Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Сергей Никольский: Будущее зависит от каждого из нас. Власть боится "низовой" самостоятельности

Петр Кузнецов: Прямо сейчас наша постоянная рубрика. И ведущий Игорь Абакумов. Игорь, здравствуйте.

Игорь Абакумов: Добрый день, здравствуйте.

Петр Кузнецов: О чем пойдет речь сегодня?

Игорь Абакумов: Мы сегодня будем говорить о событиях столетней давности. И как они экстраполируются на нашу сегодняшнюю ситуацию.

Петр Кузнецов: Спустя 100 лет.

Игорь Абакумов: Почему крестьяне поддержали большевиков? Что они им такое посулили? У нас в гостях Сергей Анатольевич Никольский, доктор философских наук, заведующий сектором Института философии Российской академии наук. Здравствуйте, Сергей Анатольевич.

Сергей Никольский: Добрый вечер.

Игорь Абакумов: Вы у нас не первый раз. И вам не первый раз отвечать на такие сложные вопросы. Что посулили большевики 100 лет назад крестьянам (а их было 90% в стране), чтобы эти 90% за редким исключением пошли за большевикам и в конце концов совершился тот переворот, который начался в нескольких крупных городах, и не более того?

Сергей Никольский: Прежде всего нужно понять, какие процессы шли в деревне до октября 1917 года. То есть от раскрепощения, отмены крепостного права, когда вначале с разрешения общины, а потом без разрешения общины наиболее успешные хозяйственники получили возможность выходить из общины со своими наделами. Это первый шаг.

Игорь Абакумов: То есть их называли хуторянами, впоследствии – фермерами.

Сергей Никольский: Да, конечно. Можно так сказать. Это касалось, надо понимать, центральной части России, 50% крестьянства, которое было в крепостном праве: Северо-Запад, Запад, Юго-Запад, Сибирь.

Игорь Абакумов: Они крепостного права не знали.

Сергей Никольский: Крепостного права не было, да. Там с этим было проще. Там большевики особо ничего пообещать не могли. А вот здесь, накануне октября, большевики, взяв левоэсеровскую аграрную программу, провозгласили лозунг "земля – крестьянам", и крестьяне это, естественно, поняли по-своему: что земля теперь может быть их собственностью.

Игорь Абакумов: А им особо не разъясняли, да?

Сергей Никольский: Им, естественно, не разъясняли. Но у крестьян представление о собственности было не такое, что они ее хотели ввести в рыночный оборот. Они хотели быть полноправными хозяевами. И эта история развернулась уже в полной мере после объявления НЭПа в 1921 году. А до этого ситуация, как мы знаем, была совершенно противоположной. То есть большевики сделали попытку революционным наскоком ввести в деревню коллективное социалистическое земледелие. Для этого они успешно несколько раз меняли свои законы, по которым они передавали землю крестьянам. В конце концов там появилась запись "социалистическое земледелие как преимущественный тип сельского хозяйства.

Игорь Абакумов: Сергей Анатольевич, я чуть-чуть вас прерву. Ведь вот это социалистическое земледелие, обработка крупных земельных массивов, она ведь пришла из Америки?

Сергей Никольский: Она пришла из Америки. Но там была совершенно другая юридическая основа. Там была частная собственность, которая имела правовую легитимацию. У нас частная собственность была у помещиков. И правовую легитимацию, для того чтобы она стала правовой легитимацией у крестьянина, такого законодательства у нас не было. Поэтому крестьяне первоначально отнеслись к идее частной собственности как полному праву своего хозяйствования на земле. И в этом они были абсолютно правы. Когда они выступлением против большевиков в период НЭПа (финалом этого был Кронштадтское восстание и Тамбовская война крестьян), когда они пришли к тому, что НЭП разрешил крестьянам произвольно хозяйствовать на этой земле, большевики обнаружили, что их идея коллективного, кооперативного производственного объединения нигде не реализуется, за исключением тех редких случаев, где государство давало кредиты или там, где оно образовывало коммуны.

Кредиты проедались, средства, выделяемые на коммуну, тоже уходили неизвестно куда. Поэтому эта производственная форма не шла. Но в России, начиная с XX века, очень успешно развивались все другие виды кооперации. И кооперативное движение в России в то время было самым сильным в мире. 85% всех крестьянских дворов были объединены в разные виды кооперации.

Это была снабженческая сбытовая, это была кредитная кооперация, это была потребительская кооперация – все, кроме производственной.

Игорь Абакумов: Скажите, пожалуйста, эта кооперация была потому, что не мешали, или потому, что кооперативная теория была сильна?

Сергей Никольский: И сильна кооперативная теория, и были земцы, и были кооперативные лидеры, и была готовность населения к таким формам объединения. Это самоорганизация. Поэтому первым врагом после Октябрьской революции Ленин назвал кооперацию. И главный удар пошел на нее. Это мы потом задним числом берем его статейку января 1923 года, когда он перешел постепенно в небытие, и говорим, что он выступал за кооперацию. Это было через 5 лет массированного наступления на кооперацию и ее поголовное уничтожение. Потому что это самостоятельное хозяйствование.

Игорь Абакумов: Вот это очень интересный момент. Чем Ленина напугала крестьянская кооперация?

Сергей Никольский: Тем, что крестьянской кооперации не нужен был государственный аппарат. Ему не нужна была большевицкая власть, диктатура пролетариата. Это самоорганизующееся хозяйство, которое дальше пришло бы к парламентаризму, которое дальше пришло бы к демократической республике. Не для того большевики в январе 1918 года распускали Учредительное собрание, для того чтобы оставить в покое кооперацию, которая бы снова дала власть в руки крестьянам. Не для этого.

Игорь Абакумов: Запомним этот момент и вернемся к нему чуть позже.

Сергей Никольский: Хорошо. В этот момент, когда стало понятно, что власть не удержится и нужно вводить НЭП, разрешили свободу хозяйствования. Конечно, община сохранилась, но она уже не выполняла тех функций, которые были раньше. Не было в 12 лет циклов передела земли, не было круговой поруки, был разрешен наемный труд, была разрешена аренда земли. И это привело к тому, что с 1924 по 1927 год у нас сельское хозяйство росло с темпами 10% прироста в год. Если мы в начале 1921 года имели до трети бедняцких крестьянских хозяйств, то к 1927 году у нас бедняцких хозяйств почти не осталось, в основном это была середняцкая масса. Вот что такое самостоятельное развитие сельского хозяйства.

Игорь Абакумов: Смотрите, что пишут наши зрители: "Лозунг "земля – крестьянам" не имеет продолжения. "Земля – крестьянам, власть - народу". Договаривать надо".

Сергей Никольский: Это верно. Но "власть - народу"… Это тогда вопрос: что делать с диктатурой пролетариата, что делать с партией, что делать с самодержавием, которое в новой форме возродилось в России? Естественно.

Игорь Абакумов: Тобольск: "16 соток, 2016 год, богатый урожай, а девать некуда. Помидоры, огурцы, картошка, перец, зелень". То же самое. Нет кооперирования между крестьянами. Почему сейчас, по вашему мнению, кооперация, которая имела ведь глубочайшие корни, сильнейшую теории кооперации – Чаянов, Кондратьев. Это же мировые имена, по образу которых делались кооперативы по всему миру, в том числе в Америке, в том числе в Европе, в том числе в Юго-Восточной Азии. Почему у нас сейчас это не востребовано? Почему у нас кооперация вообще не движется? Все бла-бла-бла, кооперация. Сверху донизу кооперация не идет. Почему?

Сергей Никольский: Естественно, потому что сельское хозяйство превращено в зону влияния крупных частных агрохолдингов, которым нужно держать рынки, которые устанавливают связь с государственными структурами, которые никакой самодеятельности населения, естественно, не принимают. Для них это смерть.

Игорь Абакумов: Мы немножечко уже перескочили на нашу действительность. Давайте продолжим, что же, почему же… Почему же так крестьяне поддержали все-таки эту историю? Они такие наивные, что ли?

Сергей Никольский: Нет. Они поддержали ее вначале, когда были лозунги, и когда действительно была реальная возможность. Ты убежал с фронта, у тебя есть винтовка, ты возвращайся в деревню. И там вместо помещика у тебя есть возможность делить землю.

Игорь Абакумов: То есть винтовка рождает власть?

Сергей Никольский: Естественно. Конечно. 5 млн было под ружьем, фронт оголили, народ пошел к себе по домам. Естественно, он решил вековечную проблему "земля моя". Это вначале было. Потом, когда ввели НЭП, тогда появились действительно условия для того, чтобы крестьяне развивались самостоятельно. И тогда, конечно, в период НЭПа тоже крестьяне были за большевиков. Но здесь было ограничение. Оно заключалось в том, что самодеятельное хозяйство предполагает рыночные отношения. Значит, это цены. Это нужно регулировать цены между промышленными и продовольственными товарами. Эти цены должны как-то устанавливаться. Но в условиях, когда мы создали ситуацию вакуума, все вокруг были враги, все страны. Нам нужно было мощно создавать вооруженные силы, нам нужна была индустриализация. Взять деньги, кроме как у крестьян, было неоткуда.

Игорь Абакумов: У церкви уже забрали.

Сергей Никольский: Это само собой. Это несопоставимые деньги. Потому что продавали значительно больше, чем то, что забрали у церкви. Само собой. Просто точно так же, как шло первоначальное накопление капитала, когда выселяли земледельцев, отдавали земли под пастбища, а этих выселенных объявляли нищими и вешали в Англии, точно так же сейчас в качестве источника ресурсов взяли для себя крестьян. Это естественный ход.

Игорь Абакумов: Объясните зрителям, что значит "у крестьян забрали средства".

Сергей Никольский: У них забрали продукцию.

Игорь Абакумов: То есть не деньги, у них не было денег. У них забрали урожай, правильно?

Сергей Никольский: У них забрали продукцию. Урожай в том числе. Причем, если отбирать это у частных хозяйств было очень сложно, то естественно, что проще это было делать у тех, которые уже объединены в крупные объединения. Стали создавать колхозы и совхозы.

Игорь Абакумов: Сергей Анатольевич, но ведь было сопротивление этому.

Сергей Никольский: Очень мощное сопротивление.

Игорь Абакумов: Сибирская Вандея была, Белорусская была.

Сергей Никольский: Украинская очень высокая вандея была. От 1928 до 1932 года пики доходили до 1 млн участников восстания. Против них использовалась армия. На Северном Кавказе даже использовали авиацию, поскольку труднодоступные места. Это была настоящая война против крестьян. С тем чтобы отобрать продовольствие и сделать источник бесперебойного поступления ресурсов в закрома государства. Естественно, что те, кто сопротивлялся, а тем более те, кто имел достаточное количество скота или возможность производить продукцию, они выселялись, и таких было по самым минимальным подсчетам 1 млн крестьянских семей.

Но если в семье 5-6 человек, то, соответственно, 5-6 млн. Вот это результат первоначального социалистического накопления.

Игорь Абакумов: В какой момент крестьяне перестали поддерживать большевиков? Это какой был момент? После НЭПа?

Сергей Никольский: Это момент 1927-1928 года, когда возник кризис хлебозаготовок. Когда цены, которые государство предлагало на продукцию, были чрезвычайно низки. И в этих условиях, когда рыночные отношения требовали согласования, естественно, это должны были быть меньшие темпы развития. Естественно, это должны быть договорные и юридические основания. Это то, что не вписывалось и вообще было чуждо логике самодержавное большевистской власти. Поэтому пик пришелся как раз на период коллективизации.

Игорь Абакумов: "У нас в селе Ярлуково каждые 30 лет был неурожай и высокая смертность. В Краснодарском крае вся земля принадлежит кланам, в том числе Ткачева. Даешь новую революцию?". То есть народ соображает, о чем тут разговор идет. Активно участвует. Спасибо вам, дорогие зрители. Можете позвонить к нам в студию. Звонок бесплатный. Телефончик внизу экрана. Пожалуйста, звоните.

Сергей Никольский: Как же не соображать, если это каждодневная жизнь людей?

Игорь Абакумов: Фактически это касается ведь каждой российской семьи.

Сергей Никольский: Безусловно.

Игорь Абакумов: Потому что у 60-70% горожан крестьянские корни. То ли бабушка, то ли дедушка, то ли он сам горожанин в первом поколении. А там все эти разговоры… Я когда ездил по югу России, по Сибири, вот эти все вечерние крестьянские сельские разговоры всегда заканчивались воспоминаниями о коллективизации. Так или иначе, это сидит уже в генотипе человека, эти воспоминания. После третьей рюмки просто льются потоком эти воспоминания. Как выселяли, как выживали, как расстреляли, как раскулачивали, как гибли от голода, как детей хоронили, когда ходили на работу в колхоз, когда нужно было ходить все равно, похороны, не похороны. Это были страшные разговоры, особенно в Ставрополье.

Сергей Анатольевич, какие сейчас можно сделать выводы, чего нельзя делать или что нужно сделать, если оценивать опыт прошедших 100 лет? Вы начали говорить, что большевики взяли аграрную политику эсеров. Скажите, пожалуйста, ведь тогда было много партий. И у каждой, если я не ошибаюсь, конечно (вы меня поправьте), была своя аграрная программа.

Сергей Никольский: Да, это верно.

Игорь Абакумов: То есть это было нормально в крестьянской стране иметь аграрную программу. А у нас сейчас есть аграрная программа у какой-либо партии?

Сергей Никольский: Мне эти прецеденты неизвестны. Такая мода была еще в 1990-е годы. А потом это все тихо сошло на нет, поскольку программа предполагает определенные действия, в том числе и контролируемые общественностью действия.

Игорь Абакумов: То есть раз обещал, то сделай, да?

Сергей Никольский: Во всяком случае, или не сделал, но объясни, почему. А поскольку это все идет по каким-то таким линиям согласования, так чтобы никто не знал, и идет это все по линии крупных собственников, то, естественно, никакие программы не востребованы как некое обещание, как прогноз на завтрашний день. Это все мешает реальной работе и реальной политике этих собственников.

Но я бы хотел сказать, что на самом деле решение аграрных проблем лежит за пределами аграрной сферы. Вот как-то мы уже говорили о том, что мы как Россия не можем избавиться от той самой исторической матрицы общественного бытия, которая включает в себя три составные части: наше имперское существование, стремление постоянно расширяться и находить способ развития за счет внешних ресурсов. Вторая вещь – что наиболее адекватной формой для этого является самодержавная форма правления. И третье – это то, что власть и собственность слиты вместе. И поэтому, для того чтобы решить какие-то проблемы власти, нужно начинать решение с вопроса о собственности. Ведь если человек является собственником, причем, не только вечным собственником какой-то вещи, но и собственником самого себя, то тогда у него появляется естественная потребность в управлении самим собой и этим имуществом.

Игорь Абакумов: То есть я напоминаю то, о чем мы с вами говорили, касаясь ленинского отношения к кооперации. То есть Ленин боялся истинных кооперативов. И сейчас все думают, что они нужны, но никто не хочет их развивать именно поэтому.

Сергей Никольский: Потому что это дорожка в собственность, приватизацию человеком самого себя. Дальше, как только эта приватизация начинает вопрос о согласовании интересов. И что, каждый раз обращаться к первому лицу, он будет давать советы о том, что в каждом селе как минимум должна быть рында по случаю пожара? По этому случаю к нему каждый должен обращаться? Нет. Нужна правовая основа. Это значит независимая судебная система. Это та вещь, которая касается абсолютно всего устройства общества. Это четвертая независимая реальная власть. Это значит вообще все в государстве нужно изменить, чтобы суды не действовали в интересах следственных органов или исполнительной власти исключительно.

Это значит, что следующий шаг уже за этим будет вопрос: а нужно ли нам бесконечно повторять матрицу этого имперского расширения, включения новых территорий, использование ресурсов как единственного способа развития, или нам нужно сконцентрироваться на развитии человека и того, что человек производит здесь и сейчас теми возможностями, которыми он обладает? Это совершенно другая политика. Здесь она применима, конечно же, к аграрной сфере. Но исключительно в аграрной сфере такую политику реализовать нельзя. Она касается вообще всех основ нашего бытия.

Поэтому если мы займемся тем, что называется изменение основ общественного бытия вот в этом направлении, то тогда естественным элементом будет изменение аграрной политики. И все это начинается с выборов.

Ведь мы имеем сумасшедшую поддержку власти, против которой все время выступаем. Как эти две вещи совместимы? Нужно что-то одно делать: либо бороться за самостоятельность и требовать, чтобы какие-то вещи изменялись в нашей жизни, либо тогда уж продолжать поддерживать власть и говорить, что замечательно, тогда нечего выступать против власти. Ну что они говорят? Все поделено между кланами. И что вы делаете? Вы как проголосовали на предыдущих выборах? Посмотрите результат.

Игорь Абакумов: Это да. Каким образом до людей нужно донести, что именно его голос влияет? Чтобы не ходило у нас 20-30% на выборы, а чтоб ходили 90.

Сергей Никольский: Игорь Борисович, если человек будет озабочен, поставлен перед необходимостью обеспечивать свой завтрашний день своим трудом, своими ресурсами здоровье, жизнь и обучение детей, здоровье семьи, все зависит от него. Если он дойдет до этого края, то тогда, я думаю, он пойдет и будет голосовать за ту политику, которая будет изменять эти обстоятельства к лучшему. Если он еще не дошел до этого предела, ему можно рассказывать и про сто-, и двухсотлетнюю давность, и про международный опыт. Это все пролетит мимо ушей. Люди сами делают свою жизнь. В этом вся простая схема.

Игорь Абакумов: А им об этом нужно каждый день говорить?

Сергей Никольский: Я не знаю. Можно, конечно, и каждый день говорить. Может быть, вода камень точит в этом случае. Но я думаю, что сказано уже более чем достаточно. А дальше нужны практические действия каждого по отношению к своей собственной жизни.

Игорь Абакумов: Что же тогда происходило, когда, вы говорите, миллионы у нас выселялись, до 6 млн, и люди ведь самоорганизовались каким-то образом. То есть до них каким-то образом кто-то донес эту информацию. Или что должно наступить, чтоб люди приступили к самоорганизации? На какой хвост нужно наступить крестьянину?

Сергей Никольский: Тогда были благоприятные условия. Тогда самодержавная власть начала свертывать свои права. Была введена Государственная Дума, была принята Конституция. То есть начались подвижки и изменения этой константы самодержавия. Тогда, когда крестьяне пришли к себе в деревню, они стали делить помещичью землю. Им этого большевики просто не могли запретить делать. Они сокрушались по поводу того, что из 40 млн десятин помещичьей земли государству удалось только придержать за собой для крупных хозяйств всего лишь 2 млн – 5%. Все остальное крестьяне между собой разделили. Они сами это делали. Конечно же, было мощное кооперативное движение, в том числе когда земцы или те люди, которые занимались работой (то, что сейчас называется социальной работой), они объясняли механизм, они показывали, как это нужно делать, они помогали создавать структуры, которые будут этим заниматься. Был же мощный кооперативный аппарат. Власть этому не препятствовала. Но это то, что называется гражданское действие. А сейчас, если возникает какая-нибудь гражданская инициатива, то либо власть ее давит, либо она старается ее оседлать и сказать, что это "я придумала". Потому что она боится низовой самостоятельности.

Игорь Абакумов: Почему боится?

Сергей Никольский: Как почему? Потому что в противном случае ей тоже придется жить по-другому. Нельзя больше иметь дворцы, яхты…

Игорь Абакумов: То есть нельзя распределять те деньги, которые им не принадлежат.

Сергей Никольский: Конечно. В конечном счете продукт, который производится страной, включая те ресурсы, которые тоже в стране есть. Они, естественно, потеряют эту способность распределять. Норвегия, хотя она и маленькая по населению страна, но там распределяются нефтяные доходы таким образом, что там каждый житель страны имеет на своем банковском счете, включая младенцев и стариков, 10 млн рублей в пересчете на наши деньги. Вот перераспределение нефтяных доходов исключительно.

Игорь Абакумов: Сергей Анатольевич, спасибо вам большое. У нас в гостях был Сергей Анатольевич Никольский, доктор философских наук, заведующий сектором Института философии Российской академии наук. Мы с ним пришли к выводу, что будущее все-таки зависит от каждого из нас: с какими мыслями мы приходим на избирательный участок, с какими мыслями мы встаем, с какими мыслями ложимся. Думать надо, земляки, в любую погоду.

1 комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Павел Подлесный руководитель Центра российско-американских отношений Института США и Канады РАН
  • ГОСТИ

  • Наталья Зубаревич профессор кафедры экономической и социальной географии МГУ, директор региональной программы Независимого института социальной политики
  • ГОСТИ

  • Леонид Млечин писатель-историк
  • ГОСТИ

  • Ольга Серенкова командир межрегионального поискового отряда "Группа "Поиск"
  • ГОСТИ

  • Алисен Алисенов доцент кафедры экономики и финансов РАНХиГС
  • Богдан Зварич старший аналитик ИК "Фридом финанс"
  • ГОСТИ

  • Сергей Крылов генеральный директор "Лиги защиты должников по кредитам"
  • ГОСТИ

  • Алексей Седой профессиональный инструктор по выживанию, эксперт по безопасности
  • ГОСТИ

  • Николай Миронов руководитель Центра экономических и политических реформ
  • ГОСТИ

  • Татьяна Овчаренко руководитель "Школы активного горожанина", эксперт в сфере ЖКХ
  • ГОСТИ

  • Алексей Алексеенко помощник руководителя Россельхознадзора
  • ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Светлана Касина генеральный директор "Национального НПФ"
  • ГОСТИ

  • Олег Рурин заместитель генерального директора госкорпорации "Фонд содействия реформированию ЖКХ"
  • ГОСТИ

  • Алексей Кравцов член Общественного совета при ФССП, председатель Арбитражного третейского суда
  • ГОСТИ

  • Александр Михайленко профессор кафедры международной безопасности и внешнеполитической деятельности России Факультета национальной безопасности РАНХиГС
  • Барух Бен-Нерия эксперт по военно-политическим делам (Израиль)
  • ГОСТИ

  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Павел Медведев финансовый омбудсмен, доктор экономических наук, профессор
  • Показать еще
    Показать еще
    В столичном регионе ожидаются дожди и грозы В Москве и Подмосковье похолодает
    7 минут назад
    "Коммерсантъ": Около 5 тысяч действующих пилотов могут лишиться свидетельств Росавиация аннулирует свидетельства пилотов 2006-2016 годов
    8 минут назад
    Житель Кирова отдал судебным приставам долг в 42 тысячи рублей мелочью Пересчитывали мелочь сразу несколько специалистов
    час назад
    Пострадавшим при пожаре в Ростове-на-Дону выделят более 600 млн рублей Всего в результате пожара пострадали более 600 жителей
    час назад
    Москва готовит ответные санкции Вашингтону США приняли санкции из-за контактов России с Северной Кореей
    2 часа назад
    В столичном регионе ожидаются дожди и грозы В Москве и Подмосковье похолодает
    2 часа назад
    Яндекс запустил новую версию поисковика, которая анализирует смысл страниц В новом поисковике используется алгоритм нейронных сетей
    вчера
    Тулеев провел первое совещание после операции Он перенес тяжелую операцию на позвоночник
    вчера

    ГОСТИ

  • Наталья Зубаревич профессор кафедры экономической и социальной географии МГУ, директор региональной программы Независимого института социальной политики
  • ГОСТИ

  • Леонид Млечин писатель-историк
  • Леонид Млечин: Генералам не надо заниматься политикой Почему страх перед повторением корниловского мятежа давлеет над нашей историей уже 100 лет?
    вчера

    ГОСТИ

  • Павел Подлесный руководитель Центра российско-американских отношений Института США и Канады РАН
  • ГОСТИ

  • Ольга Серенкова командир межрегионального поискового отряда "Группа "Поиск"
  • В России женщины в среднем получают на 25% меньше мужчин, хотя уровень квалификации у них зачастую выше

    Елена Герасимова директор "Центра социально-трудовых прав"
    Украина завела против Натальи Поклонской второе уголовное дело Ранее Киев обвинял Поклонскую в госизмене
    вчера
    36 россиян с июля заразились вирусом Коксаки в Турции Ранее турецкая Анталья была признана Роспотребнадзором небезопасной для россиян
    вчера
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments