Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Дмитрий Носов: Владение единоборствами как отягчающее обстоятельство – это полный маразм

18:15, 8 ноября 2016

Гости

Дмитрий Малашкаадвокат

Дмитрий Носовпризер Олимпийских игр по дзюдо, лидер Всероссийского общественного движения "Антидилер"

Антон Алфимов: Госдума должна в ближайшее время рассмотреть новый законопроект, подробности которого нам расскажет Ольга Арсланова.

Ольга Арсланова: Совершенно верно. Это законопроект, который предлагает строже судить человека, который владеет боевыми искусствами. Ну, например, считается, что его эти умения могут стать отягчающими обстоятельствами во время драки или потасовки. Если законопроект будет принят, то наказание может быть увеличено на 30% для такого человека. Мы решили поговорить об этом предложении, вообще поговорить о мере самозащиты в нашей стране, о том, кто может стать вот таким нарушителем, кто может быть наказан более строго. И хотим также вас привлечь к обсуждению этой темы. Мы запускаем прямо сейчас онлайн-голосование, голосование в прямом эфире. Владение единоборствами как отягчающее обстоятельство - вы "за" или вы "против". Пишите смс на короткий номер.

Антон Алфимов: Вначале "ОТР", пробел.

Ольга Арсланова: ОТР, пробел, и дальше всего одно слово - "за" или "против".

Антон Алфимов: Ну, и в гостях у нас сегодня Дмитрий Малашко, адвокат, и Дмитрий Носов, призер Олимпийских игр по дзюдо, лидер всероссийского общественного движения "Антидилер". Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, здравствуйте.

Антон Алфимов: Ну, вообще интересная такая история: если мы приравниваем боевые искусства к, например, оружию холодному или огнестрельному...

Ольга Арсланова: Сильный кулак.

Антон Алфимов: ...наверняка, придется получать какую-то лицензию на дзюдо, например.

Дмитрий Носов: Слушайте, у меня кроме улыбки и смеха вот эти инициативы ЛДПР больше, к сожалению, ничего не вызывают. Это просто смешно. Я думаю, что сейчас у вас зрители разделятся, естественно: те, кто когда-нибудь занимался единоборствами, они, естественно, будут так же улыбаться, как я, а некоторые будут думать, что нужно приравнять. Давайте вообще о самообороне чуть-чуть поговорим. Сейчас, к сожалению…

Антон Алфимов: Смотрите, тут просто важен момент, с чего вдруг мы это начали. Действительно, в последнее время немало случаев, когда, казалось бы, обычная потасовка, обычная драка, что к чему, возможно, привыкли с детства, но заканчивается летально, потому что один из участников – профессиональный боец.

Ольга Арсланова: Слушай, ну я помню только случай 2011 года с Расулом Мирзаевым.

Дмитрий Носов: История с Расулом Мирзаевым она неправильно преподнесена прессой.

Ольга Арсланова: Это другой вопрос, но, насколько мы понимаем, человек там в итоге…

Дмитрий Носов: Человек умер от того, что ударился головой в поликлинике, на самом деле, если на то пошло, об пол, когда упал с тележки.

Антон Алфимов: Но он еще до этого упал.

Дмитрий Носов: Он еще был мертвецки пьян, но это ладно, оставим эту историю. Здесь речь о другом: каждый день в России происходит, к сожалению, тысячи драк, и гибнут люди, но стоит раз в три месяца где-то засветиться кому-то из единоборств, кто-то кем-то занимался.

Антон Алфимов: Все говорят: "Он сильнее".

Дмитрий Носов: Да, он же единоборствами занимался, надо же горяченькое. Во-первых, что такое единоборства? Вы знаете, сколько вообще разных единоборств?

Антон Алфимов: Я думаю, что мы говорим обо всех.

Дмитрий Носов: Их просто сотни, как их квалифицировать. Это первый бред в этом законе. Второе, знаете, есть люди, которые занимаются единоборством, а есть какой-нибудь товарищ, у которого рука настолько тяжелая и который как раз не знает, куда бить.

Ольга Арсланова:Да, предпложим, есть Антон, который, наверно, не занимался никаким… Ты занимался каким-нибудь единоборством когда-нибудь? Есть я в 50 кг…

Антон Алфимов: Вот давай поговорим о тебе

Ольга Арсланова: …которая владеет поясом по карате. Я думаю, что Антон победит однозначно.

Дмитрий Носов: Эта тема затрагивалась неоднократно: люди, которые владеют единоборством, спортсмены, их изначально учат бороться по правилам. Во всех правилах, во всех единоборствах исключены приемы, которые наносят увечья хоть какие-то. Не то что смерть – увечья. Они направлены, максимум, на то, чтобы сделать больно. Так вот, по идее, если у авторов есть такие идеи, то это нужно и сотрудников спецслужб к этому приравнивать. Это люди, которые владеют именно такими приемами, с помощью которых убивают и калечат людей. Поверьте, единоборства этим не владеют: это изначально уже… то есть разница колоссальная.

Антон Алфимов: Это понятно.

Дмитрий Носов:Это во-первых. Во вторых, у нас нет нормального закона о самообороне.

Ольга Арсланова: Это очень важный момент.

Дмитрий Носов: Я думаю, коллега это подтвердит. И представьте на секунду, что вдруг этот закон принимают. Идет, например, человек, который владеет единоборствами, чемпион мира, допустим, который может просто постоять за девушку, а на девушку напали пьяные хулиганы. Скажет: да вы что, не дай бог.

Ольга Арсланова: Посадят.

Дмитрий Носов: Да, посадят. И сейчас-то, возможно, посадят. Сейчас страшно за кого-то вмешиваться, потому что нет этих критериев самообороны. Люди даже своих детей защищают от преступников, которые вломились к ним в квартиру, и их еще за это сажают, понимаете?

Ольга Арсланова: Вот это очень важный момент. Дмитрий, давайте об этом поговорим. Я неспроста вспомнила об этом своем посещении каратэ, потому что тренер у меня была женщина, она работала тогда еще милицией называлось. И она говорила: "Ребята, мой кулак – это мое оружие, и если даже я буду защищаться, я могу случайно человека убить, потому что у меня черный пояс, я опытный мастер. Бегите, вот в любой ситуации бегите, потому что вы никому ничего не докажете. Вы не докажете, что вы себя защищали". Но это же несправедливо?

Дмитрий Малашко: Я согласен, что ситуации могут быть разные, именно поэтому, как я понимаю, группа депутатов и вышла с данным законопроектом, поскольку люди, которые обладают определенными навыками, связанными с владением единоборствами, особенно с ударными, так скажем, с ударными техниками, действуют во многом на инстинктах, автоматизме, в связи с чем депутаты посчитали, вероятно, что следует дополнить этот перечень.

Ольга Арсланова: Но они не говорят об этом вслух, они не указывают, кто прав, кто виноват, они не указывают, кто нападал, а кто защищался. Если человек обладает этими умениями, но при этом он защищается.

Антон Алфимов: Так же, как с алкоголем: если человек пьяный, и он попал в ДТП, он виноват автоматически.

Дмитрий Малашко:Сама формулировка рассматривается как отягчающее обстоятельство, совершение преступления с применением навыков силовых единоборств, тоже, как мне представляется, неудачная формулировка. Против невооруженного лица, которое заведомо для нападающего не обладает подобными навыками. То есть речь идет о том, что…

Антон Алфимов: То есть сначала они должны друг друг расспросить?

Дмитрий Малашко: Ну, формулировка, на самом деле, вызывает вопросы, поэтому она дважды получила отрицательное заключение от правовых управлений Правительства и Государственной Думы. И 26 октября этого года в этом виде законопроект, в котором я озвучил, он фактически был похоронен, потому что новая Дума начнет рассмотрение его с чистого листа, так скажем.

Ольга Арсланова: А о каком уровне владения идет речь? Если человек 20 лет назад занимался, а потом бросил?

Дмитрий Малашко: Да, одним из основанием отрицательного заключения является именно то, что отсутствует конкретика, так скажем, в понятиях, непонятно, что такое навык владения силовыми единоборствами, непонятна сама формулировка "силовое единоборство", поскольку, так скажем, как человек, который следит за спортом, но далек от силовых единоборств, мне на ум приходит только армрестлинг. Все остальное…

Антон Алфимов: В общем, там тоже сильные мужики.

Дмитрий Малашко: Так скажем, единоборства, как мне представляются, подразделяются на спортивные, боевые и национальные. И если говорить в целом об единоборствах, то можно говорить о боевых искусствах и их направлениях.

Дмитрий Носов: А если человек нигде не занимался, а его папа учил, например.

Ольга Арсланова: Или если просто ему повезло, и он очень сильный.

Дмитрий Носов: А представляете такую сцену: два человека встретились и, прежде чем подраться… Вдруг какая-то ситуация. Подожди секундочку, ты занимался?

Антон Алфимов: Ты занимался?

Дмитрий Носов: Ты занимался, и я занимался, значит, мы можем…

Антон Алфимов: На самом деле, поскольку у нас действительно правоприменительная практика страдает, вот я не знаю, в виде…

Дмитрий Носов: Друзья, ну это чисто популистическийзакон. Я, кстати, на 99% уверен, что Ярослава Нилова, я знаю его – это адекватный очень, нормальный человек – его просто Владимир Вольфович Жириновский заставил внести этот закон, чтобы самому не светиться. Это такие же законы товарища Жириновского, как, например, что нельзя спортсменам выступать более, чем на двух Олимпиадах. Это же тоже закон вносил Жириновский.

Ольга Арсланова: Слушайте, а давайте приведем цитату.

Антон Алфимов: Это как с президентским сроком: не два, но не более двух раз подряд.

Дмитрий Носов: Вы знаете, если бы это ввели, у нас бы не было, может,

Ольга Арсланова: Кому-то это может показаться резонным, вот что Ярослав Нилов сам сказал: "Если у человека есть заслуженные награды, тем более международного уровня, если он победитель по боевым искусствам, очевидно, что в ходе конфликта ну, например, со студентом, у него привилегированное положение". А если это налетчик какой-нибудь? Если он использует…

Антон Алфимов: Студент.

Ольга Арсланова: Нет, я имею в виду о спортсмене. Если он знает, что он сильней.

Дмитрий Носов: Студент, ему не хватает там на пропитание, он отправился на кривую дорогу, студент, и напал с оружием, что у него, спрашивать, а у тебя есть кубки или нет? Я не могу за себя постоять.

Ольга Арсланова: Так это вот то, что я пытаюсь понять.

Дмитрий Носов: Это полный абсурд.

Ольга Арсланова: Речь идет о нарушении закона?

Дмитрий Носов: То, что мы обсуждаем, к сожалению, занимает наше с вами время, - это торжество абсурда, вот эти законопроекты, которые изначально, еще раз повторюсь, они просто популистские, нету никаких критериев…

Антон Алфимов: наших зрителей двумя руками поддерживают. Это, видимо, те, кто попадали вот в эти ситуации.

Дмитрий Носов: Которые люди просто не знают, что такое нормальные единоборства. Потому что нормальный единоборец, наоборот, никогда не вступает в конфликты. Ты на тренировке так устанешь, что придешь домой и спать быстрее ляжешь.

Ольга Арсланова: А у нас вспоминают зрители о том, что бойцы единоборств в большинстве случаев – это спортсмены преступных группировок. И это факт.

Дмитрий Носов: Конечно, прямо поголовно. Ему удостоверение прямо выдают сразу.

Ольга Арсланова: Но согласитесь, такой имидж в 90-е сформировался у многих ваших коллег.

Дмитрий Носов: Знаете, я вам больше скажу: киллеры, например, все поголовно стрелки, поэтому надо, наверное, запретить вообще биатлон, допустим, любую стрельбу, какую бы то ни было, а стрельба из лука – это вообще опасная история. Это даже выстрела не слышно – срочно надо запретить стрельбу из лука, срочно.

Ольга Арсланова: Не запретить, ходить в метро с луком, наверное, не очень.

Антон Алфимов: Как вы относитесь к инициативе депутатов Госдумы ввести некоторую дополнительную ответственность за владение единоборствами, сделать это как отягчающее обстоятельство. За или против. Присылайте ваши сообщения на смс-портал, короткий номер на экранах, вначале пишем "ОТР", пробел и далее ваш ответ.

Ольга Арсланова: Ну, а резонные замечания наших зрителей о том, что нанесение одинаковых травм без применения и с применением силовых навыков силовых единоборств, все же отличаются. Действительно, это так: профессиональный удар, расчет и так далее. Но здесь, опять же, я хочу вернуться в плоскость применения этих навыков. Если человек себя защищает, имеет ли он право их применить. И, естественно, если он нападает, резонно, наверное, считать это каким-то отягчающим обстоятельством. Почему нет?

Дмитрий Малашко: Ну, суды при вынесении приговоров по делам должны учитывать совокупность обстоятельств, в том числе если есть информация в деле о том, что человек обладает определенными навыками, в том числе будем называть это силовых единоборств, то это обстоятельство учитывается при вынесении приговора, и в пределах санкций судья, так скажем, может учесть это обстоятельство при назначении срока наказания.

Ольга Арсланова: Уже сейчас, без этого закона?

Дмитрий Малашко: Да, абсолютно так.

Ольга Арсланова: Вы знаете такие случаи?

Дмитрий Малашко: Ну, они обязаны это делать.

Дмитрий Носов: Но это же получается намерение специальное. Любое специальное намерение – это уже будет как отягчающее.

Антон Алфимов: Которое нужно доказать, вообще я не знаю, такие вещи доказуемы…

Дмитрий Носов: Ну так я о чем и говорю: вот все, что сейчас обсуждают этот закон, ну, популистская тема, которая, слава богу, не пройдет, ну, слава богу, просто. Потому что это полный маразм изначально.

Антон Алфимов: Ну откуда вы знаете? Мы же еще не увидели новую Думу в действии.

Ольга Арсланова: Вы знаете, у нас и не такие законы иногда проходят, мы сами удивляемся.

Дмитрий Носов: Ну, бывает, к сожалению, да.

Антон Алфимов: Но в любом случае, некоторая проблема, как мне представляется, есть. Возможно, конечно, она лежит в плоскости отсутствия, как вы сказали уже, нормального адекватного закона о самообороне, который сегодня в том виде, в котором он есть, просто не работает. И, видимо, это такие полумеры.

Дмитрий Носов: Вы знаете, если смотреть более глубоко…

Антон Алфимов: Американцы уравняли всех в правах, вообще отлично. Оружие разрешено, ты идешь по улице – большой человек, маленький человек, накаченный, хиленький – ты всегда знаешь, что у него под курткой, возможно…

Дмитрий Носов: Кольт придумал револьвер и уравнял всех. Знаете, здесь более глубинная проблема, к сожалению. Это шаг к такой, скажем, к либерализации, к тому, что происходит в Европе, ну, доведение до маразма. Помните, недавно, когда изнасиловали мальчика в Европе, и был вердикт судьи, что просто это был иностранец приезжий, иммигрант, и он просто не понял, так как мальчик не знает языка, он не согласился. То есть это шаг уже в ту сторону…

Антон Алфимов: Вы же не будете утверждать, что этого иностранца оправдали и отпустили, об этом речи-то не идет.

Дмитрий Носов: И его оправдали и отпустили. Я к чему говорю, что это уже…

Ольга Арсланова: Нет, подождите, его не оправдали и не отпустили.

Антон Алфимов: Не оправдали и не отпустили.

Дмитрий Носов: Ну, хотели… Вопрос там поднимается. Ну, не будет эту тему муссировать, я к чему говорю, что вот мы постепенно к этому приходим с этим идиотизмом. У нас и так уже, к сожалению, мужчин становится нормальных все меньше и меньше.

Ольга Арсланова: Что значит нормальных?

Дмитрий Носов: Нормальных – вот девушка должна подтвердить – которые могут постоять за себя, за родных, за близких.

Ольга Арсланова:Но то есть при любом случае с кулаками в морду? Слава тебе, господи, таких все меньше.

Дмитрий Носов: Таких все меньше и меньше, понимаете? Которые именно постоять, когда на тебя напали. Потому что зачастую, я это постоянно слышу…

Антон Алфимов: Вот у нас есть пара историй таких.

Дмитрий Носов: …что нападают, а мужчина стоит рядом и боится вмешаться. А сейчас, если не дай бог, такой бы закон приняли, так это вообще люди, родители будут отдавать, бояться отдавать своих детей в спортивные, в любые вообще единоборства, потому что не дай бог, он будет идти на улице где-нибудь, на мать его нападут, и он где-то применит свои навыки, его еще за это и посадят с отягчающими обстоятельствами, понимаете? Вот куда мы движемся. Здесь гораздо более серьезная проблема, когда такие законы выносят, люди хотя бы на шаг вперед думали. Это чисто популистическая идея, которая вообще абсолютно никак не обдумана и не проговорена экспертами, профессионалами. Это явно стиль Владимира Вольфовича Жириновского: у него какая-то идея пришла в кабинете, ее тут же оформляют в закон, ни с кем не посоветовавшись – с экспертами, профессионалами, с экспертным сообществом.

Антон Алфимов: Вот мы как раз и советуемся. "Против, - пишет наш зритель. - Это дело каждого – уметь постоять за себя. И государство, если не может обеспечить безопасность для граждан, то пусть не лезет со своими непонятными законами". Вопрос задают, как же, в противном случае, сделать так, чтобы такие, как Расул Мирзаев, которого мы сегодня упоминали, получали бы большие сроки, а не отпускались бы из зала суда. Но здесь, я думаю, история и вопрос понятен, что произошло. Пусть даже драка на равных, но погиб человек, а у его оппонента…

Дмитрий Носов: Я еще раз повторяюсь: каждый день… Вот насчет Расула Мирзаева, немножко все-таки вернемся: и Расул Мирзаев, и, к сожалению, погибший Агафонов – они оба занимались единоборствами. Об этом почему-то пресса умалчивает. И что Агафонов, который занимался кикбоксингом, был на две головы выше и совершенно в другой весовой категории, то есть это было в принципе, если рассматривать как битву, двух единоборцев. На следующий день я наблюдал полностью противоположную картину, как русский бьет пьяного какого-то кавказца.

Антон Алфимов: Кавказцы не пьют, не придумывайте.

Дмитрий Носов: Нет, нет. Я вот это видел тоже в Москве. Ударил, но тот встал, слава богу.

Антон Алфимов: Я думаю, если бы случилось все с точностью до наоборот…

Дмитрий Носов: Да, ничего бы не было.

Антон Алфимов: Нет, почему вы так говорите?

Дмитрий Носов: Нет, это было специально раздуто…

Антон Алфимов: Был бы у нас кикбоксер, который покалечил бы парня с Кавказа. Если бы его отпустили точно так же в зале суда…

Дмитрий Носов: Нет, поменяйте все местами, будет все по-другому. Но речь-то совершенно все равно не об этом: такие случаи они единичны, а из них пытаются сделать, как будто это происходит вообще каждый день. Не то что каждый день – каждую секунду происходит. Я еще раз повторюсь: драк в России происходит каждый день – и пьяных драк – их просто колоссальное количество.

Ольга Арсланова: К сожалению.

Дмитрий Носов: И единоборств, которые туда попали, в эти драки, их просто минимальный процент, в том-то и дело.

Антон Алфимов: Давайте звонок пример.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем Евгения из Кемерова, потом продолжим общение. Здравствуйте, Евгений.

Евгений: Добрый вечер. Я вот довольно часто являюсь гостем вашей программы, частенько вам звоню и попадаю в эфир. Последний мой…

Антон Алфимов: Какой у вас вопрос, Евгений?

Евгений: А вот у меня вопрос, для чего вообще это было придумано, вот этот вот закон. Он как-то неконкретно даже ничего… Ничего конкретного я не слышу ни в пояснениях адвоката в плане того, что должно быть, применяться к кому – к тому, кто нападает, или к тому, кто защищается. Если это к тому, кто нападает, то какой-нибудь отмороженный такой спортсмен, в кавычках, то тут естественно. Но это будет, опять же, зависеть от того, как будут разбираться следственные органы.

Ольга Арсланова: Спасибо, Евгений. Да, это, кстати, очень важный вопрос, какие вообще решения принимаются обычно по таким делам? Ведь в драке очень сложно понять, кто был зачинщиком. Но при этом человек, который обладает этими навыками, должен понимать, что у него есть преимущество.

Дмитрий Малашко:Решения по делам, я повторюсь, принимаются, исходя из совокупности обстоятельств. Если следствием в ходе предварительного расследования было установлено то, что лицо, которое причинило вред здоровья (не будем говорить, какой степени), обладает данными навыками, то при вынесении приговора, если данное лицо привлечено к уголовной ответственности, суд данное обстоятельство учитывает. Если лицо действовало в рамках необходимой обороны, что называется, то учитывается такое обстоятельство, как соразмерность. То есть в любом случае, даже в случае необходимой обороны, соразмерность применяемых навыков, так скажем, должна быть учтена тем лицом, которое эти навыки применяет.

Ольга Арсланова: А как человек в стрессовой ситуации, когда на него нападают, может высчитать соразмерность? Вот мне кажется, что меня сейчас убить хотят, поэтому я отвечаю адекватно.

Дмитрий Малашко: Именно поэтому у нас большое количество обвинительных приговоров в отношении лиц, которые фактически защищались. На ум приходит в отношении девушки, к которой приставал таксист, она ткнула ему, нанесла небольшую, неглубокую, вернее, рану, но повредила артерию, и тот умер от потери крови. Тут изначально был…

Антон Алфимов: Госпожа Иванченко, если я не ошибаюсь.

Дмитрий Малашко: Не помню фамилию. Изначально обвинительный приговор был, потом, вроде бы, ее оправдали.

Ольга Арсланова: Ну, или вот нам пишут: "Мой друг заступился за девушку – он борец. Девушка сбежала, друга по полициям затаскали. Он остался крайним". Но есть и другие примеры применения боевых искусств. "Брат занимался греко-римской борьбой, поздно вечером возвращался домой. На него напали двое с ножами, пытались ограбить. Итог: у него порезанная куртка, а разбойников сдал в полицию". Как-то вот можно же, действительно, не обязательно бить и убивать – можно скрутить и сдать положенным людям.

Антон Алфимов: Но это если повезет. Нам нужно прерваться на несколько минут, и затем продолжим. Должно ли владение единоборствами считаться отягчающим обстоятельством, обсуждаем сегодня эту тему. Такой законопроект подготовили депутаты Госдумы. Документ этот не пройдет, считают наши гости – Дмитрий Малашко, адвокат, и Дмитрий Носов, призер Олимпийских игр по дзюдо, лидер всероссийского общественного движения "Антидилер".

Ольга Арсланова: А вот что считают наши зрители, мы продолжаем выяснять. У нас опрос – за или против – должно ли владение единоборствами считаться отягчающим обстоятельством.

Антон Алфимов: Ну, пока не очень нравится, мне кажется.

Ольга Арсланова: Но, тем не менее, есть смс-ки в защиту. "Если единоборец совершает преступление с использованием таких навыков – это отягчающее". Но мы понимаем, что в практике это и сейчас по решению суда.

Дмитрий Малашко: Это не отягчающее, но это обстоятельство, которое влияет при назначении срока.

Ольга Арсланова: "Считаю, что законопроект – абсурд. Есть другие проблемы, которые надо решать", - пишут нам. И вот история: "Сын-боксер знакомых заступился за одноклассницу после выпускного. Нападавший был с ножом – ударился о бордюр. Парень сидел восемь лет, никакие свидетели не помогли". Так сложились обстоятельства.

Антон Алфимов: Но, тем не менее, дейсвительно…

Дмитрий Носов: Поэтому я и говорю, надо сначала в самообороне навести порядок, вот с этого надо начать.

Ольга Арсланова: А как навести?

Антон Алфимов: В самообороне или в общественной безопасности? Потому что, как мы знаем, если у нас идет в полицию, идет драка, вот никто не приедет. Только если начали стрелять.

Дмитрий Носов: Вот смотрите, допустим, я, будучи депутатом Госдумы, сталкиваюсь со следующей ситуацией в Красноярске. Наше движение "Антидилер" выявляет очередную продажу алкоголя детям, мы вызываем полицию, приезжает полицейский (к сожалению, такие тоже есть), которые вместо того, чтобы сажать жуликов, начинают с ними обниматься, целоваться.

Антон Алфимов: Может быть, это его родственник, кто знает.

Дмитрий Носов: Все нормально, ничего нет. На следующий день туда уже приезжаю я, депутат Госдумы, настолько оборзевшие вот эти товарищи приезжают опять. Мы полицию еще даже не вызывали. Товарищи, плохо говорящие по-русски, человек достает какой-то предмет, похожий на нож – я не успел в темноте разглядеть – бросается на меня. Мы это все засняли на видео. Он, видимо, в какой-то момент одумался, написали заявление – и ничего вообще нету. Потом я уже начал общаться со специалистами. Допустим, вот он кинулся на меня, я вижу: что-то блеснуло. А он на меня кинулся. Мне что: "Подожди, это у тебя нож?" Вот все, ты меня уже пырнул, а я буду защищаться. Естественно, я мог бы отреагировать как-то, нанести какой-то травму.

Антон Алфимов: Ну, и оказался бы неправ.

Дмитрий Носов: Я мог бы загреметь еще, получается, понимаете? Пока тебя именно не пырнули, пока не было прямой угрозы жизни, пока пуля не вылетела, ты, по идее, не можешь применять навыки самообороны. То есть, если человек, скажем, достал нож, достал пистолет, он, может, просто так его достал, он, может, шутил типа. Он шел на тебя. Поэтому вот до сих пор нет порядка в законе о самообороне, о чем я вам и говорю.

Антон Алфимов: При том, что какие-то положения, можно сделать довольно простыми. Пришел человек домой и напал.

Ольга Арсланова: У себя дома могу нападать. Подождите, если я могу доказать, что мне виделась эта угроза, вероятно, я могу тоже доказать право на свою самооборону? Или это не так работает?

Дмитрий Малашко: Необходимая оборона – она допускает применение мер, влекущих причинение вреда нападающему, в том числе когда имеются признаки того, что действия нападающего влекут угрозу жизни в том числе. Поэтому, исходя из этого, люди и предпринимают действия, которые связаны с собственной защитой. Но в силу, так скажем, обвинительного уклона нашей судебной системы в целом и правоохранителей в частности, у нас такие существуют, так скажем, отрицательные примеры.

Дмитрий Носов: Порядка нет. Опять-таки говорю. Хотя бы сделали, допустим, территорию человека: его жилище, огород…

Ольга Арсланова: А разве это не так? Мой дом – моя крепость.

Дмитрий Носов: Здравствуйте. Вот именно – не так. Например, во многих странах в развитых странах есть закон, что на своей земле человек может даже убить кого угодно, это право.

Ольга Арсланова: А если это гость?

Дмитрий Носов: Это его земля. А у нас, получается, люди… Грабители залезли. Знаете, сколько таких случаев, вот, адвокат подтвердит. Залезли грабители вооруженные, человек защищался – достал ружье, выстрелил, его еще посадят за это, понимаете. Превышение самообороны. Представьте на секунду такую ситуацию. Залез грабитель – ты что, соображаешь, ну выстрелил. Оказалось, вот как с этой девочкой: в артерию попал, истек кровью, умер. А это преднамеренное… Уже не самооборона, уже убийство. И тебя посадят. И так… Порядка нет, страшно защищаться.

Ольга Арсланова: То есть, если к вам какие-то подвыпившие люди ввалились на дачу и мирно спят у вас на коврике, а вы по ним из пистолета стрелять начнете, конечно, мне кажется…

Дмитрий Носов: Это уже крайности.

Антон Алфимов: Секундочку. Вот, на самом деле, если бы дело было в Штатах, если бы они спали на коврике, насколько я понимаю, у гражданина там есть полное право стрелять в этих людей.

Ольга Арсланова: Согласитесь, это странно.

Дмитрий Носов: Не надо заходить потому что ни к кому подвыпившими, все просто. Это чужая территория.

Ольга Арсланова: Что не оправдывает убийства человека, который тебе не угрожает все же.

Антон Алфимов: Он спит у тебя на коврике.

Дмитрий Носов: С пистолетом, мирно.

Ольга Арсланова: Хорошо. Он без пистолета, он с банкой огурцов, слушайте.

Дмитрий Носов: Как на YouTube, Рафик невиновный был. Вышел там скрипач и на всех напал. Примерно, такая же история, когда потом слушаешь этих товарищей, как, вот я говорю, товарищ, который плохо говорил по-русски, который на меня напал. Я читал его объяснение.

Ольга Арсланова: Может, он обнять вас хотел?

Дмитрий Носов: Что он просто мимо шел, и вдруг какая-то группа людей…

Ольга Арсланова: Конечно.

Антон Алфимов: Он испугался за брата, да?

Дмитрий Носов: Там все так, он прям… Я прям читал, если бы сам ситуации не видел, я бы прочитал и подумал, что это просто какой-то ангел спустился с небес на землю. Понимаете, такое напишут, чтобы оправдать себя…

Антон Алфимов: Должно ли владение единоборствами считаться отягчающим обстоятельством? Такой вопрос наши корреспонденты задавали людям на улицах разных городов, давайте посмотрим.

Санкт-Петербург

"Стоит, наверное, потому что профессионал. Он может не рассчитать силу удара и очень сильно навредить человеку".

"Человек, владеющий единоборствами, должен контролировать себя, в первую очередь".

"Все зависит от конкретных обстоятельств. Когда тебя убивают, скажем так, человек уж себя защищает. А как он при этом, чем он пользуется – это вопрос. Потом, может быть, может осознать, что это было излишним, но…"

Владивосток

"Если это применено в целях самообороны, то, я как бы не думаю. Человек же не виноват, что он занимался, занялся спортом и потом с кем-то подрался. Ну, если сам завязал драку, то, думаю, что да".

Новосибирск

"Они такие же люди, они так же могут потерять над собой контроль. И то, что они спортсмены, не значит, что они должны получать больший срок".

"Это вот хорошо, что такие ребята попадаются, которые дают отпор, могут дать, поэтому… Но они должны предупредить, конечно, как-то, что-то… Но если будет время на это. Иногда же нужно отвечать резко и моментально".

"Было какое-то, вроде, предложение про значки какие-то, чтобы человек уже, в принципе, либо не связывался с ним, либо как-то больше себя защищал".

"Ну, я считаю, это правильным, поскольку человек, владеющий единоборствами, это приравнивается просто к холодному оружию. И вообще человек, который владеет единоборствами, это идет по кодексу чести, что нельзя применять это не в благих целях, в целях не самозащиты".

"Сколько уже было таких случаев, чем больше, суровей наказание, это положительно не влияет абсолютно. Надо воспитывать людей, проводить какую-то воспитательную профилактическую работу".

"Чем отличается спортсмен от обычного человека? Если он защищает своего ребенка, соседей там, неважно кого, просто посторонний человек, он может защитить. Почему он должен быть наказан суровее, чем обычный человек?"

Антон Алфимов: Говорим мы сегодня о самообороне. Адвокат Дмитрий Малашко и Дмитрий Носов, призер Олимпийских игр по дзюдо, лидер всероссийского общественного движения "Антидилер". Хотел сказать "антикиллер". Сегодня у нас в студии. Смотрите, меня всегда не покидало ощущение, что эта правоприменительная практика, она довольно необычна. Я имею в виду закон о самообороне. Не покидает ощущение, что никто не хочет разбираться. Следователю проще посадить человека за преднамеренное убийство или, в крайнем случае, за превышение пределом необходимой самообороны. Хотя, казалось бы, смотришь дело и, вроде бы, все понятно. Где скрытый смысл?

Дмитрий Малашко: Если говорить о том, что никто не хочет разбираться, то, в общем-то, в связи с постоянно наблюдающимися сокращениями штатов правоохранительных органов…

Ольга Арсланова: Разбираться особо некому.

Дмитрий Малашко: Да, разбираться особо некому. Они ссылаются на большую загрузку, говорят: "Идите в суд, в суде разберутся". Суд же говорит: "Они там разбирались по полгода-году в обстоятельствах дела". Погружены, так скажем, больше, соотвественно, принимают позицию обвинения, и зачастую обвинительные заключения переходят в приговор дословно, ну, я не знаю…

Антон Алфимов: Ну, то есть пока у нас не будет каких-то жестко закрепленных положений, вот о которых Дмитрий говорил, что это, например, собственное жилище или наличие свидетелей каких-то.

Дмитрий Носов: Оружия. Если на тебя с оружием нападают.

Ольга Арсланова: Ну, или когда ты можешь доказать.

Антон Алфимов: В руках оружие или что там?

Дмитрий Носов: В руках оружие.

Ольга Арсланова: А почему это не прописано до сих пор, ведь это даже нам, не специалистам, кажется совершенно очевидным. И это не написано в законе?

Дмитрий Малашко: У нас предпочитают вносить изменения вот так вот – частями – в Уголовный кодекс, в Уголовно-процессуальный кодекс. Они истерзаны поправками, в связи с чем возникает необходимость… Тут кто-то выступил с инициативой относительно… При принятии данных нормативных актов, так скажем, в общем уже, в новой редакции в целом. Почему этим не занимаются депутаты? Наверное, у них есть более важные заботы, так скажем.

Дмитрий Носов: Я же еще раз повторяюсь: это популистский закон, чтобы мы сейчас это обсуждали. Чтобы написала пресса, чтобы писали – только для этого.

Антон Алфимов: Нет, как бы что касается единоборств, тут более-менее все понятно, но тут, тем не менее, история поднимает вопросы, действительно, о самообороне и об общественной безопасности, потому что, я уже начал об этом говорить, потому что на драку милиция, полиция не приезжает, потому что им нечего предъявить… Во-первых, нечего предъявить участникам, а потом они на следующий день проснутся и заберут свои заявления, которые с таким усердием писали всю ночь.

Дмитрий Носов: Знаете, мудрый способ какой. Посмотреть, как законодательная практика действует в мире вообще. Когда мы антитабачный закон продвигали и двигали, мы, в первую очередь, опирались на опыт других стран. И в итоге наш закон признан Всемирной организацией здравоохранения самым действенным, самым работающим в мире, самый высокий процесс исполнения.

Антон Алфимов: Это вы какой закон имеете в виду?

Дмитрий Носов: Про антитабачный закон.

Антон Алфимов: Какой из?

Дмитрий Носов: Антитабачный закон, он один.

Антон Алфимов: Запрет рекламы, повышение акцизов.

Дмитрий Носов: Нет, все вместе, вкупе. И поэтому надо, я думаю, сначала обратиться к опыту мира, где это присутствует, я не одной такой лично страны не знаю.

Ольга Арсланова: А кто же нам указ?

Дмитрий Носов: То, как это отразилось вообще на жизни. Мудрый всегда учится, как говорится, на чужих ошибках.

Антон Алфимов: Не бывает такого.

Дмитрий Носов: Поэтому надо смотреть сначала. И я думаю, что авторы этих законопроектов вообще никогда не читали законы других стран.

Антон Алфимов: Бурятия у нас на линии. Давайте послушаем.

Дмитрий Носов: Просто идея популистская, чтобы…

Антон Алфимов: Это услышали. Да. Алексей у нас на линии, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Антон Алфимов: Бурятия.

Алексей: Алле, здравствуйте.

Антон Алфимов: Да, Алексей, слушаем вас.

Алексей: Меня зовут Алексей, я житель города Кяхта, Бурятия. Вот я читаю вашу вывеску: "Владение единоборствами как отягчающее обстоятельство. За/против". Я кардинально говорю, что против, потому что у нас в Кяхте есть очень скандальный такой ресторан, кабак. И вот буквально некоторое время назад в этой "Гяльме", так называемые, властители этими единоборствами как борцы, так и тэквондисты в итоге компашка зашла так называемых гопников, они вывели парня, у них начался конфликт. Эти парни вышли, начали разбираться. Но они понимают, что они подведут свою школу, если они в этот конфликт ввяжутся. Тем не менее, вроде бы, все обошлось нормально. Но, тем не менее, эта банда гопников, они этого парня порезали до смерти. И, более того, они его завели в какой-то подъезд, там еще его добили.

Антон Алфимов: Да, понятно.

Ольга Арсланова: Единоборства не помогли.

Антон Алфимов: История из Бурятии, Алексей. Вот видишь, Алексей говорит, что спортсмены не хотели подводить свои школы, поэтому не ввязались в этот конфликт.

Ольга Арсланова: Ну, эта история о якобы каком-то кодексе, этическом кодексе борца.

Дмитрий Носов: На самом деле, есть уличные бойцы, люди – реально уличный бойцы, которых вырастила улица, и они любого единоборца еще умоют. И они никогда нигде не занимались.

Антон Алфимов: Потому что не знают правил?

Дмитрий Носов: А какой-нибудь, например, человек, который всю жизнь рос в деревне и сено косил, у него такой удар будет, что, может быть, и Майку Тайсону-то не снилось. Поверьте. И он не понимает, куда он бьет. Просто ээээх – размахнись рука, как раньше. Бух – и висок проломил. Поэтому это вообще никак не связано. И еще раз повторюсь: единоборцев не учат убивать, не учать ломать людей, в первую очередь, это спорт. В спорте все приемы сделаны так и рассчитаны, чтобы не нанести увечий никаких, травм.

Антон Алфимов: Но тем не менее, я думаю, что каждый профессиональный борец знает, как это сделать.

Дмитрий Носов: Нет, ну так это любой непрофессиональный человек, сейчас кино…

Антон Алфимов: Ему же объясняли, как не надо делать.

Дмитрий Носов: Кино, смотри, как сделать. Иди, попробуй, все то же самое. Этому, повторюсь, как убить человека, как сломать человека, этому не учат ни в одной спортивной секции. Этому могут обучать только сотрудников спецслужб или какие-нибудь ОПГ, где бойцы невидимого фронта, темного. Там могут учить, как быстро человеку сломать палец, как ему там глаз выколоть, например.

Антон Алфимов: Понятно.

Дмитрий Носов: Как его там убить за пять секунд, куда нажать – этому могут учить. Ни в одном нормальном единоборстве этому никогда не учат, эти приемы запрещены, их нет смысла изучать даже. Понимаете?

Ольга Арсланова: Пишут нам зрители, Братск: "Напали с ножом, если бы не занимался единоборствами, зарезали бы, в таком состоянии не сильно контролируешь свои действия – делаешь, как учили". То есть для самообороны это может пригодиться, вероятно.

Дмитрий Носов: Ну, конечно.

Ольга Арсланова: "Грабителя буду преследовать, так как не уверен, что он не вернется и не убьет меня", - пишет нам Александр. "Нужно кричать "караул", да, и просить прощения у грабителя, - иронизирует. – Если они тебя простят, накрыть им поляну". "Как можно установить, кстати, владею ли я приемами рукопашного боя или нет? В полиции спрашивают – владеете? Я говорю: "Нет". Ну что, будет следователь бегать по спортклубам, спрашивать, занимаюсь я там или не занимаюсь". Действительно, непонятно, как выполнять закон.

Дмитрий Малашко: Да, это один из пунктов абсурдности этого закона, поскольку, я не знаю, нужно будет вводить систему лицензирования детских школ. Вот Дмитрий Юрьевич как руководитель одной из школ, насколько я знаю, может с этим столкнуться.

Ольга Арсланова: Пойдете соучастником.

Дмитрий Носов: А если школа ниндзя, какая-нибудь? Нелегальная.

Дмитрий Малашко: Понятно, да. Но если удастся установить эту систему контроля в отношении граждан Российской Федерации, то что делать с приезжими людьми, которые в больших количествах работают на стройках, и, судя по спинам, они явно там не на пианино в школе учились играть. Так что в том виде, в котором данный закон был вынесен, он не решает проблему. Я бы сказал, что он создает ряд новых.

Дмитрий Носов: Целый ряд.

Антон Алфимов: "Пока у нас не будет честной правоохранительной системы, таких законов принимать нельзя", - пишут наши зрители. Я напоминаю, у нас работает смс-портал, короткий номер на ваших экранах. В начале пишем "ОТР", потом пробел, а далее само сообщение. Также телефон прямого эфира доступен для вас. Ну, вот вы, когда бывали в Госдуме, там какие-то разговоры о том, чтобы расширить, может быть, полномочия полицейских, шли? Вот в плане общественной безопасности. Потому что этот вопрос он всплывает периодически, действительно. Подрались два человека – автоматом доставили в полицию, я не знаю, штраф, пару суток. Это же не больно.

Дмитрий Носов: Сейчас как бы обсуждается эта тема, отдельная передача – полномочия. У нас полицейские, в принципе, одни из самых бесправных в мире, наверное, которые не имеют вообще никаких прав.

Антон Алфимов: Ну, хотя бы оружие дают, уже неплохо.

Дмитрий Носов: К сожалению, оружие дают, но если провести статистику, то процентов пять полицейских не знают, в каком случае их применять. И это печально. Есть и свои проблемы, надо работать над качеством полиции. Я считаю, что за последнее время качество нашей полиции возросло, если мы возьмем лет 10-20 назад, мы увидим, что наша полиция стала профессиональней, общественное мнение стало более лояльным к полиции, стало меньше взяток, громкие дела появились.

Антон Алфимов: Рост, хотя медленный, но рост есть доверия.

Дмитрий Носов: Мы не говорим, что полиция сейчас такая, как мы хотим видеть, но изменения есть. Поэтому, я считаю, что надо здесь и полицейским, и руководству еще больше работать, чтобы полицейский в общественном сознании, прежде всего, был как защитник, к которому всегда обратишься и получишь помощь. После этого наделять полицейского уже большими полномочиями, допустим, такими, как в Европе или в США. В США, например, полицейскому уже не обязательно быть таким дядей Степой-милиционером, физкультурным. Это может быть вот такой толстый полицейский, который даже бегать не умеет, но зато умеет стрелять – все. И все знают, что если полицейский применяет оружие, и он может в любой момент его применить, то он будет прав. Вот как сейчас были эти скандалы, помните? Достал какой-то человек, ему показалось, что это был нож или пистолет, какое-то оружие – он не будет разбираться, он выстрелит, и закон его оправдает. Он был прав полностью. Поэтому в Штатах все знают, что, если полицейский подъехал, шутки плохи: ему нельзя хамить, нельзя грубить, все как бы, да. Но для этого надо поднять уровень полиции, вот к этому надо стремиться.

Антон Алфимов: Уровень ответственности.

Дмитрий Носов: Уровень ответственности, да.

Антон Алфимов: Спасибо. У нас еще звонки и сообщения.

Ольга Арсланова: А времени нет.

Антон Алфимов: Да, а времени у нас нет.

Дмитрий Носов: Пускай пишут нам в почту. Пишите мне на мои социальные страницы, будем там общаться, обсуждать эти темы.

Антон Алфимов: Напомните адрес?

Дмитрий Носов: Ну, Дмитрий Носов вобьете – везде найдете: и в инстаграме, и в фейсбуке, в контакте.

Ольга Арсланова: Итак, у нас есть результаты опроса. Мы спрашивали, "за" вы или "против" того, чтобы признать владение единоборствами отягчающим обстоятельством. "За", мы смотрим, 37% проголосовавших. Большинство – против, 63%.

Антон Алфимов: Ну, и в студии у нас сегодня были адвокат Дмитрий Малашко и Дмитрий Носов, призер Олимпийских игр по дзюдо, лидер всероссийского общественного движения "Антидилер". Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Дмитрий Малашко: Спасибо.

Дмитрий Носов: Спасибо.  

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Михаил Беляев главный экономист Института фондового рынка и управления, кандидат экономических наук
  • Сергей Голодов доцент кафедры статистики РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • ГОСТИ

  • Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России
  • ГОСТИ

  • Александр Рубцов кандидат экономических наук, обозреватель портала Vgudok.com
  • ГОСТИ

  • Денис Кирис заместитель председателя Комиссии по вопросам развития культуры и сохранения духовного наследия ОП РФ, председатель Независимого профсоюза актеров театра и кино, актер, режиссер
  • ГОСТИ

  • Гузель Улумбекова руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением, доктор медицинских наук
  • Алексей Живов главный врач Ильинской больницы, врач-уролог, кандидат медицинских наук, доцент
  • ГОСТИ

  • Дарья Халтурина сопредседатель Российской антитабачной коалиции
  • ГОСТИ

  • Алексей Володин генеральный директор Агентства по развитию трансграничной инфраструктуры, кандидат технических наук
  • Михаил Ненашев капитан 1 ранга, председатель Общероссийского движения поддержки флота
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • Павел Поспелов заведующий кафедрой проектирования дорог МАДИ
  • Павел Брызгалов директор по стратегическому развитию ФСК "Лидер"
  • Юрий Эхин эксперт по жилищной политике, член Союза архитекторов России
  • ГОСТИ

  • Антон Гетта координатор проекта ОНФ "За честные закупки", депутат Госдумы
  • ГОСТИ

  • Виктор Николайчик главный тренер мужской сборной Московской области по самбо, заслуженный тренер России
  • ГОСТИ

  • Леонид Кошелев член правления Российской ассоциации пилотов и владельцев воздушных судов
  • ГОСТИ

  • Александр Мерзлов президент "Ассоциации самых красивых деревень России", доктор экономических наук
  • Михаил Смирнов главный редактор портала "Алкоголь.Ру"
  • Евгений Бучацкий психиатр-нарколог
  • Вадим Дробиз директор Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя
  • ГОСТИ

  • Александр Элинсон генеральный директор НИПК "Электрон", член Президиума Генерального совета Общероссийской общественной организации "Деловая Россия"
  • Показать еще
    Показать еще
    Владимир Путин рассказал о технологии, которая будет страшнее атомной бомбы Он сделал такое заявление на Всемирном фестивале молодежи и студентов
    4 часа назад

    ГОСТИ

  • Александр Никитин глава администрации Тамбовской области, д.э.н., профессор
  • Александр Широв зам.директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, д.э.н.
  • Проект Федерального бюджета на 2018 год: что в приоритете? Расходы по каким статьям следует увеличить и за счет чего?
    11 часов назад
    Apple создаст бюджетную версию iPhone X Новинка будет стоить на 100 долларов дешевле первой версии
    11 часов назад
    Хабаровск заволокло дымом из-за пожаров на территории Китая Обнаружено превышение предельных концентраций веществ в воздухе
    11 часов назад

    ГОСТИ

  • Михаил Беляев главный экономист Института фондового рынка и управления, кандидат экономических наук
  • Сергей Голодов доцент кафедры статистики РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • вчера

    Сергей Лесков: Отсутствие оппозиции является самой большой угрозой для власти. На этом погорели КПСС и СССР

    Сергей Лесков Обозреватель ОТР
    Суд отказал шахтерам из Гуково в апелляции по делу о митингах Суд посчитал, что полицейские пресекли массовую несанкционированную акцию, а не пикеты
    вчера

    ГОСТИ

  • Андрей Осипов автоэксперт, редактор сайта osipov.pro
  • В лес - за едой! Собирательство - традиция или способ выживания?
    вчера

    Дошло до того, что в иные места стало дешевле долететь, чем доехать в плацкартном вагоне

    Александр Рубцов кандидат экономических наук, обозреватель портала Vgudok.com
    вчера

    ГОСТИ

  • Денис Кирис заместитель председателя Комиссии по вопросам развития культуры и сохранения духовного наследия ОП РФ, председатель Независимого профсоюза актеров театра и кино, актер, режиссер
  • Герман Греф занимается медитацией и спортом перед работой По его словам, это помогает избавиться от проблемы больших потоков информации
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments