Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Юрий Савелов: Надо, чтобы не бизнес шел к государству за поддержкой, а государство само предлагало помощь бизнесу

Гости

Юрий Савеловчлен президиума "Опоры России"

Константин Чуриков: Общаться сейчас нужно не между собой, конечно же, а с нашим гостем. Темы дня, темы недели с точки зрения бизнеса представит, собственно, человек, который занимается бизнесом – у нас в студии Юрий Савелов, член президиума объединения предпринимателей "Опора России". Здравствуйте, Юрий Михайлович.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Юрий Савелов: Добрый вечер. Тем было много, интересных тем. Я выбрал несколько.

Константин Чуриков: Так.

Юрий Савелов: Допустим, одна из тем: данные нового опроса ВЦИОМа, согласно которому число россиян, делающих сбережения в рублях, возросло. Что хочется сказать по поводу этого заявления? Дело в том, что чтобы хранить в валюте, к сожалению, нужно ее иметь, понимаете? У кого есть деньги – даже относительные деньги – те, конечно, пытаются свои доходы распределить в рублях, долларах и евро. Таких людей в стране, опять же, к сожалению, остается очень мало. Поэтому основная масса людей хранит свои сбережения в долларах и в банках. Что на это повлияло? На это повлияли огромные проценты за последние год-полтора, которые давали все банки по депозитам. Я вспоминаю такой момент: полтора года назад позвонили мне, а у меня как раз заканчивался депозитный счет в "Сбербанке". И мне говорят: "Юрий Михайлович, значит, вы должны через неделю приехать, мы вам предлагаем процентную ставку (грубо говоря, не помню) не 9-10%, а сразу 17%".

Константин Чуриков: Ничего себе.

Юрий Савелов: Серьезно, да. И у кого депозиты были… Это было полтора года назад, и я думаю, что телезрители это прекрасно помнят.

Константин Чуриков: Это когда ЦБ еще задрал ставку, понятно.

Юрий Савелов: Совершенно верно. Это чтобы не выводили вклады из банков, когда был скачок ЦБ, конечно. Видите, какая короткая память у нас с вами. А с другой стороны, я прекрасно все это помню. И люди понесли деньги, и банки стали защищать свои депозиты, защищать своих вкладчиков, поднимая процент – кто на три месяца, кто на шесть. Знаете, это было золотое время: если у вас в это время на счету были 100 или 500 тысяч рублей, миллион, вам сразу давали 15-17% годовых, вы переводили деньги на карточку и у вас дополнительно к вашей зарплате ежемесячно что-то капало. Хорошее было время. А потом что произошло? Ставки стали снижаться: во-первых, кризис, денег у людей перестало хватать, ни о какой валюте особо речи нет. Ставки стали снижаться не совсем быстро, но прилично.

Знаете, у меня депозит есть в "Сбербанке", я хотел рассказать о нем. Но предварительно я хочу сказать, что Греф буквально недавно президенту докладывал, что у "Сбербанка" есть огромная прибыль за последний квартал или полугодие, таких прибылей не было. Очень интересно, это много показывали и освещали СМИ. И я понял, как и почему это произошло. Я расскажу вам анекдот, а потом продолжу со "Сбербанком".

Константин Чуриков: Так.

Юрий Савелов: Старый советский анекдот. Сын прибегает к папе и кричит: "Папа, папа, в стране водка подорожала! Ты теперь будешь меньше пить?" – "Нет, сынок, к сожалению, это ты теперь будешь меньше кушать". И три месяца назад, придя в "Сбербанк" (у меня там лежит депозит, мне позвонили), я стал его переоформлять, и вместо 9% мне дают 5%. И мне сразу вспомнился этот анекдот. Да, Юрий Михайлович, теперь вы будете меньше кушать в этом году. Что произошло? По большому счету все, кто держали депозиты в банках, имели определенный доход. Мы за полтора года к этому как-то привыкли. Люди на это рассчитывали, поэтому у них лежали на депозитах рубли. Потому что постоянно к зарплате… Неважно, у вас 50 тысяч зарплата и каждый месяц по 5 тысяч на карточку капает, вы на них уже рассчитываете, вы это прекрасно понимаете. Поэтому вы не трогаете эти деньги, они в обороте банка, в обороте страны. А когда снизили, тогда, конечно, произошла вот эта вот ситуация.

Константин Чуриков: Юрий Михайлович, может быть, проблема в том, что у нас в реальности сейчас все-таки двузначная инфляция? Не однозначная, как считают в ЦБ – около 4% в годовом выражении – а в реальности? Если взять именно в продуктах?

Юрий Савелов: Я сейчас отвечу на этот вопрос, я просто хочу закончить. Закончить в каком плане? Никакой вины Грефа нет, он профессионал, хороший, роскошный профессиональный экономист. Его государство поставило зарабатывать деньги, вот он их и зарабатывает и отчитывается президенту. Но у всех у нас с вами отняли по чуть-чуть, мы все недополучили, кто имел депозиты, и сейчас придется жить по-другому.

А теперь отвечаю на ваш вопрос. В том, что инфляция… Что такое вообще инфляция? В простом понимании – телезрителей, нашем с вами?

Оксана Галькевич: Цены растут.

Юрий Савелов: Конечно. Вы пришли в магазин: буханка хлеба стоила 20 рублей, а незаметно стоит 22 рубля 30 копеек. Потом опять незаметно… Снижается она? Нет. У вас есть в кармане 10 тысяч рублей – что вы на них купите? Во всем эта инфляция, не больше и не меньше. Бензин вы… Доезжали до Сочи, допустим, за 3 тысячи рублей бак заправляли, а сейчас 4.5 тысячи.

Константин Чуриков: С бензином – это прямо в темечко.

Юрий Савелов: Нет, я вообще, к примеру говорю. Вот это и есть инфляция, понимаете? Ваша зарплата позволяет вам жить и компенсировать эту инфляцию или нет. И вот чем меньше вы можете купить на свою зарплату, тем, значит, инфляция больше. Поэтому кто бы нам какие цифры ни называл… Раз уж мы коснулись темы зарплат – ведь сейчас озвучены были цифры по зарплате, что прожиточный минимум, минимальная корзина почти 20 тысяч рублей, а зарплата средняя по стране почти 40 – 39 с чем-то. Знаете об этих цифрах, это не новость для вас?

Оксана Галькевич: Да.

Юрий Савелов: Много это, мало – средняя зарплата в 40 тысяч рублей? На семью из трех-четырех человек, двое работающих.

Оксана Галькевич: Если бы это были "живые" хотя бы деньги, а ведь это же средняя температура по больнице, плюс, насколько я понимаю, оттуда еще вычитаются налоги.

Юрий Савелов: Да, у нас 20 миллионов, которые живут за чертой как раз 20 тысяч… Но я сейчас немножко к другому. Это много или мало? У меня товарищ в конце мая и начале июня полетел семьей из трех человек (муж, жена и ребенок) в Турцию отдыхать. Мы разговорились: "Ну как, дорого? Что, как?" Он говорит: "Нет". В среднем получилось на взрослого человека порядка 43 тысяч рублей – это самолет, пятизвездочный отель (all-inclusive плюс спиртное) и море, солнце, условия. О чем это говорит? Если средняя зарплата 40 тысяч, значит, наш средний человек может вылететь за год... Я только срок не помню – или 10, или 12 дней. Может, значит, вылететь за границу и хорошо отдохнуть, пока Турция нам предлагает такие условия. Потому что на наших курортах, к сожалению, мне кажется, 10 дней… Даже мне сложно…

Константин Чуриков: Тут надо быть побогаче все-таки.

Юрий Савелов: Да, прожить нельзя. Как это расценивать? Что это? Рассматривать подорожание бензина – мы к инфляции возвращаемся – или продуктов? Допустим, сейчас сезонность, говорят, что урожая нет; супруга за два часа до эфира пришла из магазина – говорит, что картошка подешевела, это, это. Я говорю: сейчас сезонная распродажа, все подешевеет, никуда ничего не ушло, будем о ценах думать, когда наступит глубокая осень, ноябрь – тогда цены покажут.

Константин Чуриков: Я просто понимаете к чему? Нам же все время плохо: зима – плохо, лето – плохо.

Юрий Савелов: Да.

Константин Чуриков: Точно так же с этой ключевой ставкой Центробанка. Когда он ее задрал, плохо, но при этом депозиты стали выгоднее, и, скажем так, реальность ощущалась…

Юрий Савелов: Но проценты к бизнесу-то не уменьшились, кредиты. На чем зарабатывают банки? На том, что берут депозиты и нам платят, кто кладет свои деньги, вклады. А выдают кредиты бизнесу. Бизнесу сейчас выдают 12-14%, пытаются снизить где-то, а депозит-то – разница получилась (выдают-то под 5%). Они должны тогда кредиты бизнесу давать под 7-8%. Вот тогда…

Константин Чуриков: Они как-то не торопятся. Ипотека дешевеет…

Юрий Савелов: Вот видите. Поэтому и прибыль в "Сбербанке" растет. Просто бизнес не получает кредиты, плюс по отношению к депозитам они дорогие, а депозиты маленькие. Поэтому огромные прибыли у "Сбербанка", никуда от этого не деться, и закон никто не нарушает, Греф делает правильно, зарабатывая деньги для государства.

Оксана Галькевич: Юрий Михайлович, но ведь когда ВЦИОМ проводил опрос, он не отдельно спрашивал, в чем вы сохраняете ваши деньги, а речь шла вообще о сбережениях, насколько я помню. То есть доля россиян, которые делают какие-то заначки на черный день – она, как вы считаете…

Юрий Савелов: Она увеличилась. Доля увеличилась. А по-другому нельзя. Вот эти вот катаклизмы за последние 15, я бы даже сказал 25 лет, начиная с середины 1990-х гг. (люди у нас все-таки не дураки), начинали людей приучать, что если что-то случается, нельзя, как было раньше, постучать к соседу и сказать: "Дай 5 рублей до получки дожить" – могут ведь не дать, могут ведь не найти. И поэтому люди психологически начинали откладывать. И потом прекрасно понимали, что даже если откладывать, грубо говоря, по 5 тысяч в месяц (или по 10, у кого какие возможности), то за два года может накопиться приличная сумма, которая может понадобиться для улучшения условий жизни семьи. А так бы ее не было, ее можно было бы растратить и все. И таких людей – как и во всем мире – становится много. Меня это радует. Люди ни на кого не рассчитывают. С другой стороны, конечно, мы теряем свой менталитет, потому что раньше легко давали взаймы. А сейчас даже телезрителям хочу сказать: если вы даете взаймы…

Константин Чуриков: …забудьте об этих деньгах.

Юрий Савелов: Сразу, да. А потом не говорите, что виноват мой зять, шурин или кто-то: я ему дал взаймы, выручил, а он мне деньги не отдает. Вы должны четко понимать, что ситуация может… Родной сестре, родному брату дайте, он будет звонить, скажите: "Извини, сегодня нет, потерпи, брат, ты же не умираешь с голоду, я тебе дам завтра". Это "завтра" может длиться 5 лет, потом до конфликтной ситуации…

Оксана Галькевич: А у тебя за эти 5 лет столько обстоятельств может случиться…Тебе тоже надо бы помочь.

Юрий Савелов: Совершенно верно.

Константин Чуриков: Вопрос в тему из Вологодской области: "А может тогда народу деньги хранить в иностранных банках"? Возможно же открыть счет?

Оксана Галькевич: Ну…

Юрий Савелов: Нет, ну зачем?

Константин Чуриков: Человек спрашивает из Вологодской области.

Юрий Савелов: Во-первых, там нужны другие деньги. В иностранных банках вы не можете положить, допустим, меньше… Сейчас не помню цифру… Меньше 300 или 500 тысяч долларов, потому что вам не будут начисляться проценты. Чтобы обслуживать этот счет – нуль, чтобы ваши деньги просто лежали – вам нужна сумма… Понимаете, да?

Оксана Галькевич: Там отрицательная ставка потому что.

Константин Чуриков: С нашей российской пенсией на пороге швейцарского банка делать нечего.

Юрий Савелов: О чем мы говорим, да. Нет, конечно, никаких иностранных банков. Те суммы, которые хранят наши граждане, в которых идет накопление… Большой плюс, что перестали хранить под подушками, под матрасами и в банках. Это большой плюс. С другой стороны, Центральный банк лишает лицензии многие банки, и люди тоже начинают… Многие недополучают… Компенсация – это 1 миллион 700 или 400 тысяч…

Оксана Галькевич: 1 миллион 400 тысяч.

Юрий Савелов: Да. Компенсация. И что человек должен, если у него есть какая приличная сумма, он должен бегать и раскладывать это по банкам, чтобы получать гарантированно не 5%, как в "Сбербанке", а 10%, как в другом каком-то коммерческом банке. Это тоже создает определенные проблемы. То, что люди начали хранить и то, что люди начали создавать себе какую-то…

Оксана Галькевич: Подушку безопасности.

Юрий Савелов: Да. Это радует. Это значит, что люди надеются на себя и прекрасно понимают, что эта подушка может сработать в любом направлении: когда вам плохо и когда вам очень хорошо. Вы можете ее взять и лишний раз отдохнуть, порадовать себя и свою семью.

Оксана Галькевич: Юрий Михайлович, вот вы начали с валютных депозитов, с того, что привычка у нас такая в определенный исторический момент появилась. Но у нас тут все чаще звучат заявления с высоких трибун, что нам нужно экономику избавлять от этой долларовой зависимости – дедолларизация экономики.

Юрий Савелов: Как же ее избавлять? Я просто… Ситуация очень сложная – избавлять ее. Дело в том, что мы все равно зависим от доллара. Там идет разговор о том – Орешкин, по-моему, об этом говорил – что выдавать кредиты предпринимателям в иностранной валюте… Они пытаются это сократить. Но, извините меня, предприниматели не собираются брать кредиты в такой ситуации в иностранной валюте. Вы берете 50 тысяч долларов на развитие предприятия по 56. Проходит ровно три месяца, вам надо отдавать по 62. Где вы заработаете эту разницу? Ее надо заработать.

Константин Чуриков: Еще валютные ипотечники.

Юрий Савелов: Совершенно верно. Плюс на валюту и на рублевый кредит разница не очень большая. Валюту вам могут дать сейчас под 9-10%, а рублевый кредит… Его не так дают, как надо, к сожалению. Кредитов, к сожалению, дают мало малому и среднему бизнесу – под 12%. Разница всего в 2%, а риски огромнейшие.

Константин Чуриков: Юрий Михайлович, чтобы зрители нас правильно поняли. Когда вы сказали про среднюю зарплату в 40 тысяч, я думаю, что это вы по Росстату говорили, да, по нашему официальному ведомству, потому что…

Юрий Савелов: Да, по официальному, да.

Константин Чуриков: …мы проводили другие замеры и люди нам пишут: "Какие 40, у меня 8" и так далее. Очень многие регионы.

Юрий Савелов: Совершенно верно. Понимаете, я не верю этим заявлениям, потому что у них разные методики, они по-разному считают. Может, они взяли Москву, посчитали, а здесь не 40 тысяч…

Константин Чуриков: Зарплата директора и зарплата уборщицы – сложенные вместе…

Юрий Савелов: Но уборщиц, к сожалению, у нас больше, чем директоров.

Константин Чуриков: Вот в том-то и дело.

Юрий Савелов: Поэтому, может быть, 40 тысяч… Да, у людей, к сожалению… На 8 тысяч попробуйте прожить. Знаете, я знаю: допустим, в Нижегородской области супруг не пускает жену на работу – говорит, что за такие деньги он ее просто не пускает.

Оксана Галькевич: Здоровье угробишь быстрее – я надеюсь, из этих соображений?

Юрий Савелов: Там даже не здоровье, может быть, не очень такая пыльная работа, но говорит, что ему стыдно, что он сам заработает, а жена пусть дома сидит. У них есть приусадебное хозяйство, огород – пожалуйста, но на работу жену не пускают. Я это услышал буквально неделю назад.

Оксана Галькевич: Домострой какой-то там в Нижегородской области.

Юрий Савелов: Я не то что удивился, думаю: прекрасный мужчина, прекрасный супруг – ему стыдно, что его супруга пойдет работать за такую зарплата. Правильно. С другой стороны, мы же не можем… Есть же социальные профессии, есть же, допустим, те профессии, которые даже предприниматели не могут дорого оплачивать по ряду причин. Ситуация очень сложная. Покупная способность населения упала, от этого страдает бизнес. Если бизнес, допустим, может производить 100 единиц, то сейчас ему приходится производить 40, а у него все мощности на 100 – не может продать свой товар, хотя бы 40 купили. Поэтому идет сжатие, сокращение бизнеса. Бизнес не умирает, он кормит себя даже где-то с оптимизмом. Условия немножко другие.

Оксана Галькевич: А здесь возможно какое-то замещение? Допустим, вы сейчас не делаете 100, вы делаете 40, но, что называется, лучше – может быть, качество выше, идет усовершенствование технологий каких-то?

Юрий Савелов: Чтобы усовершенствовать, что-то сделать, нужен капитал, нужны средства, нужны вливания в бизнес…

Оксана Галькевич: А вот те 60, которые вы не делаете.

Юрий Савелов: Нет, я имею в виду, что никто денег, кредитов на модернизацию не дает, понимаете? Бизнес в нашей стране, как в Китае: не он должен идти к государству, а государство должно идти к нему. Как бы вам сказать… В районе находятся какие-то бизнесмены: кто-то там лес перерабатывает, кто-то кроликов выращивает. Вот выращивает кроликов в каком-нибудь, я не знаю, Шатурском районе. Раздается к нему звонок из администрации: "Иванов Иван Иванович? Ждите, через полчаса приедет машина и привезет вам тонну комбикорма для вашего хозяйства". Сказка? Конечно, сказка. Но примерно так должно это выглядеть, понимаете? Не то, что мы создаем фонды, кого-то поддерживаем, производство и это…

Оксана Галькевич: Юрий Михайлович, а если серьезно?

Юрий Савелов: Серьезно я вам говорю.

Оксана Галькевич: Мы транслируем какие-то патерналистские настроения, только уже в бизнесе, от сообщества в бизнесе. Но простите, какая машина комбикорма? Она ведь тоже чего-то стоит, соответственно, кто ее привезет?

Юрий Савелов: Нет-нет, смотрите какая ситуация. Ведь создается очень много фондов сейчас. Мы говорим о большой поддержке. Выделены огромные миллиарды, понимаете?

Константин Чуриков: Часто сами предприниматели не понимают, кому они выделяются.

Юрий Савелов: Да, зачем, кому, о чем я и говорю. У нас фонд был создан и растрачен… Извините, не так я выразился. Было выдано 25 миллиардов. И когда посмотрели – ну какой это малый бизнес? Да, это нужные предприятия, я помню, такой еще буклет был большой. Кому-то дали 600 миллионов, кому-то 800. Да, предприятия стоят, но всего-то получили-то их 18 компаний, а у нас их зарегистрировано 5 с лишним миллионов. А я вам как раз говорю о том, чтобы поддержать малый бизнес. Если человек в районе… Думаете, много в районе, кто занимается кроликами, разводит поросят? Вот о чем разговор. Ведь районы-то у нас, поймите, где зарплаты по 8 тысяч, а у кого-то есть желание заниматься сельским хозяйством, нести долю… Не надо в "Ашан" это поставлять – в районе можно реализовать по недорогим ценам. Пусть государство поддержит. А вы говорите, что я гипотетически. Нет. Потому что есть такие отрасли, в которых без государства очень тяжело. А когда дойдет до определенной стадии, когда будет много кроликов или еще чего-то, тогда уже давайте какую-то конкуренцию создавать.

Константин Чуриков: Юрий Михайлович, какие еще новости, какие темы в вашем списке?

Юрий Савелов: Но вот мы улучшения настроения в малом бизнесе затронули. Вы знаете, я уже немножко об этом сказал – это исследование "Альфа-Банка", по-моему, было. Не то чтобы улучшение, а стабильность какая-то. Вот за весь этот период – девяностые, нулевые, потом кризис 2008-2009-х гг., потом 2014 год (когда доллар так сильно укрепился к рублю), потом санкции… Вот эта вся катавасия, конечно, дестабилизировала весь бизнес. В девяностые мы привыкли работать по-своему, налогов мы не платили; колеса у соседа украл, продал – называется бизнес. В нулевые стали наводить какой-то порядок, нефть – 150 долларов, у всех очень много денег, из-за границы не выезжаем, чем больше людей в офисе работает, значит, компания круче и так далее. Первый кризис 2008 года – мы немножко присели, стали понимать, что в стране происходит. И вот в 2014 году тоже сильно присели бизнесмены, никуда не делись, они стали жить в немножко других условиях, понимаете? Потом санкции: где-то это хорошо, где-то плохо. Повторюсь, что работало 100 станков, теперь работает 40. Платим все налоги, немножко сократили людей, но уже чувствуется какая-то небольшая стабильность. Вот знаете, не хватает для развития какого-то определенного импульса в виде кредитов дешевых, в виде действительно прямой заинтересованности государства. В районе у меня стоит фабрика, я там глава района, у меня есть какой-то определенный фонд из области. Пусть он небольшой, но я должен прийти и предложить. Не позвонит этот предприниматель мне ("помогите"), а я к нему должен прийти и сказать: "Чем тебе помочь, чтобы твоя продукция…" Сказки рассказываю? Но так должны быть.

Константин Чуриков: На это должны быть господа чиновники серьезно мотивированы, и, наверное, конкретные цели должны быть поставлены.

Юрий Михайлович, вы говорите о стабильности. А с какой точки зрения? – стало стабильно плохо? Стабильно никак?

Юрий Савелов: Вы знаете, я отвечу на этот вопрос так. Когда больной, про него говорят: "Он тяжелый, состояние тяжелое, но стабильное". Так же и у нас сейчас: состояние тяжелое, но стабильное.

Оксана Галькевич: Все-таки тяжелое?

Юрий Савелов: Тяжелое. Состояние очень тяжелое, потому что многие предприниматели до сих пор не могут как бы отойти… Действительно, они сначала работали в одних условиях год-два, привыкли; вы приехали, вам нужен песок на дорогу, я вам дал 10 тысяч, все идет, крутится. Сейчас нельзя этого сделать. Потом нас сводят в другие рамки. Мы там начинаем понимать… А "там" куда делось, когда мы вот так вот работали? Нам надо перестроиться. Мы понимаем, что перестраиваться… Мы не рушимся, но и не развиваемся. Мы не рушимся.

Оксана Галькевич: Мы тратим энергию на вот эти вот операции.

Юрий Савелов: Да-да. Но мы сейчас не рушимся. Да, мы людей сокращаем, мы сокращаемся сами, но мы не рушимся. Такого, чтобы человек взял, закрыл бизнес и сказал: "Все". Нет, есть такие, я уже говорил, точки торговые, когда их давят большие магазины, большие супермаркеты, но это немножко другое. Поэтому здесь в этой ситуации человек, как говорится, находится в состоянии, но он живой и у него есть большие перспективы.

Константин Чуриков: Юрий Михайлович, а как бы вы обрисовали типичного человека в малом бизнесе? Он сегодня занят только вот этим маленьким, я не знаю, кафе, ресторанчиком, или он на двух-трех работах крутится-вертится, где-то числится?

Юрий Савелов: Делает. Числится – это он работает у кого-то, это уже не бизнесмен. Бизнесмен – это тот, кто отвечает за свой бизнес, понимаете: он сам его воспел, сам его развил. Пусть это будет шиномонтаж, пусть это будет небольшая гостиница придорожная.

Константин Чуриков: Это вы говорите о руководителях, понятно.

Юрий Савелов: О владельцах, да. А вы сейчас о ком?

Константин Чуриков: А вот человек, который работает на малый бизнес?

Юрий Савелов: А какая разница ему работать, на малый бизнес или на государство? Он получает свою зарплату, подписывает договор. Мы же не в рабской стране: подписали договор на 20 тысяч – значит, вас устраивает. Если вы завтра написали заявление "за 20 тысяч работать не буду", пусть работодатель платит вам 25. Если он вам не платит 25, идите найдите себе другую работу. Здесь как раз все очень просто. Вот этот вот баланс рынка… Конечно, когда безработица, люди пытаются планку заработной платы себе снизить. Когда не хватает рабочих рук, конечно, каждый хочет себе планку эту поднять. Это простая, элементарная экономика, и никуда от этого не деться. А вот когда бизнесмен находится в стадии… Здесь очень интересно. Допустим, есть у него магазин, и вот у него 3 года идет народ по 100 человек в день, все хорошо, он ничего больше не делает. Он думает, что так будет длиться вечность, правильно? А пройдет 3 года (а может быть, и меньше), в которые он ничего не предпринимал, а с левой стороны еще ларечек поставили, справа еще такой же магазинчик, а людей-то нет. И вот 100 человек начинают разбредаться, к нему все меньше и меньше. И он думает: "Ну как же, вроде все было, вроде отдыхать ездил, машину поменял, в квартире ремонт сделал, и вдруг прекратились доходы". И ему задается вопрос: "Ты как предприниматель шагнул на два-три шага вперед? Продумал, что дальше будет?" Потому что в бизнесе так не бывает: если кому-то хорошо (в нормальном, адекватном бизнесе, понимаете), то туда обязательно придут, и сколько вы продержитесь? Поэтому любой телефон возьмите, любую машину. Машина – Mercedes, телефон – Apple, я не очень в этом разбираюсь, я с техникой на "вы", но суть понятна. У нас ведь 7-й сейчас вышел, да? Я думаю, что у них в загашнике лежит 12-й уже готовый – понимаете, да, о чем разговор?

Оксана Галькевич: Выдают по частям.

Юрий Савелов: Конечно. Они посмотрели: так, этот выпустим через 8 месяцев, а тот через 9. Или нет, пора, наш конкуренты, мы через 6 месяцев вбросим. Так же и в малом бизнесе. Вы не думайте: если вы создали какое-то предприятие и у вас оно пошло год-два, и если вы не будете его совершенствовать, не будете вкладывать в него, думать на 2 года вперед, то, конечно, кто-то ваш комбинат, который здесь находится, через 2 километра поставит свой и составит вам конкуренцию.

Константин Чуриков: Я все-таки доведу свою мысль до конца: а вот в этом небольшом бизнесе, когда мы говорим о нанятых людях. Вот вы говорите про 20 тысяч, никто не держит.

Юрий Савелов: Ну а как?

Константин Чуриков: С точки зрения бумаги, контракта, договора это справедливо. Но все-таки многие наши зрители нам пишут о том, что работают они, условно говоря, "на дядю" в малом бизнесе и все равно жалуются на то, что как-то не стремятся им там повышать зарплату, следить за результатами труда, привязывать к чему-то, понимаете?

Юрий Савелов: Законность, что ли? Поймите, бизнесмен, особенно в малом бизнесе, не король, у него карманы не набиты деньгами. Он выставил продукт на полку, а его не купили. Продавца это волнует? Нет, извини меня, брат, у меня сегодня 15-е число, ты мне заплати. Продал ты свой продукт, не продал…

Константин Чуриков: 100 человек пришло, я 100 раз улыбнулся.

Юрий Савелов: Да. Я говорю: "Заплатили, а продукт спиши, в который ты заплатил деньги". Так нельзя рассуждать. Бизнес – это не государство. Почему в государстве хорошо работать? Какие любые времена – вам отпуск 30 дней, билеты на самолет или поезд, больничные 100% и так далее. Многие люди, конечно, принимают условия государства. Если нет мест в государстве, утрированно говоря, идут на те условия, где не очень все законно, где завтра заплатят, а послезавтра не заплатят… Есть сложности, есть сложности. Потому что, еще раз говорю, кто в ком заинтересован? Все очень просто: или работодатель в вас, или вы в работодателе – все.

Константин Чуриков: Желательно, чтобы это было по взаимному согласию.

Юрий Савелов: Как правило, если кто-то у кого-то работает в малом бизнесе, если есть наемный рабочий, значит, они согласны работать за эти деньги. Если человек не согласен… Таких примеров очень много, и любой предприниматель – 10, 20, 50 человек работает – четко понимает, кто выполняет львиную долю работы, уж поверьте мне. Вот тот скажет, что не будет получать 20 тысяч, и ему ответят: "Не будешь – не надо". А вот этот скажет, что не будет получать, я сниму последний пиджак и отдам ему, но оставлю у себя даже в момент кризиса, чтобы он не ушел.

Оксана Галькевич: Только работай.

Юрий Савелов: Да, чтобы потом, когда кризис пройдет, когда мне надо будет восстанавливать предприятие, он был рядом.

Оксана Галькевич: Это называется эффективным менеджментом, да, Константин?

Юрий Савелов: Нет, это называется управлением, и мы этому, предприниматели, кстати, очень быстро учимся: как друг от друга зависеть, как сезонность. Вам нужно 100 человек работать осенью, а вы отработали два месяца – как их удержать, как их обратно вернуть, как понимать, что весной они приедут и посадят вам эту клубнику или что-то, или осенью вернутся? Много очень способов.

Константин Чуриков: Подружиться надо, кстати.

Юрий Савелов: И подружиться, и проводить их, накрыв стол, чтобы люди понимали. Один из способов: 100 человек заработало, вы им говорите: "Плачу 95 за 2 месяца, а если вернетесь через 8 месяцев, я вам старт оставлю 10". То бишь вы приехали, а вам вместо 5 вашего долга дают 10. Человек думает: "Надо приехать, чтобы получить".

Константин Чуриков: На таких деньгах все, конечно, от дружбы, человеческих отношений зависит.

Оксана Галькевич: Нет, думать про 12-йiPhone, выпуская 7-й – это примерно то же самое.

Юрий Савелов: Конечно, конечно. Потому что бизнесмены учатся. У нас, кстати, очень неплохие бизнесмены, очень толковые. Ведь бизнес – это образ жизни. Когда вы открываете свой бизнес, вложили весь свой капитал, извините, заложив квартиру, получив под нее кредит, как вы можете спокойно спать? Пока вы не выкупите ее, вам надо крутиться. Никакой наемный работник вам не поможет: вы ввязались в этот бой, вы ввязались в это дело – воюйте! И никто не заступится. А работник только подвернется другой, скажет: "О, с этим предпринимателем плохо, у него даже квартиру банк отбирает – пойду-ка я к другому, пока востребован".

Константин Чуриков: Какая еще у вас есть новость в вашем списке?

Юрий Савелов: Так… Тут у меня четвертое – предложение отменить штрафы для крупного бизнеса за впервые допущенное нарушение. Ну как бы я не против этого, здесь нет ничего. Я просто его вписал четвертым номером; здесь нет ничего такого сверхъестественного. Если малому бизнесу можно при нарушении выписывать сначала не штраф, а предупреждение, то почему бы не сделать этого для крупного бизнеса? Не вижу ничего зазорного: пришли, проверили (потому что у них штрафы большие), правильно говорят.

И знаете что интересно? Вот коррупция в нашей стране – и в большом, и в малом, и в микробизнесе – существует. Чиновник, организовывая какую-то проверку, знаете о чем думает? Чтобы все это понимали, наши телезрители – знаете, о чем он думает?

Оксана Галькевич: О чем?

Юрий Савелов: Ну как вы думаете? – "сколько я заработаю с этого".

Константин Чуриков: Сколько у него дома детей, жена со скалкой.

Юрий Савелов: Понимаете, вот он идет к вам на проверку и думает. Меняется ситуация, врать не буду, но люди же никуда не делись. Любая проверка, начиная от налоговой и заканчивая Роспотребнадзором. Идут к вам проверять – они понимают: так, что-то мы должны здесь получить, какую-то премию.

Оксана Галькевич: В приподнятом настроении, вы так хотите сказать?

Юрий Савелов: Совершенно верно, да. Потом они упираются в стену, прекрасно понимают, что не получается, и говорят: "Мы столько сил потратили – давайте мы хоть оштрафуем на 20 тысяч рублей". И им говорят: "Ладно, оштрафуйте". Чтобы провели какую-то работу и ничего не нашли. Такие компании у нас уже стали появляться, и это радует. А чиновники всего идут с целью того, что у них может получиться здесь большая премия – ничего от этого не уйти. Меняются, люди меняются, чиновники и проверяющие меняются, потому что все реже и реже… Раньше четко понимали: он встает с кресла, выезжает проверять какую-то фирму и знает, что там он обязательно получит. Так было 10 лет назад – вообще исключений никаких не было. Так велся российский бизнес. 5 лет назад уже через раз: может получить, а может и нет. Сейчас уже меньше.

Константин Чуриков: А сами предприниматели в этом смысле меняются? Осознание появляется, что в этот раз я не буду с ним договариваться, а сообщу куда надо о том, что он вымогает деньги?

Юрий Савелов: Совершенно верно. Просто, вы знаете, внешняя среда… Ведь предприниматель – это такой же простой человек. Если условия для всех одинаковые – а они для всех одинаковые, не то что у меня папа генерал в налоговой инспекции, я не буду налоги платить, а ты, сосед, плати, и у меня все будет хорошо – конечно, предприниматель не хочет спать на лавочках и быть разоренным. Он готов заплатить все налоги, чтобы его никто не трогал. Кто бы к нему ни пришел, пусть выискивают молоко прокисшее – ничего страшного, я заплачу за это штраф, или вы меня сначала предупредите, а я потом. Почему? Никто не готов скрывать налоги, они все готовы их платить – в равных условиях. А все другое… Тогда знаете как будет легко жить предпринимателям? Я вам честно говорю.

Константин Чуриков: Как вы правильно сказали, "никому не хочется спать на лавочках".

Юрий Савелов: Есть такое выражение, да: если вы заплатили налоги…

Оксана Галькевич: Лучше станет жить предприниматель, и как-то бизнес-жизнь у нас наладится – может быть, тогда этот закон Адама Смита начнет работать? Когда ты начинаешь какое-то свое дело – элементарная экономика – заработал, наладил свой бизнес, сразу начинаешь вокруг себя среду обустраивать. Вот это тоже на нашей жизни как-то отразиться, как вы думаете?

Константин Чуриков: Рубрика "Сказка на ночь" какая-то началась.

Юрий Савелов: Нет, ну так должно быть. Я просто хочу сказать, что… У нас что-то происходит, что-то… Хотя стрессовое состояние все равно у людей, не только у предпринимателей, а у людей, у граждан. Что-то налаживается, многое налаживается. Но если сравнивать, еще раз говорю, девяностые и нулевые, сейчас 2017 год, то многое происходит. Но, к сожалению, жизнь-то проходит.

Оксана Галькевич: Юрий Михайлович, спасибо вам большое. Вы знаете, мы вчера про ГИБДД говорили – им правила ужесточили (нельзя теперь ругаться, нужно быть вежливыми, нельзя курить в присутствии). Так вот, вы знаете, нам весь портал писал, со всей страны, что у нас самые лучшие инспекторы – в нашем регионе, в нашем регионе, вообще уже никто взяток не берет. Такие молодцы, такие замечательные! Так и с бизнесом у нас будет скоро.

Юрий Савелов: Слава богу.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо. У нас в студии был член президиума объединения предпринимателей "Опора России" Юрий Савелов. Это были темы дня, темы недели и некое личное мнение в исполнении Юрия Савелова – спасибо.

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Павел Бранд невролог, медицинский директор сети клиник "Семейная"
  • Галина Кожевникова заведующая кафедрой инфекционных болезней РУДН
  • ГОСТИ

  • Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России
  • ГОСТИ

  • Юрий Оболонский сопредседатель Всероссийского общественного движения "Национальный родительский комитет"
  • ГОСТИ

  • Ростислав Гольдштейн член Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам
  • Михаил Блинкин директор Института экономики транспорта и транспортной политики ВШЭ
  • Александр Косарев первый заместитель генерального директора АО "Научно-исследовательский институт железнодорожного транспорта"
  • Сергей Габестро председатель Общественного совета при Минвостокразвития России
  • ГОСТИ

  • Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России
  • ГОСТИ

  • Алексей Зубец проректор Финансового университета при Правительстве РФ
  • ГОСТИ

  • Роман Троценко владелец и основатель компании "Новапорт"
  • ГОСТИ

  • Маргарита Русецкая ректор Государственного института русского языка имени А.С. Пушкина, доктор педагогических наук, профессор
  • ГОСТИ

  • Вячеслав Бобков генеральный директор Всероссийского Центра уровня жизни, главный научный сотрудник РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • Олег Сухарев доктор экономических наук, профессор; Институт экономики РАН
  • ГОСТИ

  • Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России
  • ГОСТИ

  • Иван Стариков профессор Института экономики РАН
  • Владимир Лабинов аналитик отрасли животноводства
  • ГОСТИ

  • Юлия Финогенова профессор кафедры управления рисками, страхования и ценных бумаг РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • Сергей Смирнов доктор экономических наук
  • Показать еще
    Показать еще
    Художник Александр Шилов представил в Москве портрет агента советской разведки Кима Филби Полотно создано на основе фотографий и воспоминаний близких
    вчера

    ГОСТИ

  • Павел Бранд невролог, медицинский директор сети клиник "Семейная"
  • Галина Кожевникова заведующая кафедрой инфекционных болезней РУДН
  • В Калуге прошел пикет в защиту памятников архитектуры Программу "Старый город" приняли пять лет назад
    вчера
    вчера
    Депутаты предложили распределять нефтяные доходы между россиянами Предполагается, что порядок получения гражданином доли установит правительство
    вчера
    Николай Александров: "Июнь" Дмитрия Быкова — хитрый, неожиданно сделанный роман Обзор книг от нашего постоянного литературного критика
    вчера
    В Чечне по фактам исчезновения людей возбудили 18 дел Об этом сообщила уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова
    вчера
    Власти не будут субсидировать "Почту России" Об этом сообщил вице-премьер России Аркадий Дворкович
    вчера

    ГОСТИ

  • Олеся Кашаева основатель и руководитель проекта "Мама работает"
  • ЦБ выделит Бинбанку деньги на поддержание ликвидности Ранее сообщалось о возможной санации компании
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments