Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Анастасия Алехнович: Чтобы самозанятые начали выходить из тени, государство должно им гарантировать, что как минимум 10 лет не будет менять правила игры

19:35, 31 января 2017

Гости

Анастасия Алехновичвице-президент "Деловой России", руководитель экспертного центра при бизнес-омбудсмене

Владимир Буеввице-президент "Национального института системных исследований проблем предпринимательства"

Юрий Савеловчлен президиума "Опоры России"

Ольга Арсланова: Итак, как и обещали, поговорим о судьбе самозанятых граждан, которыми очень интересуется государство, и все пытается понять, как же, с одной стороны, вывести этих самозанятых граждан из тени, и при этом еще, возможно, и с них что-то получить. Дело в том, что депутаты российские решили внести некие поправки, освободить самостоятельных предпринимателей от регистрации. В самом предпринимательском сообществе эта инициатива вызвала противоречивые реакции, и мы бы хотели сегодня поговорить о том, что же предлагают депутаты, о том, что предлагают в Министерстве труда, поскольку именно там сейчас также разрабатывают законопроект о статусе самозанятых граждан, и хотели бы поговорить с самими этими самозанятыми гражданами в прямом эфире. Позвоните нам и напишите, как вы сейчас работаете, все ли вас устраивает, собираетесь ли выходить из тени, каким-то образом регистрироваться, чего вы опасаетесь.

Петр Кузнецов: И представляем наших гостей. Представители двух сторон, по сути, хотя не знаю, к чему мы придем в конце нашего диалога. Владимир Буев, вице-президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства. Здравствуйте. Справа от меня.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Владимир Буев: Добрый день.

Петр Кузнецов: И Юрий Савелов, член Президиума той самой "Опоры России".

Юрий Савелов: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Голосование сразу же запускаем, параллельно спрашиваем вас, освободить самозанятых граждан от индивидуального предпринимательства: вы "за" или "против"? Эти два слова на короткий номер через СМС-сообщение. Вы пишете просто "за" или "против", в таком случае ваш голос легче будет идентифицировать и посчитать.

Ольга Арсланова: И по поводу этой инициативы еще раз напомним. Павел Крашенинников, Андрей Макаров внесли законопроект, который освобождает самозанятых от регистрации в качестве индивидуальных предпринимателей. Пока он только внесен, все это на стадии обсуждения. Мы попытаемся понять, вообще эта поправка кому-то принесет пользу?

Юрий Савелов: Здесь непонятно. У нас нет закона, который заставляет самых грамотных людей регистрироваться ИП.

Ольга Арсланова: Это было как одно из предложений, что с ними дальше делать. Давайте они будут регистрироваться как ИП. Нет, давайте они не будут регистрироваться.

Юрий Савелов: ИП, да. Давайте я просто вам коротко скажу еще раз. Разложим весь бизнес, который существует на сегодняшний день, по категориям, чтобы нам было понятно. Мы об этом говорили. Начнем с крупного бизнеса. Все, что свыше 2 млрд., у нас Минэкономразвития говорит о том, что это крупный бизнес, к нему свои подходы, свои налоги, свое внимание и все остальное. Да-да 2 млрд. оборотных средств – это средний бизнес. До 800 млн. – это и есть малый бизнес. Представляете? Возьмите какую-нибудь среднюю фабрику в легкой промышленности, в переработке. Чтобы она давала обороты в 700 млн., должно быть огромное предприятие. Но суть не в этом.

Следующие у нас идут микробизнес, или он тоже считается малым бизнесом – до 120 млн. оборота, но это с налогооблагаемой базы, которая упрощенная, в упрощенном варианте. Не все налоги платите, платите 6% от оборота, и до 120 млн. можете делать все, что угодно.

Низшая категория, самая последняя, которая существует на сегодняшний день – это патенты. В Москве существует 93 или 95 патентов, которые гражданин может купить, что-то сделать, и быть предпринимателем. И вот сейчас появляется следующая категория, которую мы никак не можем определить ни физически что это за люди, ни юридически, ни де-факто, ни де-юре, что это за категория. Ведь в любом государстве, развитом гражданском обществе от любого дохода нужно платить налог. С этим все согласны, правильно?

Ольга Арсланова: Даже если человек не занимает никакое рабочее место, а сам себя обеспечивает работой?

Юрий Савелов: Конечно.

Ольга Арсланова: А за что платить? Можно просто и мне, как обывателю?

Юрий Савелов: За доход.

Ольга Арсланова: Хорошо. Но ему государство помогло как-то этот доход получить? За что он должен платить?

Петр Кузнецов: Он сам нашел работу.

Ольга Арсланова: Он оказал услугу какую-то.

Юрий Савелов: Господа, мы с вами договоримся, что вся страна останется без налога.

Ольга Арсланова: Опять же, пытаюсь просто понять.

Юрий Савелов: С любого дохода. Пожалуйста, понять. Если вы, допустим, вырастили у себя рассаду, пошли ее, на обочину продали, получили 10 тыс. руб., вы должны заплатить 13%.

Ольга Арсланова: Потому что вы использовали какую-то землю, да? Где-то зарегистрировать.

Юрий Савелов: Свою, как вы говорите. Нет, почему? Вы получили доход.

Ольга Арсланова: Частная собственность.

Петр Кузнецов: Просто не понимаю, как от человека, который в месяц может получать совершенно разный доход, можно получать налог.

Юрий Савелов: А вот как раз статус самозанятых и определяется, что это за люди, которую работу они выполняют.

Петр Кузнецов: Да. Давайте определим, чем он отличается от наемного работника?

Юрий Савелов: Как понять? Наемный работник платит налоги на сегодняшний день, и он зарегистрирован. За него платит работодатель.

Петр Кузнецов: Для многих непонятно. И их отношения оформлены каким-то трудовым договором?

Юрий Савелов: Конечно, договором. И как раз непонятно, что это за категория, где они этот доход имеют, как они его имеют. Здесь, наверное, сначала надо разобраться, а потом их освобождать, потому что мы не назовем вам очень много направлений, где можно поиметь приличный доход, при этом нигде не зарегистрировавшись, самозанятый человек.

Петр Кузнецов: Владимир, вопрос вам. Но ведь, насколько я понимаю, с января существуют налоговые каникулы для самозанятых, действует закон.

Владимир Буев: Хочу сказать, что юридического понятия, как "самозанятые" не существует. Действительно, в конце прошлого года были приняты поправки в Налоговый кодекс, где было определено, по сути, три категории людей, кого в таком бытовом понимании принято называть самозанятыми. Это некие физические лица, которые оказывают услуги либо работы тоже физическим лицам, домашним хозяйствам, скажем, по направлениям: уборка помещений, сиделка, няня, уход за больными людьми, либо за теми, кто уже старик, больше 80 лет.

Петр Кузнецов: Частный извоз тоже.

Юрий Савелов: Нет, таксисты должны иметь лицензию, патент. А как же?

Владимир Буев: Нет, там нет частного извоза.

Ольга Арсланова: Частный извоз у нас вне закона.

Владимир Буев: Это именно налоговая категория, это не определение, как в Законе "О поддержке предпринимательства" именно категории предпринимательства. Это определение налоговое. И есть некоторая путаница иногда, когда путают налоговые категории, разбивку на группы по предприятиям, и разбивка на группы предприятий, которым оказывается государственная или муниципальная поддержка. Скажем, патент – это то же самое микропредприятие. Патент – налоговая категория, а микропредприятие – это уже категория этой группы предпринимателей, которые имеют право на поддержку. Это первый сюжет.

Второй сюжет, о чем я говорил. Самозанятых как таковых – это бытовое понятие. И это проблема обсуждается уже последние 3-5 лет.

Если говорить о сущности, кто же такие самозанятые, и чем они отличаются от бизнеса, там есть четкая теоретическая грань, в науке, и в мире в том числе это существует.

Ольга Арсланова: Это что за грань?

Владимир Буев: Бизнес – это там, где прибыль зарабатывается. Прибыль, там где есть бизнес, развитие бизнеса. А самозанятые – это те, кто обеспечивает только себя и свою семью. Это некая пограничная категория между бизнесом и наемным работником. Это не бизнес.

Юрий Савелов: Возникает сразу вопрос. А если я самозанятый, получаю миллион в месяц. Хотя таких направлений очень мало, я их немного назову, но они есть. Что, я ничего не буду платить: ни страховых взносов, ничего? Меня отнесли в категорию самозанятого, и все?

Владимир Буев: Сразу вопрос. Такого, во-первых, быть не может, а если может, то нужно понимать. Грань есть: зарабатывание прибыли и работа на самого себя. Это первый сюжет.

Второй сюжет. Что такое самозанятых? У нас принято считать, что это те, кто находится сейчас в теневой сфере, кого государство не видит, кто налоги не платит. Это считается самозанятый. И эту категорию теневого сектора – это те, кто не работает, не является безработным, то есть официально не стоит в центре занятости, те, кто не является несовершеннолетним, те, кто не находится на пенсии. Этих людей, по-разному считают, 12-15-20-25-30 млн. Вся беда в том, что всю эту категорию по репрезентативным выборкам не сегментировали, не исследовали как следует. Поэтому у нас под самозанятыми каждый понимает, кто во что горазд. Один относит к этому и 50 видов деятельности, как, допустим, бизнес-омбудсмен Титов. Его предложение 10 тыс. платить в год в качестве единого налога.

Юрий Савелов: Налог на тунеядство.

Владимир Буев: Другие считают, что это только няни, репетиторы. Третьи – таксисты. Четвертые – продавцы цветов. Но вся эта мозаика не сложена в единый объект, который пытаются регулировать.

Ольга Арсланова: Но при этом есть совершенно понятный общий тренд. Как бы мы это ни назвали – налог на тунеядство…

Владимир Буев: Это в Беларуси.

Ольга Арсланова: … какие-то отчисления, например, в Пенсионный фонд или на медицинскую страховку, как бы это ни назвали, суть одна: этих людей хотят, во-первых, определить, посчитать, поставить на карандаш и что-то с них взять. А название можно придумать, какое угодно.

Юрий Савелов: Наши медицинские фонды, которые находятся в областях и губерниях, очень мало поступлений, они все платят из казны, потому что медицинскую услугу надо оказать всем живущим, а то и приезжим в ту или иную область. И постоянно в фонде существует, допустим, собираемых налогов 300 млн., а фонд за год тратит 800 млн., и тратит он из своего бюджета, который собирает внутри области, внутри губернии. Поэтому те люди – 20 млн. (чаще звучит средняя цифра 20 млн.), которые не платят медицинские взносы, их и хотят как-то заставить за счет налога на тунеядство, за счет регистрации, чтобы они хотя бы оплачивали медицину, потому что услуги им оказываются.

Ольга Арсланова: Они часто и не оказываются. Многие, которые нам звонили в студии, когда мы обсуждали эту тему, они никогда не пользуются этим просто.

Юрий Савелов: Это другой вопрос. Не пользуются или не оказывают – это совершенно разные вещи. Я не хожу в больницу. Это не говорит о том, что я завтра…

Ольга Арсланова: Что я не должен платить.

Петр Кузнецов: Очень много сообщений от наших телезрителей. Два прочитаю. "Я предполагаю выращивать и продавать огурцы, помидоры, грибы своей семьей из трех человек. Мне нужно ИП или я все же самозанятый человек?". Свердловская область.

И Волгоградская: "Платить налог, который уйдет неизвестно куда. Стадионы, футбол, Сколково оплачивать – не спешите".

Владимир Буев: В действующем законодательстве, конечно, нужно ИП либо личное подсобное хозяйство регистрировать.

Юрий Савелов: Да, потому что на это патента нет.

Петр Кузнецов: Ответ телезрителю Свердловской области.

Юрий Савелов: И следующая коммерческая ниша – это ИП, на упрощенной системе налогообложения до 120 млн. руб., потому что на это патент не придуман. Огурцы – очень хороший пример, потому что многие продают со своих приусадебных участков, потому что не четыре сотки. Если вы отъедете в область и дальше, то может и 30 соток быть, и 50 соток. Как человек может их обрабатывать? Он картошки собрал, встал на рынок, продал, получил деньги. Он самозанятый. Имеется в виду в этом смысле. Конечно, его можно освободить от этого дохода хотя бы на два года, что предлагают…

Ольга Арсланова: А если он в общественном лесу ходил и собирал, то уж тогда извольте платить?

Юрий Савелов: Они хотят. Это сейчас идет инициатива, что ты пошел в лес за грибами, и чтобы с тебя… Давайте со всех начнем собирать.

Ольга Арсланова: Этот бастион пойдет, и следующим будут грибники.

Юрий Савелов: У народа и так нет денег, покупная способность упала на 13-15%, это только официальные данные. Представляете, если в стране покупалось на триллион рублей, то на 15-20%, насколько стало меньше. Люди не могут ничего купить. Движения, экономики нет. У людей нет денег. Если раньше ходили в магазины: это купил, купил, купил, потратил деньги. Потом часто привезли из-за границы, но неважно. Но идет оборот средств, и идет экономика, идет прогресс.

Ольга Арсланова: А если собрать последнее, то его не будет.

Юрий Савелов: Если денег нет – да, конечно. Пришли в магазин, из трех, в которых вы покупали всегда, берете один.

Ольга Арсланова: Нам пишут из Мурманской области: "Такой подход приведет к тому, что люди не будут продавать небольшие излишки урожая, мы не сможем купить качественную продукцию, хотя в сезон урожай".

Юрий Савелов: Депутаты это и хотят. Понимаете, все равно придется создать новую коммерческую, коммерческую структуру самозанятых. Он сейчас пишет, допустим, он пойдет, зарегистрируется, и будет продавать свои… Хотя, с другой стороны, на рынке они где-то будут продавать, на любом месте, где вы продаете, вы должны получить разрешение, которое чего-то стоит.

Ольга Арсланова: Это уже тот самый налог.

Юрий Савелов: Это уже тот самый налог, который вы платите. Рынок сам разберется. Вы рынку за место заплатили. С них ничего брать, конечно же, не надо.

Петр Кузнецов: Давайте послушаем Сергея из Московской области. Сергей, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

- Здравствуйте. Наконец-то вы затронули тему даже не микробизнеса, а нанобизнеса какого-то.

Ольга Арсланова: А вы нанобизнесмен, Сергей?

- Наверное, все-таки да, потому что дело в том, что есть СНТ в Павловском посаде, там около 300 домов. Люди порою не успевают, порою что-то забывают. Моя задача какая? Ко мне люди обращаются. Они увидели, что я неплохо готовлю, могу приготовить ужин или обед под заказ. Люди приходят либо со своими продуктами, либо заказывают мне. Я еду на рынок, покупаю, делаю для них. Как мне в этом случае…

Юрий Савелов: Самозанятый человек.

- … платить налоги с этого, и стоит ли на это обращать внимание вообще? Вот такой вопрос.

Юрий Савелов: Человек самозанятый. Можно отнести его в категорию самозанятых, или какая-то сумма должна быть? Если он получает 50 тыс. в месяц? А если завтра он возьмет двух помощников и начнет уже на 100 делать?

Ольга Арсланова: На 20 тыс. или на 100 тыс.?

Владимир Буев: Самозанятый потому и самозанятый, что речь идет о самом себе, в крайнем случае о собственной семье.

Юрий Савелов: Значит, какая-то сумма должна быть.

Владимир Буев: Не должно быть никакой суммы определено, должны быть определены просто виды деятельности.

Юрий Савелов: Вы меня не слышите. Я говорю, его самозанятый доход может лавировать, или он получает 20 тыс. или 30 тыс. в месяц – среднее по стране…

Владимир Буев: Он может получать сколько угодно.

Ольга Арсланова: То есть если это деятельность, как, например, очень многие мои знакомые, преподавание иностранных языков по Skype по всему миру. То есть человек сидит у себя дома, пользуется своим компьютером, своими знаниями, своей головой, преподает.

Юрий Савелов: Получает 10 тыс. долларов в месяц.

Ольга Арсланова: Получает в диапазоне неограниченном.

Владимир Буев: Ради бога.

Юрий Савелов: И что, он не должен ничего платить?

Ольга Арсланова: Во-первых, как он кому-то докажет? Ему на карточку что-то падает, и все.

Петр Кузнецов: Вот! Это к вопросу о том, как это стимулирует людей по выходу из этой тени.

Владимир Буев: Такие, если они хотели, они давно обелились и встали на налоговый учет. Те, кто не захотел, они не встали и не встанут. Это первый сюжет.

Петр Кузнецов: Не встанут. Если это и работодателю прямому выгодно.

Владимир Буев: Второй сюжет. Это все-таки очень узкий, я бы даже сказал, экстернальный слой так называемых самозанятых. Он небольшой. Зачем его преподносить как представителей тех 15 млн. или 12 млн., или 20 млн., о которых речь идет?

Ольга Арсланова: А речь о тех миллионах, о которых вы говорите. Можете какой-то сводный портрет нам представить? Это в основном кто, и эти люди в основном сколько зарабатывают?

Владимир Буев: На самом деле, эти люди действительно по-разному зарабатывают – первый сюжет. Это зависит от региона, от вида деятельности, эта сегментация может подразумевать тысячу позиций. Я о чем пытаюсь сказать? В том-то и беда, что, говоря об этом 3-5 лет, и говоря о десятках миллионов таких людей, этот портрет не нарисован, и все говорят только о какой-то своей определенной нише, о своих каких-то узких осколочных знаниях. За 3-5 лет этот сегмент, этот кластер уже давно можно было исследовать и понять, готовы они платить или нет.

Сейчас, допустим, предлагается по минимуму. Я возьму то, что давно предлагает бизнес-омбудсмен. Предлагает 59, по-моему, видов деятельности.

Юрий Савелов: Вот, конкретно ввести, и чтобы они не платили налоги.

Владимир Буев: Достаточно четко очерченный. Предлагается 10 тыс. в год в виде патента, и дальше ты никакой не предприниматель, 10 тыс. платишь, и, грубо говоря, включаешься в реестр…

Юрий Савелов: Это налог на тунеядство, немножко по-другому.

Ольга Арсланова: Как ни назови. Патент.

Владимир Буев: … и ты обелился. Но, тем не менее, даже эти 10 тыс. Мы же не знаем. Ты назови тысячу, 5 тыс., 20 тыс. Никто не знает, готовы ли эти люди, которые не включены в этот реестр, включаться туда и платить даже эту сумму. Никто этого не знает, потому что обследований таких не было. Все выполняют Поручения Президента к такому-то срочно отчитаться, галку поставить. А ведь, на самом деле, можно даже за прошедшие два месяца уже сделать какой-то вывод, посмотреть базу данных. С 1 января начали действовать 3-4-5 видов деятельности, если детализировать, декомпозировать – три, если по позициям будем говорить, – можно посмотреть, кто даже с двухлетними налоговыми каникулами – это 2017 и 2018 год, как сказано, – ты включаешься в реестр, с тебя два года никто ничего не берет. Даже с этой морковкой, сколько туда вообще в стране пришло?

Юрий Савелов: Никто вам не скажет данных, нигде вы их не увидите.

Ольга Арсланова: Мне тоже непонятно, как они…

Юрий Савелов: Вам не расшифруют их. Это понятно. Это политика государства.

Владимир Буев: Это должна быть открытость.

Юрий Савелов: А зачем вам говорить, что зарегистрировалось 300 человек? Они могут сказать, что зарегистрировалось 30 млн.

Владимир Буев: Так они потому, может, и не открывают, что там пустой этот реестр за два месяца.

Юрий Савелов: Конечно. Я вам об этом и говорю.

Ольга Арсланова: А как они тогда этих людей увидят, если эти люди не хотят выходить на поверхность и всячески скрывается?

Юрий Савелов: Вы говорите, что пять лет ничего не делается. Но сейчас суть, даже Титов предлагает 59 профессий, направлений. Я так понимаю, это инициатива депутатов. Пожалуйста, пусть хотя бы 40 из них примут, и это начнет работать. Но хотя бы с чего-то надо начинать. Почему это инициатива депутатов? Выберут 40 направлений, как вы сказали, одни из них – огурчики, помидорчики, и ты ничего не платишь.

Владимир Буев: Есть условия, при которых это никогда не будет работать, но я могу потом сказать об этом.

Петр Кузнецов: Да, к нам подключается Анастасия Алехнович, вице-президент "Деловой России", руководитель Экспертного центра при бизнес-омбудсмене. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Анастасия.

Петр Кузнецов: Вы против, да? Какие основные опасения связаны у вас с разработкой этого законопроекта?

Анастасия Алехнович: Основные опасения, если мы внимательно прочитаем этот законопроект – это подмена трудовых отношений, то есть по найму, псевдостатусом "самозанятый гражданин". То есть мало того, что у нас действительно очень сложная процедура регистрации этого трудового договора, то есть надо как-то упрощать, и для работодателя, и для работника, потому что все эти стандарты под очень крупные компании еще со времен Советского Союза у нас. Вместо того, чтобы решать эту проблему, мы усугубляем опять и не решаем проблему с самими самозанятыми, потому что реального механизма… Ну, как он может работать по найму, оказывая услуги десятками своих клиентов, допустим, по ремонту одежды? Он с каждым будет подписывать договор? Как это вообще физически можно реализовать?

Более того, уважаемые коллеги-депутаты направляют нас по очень долгому и ложному пути. Они предлагают выписать все равно этот статус "самозанятый гражданин", а это революция в нашем законодательстве, ни много ни мало. Эта революция будет длиться два года минимум, ее реализация, внесение изменений в пять кодексов, в невероятный объем федеральных законов. При этом для самих самозанятых, для бюджета и для экономики страны этот длинный и долгий путь не даст ничего, кроме еще дополнительной правовой неопределенности, потому что по видам деятельности, которыми занимаются самозанятые, то есть самые маленькие предприниматели в таком простом понимании этого слова, самозанятый без права найма, который работает сам на себя, они пересекаются с нынешними видами деятельности, по которым работают индивидуальные предприниматели, и не только индивидуальные предприниматели, если посмотреть виды деятельности.

Юрий Савелов: По патентам попадают.

Анастасия Алехнович: И спуститься на нашу грешную землю. То есть нас подталкивают к какому-то невероятному коллапсу, при этом решения проблемы не происходит. И мы как раз очень внимательно изучали и один вариант, и второй вариант, и отрабатывали с самими самозанятыми, потому что мы непосредственно работаем с людьми, с союзами экскурсоводов, таксистов, с людьми, оказывающими соцуслуги. Они все говорят, что "Нам нужен упрощенный режим регистрации, мы боимся, что нас будут давить все контрольно-надзорные органы". У нас в решении мы освобождаем их от этого давления, приравниваем их к физическим лицам. Автоматическое прекращение статуса, если у тебя поменялись планы – все, режим истек. Но при этом ФНС все видит, у тебя личный кабинет, ты накапливаешь свои личные права. То есть это решение простое, масштабное, но государство должно гарантировать минимум 10 лет, что не будет менять правила игры, минимум 10 лет, чтобы люди поверили и начали работать, и выходить из тени. 2-3 года не решат ничего. Это наша позиция.

Петр Кузнецов: Анастасия, к вам есть вопросы у Юрия Савелова, члена Президиума "Опоры России".

Юрий Савелов: Анастасия, есть инициатива, по-моему, Совета Федерации создать все-таки комиссию на федеральном уровне, и чтобы эта комиссия до конца определила все-таки, кто такой человек, что это за предприниматель, который самозанятый. Есть инициатива, она работает? Я просто не знаю. Слух доходит.

Анастасия Алехнович: Есть инициатива.

Юрий Савелов: Сама комиссия не создана еще?

Анастасия Алехнович: Есть инициатива. Я думаю, что Валентина Ивановна очень последовательно все-таки эту тему реализует, потому что вторые наши союзники кроме самих самозанятых – регионы, потому что им не дали режим, который позволяет самым маленьким, самым активным или людям, которые выброшены с крупных предприятий, выбрать какой-то законный режим жизни и работы. Им же на федеральном уровне не дали этот режим, а при этом на более того навешивают все мыслимые и немыслимые финансовые обязательства, в тот же медстрах, так плюс еще социальная нестабильность. Понимаете, когда человек чувствует себя за раками правового поля, это огромная проблема и губернатора, и регионы это чувствуют. Поэтому это наши союзники полные в этом вопросе. Нужно массовое, простое решение. Более того, мы настаиваем на том, чтобы отработать на этих самозанятых эти упрощенные процедуры, выведения из-под контроля, надзора этих микро и малых, и постепенно распространять на всех индивидуальных предпринимателей и компании микро малого бизнес. Потому что мы говорим об этом много, а делается, к сожалению, мало. То есть такая задача.

Юрий Савелов: Разговора много, это точно.

Ольга Арсланова: Анастасия, очень многие наши зрители, которые сами себя определяют как самозанятые, говорят, что от многих проблем государство, наоборот, освобождает, и неплохо бы, наоборот, самозанятых как-то поощрять вместо того, чтобы от них что-то требовать. Как можно поощрить самозанятого, чтобы ему было выгодно работать?

Петр Кузнецов: Я думаю, что просто оставить в покое. Это будет лучшим поощрением.

Ольга Арсланова: Может, и так.

Анастасия Алехнович: Да, полностью согласна. Просто не вмешиваться – это раз.

Два. Никто из нас до конца не понимает, регионально уполномоченный бизнес-омбудсмен об этом говорит. Все равно издержки нахождения в тени достаточно большие. Плюс ко всему, если ты на современных рынках услуг, или доверительные услуги, бытовые, пенсионеры, дети, и сами самозанятые подсказывают, что если у них будет легальный статус, они получают конкурентное преимущество, так как они качественные услуги предоставляют на рынке труда. Понимаете, на рынке оказания услуг. Потому что я белый самозанятый, у меня есть свидетельство, это по номеру легко пробивается по базе. Значит, у меня закажут услуги дизайнера, а не у того, кто вообще нигде и никак не зарегистрирован. То есть они рассчитывают – это подсказали сами самозанятые, – что они получат в борьбе за покупателя просто дополнительные конкурентные преимущества. Вот этот позитив. Это встроенная мотивация. Это помимо накопления социальных прав. К сожалению, у нас много проблем в социальной системе. Чтобы их накопить даже нам с вами, кто работает на полный день, на полную ставку, это еще непонятно, сколько при выходе на пенсию мы получим. Но, тем не менее, человек, чувствуя себя в правовом поле, накапливает себе хотя бы на минимальную пенсию. Плюс конкурентное преимущество в борьбе за покупателя. Об этом нам говорят сами самозанятые. Вот простая мотивация. Нужно быть проще в подобных решениях, а не идти по этому ошибочному пути.

Владимир Буев: В каких-то вещах я абсолютно не согласен, и хотел бы привести к мысли, о которой говорил. Мы говорим о самозанятых, имея в виду какую-то одну нишу. Скажем, говорим о таксистах, имея в виду всех, или говорим о нянях, тоже имея в виду весь этот миллионный сектор. Но, допустим, если говорить о конкурентных преимуществах, то если мы в Москве возьмем сектор нянь, то там же все доверительно. Если она нигде не зарегистрирована, то она имеет финансовое конкурентное преимущество, ей не нужно ни эти 10 тыс. платить, ни через два года платить. У нее, наоборот, есть конкурентное преимущество. Поэтому говорить о том, что обязательно весь сектор самозанятых, если он будет обелен, получит конкурентное преимущество – мне кажется, это абсолютно не так. Это то самое, что сектор не обследован.

Ольга Арсланова: Давайте спросим, есть ли у Анастасии какая-то финальная реплика.

Ольга Арсланова: Финальная реплика. Сектор точно обследовал. У нас Национальное агентство финансовых исследований тут провело как раз опрос, исследование. Делали летом этого года, как раз опрашивали самозанятых через свои порталы. Можно дополнительно исследовать еще. Но задача – создать тот режим, когда разные профессии – их примерно 45 получается, – и виды занятости, которые сейчас, по сути, оказываются населением, увидели для себя комфортный и нормальный режим работы. Кто-то на пенсию уже хочет накапливать, кто задумывается, кто-то конкуренцию выигрывает, кто-то хочет избавиться от участкового, который к нему приходит и, допустим, собирает денежку.

Решение должно быть массовое. Жизнь расставит все на свои места. Страна большая, каждый регион сможет донастроить эту систему, о которой мы говорим. Но сейчас задача – все-таки массовое стабильное решение предложить людям, потому что проблемы набирают критические масштабы. Все исследования и опросы у нас есть: и по видам деятельности, и по стоимости. Поверьте, это выверенные за полгода-год работы предложения. Поэтому мы призываем к здравому смыслу.

Ольга Арсланова: Спасибо. Анастасия Алехнович, вице-президент "Деловой России", руководитель Экспертного центра при бизнес-омбудсмене, была с нами. Спасибо за участие в программе.

Это массовое решение, мне кажется, так глобально вроде бы устраивает. Но донастройка может быть разной.

Юрий Савелов: Я сейчас хочу просто продолжить к разговору свою мысль. Все, что подписано, все, что зарегистрировано, имеет правовую форму, и здесь можно вести диалог, и вообще какие-то отношения в законе.

Ольга Арсланова: С кем диалог?

Юрий Савелов: Да с кем угодно. С нанимателем, с работодателем. Вы пришли работать. О чем говорю, почему услуга не то, чтобы качественная, а она законнее. Вы можете предъявлять какие-то требования, выдвигать какие-то условия, но если вы говорите только на словах, и платите наличные деньги, и платит человек, который не зарегистрирован, у вас с ним криминальные отношения. Понимаете? Он говорил, что должен сделать, а я не сделал. Где это доказано, где это прописано? И когда сейчас Анастасия говорила о том, что лучше, допустим, взять на работу домработницу или няню, которая зарегистрирована, у которой есть статус, и с которой можно всегда спросит? А если вы приглашаете просто человека – конечно, если она что-то с вашим ребенком сделала, то вы обратитесь в милицию, но все другое очень тяжело доказать: что она у вас работала, что ее функции такие-то. Понимаете?

Ольга Арсланова: Для меня няня – это просто человек, который взял, зарегистрировался, и мне ничего это не говорит о ее квалификации. В любом случае я возьму ксерокопию паспорта…

Юрий Савелов: Я не об этом. У вас не работала няня.

Петр Кузнецов: Лучшая рекомендация – это взять няню у каких-то знакомых, то есть по рекомендации. Здесь никакие базы не нужны.

Ольга Арсланова: И абсолютно все равно, зарегистрирована она или нет.

Петр Кузнецов: Давайте послушаем и в Воронежской области Василия. Василий, здравствуйте. Вы самозанятый гражданин?

- Добрый день. Я уже, слава богу, пенсионер. Но я вам скажу такую вещь. У нас в городе Лиски работу не найдешь. Молодежь, которой бы работать да работать – и нет работы. Пытались ездить в город Москву, но, поработав несколько месяцев, оттуда их выгоняют, и берут к себе на работу тех, которые из ближней Азии. Берут, потому что им выгодно, их берут без всяких оформлений и прочего.

Теперь вернусь дальше к нашему городу. В нашем городе закрывается одно предприятие за другим, работы нет. Хотя бы оставили такие маленькие районные города в покое. Пусть бы люди находили себе работу – слава богу. Скажите спасибо, что они сами находя работу и как-то себя кормят, потому что то, что заработаешь за месяц – ну, 8 тыс. Так из этих 8 тыс. надо заплатить коммунальные, и на прожиточный минимум какой-то тоже себе оставить. Вот такая жизнь в наших районных центрах. А мы спорим, предприниматель или прочее. Если человек работает в огороде, так, извините, с утра до вечера работает в одной позе, как с него тоже брать? Рассуждать хорошо в Москве и Питере, потому что 8 часов отработал, хорошую зарплату получил – уйди свободно себе домой. А мы пашем с утра до вечера за копейки.

Ольга Арсланова: Спасибо за ваш звонок.

Петр Кузнецов: Очень много подобных сообщений.

Ольга Арсланова: Тут же нам из Башкортостана написали.

Петр Кузнецов: От грибников.

Ольга Арсланова: И вот смотри: "Размышления москвичей далеки от всей оставшейся реальной России. В регионах нечем заняться, нет дохода. Skype, интернет – смех. Нет банкоматов, в деревнях детей в райцентры на лошадях в школу возят. Нет никакой работы. Няни, гувернантки, репетиторы – нет таких профессий в городах менее 1 млн. человек".

Это действительно то самое дробление самозанятых. Если речь идет о человеке, который не может найти работу, он вынужденно стал самозанятым, я, честно, не могу понять, за что он должен платить государству.

Юрий Савелов: Он не должен. Депутаты и предлагают ему не платить, наверное. Как раз депутаты и предлагают его освободить.

Владимир Буев: Есть такое понятие в науке, правда, в предпринимательской науке, когда предприниматели идут в бизнес добровольно, имея к этому потенциал, есть такое понятие, как "вынужденный предприниматель". Когда в период кризисов каких-то, сокращения производства, сокращения ВВП на рынок выбрасывается большое количество рабочей силы, которая в обычных условиях никогда бы не стала предпринимателем, и вынужденно идут торговать морковкой, становятся челноками и так далее. Это в разные промежутки времени.

В самозанятости есть точно такая же ситуация, когда ты становишься самозанятым вынужденно, ты не хочешь им быть. Ты бы пошел на нормальную работу, как наемный работник, но поскольку работы нет, то ты самозанятый. И, опять же, в мировой экономической науке, одним из ведущих представителей которой является де Сото, есть такое понимание, когда в экономике возникают сектора серые, теневые. Это не криминальные сектора, как говорят. Криминал у нас понятно что: наркотики, проституция.

Ольга Арсланова: То, что противоречит закону.

Юрий Савелов: Неуплата налогов – тоже криминал, и большой.

Владимир Буев: Есть криминал, а есть серая зона, которая варится, потому что нет условий найти нормальную работу. И у нас же есть многие черты нашей экономики, которые, скажем, в серой теневой части схожи с латиноамериканской. И де Сото, который один из представителей этой науки, он, кстати, может быть, на недвижимости делал упор, на трущобах, которые возникли вокруг городов, где тоже была своя жизнь, тоже была своя самозанятость, был свой бизнес, предлагал это легализовать, не трогая это. То есть легализовать, пусть, раз это развилось, если мы туда лезем – хуже только будет. И тут то же самое: если мы хотим легализовать этот многомиллионный сектор самозанятых, или теневиков (их по-разному можно называть с разной оценкой), лучше не лезть туда, если ты не понимаешь, что там происходит. И если ты предлагаешь этому сектору включиться в те же самые налоговые реестры, говоря, что "Мы тебя только на два года освободим. А через два года непонятно, что начнется".

Юрий Савелов: Налоговый инспектор придет обязательно.

Владимир Буев: Либо ты должен становиться ИП, либо ты плати НДФЛ 13% налог, или больше.

Ольга Арсланова: Уже знают куда.

Юрий Савелов: Конечно.

Владимир Буев: Это на два года некоторая заявка. А мы знаем, что происходит с нашим законодательством, когда один закон может меняться по 10-12-15, и даже 20 раз в год. Оно нестабильное. И когда мы сразу людям заявляем, что "Мы вас хотим, грубо говоря, затолкнуть в эти узкие рамки реестра, а через два года мы возьмем с вами по полной", при недоверии к государственной регуляторике, при недоверии к государственной политике, мы не решаем никакие проблемы, а только напрягаем эту часть экономики, которая уже живет сама по себе.

Юрий Савелов: По большому счету, сейчас инициировать ничего не нужно. Хотя бы год переждать, и не трогать этих самозанятых, тех людей, которые выживают, работают и что-то делают.

Петр Кузнецов: Как раз эти налоговые каникулы работают этот год.

Ольга Арсланова: За эти налоговые каникулы их все-таки пересчитают.

Юрий Савелов: Их хотят зарегистрировать. Мы сейчас только сказали, через два года к ним придет инспектор, и четко понимает, чем человек занимался, и возьмет с него…

Владимир Буев: Завялены налоговые каникулы на два года – 2017, 2018.

Петр Кузнецов: Давайте послушаем мнение индивидуального предпринимателя, его зовут Евгений, и он из Иваново. И он до нас дозвонился, естественно.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

- Добрый вечер. Конечно, Москва и Питер, если обсуждать, то 10 тыс. – это очень небольшие деньги, и это, наверное, правильно, потому что, по идее, все мы должны вносить какую-то свою лепту. Но мы знаем наше государство. Если мы сейчас возьмем глубинку – Ярославская, Владимирская, Костромская область (я в этом регионе), получается так, что человек вовремя не сдал отчет, где-то что-то не заплатил, и ему уже, допустим, 10 тыс. плюс 5 тыс. Как у нас? Ведь так все сделано.

Ольга Арсланова: А он, может быть, в этот раз вообще ничего не заработал, не пошло у него.

- Конечно. У предпринимателя как? Я был прооперирован, то есть я проплатил налог, я там заплатил. Потом я инвалидность не стал оформлять, а я должен был дальше продолжать платить. Ведь так не должно быть. И здесь будет то же самое.

У нас ведь как? Ты зарегистрировался, тебя увидели, посмотрели. Дальше аналитики проанализировали года два, а дальше начинается как всегда.

Петр Кузнецов: И все, уже никуда не денешься, уже после регистрации никуда.

- Конечно. У нас нет веры.

А потом, давайте возьмем Америку. Там есть шкала. Есть определенные суммы, там порядка 12 тыс. долларов. Если ты заполнил декларацию, меньше 12 тыс. долларов ты не облагаешься никакими налогами, ты больше ничего не платишь. А нам говорят: "А вот медицинское". А что медицинское? Есть такое понятие "природная рента", а у нас его нет. Почему у других есть, а у нас нет? Мы просто уже прожили активную фазу жизни, и смотрим на это все, а у нас не складывается. У нас все получается так, что с кого брать-то уж нечего, они, слава богу, живут сейчас, что-то хоть делают немножко. Нет, давайте с них возьмем. А давайте все-таки возьмем, кто получает больше 3 млн. в месяц, как в Европе? Почему у нас как-то однобоко все:

Ольга Арсланова: Евгений, думаю, вас сейчас миллионы наших зрителей поддержат. Мы комментировать не будем. Спасибо.

Петр Кузнецов: Самозанятые встанут на биржу в Ярославской области.

Петербург. Я в кафе мою посуду, зарплата в конверте. Я кто? Хозяин налоги не платит.

Ольга Арсланова: Я ИП, работаю сама на себя. Доход, чтобы не умереть с голоду, 15 тыс. в месяц. И что, с них я обязана отчислять 1800 каждый месяц? Да отберите все уж.

Самозанятый, за одну неделю заработает 5 тыс., за другую 500 руб. Что из него выдавливать?

И интересная вещь мне понравилась по поводу рыбок. "Знакомый в свободное время увлекается аквариумными рыбками, излишки относит на рынок. За место платит такие деньги, что приходится объединяться с друзьями. Рыбок покупают дети, получается радость. Будем спускать рыбок в унитаз, котят топить, потому что платить за это никто не хочет".

Да и та же пресловутая морковка. Ее же надо вырастить, купить.

Юрий Савелов: Поэтому и идет разговор с нашего эфира сначала о том, давайте определим, как они говорят в Америке. Не будем смотреть на Америку, я не люблю что-то где-то. Давайте определим цифру, тот минимальный уровень дохода самозанятых, который они имеют. Пусть они с него ничего не платят. Мы должны определить, попробовать.

Знаете, я всегда был инициатором того, что "Давайте попробуем в каких-то регионах". Мы 5 лет говорим о самозанятых, но ничего не происходит. Надо было что-то сынициировать даже в Совете Федерации, нашлись бы регионы, области, где бы у себя это откатали, попробовали.

Петр Кузнецов: Как среднюю зарплату, да?

Юрий Савелов: Да, взяли бы цифру 30 тыс. Если самозанятый получает доход 30-35 тыс., то, конечно, он ничего не платит, ничего не боится. Но если он получает 100 тыс., тогда с него придется просить, потому что мы с вами и все государство живет на те налоги, которые оно собирает. Вот и все, все очень просто, гораздо проще. Тогда не будем направления, специальности брать. Тогда давайте брать по доходу. В этом регионе доход 20 тыс., а в этом регионе 50 тыс. Все можно разделить по регионам. Инициатива должна быть не только сверху, а еще от регионов. Но, к сожалению, у нас этого нет, и поэтому это не работает.

Ольга Арсланова: У нас пришло письмо на наш портал. "Добрый день, я пенсионерка, открыла ИП и оказываю бухгалтерские услуги. При этом я плачу налог как ИП. Почему при этом мне платят пониженную пенсию, как работающему пенсионеру? Не кажется ли вам, что у меня двойное обременение – от чего-то нужно освободить?". Логика понятна.

Владимир Буев: Абсолютно верный вопрос. Женщина свою пенсию уже заработала. С какой стати ей должны платить меньше?

Ольга Арсланова: На предыдущей работе.

Юрий Савелов: И еще приносит пользу государству и обществу, а с нее снимают полпенсии. Вы знаете, на это ответа нет. С нее снимают полпенсии, потому что она своим трудом в своем возрасте еще работает и еще что-то делает, приносит пользу обществу, а пенсию сразу вполовину. Много вопросов.

Ольга Арсланова: Потому что на пенсию, как вы догадываетесь, прожить невозможно.

Владимир, скажите, как вам кажется, какие перспективы у этих поправок? Я имею в виду депутатские поправки.

Владимир Буев: Я думаю, что перспективы положительные в каком смысле? Раз есть поручение Минюсту до июня, по-моему, этого года определиться с тем, что такое есть самозанятый – поручение будет выполнено. Другое дело, что те механизмы, которые предлагаются, включение их в реестр с некоторым освобождением, налоговыми каникулами на любое количество времени, как только заявляется, что потом все равно вы будете платить налоги, реализация этого поручения ничего не даст. Реестр не наполнится. Даже если туда включится 100, 200, 300, 500, 1 тыс. самозанятых со всей России, это будет ничто. На администрирование этих баз данных, на налоговых инспекторов из сотрудников, которые будут заниматься этим администрированием, просто даже поддержанием этих баз данных, уйдет гораздо больше денег, чем от этого будет какой-либо эффект. То есть я считаю, что сама инициатива по своей сути провальная.

Юрий Савелов: Провальная из-за того, что будут регистрировать и давать льготы только на два года. Вот в чем она, как вы говорите, провальная. Но, с другой стороны, если вы не зарегистрировались, и получили доход, и не заплатили налог – извиняюсь за выражение, уголовка. Понимаете цепочку? Уголовка идет.

Владимир Буев: Уголовка-то есть сейчас.

Юрий Савелов: Конечно.

Владимир Буев: И, по сути, в этом смысле изменение некоторой регуляторики не меняет сути наказания, сути санкций. Все это есть и сейчас, будет и потом.

Юрий Савелов: Когда начнутся уголовные дела, когда начнутся большие штрафы, а может быть сейчас в Уголовно-процессуальный кодекс вошло такое понятие, как исправительные работы, вот вы не заплатили 10 тыс. руб. налогов…

Владимир Буев: Вы знаете, это есть в Уголовном кодексе – незаконная предпринимательская деятельность, миллионы людей под нее подпадают.

Юрий Савелов: Там небольшие деньги. Вам 2 месяца дадут отрабатывать где-нибудь на строках народного хозяйства. Потому что все равно сейчас вы нарушаете закон. Понимаете, любой налоговый инспектор может вас проследить, и он имеет на это право – доказать, что вы получили доход через вашу карточку, наличными в конверте, если он сможет это доказать – все, это нарушение закона, это ответственность.

Владимир Буев: Это и сейчас есть.

Юрий Савелов: Я сейчас и говорю об этом. Просто это не работает.

Владимир Буев: И потом будет точно также.

Юрий Савелов: А когда начнёт работать государство, могут возникнуть большие сложности. Конечно, так можно доработать и до бунта в стране, я имею в виду, если повести…

Ольга Арсланова: Да, нам уже на это намекают зрители. То, о чем вы сейчас сказали – все уже сейчас есть, все в законе прописано. Налоговая может зря…

Юрий Савелов: Я понял вас.

Ольга Арсланова: И что? Люди же этого не боятся.

Юрий Савелов: Я сейчас вам об этом и говорю, что настолько государство сейчас собирает деньги, что оно идет на все. Каких-то тормозов нет. Они сейчас если примут этот закон, допустим, что надо не зарегистрироваться, и вы не зарегистрировались, а завтра дадут команду налоговым инспекторам, наберут их больше, и чем больше они людей поймают, дадут им премию.

Ольга Арсланова: Активнее работать будут. То есть они начнут…

Юрий Савелов: Ловить людей с доходов. И неважно, кто вы. Вы имеете доход со стороны, с которой вы не заплатили налог…

Владимир Буев: Любые институты, любые обычаи делового оборота меняются годами, иногда десятилетиями. Если мы сегодня заявим, что "Хорошо, да, включайте в реестр. Мы 10-15-20 лет не будем брать с вас никаких налогов, ничего. Вы просто включитесь в реестр, чтобы мы видели, что вы чем-то занимаетесь, хотя бы для статистического анализа". 1-2-3 год, если не будет потом изменений, типа приняли сейчас, а завтра изменили все, это будет только очень аккуратное и единичное, может быть, сотнеединичное наполнение этих реестров, через пять лет народ туда может пойти активнее, увидев, что действительно государство держит свое слово.

Юрий Савелов: Машина работает, да.

Владимир Буев: Через 15 лет, может быть, все туда и войдут, и только тогда можно будет говорить о том, что с вас с каждого по копейке взять. Через 15 лет, когда народ поверит, когда эти самозанятые поверят государству. Сейчас этого нет. Это длительное изменение обычаев делового оборота и формирования институтов.

Ольга Арсланова: И вообще изменение отношения к этим людям, потому что сейчас такое отношение, что к ним так относятся под лупой: "Сейчас мы поищем вас, нарушителей".

Юрий Савелов: Конечно, все так и ищут. Так и делают.

Владимир Буев: Я, может быть, употребил несколько научный термин из теории институциональной экономики.

Ольга Арсланова: Да. "А что вы там от нас скрываете?"

Юрий Савелов: А тем более вы зарегистрировались. Прекрасно. Вас искать, где вы живете, что делаете, рассаду выращиваете, огурчики, помидорчики? Мы к вам и придем.

Петр Кузнецов: Да. Давайте про рассаду почитаем истории телезрителей, очень много.

Ольга Арсланова: Таких очень много.

Петр Кузнецов: Да, грибники опять. "Я заядлый грибник со стажем". Раньше раздавали грибы. Три года продаем – июль, сентябрь – в лесах, пройдены сотни километров, заработок за лето 50-60 тыс. руб. С чего тут платить налог?"

Вологодская область. "У нас грибной сезон три месяца, до дачи 100 км от Вологды. Это только покрывает затраты на поездку в деревню.

Тут же. "Если я собрала грибы, у меня на них аллергия, – тут уже какие-то обходные схемы, – и я их продала, тот, который купил, он заработал и заплатил налог, и я еще должна заплатить налог".

Юрий Савелов: Но она же получила доход. Это элементарно. Я начал передачу с того, что с каждого дохода должны заплатить налог. Государство может заплатить вас от этого налога, о чем сейчас идет разговор.

Петр Кузнецов: Аллергия не спасет.

Юрий Савелов: Не спасет.

Владимир Буев: Вы интересный привели пример разнородности инициатив, и разнородности того, что одна рука делает одно, другая другое. Мы говорим о том, как бы легализовать самозанятых, а, с другой стороны, идет такой информационный фон, что инициатива то ли в регионах, то ли в органах власти возникает как бы обложить тех же самых грибников или ягодников,, которые собирают что-то, те же самые самозанятых, как бы их отдельно прорегулировать.

Юрий Савелов: С патентом.

Петр Кузнецов: Юрий же говорил, что нужно вычислить какой-то средний доход. Может быть, мы посредством наших СМС-сообщений и выяснили, что давайте не трогать грибников и собирателей ягод.

Юрий Савелов: Грибников – это направление.

Петр Кузнецов: Няни не жалуются. Частный извоз…

Юрий Савелов: Кто огурчики выращивает, помидорчики. Еще плюс доход должен все равно быть, потому что я завтра начну выращивать не 100 кг помидоров и огурцов, приглашу соседа, распашем с ним поле, к осени у нас будет выход 2 млн. на троих. К примеру говорю.

Ольга Арсланова: Это фантастика.

Юрий Савелов: Что, тоже я самозанятый? Чтобы этого не было, должен быть какой-то барьер. Если есть человек самозанятый, о чем вы говорили, семью обеспечивает, себя – 50 тыс. хватит, 70 тыс. Вот все, что сверх этого – ребята, мы в стране живем. Если мы не будем платить вообще налоги…

Владимир Буев: Есть один хороший кейс из нашей практики. Во-первых, доход в разных регионах очень разный. В том же самом Красноярске 15-20 тыс. зарплата – это считается очень хорошая зарплата. Если мы, опять же, говорим о кейсах, мы помним ситуацию, когда последние два года вдруг в крупных городах стало расти количество зарегистрированных индивидуальных предпринимателей. Естественно, пошли отчеты, что начался бум, бизнес почувствовал себя, индивидуальные предприниматели, хорошо. Но это именно в крупных городах. При этом понятно, что и обороты подросли.

Юрий Савелов: Все просто. Стартапам стали давать по 30-50 тыс. руб. Если вы открыли предприятие, вам дали 30 тыс. руб.

Владимир Буев: Нет. Это не тот фактор, который влияет. Там абсолютно есть другой фактор, который на это повлиял. В условиях кризиса, когда малые и средние предприятия, у них валовая годовая выручка сузилась, если они раньше могли платить даже часть зарплаты…

Ольга Арсланова: То есть они стали беднее.

Владимир Буев: … в конверте, а часть зарплаты официально, сейчас они даже официально не могут зарплату платить зачастую. Либо все в конверте, но это через обнальные компании, либо ты переводишь всех своих сотрудников на индивидуального предпринимателя, на упрощенную систему, сам ведешь…

Юрий Савелов: Подождите. Разве упрощенная система позволяет снизить страховые взносы?

Владимир Буев: А ты с ним работаешь как с индивидуальным предпринимателем.

Юрий Савелов: Он зарегистрирован как индивидуальный предприниматель, приходит, 6% платит?

Владимир Буев: Все твои сотрудники стали индивидуальными предпринимателями, а там 6%. Вот почему пошел рост, и ни по каким другим факторам.

Юрий Савелов: Нормальная схема.

Владимир Буев: Здесь, если мы будем измысливать такие же вещи в самозанятых, здесь будут точно такие же схемы. А потом мы будем думать, как еще раз растеневизировать экономику от схематозов, которых у нас уже и так полно, она вся схематозная.

Юрий Савелов: Хороший уход. Я не знал об этом, хотя считаю себя приличным предпринимателем. Я не знал, что так.

Петр Кузнецов: Видите, какая полезная.

Юрий Савелов: Да. 6%. Так вы платите 40%. 1%. Все страховые взносы платим 41%. Если у вас зарплата 100%, работодатель за вас платит 41%.

Владимир Буев: Да. 30% социальные платежи, и 13%.

Петр Кузнецов: Давайте, может быть, мы что-нибудь из Калининграда узнаем?

Юрий Савелов: А так бы я 6% всего платил. Платил бы вам чистыми 100 тыс., и 6%. Очень интересно.

Петр Кузнецов: Валерий из Калининграда. Слушаем вас, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Вы поменьше об этой схеме рассказывайте. Вдруг налоговики.

- Добрый вечер. Хотел бы сделать предложение по теме передачи. Прозвучали в процессе передачи интересные моменты, но у меня конкретное предложение. Освободить всех мелких предпринимателей (оборот до 3 млн. в год) – это микро-, нано- даже прозвучало сегодня, – почему? Потому что при 20%-ной наценке это 600 тыс. доход, из них половина затраты, то есть они себе зарабатывают на жизнь, они имеют в среднем 25 тыс. в месяц. То есть освободить их от любых налогов.

Как это отконтролировать по всей стране, очень просто, но это обязательно необходимо сделать. Чтобы за счет налоговой службы устанавливались кассовые аппараты, подчеркиваю, за счет налоговой службы, потому что сегодня на этом делается большой бизнес, на предпринимателях, и кассовые аппараты будут привязаны через интернет. То есть есть оборот, прошел оборот 3 млн. – дальше платишь дополнительно 1%. То есть четко никаких отчетов не надо сдавать, никаких движений. Просто кассовый аппарат, привязан к интернету, к налоговой службе. Вот и все.

Ольга Арсланова: Спасибо. Как вам предложение из Калининграда?

Владимир Буев: Предложения могут быть любые. Оно вполне разумное. Вопрос в деталях. Как только у нас оно выходит в публичное поле, заходит Государственная Дума, там начинают действовать разные группы интересов, в том числе и государственный интерес, который…

Юрий Савелов: Я тоже добавлю. Предложение хорошее, но я еще раз хочу повториться. Пожалуйста, в каком-то регионе, в том же Калининградском, на местном уровне депутаты могут это принять, у себя откатать, получив федеральное разрешение. И попробовать, работает это или не работает. Ровно через полгода будет понятно, есть ли у него оборот, через массу он пропускает, или наличными берет, или вообще работает или нет. Все очень просто. Мы так долго говорим. Если бы у нас решение принималось и обкатывалось на каких-то регионах, мы через полгода, через 9 месяцев четко понимали, будет этот закон работать, будут предприниматели по нему работать или нет. Мы этого ничего не делаем, хотя у нас есть прогрессирующие регионы. Они готовы много у себя откатать, если им будет интересно, что это будет приносить пользу и предпринимателям, и гражданам, и самому региону. Но мы ждем, когда пройдет все через Государственную Думу, когда это заработает, когда это все обсудится.

Ольга Арсланова: Когда федеральный центр даст разрешение.

Юрий Савелов: Конечно. О чем вы говорите? И так даже маломальский закон. Не знаете, сколько законов было принято за Думу VII созыва?

Ольга Арсланова: Там очень продуктивная Дума была.

Петр Кузнецов: И решается этим предложением проблема самозанятых. Он же мелких предпринимателей. И получают статус ИП все-таки. И так мы вычисляем самозанятых.

Ольга Арсланова: Давайте Людмилу из Рязани. Людмила, здравствуйте.

- Добрый день. Самозанятые пенсию будут получать?

Юрий Савелов: Они уже получают, если они пенсионеры.

- Они получают. Поэтому и говорю. А взносы не платят в налоги. То есть я работаю…

Ольга Арсланова: У нас и неработающие тоже многие получают базовую.

- Вы сейчас говорили о базе, которая должна обкладываться. Я получаю 8 тыс., я средний медицинский персонал. Значит, с меня налоги берут и в медицинский фонд, и в Пенсионный фонд, то есть мы это платим. А самозанятых, я просто знаю, у меня соседи, у них маленькие дети, они постоянно обращаются в поликлинику. То есть я обрабатываю с моих 8 тыс., как говорится, и их.

Юрий Савелов: Подождите. За вас платит работодатель. Вы-то не платите, вы получаете на руки 8 тыс.

- Я понимаю. Но все равно.

Юрий Савелов: Это бремя ложится на работодателя. Здесь никакого отношения ни к самозанятым, ни к вам оно не имеет. Эти 41%. Поэтому у вас и зарплата такая маленькая, потому что там еще…

Ольга Арсланова: А вы говорите, что не ложится. Ложится.

Юрий Савелов: Да, ложится. Извините. 40% идет государству.

- Ну, конечно. Поэтому и пенсии такие маленькие, потому что мой работодатель, я работаю в белую, отчисляет деньги, а человек, который самозанятый, я знаю, они занимаются ремонтом квартир, они получают большие деньги, они вообще не отчисляют ни в какой фонд. И получается, как говорится, поэтому и пенсии у нас у стариков такие маленькие, потому что мы, как говорится, бюджет платит и за меня, и за того парня.

Ольга Арсланова: Понятно. Спасибо.

Юрий Савелов: А с ремонта квартир много получают.

Владимир Буев: Это совершенно отдельный вопрос реформы Пенсионной системы. С моей точки зрения, она должна быть вообще частная, эта система, и каждый сам себе зарабатывает на пенсию. Пенсия маленькая совсем не потому. Если вы знаете сколько Пенсионный фонд сам себе на свое обеспечение берет…

Ольга Арсланова: Значительно больше, или самозанятые получают.

Владимир Буев: Там увеличивается периодически это.

Ольга Арсланова: Логика Людмилы понятна.

Владимир Буев: Логика в данной системе координат понятна.

Ольга Арсланова: Почему мы работаем, платим налоги?

Юрий Савелов: Правильно, потому что на ремонтах очень много можно заработать. Они не 50 тыс. зарабатывают в месяц, смотря какой и кому еще ремонт делают. О чем я всю передачу говорю? Там могут они на двоих и 500 заработать.

Ольга Арсланова: Но они зарабатывают же не из наших с вами налогов, правда? Они зарабатывают, получают деньги от тех, кому они оказали эту услугу.

Юрий Савелов: Так, подождите. А вы завтра идете в прачечную, стираете – это вам оказывают услугу. Думаете, они налоги не платят, они зарегистрированы?

Ольга Арсланова: Нет, понятно.

Юрий Савелов: Ну, как же? Они платят. Или вы сейчас наймете у себя сделать кухню, ремонт. Придут люди, с которыми вы заключите договор, у которых есть ИП, они заплатят все налоги. Пусть даже если они на облегченном налоговом обложении, все равно они какие-то налоги заплатят. А эти люди не платят ничего. Поэтому доход еще важен. Еще такое направление, как доход, сколько же на ремонтах квартир, пять человек работает… Ведь дорогие очень могут быть ремонты. Сейчас они снизились. И у них доходы по 300-400 тыс. в месяц, они ничего не платят, даже медицинских взносов.

Петр Кузнецов: Давайте подведем итоги. С самозанятыми все равно что-то будут делать, потому что еще в прошлом году президент дал такое поручение. Он сказал, что миллионы самозанятых, они вынуждены оставаться в тени, чтобы не сталкиваться с бюрократией. Но тут, главное, нужно предложить им понятный и удобный инструмент взаимодействия. Пока понятного и удобного инструмента мы не видим. Тот законопроект по самозанятым, верно же – запутались все.

Владимир Буев: Заявление определенных целей со стороны государства, они фискальные, контрольные. Виден этот инструмент, но он совершенно не будет устраивать тех людей, которые в этой сфере находятся.

Юрий Савелов: Я думаю, что может будет принят правильный закон, о чем я и говорил. Это сумма определена, какие-то даже, может быть, направления, профессии будут определены, которые не будут платить ничего, и будут считаться самозанятыми и жить. Но если они перешагнут эту планку, и по количеству зарабатывания, они тогда уже будут становиться, или брать патент, или становиться ИП. Все очень просто.

Петр Кузнецов: И итоги в цифрах. Мы спрашивали вас "Освободить самозанятых граждан от индивидуального предпринимательства". "За" 89%, "против" 11%.

Юрий Савелов: Прекрасно.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо. Владимир Боев, вице-президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства, и Юрий Савелов, член Президиума "Опоры России". Спасибо большое.

Владимир Буев: Спасибо, всего доброго.

Ольга Арсланова: Спасибо, что пришли.

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Тамара Касьянова генеральный директор компании "2К Аудит", первый вице-президент Российского клуба финансовых директоров
  • Дмитрий Востриков директор по развитию Ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров "Руспродсоюз"
  • ГОСТИ

  • Елена Воронина вице-председатель общественной организации "Многодетные семьи Ярославской области"
  • Светлана Лягушева председатель общественной палаты Ярославской области по социально-демографической политике, охране материнства и детства
  • Сергей Ивченко директор департамента по социальной поддержке населения и охране труда мэрии города Ярославля
  • ГОСТИ

  • Леонид Ольшанский вице-президент "Движения автомобилистов России", адвокат
  • ГОСТИ

  • Леонид Перлов учитель высшей категории, сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования "Учитель"
  • ГОСТИ

  • Любовь Храпылина профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления РАНГХиГС
  • Александр Сафонов проректор Академии труда и социальных отношений, доктор экономических наук, профессор
  • ГОСТИ

  • Александр Гезалов член Совета при Министерстве образования РФ по вопросам детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей
  • ГОСТИ

  • Амир Валиев технический директор и главный конструктор ООО "Птеро", член совета директоров "Аэронет"
  • ГОСТИ

  • Варвара Добровольская фольклорист, кандидат филологических наук
  • ГОСТИ

  • Николай Кошман президент Ассоциации строителей России
  • Николай Алексеенко генеральный директор "Рейтингового агентства строительного комплекса"
  • ГОСТИ

  • Татьяна Сергеева проректор по дополнительному профессиональному образованию ГБОУ ВО МО "Академия социального управления"
  • ГОСТИ

  • Игорь Николаев директор Института стратегического анализа компании ФБК
  • ГОСТИ

  • Анатолий Левин дирижер, художественный руководитель Концертного симфонического оркестра Московской консерватории
  • Показать еще
    Показать еще
    Опрос: Более половины россиян не готовы к женщине-президенту 53% россиян не хотели бы, чтобы в ближайшие 10-15 лет президентом страны стала женщина
    вчера

    ГОСТИ

  • Сергей Голодов доцент кафедры статистики РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • ГОСТИ

  • Елена Воронина вице-председатель общественной организации "Многодетные семьи Ярославской области"
  • Сергей Ивченко директор департамента по социальной поддержке населения и охране труда мэрии города Ярославля
  • Светлана Лягушева председатель общественной палаты Ярославской области по социально-демографической политике, охране материнства и детства
  • Владимир Путин ввел санкции против Северной Кореи Санкции направлены против ядерной программы РФ
    вчера

    ГОСТИ

  • Леонид Ольшанский вице-президент "Движения автомобилистов России", адвокат
  • ГОСТИ

  • Леонид Перлов учитель высшей категории, сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования "Учитель"
  • Леонид Перлов: Школьные учебники пишутся халтурно Более того, их последующие издания выпускаются без исправления уже найденных ошибок
    вчера
    Елена Семакина Героиня программы знает, как сделать жизнь на коляске насыщенной и яркой
    вчера
    Разведчики Росгвардии Для них не существует понятия "мирное время"
    вчера
    В сотне лучших вузов мира оказался лишь один российский университет МГУ имени Ломоносова занял 97 место в мировом рейтинге университетов
    вчера
    вчера
    Сергей Безруков попросил у Госдумы денег на детские проекты Актер считает, что вложения должны вырасти в 5-20 раз
    вчера
    Генпрокуратура не будет отзывать прокатное удостоверение "Матильды" Генпрокуратура не будет отзывать прокатное удостоверение "Матильды"
    вчера
    Грузовой корабль "Прогресс МС-07" пристыковался к МКС Ракета-носитель с грузовым кораблем "Прогресс" стартовала с космодрома "Байконур" 14 октября
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments