Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Дмитрий Сазонов: Мы сталкивались с примерами, когда для предпринимателей кадастровая оценка возрастала в сотни раз!

17:05, 3 июня 2016

Константин Чуриков: И в этом часе мы обсуждаем систему кадастровой оценки недвижимости, которую в ближайшее время в нашей стране собираются изменить. В чем тут дело? Дело в том, что с этого года в России значительно выросли ставки имущественного и земельного налогов. В 49 регионах они уже сейчас рассчитываются исходя из кадастровой стоимости. Интернет переполнен историями о том, как эта кадастровая стоимость участка оценивается выше рыночной. Например, ваши 10 соток условно в Красногорском районе в Подмосковье по кадастру могут быть оценены в 6 млн, а рынком – в 4 млн. Возникает вопрос: у вас что, на участке нефть нашли? Нашли или нет – а налогов придется заплатить больше. Об этой проблеме последнее время неоднократно говорил президент. В марте на совещании с министрами Владимир Путин сказал, что сложившаяся система беспокоит людей. Надо что-то делать. Надо сделать так, чтобы кадастровые ошибки исправлялись в обязательном порядке и бесплатно для граждан.

Одним из инструментов по идее должен стать новый законопроект о государственной кадастровой оценке. Его нулевое чтение на днях состоялось в Общественной палате. По итогам слушаний многие эксперты сделали вывод, что в таком виде закон создаст дискриминационные условия и для частных лиц, и для бизнеса. Но еще в нем увидели даже коррупционную составляющую. Например, по законопроекту в комиссию по кадастровой оценке должны входить как минимум два человека. И дальше интересная формулировка: "не более половины из них - чиновники". С учетом того, что для принятия решения достаточно 50%-ого кворума, можно предположить, что один чиновник сможет единолично решать все вопросы. Тут хочется вспомнить золотые слова Виктора Степановича Черномырдина. Он говорил: "Нам никто не мешает перевыполнить наши законы" или "Мы до сих пор пытаемся давить тех, кто и так лежит". Поговорим как раз с представителями бизнеса, которые тоже могут пострадать, если законопроект не претерпит изменений.

У нас в студии Дмитрий Сазонов, председатель комиссии по развитию малого и среднего бизнеса Общественной палаты России, вице-президент "Опоры России". Здравствуйте, Дмитрий.

Марина Николаева: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Присаживайтесь, пожалуйста. Что получается, если продолжать череду высказываний Черномырдина? "Хотели как лучше – получилось как всегда"?

Дмитрий Сазонов: Видимо, так. Хотя на самом деле законодателя (в данном случае правительство имеет право законодательной инициативы) пока понять достаточно сложно, поскольку те слушания, которые мы проводили в Общественной палате, по сути у нас неявка на матч. Мы не явились, хотя мы эти слушания проводили уже по сути в третий раз. Первый раз мы обсуждали эту тематику осенью прошлого года, потом в марте и вот сейчас, уже после того, как правительство внесло законопроект в Государственную Думу, мы обсуждали этот законопроект еще раз.

Марина Николаева: Давайте тогда сначала. Какие недостатки были до того, как внесли эти изменения, что сейчас изменилось и, судя по всему, стало не лучше, а хуже, и еще все более запутанно. Расскажите, как вообще сейчас все это происходит и что предлагается изменить.

Дмитрий Сазонов: Здесь на этот законопроект нужно смотреть с разных точек зрения. С одной стороны, есть инициатива правительства. И понятная инициатива и желание пополнить бюджет. То есть задача именно в этом заключается, чтобы пополнить бюджет, увеличить доходы бюджета, для чего происходит какая-то смена правил игры. Хотя и те правила, которые сейчас действовали, они еще недостаточно устоявшиеся. Там очень много претензий и к саморегулированным организациям, к которым относятся оценщики, и сейчас вот это обсуждение, которое идет со стороны оценщиков (в первую очередь инициатива происходит), поскольку они теряют для себя рынок. И обвинения правительства как раз в их адрес основываются на том, что оценщики упираются как раз по той простой причине, что они потеряют для себя рынок услуг.

Но это не единственная грань обсуждения этого вопроса. Есть еще и проблемы, которые касаются и самого бизнеса. У нас присутствовали представители разных компаний – и крупных, и "Лукойл", в частности, например, и они говорят, что та оценка, которая сегодня есть, например, заводы, находящиеся в разных регионах России, они оцениваются совершенно по-разному, и для них это совершенно не понятно. То есть сегодня правила таковы, что субъект может сам принимать для себя, делать переоценку вот этих ставок. И они начинают стоить по-разному. То есть производство одно и то же у нас в стране, продукция одна и та же.

Марина Николаева: Но только из-за того, что они расположены в разных регионах, они оцениваются по-разному.

Константин Чуриков: Дмитрий, но "Лукойл" – он большой, у него много юристов. Я думаю, как-нибудь они себя защитят. А что касается именно малого бизнеса, здесь как быть? Потому что вопрос не праздный.

Дмитрий Сазонов: Есть два участника, о которых вы правильно говорите – малый бизнес, есть еще и физлица.

Марина Николаева: Просто обычные люди…

Чиновники говорят, что недополучают налоги, поступающие от кадастровой оценки. Но это лукавство 

Дмитрий Сазонов: Да, обычные люди, вы сейчас приводили пример в презентации. Проблема как раз в этом. Что человеку, во-первых, дорого оспаривать. Допустим, даже процедура оспаривания пока существует в действующем порядке. Причем, оспаривания досудебного. Когда у нас не обязательно идти сразу в суд, а можно прийти в комиссию при Росреестре в каждом регионе, подать туда заявку, подать свою оценку. Понятно, что эту оценку нужно заказать, и она стоит денег. Для физлиц это уже достаточно приличные затраты. Для малого бизнеса это тоже большие затраты, исходя из того, что насчитывают. Но и даже они себя оправдывают с учетом того, что у нас очень много процедур оспаривания в этой первой (досудебной) инстанции приходится в пользу предпринимателей. Поскольку комиссия сейчас больше, не так, как в примере было 2 человека, а там предприниматели тоже присутствуют, они отдают победу предпринимателям.

В этом смысле чиновники себя как ведут? Они говорят: "Бюджеты недополучают финансирование. То есть они недополучают налоги, поступающие от кадастровой оценки". Но это тоже определенное лукавство. Здесь доля лукавства есть. Она заключается в том, что это такие прогнозы. То есть если брать предыдущим периодом, то никакого недополучения по сути нет. Есть недополучение исходя из того, что они пересчитали по новым правилам, уже решили, что бюджет у них наполнится на эти деньги – они уже рассчитывают на это. А люди идут, оспаривают. И уже порядка 4 трлн рублей прошлого года было оспорено. Конечно, бюджет всех уровней недополучил. Но речь идет о том, что это такие гипотетические предположения о том, что эти доходы должны поступить в бюджет. То есть я захотел…

Константин Чуриков: Бюджет должен получать законные доходы.

Дмитрий Сазонов: Безусловно. И даже больше. Речь идет о том, что не то что законные, а справедливые. То есть когда люди начинают заниматься предпринимательской деятельностью или думают об инвестициях, это касается еще и такого одного направления, как инвестиционная политика и инвестиционная привлекательность. У нас есть несколько индексов разных агентств (например, Агентство стратегических инициатив делает), и эти индексы говорят о том, что у нас не особо инвесторы идут сегодня в регионы. Это одна из таких причин. Потому что очень сложно прогнозировать, что дальше будет с тем объектом недвижимости, который ты построишь, не взлетит ли он случайно так в цене именно с точки зрения налоговой базы. То есть ты вложился, потратил средства, инвестировал, а тебя еще и обложили налогами. Ты еще дохода даже не получишь.

Константин Чуриков: Обратимся к нашим зрителям. Я уверен, среди них есть и дачники, и представители малого бизнеса. Скажите, какие имущественные налоги сейчас вы платите, какие сложности, может быть, проблемы возникли при кадастровой оценке вашего имущества. Внизу экрана номер телефона: 88002220014. Либо можно СМС-ку прислать: 3443, первые три буквы "ОТР", все это бесплатно.

Марина Николаева: Так что предлагается сделать сейчас в этом новом законопроекте?

Дмитрий Сазонов: Основная идея – это сейчас от оценки, которая идет независимым оценщиком, перейти к методике оценки через государственные бюджетные учреждения. То есть будут создаваться…

Марина Николаева: То есть что получается? Что одна организация будет заказчиком, оценщиком и контролем своих действий.

Дмитрий Сазонов: Причем, эта организация – государственная. То есть ты и заказчик, ты и подрядчик, ты и выдаешь эту оценку, и еще если процедура оспаривания досудебного будет исключена, то по сути с тобой и поспорить нельзя будет. Только в судебном порядке.

Марина Николаева: Они же сами свои решения не будут оспаривать. Правильно?

Дмитрий Сазонов: Нет. Люди не смогут оспорить в досудебном порядке.

Константин Чуриков: Секундочку. Но ведь президент, кажется, говорил о другом. Или опять все президента не услышали, не так поняли.

Дмитрий Сазонов: Нам тоже кажется, что президент говорил о другом, о снижении нагрузки, в том числе и нагрузки по налоговой базе для предпринимателей, особенно для малых предпринимателей, это действительно существенная нагрузка. У нас есть много примеров и обращений о том, как кадастровая оценка вырастала не только в десятки – в сотни раз. В 188 раз, я знаю конкретный пример, когда вырастала кадастровая оценка за 2 года. Переоценку сделали, через год еще раз сделали – и в итоге она выросла просто в сотни раз. Понимаете, что бизнес уже становится нерентабельным, и оценка несправедливая.

Предприниматели о чем говорят: "Отлично. Мы согласны на такую оценку. Тогда давайте, если я понимаю, что я уже не справляюсь с этой нагрузкой, выкупите у меня по этой стоимости мое имущество или землю", - с такими призывами они обращаются к государству.

Константин Чуриков: Раз это вам так выгодно.

Ответственности за несправедливую кадастровую оценку в новом законопроекте нет ни у оценщиков, ни у бюджетных учреждений, в которых они работают

Дмитрий Сазонов: Раз это действительно столько стоит, то если государство в лице ГБУ, вот этих бюджетных учреждений, готово оценивать по такой цене, тогда оно должно иметь какую-то тоже ответственность за это, да? Ответственности, во-первых, сейчас практически в этом новом законопроекте нет ни у самих оценщиков, которые будут работать в этих бюджетных учреждениях, ни у самих учреждений ответственности за несправедливую оценку по сути никакой нет – ни дисквалификации, ни финансовой ответственности. И даже предприниматели говорят: выкупайте тогда. Понятно, что никто этого делать не будет. Понятно, что это невозможно.

Марина Николаева: А каким образом вообще вот эта кадастровая стоимость земли рассчитывается? Почему она может быть выше, чем рыночная цена?

Дмитрий Сазонов: Вот это еще один очень хороший вопрос. Понятие формулировки в законе кадастровой оценки как таковой по факту нет. Она звучит так: кадастровая оценка – это та оценка, которая производится… И дальше пошло описание процесса, как это происходит. То, что это рыночная стоимость, она нигде не озвучивается. То есть кадастровая оценка по сути должна быть привязана к рыночной стоимости. Но у нас рыночная ситуация улучшается, ухудшается. Владеть становится где-то выгоднее, а когда-то и хуже. Нынче мы находимся в ситуации, когда экономический кризис, спад. И поэтому у нас, естественно, все должно снижаться в цене. То есть рынок должен разогреваться после этого…

Константин Чуриков: То есть по идее, если земля дешевеет, условно говоря, квартиры дешевеют, соответственно, я должен в этот год платить меньше налогов.

Дмитрий Сазонов: Конечно. Нагрузка должна быть меньше. Мы говорим, что кадастровая оценка – это оценка, которая должна априори равняться рыночной оценке. Если этого не происходит…

Марина Николаева: А она чему тогда вообще равняется?

Дмитрий Сазонов: Вот это очень забавный вопрос. Точного определения в законе не дано. Мы, эксперты, обратили на это внимание. И мы в своем заключении нашей комиссии Общественной палаты, когда проводили такое нулевое чтение, мы на это тоже обратили внимание и прочили уточнить.

Марина Николаева: Я понимаю. Но эта оценка все равно же сейчас проводится, тем не менее, в 49 регионах, как говорил Константин в самом начале. Она сейчас каким образом оценивается?

Дмитрий Сазонов: Там берутся все данные, которые… Это, наверное, корень не то чтобы зла, но корень всех проблем, который сейчас в кадастровой оценке происходит – это неточность и недостоверность данных, которые есть у нас в едином государственном реестре. То есть у нас порядка только 40% данных совпадают с тем, что есть. Порядка 40% земельных участков, например, и объектов недвижимости совпадают с данными налоговой. То есть они не все стоят еще и на учете. И по идее государству в этом смысле выгодно не повышать стоимость, не закручивать гайки, а просто увеличить налоговую базу за счет тех, кто в принципе не попал под учет. То есть люди владеют, они регистрировали, Росреестр их видит у себя в учете, а налоговая не видит их. То есть увеличивать эту базу можно за счет этого.

Константин Чуриков: Если мы не можем пока найти точного значения словосочетания "кадастровая оценка", то тогда давайте попробуем найти определение словосочетанию "рыночная стоимость". А вот это что такое?

Дмитрий Сазонов: Рыночная стоимость – это та стоимость, по которой по сути у тебя готовы покупать.

Константин Чуриков: Это же надо прописать.

Дмитрий Сазонов: Совершенно верно. Там есть достаточно много критериев. И независимые оценщики обладают методиками. И государство сейчас опять о чем говорит? О том, что нет единой методики. В принципе все с этим согласны, что единой методики нет. Но появится ли она после того, как появятся бюджетные учреждения – в этом тоже большой вопрос, потому что специалисты, которые туда придут работать, они в принципе придут с этих же компаний. У нас другого рынка труда нет. Мы откуда-то более квалифицированных специалистов здесь вряд ли найдем. Поэтому это люди, которые работают по тем методикам, которые сегодня есть. Их доработкой нужно заниматься. Есть профессиональное сообщество для этого, которое готово уточнять показатели этой рыночной стоимости. На это влияет очень много параметров: и на объекты, их состояние, год постройки, соседство. Знаете, солярность и прочие всякие такие моменты, которые могут действительно повлиять на рыночную стоимость объекта.

Марина Николаева: ­Смотрите, если мы говорим о физических лицах, о дачах, о людях, которые владеют какими-то загородными участками, небольшими домиками, может быть, и большими, если для них вот эти налоги, которые после оценки кадастровой стоимости земли будут просто неподъемными. Скорее всего, люди будут пытаться продать свои дома, потому что если человеку нечем платить, соответственно, пользоваться этим домом он не может. И тут не обвалится ли, не подешевеют ли эти участки на рынке?

Дмитрий Сазонов: Вот этот вопрос для меня тоже остается загадкой. Сложно прогнозировать. Я просто уверен, что, как минимум, увеличится объем попыток оспаривать эту стоимость в судебном порядке. И люди в любом случае должны защищать свои права. Если они считают, что кадастровая стоимость несправедливая, то есть она не соответствует тому, что дает этот участок, какую отдачу, сельскохозяйственную продукцию.

Марина Николаева: Вы представляете, что тогда будет твориться в судах? Потому что если в досудебном порядке оспорить будет нельзя, поскольку это государственная организация и она сама все это контролирует, то это будет…

Дмитрий Сазонов: Уже сегодня этот объем оспаривания, который после того, как комиссия, допустим, не подтвердила стоимость. Когда предприниматель оспаривает в комиссии по оспариванию при Росреестре, после этого они идут в суд. И уже там достаточно большой объем этих судебных разбирательств. Более того, предприниматели там тоже выигрывают. И все затраты, все потери ложатся как раз на территориальное управление того же Росреестра. Это и затраты по времени юристов, пошлины, и прочее. Государство – понятно, пошлины не выплачивают. Но нагрузка становится огромная. И если люди пойдут, физические лица оспаривать, то, конечно, здесь, мне кажется, суды могут быть переполненными.

Константин Чуриков: Некоторые эксперты посчитали, что создание новой госструктуры по государственной кадастровой оценке потребует где-то 1 млрд рублей – в среднем по 13 млн на каждый регион. Я просто приведу цитату директора Института экономики РАН Руслана Гринберга. Он говорит, что по сути кабинет министров предлагает не разгрузить граждан, а нагрузить госаппарат – потратить деньги на очередную чиновничью структуру. А ведь правда: все-таки я понимаю, что в контексте нашего бюджета 1 млрд рублей – далеко не самая большая сумма, но ведь можно было бы найти ей какое-то лучшее применение.

С вашей точки зрения, если бы спрашивали только ваше мнение, как бы вы подошли к этому закону, что бы вы лично предложили?

Государство передает в одни руки и оценку, и заказ. Соответственно будет очень тяжело добиваться справедливости 

Дмитрий Сазонов: Мне кажется, истина всегда где-то посередине. Золотая середина есть. Если пытаешься каким-то образом регулировать сферу деятельности, то одни жесткие механизмы регулирования никогда не работают без совокупности с рыночными подходами. Подход, который есть сегодня – это СРО, саморегулируемые организации оценщиков. Может быть, государство почувствовало, что дало здесь какие-то чрезмерные полномочия. И в этом смысле заказчик очень часто тому же оценщику начинает: либо ты мне снижай стоимость оценки, либо я у тебя вообще ничего не буду заказывать. И тогда тоже создается определенный не коррупционный формат, но больше давление на оценку.

И в этом смысле государство пытается защититься через то, что будут бюджетные учреждения заниматься оценкой. Но, опять же, передает в руки и оценку, и заказ. В одних руках будет. Соответственно, тоже здесь очень тяжело добиваться справедливости.

Те предложения, которые мы дали сегодня – задача заключается в том, чтобы оценщики могли работать одновременно над методикой оценки, той, которая может всех устраивать, и она будет всем понятна и прозрачна. И бюджетные учреждения, и профессиональное сообщество. Это чтобы ответственность сотрудников этих бюджетных учреждений, а также квалификация, компетенция, количество этих специалистов, которые имеют достаточный опыт работы, она была аналогичной по отношению к тем организациям, которые сегодня работают на рынке, потому что предложение такое, что в ГБУ может быть меньше профессиональных сотрудников, чем сейчас в тех организациях, которые занимаются оценкой, и меньше ответственность. То есть вот это, мне кажется, достаточно здравое предложение профессионального сообщества.

Марина Николаева: Скажите, а вот эта оценка, которая будет проводиться государственным учреждением, она будет для людей платная для организаций или бесплатная?

Дмитрий Сазонов: Это массовая оценка. Она делается за счет финансов субъекта Российской Федерации. То есть это полномочия каждого региона. И они делают это за свой счет из бюджетных средств.

Константин Чуриков: Но оспаривание, соответственно, уже будет…

Дмитрий Сазонов: А вот устраивает тебя эта стоимость или не устраивает – это, конечно, уже тебе придется финансировать самому альтернативную оценку, соответственно, профессиональную оценку, и дальше уже в судах идти оспаривать только за свой счет, конечно.

Константин Чуриков: Вот нам пишут зрители: "1800 рублей за 5 соток. Дача за городом. Не приватизирована. Пенсионеру это все неподъемно". Пишут, что даже и на суд денег нет. И еще нам сообщение прислали. Пишут, что в некоторых случаях… Спрашивают, как быть, если, например, судебные споры, судебные тяжбы обошлись в 100 тысяч рублей. Человек просто жалеет о потраченных деньгах.

Дмитрий Сазонов: Сумма достаточно большая. И если не говорить про конкретный пример, я думаю, что если там речь идет о небольшом земельном участке, то, конечно, там затрат должно быть гораздо меньше. Но я, например, знаю оценку достаточно крупного участка, порядка 200 гектар. Как раз это примерно так и стоит. Но это уже скорее всего речь касается бизнеса. А иногда бывают совершенно забавные случаи. У нас крупный завод, крупное предприятие. Неважно, крупный он, малый или средний. Но это предприятие, которое производит продукцию… Я уж не буду рекламировать. Но эта земля нужна только им, больше никому. То есть если производство уедет из этого региона, то эта земля…

Константин Чуриков: Никто не придет туда.

Дмитрий Сазонов: Совершенно верно. И они и так создают добавочную стоимость, они создают рабочие места. И попытаться придумать… Это как квазиналог. То есть это не в прямом смысле налог, а это косвенная история. То есть ты придумываешь налоговую базу, пытаешься ее растянуть, сделать ее побольше, а потом либо через арендные ставки, если тебе земля не принадлежит, через аренду, либо через эту оценку кадастровую, за право владения ты повышаешь стоимость. Какая-то не очень справедливая история.

Марина Николаева: Совершенно справедливо сообщение от нашего зрителя. Неужели так трудно выработать четкую единую методику начисления налога? Иначе это просто отъем земли у населения, которое в результате обрекается на нищету, ибо земля кормит 80% наших граждан. Судиться денег у людей нет – значит огород отнимут.

Дмитрий Сазонов: Знаете, совсем уж драматизировать, я думаю, не стоит, особенно для физических лиц. Потому что я предполагаю, что все равно будут какие-то вычеты. Допустим, минимальный объем владения площадью, квадратными метрами или земельного участка. Просто чтоб совсем маленькие участки даже не пытаться считать. Потому что государство в этом смысле просто не справится одновременно с пересчетом давления на все участки.

Просто вычет будет делаться какой-то по площади, по квадратным метрам и по площади земельного участка. И 80 или 90% всех субъектов просто пока выведут за схему, потому что она должна начать работать с 1920 года. Просто у некоторых субъектов есть право. Они могут воспользоваться…

Марина Николаева: По кому больше всего ударят эти нововведения? Скорее всего, по малому бизнесу.

Дмитрий Сазонов: Я в первую очередь считаю, что это малый и средний бизнес. Поскольку именно они наиболее активные контрагенты, они наиболее активно пользуются своими активами, перемещают их, продают, покупают. И они всегда, как правило, засвечены. То есть в сделках они засвечены. Соответственно, они в налоговой засветились. Я уже говорил, что у нас сама база только порядка 40%. А реально есть данные, сведения, зарегистрированные в Росреестре, которые попали в налоговую службу.

Марина Николаева: Вот этот законопроект, если он станет законом, он должен вступить в силу, насколько я понимаю, с 1 января следующего года. Каковы вообще шансы, что вас все-таки услышат и все эти недоразумения, совершенно не поверхности лежащие…

Дмитрий Сазонов: Я здесь тоже пока не буду драматизировать события. На мой взгляд, те нулевые чтения, которые мы сегодня провели, у нас участвовали и представители Государственной Думы на этих слушаниях, у нас представители Администрации президента были, и так далее. То есть достаточно большое сообщество было, порядка 80 человек экспертов разного рода собиралось. И сейчас как раз идет прислушивание и обсуждение этой проблематики. И все здравые доводы "за" и "против" выслушиваются. Я надеюсь, что в ближайшее время профильный комитет Государственной Думы будет формировать рабочую группу и включит туда наших экспертов, для того чтобы уже в порядке обсуждения между первым и вторым чтениями в Государственной Думе уже все-таки внести коррективы.

Константин Чуриков: Но вместе с тем сейчас Государственная Дума… Многие депутаты находятся уже в таком предвыборном периоде. И у нас немало важных законопроектов, которые сейчас как-то в последний момент быстро-быстро пытаются решить…

Дмитрий Сазонов: Вот этого бы не хотелось, чтобы быстро-быстро. Потому что когда быстро-быстро, это всегда получается ни туда, ни туда.

Константин Чуриков: Еще вопрос: буду оценивать по общей площади, или по жилой? Человек пишет, что у него дом, общая площадь 120 ­м^2, жилая 60 и подвал 60.

Дмитрий Сазонов: Про общую площадь всегда идет речь.

Константин Чуриков: Всегда про общую.

Дмитрий Сазонов: А еще есть уникальные моменты, связанные с тем, что, например, объект недвижимости… У них же еще разное целевое назначение. Есть, допустим, офисное помещение, есть промышленное помещение. У них разная ставка. И вот когда в промышленном помещении есть небольшой офис, например, какой-то кабинет управляющего, берут и переоценивают весь объект полностью по цене самой дорогой ставки. Тоже абсолютно несправедливая оценка. Это каждый раз приходится оспаривать.

Константин Чуриков: Как в твой поговорке, "Закон – что дышло…".

Дмитрий Сазонов: Здесь, наверное, не что дышло, а здесь вопрос касается того, что эксперт, который это делает – это, скорее всего, очень непрофессиональная работа и не пытается учесть специфику, и ответственности за это никакой не несет. Вот предприниматель промахнулся в выборе товарной линейки или услуг – он сразу с рынку уходит. Здесь чиновники, конечно, никакой ответственности не несут.

Марина Николаева: Смотрите, а если, например, допустим, какое-то техническое помещение было много-много лет, его оценили по кадастровой стоимости технического помещения. Прошел год, например, там понадобилось поставить маленький кабинетик. Как вы говорите, допустим, 3х3 на метра, поставить туда компьютер, стул и стол. Его обяжут делать переоценку в этом случае и уже будут оценивать, как будто у него офис есть?

Если ты делаешь любую переделку помещения, ты должен ее зарегистрировать, чтобы это не привело к каким-то трагическим последствиям

Дмитрий Сазонов: Вообще согласно закону – да. То есть ты делаешь любую переделку – ты должен зарегистрировать, чтобы это не привело к каким-то трагическим последствиям. Тем более, если ты собираешься его эксплуатировать для помещений, где будут находиться люди, санэпидемиологические требования должны быть соблюдены. Естественно, раз ты перерегистрируешь, ты должен зарегистрировать в Росреестре – естественно, должна произойти переоценка.

Марина Николаева: И уже по той стоимости…

Дмитрий Сазонов: Главное, чтобы было оценено только это 3х3, а потом не весь завод по этой ставке, которая самая максимальная есть.

Константин Чуриков: А вот эта кадастровая оценка – как часто она сейчас, согласно действующему законодательству, проводится, и как часто будет согласно…

Дмитрий Сазонов: Там субъекты раз в три года имеют право переоценку делать. Но сейчас этот момент не сильно меняется. Это надо будет уточнить в законе с учетом того, что будут предлагать депутаты.

Константин Чуриков: Просто у нас иногда бывает, что действительно резко что-то происходит на рынке недвижимости, там падает стоимость квадратного метра.

Дмитрий Сазонов: Полномочия эти у субъекта. Он может в принципе хоть каждый год переоценку делать. Но не, по-моему, чаще, чем раз в три года.

Константин Чуриков: Спасибо. Мы говорили о новой схеме кадастровой оценки, которая…

Марина Николаева: Еще не раз, наверное, будем об этом говорить.

Дмитрий Сазонов: Надеюсь, что будем не раз говорить. Поскольку если мы не будем об этом говорить, то мы имеем все шансы к тому, чтобы быстро-быстро депутаты примут, и тогда мы будем уже не говорить, а в судах стоять.

Марина Николаева: Будем-будем говорить.

Константин Чуриков: А в студии у нас был Дмитрий Сазонов, вице-президент общественной организации "ОПОРА России". 

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Михаил Беляев главный экономист Института фондового рынка и управления, кандидат экономических наук
  • Сергей Голодов доцент кафедры статистики РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • ГОСТИ

  • Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России
  • ГОСТИ

  • Александр Рубцов кандидат экономических наук, обозреватель портала Vgudok.com
  • ГОСТИ

  • Денис Кирис заместитель председателя Комиссии по вопросам развития культуры и сохранения духовного наследия ОП РФ, председатель Независимого профсоюза актеров театра и кино, актер, режиссер
  • ГОСТИ

  • Гузель Улумбекова руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением, доктор медицинских наук
  • Алексей Живов главный врач Ильинской больницы, врач-уролог, кандидат медицинских наук, доцент
  • ГОСТИ

  • Дарья Халтурина сопредседатель Российской антитабачной коалиции
  • ГОСТИ

  • Алексей Володин генеральный директор Агентства по развитию трансграничной инфраструктуры, кандидат технических наук
  • Михаил Ненашев капитан 1 ранга, председатель Общероссийского движения поддержки флота
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • Павел Поспелов заведующий кафедрой проектирования дорог МАДИ
  • Павел Брызгалов директор по стратегическому развитию ФСК "Лидер"
  • Юрий Эхин эксперт по жилищной политике, член Союза архитекторов России
  • ГОСТИ

  • Антон Гетта координатор проекта ОНФ "За честные закупки", депутат Госдумы
  • ГОСТИ

  • Виктор Николайчик главный тренер мужской сборной Московской области по самбо, заслуженный тренер России
  • ГОСТИ

  • Леонид Кошелев член правления Российской ассоциации пилотов и владельцев воздушных судов
  • ГОСТИ

  • Александр Мерзлов президент "Ассоциации самых красивых деревень России", доктор экономических наук
  • Михаил Смирнов главный редактор портала "Алкоголь.Ру"
  • Евгений Бучацкий психиатр-нарколог
  • Вадим Дробиз директор Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя
  • ГОСТИ

  • Александр Элинсон генеральный директор НИПК "Электрон", член Президиума Генерального совета Общероссийской общественной организации "Деловая Россия"
  • Показать еще
    Показать еще
    Журналиста "Новой газеты" Али Феруза наградили орден мужества им. Сахарова Сейчас Феруз находится в центре временного проживания
    вчера
    Минздрав опроверг информацию об эпидемии пневмонии в регионах Однако рост заболеваемости в регионах ведомство подтвердило
    вчера
    Алексей Навальный вышел на свободу после 20 суток ареста Во время отбывания срока политик подучил киргизский
    вчера
    Владимир Путин рассказал о технологии, которая будет страшнее атомной бомбы Он сделал такое заявление на Всемирном фестивале молодежи и студентов
    2 дня назад

    ГОСТИ

  • Александр Никитин глава администрации Тамбовской области, д.э.н., профессор
  • Александр Широв зам.директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, д.э.н.
  • Проект Федерального бюджета на 2018 год: что в приоритете? Расходы по каким статьям следует увеличить и за счет чего?
    2 дня назад
    Apple создаст бюджетную версию iPhone X Новинка будет стоить на 100 долларов дешевле первой версии
    2 дня назад
    Хабаровск заволокло дымом из-за пожаров на территории Китая Обнаружено превышение предельных концентраций веществ в воздухе
    2 дня назад

    ГОСТИ

  • Михаил Беляев главный экономист Института фондового рынка и управления, кандидат экономических наук
  • Сергей Голодов доцент кафедры статистики РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • 3 дня назад

    Сергей Лесков: Отсутствие оппозиции является самой большой угрозой для власти. На этом погорели КПСС и СССР

    Сергей Лесков Обозреватель ОТР
    Суд отказал шахтерам из Гуково в апелляции по делу о митингах Суд посчитал, что полицейские пресекли массовую несанкционированную акцию, а не пикеты
    3 дня назад

    ГОСТИ

  • Андрей Осипов автоэксперт, редактор сайта osipov.pro
  • В лес - за едой! Собирательство - традиция или способ выживания?
    3 дня назад
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments