Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Андрей Быстров: Система военной подготовки резервистов деградирует с конца 80-х годов

Гости

Андрей Быстровзаведующий кафедрой экономики промышленности Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова, действительный член Академии военных наук РФ

Марина Калинина: Ну и наша следующая тема, на которую будем говорить в ближайшие полчаса, а именно: Минобороны разработало проект закона о реорганизации системы военной подготовки студентов, хочет создать так называемые военно-учебные центры и убрать из институтов военные кафедры. Вот что это будет? Как там будут готовить этих студентов, что им будут преподавать? И что изменится в вузах? Будем сейчас выяснять.

Юрий Коваленко: Ну, по мнению разработчиков законопроекта, "прежде всего в военных центрах при вузах должны проводить подготовку рядовых, сержантов и офицеров запаса, – это я цитирую, – только по тем специальностям, которые в каждом конкретном учебном заведении будет запрашивать военное ведомство". То есть подготовка военных под заказ, а не как ранее было – все желающие, которые проходили по здоровью в военную кафедру, могли в ней обучаться, но после этого попадали в ряд "запасников". Ну а сейчас у нас ситуация может радикально перемениться. Курсант может после вуза пойти в строй либо же остаться в запасе. Правда, неправда – сейчас будем выяснять.

У нас в гостях – Андрей Владимирович Быстров, заведующий кафедрой экономики промышленности РЭУ имени Плеханова, академик Академии военных наук Российской Федерации. Здравствуйте.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Андрей Быстров: Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Вот давайте для начала немножечко из истории… не то чтобы из истории. А вот как ранее военные кафедры работали? И чем занимались после этого выпускники военной кафедры? Шли они на службу?

Андрей Быстров: Вы знаете, вообще-то, история военных кафедр ведется с 1926 года, когда встал вопрос о формировании Рабоче-крестьянской красной армии и Рабоче-крестьянского военно-морского флота. То есть не хватало младших командиров. И этот вопрос решили. Наиболее образованные слои населения – это тогда были выпускники учебных заведений. Тогда были и техникумы, которые считались на то время очень высоким образованием для того периода. И было решено открыть курсы подготовки специалистов. Они были сначала открыты не во многих, а там порядка десятка учебных заведений.

Подобная ситуация просуществовала до начала войны – до 1941 года. Выпускниками этих курсов были заполнены вакантные, можно сказать, должности резервистов. В основном это были политруки, специалисты, ну, небоевого такого назначения. И так как практика оказалась очень эффективной, то уже после войны эта практика была расширена, углублена и стала, в общем-то, повсеместной.

Юрий Коваленко: Вот я не предупредил вас, что вопрос с подвохом. Ну, это было до войны, и мы понимаем, какие времена после этого были. Сейчас для чего эти военные кафедры сохранились? И почему эти люди ничего не делают после прохождения?

Андрей Быстров: С другой стороны, вот смотрите, кафедры… Я сам имею непосредственное отношение, был этап жизни.

Марина Калинина: Вы же руководитель кафедры.

Андрей Быстров: Я руководитель кафедры сейчас в Российском экономическом университете имени Плеханова. А до этого у меня был жизненный период, когда я проходил военную службу, на протяжении пяти лет являлся руководителем одной из военных кафедр, поэтому я имею полное представление.

За время своего существования эти кафедры назывались по-разному. Как только их ни называли. Они назывались и военно-учебные кабинеты, и военные отделения, и цикл военной подготовки, военные кафедры, военные факультеты, факультеты военного обучения, учебные военные центры, военные учебные факультеты…

Марина Калинина: Подготовились!

Андрей Быстров: Они имели названия, но суть от этого не менялась. Если говорить о том, что сейчас военно-учебные центры возникают, их создают, а кафедры исчезают – от этого суть не меняется. На данный момент существует, по-моему, 33 военных учебных центра уже и 35 кафедр. По сути дела…

Марина Калинина: Это где?

Андрей Быстров: В рамках Российской Федерации при разных учебных заведениях, по-моему, в 26 субъектах федерации. Большинство из них находится в Петербурге и в Москве, ну и по отдельным субъектам федерации.

Чем отличается на данный момент военная кафедра? По сути дела, программой подготовки. В военно-учебном центре, в отличие от военной кафедры, готовят специалистов – офицеров, сержантов и рядовых, а на военной кафедре – только офицеров запаса. И после военно-учебного центра студент, прошедший обучение в этом центре, он обязан пойти служить по контракту на три года.

Марина Калинина: Обязан?

Андрей Быстров: Обязан, да. Потому что он получает, помимо стипендии от Министерства образования, доплаты от Министерства обороны. На военной кафедре с определенного времени, с 90-х годов, такой обязанности нет. Он может быть призван, а может быть и не призван. В основном – по желанию.

Юрий Коваленко: Но туда же шли для того, чтобы "откосить", по-хорошему.

Андрей Быстров: По-хорошему – да. Но учитывая то, что не только система военной подготовки резервистов, назовем так, она деградировала, начала деградировать с конца 80-х годов…

Марина Калинина: Это я и хотела спросить. Чему сейчас-то учат на этой военной кафедре? Или это больше "для галочки"?

Андрей Быстров: Понимаете, изменение формы и названия проекта, который готовит резервистов, не изменит содержания, если не будут разработаны соответствующие программы, которые позволяют готовить специалистов соответствующего уровня. Подготовить программы такие – мало. Их нужно реализовать. А для того чтобы их реализовать, нужна материально-техническая база, которая должна быть. Ну, с этим вроде бы сейчас более или менее в порядке. И должны быть кадры, специалисты, которые готовят, скажем, этих резервистов. С этим у нас, как всегда, с кадрами у нас в стране… Ну, на данный момент мы выравниваемся потихонечку, но во всяком случае проблемы такие…

Марина Калинина: Как вы обтекаемо сказали!

Андрей Быстров: Проблемы такие существуют, да.

Юрий Коваленко: Но все же…

Марина Калинина: Мне просто интересно, чему учат на военных кафедрах сейчас. Вот какие знания они получают?

Андрей Быстров: Все зависит от военно-учебной специальности.

Марина Калинина: Ну, вот конкретно. Вот они приходят, у них там военная кафедра…

Андрей Быстров: Ведь кафедра военная, допустим, военно-медицинской академии или университета, которая готовит врачей, и, допустим, кафедра, которая готовит артиллеристов или радиоэлектронщиков… Или сейчас кибервойска, сейчас уже нужны хакеры, подготовленные программисты, которые потом наденут погоны. Или это спецназ, который с хорошей физической подготовкой. Поэтому программы разные, содержание разное и уровень подготовки разный.

Например, за те годы, которые существовали и существуют военные кафедры, конечно, я бы выделил кафедры военно-медицинской направленности, которые, в общем-то, готовят… Сначала человек учится в институте, ну, три курса, где-то четыре. Он более или менее овладевает фундаментальными знаниями, которыми должен обладать каждый врач: анатомия… Получить в отдельных случаях, может быть, какую-то специализацию. А потом уже… То есть его доучивают на специальной кафедре, а потом – в специальном учебном заведении с учетом военной специфики. Потому что все-таки военный врач – это, можно сказать, как земский врач. Он не только, скажем, лечит ангину, не только вирусные заболевания, а на подводной лодке он может быть и хирургом одновременно, может быть и стоматологом, травматологом, кем угодно, потому что военная специфика.

Ну а если берем, например, специалистов в области радиоэлектроники, которые ремонтируют или создают технику, или работают в системе государственного оборонного заказа, то здесь должен человек обладать, конечно, фундаментальными знаниями в области той техники, с которой он работает.

А есть другой подход. Например, есть специалисты, которые занимаются эксплуатацией техники, боевым применением. Им необязательно уметь разбираться досконально в чертежах, в ремонте.

Юрий Коваленко: Вы говорите про кадровых офицеров фактически, которые подготовлены и готовы к службе. Но сколько выпускников, процент выпускников военной кафедры вот той самой, не военного центра?

Андрей Быстров: После военной кафедры сейчас не идут в армию, по законодательству.

Юрий Коваленко: Да. Сколько их низ пошли по собственному желанию в армию после всего этого? Процент?

Андрей Быстров: Практически… Очень мало. В основном идут… Я работал на кафедре, которая готовила специалистов для радиотехнических войск. В основном выпускники, если и шли служить… Ну, были отдельные случаи в последние годы – по собственному желанию шли служить, по специальности. Но большинство, если кто и шел служить, то в основном в спецслужбы, в силовые структуры, то есть не по профилю.

Юрий Коваленко: Получается, что военная кафедра – это такой способ чуть-чуть повыше прыгнуть, чуть выше головы, да? Когда есть возможность куда-то устроиться, то тут это такое дополнение.

Андрей Быстров: Ну, я бы не сказал так, потому что все-таки сейчас принято законодательство, в соответствии с которым… ну, принимается законодательство, в соответствии с которым молодой человек, если он не прошел военную службу любую (действительную или офицером), он не может быть назначен на государственную должность, где предусмотрена государственная гражданская служба.

Юрий Коваленко: Это очень хорошее такое введение.

Марина Калинина: Давайте послушаем, что думают по этому поводу наши зрители. Нам дозвонился Александр. Здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. Слушал вас внимательно. У меня вопрос. Наверное, несколько раз его ведущие повторяли. Как вы считаете? Альтернативная гражданская служба – она в университетах. При этом огромное преимущество для поступающих абитуриентов, потому что многие студенты выбирают университет, особенно парни, если там есть военная кафедра. Для них это большая возможность "откосить" от армии, если выражаться честно и открыто.

Как вы считаете, в принципе альтернативная… ой, не альтернативная, извините, а военная кафедра готовит из парней настоящих мужчин? Или это все-таки формальный повод, повторюсь, "откосить" от армии? Ведь проще, наверное, тогда пойти на альтернативную гражданскую службу. Можно выносить "утки" за пенсионерами – и от этого будет намного больше пользы, нежели если студент посетит три месяца за партой и не поймет, что такое армия. Что вы на этот счет думаете? Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо большое за ваш звонок.

Андрей Быстров: Вы знаете, скажем так, система подготовки военных кадров в высших учебных заведениях, в университетах, она осуществляется не только в нашей стране, а во многих странах, и не только на постсоветском пространстве. Скажем, в Соединенных Штатах Америки, как в наиболее такой экономически и в военном смысле развитой стране, система подготовки резервистов при высших учебных заведениях на настоящий момент, я уверяю вас, она в большей степени развита, чем у нас.

Марина Калинина: Но вопрос качества.

Андрей Быстров: Да, вопрос в том, что… Я думаю, что руководство Министерства обороны, конечно, понимает все проблемы качества образования, которое дают военные кафедры в последние годы. И вот эти реформы, конечно, все-таки направлены на совершенствование качества и уровня системы подготовки. Что из этого получится? Это уже будет зависеть от того, как удастся реализовать те планы и программы, каким кадровым составом, каким материально-техническим обеспечением, и какой будет спрос тех людей, которые будут отвечать целиком за реализацию этой программы.

Юрий Коваленко: SMS, которые присылают нам наши телезрители. Три SMS – прошу обратить внимание! – три подряд, то есть прозрение наступило у трех человек. Первое: "Никакая военная кафедра не заменит реальную службу в армии". Буквально через одну минуту второе сообщение: "Я не пойму, чему можно научиться за год в армии". И третье сообщение: "Без создания центров необходимо направлять студентов четвертых-пятых курсов на два-три месяца в профильные военные училища на стажировку. И не надо будет плодить никакие кафедры".

Вот у каждого из этого заявлений, согласитесь, есть какой-то здравый… ну, хотя бы какая-то здравая крупица есть. Может быть, все-таки из этих трех мнений слепить что-то одно?

Андрей Быстров: Вы знаете, ведь учеба на военной кафедре или в военно-учебном центре – это не служба в армии, совершенно верно. Это подготовка к службе в армии.

Юрий Коваленко: Которая может и не пригодиться, как правило.

Андрей Быстров: Например, скажем так, если приходит врач, обыкновенный хирург или отличный программист в армию, и он не знает, что такое устав, не знает, что такое субординация, не знает, как устроено, скажем… Элементарно – быт. В церкви есть катехизис, а в армии есть устав, да? Это те правила, по которым живет структура, система, организация. Их нужно знать. А когда уже ты придешь служить, если жизнь так распорядиться, то ты будешь знать эти правила, во всяком случае. А на практике тебе будет просто легче и быстрее все это освоить и войти в жизнь.

Марина Калинина: Давайте еще одного телезрителя послушаем. Здравствуйте, Андрей.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Да, здравствуйте. Вы в эфире, слушаем вас.

Зритель: У меня вопрос такой. Настолько будет высоко качество образования на военной кафедре? Потому что сейчас в виду того, что… Определенные заболевания…. вплоть до бронхиальной астмы…

Марина Калинина: Мы поняли ваш вопрос. Просто прерывается связь, извините. В общем, по качеству.

Юрий Коваленко: Это, наверное, говорилось про военные кафедры, а не про те военные учебные центры, которые обеспечивают более качественную подготовку. Правильно?

Андрей Быстров: В общем-то, я не думаю, что от того, как называется в учебном заведении подразделение, которое отвечает за подготовку военных специалистов, зависит качество. Все-таки качество зависит от других вещей. Оно зависит не от того, как называется (цикл, центр, кафедра), а зависит от того, какие программы и в какой степени качество самих программ, и с каким качеством эти программы реализуются.

Юрий Коваленко: Видимо, для этого реформа и призвана.

Марина Калинина: Тогда можно же просто ввести эти программы на тех же кафедрах. Зачем создавать какие-то тогда специальные центры? Но ведь что говорится? Что изменятся нормы по здоровью, изменятся нормативы сдачи экзамена по физкультуре. Это же можно сделать и в институте.

Андрей Быстров: Ну, это требования.

Марина Калинина: То есть для чего?

Андрей Быстров: Могут быть, конечно, переборы такие. Ну, посмотрим. Во всяком случае, это законопроект, да? Как он реализуется, какие поправки будут… Ну, сейчас существует нормативно-правовая база. Министерство обороны считает, что она недостаточно корректна, поэтому предлагает, со своей точки зрения, внести изменения.

Марина Калинина: Но вы сами в начале нашей беседы сказали, что преподавателей и людей, которые могли бы дать те необходимые знания и навыки студентам, у нас не хватает.

Андрей Быстров: Ну, у нас их не хватает не только в армии, у нас не хватает и в системе высшего гражданского образования. Я думаю, что проблемы общие – что для образования, скажем, университетского, классического, в нашей стране, что для военного образования. Это кадры, это технологии, это образовательные программы. Поэтому я бы не стал с точки зрения качества выделять, скажем так, систему военного образования. Проблемы, в общем-то, наверное… Корневые проблемы плохого качества образования, если они где-то имеют место, они, наверное, носят системный характер и общие. Это не зависит от направления, в котором они реализуются.

Юрий Коваленко: Давайте военную тайну немножко раскроем все-таки. Преподаватель на военной кафедре – это кто? Это бывшие военные? Это кадровые офицеры, которые в данный момент служат и факультативно преподают на военных кафедрах? Либо это медики, профессиональные медики?

Андрей Быстров: В той сложившейся системе образования военного, которая существует сейчас, в основном это кадровые военные, которые имеют определенный опыт службы на соответствующих должностях, соответствующее образование, которое позволяет им преподавать. Во многих это не только практики без ученой степени, а это есть и военные с учеными степенями, кандидаты и доктора наук, доценты, профессора. Поэтому здесь, в общем-то…

Также преподают и офицеры в основном… то есть пенсионеры, которые вышли еще довольно-таки… У нас майор-подполковник выходил раньше в 45. Ну, сейчас, может, чуть позже выходит на пенсию, но оставаясь преподавателем. Полковник – в 50 лет, также оставаясь преподавателем высшего учебного заведения. Поэтому здесь в основном это практики, которые преподают.

Марина Калинина: Буквально несколько сообщений прочитаю. "Армия должна быть исключительно на контрактной основе. Человек сам должен решать, как распоряжаться своей жизнью и на что ему тратить целый год. А после армии, – как считает наша телезрительница, – ребята деградируют и теряют квалификацию". Напротив: "У меня внук учится в университете, военная кафедра есть, готовит качественно и сильных ребят".

И просят… Вот такое мнение из Пензы: "Верните в школы НВП в старшие классы". Как вы к этому относитесь?

Юрий Коваленко: Ну, это слилось с ОБЖ, наверное, поэтому как бы немножко нивелировалось. Вот по поводу этих сообщений. Все-таки в проекте закона заложено, что студенты, обучающиеся в таких военных центрах, смогут заключать с Минобороны контракты на прохождение военной службы после окончания учебы.

Андрей Быстров: Они уже заключают контракты.

Юрий Коваленко: Видимо, да.

Марина Калинина: Они и так могут, наверное, заключать. Необязательно центры.

Андрей Быстров: Кто учится в военно-учебных центрах, которых сейчас 33, по-моему, они все заключают контракты. То есть по окончанию военной службы они идут служить в армию на три года. В принципе, с этой точки зрения здесь больших новостей нет.

Другое дело, что, в общем-то, наверное… Был такой пилотный проект, когда половина называлась "военные кафедры", а половина – "военно-учебные центры". Несколько лет он проработал. Видимо, Министерство обороны все-таки пришло к такому выводу, что он удачный. И этот опыт с учетом практики, которая наработалась, они решили обобщить на все военные кафедры. Я так думаю.

Юрий Коваленко: Вот крамольная мысль…

Марина Калинина: Давайте еще послушаем наших телезрителей. Дозвонился к нам Александр из Ростовской области. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Слышно?

Марина Калинина: Да, прекрасно слышно. Говорите.

Зритель: Год армии – ну, как вам сказать? – вообще ни к чему. Это носит достаточно декоративный характер. Понимаете? Армия – вообще это советский пережиток. Армия – община. Вот у нас такое понятие. Понимаете? Срочная армия… И придумали такое абстрактное, мифическое государство – Отечество, понимаете, которого на самом деле не существует.

Вот мой отец служил, я служил, брат служил. Раньше в армию когда забирали? В 18 лет. Понимаете? В 18 лет. А сейчас в армию набирают в 25, в 26 лет, понимаете, в 24 года. Я пошел в армию в 22 года. Понимаете, армия – это такой суровый детский сад. Вы извините, конечно. А детский сад в плане каком? В том плане, что там отсутствует логика вообще. Там нет права у военнослужащих никакого, понимаете. Человек достаточно опытный в 23–24 года, он опыта набирается на гражданке, приходит туда – и вдруг узнает, что у него нет никаких прав, он подчиняется 19-летнему ефрейтору, сержанту. Понимаете?

Марина Калинина: Понятно, мы поняли вашу мысль, что в армии, в общем… Как он сказал? Суровый детский сад.

Юрий Коваленко: Пионерский лагерь строгого режима, да. На самом деле от пионервожатого многое зависит.

Андрей Быстров: Не знаю. Я считаю, что армия все-таки… Сейчас в армии даже в срочной службе не так много служат, не так много времени служат – это всего лишь год. И я считаю, что даже если человек не прошел военную кафедру, чтобы понять все возможные крайности жизни, я думаю, это полезно для формирования мужчины – прослужить.

Марина Калинина: То есть вы считаете, что в армию надо идти?

Андрей Быстров: Я считаю, что…

Марина Калинина: Что не надо ходить на военную кафедру?

Андрей Быстров: Нет, это может быть по-разному. То есть можно через военную кафедру. Сейчас уже такое время… не так, как было несколько лет назад. Дедовщины такой повальной, как во время развала, в конце 90-х, уже в армии нет. За этим следят, я думаю, строго. Ну, как и в любой системе, не бывает без каких-то случайностей. Но я так думаю, что в целом система… Это безопасно и полезно для формирования сознания молодого человека.

Юрий Коваленко: У нас 20 секунд остается до конца эфира. Просто развейте все страхи, тут SMS приходят такого тревожного характера: "А почему мы насели на военных, на военную кафедру и на офицеров? Мы что – готовимся к войне?" Просто, наверное, это из-за реформы…

Андрей Быстров: Может быть. Я думаю, что… Скажем, если посмотреть, то говорят, что это повысит конкуренцию между вузами. Именитые вузы не нуждаются в конкуренции. Им, наоборот, кафедра – обуза. Ну, они должны иметь – они имеют вроде бы как полный комплект образовательных услуг. Но тем не менее для военных кафедр… Это МГУ, Санкт-Петербургский университет, "Бауманка", МИФИ и прочие, МГИМО. Ну, они и так обеспечивают себе набор. И они достаточно конкурентоспособные на рынке образовательных услуг. Другое дело – уже более низкого эшелона университеты. Они, конечно, заинтересованы, чтобы иметь кафедры, привлекать студентов.

Юрий Коваленко: То есть это для привлечения студентов?

Марина Калинина: А вот еще одно сообщение: "Я офицер кадровый и вижу вживую, как служат лейтенанты после военной кафедры. Это не офицеры, а стыд".

Андрей Быстров: Ну, во всем мире, даже в Соединенных Штатах (извините за упоминание второй раз), офицеры кадровые, которые закончили специализированные учебные заведения, они имеют больше шансов, больший успех для построения военной карьеры, чем офицеры-выпускники университетов.

Марина Калинина: То есть как резюме: вы считаете, что каждый мужчина должен отслужить год в армии.

Андрей Быстров: Да. То есть попробовать себя. Зато, в общем-то, никто не упрекнет. И в общем-то, попробуешь себя в крайних ситуациях, когда ты считаешь, что унижение, а на самом деле это не унижение. Вот молодой человек: "19-летний сержант тобой командует, 30-летним".

Марина Калинина: Ну, это, в общем…

Андрей Быстров: Ну, я думаю, что…

Юрий Коваленко: Это армия и это устав.

Андрей Быстров: Да.

Марина Калинина: Спасибо. Андрей Быстров был у нас в гостях, заведующий кафедрой экономики промышленности Университета имени Плеханова, академик Академии военных наук России. Спасибо.

Юрий Коваленко: Спасибо большое.

Андрей Быстров: Спасибо.

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Светлана Касина генеральный директор "Национального НПФ"
  • ГОСТИ

  • Олег Рурин заместитель генерального директора госкорпорации "Фонд содействия реформированию ЖКХ"
  • ГОСТИ

  • Алексей Кравцов член Общественного совета при ФССП, председатель Арбитражного третейского суда
  • ГОСТИ

  • Александр Михайленко профессор кафедры международной безопасности и внешнеполитической деятельности России Факультета национальной безопасности РАНХиГС
  • Барух Бен-Нерия эксперт по военно-политическим делам (Израиль)
  • ГОСТИ

  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Павел Медведев финансовый омбудсмен, доктор экономических наук, профессор
  • ГОСТИ

  • Павел Бранд невролог, медицинский директор сети клиник "Семейная"
  • ГОСТИ

  • Светлана Брюховецкая проректор по маркетингу и работе с абитуриентами Финансового университета Правительства РФ, ответственный секретарь приемной кампании
  • ГОСТИ

  • Дмитрий Андреянов журналист (Ростовская обл.)
  • Евгений Опарин корреспондент (г. Владивосток)
  • Владимир Рудометкин генеральный директор ОАО "Гипроречтранс", председатель Отделения "Транспортное строительство" Российской академии транспорта
  • Жанна Мейлер корреспондент (г. Калининград)
  • ГОСТИ

  • Михаил Крейндлин руководитель программы по особо охраняемым природным территориям "Гринпис России"
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • ГОСТИ

  • Владимир Кашин председатель Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, академик РАН
  • Ольга Башмачникова вице-президент Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России
  • Алексей Кордумов терапевт, врач общей практики (Архангельская обл.)
  • Ольга Чаплина руководитель инициативной группы (д. Кашмаши, Чувашия)
  • ГОСТИ

  • Евгений Ямбург заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, академик Российской Академии образования, директор московского Центра образования №109
  • ГОСТИ

  • Валентина Сляднева оператор машинного доения
  • ГОСТИ

  • Евгений Ким ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН
  • ГОСТИ

  • Давид Мелик-Гусейнов директор НИИ Организации здравоохранения и медицинского менеджмента Москвы
  • Виктор Рожков координатор проекта ОНФ "Народная оценка качества"
  • Показать еще
    Показать еще
    В Сургуте неизвестный ранил ножом восемь прохожих Нападавший был застрелен на месте преступления
    9 минут назад
    46 минут назад
    В Крыму сошел селевой поток и унес десятки машин Происшествие произошло под Судаком
    час назад
    Глава Генштаба РФ вручил сирийскому генералу наградное оружие Он получил оружие за высадку в тыл террористов
    час назад
    В Европе произошли сразу два случая нападения с ножом на прохожих Нападения произошли в финском Турку и немецком городе Вупперталь
    вчера

    ГОСТИ

  • Светлана Касина генеральный директор "Национального НПФ"
  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Телеканал "Лайф" прекратит вещание Последний день вещания – 18 августа
    вчера
    Лимузин Бориса Ельцина выставили на продажу за 19,7 млн рублей Машина выставлена на продажу в Петербурге
    вчера

    Надо, чтобы не бизнес шел к государству за поддержкой, а государство само предлагало помощь бизнесу

    Юрий Савелов член президиума объединения предпринимателей "Опора России"
    Уже двое суток 100 тысяч жителей в Ростовской области остаются без питьевой воды Ее подачу в городах Новошахтинск и Красный Сулин перекрыли накануне
    вчера

    ГОСТИ

  • Андрей Осипов автоэксперт, редактор сайта osipov.pro
  • ГОСТИ

  • Олег Рурин заместитель генерального директора госкорпорации "Фонд содействия реформированию ЖКХ"
  • Ни в одной стране мира нет государственных судебных приставов

    Алексей Кравцов член Общественного совета при ФССП, председатель Арбитражного третейского суда

    ГОСТИ

  • Барух Бен-Нерия эксперт по военно-политическим делам (Израиль)
  • Александр Михайленко профессор кафедры международной безопасности и внешнеполитической деятельности России Факультета национальной безопасности РАНХиГС
  • вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments