Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Сергей Радько: Техосмотр был и остается фикцией. Он не влияет ни на безопасность дорожного движения, ни на состояние автопарка страны

Гости

Сергей Радькоадвокат, эксперт партии "Автомобили России"

Марина Калинина: Переходим к следующей теме. Как и говорили вам 10 мин назад, что говорить мы будем о техосмотре. Тем более, что Совет Федерации предлагает передать эти функции обратно государству. Что из этого может получиться, как это изменит прохождение техосмотра или не изменит, будем выяснять с нашим гостем Сергеем Радько, адвокатом, экспертом партии "Автомобильная Россия". Здравствуйте.

Сергей Радько: Добрый день.

Константин Точилин: Здравствуйте.

Марина Калинина: Во-первых, вы как считаете, с вашей точки зрения, это нужно делать или все-таки нет?

Сергей Радько: Мы знаем, что техосмотр всегда был в руках государства. Он всегда был обязательным. Но, как правило, никакого практического толку от него не было. То есть по сути это были просто поборы. Причем, он был настолько сложный и запутанный, что все искали обходные пути.

Константин Точилин: И находили, что характерно.

Сергей Радько: Всегда находили и всегда его покупали. И в итоге дошло до того, что он был отменен на государственном уровне. Был даже принят федеральный закон о техосмотре транспортных средств, вступил он в силу с 1 января 2012 года. И техосмотр передали в частные руки. При этом теперь за теми, кто проводит техосмотр и аккредитует эти организации, надзирает Российский союз автостраховщиков. Зачем нужно обратно передавать государству – непонятно.

Константин Точилин: Справедливости ради нужно сказать, что те, кто искал раньше обходные пути, когда он был в государстве и находил их, как мы выяснили, точно так же себя ведут и с тем техосмотром, который находится в руках автостраховщиков. Все это можно купить, и, кстати, дешевле.

По своей сути техосмотр всегда был и остается фикцией, которая, в общем-то, не влияет ни на безопасность дорожного движения, ни на состояние автомобильного парка страны

Сергей Радько: Я бы даже больше сказал. Сейчас страховщики заинтересованы в продаже полисов. А поскольку без проведения техосмотра полис продать невозможно, то многие из них предлагают такую услугу, как одновременно покупаете полис и диагностическую карту. То есть машину, как правило, никто не смотрит, простор приезжаете в офис, оплачиваете, вам выдают карту о том, что машину якобы кто-то осмотрел, то есть никто ее не видит, никто ее состояние не проверяет. Это еще раз подтверждает, что по своей сути техосмотр всегда был и остается фикцией, которая, в общем-то, не влияет ни на безопасность дорожного движения, ни на состояние автомобильного парка страны.

Константин Точилин: Прежде чем мы продолжим, давайте спросим наших зрителей, как они относятся к предложению вернуть техосмотр в ведение государства. Соответственно, варианты голосования "за" и "против" будем смотреть. И, естественно, если есть расширенные комментарии, тоже присылайте или звоните по нашему телефону.

Марина Калинина: Получается тогда, что вот эти деньги, которые мало-мальски платили люди, проходя техосмотр, они же не шли в государственную казну. Они шли в частные страховые компании. Сейчас ситуация тогда поменяется. То есть государство все же будет получать от этого прибыль.

Сергей Радько: Я думаю, что в этом состоит суть этой идеи, для того чтобы просто…

Марина Калинина: Скорее всего чтобы пополнить бюджет.

Сергей Радько: Да, финансовые потоки направить в бюджет, вместо того чтобы они шли в частные руки, только и всего.

Марина Калинина: О каких деньгах тогда может идти речь? Насколько это вообще все в масштабах страны делает погоду?

Константин Точилин: Это будет ощутимо для бюджета или нет?

Сергей Радько: Я думаю, что для нашего бюджета сейчас будет все что угодно ощутимо. Но есть ведь, наверное, основания опасаться, если речь идет о том, чтобы пополнить бюджет таким образом, то, наверное, можно думать, что и стоимость техосмотра будет повышена. На сегодня есть методика, утвержденная Федеральной службой по тарифам, которая определяет те критерии, по которым определяется уже на местных уровнях максимальная стоимость техосмотра. Например, в Москве максимальная стоимость техосмотра для легковых автомобилей составляет 720 рублей. Вполне вероятно, что ее могут поднять, допустим, рублей на 500 или даже на тысячу. Раз в год это не так уж и дорого отдать. Поэтому для бюджета это будет существенное пополнение, а для автомобилистов вроде бы не такое уж обременительное дело. Но это касается именно легковых автомобилей, которые первые три года его не проходят, потом проходят каждые 2 года. А после достижения 7-летнего возраста – 1 год.

Но есть категории транспортных средств, которые проходят техосмотр 2 раза в год. Это и грузовики, и такси, и автобусы, и так далее. И это может существенно повлиять на стоимость техосмотра. И, наверное, в конечном итоге на стоимость услуг в перевозке пассажиров и багаж, поскольку расходы, которые перевозчики несут в том числе на техосмотр, конечно, они переложат на плечи конечных потребителей, то есть пассажиров.

Константин Точилин: Давайте попробуем, прежде чем вдаваться в детали, давайте в сути покопаемся. Он вообще как явление нужен?

Сергей Радько: Как явление, мне кажется, он абсолютно бесполезен по той причине, что в правилах дорожного движения был и остается пункт 2.3, который гласит, что водитель обязан перед поездкой проверить (а в пути – обеспечить) надлежащую техническую исправность транспортного средства. Независимо от того, куда он едет, независимо от того, что если он, например, только-только забирает новый автомобиль из автосалона или выезжает на нем с того же пункта техосмотра, он обязан перед этой поездкой проверить техническое состояние и в пути обеспечить надлежащую исправность.

Марина Калинина: То есть какая это проверка должна быть? Тормоза…

Сергей Радько: В правилах не сказано. Просто "водитель обязан проверить и обеспечить". Как он обеспечит и как он проверит – никого не интересует. Даже когда есть техосмотр, даже когда есть диагностическая карта (раньше был талон техосмотра), эта обязанность была, она остается, и, скорее всего, никто из правил не исключит. То есть все равно водитель обязан обеспечивать надлежащее состояние. Если он обязан в любом случае, зачем тогда проверять раз в год или раз в три года?

Марина Калинина: Водитель же не идиот. Он же сам себя везет, и, может быть, свою семью.

Константин Точилин: Судя по тому, как ездят, мы видим, что все-таки потенциальные самоубийцы, конечно, есть. Но их незначительное число. А потом, если разбираться с точки зрения формальной логики, какой смысл проверять качество раз в год, когда автомобилю склонно ломаться, и ломаться внезапно?

Сергей Радько: Любой механизм имеет свойство сломаться.

Константин Точилин: Сегодня проверили – через час, через день, через месяц что-то накрылось, а формально машина будет считаться прошедшей техосмотр.

Сергей Радько: Совершенно верно. То есть по сути техосмотр первые 5 лет для автомобиля… Если первые три года он его не проходит вообще, потом проходит через два года, получается, что за первые 5 лет эксплуатации новая машина проходит осмотр только один раз.

Марина Калинина: То есть ломаться она не должна априори.

Сергей Радько: Ломаться не должна. Но тогда и гарантия на автомобиль должна быть 5 лет, а не 3. А на некоторые автомобили два года. Поэтому здесь получается, что техосмотр является по сути своей фикцией, поскольку он вовсе не гарантирует, что машина не сломается завтра или через месяц.

Марина Калинина: Но тут же провозглашается, что главное, что повысят – это безопасность дорожного движения. Но на деле выясняется, что ничего это не повысит.

Константин Точилин: А есть ли какая-то статистика (может быть, вы располагаете), какое количество аварий происходит из-за технической исправности автомобиля, а что связано с дорогами, может быть, с выпиванием за рулем…

Марина Калинина: Человеческим фактором.

Константин Точилин: С человеческим фактором. С дорожными знаками, которые висят кое-как и кое-где, и так далее. Нет таких данных?

Сергей Радько: Такая статистика есть. Но, например, что касается дорог, действительно, примерно от 25% до 30% дтп происходит по причине плохого состояния дорог. Что касается управление в состоянии опьянения, то примерно (по разным регионам статистика разная) от 5% до 8% происходит с участием водителей в состоянии опьянения. Что касается неисправностей автомобилей, то, к сожалению, статистика, на мой взгляд, крайне противоречива, потому что, как правило, если машина, например, вылетела на встречку, произошло столкновение, пишется, что нарушил водитель требования пункта правил, которые запрещают выезд, и все. Почему он выехал на встречку – это не устанавливается. Зачастую это установить невозможно, потому что после аварии машина, как правило, сильно повреждена. И установить, что выезд был именно из-за неисправности, невозможно. Поэтому та статистика, которая по неисправностям, она вряд ли в полной мере отражает причины.

Константин Точилин: То есть тут лукавство какое-то содержится, да?

Сергей Радько: Оно объективно присутствует. Потому что, как я сказал, очень трудно установить причину именно технической неисправности. Поэтому понять, на каком уровне это находится, просто невозможно.

Константин Точилин: Как вы считаете, может быть, есть смысл разделить как-то автомобили на категории? Например, частная машина – личное дело каждого. Но если это, скажем, автобус, который возит детей в школу…

Марина Калинина: Машина скорой помощи.

Константин Точилин: Наверное, я бы совершенно не возражал, если бы его осматривали, может быть, каждое утро. Или это мы погрязнем тогда в делении на категории?

Сергей Радько: Дело в том, что так оно по сути и есть. Все автохозяйства, которые занимаются перевозкой пассажиров и грузов на профессиональной основе, у них каждое утро перед выездом в рейс автомобиль осматривает механик. По крайней мере, ставит подпись свою в соответствующем документе, что автомашина осмотрена и она не имеет каких-то замечаний и неисправностей. Более того, это, опять же, не снимает с водителя автомобиля обязанности в соответствии с пунктом 2.3 проверить техническую исправность и обеспечить ее в пути.

При наших дорогах и климате нельзя гарантировать, что даже при полной проверке автомобиля через месяц или два он не откажет или не будет какой-то критической неисправности

То есть, в общем-то, если переложить более конкретную ответственность на тех, кто выпускает машину в рейс (пускай это будет делаться ежедневно и перед каждой сменой), это будет более правильно, потому что будет проверяться автомобиль в конкретный момент времени именно сейчас, перед поездкой. А то, что он прошел проверку год назад или полгода назад, понятно, что по нашим дорогам да с нашим климатом нельзя гарантировать, что даже при полной проверке автомобиля через месяц или через два он не откажет или не будет какой-то критической неисправности.

Марина Калинина: А что нужно было бы, с вашей точки зрения, изменить в той системе, которая существует сейчас, пока не вернули эти функции государству, когда автостраховщики занимаются техосмотром, чтобы как-то эту систему улучшить, чтобы не было этих лазеек. Если мы уж говорим, что надо делать техосмотр, так чтобы люди делали его по правилам. И чтобы страховщики сами не юлили.

Сергей Радько: Как мы с вами выяснили, машина может ломаться всегда, поэтому, если говорить уже начистоту, то по идее нужно проходить его каждый день перед каждой поездкой. Понятно, что перед каждой поездкой заезжать на пункт техосмотра в принципе невозможно. Поэтому получается, что если говорить о 100%-ной гарантии исправности автомобиля, его нужно проверять перед каждой поездкой.

Константин Точилин: То есть даже несколько раз в день?

Сергей Радько: Да. Перед каждой поездкой, - так правила гласят.

Константин Точилин: На работу поехал, сначала заехал, проверил, с работы поехал…

Сергей Радько: То есть нужно понимать, что та диагностическая карта, которая дается, она вовсе не гарантирует, что в течение того срока, на который она выдана…

Марина Калинина: Так, может быть, отменить его вообще и все?

Сергей Радько: В некоторых странах его нет. Поэтому я думаю, что, скорее всего, было больше правильно и справедливо просто его отменить вообще. Если есть водители, которые им управляют, если есть автохозяйства, где машины закреплены, они обязаны содержать эти автомобили и их ремонтировать. И если возникает неисправность по причине того, что не была обеспечена техническая исправность, тогда, конечно, должны те, кто их эксплуатирует, нести за ответственность. Они в принципе и так обязаны это обеспечивать.

Константин Точилин: Несколько вопросов. И я тоже хотел спросить. Может быть, вы в курсе, как вообще в других странах какие существуют способы решения этой проблемы. Не мы одни ездим на машинах, мягко говоря.

Сергей Радько: За весь мир не скажу. Но я знаю некоторые страны, где техосмотра нет вообще.

Константин Точилин: Это где?

Сергей Радько: Я, честно говоря, не помню, но, по-моему, это в Европе есть страны, где техосмотра нет. Где-то он проходится на обычной станции, когда вы, допустим, проводите регулярное техобслуживание автомобиля. То есть вы его обслужили раз в 10 или 15 тысяч, и это автоматом означает, что машина исправна, и не нужно никакого отдельного дополнительного документа.

Я думаю, здесь нужно просто подходить к этому вопросу более логически и правильно. Если машина, допустим, гарантийная, то проведение регионального ТО, для того чтобы нам сохранить гарантию, по идее должно гарантировать исправность машины. Поэтому зачем еще раз проходить техосмотр в другой организации?

Марина Калинина: Смотрите. Совершенно справедливое замечание. Можно же с другой стороны на это посмотреть. Не со стороны государства, что нужно бюджет пополнять. Но страховые компании потеряют деньги. И это может привести к тому, что увеличится стоимость какого-нибудь очередного ОСАГО или навязывание дополнительных услуг.

Константин Точилин: Да. Потому что эти 700 рублей у них будут в минусах.

Сергей Радько: Я возражу. Во-первых, денежные средства от техосмотра идут не страховщикам, а тем операторам техосмотра, за которым они наблюдают. А, во-вторых, мы и сейчас наблюдаем постоянные рыдания страховщиков о том, что ОСАГО для них…

Константин Точилин: Страховщиков не жалко абсолютно.

Сергей Радько: И навязанный рынок имеет место быть уже сейчас, при нынешней ситуации.

Марина Калинина: Просто не будет ли нам еще хуже от этого? Не повысятся ли еще какие-то…

Сергей Радько: Если страховщики захотят поднять расценки под каким-то предлогом, они, конечно, его найдут и в очередной раз нам заявят, что для них это невыгодно, для них это убыточно, в последнее время были повышения лимита выплат. Соответственно, это означает, что страховщики опять имеют повод говорить о том, что этот вид страхования для них убыточен и они занимаются только для того, чтобы нам, несчастным, помочь.

Константин Точилин: Давайте посмотрим, что думают наши зрители, которые были опрошены нашими корреспондентами на разных улицах разных городов нашей страны и потом продолжим наш разговор.

- Если госструктура будет, а сейчас по-любому ценник поднимется, появится много людей, которые будут уклоняться от этого, то есть не проходить это. Соответственно, от этого больше дтп будет. То есть меньше не станет. Пускай лучше остается так, как есть. Потому что каждое изменение, что бы ни делали, оно все хуже, хуже, хуже.

- Если госструктуры будут проверять, я думаю, они будут более дотошно к этому относиться, нежели сейчас в автосервисах. По-любому 20% сразу уйдут как хлам.

- Если государство будет, обязательно очередь будет, волокита, много бюрократизма, очень много будет формальностей.

- Если они сейчас кому-то передадут, это начнет все дорожать, во-первых. Это их плюс. Я думаю, можно оставить все, как есть, по-старому. Удобно, в одном месте сразу все получил, чем бегать, делать техосмотр, потом страховку. Сейчас стоит 1000. Если в другую организацию будет передавать, он будет стоить 3000. Это ясно, что народ будет недоволен.

Константин Точилин: Вот такие мнения. А давайте посмотрим на проблему с другой стороны. Потому что каждый из нас, автомобилистов, наверняка видел в своей жизни, и, может быть, неоднократно, а, может быть, ежедневно те машины, которые он бы с удовольствием попросил бы подвергнуть техосмотру. Я имею в виду, например, грузовики, которые дымят, как паровоз братьев Черепановых, которых полно везде.

Я имею в виду, например, машины с наглухо затонированными стеклами, включая лобовое. Я не понимаю, человек видит, что я тут тоже еду или нет.

Марина Калинина: А есть еще шторки на передних стеклах.

Константин Точилин: Я имею в виду мотоциклы и легковые автомобили, которые грохочут так, что я не знаю, как они могли бы вообще в принципе пройти техосмотр просто по количеству децибел, которые они изрыгают, и делается это специальными, сами понимаете, какими устройствами.

Есть машины, которые просто странно, что они едут, потому что они ржавые насквозь, и из них просто сыплются болтики. Это же тоже проблема. И с ней же тоже как-то надо, наверное, бороться.

Сергей Радько: Дело в другом. Дело в том, что все автомобили, о которых вы сказали, они, если будут проходить техосмотр, они будут приезжать на него в совершенно исправном виде, а потом после покидания линии осмотра будут вешать эту тонировку, глушители и так далее. Кроме того, есть такая поговорка - "Спрос рождает предложение". Соответственно, те, кто не будут желать проходить техосмотр, они будут искать пути, для того чтобы его купить, как это было всегда до последних изменений. Это будет стоить чуть дороже, но не более того. Соответственно, всегда будет предложение по покупке этого самого талона, полиса…

Константин Точилин: Сергей, я как раз не про это вас спрашиваю. Понятно, что путем выдач техталонов с этим бороться не выйдет, потому что, естественно, купят или на время снимут этот глушитель или отдерут тонировку. Как сделать так, чтобы не было таких машин?

Сергей Радько: Дело в том, что и сейчас в законе есть наказание, в частности, по статье 12.5 кодекса, за управление автомобилем при наличии неисправностей, при которых его эксплуатация запрещена. Эти неисправности перечислены в основных положениях по допуску транспортных средств к эксплуатации. И если такой сотрудник ГИБДД видит, что у автомобиля есть какая-то неисправность, та же тонировка или слишком громкий звук выхлопа и так далее, он в принципе имеет право наказать. Правда, там наказание смешное – от предупреждения до штрафа в размере 500 рублей.

Но проблема в другом. Сейчас почти нет сотрудников ГИБДД на дорогах. В МВД было сокращение. И в принципе стоять на дорогах почти некому. То есть какое бы не было наказание, какая бы ни была строгость, практически следить за наличием этого наказания некому. Поэтому здесь проблема в другом. И сейчас есть нормы в законе, которые позволяют наказывать такие автомобили. Однако пока реализовать это на практике не получается.

Константин Точилин: Мне кажется, что когда гаишников было значительно больше, они тоже как-то не особо на это обращали внимание.

Сергей Радько: Подозреваю, что вопрос тоже решался на месте. То есть мы, опять же, возвращаемся к тому, что было давным-давно.

Константин Точилин: Нет гаишников – плохо, и есть гашники – тоже не очень хорошо. Что же у нас за страна такая? Что делать?

Марина Калинина: Видеофиксаторы поставить.

Константин Точилин: А что толку?

Марина Калинина: И потом жаловаться, присылать пленки. Наверное, так.

Сергей Радько: Я думаю, что, может быть, стоит рассмотреть вопрос о том, чтобы, допустим, повысить наказание за управление машиной при тех неисправностях, при которых этого делать нельзя.

Марина Калинина: То есть мотивировать сотрудников ГИБДД тоже, чтобы они…

Сергей Радько: Да. Поскольку наказание, допустим, за управление автомобилями с неисправной тормозной системой штраф 500 рублей, а проезд на красный свет – 1000 рублей, а стоянка в неположенном месте – 3000 рублей. То есть, мне кажется, что, наверное, немножко нелогично.

Марина Калинина: Смещены какие-то акценты.

Сергей Радько: Да. Потому что тяжесть нарушения совершенно несоизмерима. Стоянка в неположенном месте  и езда с неисправными тормозами – это вещи абсолютно разные. Поэтому стоит сначала пересмотреть закон, посмотреть, как он будет работать на практике, уже потом думать, как конкретно что-то еще менять в этой сфере.

Константин Точилин: А помните, одно время была практика, когда стояли на улицах те же самые гаишники и, например, проверяли выхлоп CO, CH…

Сергей Радько: Были, и сейчас есть, которые измеряют выхлоп. Но их, правда, очень мало, потому что мало техники для этого, мало сотрудников. И тонировку иногда проверяют, и даже взвешивают грузовики, которые часто катают с перегрузом. Такое есть, но крайне мало.

Марина Калинина: Одно время они прямо охотились за тонированными стеклами. А сейчас как-то изменилось наказание?

Сергей Радько: Сейчас наказание не изменилось. Более того, снятие номеров – такая мера вообще отменена. Поэтому пока остается штраф 500 рублей, но постоянно говорят о том, что скорее всего этот штраф будет поднят то ли до 1000, то ли до 5000 рублей. Я думаю, что в принципе это вполне возможно.

Константин Точилин: Хотя я правда вспоминаю, когда мерили этот CH достаточно интенсивно, у меня стояла на машине газобаллонная аппаратура. И как-то меня остановили и радостно засунули в выхлопную трубу этот щуп, датчик. Мне не менее радостно сообщили, что у меня превышает со страшной силой все. Я открыл багажник, показал им баллон. Говорю – физически не может. Он говорит: "Такой умный? И ручник работает".

Сергей Радько: Очевидно, что аппаратура могла быть неисправна либо подкручена. То есть тут очередное основание для коррупции. Поэтому нужно понимать, что если мы сделаем ужесточение, то это, возможно, качнет коррупцию в новую сторону.

Константин Точилин: Вообще ощущение тупика какого-то. Потому что техосмотр не нужен, работать не будет. Гаишников нет – плохо. Гаишники есть – плохо. И вообще какой-то замкнутый круг. У нас что со страной такое происходит? Как же другие люди живут?

Автомобильный бум, который у нас есть в стране последние 20 лет, многие страны пережили еще полвека назад 

Сергей Радько: Вопрос, наверное, глобальный. Для того чтобы решить вопрос с техосмотром, может быть, наверное, нужно все-таки изучить международный опыт. Потому что автомобильный бум, который у нас есть в стране последние 20 лет, многие страны пережили еще 50-60 лет назад. И они как-то эту проблему решили – и с техосмотром, и с дорогами, и с разметкой, и с качеством автомобилей. Поэтому, может быть нужно изучить иностранный опыт и не слепо копировать, как иногда это бывает.

Марина Калинина: А кто эти люди? Кто должен изучить наконец этот иностранный опыт и сделать, чтоб у нас тоже было как-то по-человечески?

Сергей Радько: Я думаю, что, может быть, нужно образовать некую комиссию и некое движение, которая будет учитывать, включать в себя все стороны этого диалога. То есть будь то Совет Федерации, будь то сотрудники ГИБДД, представители автостраховщиков, представители тех, кто занимается техосмотром. Возможно, представители автопроизводителей, чтобы они нам объяснили, как автомобиль можно считать надежным, на какой ресурс он рассчитан и так далее. Только после этого можно понять, как определить, исправен автомобиль или нет, и вообще что нужно делать в этой сфере. Может быть, действительно не стоит вообще никакого техосмотра делать. Если все мы выезжаем утром из дома, мы хотим вернуться домой, наверное, мы на неисправном автомобиле не поедем. Тем более, что большинство современных автомобилей проходят его регулярно, они оборудованы всеми системами безопасности, они нам часто выдают сообщение о той или иной неисправности. Поэтому в принципе чем моложе автопарк страны, тем, наверное, это будет лучше.

Константин Точилин: Вы знаете, конечно, хорошо бы собрать их всех в одном помещении и не выпускать до тех пор, пока не договорятся. Но буквально в начале лета и весной был тоже всплеск такой активности, когда пытались ловить тюнингованные внедорожники.

Сергей Радько: Это началось с Приморья.

Константин Точилин: Да, началось с Приморья. Продолжилось еще на черноморском побережье. И много кто переживал на эту тему. И я в том числе. И тогда же пытались создать согласительную комиссию, там были представители МВД, там были представители автомобилистов, были кто-то еще. И не договорились.

Сергей Радько: Проблема в том, что есть в основных положениях по допуску пункт, по-моему, 7.18, который гласит, что запрещается эксплуатация транспортного средства, в конструкцию которого внесены изменения. Какие изменения внесены, там не говорится. Но подавляющее большинство автомашин, особенно тех, которые ездят за Уралом, на Дальнем Востоке, в Приморье – они все из другой страны, они все из Японии с правым рулем, они все очень сильно порой изменены. Просто там иначе невозможно ездить. Поэтому здесь ГИБДД, когда у них возникает какое-то желание кампанейщины или, грубо говоря, срубить палки на том или ином нарушении, они начинают отлавливать те машины, которые формально чего-то нарушают. Но тот факт, что на ином автомобиле в Приморье не проехать, почему-то не учитывается.

Константин Точилин: Да не только в Приморье, скажем прямо.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Свердловской области. Дозвонился нам Валерий. Здравствуйте, вы в прямом эфире.

Зритель: Здравствуйте. Тут все очень просто. Я часто смотрю (телевизор мы все смотрим) и думаю: то ли вы там в Москве все дураки, а я такой умный, то ли, может быть, я дурак, а вы все умные. Я не пойму, какой техосмотр, о чем вы говорите. Ребята, я ездил на Волге. У меня под ногами лежал кирпич. Она была без тормозов. У меня денег не было на тормоза. Я просто когда останавливался на перекрестке, я выскакивал быстро и под переднее колесо пихал этот кирпич.

Марина Калинина: Зачем же вы так рисковали своей жизнью?

Зритель: Это совершенно другой вопрос. Так получалось. Я и своей, и чужими жизнями рисковал. Но вопрос в том, что не существует никакого техосмотра. Деньги даешь, и тебе привозят техталон домой. Все. Неважно, в какие руки попадут эти деньги. В карманы людей, которые работают на государство или в карманы людей, которые работают на какие-то частные фирмы. Не имеет никакого значения. Техосмотр – это фикция. Любое, самое чудовищно не работающее техническое средство получает техосмотр тупо, спокойненько, легко за денежки. Все. Вся дрянь, которая не может ездить, она ездит, если дал деньги. Вот и все. О чем вы говорите? Это то, что давно уже надо отменить.

Константин Точилин: Мы практически про это и говорим, что действительно обойти… Вы наглядный пример, когда машина без тормозов совершенно спокойно катается. Другой вопрос, конечно, мы подозревали, что водители будут все-таки как-то думать о себе и об окружающих.

Марина Калинина: В общем, да. Ездить без тормозов как-то совсем не хорошо, мягко говоря.

Сергей Радько: Просто подобного рода предложения, о которых мы говорим, возникает такая мысль, что, скорее всего, те структуры, которые ранее от этого кормились (будем прямо говорить) и те, которые продавали техосмотр без осмотра автомобилей и так далее, они поняли за прошедшие 4-5 лет, какие деньги мимо уплывают, и теперь, скорее всего, просто это о том, чтобы это все обратно вернуть. То есть это первое, что возникает при обсуждении этой темы.

Константин Точилин: Собственно говоря, предлагают вернуть куда это все? Опять в ГАИ?

Сергей Радько: Пока неизвестно. То есть нужно конкретно рассматривать предложения. ГИБДД не может заниматься проверкой. Оно раньше не занималось. На тех постах, которые проверяли, сидел инспектор. Но он проверял только допуск водителя к управлению, то есть наличие у него удостоверения, наличие медсправки, проверял автомобиль на розыск. Проверкой именно технического состояния занимались специалисты технические, то есть некая организация, которая заключала с ГИБДД договор и проверяла на этой лини исправность автомобиля.

Марина Калинина: Речь идет пока по крайней мере о такой организации, которая называется "Росаккредитация".

Сергей Радько: Я думаю, что, может быть, "Росаккредитация" – это организация, которая будет выдавать аккредитацию. То есть сейчас аттестат об аккредитации оператору дают страховщики. Возможно, будет выдавать "Росаккредитация" аттестат. То есть будут заниматься техосмотром те же организации, что и делают сейчас. Просто документ, разрешающий заниматься этой деятельностью, будет выдаваться не РСА, а другой организацией. То есть по сути деньги за выдачу документов пойдут не в РСА, а этой организации. Может быть, поэтому такая инициатива и родилась.

Константин Точилин: В общем, приходим к выводу, что это вопрос перераспределения неких денег из одних карманов в другие. К безопасности нашей на дорогах это все, к сожалению, не имеет никакого отношения. Так?

Сергей Радько: Да, очень похоже на это.

Константин Точилин: Тем не менее, мы в начале этого разговора спросили ваше мнение. Стоит ли возвращать государству этот техосмотр или стоит оставить его у страховщиков. И вот, какие получили ответы. За то, чтобы отдать государству – 24%. Против – 76%. Хотя, наверное, если бы мы задали вопрос "Стоит ли вообще оставить техосмотр?", то я боюсь, что где-то 99,9% наших зрителей высказались бы против. Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо. Сергей Радько был у нас в гостях, адвокат, эксперт партии "Автомобильная Россия". 

2 комментария

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Павел Бранд невролог, медицинский директор сети клиник "Семейная"
  • ГОСТИ

  • Светлана Брюховецкая проректор по маркетингу и работе с абитуриентами Финансового университета Правительства РФ, ответственный секретарь приемной кампании
  • ГОСТИ

  • Дмитрий Андреянов журналист (Ростовская обл.)
  • Евгений Опарин корреспондент (г. Владивосток)
  • Владимир Рудометкин генеральный директор ОАО "Гипроречтранс", председатель Отделения "Транспортное строительство" Российской академии транспорта
  • Жанна Мейлер корреспондент (г. Калининград)
  • ГОСТИ

  • Михаил Крейндлин руководитель программы по особо охраняемым природным территориям "Гринпис России"
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • ГОСТИ

  • Владимир Кашин председатель Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, академик РАН
  • Ольга Башмачникова вице-президент Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России
  • Алексей Кордумов терапевт, врач общей практики (Архангельская обл.)
  • Ольга Чаплина руководитель инициативной группы (д. Кашмаши, Чувашия)
  • ГОСТИ

  • Евгений Ямбург заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, академик Российской Академии образования, директор московского Центра образования №109
  • ГОСТИ

  • Валентина Сляднева оператор машинного доения
  • ГОСТИ

  • Евгений Ким ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН
  • ГОСТИ

  • Давид Мелик-Гусейнов директор НИИ Организации здравоохранения и медицинского менеджмента Москвы
  • Виктор Рожков координатор проекта ОНФ "Народная оценка качества"
  • ГОСТИ

  • Сергей Хестанов советник по макроэкономике генерального директора компании "Открытие Брокер"
  • Иван Родионов профессор Департамента финансов ВШЭ
  • ГОСТИ

  • Александр Верховский директор информационно-аналитического центра "СОВА"
  • ГОСТИ

  • Михаил Миндлин искусствовед, директор Центрального музея древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева
  • ГОСТИ

  • Кирилл Парфенов кандидат политических наук, доцент кафедры государственного и муниципального управления РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • Илья Гращенков директор Центра развития региональной политики
  • ГОСТИ

  • Павел Грудинин директор "Совхоза имени Ленина", заслуженный работник сельского хозяйства России
  • Показать еще
    Показать еще

    ГОСТИ

  • Светлана Брюховецкая проректор по маркетингу и работе с абитуриентами Финансового университета Правительства РФ, ответственный секретарь приемной кампании
  • Основная угроза для Байкала — миллионы тонн шлам-лигнина, скопившиеся на берегу за десятилетия работы БЦБК

    Михаил Крейндлин руководитель программы по особо охраняемым природным территориям "Гринпис России"
    На Украине снесли все памятники Ленину Всего в стране демонтировали 1320 памятников советскому вождю
    2 часа назад

    ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • 3 часа назад
    ФИФА назвала 12 претендентов на звание лучшего тренера года в мире Результаты будут объявлены в середине сентября
    3 часа назад
    Суд отклонил требование истца к МТС на сумму 30 млрд рублей Истец требовал компенсировать ему моральный вред
    4 часа назад
    "Ростех" потратит 800 миллионов рублей на усиление кибербезопасности К 2018 году к охранной системе планируют подключить около 100 предприятий
    5 часов назад
    Вся власть Советам! В октябре 1917 года власть действительно досталась Советам. Но не большевикам. А кому?..
    5 часов назад
    Владимир Чижов: ЕС помог России вывести энергопроекты из-под санкций США Новые ограничительные меры вступили в силу в августе 2017 года
    6 часов назад
    СМИ: Юлия Меньшова может заменить Андрея Малахова в программе "Сегодня вечером" Кандидатуры в настоящий момент обсуждает руководство
    6 часов назад
    7 часов назад
    В Москве уровень сероводорода в воздухе превысил норму в пять раз Аномалию зафиксировали на востоке столицы
    7 часов назад
    Ученые: употребление алкоголя зависит от получаемого образования Исследование проводилось среди подростков, планирующих свое дальнейшее обучение
    8 часов назад
    У банка "Русский инвестиционный альянс" отозвали лицензию Он занимал 334 место в банковской системе России
    9 часов назад
    Умер один из основателей российского интернета Андрей Чернов был автором кодировки KOI8-R
    10 часов назад
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments