Почему индексируют пенсию с 1 февраля, а не с 1 января?". Это принципиально, я считаю.

Юлия Финогенова: Потому что такое законодательство. Пенсии индексируются два раза: 1 апреля социальные пенсии, 1 февраля индексируются пенсии по Обязательному пенсионному страхованию. И это просто законодательство.

Никита Масленников: Это решение было принято в прошлом году, когда верстался бюджет.

Петр Кузнецов: Человеку это важно.

Никита Масленников: Эту компенсацию растянули на два этапа. Первый – январские 5 тыс., и второй – регулярная индексация 5,4 по инфляции. С пересчетами получается 5,8.

Петр Кузнецов: Дальше. "Если вообще стажа нет, будет ли пенсия, и сколько? Спасибо. Республика Башкортостан".

Юлия Финогенова: То это будет социальная пенсия.

Никита Масленников: Социальная, да.

Юлия Финогенова: Да. Социальная пенсия, по-моему, сейчас 8700.

Никита Масленников: Да. Есть еще решения местных властей, региональных, которые могут в рамках своего законодательства подтягивать это уже до своих планок. Здесь каждый регион…

Юлия Финогенова: В Москве 8700 минимальный размер социальной пенсии.

Ольга Арсланова: Очень многие пенсионеры, которые нас смотрят, которые нам пишут, вынуждены работать. Тут выбора у них никакого не остается. И возникает вопрос о дискуссии о повышении пенсионного возраста. Эта дискуссия идет очень давно. Например, на этой неделе был очередной всплеск. Нас, правда, довольно быстро заверили, что Правительство не принимало такого решения, все опровергли. Но нам постоянно все-таки напоминают о том, что в Европе на пенсию выходят позже, что экономика устроена таким образом, что это неизбежно. В общем, нас все равно, судя по всему, к этому готовят. И мне не очень понятно иногда возмущение россиян по этому поводу. Ведь это по факту так уже и есть. По факту наш пенсионный возраст такой же, как в Европе.

Юлия Финогенова: Тут вопрос более глубокий. Понятно, что повышение пенсионного возраста на пять лет, допустим, для мужчин и для женщин, оно не даст долгосрочного эффекта. Это будет краткосрочный эффект, если база та же самая собираемости взносов, а то и меньше за счет демографической ямы 1991 года. Мне кажется, здесь важно было бы понять, что важно не повышение пенсионного возраста и для мужчин, и для женщин, а выравнивание пенсионного возраста между мужчинами и женщинами. Я объясню позицию. Дело в том, что страховой принцип формирования пенсии не делает различий между мужчинами и женщинами. Сколько ты смог заработать, столько у тебя и будет пенсия, какой у тебя был стаж. Но ведь у женщин по определению за счет декретных отпусков, отпусков по уходу за ребенком и так далее стаж оказывается меньше. И, по сути, возникает тот момент несправедливости, что женщины априори будут иметь пенсию ниже, чем мужчины. Поэтому здесь мне кажется, что было бы логично предположить, что если пенсионный возраст для мужчин 60 лет, при том условии, что они живут меньше после выхода на пенсию, если бы подтянуть возраст женщин к возрасту мужчин, то тогда бы и была частичная экономия для бюджета Пенсионного фонда, и выравнивание прав между мужчинами и женщинами в отношении страховой пенсии.

Ольга Арсланова: К тому же у нас равноправие. Давно пора это урегулировать. Что вы думаете?

Никита Масленников: Равноправие-то равноправием, конечно. Предложение есть. 15 лет я уже слышу все эти дискуссии. Сейчас последний вариант: "Давайте либо по 63 года всем, гендерное равенство, либо одним 65, другим 60".

Юлия Финогенова: Хотя бы по 60.

Петр Кузнецов: Вам оптимальный вариант каким видится?

Юлия Финогенова: Уже 65-63 есть для госслужащих прецедент.

Никита Масленников: На самом деле, я всегда был и остаюсь категорическим сторонником повышения пенсионного возраста в силу элементарной демографии и баланса рынка труда, когда с этого года мы начинаем видеть выбытие из активной части, из трудоспособного населения примерно 300 тыс. в год, у меня возникает вопрос: а доколе, когда все это начнет в совершенно безопасном виде представать? Потому что в 2023 году, если посчитать всех пенсионеров и детей, то на тысячу работающих получается 839 человек, которые требуют содержания, поддержки, участия и помощи. Достаточно тяжелая ситуация, тем более что от всего мира мы отстали очень основательно, потому что даже 60-летний возраст мужчины – это уже смотрится такой архаикой на фоне 65, 67 и 69 лет. Поэтому я остаюсь сторонником.

Но, в то же время, я сегодня отношусь максимально осторожно к этим предложениям, потому что это только одна часть. Нам нужна перезагрузка, перезапуск пенсионной системы. К повышению пенсионного возраста он никак не сводится, потому что повысим мы возраст – хорошо. Оставили отсутствие корпоративных пенсий – привет горячий. Накопительные пенсии у нас находятся в состоянии глубокого ледникового периода.

Юлия Финогенова: Комплекс мер необходим.

Никита Масленников: С ним-то что делать? Индивидуальный пенсионный капитал не задействован, не включен.

Ольга Арсланова: Но лучше же начать с самого простого.

Никита Масленников: Проблема досрочных пенсий не решена. И так далее, и тому подобное. Ребята, ну, сколько же можно? Давайте мы эти хоть проблемы начнем решать, а уж потом пенсионный возраст. Параллельно – да, но…

Юлия Финогенова: Я с вами совершенно согласна, потому что повышение пенсионного возраста просто как отдельная мера, она, по большому счету, ничего не даст. Какие предложения вообще муссируются? Повысить стаж – первый вариант. Второй – вывести, допустим, часть уплаты взносов, переложить их на самого работника. Пересмотреть саму структуру формирования пенсионного взноса. Сейчас так называемая фиксированная часть финансируется в размере 6% из 22%, как пенсионный взнос, плюс за счет этого превышения максимального фонда оплаты труда – 788 тыс. в этом году.

Давайте мы как-то это формализуем, что именно 10% пойдет на формирование фиксированной части. И пересмотрим, какой размер тогда будет на формирование страховой части идти.

Никита Масленников: Согласен.

Юлия Финогенова: То есть внутри взноса, не сильно его повышая, хотя бы пересмотрим структуру и источники.

Вы совершенно правильно сказали по поводу льготников, тех, кто досрочники.

Никита Масленников: Четверть всех пенсионеров, извините.

Юлия Финогенова: Их очень много, и нужно с ним что-то решать.

Никита Масленников: А это самая пораженная часть из этого всего массива.

Юлия Финогенова: Да. И почему не решить вопрос, до сих пор муссируется вопрос по поводу корпоративных пенсионных программ.

Никита Масленников: А потому что нужны льготы работодателю тогда.

Юлия Финогенова: Да. Видите, вот здесь уже политические начинаются.

Никита Масленников: А это налоговая система. Поэтому, начиная одно, мы разматываем этот клубок до бесконечности.

Ольга Арсланова: Давайте подробнее поговорим о корпоративных программах, о том, что у нас мешает им работать, только сначала посмотрим небольшую графику от наших коллег. Мы посчитали, сколько у нас при повышении пенсионного возраста вообще люди на эту пенсию будут жить. Средний возраст жителей в развитых странах Востока на 10 лет больше, чем в России, а в странах Западной Европы жители живут в среднем на 5-7 лет больше, чем россияне. То есть у нас средняя продолжительность жизни российских мужчин чуть более 65 лет, то есть на государственном обеспечении им в среднем удастся прожить от 5 до 6 лет. А в Германии мужчины выходят на пенсию позже наших – в 67 лет, однако пользуются пенсионным обеспечением еще 9 лет. Иронизируют наши зрители. В общем, очень удобная схема. Уже некому будет, по сути, эту пенсию платить.

Петр Кузнецов: Рассчитано на то, что просто некому будет…

Юлия Финогенова: Не совсем. Здесь есть небольшое недопонимание этих цифр. Объясню, в чем оно заключается. Дело в том, что если средняя продолжительность жизни мужчин составляет в районе 65 лет – это не означает, что он и живет пять лет, то есть это средняя продолжительность жизни. Но ведь есть мужчины, которые могут и до 80 лет дожить с таким же успехом. Здесь говорить о том, что мужчины оказались дискриминированными, наверное, не совсем правильно. То есть это средняя продолжительность жизни. Но бо́льшая часть людей, если он дожил до возраста 60-65 лет, он может прожить и до 80. Просто у мужчин средняя продолжительность ниже из-за того, что различные военные конфликты, этот алкоголизм, то есть здоровье большинства мужчин подорвано какими-то внешними факторами. Все-таки алкоголизм среди мужчин выше, чем среди женщин. И из-за этого эти цифры. Но если человек достиг пенсионного возраста, после достижения пенсионного возраста он может и 15, и 20 лет прожить. Другое дело, что не доживают многие.

Ольга Арсланова: Об этом и речь.

Андрей Кураев: Самое мнение узнать мнение наших телезрителей, точнее всех тех, кого мы встретили на улице. Задавали им один и тот же вопрос: "Как вы относитесь к повышению пенсионного возраста?". В разных регионах люди отвечали следующим образом.

(ОПРОС.)

Ольга Арсланова: И вопрос работы. Представьте: "Я водитель автобуса, повез детей в 65 лет. Кто мне доверит?".

Петр Кузнецов: Очень много подобных случаев, да.

Ольга Арсланова: "Пенсионный возраст собираются повышать, а работы в сельской местности нет. Потерял, например, работу в 58, и куда уже возьмут? Была бы эта работа".

Петр Кузнецов: "Кому он будет нужен в 60?".

Оренбургская область: "Молодежь без работы, безработица высокая. О каком повышении пенсионного возраста? Справедливо бы поднимать пенсии на единую сумму, а не на проценты. У тех высокая пенсия – высокая надбавка. А у кого низкая пенсия – надбавка мизерная".

Ольга Арсланова: То есть при реализации этой идеи наверняка возникнут проблемы.

Юлия Финогенова: Да, прежде всего, экономического плана, потому что, как вы правильно сказали… Несмотря на то, что в России, казалось бы, контролируемая безработица – 5%, если я не ошибаюсь…

Ольга Арсланова: Это официальная.

Юлия Финогенова: Да. Но, на самом деле, мы не знаем реальных цифр. Вероятно, она выше, особенно в регионах, где мы с вами видим, что с работой дела обстоят плохо. Какие-то города, где раньше были крупные предприятия, которые сейчас разорились – понятно, что это будет проблемой.

Никита Масленников: Во-первых, я бы хотел внести некоторое дополнение по поводу страхов этого всего пенсионного возраста. Это же не происходит к всеобщему несчастью однажды в ночь с понедельника на вторник постановлением Правительства.

Юлия Финогенова: Это постепенное повышение, конечно.

Никита Масленников: Идет пошагово в год. В этом году возраст 60,5, в следующем 61, еще через три года – 61,5. Это такая скользящая шкала.

Юлия Финогенова: Просто если экономическая ситуация улучшится, тогда конечно. А если она будет ухудшаться…

Ольга Арсланова: Для тех, кому год или два осталось, думаю, вряд ли это станет утешением.

Никита Масленников: А здесь мы подходим к самому интересному и принципиальному. В чем у меня пока предложение по повышению пенсионного возраста? Притом, что я, повторюсь, категорически согласен с этим, но несколько настораживает. И даже не с точки зрения того, что будет конкуренция на рынке труда. Специальные исследования показывают, что возраста, как правило, не конкурируют в силу того, что еще надвигается волна четвертой индустриальной революции с цифровой экономикой, и здесь все разведено. Но возникает проблема адаптации этих людей, которые хотят остаться на рынке труда, к новым требованиям. Это повышение своей квалификации, компетенции, освоение цифровой реальности, в конце концов, компьютерная грамотность, финансовая грамотность, и так далее. Условно говоря, говоря о том, что "Давайте мы будем повышать пенсионный возраст", мы должны озаботиться и тем, какие гарантии конкурентоспособности на рынке труда мы создаем. А здесь у нас пока еще, извините за вульгаризм, конь повалялся не слишком много в овсах. Поэтому тут еще у нас нивы-то колосятся. И здесь очень много нужно сделать с точки зрения проработки сценариев, идей, сюжетов – как угодно назовите. Но программы повышения этой самой конкурентоспособности для пожилого человека должны быть. Это очень важно.

Юлия Финогенова: Поэтому в России началось повышение с госслужащих, квалификация которых…

Никита Масленников: Да, потому что они более-менее адаптированы, готовы к этому делу. Действительно.

Юлия Финогенова: Адаптированы, да. Вероятно, следующим будет профессорско-преподавательский состав, который с возрастом повышает уровень своих знаний, вероятно. И так далее.

Никита Масленников: Можно иронизировать, но по жизни это так. Но всем остальным это крайне необходимо, а здесь мы все время запаздываем. Да, есть определенные законодательные, правовые гарантии, что если до 65 лет, то работодатель уже не будет его так активно отжимать, выжимать, и так далее, и тому подобное, начинается уже чисто экономическая конкуренция: ты можешь это делать или не можешь делать. Могут поручать задачу, с которой ты, совершенно ясно, не можешь справиться.

Юлия Финогенова: А издержки на повышение квалификации и переобучение могут превысить эффект, либо переложить их на работодателя.

Никита Масленников: Переходим к вопросу о корпоративных системах, с которых вы начали.

Ольга Арсланова: О том, что может работать.

Никита Масленников: Почему корпоративные системы стоят? У нас есть две компании, в которых все нормально, все в шоколаде – "Газпром", ОАО "РЖД" и немножечко "Сургут".

Юлия Финогенова: Там как раз с корпоративными программами все в порядке.

Никита Масленников: Да, там все хорошо, но у остальных нет. А корпораций у нас несколько десятков тысяч, публичных компаний.

Юлия Финогенова: Инвестиции неинтересны совершенно.

Никита Масленников: И все упираются в одну проблему.

Юлия Финогенова: Налоговые льготы.

Никита Масленников: Потому что кто платит?

Юлия Финогенова: Работодатель и работник.

Никита Масленников: Потому что корпоративная пенсия – это та же самая накопительная пенсия. Это работодатель, тогда ему нужны определенные налоговые льготы и стимулы, чтобы это относить на трудовые издержки.

Юлия Финогенова: Налоговые стимулы и льготы, да. Совершенно верно. А если и работник, то у работника зарплата должна быть адекватной.

Никита Масленников: А если работник, то работнику нужны, соответственно, потому что хочет, допустим, отчислять больше – чем больше отчисляешь, тем больше вычет из НДФЛ.

Юлия Финогенова: А если ты не хочешь, чтобы много платил и работодатель, и работник, то тогда создай эффективную систему инвестирования, чтобы инвестиционный доход перекрывал этот дефицит.

Никита Масленников: Совершенно справедливо.

Ольга Арсланова: А сами работники-то готовы к этому?

Никита Масленников: Юлия-то профессор по этой кафедре, поэтому она уже в профессиональную колею въехала по полной программе.

Ольга Арсланова: А сами-то работники?

Юлия Финогенова: Сами работники? Если мы говорим про высокооплачиваемую категорию работников, те самые, у кого зарплата выше 70 тыс. в месяц. А как раз те самые компании, о которых вы упомянули, там зарплата, естественно, выше. Они уже в состоянии при таком уровне дохода делать индивидуальные отчисления. И вопрос: куда? Они будут класть на депозит в банке или в свою собственную корпоративную пенсионную программу, которая на паритетных началах еще будет финансировать работодателя?

Ольга Арсланова: Но большинство населения страны не получает 70 тыс.

Никита Масленников: Вторая половина этой медали, потому что, с одной стороны, мы должны стимулировать людей, нести деньги в эти самые системы, с другой стороны, должны иметь четкую, прозрачную, совершенно понятную людям финансовую инфраструктуру и набор инструментов, который позволяет эти деньги приращивать, наращивать, чтобы они действительно давали доход.

Юлия Финогенова: Набор инструментов, который позволяет поддержать, защитить от инфляции, и наращивать.

Ольга Арсланова: Это сейчас какие-то фантастические новости из очень далёкого будущего звучат.

Никита Масленников: Да нет. Почему?

Юлия Финогенова: Да, я с вами согласна. Мы только что говорили о том, что средняя зарплата там составляет 25 тыс. в России.

Ольга Арсланова: Именно поэтому.

Юлия Финогенова: Средняя медианная – 25 тыс. Понятно, что при такой зарплате… Но если мы говорим о том, что человеку будет сказано, что частично еще взнос будет финансироваться и работодателем, а работодателю дать какие-то стимулы, то вполне вероятно… Ведь у нас же очень многие перевели деньги в накопительные системы.

Никита Масленников: Естественно.

Юлия Финогенова: И как раз низкооплачиваемая в том числе категория работников.

Никита Масленников: Потому что испугались. Там контроль все-таки за Центральным банком. А что такое государственная накопительная система – я с трудом представляю. Уровень контроля в частных системах гораздо выше.

Юлия Финогенова: И даже понимают разные слои населения с разным уровнем зарплат.

Никита Масленников: И потом, есть еще одна проблема. Вот эти все накопительные инструменты, в том числе и будущие корпоративные пенсии, нужно, на мой взгляд, отобрать от всех социальщиков начисто навсегда, потому что это дело профессионалов рынка, и в первую очередь Центрального банка Российской Федерации.

Юлия Финогенова: Который все это регулирует.

Никита Масленников: Уже сейчас начинает, но, на самом деле…

Юлия Финогенова: И набор инструментов формирует, которые позволят эффективно инвестировать.

Никита Масленников: На самом деле, ему отдать полностью полномочия по этому делу.

Юлия Финогенова: Вопрос очень интересный.

Ольга Арсланова: Уважаемые гости, вы не поверите, но пролетел час. Мне кажется, еще 10 часов мы могли бы обсуждать эту тему. Спасибо за участие в беседе.

Юлия Финогенова, профессор кафедры управления рисками, страхования и ценных бумаг РЭУ им. Плеханова, и Никита Масленников, руководитель направления "Финансы и экономика" Института современного развития. Считали средние реальные пенсии по стране.

Юлия Финогенова: И не только.

Ольга Арсланова: И не только. И думали, что же с ними будет дальше. Спасибо. 

2 комментария

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Сергей Крылов генеральный директор "Лиги защиты должников по кредитам"
  • ГОСТИ

  • Алексей Седой профессиональный инструктор по выживанию, эксперт по безопасности
  • ГОСТИ

  • Николай Миронов руководитель Центра экономических и политических реформ
  • ГОСТИ

  • Татьяна Овчаренко руководитель "Школы активного горожанина", эксперт в сфере ЖКХ
  • ГОСТИ

  • Алексей Алексеенко помощник руководителя Россельхознадзора
  • ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Светлана Касина генеральный директор "Национального НПФ"
  • ГОСТИ

  • Олег Рурин заместитель генерального директора госкорпорации "Фонд содействия реформированию ЖКХ"
  • ГОСТИ

  • Алексей Кравцов член Общественного совета при ФССП, председатель Арбитражного третейского суда
  • ГОСТИ

  • Александр Михайленко профессор кафедры международной безопасности и внешнеполитической деятельности России Факультета национальной безопасности РАНХиГС
  • Барух Бен-Нерия эксперт по военно-политическим делам (Израиль)
  • ГОСТИ

  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Павел Медведев финансовый омбудсмен, доктор экономических наук, профессор
  • ГОСТИ

  • Павел Бранд невролог, медицинский директор сети клиник "Семейная"
  • ГОСТИ

  • Светлана Брюховецкая проректор по маркетингу и работе с абитуриентами Финансового университета Правительства РФ, ответственный секретарь приемной кампании
  • ГОСТИ

  • Дмитрий Андреянов журналист (Ростовская обл.)
  • Евгений Опарин корреспондент (г. Владивосток)
  • Владимир Рудометкин генеральный директор ОАО "Гипроречтранс", председатель Отделения "Транспортное строительство" Российской академии транспорта
  • Жанна Мейлер корреспондент (г. Калининград)
  • ГОСТИ

  • Михаил Крейндлин руководитель программы по особо охраняемым природным территориям "Гринпис России"
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • ГОСТИ

  • Владимир Кашин председатель Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, академик РАН
  • Ольга Башмачникова вице-президент Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России
  • Алексей Кордумов терапевт, врач общей практики (Архангельская обл.)
  • Ольга Чаплина руководитель инициативной группы (д. Кашмаши, Чувашия)
  • ГОСТИ

  • Евгений Ямбург заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, академик Российской Академии образования, директор московского Центра образования №109
  • Показать еще
    Показать еще
    Минприроды опровергло слухи о застройке парка "Лосиный остров" Продажа части парка невозможна по закону
    вчера
    Мединский назвал "Оскар" перепиаренной премией Он призвал не придавать большого значения претенденту из России на премию
    вчера
    Премьера фильма "Матильда" Алексея Учителя состоится 23 октября в Мариинском театре В Москве фильм покажут 24 октября в кинотеатре "Октябрь"
    вчера

    ГОСТИ

  • Николай Миронов руководитель Центра экономических и политических реформ
  • Россия выплатила последний долг СССР Деньги были перечислены Боснии и Герцеговине
    вчера

    ГОСТИ

  • Алексей Алексеенко помощник руководителя Россельхознадзора
  • ГОСТИ

  • Сергей Крылов генеральный директор "Лиги защиты должников по кредитам"
  • вчера
    вчера

    ГОСТИ

  • Алексей Седой профессиональный инструктор по выживанию, эксперт по безопасности
  • Алексей Седой: Терроризм, как вирус, постоянно мутирует Как выжить при теракте: советы профессионального инструктора
    вчера

    У нас 800 млрд должны за ЖКХ неотключаемые потребители и бюджетники. Вот на них надо обратить внимание Минстрою

    Татьяна Овчаренко руководитель "Школы активного горожанина", эксперт в сфере ЖКХ
    В Красноярске власти окажут помощь пострадавшим от аномального ливня Прежде всего речь идет о 40 семьях из частного сектора
    вчера
    ФАС получила ходатайство от Uber и "Яндекса" об объединении бизнесов Ходатайство будет рассмотрено в течение 30 дней после его подачи
    вчера
    Анатолий Антонов стал новым послом России в США Также он занимает должность замминистра иностранных дел РФ
    вчера
    Жители Приамурья массово выкладывают в сеть фотографии и видео с богомолами Распространение богомолов связано с теплым и дождливым летом
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments