Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Вадим Муранов: Никаких рейтингов школ быть не должно. У нас единое образовательное пространство для всех

Гости

Вадим Мурановпобедитель конкурса "Учитель года России-2009", преподаватель физики

Ольга Арсланова: Ближайшие полчаса поговорим о российских школах, и о том, чем не очень довольны, или по крайней мере взволнованы, российские чиновники. Дело в том, что в школах начались проверки обоснованности выдачи золотых и серебряных медалей выпускникам этого года. Проверки проводятся, в частности, в Кабардино-Балкарии, в Мордовии, в Краснодарском крае и Карачаево-Черкесии. Вот, например, в Карачаево-Черкесии упомянутой с медалью школы закончили 20% выпускников. Я так понимаю, это каждый пятый.

Петр Кузнецов: Каждый пятый.

Ольга Арсланова: При том, что среднее количество по стране этих медалей не превышает 10%, а в Москве, где традиционно школы считаются сильными, 8% медалистов примерно.

Петр Кузнецов: Рособрнадзор отмечает, что проверки в первую очередь проводятся в школах, где число медалистов превышает то самое среднее значение по стране. Небольшая цитата от начальника управления Рособрнадзора Евгения Семченко: "Мы прекрасно помним, что значит получить в советской школе медаль. Таких людей было раз-два, и обчелся".

Ольга Арсланова: Так, может быть, и неплохо, что сейчас их становится больше? Что думаете вы? Делитесь, пожалуйста, своими наблюдениями, если вы сам, например, или сама – медалист или медалистка, или родители таких одаренных детей. Или наоборот, вы столкнулись с какой-то несправедливостью и неправомерной выдачей медалей – пожалуйста, позвоните нам.

Петр Кузнецов: Как тут не вспомнить адыгейскую историю, когда выпускница пожаловалась на свою одноклассницу?

Ольга Арсланова: И стала известной на всю страну.

Петр Кузнецов: И указала на то, что ее мама принимала у нее же экзамен. Это стало поводом для проверки. Поэтому если в вашей школе подобные истории происходили и происходят, пожалуйста, нам напишите. Дозванивайтесь в прямой эфир.

Ольга Арсланова: Мы вас ждем в прямом эфире, пожалуйста, присоединяйтесь к нам. А в гостях у нас Вадим Муранов, победитель конкурса "Учитель года России" 2009 года, преподаватель физики.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Вадим Муранов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Может быть, мы зря так с Петром иронизируем, и действительно у нас стало больше одаренных, талантливых, настоящих медалистов, и сосредоточены они неравномерно? Ну, бывает.

Петр Кузнецов: Да, или зрители нам пишут: "Что поделать, гении они там, в этих регионах".

Вадим Муранов: Ну, можно и так сказать. Можно считать, что там все гениальные дети, почему нет? Вы знаете, на самом деле дети-то в общем-то, наверное, и не при чем, потому что вполне возможно, что они для данной школы, например, учились очень даже неплохо. И в рамках того стиля преподавания, скажем, они выглядели замечательно и заслужили медали. Другой вопрос, не является ли вот этот скандал, или я не знаю, как это назвать сейчас – скандал, или что это?

Ольга Арсланова: Подозрения.

Петр Кузнецов: По-вашему, это должно настораживать?

Вадим Муранов: Меня это настораживает только с одной стороны. Я так понимаю, что все-таки старые традиции начинают входить в противоречие с новыми, то бишь школа советская, которая еще, видимо, где-то осталась, и в частности, в плане выдачи этих медалей, и школа ЕГЭ, они приходят в несоответствие друг с другом. Давно уже говорилось на эту тему, что ЕГЭ и школа – они в общем-то не очень совместимы. И как его ни причесывали десять лет, а совместить все равно не удается.

А по поводу проверок вот этих медалистов – а что дадут эти проверки? В журналах все будет чисто, там все будет хорошо, там будут все пятерки. Как это можно проверить, заставить ребенка сдавать ЕГЭ по всем предметам – это бред.

Петр Кузнецов: На ЕГЭ это, наверное, и проверится на самом деле, если он золотой настоящий медалист.

Вадим Муранов: А понимаете, что результат ЕГЭ не влияет на получение медали.

Петр Кузнецов: Не влияет, но уровень знаний проверить можно.

Ольга Арсланова: Но мне хочется понять, а какой смысл, предположим, даже если эти медали какие-то липовые, и детям или их родителям подыгрывают, какой в этом смысл, если все равно всем придется сдавать ЕГЭ? Сейчас же медаль особо не влияет на дальнейшее?

Вадим Муранов: Ну, медаль плюсует пять баллов.

Ольга Арсланова: Сколько-сколько?

Вадим Муранов: Пять.

Ольга Арсланова: Пять баллов.

Петр Кузнецов: То есть все-таки преимущество какое-то есть сейчас?

Вадим Муранов: Да, небольшое, но…

Ольга Арсланова: Но это очень мало.

Вадим Муранов: Но есть. Нет, скажем так, если спор идет о 215 и 220 баллах, то конечно, 220 лучше, чем 215 для ребенка. И для него эти пять баллов могут сыграть какую-то роль. Поэтому в общем-то это, наверное, для ребенка хорошо. Но еще раз повторяю, проверить это можно было бы, если бы удалось отделить ЕГЭ от школы, и ЕГЭ считать вступительным, а школа принимала бы, например, пусть даже единый, но некий полипредметный экзамен. Тогда человек, у которого медаль, он сдаст этот экзамен замечательно, потому что по определению, раз он медалист, он знает все. Правильно же? А тут – а тут ребенок сдал хорошо три экзамена ЕГЭ, как он знает остальные предметы - никому не известно, хотя в журналах будут стоять пятерки.

Петр Кузнецов: Вы сказали, ребенок-то в принципе, наверное, и не при чем, может быть, дальше пойдем – и не при делах. А давайте представим, что накрутка какая-то была. Выгода-то у кого – у региона, что там больше?

Ольга Арсланова: У школы?

Петр Кузнецов: То есть какие-то рейтинги составляют?

Вадим Муранов: Вот тут надо жить в этом месте и знать то, что там на месте происходит. Потому что иногда директорам таких школ, у которых очень много медалистов, это ни для кого не секрет, иногда в некоторых, прямо на местах, видимо, какие-то бонусы сыплются? Возможно.

Ольга Арсланова: Денежные бонусы?

Вадим Муранов: Вполне возможно. Потому что как признало Министерство образования, когда выдвинуло идею о переводе школ в федеральное управление, оно признало, что они не могут контролировать распределение бюджетных средств на местах. Раз они не в состоянии их контролировать, видимо, на местах идет собственное перераспределение этих средств, по усмотрению местного начальства, вот и все. И видимо, если директора бьются за эти медали, а они почему-то продолжают биться – видимо, это какую-то роль играет в распределении каких-то особых плюшек, как говорит современная молодежь.

Ольга Арсланова: Скажите, а у вас вызывает какие-то, не знаю, размышления, обобщения география регионов успешных, особенно успешных? Мы видим, что это юг.

Вадим Муранов: Ну да, когда вводился ЕГЭ…

Петр Кузнецов: Я поднял статистику, что юг всегда был лучше.

Вадим Муранов: Именно оттуда, да, было много стобалльников по русскому языку.

Ольга Арсланова: Там чернозем образовательный.

Вадим Муранов: Ну, может быть, действительно плодоносная земля, что сделать.

Петр Кузнецов: Солнца больше. Витамины.

Вадим Муранов: Да. Но вы знаете, вот в этом году, например, школы, где я работаю, тоже такой улов неплохой получили в виде медалистов, потому что реально дети действительно были очень сильными. Тут я даже ничего не могу сказать против, потому что в одной школе, где я работаю, пять медалистов, в другой восемь, и все – это действительно достойные и очень хорошие люди, все очень хорошие выпускники, очень знающие и грамотные. Насчет этих регионов, которые вы назвали, я затрудняюсь сказать, все ли там так чисто.

Но еще раз повторяю, проверки ради чего? То есть кого проверять – выпускника? Он не при чем. Выпускник, может быть, действительно учился, и очень хорошо, и старался, и получил вполне, может быть, заслуженную медаль. Может быть, тянули. Но тогда опять же, тянули – не он просил, чтобы его тянули.

Петр Кузнецов: Факт взятки, если был, это уже прошло.

Вадим Муранов: Это опять не он, это не ученик. И факт взятки никто не зафиксировал, и это не найти.

Петр Кузнецов: Все?

Вадим Муранов: То есть что сейчас будут проверять, к чему эти проверки? Я думаю, что проверять надо нечто иное все-таки – нашу систему. А оценивание детей, систему ЕГЭ, действительно ли она адекватна – уже давно неадекватна.

Петр Кузнецов: Раз уж мы об этом заговорили, скажите, пожалуйста, связь можно найти между этим аномальным, по данным Рособрнадзора, числом медалистов, и несостоятельностью образовательной системы в нашей стране?

Вадим Муранов: Да, конечно, несостоятельной.

Петр Кузнецов: Связь я имею в виду.

Вадим Муранов: Связь между аномальным и несостоятельностью? Нет, это просто один из пунктов. Это один из элементов всей этой системы, которая реально действительно пришла в негодность. И этими полумерами – перевода в федеральное управление, введение новых форм ЕГЭ, убрать тестовую часть – это все полумеры, они не спасают общую ситуацию. И вот постоянно, смотрите, каждый год что-то да вылезает, то есть какой-то прыщ в системе вылезает постоянно, каждый год. То какие-то нарушения на самом этом ЕГЭ, то утечка КИМов, то аномальное количество медалистов.

Петр Кузнецов: Стобалльники.

Вадим Муранов: То аномальное количество стобалльников – обязательно где-то что-то вылезает.

Петр Кузнецов: В тех же регионах практически.

Вадим Муранов: Примерно.

Петр Кузнецов: Примерно.

Ольга Арсланова: Ну система подросткового возраста, сама система – сколько ей лет? Прыщи неизбежны в этом возрасте.

Вадим Муранов: У подростков – да. Взрослые могли бы и контролировать.

Ольга Арсланова: Понятно. Давайте послушаем Романа из Ростовской области. Нам коллеги подсказали, что у Романа ребенок – медалист. Все верно, Роман?

Зритель: Да.

Ольга Арсланова: Да.

Петр Кузнецов: Можно поздравить.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здрасьте, Роман.

Ольга Арсланова: Гордимся вами, Роман.

Петр Кузнецов: Расскажите, как вы получали.

Зритель: Меня зовут Аскольдов Роман Валентинович. У меня сын – Аскольдов Богдан Романович. Закончил 9-ю школу с английским уклоном, получил золотую медаль. Значит, мы решили его отдать в военное училище Краснодарское. Значит, при поступлении ему сказали, что эту медаль можете засунуть себе куда-нибудь, куда-то.

Ольга Арсланова: Почему?

Зритель: Потому что плюс даже ни один балл не прибавили ни к чему.

Ольга Арсланова: Но у вас все честно с медалью было? Я правильно понимаю, Роман?

Зритель: И я думаю, мне нужно стараться, чтобы она тоже получила золотую медаль, или не нужно?

Петр Кузнецов: Вы когда шли на эту золотую медаль, вы прежде всего рассчитывали именно на привилегии при поступлении в вуз, или у вас какие-то более высокие задачи?

Зритель: Да, да.

Петр Кузнецов: Именно на привилегии рассчитывали?

Зритель: Мы думали, что будет…

Петр Кузнецов: Вы натаскивали…

Ольга Арсланова: Понятно. Спасибо за ваш звонок. Несколько сообщений. Иркутская область: "В нашей средней школе учится 800 детей, отличники, медалисты – это дети и внуки директора, учителей и чиновников. Усольский район". "На Кавказе это престиж перед соседями: после школы выйдет замуж и повесит на гвоздь медаль". "Нужно проверять родственные связи директора, учителя и медалиста", – пишет Хабаровский край.

А кстати, по вашим наблюдениям, есть некая взаимосвязь, какая-то социальная выборка, кто эти медалисты? Это простые ребята или не совсем простые?

Вадим Муранов: Я вот против детей грешить, как говорится, не буду.

Ольга Арсланова: Но мы не о них, мы о родителях скорее.

Вадим Муранов: Да, но это я знаю и видел, и слышал, и от ребят самих, что некоторых – да, действительно тащат. И тащат не потому, что имеются заслуги, и есть за что, а тащат потому, что есть мама или папа, или оба родителя, или еще что-то. То есть какие-то другие совершенно сторонние причины, не относящиеся к учебе. И некоторых тащат очень незаслуженно, это надо признать, это есть, действительно есть.

И честно говоря, есть у меня подозрение, что это было вообще и раньше тоже. И в советской школе такие случаи были, они просто были не частыми, видимо, потому что медаль в советское время открывала очень широкие возможности, не как сейчас, не какие-то там плюс пять баллов к результатам ЕГЭ, а реально серьезное освобождение от экзаменов в вуз, на основании только собеседования можно было поступать. Но в мое время, когда я учился, скажем так, действительно медаль получить было непросто.

Петр Кузнецов: Если даже сравнить, не берем советский…

Вадим Муранов: Но тянули, но тянули.

Петр Кузнецов: Если даже берем десять лет назад, сейчас легче получить медаль, чем десять лет назад?

Вадим Муранов: А какой-то был период, когда медали не получали.

Петр Кузнецов: А помните, была чуть ли не уже состоявшаяся реформа по отмене золотых и серебряных?

Вадим Муранов: Да, да. Их на одно какое-то время, на год, на два, что ли.

Петр Кузнецов: Потом когда-то выдавали федеральные и региональные, то есть человек две медали получал.

Вадим Муранов: Ну, вот был период, когда была путаница с этими медалями. Хотели их вообще отменить, но, на мой взгляд, дети, которые действительно достигают хороших успехов в учебе, они должны быть как-то поощрены, и их надо поощрять, это обязательно. Система поощрения должна быть. Но что-то как-то от взрослых так сильно зависит эта нечестность…

Петр Кузнецов: Итоги этой проверки – а что, у нас есть какая-то процедура отзыва этих медалей. Ну что, у них отнимут? Нет.

Вадим Муранов: Нет.

Петр Кузнецов: Контролирующего органа, которые этим занимаются и регулируют эту сферу, его нет полномочного.

Вадим Муранов: Нет. Я думаю, что там показательно могут снять какого-нибудь директора, так чтобы успокоить, и все.

Петр Кузнецов: За большое число медалистов?

Вадим Муранов: У нас это легко делается. Снять директора школы так, чтобы всем неповадно было, типа – вот видите, наказали виновного. Вполне могут снять директора, который вообще не при чем.

Петр Кузнецов: Может, тогда к Адыгее, к адыгейской истории привязали, где хотя бы как-то больше фактов, что ли, а не только статистика по медалистам.

Вадим Муранов: Видите в чем дело, опять же с существованием ЕГЭ в нашей школе очень сложно эту проблему как-то разрулить, потому что если ребенок получил медаль на основании аттестата, там придраться, еще раз повторяю, будет не к чему абсолютно. То есть что-то в этом, как говорится, прогнило, в королевстве.

Ольга Арсланова: Послушаем Максима из Самарской области. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Ольга Арсланова: Слушаем.

Зритель: Ну, вообще я сам закончил школу с золотой медалью в 2014 году, сравнительно недавно, поступил в Университет путей сообщения, город Самара, куда и мечтал всегда поступить. У нас процедура была следующая, нас всю жизнь, можно сказать, в школе наставляли на то, что золотую медаль вы получите при отличной успеваемости за все годы. То есть я не знаю, насколько эта процедура была хорошей, как на самом деле отбирали, но у нас все медалисты стремились к тому, что нужно учиться хорошо, даже отлично – всегда, в любое время.

Также у нас была дополнительная процедура подтверждения всех претендентов, которые идут на медаль, то есть всех медалистов собирали перед единым государственным экзаменом, проводились дополнительные тестирования по русскому языку, по математике. Честно, я не знаю, юридически на что это влияло, могли бы отменить медаль или нет, но вот мы видели достаточно серьезную процедуру в Самарской области отбора медалистов.

Ольга Арсланова: Смотрите, Максим, нам тут некоторые зрители пишут, что медаль – это просто ярмарка тщеславия, абсолютно бестолковая вещь. Вам вообще медаль в чем-то помогла, кроме, понятно, ощущения, что вы молодец и вы ее получили?

Зритель: Понял вопрос. Вы знаете, я, честно говоря, не рассчитывал даже на то, что нужно медалью получать какие-то дополнительные преимущества при поступлении и так далее. Для меня медаль – это просто, знаете, знак отличной учебы, подтверждение того, что я окончил школу на отлично. То есть это для меня некий статус – государственная медаль, полученная из рук губернатора Самарской области. То есть у меня позиция по медали именно такая.

Ольга Арсланова: Спасибо. Еще несколько сообщений: "После пары реформ медаль можно будет купить в школьном буфете", – шутит зритель из Нижегородской области. Забайкальский край: "В нашем крае с медалью дается еще золотая либо серебряная медаль города из Забайкалья, к которой не прилагается даже удостоверения, и она нужна только для красоты".

Петр Кузнецов: А вот смотрите, Якутия: "Моя дочь медалистка, и ей дали целевое направление в университет, но там ее не приняли, а на ее место взяли троечника, внука учительницы".

Вадим Муранов: Ну да. Я же говорю, что это сбой в системе.

Петр Кузнецов: Сейчас, кстати, выпускники, они вузы осознанно выбирают, или это как родители договорятся, где конкурса нет?

Вадим Муранов: Это тоже сложный вопрос, и он не имеет однозначного ответа. Есть выпускники, которые делают осознанный выбор уже в 10-м классе, и нацелено учатся все два года, готовятся в определенные вузы. А есть, которые к 11-му классу еще не знают, куда им вообще надо, и куда-нибудь бы. Есть даже такие, которые просто сдают ЕГЭ, какие могут, а дальше видно будет, куда примут. Есть и такие, которым помогают родители – кому-то целевое, кому-то на платное, и так далее.

Петр Кузнецов: То есть: "Сынок, не идет у тебя физика, но мама смогла договориться с физнаправлением, поэтому туда пойдешь".

Вадим Муранов: Да, но надо. Да, да. И надо вытягивать каким-то образом. Но за счет репетиторства сейчас можно вытянуть, опять же это говорю, система ЕГЭ это позволяет сделать. Но хорошо это или плохо – это другой разговор.

Ольга Арсланова: А вы не сталкивались с давлением, когда учителю говорят: "Вот этого надо подтянуть". Или ваши коллеги?

Вадим Муранов: Я сталкивался с давлением на ребенка, когда ребенок не сторонник получить эту медаль, но ему говорят: "Ты должен, ты обязан", или: "Ты должна, ты обязана". И в общем, выжимают из ребенка все силы, учитывая, что, предположим, он человек ответственный и не может отказаться от выполнения каких-то заданий, и он вынужден тратить огромные силы на то, чтобы и себя к ЕГЭ подготовить, и задания все эти выполнить, и в глазах учителей не упасть. И вот из последних сил он ползет к этой медали. Вот давление на ребенка – да, бывает.

Давление на учителей – да, бывает и такое. И с этим сталкивался, что учитель, предположим, ставит определенную заслуженную, скажем так, оценку, ему говорят: "Нет, исправляй, ставь выше. Потому что этот ребенок идет на медаль, потому что мы так хотим, потому что администрация школы так хочет". Такое давление тоже бывает. Бывают всякие случаи.

Ольга Арсланова: Скажите, по вашим наблюдениям, медалисты – это вообще хорошо? Потому что я, например, вспоминаю нашу школу – у нас были липовые медалисты, которых натягивали в конце 90-х, потому что у них были хорошие отношения разные с администрацией школы, все бывало. А были настоящие медалисты, вопросов нет, это действительно талантливые ребята. У всех жизнь сложилась абсолютно по-разному, но очень часто мы видим, что люди, у которых очень хорошо получается что-то одно, а все остальное – родители тоже на это спокойно смотрят, ну так, три-четыре – большего в жизни добиваются.

Вадим Муранов: Ну да, тут на самом деле тоже опять же вопрос такой, неоднозначный ответ будет, потому что все зависит от ребенка, от его семьи, от того, как родители реагируют на эту медаль. Я знаю только одну вещь, что если ребенок реально трудился и старался все эти годы, его обязательно нужно как-то поддержать. И эта медаль – все равно это должно быть действительно почетным, и давать некое преимущество.

Но, к сожалению, разные головы у людей, и с этим ничего не поделать. И разные руководители, и по-разному они рейтингуют свои школы и так далее. И тут, к сожалению, все упирается вот в это. То есть одно дело ребенок, а с другой стороны стоит орда взрослых, которые, к сожалению, не всегда бывают адекватными. Поэтому, на мой взгляд, надо проверять сейчас не школы, в которых так много медалистов, а адекватность чиновников, сидящих выше, чем школы. Это губернаторы, это местные власти – их надо проверять. А мы сейчас будем опять же ловить какую-то непонятную рыбу совершенно не там, где нужно, или искать потерянные ключи у светящегося фонаря. А надо искать там, где мы их потеряли. Это идет сверху, это идет от власти, это идет оттуда. И ровно там и нужно копать. Ребенок здесь – заложник системы, не более того.

Петр Кузнецов: Из Москвы реплика: "Думающие дети сами отказываются от медалей. Пользы никакой, одна нервотрепка. Лучше 100 баллов, чем медалька".

Вадим Муранов: В свое время я отказался.

Ольга Арсланова: Да?

Петр Кузнецов: Вы отказались?

Вадим Муранов: Да, да.

Ольга Арсланова: Ольга из Владивостока еще у нас на связи.

Петр Кузнецов: Да, во Владивосток перелетаем. Здравствуйте, Ольга.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Доброй ночи, наверное, уже.

Зритель: Мне доброй ночи. Вы знаете, я так довольна, что переключила случайно на ваш канал – очень довольна. И вот я даже не могу, не знаю, как к вам обращаться, вот девушка мне очень нравится, и очень правильно она сказала, что есть медалисты липовые, как говорится, а есть не липовые. Вот сейчас я вам хочу сказать, что у меня три сына, и вы знаете, я очень довольна – у меня очень хорошие сыновья, очень. Они закончили у меня университеты, закончили очно отделения. То есть мы не платили деньги, скажем, за учебу, как сейчас все платят, сами дети рулили мозгами своими.

Вот хочу сказать в отношении золотого медалиста. Совершенно, вот если глядя в телевизор, в клеточку рубашечка у нас, да – и вот хочу обратить, что он говорит, надо обращаться, типа чиновники там виноваты, все такое. Нет, я хочу сказать – и учителя тоже. Я воспитывала детей правильно. Вы знаете, они у меня никогда не ходили в школу с невыученным уроком, никогда! Потом хочу сказать, мне говорили завуч школы и директор школы: "Ольга Ивановна, если бы были такие родители, как вы, нам бы, учителям, в школе нечего было делать!"

Но есть "но": учителя били по рукам ребенка. Ребенок у меня, старший сын, Александр, он закончил, да, с золотой медалью. Но хочу сказать, что в третьем классе, тогда не модно было, а он уже знал, что такое Дальневосточный регион, на английском языке. И у нас была цель поступить на российско-американский факультет, потому что только на бесплатное можно было с золотой медалью. Понимаете, это была самоцель – золотая медаль.

Ольга Арсланова: Понятно.

Зритель: А потом, потому что, во-первых, ребенок старался, он заканчивал кооперативы, все по английскому языку, да. Потом я вам хочу сказать…

Ольга Арсланова: Спасибо, Ольга. Извините, у нас просто времени очень мало. История понятна. Еще несколько замечаний от зрителей: "В нашем поселке из 50 выпускников – 11 медалистов! Понятное дело, что половина из них медалистами не является", – это Московская область уже. "Уберите медали из рейтинга школ, и все станет на свои места". А это по-прежнему важный фактор в рейтинге?

Вадим Муранов: Я вообще не понимаю, что за рейтинги. Их вообще не должно быть, на мой взгляд.

Ольга Арсланова: Знаете, каждый год – лучшая школа Москвы, лучшая школа Санкт-Петербурга!

Вадим Муранов: Да, это вот Москва грешит этими делами, Московская область, я не знаю, может, еще какие-то регионы. Не везде существуют подобные рейтинги, не везде, скажу так. Но иногда эти рейтинги еще и упираются, как я уже говорил, в некие бонусы для директоров от вышестоящего руководства. Еще раз повторяю, никаких рейтингов школ быть не должно! Мы учим всех детей, у нас единое образовательное пространство, и никаких рейтингов быть в принципе не может, эту идею надо отбросить давно. Я тоже об этом говорил, между прочим.

Ольга Арсланова: Но как, а как родители поймут, в какую школу надо устраивать и договариваться ребенка своего? Не может же он в среднестатистическую ходить, он должен в лучшую ходить!

Вадим Муранов: Ну вот это опять системная проблема. Любая школа должна одинаковое образование давать, вот и все. Почему в Финляндии эту проблему решили? Там неважно, в какую школу ты отдаешь – в любом случае тебя научат. А у нас это зависит от того, какой рейтинг у этой школы. Да не зависит это на самом деле. Просто рейтинговые школы лучше финансируют, предположим. Почему – непонятно. Рейтинговым директорам, скажем так, больше платят. Почему – непонятно. Вот эта порочная система, она в общем-то издалека тянется. У нас все равны, но есть те, которые равнее.

Петр Кузнецов: Сообщение из Краснодарского края, две эсэмэски даже от разных людей. Краснодарский край, кстати, лидирует в этом рейтинге школ с высоким числом медалистов. "Я работаю директором школы, мои сыновья получили медали в 2012-м и 2014 году. Медали они получили не потому, что сыновья директора, а потому что они старались учиться сами. Поступили в университет, учатся успешно". И из Краснодарского края: "Поверьте, по физкультуре у нас половина – липовые. Да, мы все смотрели Сочинскую олимпиаду".

Ольга Арсланова: Спасибо, спасибо, что пришли к нам.

Вадим Муранов: Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Посмотрим, к чему приведет эта проверка.

Вадим Муранов: Да, но я думаю, что ни к чему. Не там ищем.

Ольга Арсланова: Вадим Муранов, победитель конкурса "Учитель года России" 2009 года, преподаватель физики, был в нашем эфире.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Вадим Муранов: Спасибо.

1 комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Светлана Касина генеральный директор "Национального НПФ"
  • ГОСТИ

  • Олег Рурин заместитель генерального директора госкорпорации "Фонд содействия реформированию ЖКХ"
  • ГОСТИ

  • Алексей Кравцов член Общественного совета при ФССП, председатель Арбитражного третейского суда
  • ГОСТИ

  • Александр Михайленко профессор кафедры международной безопасности и внешнеполитической деятельности России Факультета национальной безопасности РАНХиГС
  • Барух Бен-Нерия эксперт по военно-политическим делам (Израиль)
  • ГОСТИ

  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Павел Медведев финансовый омбудсмен, доктор экономических наук, профессор
  • ГОСТИ

  • Павел Бранд невролог, медицинский директор сети клиник "Семейная"
  • ГОСТИ

  • Светлана Брюховецкая проректор по маркетингу и работе с абитуриентами Финансового университета Правительства РФ, ответственный секретарь приемной кампании
  • ГОСТИ

  • Дмитрий Андреянов журналист (Ростовская обл.)
  • Евгений Опарин корреспондент (г. Владивосток)
  • Владимир Рудометкин генеральный директор ОАО "Гипроречтранс", председатель Отделения "Транспортное строительство" Российской академии транспорта
  • Жанна Мейлер корреспондент (г. Калининград)
  • ГОСТИ

  • Михаил Крейндлин руководитель программы по особо охраняемым природным территориям "Гринпис России"
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • ГОСТИ

  • Владимир Кашин председатель Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, академик РАН
  • Ольга Башмачникова вице-президент Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России
  • Алексей Кордумов терапевт, врач общей практики (Архангельская обл.)
  • Ольга Чаплина руководитель инициативной группы (д. Кашмаши, Чувашия)
  • ГОСТИ

  • Евгений Ямбург заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, академик Российской Академии образования, директор московского Центра образования №109
  • ГОСТИ

  • Валентина Сляднева оператор машинного доения
  • ГОСТИ

  • Евгений Ким ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН
  • ГОСТИ

  • Давид Мелик-Гусейнов директор НИИ Организации здравоохранения и медицинского менеджмента Москвы
  • Виктор Рожков координатор проекта ОНФ "Народная оценка качества"
  • Показать еще
    Показать еще
    Суд отказался арестовывать турбины Siemens Решение было вынесено 18 августа
    3 часа назад
    20 августа по всей стране проходят митинги обманутых дольщиков Всего заявки на участие подали 12 городов
    4 часа назад
    В Хабаровске в результате драки погиб чемпион мира по пауэрлифтингу Причиной смерти стала черепно-мозговая травма
    6 часов назад
    Россиянин задержан на территории Украины за незаконное пересечение границы Россиянин будет привлечен к административной ответственности
    7 часов назад
    7 часов назад
    Скончался советник министра здравоохранения России Игорь Ланской Он занимал должность советника последние четыре года
    вчера
    Минобрнауки предложило сделать экзамен по русскому языку в устной форме Ольга Васильева исключила вариант отмены единого госэкзамена
    вчера
    Сергей Собянин раскритиковал идею переноса столицы из Москвы за Урал Он пошутил, что чиновников можно сослать на Урал намного дешевле
    вчера
    В Свердловской области растет число пострадавших от борщевика Ежедневно в больницы обращаются десятки жителей
    вчера
    В Рязанской области открылся международный фестиваль кузнечного дела Теперь поселок Истье похож на средневековую деревню
    вчера
    Крымская "Массандра" заявила о повреждении 80 га виноградников в результате схода селя Более точные цифры будут известны после детального обследования
    вчера
    Столицу России предложили перенести за Урал Это поможет справиться с "гиперцентрализованностью" страны
    вчера
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments