Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Александр Воробьев: В пересчете на человека Европа потребляет в 5 раз больше пиротехники, чем Россия

16:35, 15 декабря 2016

Гости

Александр Воробьевдиректор компании "Русский фейерверк"

Оксана Галькевич: То, чего не было у Дениса Чижова, будет сейчас у нас. Мы поговорим о российских фейерверках, друзья. Это наша рубрика "Сделано в России". Собственно этим все и объясняется. Давай представим нашего гостя. В гостях у нас сегодня Анатолий Воробьев – директор компании, производящей фейерверки, "Русский фейерверк". Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Анатолий.

Александр Воробьев: Здравствуйте, Оксана. Здравствуйте, Петр.

Оксана Галькевич: Тема очень актуальная – все готовятся к праздникам. У вас работа такая во многом сезонная?

Александр Воробьев: Да.

Оксана Галькевич: Вы знаете, у нас сегодня, кстати…

Петр Кузнецов: А я бы не сказал.

Оксана Галькевич: Нет?

Петр Кузнецов: Сколько у нас праздников, считай, национальных теперь стало – по каждому поводу.

Оксана Галькевич: Ты 4 ноября – "бабах"?

Петр Кузнецов: Пальмиру взяли – бахнули новогоднюю елку! Какая разница? Я бы не сказал, что это сезонный бизнес. Правда?

Оксана Галькевич: А мы сейчас спросим у нашего гостя. Как?

Александр Воробьев: Бизнес для нас не сезонный, поскольку к сезону мы готовимся целый год. Это серьезная и ответственная работа. Дело в том, что очень много пиротехники для России делается по нашим заказам и по нашим требованиям в Китае. Это не только для России, а это фактически для всей Европы, для всей Северной Америки. Бо́льшая часть стран перенесла производство именно в Китай.

Оксана Галькевич: А по какой причине? Знаете, были сообщения изначально, что там дешевле, понятно, рабочая сила. Но в последнее время уже такая информация идет о том, что мы сравнялись по стоимости рабочей силы с Китаем. В общем, нет особой тогда выгоды.

Александр Воробьев: Выгода в том, что на самом деле китайцы и изобрели фейерверки, и по соотношению цена/качество пока они лидеры в развлекательной пиротехнике. А пиротехническое производство – это опасное производство. И в 90-е годы прошлого века многие европейские государства просто закрыли свои пиротехнические предприятия и разместили заказы в Китае. И производство в Китае идет под каждую страну по требованиям законодательства этих стран.

Оксана Галькевич: Пока мы далеко не ушли. Тогда, стало быть, а здесь-то мы что делаем? Если это все-таки "Русский фейерверк", то здесь мы что делаем? Вы получаете из Китая уже полностью готовую продукцию?

Петр Кузнецов: Переводим и ставим в русскую упаковку?

Александр Воробьев: Дело в том, что в нашу компанию входит несколько предприятий, в том числе и производитель "Троицкий снаряжательный завод". Этому заводу 100 лет, он в свое время производил патроны, но сейчас это стало частное предприятие, и он ориентирован на производство развлекательной пиротехники. Здесь, скажем, то, что производит завод – это бенгальские свечи, хлопушки. Также наш завод производит высотные фейерверки, которые применяются на больших праздниках. Это наше производство.

Но если мы возьмем всю номенклатуру фейерверков (а их, в общем, в России продается где-то несколько тысяч наименований), то количество наименований, которые производит Россия, оно невелико. Но наши потребители любят именно российские бенгальские свечи и хлопушки. Они мощнее, они интереснее, поэтому это конкурентоспособный вид товара.

Оксана Галькевич: А вот давайте посмотрим, насколько сильно любят наши потребители наши российские фейерверки нашего производства. Мы попросили наших корреспондентов, когда готовились к этому эфиру, задать этот вопрос на улицах нескольких городов: "А вы запускаете фейерверки на Новый год?" Давайте послушаем, что нам ответили.

Вы запускаете фейерверки на Новый год?

— Пиротехнику мы покупаем на Новый год, в основном запускаем во дворе. Это бенгальские огни, салюты. Инструкцию, разумеется, читаем. Но я боюсь, поэтому я не запускаю, я только смотрю. С балкона? Случаев не было, ни разу в жизни мы не запускали.

— Стараюсь выбирать что-то попроще, то есть какая-то коробочка, которую отнес подальше от жилых помещений, от людей, поджег один раз, отошел – и она много раз пускает салюты. То есть что-нибудь такое несложное и менее опасное. Меры предосторожности, конечно же, читаем, потому что все хотят жить.

— Просто надо соблюдать правила безопасности, которые установлены в инструкции, и чтобы взрослые присутствовали, когда маленькие дети запускают. Я даже в качестве подарка покупаю пиротехнику детям. И мне на это дело… Если есть деньги, то мне не жалко на это дело деньги, потому что это эффект, это впечатления, это приятно, это ощущение праздника.

— Я стараюсь не брать на улице данную продукцию. Да, покупаю таковую, но покупаю только в специализированных магазинах: "Охота и рыбалка", "Рыбалка и туризм". То есть смотрю, какая фирма, русский ли фейерверк, кто производит, состав, где произведено, срок годности. Ни в коем случае не покупаю, если срок годности прошел.

— Я, вообще-то, боюсь, ну, если я не одна вот это взрываю, а компанией покупаем.

— Как и что взрывать, я, конечно, знаю, но не хочу этому учить своего внука, поэтому ничего я не покупаю.

— Фейерверк – такая штука… Я с ним не связываюсь, потому что… Ну, как новогодняя елка идет? Начинают все бабахать, бросать друг в друга. Поэтому – нет.

— Я не доверяю фейерверкам. Во-первых, это огнеопасно, очень стремно. Во-вторых, можно как бы задуматься – бац! – тебе под ноги, и тут взрыв.

— Последний раз это было лет двадцать, наверное, назад. То есть сейчас не покупаю. Но, честно сказать, боюсь, потому что как-то я не доверяю в этом отношении нашим производителям, и не только нашим, а вообще производителям.

— Мы воздерживаемся от покупки, потому что мы не хотим рисковать. У нас есть внуки, маленькие дети и так далее. Мы не хотим подвергать их жизнь опасности. Мы не доверяем этим производителям. Поэтому у нас есть другие, более веселые увлечения. Фейерверк мы можем сделать сами, мы сами по жизни фейерверки.

Петр Кузнецов: Анатолий, действительно, вот есть статистика какая-то по тому, кто покупает? Смотрите, взрослые мужчины в конце этого опроса – никто из них не покупает. То "боюсь", то один говорит: "Я в последний раз это делал лет двадцать назад".

Александр Воробьев: Статистика для нас это что? Это объемы продаж пиротехники, которые довольно большие. Правда, в последние годы они упали в связи с тем, что курс рубля по отношению к валютам понизился, и в России стали меньше завозить пиротехники. Но поклонников пиротехники огромное количество. Да, надо признать, что есть и противники. Но, как говорится, каждый выбирает свое.

Петр Кузнецов: Вы сами запускаете?

Александр Воробьев: Я запускаю довольно много.

Петр Кузнецов: В рамках экспериментов?

Александр Воробьев: Более того, у меня четырехлетняя внучка, и она очень любит хлопушки запускать, стрелять хлопушками. Она этому обучена и получает большое удовольствие.

Петр Кузнецов: Хлопушки безобиднее.

Оксана Галькевич: Вы говорите "обучена". Все-таки даже хлопушка, требуется все-таки знать определенные правила безопасности?

Петр Кузнецов: Конечно, конечно.

Александр Воробьев: Если вы почитаете инструкцию на хлопушке, то там написано "Разрешается применять с 14 или с 16 лет" (производители по-разному пишут). Но если вы доверяете ребенку, то вы несете ответственность за это. Я доверяю, потому что внучка у меня обучена и делает все, как надо.

Петр Кузнецов: Анатолий, вы говорили про то, что у нас очень любят российские именно бенгальские. В целом, если мы берем пиротехнику, чем наша пиротехника превосходит зарубежные аналоги и вообще зарубежную пиротехнику?

Александр Воробьев: В первую очередь, если мы возьмем хлопушки, то просто такие хлопушки, которые делаются в России, в принципе в мире не делают. У нас как-то выработался свой вкус на хлопушки.

Петр Кузнецов: Вы имеете в виду вот эти классические, советские?

Александр Воробьев: Да, классические цилиндрические хлопушки. Делают обычно для европейского рынка и для североамериканского маленькие хлопушки в виде бутылочки и так далее. Они у нас не очень популярны. Поэтому то, что производят в России – это в первую очередь "Троицкий снаряжательный завод", у нас есть очень хороший давний завод "Авангард" (Гатчина, под Санкт-Петербургом), они тоже производят много хлопушек. Поэтому наши производители производят достаточно много хлопушек.

А бенгальские свечи тоже… Российские бенгальские свечи достаточно толстые, мощные и дают очень яркий пучок света, поэтому потребители с удовольствием берут российские бенгальские свечи. Хотя надо сказать, что китайские и тоньше, и дешевле, и кому-то, может быть, они тоже нравятся. Но мы привозим товар на всякий вкус и на всякий цвет.

Петр Кузнецов: Что касается таких огромных ведер. Вот "Русский фейерверк" у нас стоит, батарея салютов. Здесь превосходим?

Александр Воробьев: Это очень небольшая батарея салютов. Я хочу сказать, что по эффектам и по качеству изготовления китайские производители превосходят всех остальных производителей в мире. И вы должны знать, что, допустим, в Америке продается только продукция китайского производства для населения. В России точно так же. У нас были попытки делать самостоятельно батареи салютов, но они получаются слишком дорогие. А по эффектам мы не можем достичь пока уровня китайцев, там очень хорошая сырьевая база.

Петр Кузнецов: Сочетание цветов – хорошая же идея. Сделать так, чтобы вылетал белый, синий, а затем красный. Расхватают перед Новым годом!

Александр Воробьев: Это прекрасно, но это считается очень простой эффект.

Петр Кузнецов: А, очень простой?

Александр Воробьев: Да. Вот вы на каждой батарее можете увидеть, какие замысловатые эффекты. Здесь есть фотографии эффектов, вот с этой или с этой стороны.

Петр Кузнецов: А я целый день вчера думал…

Александр Воробьев: Поэтому простые огни – это очень упрощенно. Это мы можем делать, но уже наш потребитель такое не принимает.

Оксана Галькевич: А что же мы не можем тогда? Петя, прости…

Александр Воробьев: Разрывные заряды, разные цвета, кометы. Тоже мы можем это сделать, но это будет дорого. Дешевле привезти сюда из Китая.

Но вы должны понимать, что значит "Сделано в Китае". Это сделано под нашим надзором и по нашему техническому заданию. Точно так же они делают для Америки – там другие правила, другое отношение к фейерверкам. Точно так же в Европе – там есть свои технические регламенты, которые говорят, какие фейерверки можно в Европу, а какие нет. Они у нас отличаются, поэтому для каждой страны китайские производители делают те фейерверки, которые допустимы на рынке, а мы в течение года следим за тем, чтобы производство шло нормально. И испытываем еще в Китае вот эти фейерверки, прежде чем они пойдут сюда. Но когда они приходят сюда, обязательна процедура сертификации. Все эти фейерверки, что бы с ними ни делали в Китае, как бы их ни испытывали, они обязательно должны быть испытаны в России, получить сертификат соответствия. И только после этого мы имеем право продавать эти фейерверки.

Петр Кузнецов: Знаете, о какой истории хотел с вами поговорить? Правда ли, что где-то ровно год назад государство решило монополизировать пиротехническую отрасль? И Ростех "рождает" предприятие под названием "Пиротехнические технологии", и чуть ли не с этого момента главам администраций по регионам рекомендовано покупать продукцию именно у "Пиротехнических технологий".

Александр Воробьев: Что касается развлекательной пиротехники, то такого нет. А вот что касается "Пиротехнических технологий"… Разговоры ходили о том, что то именно через "Пиротехнические технологии" нужно заказывать проведение городских фейерверков.

Оксана Галькевич: Праздников каких-то.

Александр Воробьев: В принципе, у нас в этой деятельности довольно большой разнобой, и очень часто выигрывают конкурсы фирмы, которые вообще не умеют делать пиротехнику, не умеют проводить салюту, а потом кого-то привлекают, но зато они дают очень низкую цену. Поэтому когда смотришь после этого на такой фейерверк – ужасное качество. Поэтому это первый шаг, что "Пиротехнические технологии" будут как-то следить и проводить сами отбор конкурсантов. Ну, может быть, он и полезен, но я не считаю, что это хорошо. Я думаю, что любая монополизация неправильная.

Оксана Галькевич: Прости, Петя. А насколько вообще велика конкуренция в вашей сфере? Вы назвали несколько предприятий, которые занимаются производством, с давней историей. Насколько вообще велика? Я тут в интернете пыталась русских производителей найти. Вы знаете, список такой достаточно большой.

Александр Воробьев: Нужно сказать, что производителей в России на самом деле собственных очень немного. Я как-то считал – с трудом насчитал десяток.

Оксана Галькевич: Ну, мы поняли, что в основном это в Китае делается, а здесь небольшая часть, но тем не менее.

Александр Воробьев: А вот тех, кто завозит пиротехнику – где-то в прошлом году порядка 40 различных фирм завезли пиротехнику в Россию. В прошлом году завезли где-то 11 тысяч тонн пиротехники в Россию.

Оксана Галькевич: Это много или мало?

Александр Воробьев: Ну, в Соединенные Штаты завозят 100 тысяч тонн.

Оксана Галькевич: Нет, по нашей собственной динамике с предыдущими годами?

Александр Воробьев: Самое большое количество пиротехники, которую завозили в Россию, – это 20 тысяч тонн. Но еще раз, вот вам цифра – Соединенные Штаты. У них там народа в два раза больше, но они завозят в пять раз больше. Европа потребляет пиротехники где-то тоже в пять раз больше на человека, чем Россия. У нас 100 грамм, а у них где-то полкилограмма на человека в год пиротехники. Поэтому в Россию завозят много торговых марок. Я насчитал где-то… Ну, четыре десятка фирм, но где-то три десятка разных торговых марок. И эта вся пиротехника торгуется.

Петр Кузнецов: Скажите, а где…

Оксана Галькевич: Вообще, это дело такое…

Петр Кузнецов: Секунду, дай я.

Оксана Галькевич: Давай.

Петр Кузнецов: А то уйдем, потом забудем. Где готовят специалистов для вашей области, создателей и изготовителей пиротехники? Это же мечта каждого мальчишки.

Александр Воробьев: Если человек хочет заняться пиротехникой профессионально, то это фактически означает, что он хочет либо проводит научную работу, либо быть технологом. Это наши обычные химические институты: МХТИ, в Казани есть кафедра по пиротехнике. А вот для тех, кто хочет проводить салюты, занимается торговлей, перевозкой, при нашей Российской пиротехнической ассоциации организованы курсы профессиональной подготовки. Я, кстати, являюсь директором этих курсов и веду там тоже свои часы. У нас там привлечены очень грамотные пиротехники.

И часто нам задают совершенно неожиданные вопросы люди, которые, казалось бы, уже много лет работают в пиротехнике: им нужно переоформить удостоверение, они должны пройти еще раз обучение. И сталкиваешься с тем, что многие не понимают, что это такое.

Оксана Галькевич: Вы знаете, несмотря на то, что Петр сказал, что это совершенно необязательно новогодняя тема, фейерверки можно запускать в любой праздник, я думаю – все равно сезонность так или иначе присутствует. Вы сказали о том, что потребление на душу населения в граммах в Соединенных Штатах и в Европе больше, чем у нас. Может быть, это все-таки связано с тем, что у нас и доходы пониже, и в принципе это недешево?

Александр Воробьев: Конечно.

Оксана Галькевич: Вот этот столик – все, что перед вами стоит – на какую сумму?

Александр Воробьев: Вы абсолютно правы. Дело в том, что можно завезти больше. И было в свое время такое – завозили много, а не могли продать, население не покупало. Да, мы по покупательной способности существенно уступаем очень многим странам. И я оцениваю, что российский рынок может "проглотить" где-то 12 тысяч тонн пиротехники в год. Вот это на протяжении многих лет.

Петр Кузнецов: Давайте по ценам. Давайте попробуем угадать. Мне кажется, новогодняя елка – 10 тысяч рублей вот это стоит.

Александр Воробьев: Нет, она гораздо дешевле. Я вам могу сказать. Я бы даже не стал вот здесь говорить о ценах.

Оксана Галькевич: Ну, примерно.

Александр Воробьев: В принципе, скажем, есть очень дешевая пиротехника. Вот такие петардочки.

Оксана Галькевич: А что это?

Александр Воробьев: Ну, это "Корсар 1", которые любят…

Петр Кузнецов: Вот из-за них в Республике Бурятия, пишет нам женщина, уже целый месяц не выходит на улицу, заранее берет продукты (это Анна), так как дети бросают эти маленькие бомбочки под ноги. Продолжайте.

Александр Воробьев: Так вот, эти петардочки очень дешевые, они дешевле рубля стоят. А есть батареи салютов, которые стоят 30–40 тысяч, это огромные такие батареи салютов. И в этом диапазоне на любой вкус можно предложить любые изделия, поэтому по карману и по вашим возможностям. Пожалуйста, вот такая батарея стоит порядка 2 тысяч рублей – это 19 залпов, калибр 30 миллиметров. Это очень мощная и интересная батарея. Она действительно создает такое хорошее праздничное настроение.

Оксана Галькевич: И себе, и соседям, кстати.

Петр Кузнецов: И собакам.

Александр Воробьев: Вы можете купить батарею за 400 рублей, она будет меньше. Скажем, когда мы проводим маленькие праздники, эти маленькие батареи, когда народу немного, площадь ограничена, они тоже производят такое яркое праздничное впечатление.

Оксана Галькевич: А скажите… Мы как-то обсуждали это в нашем эфире. Хотели ограничить возможность использования фейерверков определенной территорией, потому что речь шла о том, что достаточно все-таки (особенно в спальных районах) это все может быть опасным. Эти моменты насколько могут повлиять на этот бизнес, на продажи?

Александр Воробьев: Надо сказать, что, допустим, в Москве определено 350 площадок, где можно запускать фейерверки. Во многих городах России тоже…

Оксана Галькевич: Тоже уже сделали, да?

Александр Воробьев: Определены площадки, где можно стрелять.

Оксана Галькевич: Просто раньше, я помню, в каждом дворе, выходили люди и со своего балкона…

Петр Кузнецов: Я тоже хотел спросить. А как узнать, площадка эта входит или нет? Имею ли я право прикрикнуть на людей?

Александр Воробьев: Обычно эти площадки объявляют заранее, только никто не знает и не смотрит.

Петр Кузнецов: Вот именно. Хотя бы даже табличку ставили, как "Выгул собак запрещен".

Александр Воробьев: Поэтому народ, как правило, выходит там, где более или менее есть пространство нормальное, и начинает стрелять. Скажем, я сам бы не пошел на площадку, потому что я не знаю, кто с чем туда пришел и откуда чего мне прилетит. Я лучше пойду и где-нибудь найду отдельную площадку…

Оксана Галькевич: Вот! Кстати, это тоже совет.

Петр Кузнецов: А как получается? Кучками выходят как раз после курантов.

Александр Воробьев: Да. Я лучше найду отдельную площадку и запущу там. И я буду уверен, что здесь соблюдены нормы безопасности и так далее. В Москве это ограничения какие? В основном из-за пожарной безопасности. Пожарные очень не любят, мало ли что куда залетит. Конечно, есть районы, где есть и большие пространства, там можно стрелять.

Оксана Галькевич: У нас сегодня будет в эфире еще одна такая предновогодняя тема – корпоративы. Мы будем говорить о том, как кризис сказался на этом бизнесе, на проведении корпоративов. А на вашем бизнесе (мы говорим "кризис, кризис" уже сколько лет – года три подряд говорим) как-то он сказался или нет? Или, может быть, знаете, у нас бывают тяжелые времена, а вот в праздники люди себе наоборот, не отказывают.

Александр Воробьев: Мы тоже очень переживали, что когда начнут считать, на что тратить деньги, то на пиротехнику будут в самую последнюю очередь. Слава богу, этого не происходит. И мы по отзывам ваших корреспондентов, которые спрашивали, видим, что есть большие любители пиротехники, они готовы устроить себе праздник. Да, не надо отрицать, что есть и противники. Но любителей очень много, поэтому пиротехнику берут. Стали брать более дешевую пиротехнику, да, но в празднике себе не отказывают.

Петр Кузнецов: И еще вопрос по поводу… раз была затронута тема кризиса. Я почему-то вспомнил пермскую "Хромую лошадь". После того очень жесткие меры были приняты. Сейчас, скажите, смягчились? У нас же как бывает? Приняли очень жесткие меры, а потом здесь опять разрешили, тут…

Александр Воробьев: Ну, тогда приняли два постановления.

Петр Кузнецов: Опять уже скоро будут и на тех же самых закрытых корпоративах запускать в помещениях.

Александр Воробьев: После "Хромой лошади" было принято два постановления – постановление правительства о правилах пожарной безопасности и технический регламент. Они действуют до сих пор, и все мы им подчиняемся. Очень жесткие требования, они гораздо жестче, чем в Европе, но мы вынуждены им подчиняться.

Оксана Галькевич: А скажите, какие советы вы бы дали, если говорить о безопасности?

Петр Кузнецов: Да, мы к безопасности подошли.

Оксана Галькевич: Прихожу я покупать фейерверк, пиротехнику какую-то для праздника. Что я должна знать? На что нужно обратить внимание?

Петр Кузнецов: Давайте начнем… Во-первых, куда Оксане не нужно приходить? На рынок? То есть они продаются только в магазинах?

Александр Воробьев: Оксана может прийти на рынок, может купить где угодно, но только надо понимать: вы несете личную ответственность за то, что купили в ненужном месте и непонятно что.

Петр Кузнецов: А Оксана не знает, где нужные места.

Оксана Галькевич: Нет, подождите, я не хочу в ненужное.

Петр Кузнецов: Конечно.

Александр Воробьев: Где нужно? Тогда я вам скажу. Первое – специализированные магазины пиротехники. Их довольно много, во всех городах открыты.

Петр Кузнецов: Вывески "Пиротехника" достаточно?

Александр Воробьев: "Фейерверки" обычно пишут. Если вы за год где-то краешком глаза увидели, что где-то магазин, придите туда. И в этом магазине вам расскажут, покажут, как работает эта пиротехника.

Второе – в супермаркетах перед Новым годом открывается отдел. Это очень выгодный товар для супермаркета, поэтому они открывают отделы. Там есть продавцы-консультанты, и они вам тоже все очень хорошо расскажут, как обращаться с пиротехникой. А самое главное – там очень жесткий контроль за товаром.

Третье – в интернете тоже очень много продается пиротехники. Но нужно здесь быть аккуратным, потому что фирмы, которые продают много пиротехники, они очень ответственно относятся, они обычно на первой странице запросов. Раскрутка сайта – дорогое удовольствие, поэтому они не могут себе позволить продавать некачественную пиротехнику. Они продадут вам хорошую, нормальную пиротехнику.

А где не надо? Да, появляется перед Новым годом с прилавков торговля, на рынках торговля. Это запрещено нашим законодательством. Но, скажем так, пока не поймали, торгуют. Их, к сожалению, редко ловят. Но вы должны понимать: раз уж вы решили купить, то вы несете всю ответственность на себе.

Оксана Галькевич: Знаете, Оксана оказалась такая хозяйка – у меня завалялось с прошлого года кое-что. Срок годности есть у какого-нибудь салютика, фейерверка?

Александр Воробьев: Срок годности написан на каждом изделии. Обязательно надо посмотреть срок годности. И где бы вы ни покупали пиротехнику, первым делом она должна быть нарядно оформлена, все надписи должны быть на российском, никаких потертостей не должно быть, не должно быть подтеков, не должно быть никаких вмятин. Это все может привести к тому, что пиротехника сработает неправильно. И, к сожалению, на нашем рынке есть вообще какая-то невнятная пиротехника, где вместо русского языка наклейки на китайские.

Петр Кузнецов: А если у Оксаны, например, стерлось, лучше не рисковать, да? То есть нет такого условного – если срок годности не обозначен, то год, не больше?

Александр Воробьев: Если Оксана помнит, что там было написано, то это одно…

Оксана Галькевич: Оксана помнит все! Спасибо большое.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Оксана Галькевич: У нас Анатолий Воробьев был сегодня в гостях, директор компании "Русский фейерверк". Это была наша рубрика "Сделано в России". О чем мы говорили? Вы видите, о чем мы говорили. Мы бы вам даже показали, но нельзя.

Петр Кузнецов: Завтра хотим выйти на работу просто. 

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Александр Мерзлов президент "Ассоциации самых красивых деревень России", доктор экономических наук
  • Михаил Смирнов главный редактор портала "Алкоголь.Ру"
  • Евгений Бучацкий психиатр-нарколог
  • Вадим Дробиз директор Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя
  • ГОСТИ

  • Александр Элинсон генеральный директор НИПК "Электрон", член Президиума Генерального совета Общероссийской общественной организации "Деловая Россия"
  • ГОСТИ

  • Марина Тараненко детский писатель
  • Екатерина Гуричева главный редактор издательства "РОСМЭН"
  • ГОСТИ

  • Тамара Касьянова генеральный директор компании "2К Аудит", первый вице-президент Российского клуба финансовых директоров
  • Дмитрий Востриков директор по развитию Ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров "Руспродсоюз"
  • ГОСТИ

  • Елена Воронина вице-председатель общественной организации "Многодетные семьи Ярославской области"
  • Светлана Лягушева председатель общественной палаты Ярославской области по социально-демографической политике, охране материнства и детства
  • Сергей Ивченко директор департамента по социальной поддержке населения и охране труда мэрии города Ярославля
  • ГОСТИ

  • Леонид Ольшанский вице-президент "Движения автомобилистов России", адвокат
  • ГОСТИ

  • Леонид Перлов учитель высшей категории, сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования "Учитель"
  • ГОСТИ

  • Любовь Храпылина профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления РАНГХиГС
  • Александр Сафонов проректор Академии труда и социальных отношений, доктор экономических наук, профессор
  • ГОСТИ

  • Александр Гезалов член Совета при Министерстве образования РФ по вопросам детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей
  • ГОСТИ

  • Амир Валиев технический директор и главный конструктор ООО "Птеро", член совета директоров "Аэронет"
  • ГОСТИ

  • Варвара Добровольская фольклорист, кандидат филологических наук
  • ГОСТИ

  • Николай Кошман президент Ассоциации строителей России
  • Николай Алексеенко генеральный директор "Рейтингового агентства строительного комплекса"
  • Показать еще
    Показать еще
    22 акушера и главврач помогали петербурженке родить четверню В роддоме №17 Санкт-Петербурга четверня родилась впервые за 50 лет
    час назад
    Герб Владимира История создания геральдического символа древнего города
    час назад
    Три укромных уголка Европы Австрийский Зальцбург, португальская Алгарви, французская Корсика
    час назад
    Цифровой формат: Россияне предпочитают помогать конкретным людям, а не фондам
    час назад

    Музыкальное образование в школе рассчитано на уровень художественной самодеятельности, а от детей надо большего требовать и добиваться

    Роман Бажилин ректор Тамбовского государственного музыкального педагогического института им. Рахманинова
    Забайкальский пенсионер попросил у Владимира Путина могилу и гроб Пенсионер написал президенту, после того как приставы сняли деньги с его карты
    3 часа назад
    Фонд защиты прав дольщиков возглавил Александр Плутник Он руководил Агентством ипотечного кредитования
    3 часа назад
    Владимир Жириновский призвал отказаться от новогодних каникул Лидер ЛДПР заявил, что долгие праздники россиянам в тягость
    4 часа назад
    Министр финансов Антон Силуанов пообещал рост пенсий "выше инфляции" в 2018 году Правительство по итогам года ожидает инфляцию на уровне 3,7 процента
    4 часа назад

    ГОСТИ

  • Андрей Кричевский генеральный директор Российского союза правообладателей
  • Александр Соколов ректор Московской консерватории, экс-министр культуры России
  • Культура и деньги Может ли искусство приносить прибыль, быть тем фактором экономики, который окажет влияние на жизнь всего государства?
    4 часа назад
    Накормить море камнями! Как отдыхающие разрушают экологию Черного моря? И можно ли его спасти?
    4 часа назад
    4 часа назад
    Водителям не запретят снимать на видео сотрудников ДПС С 20 октября вступает в силу новый регламент ГИБДД
    5 часов назад

    ГОСТИ

  • Евгений Ачкасов зав. кафедрой спортивной медицины и медицинской реабилитации Первого МГМУ им. Сеченова
  • Владимир Гришин профессор, доктор экономических наук, основатель системы ОМС в РФ
  • Ольга Лебедь социолог
  • Федот Тумусов первый заместитель председателя комитета ГД РФ по охране здоровья
  • Гузель Улумбекова руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением, доктор медицинских наук
  • Игорь Цикорин сопредседатель Совета общественных организаций по защите прав пациентов при Департаменте здравоохранения г. Москвы, психолог
  • Кто в ответе за здоровье? Может ли забота о здоровье стать не правом, а обязанностью граждан?
    Полный выпуск 5 часов назад
    В Кремле прокомментировали акции протеста в Киеве "Мы наблюдаем за тем, что там происходит", - сказал Дмитрий Песков
    6 часов назад
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments