Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Алексей Каневский: Возврат сигарет в киоски точно не приведет к революционному росту потребления табака

15:15, 15 сентября 2016

Гости

Алексей Каневскийруководитель комитета по экономике московского отделения "Опора России"

Александр Денисов: "Не курить бизнесу вредить". Федерация рестораторов пожаловалась Министерству экономического развития на негативный эффект антитабачного закона. Доходы общепита упали из-за него на треть. А в Минздраве удивились: по их подсчетам, наоборот, доходы кафе и ресторанов выросли за счет притока некурящих. Кто прав, узнаем от нашего гостя, руководителя комитета по экономике объединения "Опоры России" Алексея Каневского.

Алексей Каневский: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Вообще забавно то, что ведомство собирается оценивать ущерб уже после того, как несколько лет действуют эти ограничения.

Алексей Каневский: Классика жанра. Так у нас происходит.

Александр Денисов: Сразу возникает вопрос: может быть, тогда и магазинам пожаловаться, что доходы от водки упали. Не продают по ночам – давайте отменим.

Ольга Арсланова: Ну почему же не продают?

Алексей Каневский: Хороший вопрос. С другой стороны, конечно, надо разделять табачные и ликеро-водочные изделия. На мой взгляд, есть существенная разница. Априори ведь табачные изделия вред в любом количестве. Алкогольная продукция все-таки вредит при злоупотреблении. Поэтому лишать нормального гражданина, желающего выпить хорошего напитка в меру, на мой взгляд, вообще антидемократично.

Что касательно табака, здесь во всем мире происходят некие ограничения, на мой взгляд, обоснованные. С другой стороны, конечно, бизнес страдает, потому что это высокооборотная продукция, безусловно.

Ольга Арсланова: А давайте сразу запустим голосование для наших зрителей. Вопрос простой: как вы относитесь к возможному смягчению антитабачного закона? Можно ответить "за" или "против". Пишите СМС на короткий номер "ОТР", пробел и далее одно слово - "за" или "против". Если у вас есть какой-то развернутый ответ, своя позиция, пожалуйста, позвоните, можете с нами поспорить.

Очень интересный момент, о котором говорят наши власти, и все это время говорили, пока действовали ограничения – то, что задача уменьшить агрессивную табачную среду, сделать ее менее заметной и тем самым не породить новых курильщиков. Понятно, что те, кто уже курят, будут, наверное, скорее всего, продолжать это делать, но в каких-то более стесненных условиях.

Но, как по вашему мнению, какая цена урезания вот этой агрессивной табачной среды? Сопоставима ли она с пользой?

Приняв антитабачный закон, мы не решили задачу ограничения потребления табака, но убили определенное количество производств и предприятий и снизили налогооблагаемую базу

Алексей Каневский: На мой взгляд, что здесь эффективно работает – это пассивное потребление никотина и всех этих выхлопов, например, при разрешении курения в местах общепита. Тут волей-неволей, если это находится рядом с тобой и ты не хочешь этого, ты вынужден вдыхать. С точки зрения продаж здесь все-таки большой вопрос, потому что, конечно, в Москве и в столицах вообще нет никакой проблемы это купить. Это везде в шаговой доступности. И здесь с точки зрения доступности или ограничения доступности это все-таки притянуто за уши. Другое дело, конечно, когда это убрали из торговли в киосках и ларьках, большинство таких предприятий сразу же закрылось, потому что это существенная доля в обороте была. Здесь мы не решили задачу ограничения потребления табака, но убили определенное количество производств и предприятий и снизили налогооблагаемую базу.

Ольга Арсланова: А напомните нам, пожалуйста, логику властей. Почему можно продавать в большом магазине сигареты, закрыв их каким-то тентом, а при этом нельзя те же самые сигареты продавать в маленьком магазине, в ларьке? Какая разница? Сигареты одни и те же.

Алексей Каневский: Была идея, на мой взгляд, она не стоит на ногах, что действительно, если это, условно говоря, на каждом шагу, то человек, который сомневается, готов/не готов, он не может это сделать легко. Ведь как это работает, скажем, на Западе? Например, во Франции киоски, продающие печатные издания, они в основном продают в том числе и сигареты, и человек, который идет за газетой, покупает иногда пачку. Здесь процветает в этом смысле и развитие печатной продажи. Но, с другой стороны, человеку легче купить сигареты.

Александр Денисов: А в магазинах не продают? Только именно в этих табачках?

Алексей Каневский: Нет, продают и в магазинах. И здесь точно не работает тот момент, что такая условная недоступность снижает приобретение. Наоборот, люди запасаются, что плохо. Потому что в киосках покупают попачечно, а в магазинах зачастую блоками. Поэтому здесь такая ситуация, что она очень-очень спорная. Поэтому, вернув, например, продажу сигарет в киоски, точно не произойдет какого-то революционного увеличения потребления табака. На мой взгляд.

Александр Денисов: А кому верить? Все-таки Минздраву? Что доходы у ресторанов выросли за счет некурящих, они стали больше приходить. Либо федерации рестораторов.

Ольга Арсланова: Странно, что Минздрав считает какие-то доходы. Сразу режет слух.

Алексей Каневский: Действительно. Откуда у Минздрава статистические данные экономического характера? Они могут где-то их заимствовать. На мой взгляд, что, как ни странно, произошло, конечно, рестораторы на первом этапе были категорически против. И до сих пор они потеряли определенный сегмент своего потенциального клиента. Но они сейчас адаптировались. Сейчас я со многими такими людьми разговаривал. Они создают такие зоны для курения в шаговой доступности. Можно сидя, например, на веранде, на которой тоже, как ни странно запрещено курение, на открытой летней веранде. Отходят на некоторое расстояние и в данном случае курят. Сейчас, мне кажется, привыкла и публика, и сами рестораторы к такой ситуации.

Конечно, спроси их – они были бы двумя руками за, чтобы это вернулось, потому что, конечно, курильщики страдают от этого, потому что им негде покурить, когда они сидят с друзьями и разговаривают или ужинают. Это очевидное неудобство. На мой взгляд, оно с точки зрения некурящих людей в определенном смысле обосновано. Возвращаться к зонированию теоретически тоже можно. Но, например, я все-таки сторонник посмотреть на то, как это сделано в развитых странах. В развитых странах зачастую в 90% нельзя сейчас нигде курить.

Александр Денисов: По поводу антитабачного закона хотелось уточнить. Вот есть объяснение, что этот закон пролоббировали фармкомпании, чтобы повысить продажи именно лекарств, позволяющих избавиться от зависимости. А табачное лобби не смогло им противостоять вовремя и сейчас пытается откатить процесс назад.

Алексей Каневский: Наверняка война лобби происходит, совершенно очевидно. Хотя, как обычно, свечку никто здесь не держал. Но, с другой стороны, по поводу фармакологического давления какая-то конспирологическая, на мой взгляд, идея. Тут очевидно, что табачные производители, обладая миллиардами, продавливают свои какие-то вещи. И, честно говоря, хоть это цинично звучит, это нормально. Просто все должно опираться на какой-то здравый смысл. Ведь, между прочим, в Соединенных Штатах отчисления на здравоохранение табачных производителей самое крупное вообще. То есть они понимают, что они, в общем-то, делают. С другой стороны, они стараются каким-то образом вести такую двойную игру, финансируя здравоохранение и направляя эти деньги на как раз создание препаратов, помогающих в лечении.

Александр Денисов: Но откатить можно обратно антитабачный закон? Как вы думаете, у них хватит влияния?

Алексей Каневский: Слегка. Да. Мы с вами обсуждаем. Есть вещи неочевидные. Они не выдерживают какой-то критики. Прошел какой-то период – табачный закон был принят. Произошел анализ, к чему это привело. Анализ показывает, что, в общем-то, убрав торговлю сигаретами из киосков, на мой взгляд, как я это понимаю, это не привело к существенному снижению потребления табачных изделий. Поэтому это можно вернуть. Это даст, может быть, толчок к развитию малых предприятий, к развитию в том числе киосков по продаже печатной продукции, которая просто стагнирует, она умирает десятками в месяц.

Ольга Арсланова: Честно говоря, один за другим закрываются ларьки. Сразу в нескольких спальных районах наблюдаю этот процесс.

Алексей Каневский: Еще нужно понимать, что несравнима ситуация в Москве и, скажем, в далеких регионах. Там вообще продажа осуществляется в основном только через киоски и так далее. Там может быть действительно проблема в поисках сигарет. Там так называемый сельский магазин может находиться в десятках километрах от какого-то поселка. И туда надо ехать.

Понимаете, ведь сигареты в нашей стране не запрещены. Это законодательно разрешено. Поэтому какое-то удобство для людей, которые не нарушают закон, нужно иметь. Иначе тогда надо запрещать эту продукцию вообще.

Ольга Арсланова: Вы сказали о том, что были некие измерения по потреблению в связи с историей с ларьками. Что говорят исследования о курильщиках? Их стало больше или меньше после того, как запретили курить в общепите?

Потому что, как мне представляется, люди вряд ли бросили. Просто из-за того, что нужно на мороз идти, чуть реже стали это делать.

Алексей Каневский: Стали реже это делать. Стали действительно как-то делать это интенсивнее, когда это можно. Мне кажется, что это не привело ни к какому такого рода результату. Другое дело, что, может быть, это не связано как раз с антитабачным законом. Сейчас такой тренд. Вот эти так называемые "парить". Кто-то сосет эти трубки бесконечно.

Александр Денисов: Которые ничем не лучше, в общем.

Ольга Арсланова: Для некурящих людей это более приемлемый вариант, насколько я понимаю. Дым не такой едкий, не такой противный с ними рядом.

Алексей Каневский: К тому же забавное зрелище все-таки. Едет машина, и оттуда дымит просто.

Ольга Арсланова: Забавное зрелище. Я когда не знала о том, что это какая-то жутко модная штука и зашла… думала – обычное кафе. Как-то не прочитала. Маленькое помещение, вот это "вейп-кафе". Ты открываешь дверь – и не видишь там никого. Это просто какие-то джинны из кувшинов, и не видно реально людей.

Алексей Каневский: Я общаюсь смеха ради с такими людьми, со своими друзьями. Мало кто, вообще говоря, окончательно прекратил. То есть какой-то момент происходит, но основательные курильщики все-таки возвращаются к настоящим сигаретам.

Александр Денисов: Кстати, вейперам же тоже хотят запретить курить в общественных местах.

Алексей Каневский: А психологически. Потому что это курильщику тяжело рядом с таким человеком находиться. Он волей-неволей тянется…

Александр Денисов: То есть болеет душой за курящих?

Алексей Каневский: В самолетах ведь запретили ровно по этой причине. Потому что это побуждает мучиться нормальным курящим гражданам.

Ольга Арсланова: Наши корреспонденты опросили людей на улицах разных городов, как они относятся к возможному смягчению антитабачного закона. И вот, что получилось.

- Пусть все так и остается. Мне кажется, очень хорошо, что люди привыкли уже, что вот такие правила.

- Я и в общественных местах курю. Мне закон не помеха.

- В кафе и электричках нельзя. А на улице, где нет такого скопления народа – ради бога. Люди будут подпольно курить – это еще хуже будет, согласитесь.

- Места для курящих должны быть. Потому что если человек не курит один, второй курит, ему чуть-чуть неуютно чувствовать себя в этом обществе, когда одним можно многое, а другим нельзя.

- Может, и надо смягчать. Я сам курю. И мне бросить сейчас очень сложно. Какие бы меры не предпринимались. Я пробовал – не получается.

- Нарушаются права курильщиков в данном случае этим законом. То есть, скажем так, курильщикам запрещено появляться в общественных местах с сигаретами. Это нарушение прав человека.

- Оттого, что ты на улице остановился покурить и к тебе ППС-ник подходит и вплоть до штрафа это дело доходит – это очень серьезно. И я думаю, что надо смягчить.

- Я против, чтобы их продавали детям, и все.

Корреспондент: Сигареты?

- Да. А их детям продают постоянно. Потому что много детей курит.

- Я считаю, что никотин – это вред. И ужесточение законов должно быть обязательное. Это моя точка зрения.

Корреспондент: То есть ни по одному пункту…

- Нет. Это наркотик. Пусть и легкий, пусть и разрешенный, но тем не менее я считаю, что надо ужесточать правила продажи.

Александр Денисов: Андрей из Чувашии пишут: "Делайте водку 1000 рублей, а сигареты – 500. И выносите точки за пределы населенного пункта, как в Европе. Вот повышение цены как скажется на потреблении?".

Алексей Каневский: Повышение цены – это такой основной инструмент регулирования рынка. Это классика. И поэтому…

Ольга Арсланова: К которому все-таки страшновато подступаться пока.

Алексей Каневский: На самом деле в Нью-Йорке сигареты свыше 10 долларов.

Александр Денисов: Вы Францию приводили в пример. Сколько там сигареты стоят! Там пачка…

Алексей Каневский: 7-8 евро.

Александр Денисов: Да.

Ольга Арсланова: Поэтому бедные студенты курят самосад.

Алексей Каневский: Другое дело, будет аргумент, что там зарабатывают люди иначе. Поэтому, может быть, в балансе это… Сигареты у нас недешевые. Но, наверное, если есть действительно желание ограничивать, надо повышать цены. Я за это не ратую, но такой инструмент работает.

Александр Денисов: Но мера малопопулярная, наверное.

Алексей Каневский: Конечно. У нас и так сплошные траты у людей.

Ольга Арсланова: Некоторые наши зрители предполагают, что есть определенный сговор с большими магазинами, которые платят за то, чтобы их лоббировали и выжимают малый бизнес вот таким образом. Но, с другой стороны, жизнеспособен ли вообще такой малый бизнес и такие ларьки, если основная их прибыль приходилась на табак. Может быть, это естественное очищение рынка?

Алексей Каневский: Нельзя так линейно говорить, потому что если в ассортименте магазина, магазинчика или киоска есть такой хит, товаропродвигающая позиция, заодно покупается все в ассортименте. Если нет чего-то основного, то и все остальное не продается. То есть это такой некий паровоз, как мы называем. Поэтому когда из палаток исчезло, скажем, пиво и сигареты, палатки стали закрываться не потому, что люди целенаправленно за этим ходили. Там есть много вещей и необходимых ежедневных, но они их просто покупают там, где можно всю корзину купить. Поэтому так нельзя сказать, что они только на этом жили. Можно ограничивать процент в ассортименте такой продукции, процент продаваемости. Это тоже можно сделать. Но мне кажется, что действительно для возрождения таких видов торговли у малого бизнеса особенно ничего не мешает вернуть это все палатки. То есть это не приведет к тому, для чего это принималось – к росту потребления табака.

Александр Денисов: Алексей, сейчас мы прервемся на новости и дальше продолжим обсуждать эту тему.

НОВОСТИ

Александр Денисов: Мы продолжаем обсуждать нашу тему – предложение федерации рестораторов отменить поправки в табачный закон, разрешить продавать табак и отменить запрет на курение в общественных местах. По вашему мнению, все-таки реальная перспектива есть у этого предложения или нет? Вот в Минэкономразвития внесли.

Алексей Каневский: В каком-то компромиссном варианте – есть. Потому что, например, вряд ли удастся затащить зоны курения в закрытые помещения. Даже по предложению зонировать такие залы. Но, например, вернуть курение на открытые летние площадки с большой вероятностью удастся, и в этом есть логика, конечно. Потому что сейчас даже, как вы знаете, на открытых таких, совсем не стационарных, построенных только на летний период площадках курить повсеместно нельзя. Это, мне кажется, удастся изменить.

Ольга Арсланова: Расскажите, пожалуйста, кому помешали специальные зоны для курения в общепите и кому мешали курилки в аэропортах? Ведь понятно, что часто людям приходится ждать свой рейс, и дольше, чем предполагалось (сутки проводят люди), и не всегда есть возможность выйти.

Алексей Каневский: Мне кажется, это делалось, что называется, крупными мазками. Вот возникло слово "запретить". Посмотрели, где это можно сделать – и запретили везде. Потому что в больших хабах тоже европейских такие зоны, такие специально отведенные с большими вентиляторами павильончики существуют. Как раз они направлены на то, что люди, в том числе и в далекие полеты собираясь, реально страдают и никому не мешают. Они зашли в эту палаточку, покурили – вышли. Здесь просто это была такая кампания – запретить все. Это, конечно, такая кампанейщина.

Ольга Арсланова: Когда мы путешествуем в Европе, то видим, что в некоторых странах такое ощущение, что закон на стороне курильщиков. Люди курят везде. Испания, Греция. Не запрещено практически нигде это. И сказать, что эти нации были сильно как-то более больные, чем у нас, тоже сказать нельзя. Есть какая-то вообще прямая корреляция?

Сказывается ли привычка курить у отдельной части граждан на здоровье всей нации – я сомневаюсь

Алексей Каневский: Сложный вопрос. Очевидно, мы же с вами не будем спорить, что кажется, что курение вредно. Другое дело, что это в какой-то долгосрочной перспективе влияет. Потом, мы все знаем уважаемого господина Черчилля, который просто не расставался с сигарой и прожил 90 с лишним лет. То есть это все индивидуально. Впрямую это на здоровье сказывается… Сказывается ли это на здоровье нации – я сомневаюсь. Это зависит от многих причин. Там свежий воздух и морепродукты, которые компенсируют ситуацию с сигаретами. Вот и все.

Ольга Арсланова: Вот, что нам пишут зрители: "Здоровье нации важнее прибыли бизнесменов. Нужно и дальше ужесточать антитабачное законодательство", - вероятно, некурящий зритель пишет. А вот: "Случай электронной сигареты произошел в медицинской поликлинике на приеме у врача. Пациент утверждал, что это никому не мешает. Запрет на курение нужно ужесточить".

И вот нам в очередной раз напоминают о том, что курение убивает, пропаганда курения не должна существовать.

Любопытный момент. ВЦИОМ проводил исследование, по которому, с одной стороны, люди в основном выступали за какое-то то или иное ужесточение правил. Но при этом очень многие говорят о том, что видят нарушения повсеместно. Уже принятый закон вообще на сколько процентов соблюдается?

Алексей Каневский: В видимой части соблюдается. Запрет на курение в ресторанах и кафе на поверхности соблюдается. Что касательно 5-6 метров отойти от выхода, знаете все эти, на автобусной остановке нельзя вроде бы курить – этого всего никто не знает, это никто не может контролировать. Хотя принималось каким-то образом для определенного контроля. И это, конечно, нарушается повсеместно.

Александр Денисов: Вот женщина жаловалась. Мы смотрели опрос, что сотрудник патрульно-постовой службы и делает замечание. Оштрафовать может. Видимо, все-таки…

Алексей Каневский: Не знаю. Ей так не повезло. Хотя сотрудники постовой службы сами стоят и курят на посту.

Александр Денисов: Вы видели?

Алексей Каневский: Я видел.

Ольга Арсланова: Или менее, чем на 15 метров от выхода из метро стоял…

Алексей Каневский: Более забавно, да.

Александр Денисов: А ужесточать есть дальше куда этот закон? Мне кажется, все уже, дошли до предела.

Алексей Каневский: Осталось только запретить. Найти формальный повод. Это наркотик, вредно. И запретить вообще. Но, я думаю, до этого не дойдет.

Александр Денисов: Как в арабских странах алкоголь, да?

Алексей Каневский: Например, так. У нас что касается запретить, там как раз в этом направлении легкое движение осуществляется. Сейчас, понимаете, ситуация неоднозначная. Если бы мы говорили с вами лет 5-10 назад, когда все было более-менее в экономике спокойно, можно было бы философствовать здесь. Здесь люди каким-то образом выживают, имея в виду малые предприятия. И нужно действительно делать что-то разумное. И если запреты носят характер просто запретительный и не приводят к искомому результату (а в данном случае я считаю, что это так), то, может быть, и вернуть. И дать людям и государству совместно зарабатывать.

Ольга Арсланова: Тут наши зрители возмущаются: "Видимо, ваш собеседник сам курит. Черчилль – это исключение. Огромный массив статистики говорит, что курильщики в среднем живут на 20 лет меньше". По-моему, у нас сейчас немного не об этом речь. Это выбор взрослого человека – курить или нет.

Алексей Каневский: Да. Мы же с вами говорим, что пока это не запрещено, то здесь формальным образом, конечно, угнетаются права законопослушных курильщиков по формальному признаку. Делать что-то реальное, для того чтобы сократить количество курильщиков, безусловно, нужно. Например, убрать сигареты из палаток – на мой взгляд, это не метод. Это реально к этому не привело. Я совершенно не агитирую, чтобы вас догоняли на улице люди и впихивали вам сигареты, чтобы вы покурили. У нас нет рекламы на телевидении. Это правильно, наверное. Не надо популяризировать это дело. Но это все разумные шаги. Они разумные. А к чему они ведут?

Александр Денисов: К нам дозвонился телезритель – Александр из Бугульмы. Александр, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я за смягчение закона. Знаете, я хочу сказать, добавить. Я курильщик. Раньше продавали в ларьках. Сейчас прекратили продавать в ларьках. Я заметил, что стал больше курить. Потому что в больших магазинах я беру с запасом 2 блока. И вот у меня 2 блока уходит в неделю. А до этого я иду, вот у меня заканчивалось, зашел – одну пачку взял. Все. Смотрю – заканчивается. То же самое. Как бы выходит, что сейчас курильщики стали больше курить.

Александр Денисов: Так а вы покупайте меньше, Александр.

Ольга Арсланова: Так это надо ходить чаще. А магазин большой, очередь большая.

Зритель: У меня два блока дома лежит. Посмотрю – у меня заканчивается. У меня запас есть. А так, когда я посмотрю, как бы вроде промежуток больше получается. Представляете, я курю меньше.

Александр Денисов: А если цену поднимут на сигареты, то бросите или нет? Допустим, пачка будет стоить 500-700 рублей.

Зритель: Все равно буду покупать пачку. Потому что, как говорит, это легкий наркотик, от него никуда уже не уйти.

Ольга Арсланова: Буду меньше есть, но курить не брошу. Спасибо большое, Александр. А действительно лежит этот блок сигарет. Он всегда искушает человека.

Александр Денисов: В психологии поливалентное поведение, по-моему, называется.

Алексей Каневский: Это во всем работает. Мы с вами не так давно обсуждали ситуацию с алкоголем. Та же самая ситуация. Запреты мест из-за ограничения времени продаж приводят к накоплению этой продукции, может быть, даже к увеличенному потреблению.

Ольга Арсланова: Продолжается у нас голосование. Ваше отношение к смягчению антитабачного закона. "За" или "против". Пока ноздря в ноздрю. Видимо, курящие и некурящие разделились. Продолжайте голосовать. И позвоните нам, если есть, что сказать.

"Запреты работают. Это очень хорошо. Чем быстрее человечество сживет эту наркотическую зависимость, тем лучше. Тут любые способы хороши", - пишут нам.

"Табак – это легальный наркотик. Табакокурение могу оправдать, только когда человек воевал. Курящие женщины тоже раздражают".

"Против смягчения антитабачного закона. Стало намного лучше. Не забывайте про людей, не переносящих курение. Легализовать вредное нельзя".

Собственно, мы уже говорили о том, что по сути курить человеку на улице или у себя на балконе запретить, в общем-то, невозможно и даже некому.

Алексей Каневский: Люди слышат слово "смягчение", и на него линейно реагируют. Мы же с вами не обсуждаем какое-то разнузданное поведение с табаком. Мы обсуждаем какие-то точечные вещи, которые, в общем-то говоря, смягчение никаким не являются. Это просто какие-то разумные шаги, дающие возможность без ущерба для некурящих людей вернуть какой-то экономический фактор в эту ситуацию. Более ничего. Я обеими руками за то, чтобы в глобальном смысле смягчений не происходило.

Курим мы или не курим, любой курильщик понимает, что он не должен вовлекать в это людей, которые не хотят это нюхать или потреблять, если он разумный человек. Здесь все направлено на то: хочешь заниматься чем-то, что разрешено – занимайся не в ущерб окружающим. Вот это основной принцип. Вот и все.

Александр Денисов: Один телезритель пишет: "Увеличение цены в первую очередь бьет по бюджету всей семьи. И штрафы тоже. Кто не курит, об этом, мне кажется, мало задумывается".

Ольга Арсланова: Интересуются, с одной стороны, у нас курящие, где им можно теперь по закону все-таки курить, потому что жалуются на то, что остается только собственная квартира, и то за вычетом балкона, потому что там могут быть какие-то соседи. А некурящие жалуются на водителей маршруток, которые курят у себя на рабочем месте, и как раз на этих самых соседей, которые курят в подъездах и на балконах. Давайте, может быть, напомним, где все-таки можно.

Алексей Каневский: Глобально для понимания: везде, где это не может мешать окружающим. То есть на улице, вне каких-то медицинских и не рядом с медицинскими учреждениями, не рядом с детскими садами, не на остановке. Мы говорим – по закону. Где могут стоять некурящие люди. Безусловно, в закрытых помещениях в основном нельзя курить.

Дома курить можно, если вы гарантируете и в случае возникновения спорной ситуации с соседями докажете, что ваш дым не проникает сквозь стены или пол к ним в помещение в их комнаты и квартиры. Потому что если они это докажут, то это будет также нарушение. И это все разумно. Мне кажется, что это правильно. Другое дело, что вообще (мы сейчас говорим в основном о местах продажи, а не о местах курения) это разные вопросы. Курить надо там, где ты никому не мешаешь, где ты можешь это делать, не причиняя вред людям, которые не хотят это потреблять. Вот и все.

Ольга Арсланова: Очень важный фактор, о котором мы не поговорили, важный показатель, если он, конечно, уже подсчитан: а вообще объемы продажи сигарет с момента вступления антитабачного закона как-то изменились?

Алексей Каневский: Они исчисляются. Они также миллиардами исчисляются.

Ольга Арсланова: То есть стабильный спрос.

Алексей Каневский: Конечно. Возвращаясь, например, к цене на сигареты – тоже неоднозначная ситуация. Как и в алкоголе, люди будут переходить на  низкокачественное потребление – сигареты без фильтра, будут на этом экономить. А они всегда есть. Или папиросы.

Ольга Арсланова: Это по-прежнему продается?

Алексей Каневский: Да. Это все есть. И, более того, не дай бог они будут на приусадебных участках сажать.

Александр Денисов: Вот уже было сообщение, что "буду выращивать самосад".

Алексей Каневский: Понимаете, действительно это очень хороший пример. Бюджет небольшой семьи и не очень сильно обеспеченной подразумевает статью в расходах на табак, потому что люди курящие, они не собираются и не могут бросить. И что, они тогда будут отказывать себе в молоке или не дай бог детям станут меньше покупать? Об тоже надо думать. Это сложный вопрос.

Александр Денисов: Понятно. Взаимосвязано все.

Ольга Арсланова: Еще несколько сообщений. "Нужны умные решения. Начиная с квартиры курящего, устанавливайте вытяжки с жесткой фильтрацией для выхода чистого воздуха. На убеждения курящие не реагируют. Мурманск". То есть люди, видимо, полагают, что даже в закрытом помещении к ним как-то даже просочится. А Мурманск – тоже не такой маленький город. Огромное количество машин, наверное, не так волнует. Я не думаю, что этот воздух сильно чище.

"Для заядлых курильщиков все эти законы, мягко говоря, по боку. Увеличение цены в первую очередь бьет по бюджету всей семьи. И штрафы. А кто курит, мне кажется, об этом мало задумывается".

"Что делать, если сосед курит снизу у себя на балконе? Дым у меня в квартире. С ним не получается договориться". Можно пожаловаться, наверное.

Алексей Каневский: Только один легальный способ – пожаловаться или пойти в суд, что маловероятно.

Ольга Арсланова: "У меня аллергия на дым от сигарет. В где невозможно найти место без дыма. Даже на улице. Маленькие дети страдают. Курильщики не следуют никаким запретам". Вот как-то примерно так. Давайте вернемся все-таки к маленьким магазинам, к ларькам. Как вообще сейчас у них обстоят дела в больших и в маленьких городах?

Алексей Каневский: Про маленькие города вообще говорить не приходится. Они там просто почти уже не выживают. В больших городах ситуация тоже плачевная. Практически такие ларьки, как вы знаете, как с ними происходит с точки зрения их вообще жизнедеятельности, их массово сносят, переносят, заставляют экономически перейти под крыши больших бизнес-центров и так далее. Речь идет о выживании. Они закрываются десятками, десятками. Я это точно не связываю только линейно с наличием у них этой нашей темы, которую мы обсуждаем – сигарет и так далее. Комплексный подход. Нет никакой поддержки, нет никакого "разрешаю". Есть только "запрещаю", ограничение, ограничение. Сейчас для этого точно неправильное время. Надо подумать, и очень разумно подумать и вернуться к какому-то вопросу, который бы участь таких малых предприятий бы наоборот облегчал. Сейчас это делать надо незамедлительно и прямо качественно и массово, и с государственной поддержкой. Я отнюдь не хочу сказать, что государство должно поддержать перевод сигарет в эти ларьки. Это просто точечная вещь. Нужно вообще посмотреть, как и за счет чего они живут. У них много проблем.

Ольга Арсланова: А есть ощущение, что власти интересна судьба этих малых предприятий? Назовем их так. Может быть, действительно они не особо нужны городам?

Это аксиома - малый и средний бизнес в кризисное время способен если не вытащить экономику государства, то сильно ее подпереть 

Алексей Каневский: Власти должно быть интересно. Потому что, как мы много раз говорили, это уже вообще аксиома: малый и средний бизнес в кризисное время способен сильным образом если не вытащить экономику государства, но сильно ее подпереть. У нас происходит прямо противоположное. Все это закрывается массово. И никакого увеличения налогооблагаемой базы в том числе не происходит. Надо сильно поддержать этот сегмент бизнеса, безусловно. Разными способами.

Александр Денисов: К нам дозвонилась телезрительница. Алло, Галина, слышите нас?

Зритель: Алло, здравствуйте. Я бы хотела сказать. Смотрю всегда с удовольствием вашу передачу. Недавно у меня появилось. Я была бы рада еще более сильному ужесточению. Вы понимаете, я больной человек. У меня аллергия. Я не могла нигде… И в больницах в туалетах, где вот такие места, медсестры, особенно они выходили и пыхтели, грубо говоря. Сейчас этого нет. И в подъездах стало чище. Никто не курит. Я живу в таком доме гостиничного типа. Около мусорки стояли, выходили – все курили. У них в квартире, видите ли, пахнет. А мы дышали – сейчас этого нет. Даже на остановках стало меньше этого дыма и легче стало дышать.

Ольга Арсланова: Галина, а продажа, например, сигарет в маленьких ларьках вам лично чем-то мешала?

Зритель: Вроде бы не мешала. Но я считаю, что это правильно сделал, что не продают. Потому что я сколько раз сама замечала – дети покупали. Подростки. Им разве можно было так продать? А сейчас же ведь не продают, боятся.

Ольга Арсланова: Спасибо. Мне кажется, что продавали то и большие магазины, пока не стало жесткого контроля за этим.

Алексей Каневский: Очень типично. В 90% того, что уважаемый слушатель сейчас сказал, мы все согласны. Мы не говорим "давайте повсеместно разрешим". Мы говорим о местах продаж, о ларьках, которые совершенно неочевидно, даже слушательница не знает, как это работало. И, конечно, еще раз повторяю: нужно грамотно посмотреть, не увеличивать страдания некурильщиков, а сделать что-то, что не приведет к их проблемам, а наоборот грамотно каким-то образом даст возможность выживанию людей, которые ведут бизнес, продавая легальную продукцию, и в том числе не будут нарушаться конституционные права курильщиков. Они у них тоже есть.

Александр Денисов: Когда ввели эти новые антитабачные правила, делал сюжет, снимал небольшой ларек. Его владелец, закрывая вывеской все эти названия, он грозил, что будут палатки закрываться, и появится контрафакт. То есть контрафакт люди будут покупать тайком, из-под полы. Случилось это или нет?

Алексей Каневский: Я считаю, что массово не случилось. Ситуация так зарегулирована в табачной отрасли. Это очень сложно сделать. Это себе дороже. Там есть акцизные марки для импорта, есть акцизные при выпуске, всякие лазерные нанесения. Это все очень сложно насчет контрафакта. Но контрафакт по определению в любом виде бизнеса существует в том или ином виде. Но то, что ощущался бы всплеск в связи с политикой государства – такого нет.

Александр Денисов: А по качеству это те же самые сигареты, которые делают на фабриках, и они без акцизов, или это в подвалах?

Алексей Каневский: Это процветает такая точечная небольшая вещь, как привоз сюда реально импортных сигарет. У курильщиков считается, что они принципиально другого качества. Те, которые производят здесь по лицензии, отличаются от тех, где они родились. Наверное, это так. Они в 5-6 раз дороже стоят, но у них есть свой потребитель в столицах. Если считать это контрафактом, такое есть. Там поддельные сигареты, наверное, есть. В 1990-е годы это было массово. Там в основном Китай был поставщиком сюда всяких поддельных сигарет известных брендов. Но сейчас – нет.

Александр Денисов: Вот зритель пишет про качество табака: "Надо запретить производителю вместо табака набивать сигареты опилками, пропитанными смолой. Сам по себе табак не так вреден, как вот эта химия". Действительно, если посмотреть на производство, там же какие-то бочки с черной смолой, которыми пропитывают…

Алексей Каневский: Я смею усомниться. Например, такие корпорации, как "Phillip Morris", чтобы не подбирать слов, они настолько контролируют и настолько понимают, чем дело пахнет при нарушении технологий. Другое дело, что, конечно, есть нюансы – соблюдение режима влажности, вот какие-то такие вещи, к которым у нас достаточно халатно относятся на производствах, не так, как на классических заводах. Это влияет на качество. Но чтобы там было нарушение в виде опилок, я смею усомниться. Хотя не могу достоверно это сказать.

Ольга Арсланова: Может быть, просто внешне похоже.

Алексей Каневский: Они, наверное, другого качества. О чем я и сказал. В общем-то, считается, что оригинальные сигареты сильно отличаются. Как и вся оригинальная продукция.

Ольга Арсланова: Еще несколько сообщений – и будем подводить итоги нашего голосования. "Можно подумать, выдыхаемый табачный дым – это цианистый калий, которые некурящие вдыхают 24 часа в сутки". "Для курильщиков надо создать доступные резервации с вентиляцией", - пишет нам Игорь из Краснодара. "Как же быть в поездах дальнего следования?". Это вечный плач курящих людей. "Плохо, что обсуждаемый обратный ход хорошего для здоровья людей закона под девизом коммерческих причин, никак не связанных со здоровьем". Я думаю, что, с одной стороны, такой риск есть. С другой стороны, развивающаяся хорошо экономика, в том числе малый бизнес, наверное, нам всем какую-то пользу принесет.

Алексей Каневский: Конечно. Безусловно.

Ольга Арсланова: Давайте подводить итоги. Мы вас спрашивали "как вы относитесь к смягчению антитабачного закона?". За смягчение 48% наших зрителей. А против – 52%. А мы практически час беседовали с Алексеем Каневским, руководителем комитета по экономике Московского отделения "Опоры России". Спасибо.

Алексей Каневский: Спасибо.

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Тамара Касьянова генеральный директор компании "2К Аудит", первый вице-президент Российского клуба финансовых директоров
  • Дмитрий Востриков директор по развитию Ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров "Руспродсоюз"
  • ГОСТИ

  • Елена Воронина вице-председатель общественной организации "Многодетные семьи Ярославской области"
  • Светлана Лягушева председатель общественной палаты Ярославской области по социально-демографической политике, охране материнства и детства
  • Сергей Ивченко директор департамента по социальной поддержке населения и охране труда мэрии города Ярославля
  • ГОСТИ

  • Леонид Ольшанский вице-президент "Движения автомобилистов России", адвокат
  • ГОСТИ

  • Леонид Перлов учитель высшей категории, сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования "Учитель"
  • ГОСТИ

  • Любовь Храпылина профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления РАНГХиГС
  • Александр Сафонов проректор Академии труда и социальных отношений, доктор экономических наук, профессор
  • ГОСТИ

  • Александр Гезалов член Совета при Министерстве образования РФ по вопросам детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей
  • ГОСТИ

  • Амир Валиев технический директор и главный конструктор ООО "Птеро", член совета директоров "Аэронет"
  • ГОСТИ

  • Варвара Добровольская фольклорист, кандидат филологических наук
  • ГОСТИ

  • Николай Кошман президент Ассоциации строителей России
  • Николай Алексеенко генеральный директор "Рейтингового агентства строительного комплекса"
  • ГОСТИ

  • Татьяна Сергеева проректор по дополнительному профессиональному образованию ГБОУ ВО МО "Академия социального управления"
  • ГОСТИ

  • Игорь Николаев директор Института стратегического анализа компании ФБК
  • ГОСТИ

  • Анатолий Левин дирижер, художественный руководитель Концертного симфонического оркестра Московской консерватории
  • Показать еще
    Показать еще
    Опрос: Более половины россиян не готовы к женщине-президенту 53% россиян не хотели бы, чтобы в ближайшие 10-15 лет президентом страны стала женщина
    вчера

    ГОСТИ

  • Сергей Голодов доцент кафедры статистики РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • ГОСТИ

  • Елена Воронина вице-председатель общественной организации "Многодетные семьи Ярославской области"
  • Сергей Ивченко директор департамента по социальной поддержке населения и охране труда мэрии города Ярославля
  • Светлана Лягушева председатель общественной палаты Ярославской области по социально-демографической политике, охране материнства и детства
  • Владимир Путин ввел санкции против Северной Кореи Санкции направлены против ядерной программы РФ
    вчера

    ГОСТИ

  • Леонид Ольшанский вице-президент "Движения автомобилистов России", адвокат
  • ГОСТИ

  • Леонид Перлов учитель высшей категории, сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования "Учитель"
  • Леонид Перлов: Школьные учебники пишутся халтурно Более того, их последующие издания выпускаются без исправления уже найденных ошибок
    вчера
    Елена Семакина Героиня программы знает, как сделать жизнь на коляске насыщенной и яркой
    вчера
    Разведчики Росгвардии Для них не существует понятия "мирное время"
    вчера
    В сотне лучших вузов мира оказался лишь один российский университет МГУ имени Ломоносова занял 97 место в мировом рейтинге университетов
    вчера
    вчера
    Сергей Безруков попросил у Госдумы денег на детские проекты Актер считает, что вложения должны вырасти в 5-20 раз
    вчера
    Генпрокуратура не будет отзывать прокатное удостоверение "Матильды" Генпрокуратура не будет отзывать прокатное удостоверение "Матильды"
    вчера
    Грузовой корабль "Прогресс МС-07" пристыковался к МКС Ракета-носитель с грузовым кораблем "Прогресс" стартовала с космодрома "Байконур" 14 октября
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments