Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Константин Ордов: В нашей экономике нет главного – крови

17:05, 29 мая 2017

Гости

Константин Ордовзаведующий кафедрой финансового менеджмента РЭУ им. Г.В. Плеханова

Виталий Млечин: Россияне вернулись в 2009 год по уровню доходов. Такое неприятное путешествие во времени получилось. В этом году реальные доходы в нашей стране сильно упали. Соответственно, снижаются и потребительские расходы, а из-за этого медленнее растет экономика страны. Почему мы беднеем, и когда ситуация наконец наладится, будем выяснять прямо сейчас. У нас в гостях Константин Ордов, профессор Российского экономического университета им. Плеханова, доктор экономических наук. Здравствуйте.

Мария Калинина: Здравствуйте.

Константин Ордов: Добрый день.

Виталий Млечин: Что происходит, почему так плохо?

Константин Ордов: Потому что в стране кризис, в том числе экономический. К сожалению, 2016 год нас немного обнадежил, мы наделяюсь, что в 2017 году, вполне вероятно, эта кризисная тенденция будет завершена. Сокращаться стала безработица, снизились темпы падения, мы достигли пика падения. Любая терминология уместна.

Мария Калинина: Я думаю, что пике мы достигли.

Константин Ордов: В пике мы достигли пика падения. Тем не менее, показатели первого квартала 2017 года очень сильно настораживают. То есть мы видим, что реальные располагаемые доходы населения продолжили падать.

Мария Калинина: Связано ли это только с тем, что кризис? Есть ли какие-то еще подводные камни, что это наступило вопреки всем ожиданиям экономистов, что станет лучше?

Константин Ордов: Нет, это не вопреки мнениям экономистов. Единственное, что у нас в январе, слава богу, была оказана помощь пенсионерам, которая поддержала их доходы и возможные расходы, но, к сожалению, тенденцию в целом это не удалось переломить. Но при этом розничный товарооборот стабилизировался, и у нас ритейлеры с робкой надеждой смотрят в будущее, что, может быть, это будет сигналом к тому, что сокращать дальше потребление уже некуда.

Виталий Млечин: Давайте попробуем сразу разобраться. То, что сейчас происходит, говорит о чем? Что кризис еще далек от завершения, и может быть еще хуже, или все-таки стоит надеяться по крайней мере на улучшение в обозримом будущем, не через 10 лет?

Константин Ордов: На мой взгляд, это говорит о том, что надежда еще есть, и надо предпринимать меры для того, чтобы они стали сбываться. Мы достигли целевого инфляционного уровня, который Центральный банк для себя ставил – 4%, и мы ждем, что эта дальнейшая цель наконец-то материализуется во что-то полезное для общества в целом, а не будет являться исключительно самоцелью.

Виталий Млечин: Как раз заговорили про борьбу с инфляцией. А не получается ли так, что борьба с инфляцией как раз, наоборот, затормаживает рост доходов, потому что из-за борьбы с инфляцией падает потребление, падают расходы людей?

Константин Ордов: Думаю, что здесь председатель Центрального банка не так давно откровенно и сказала, что основной угрозой инфляционного давления являются доходы населения, поэтому я боюсь, что это как раз укладывается в политику, которую Центральный банк преследовал, может быть, вполне оправданную – достижение низкого инфляционного уровня, – но инфляцию мы тоже можем достигать разными путями. Можем за счет опережающего роста производства, увеличения товарной массы, и тем самым цены будут сдерживаться, а можем путем как раз продолжающегося обнищания населения, к сожалению. И тогда в условиях отсутствия денег никто не готов покупать товары, и производители вынуждены сокращать цены, и все это очень негативно сказывается на экономической ситуации в целом.

Мария Калинина: Но так ли они готовы сокращать цены? Когда цены растут, мы это замечаем. Когда они якобы сокращаются где-то – это как-то не сильно заметна. Я, например, не заметила, что на что-то цены понизились.

Константин Ордов: Да. Но мы же говорим с вами в реальном выражении, не в материальном. Здесь это финансовая математика, в нее сильно верить можно, но доверять нельзя, как и статистике. Так что каждый на себе должен почувствовать, стало ему легче чем сложнее жить. И как только большинство населения сможет, отдавая себе полностью отчет, сказать, что их финансовое состояние улучшилось, это будет сигналом к тому, что кризис пройдет.

Виталий Млечин: Нам позвонил Анатолий из Кирова. Анатолий, здравствуйте. Вы в эфире. Говорите, пожалуйста.

- Здравствуйте. У меня есть конкретное предложение, что необходимо сделать для повышения доходов населения. В первую очередь вернуть, что было и раньше, прогрессивный налог на сверхприбыль – 25% плановая прибыль, все остальное сверхприбыль. И тогда будет значительное снижение в четыре-пять раз на энергоносители, заработают предприятия, заработает промышленность. Если будет закон о сверхприбыли, значит, рабочим будут повышены заработные платы, наполнение бюджета будет мощнее, сильнее, будет повышение заработных плат у учителей, медиков и так далее. Следовательно, будет возрастание спроса, следовательно, снова производство.

Виталий Млечин: Сверхдоходы – это сколько, по-вашему?

- Это пусть считают специалисты. Я считаю, что средний уровень заработной платы по стране пусть будет облагаться 12% налогом, а что сверху – уже в прогрессии.

Виталий Млечин: Спасибо большое. Как вы считаете?

Мария Калинина: Много об этом говорят: прогрессивное, непрогрессивное. Как считаете?

Константин Ордов: Инструментов много, в том числе это один из возможных инструментов. К сожалению, мы с вами этим инструментом можем пользоваться только в случае сильной экономики, потому что иначе повышение налогооблагаемого дохода приведет к нежеланию этот доход показывать в России. У нас с вами открытая экономика, никаких ограничений по перетоку капитала нет, и здесь главное – подходить разумно. Если это спокойно, в чем я сильно сомневаюсь, но, с другой стороны, это точно справедливо.

Мария Калинина: Почему же не получается подходить разумно? Все, что ни делается, становится, скажем мягко, не хуже, но по крайней мере не лучше.

Константин Ордов: Требуется комплексный подход. Одним инструментом обойтись и найти золотую палочку, которая по мановению позволит все изменить, невозможно. Надо трудиться, работать, и иметь целостную программу развития экономики, в том числе и отраслевую.

Мария Калинина: Что в эту программу должно входить?

Константин Ордов: Понимание того, чем сегодня дышит мир. Сегодня мы с вами стоим на пороге структурных изменений в экономике, когда информационные технологии будут оказывать опережающее воздействие, новые нанотехнологии в производстве. Все это полнейшая автоматизация производства.

Мы не так давно обсуждали, и у нас в Плехановском институте в том числе, какие специальности вот-вот перестанут существовать, и здесь надо задумываться о том, какие надо дополнительные знания получать, к чему готовить. И здесь должна быть определяющей роль государства, чтобы было ясно, какие производственные ниши мы хотим занять в будущем для того, чтобы в них быть конкурентоспособными передовыми. К этому у нас все ресурсы еще пока есть. И капитал какой-никакой у нас тоже существует. А умственный потенциал – надеюсь, что мы вполне можем еще доказать свою конкурентоспособность.

Мария Калинина: Это вы нарисовали достаточно далекую перспективу, потому что кадры надо вырастить, людей обучить, заводы построить, потому что большинство развалено. Это все требует огромных затрат как физических, так моральных, умственных и так далее. Что сейчас нужно сделать для того, чтобы мы ниже этого уровня, который сейчас у людей есть (в 2009 год вернулись), что нужно в краткосрочный период?

Константин Ордов: Мы можем по-разному подходить к решению этих задач. Можем дискутировать на тему, нужна ли нам более мягкая денежно-кредитная политика. В нашей экономике нет главного – достаточной крови для того, чтобы она развивалась. Мы ждем, когда инфляция станет еще меньше. Мы ждем, когда достигнем такого дна, от которого точно можно будет оттолкнуться, а не рыть глубже. Здесь нет единого рецепта. Скорее всего, надо поменять экономическую политику, сделать ее более ориентированную на социальные группы населения, которые сегодня страдают больше всех.

Виталий Млечин: У нас есть звонок из Ивановской области. Леонид нам дозвонился. Здравствуйте.

- Добрый день. У меня к консультанту такой вопрос. Нам, простому народу, все объясняют кризисом, инфляцией. Но судя по тому, что я читал у Угланова в "Аргументах недели", наши олигархи обогатились только за год на 104 млрд, а народ нищает. Такое ощущение создается, что у нас все делается в интересах олигархов, вся власть, Центральный банк работают только на олигархов, но никак не на простой народ, потому что мы судим по себе, по ценам в магазине, по обслуживанию в поликлиниках, по своей жизни. А олигархи у нас богатеют. И сколько нам раз ни объясняют: "Кризис, кризис", а мы все нищаем, нищаем. Но, оказывается, не все. Объясните этот вопрос, пожалуйста.

Мария Калинина: Что скажете, Константин?

Константин Ордов: Скажу, что если кому-то кажется, что мы сейчас живем хуже, чем можно себе представить, то это совершенно не так, потому что, на самом деле, бюджет мы пытаемся свести пускай и дефицитный, но расходы у нас превышают доходы. Поэтому если бы мы с вами сегодня занялись жесткой бюджетной политикой, то боюсь, что доходы, и реально располагаемые доходы населения могли бы быть гораздо ниже уже сегодня. Так что какие-то меры предпринимаются, но они явно недостаточные.

С точки зрения наших олигархов… У нас низкая конкуренция в экономике, и это позволяет им как раз эту сверхприбыль для себя зарабатывать. Как только мы сможем обеспечить реальную конкуренцию, как только мы сможем не на словах, а на деле обеспечить развитие пресловутого малого бизнеса, о котором мы так много говорим, но с которого мы даже не можем их пересчитать и собрать налоги – вот в чем трагедия и проблема. А то, что, к сожалению, в условиях дефицитного бюджета будут и дальше в реальном выражении сокращаться расходы на образование, медицину – это неизбежно.

Виталий Млечин: Нам снова позвонили. Это Светлана из Смоленска. Светлана, здравствуйте.

- Здравствуйте. Я тоже хотела задать вопрос про кризис. Сколько он в стране у несколько продлится? Всю жизнь, я так понимаю. Для нищего поколения кризис в штанах, или у вас он в штанах, этот кризис?

Виталий Млечин: Спасибо.

Константин Ордов: Вопрос, видимо, с подковыркой. Если из классики, я помню только выражение "облако в штанах".

Виталий Млечин: Нам нужно выделить самое главное. Людей интересует, сколько же продлится кризис. Мы можем сейчас это предсказать?

Константин Ордов: Он может продолжаться бесконечно, если ничего не делать. Если заниматься всем кроме экономики. Для чего нам нужна инфляция 4%? Нам объясняют, что для того, чтобы мы снова дождались зарубежных инвестиций. Мы снова будем умолять и спросить, чтобы нам из-за рубежа капитал сюда инвестировали, и построили нам заводы, газеты, пароходы. Вот ил. До тех пор, пока мы не начнем рассчитывать исключительно на себя и строить самостоятельную финансовую систему, изменить что-то сложно.

Мария Калинина: Получается, что наше Правительство целенаправленно идет на то, чтобы понизить инфляцию, и везде об этом кричит, что "Это хорошо, мы понижаем инфляцию", и мы все ниже, ниже и ниже опускаемся в доходах.

Константин Ордов: Мы идем пока простыми путями, и стараемся для себя не усложнять жизнь – я имею в виду экономический блок Правительства, – но, как мы видим, пока это приводит лишь к негативным результатам. Надо занимать более активную позицию, и более нацеленную на внутренний наш бизнес, экономику, финансы. И только в этом может быть залог устойчивого развития в будущем. Так что кризис в наших руках, умах.

Мария Калинина: Вы сказали, что нам надо развивать малый и средний бизнес, с чем нельзя не согласиться, потому что экономика в таком виде, как мы считаем себя развитой страной, пошли по пути капитализма, рынок – это малые и средние предприятия, везде в других странах все это есть. С другой стороны, мы об этом говорим, в то же время душим эти маленькие компании налогами, бюрократами, бумагами, чиновниками. Это лежит буквально на поверхности, эту проблему, наверное, как-то можно решить.

Константин Ордов: Можно. И мы все время дискутируем. По-моему, 10 лет не прошло, как один из вице-премьеров нас убеждал, что стартуя с доли 35% доли малого бизнеса мы должны ее довести до 50-60%, а по факту сегодня 25% и меньше, малый бизнес сокращается. Но мы все четко понимаем, что его надо развивать. К сожалению, обратной связи, может быть, недостаточно от бизнеса, которая бы позволила эти болевые точки, которые не дают развиваться, обозначить и их решить. На словах мы все правильно с вами планируем, выделяем, обсуждаем, но нужны еще и результаты.

Виталий Млечин: Это происходит, потому что действительно власти не понимают, что нужно делать, или по каким-то другим причинам, особенно что касается малого бизнеса?

Константин Ордов: Мы можем строить тут любые версии. Я бы все-таки сказал, что у нас недостаточно сильная мотивация у экономического блока, и нацеленность на результат.

Мария Калинина: "У нас" – это у кого?

Константин Ордов: У Правительства, я бы так сформулировал. Недостаточно у них ответственности за результат. За недостигнутые результаты должна быть ответственность.

Мария Калинина: Какая? Вы бы как наказывали?

Константин Ордов: Я бы искал тех людей, которые способны решать проблемы и достигать результатов. Потому что в конечном итоге главное – результат. Какими средствами, какими целями будет рост наших с вами зарплат, доходов, низкая ставка по ипотеке, например, кому надо улучшить условия, потребительские кредиты по 3-4%, каким образом будет это достигнуто, нам с вами не так важно. Нам главное, чтобы это было в нашем финансовом ассортименте принятия решений.

Виталий Млечин: За какой срок возможно решить эти проблемы? Очевидно, они накапливались годами, и сейчас надо их резко все решить. Если даже мы предположим, что проблемы начнут решаться, мы начнем двигаться в правильном направлении, сколько времени на это уйдет?

Константин Ордов: Минимум года два-три.

Виталий Млечин: Это в лучшем случае?

Константин Ордов: Это в идеальном.

Мария Калинина: Мне интересно, вы же собираетесь учеными головами, что-то предлагаете. Когда вы это говорите, вам люди, от которых зависит решение, как объясняют, что они не могут это сделать, или не хотят, или они вас не понимают? Или как вы общаетесь?

Константин Ордов: Наоборот, общаемся замечательно. Я же с точки зрения тезисов говорю, у нас нет каких-то противоречий, споров. Мы примерно понимаем, что необходимо сделать, и, наверное, даже сходимся во мнении, как это надо сделать.

Мария Калинина: А что происходит потом?

Константин Ордов: А потом происходит как всегда – мы по факту видим, что решения не всегда идут в развитие тех проблем, которые ставятся.

Виталий Млечин: Василий из Рязани нам позвонил. Здравствуйте.

- Я неделю назад слушал Евгения Ясина, известнейшего экономиста. Он сказал: "Чем меньше мы снижаем, тем быстрее мы все идем в могилу, и Правительство нас туда ведет". Правда это или неправда? И почему не вводится прогрессивная шкала налогообложения?

Мария Калинина: Спасибо про ваш звонок. Снова прогрессивная шкала налогообложения.

Виталий Млечин: Давайте разберемся вот в чем. Понятно, что это справедливо: кто зарабатывает больше, тот и платит больше. Но на что идут эти деньги? Ведь мы должны понимать, что это налог, полученные деньги от которого идут на какие-то определенные цели, то есть не на все их можно потратить. На что идут деньги, которые мы платим в качестве подоходного налога?

Константин Ордов: Все, что мы с вами видим. И здесь проблема существует с расходами государства. Они очень большие. Государство попыталось залезть всюду и везде. Даже мы видим государственные компании, которые мешают развитию бизнеса вокруг себя, эти бесконечные скандалы, связанные с завышенными тендерами, мы видим, каким образом сложилась судьба "Зенит-Арены", какие там расходы в десятки миллиардов. Это проблема с тем, что государство недостаточно эффективно. И любые доходы могут быть израсходованы на какие-то цели, не связанные с реальным улучшением жизни граждан. Поэтому мы говорим: "Окей, мы можем поднять, сделать прогрессивную шкалу сделать. Вопрос в том, что расходы, не контролируемые обществом, закрытые статьи в бюджете из года в год увеличиваются, доля этих расходов". И куда все это потом будет истрачено, мы можем иногда только догадываться. Но хочется верить, что пускай, может быть, свобода и эти дополнительные деньги, которые остаются в распоряжении людей, способных их зарабатывать, идут на благо России.

Мария Калинина: Многие пишут такие сообщения, что России подходит только социализм как строй, что не можем мы жить в таких рыночных свободных условиях.

Константин Ордов: Социализм можно выстраивать тоже по-разному. Можно, чтобы все были одинаково бедные, а можно как, например, в Финляндии, чтобы у вас речь заходила чуть ли не о безусловном доходе, то есть вы как гражданин имели возможность получать деньги просто за то, что вы гражданин этой страны, которая владеет какими-то богатствами, и способна вам справедливо эту часть народного достояния выплатить в виде ежемесячного дополнительного дохода. А можно построить социализм другого плана, когда мы все с вами будем дружно стоять в очереди за товарами, которых, как всегда, не будет на полках, и будут еще в дополнение ко всему импортного производства и из пальмового масла.

Виталий Млечин: В Швейцарии люди на референдуме отказались от этой выплаты. Это говорит, наверное, о том, что…

Константин Ордов: Вот какой уровень социализма, и понимания того, что все-таки социализм – это большая ответственность и большой риск. В конце концов, у нас с вами экономическая наука развивалась и объясняла, что в условиях конкуренции рождается оптимальное использование ресурсов. Количество их ограничено. К сожалению, если мы с вами будем один работать по 12 часов, а другой тунеядствовать, и все должны получать одинаковый доход – это несправедливо и неправильно тоже.

Мария Калинина: Еще вопрос. Вы говорили о выплатах пенсионерам, которые были единовременными, но это смешная сумма. Не проще ли государству заняться созданием рабочих мест вместо того, чтобы такие подачки людям, какие-то социальные платы выплачивать? То есть это капля в море, а так бы человек имел рабочее место и мог бы… Потому что куча сообщений сыпется, по пять за секунду. "Нет работы", "Нет работы".

Константин Ордов: Вы имеете в виду пенсионерам?

Мария Калинина: Не только.

Константин Ордов: Все-таки мы с вами должны бороться за то, чтобы новые передовые технологии осваивать, и за счет увеличения эффективности труда мы будем иметь возможность увеличивать заработные платы. Банальным увеличением количества рабочих мест или увеличением количества рабочего времени уже в нашем современном мире проблему улучшения качества жизни не решить.

Мария Калинина: Спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо. Нам пора заканчивать, к сожалению.

Константин Ордов: Спасибо.

Мария Калинина: Константин Ордов, профессор Российского экономического университета им. Плеханова, доктор экономических наук был у нас в гостях.

1 комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Гузель Улумбекова руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением, доктор медицинских наук
  • Алексей Живов главный врач Ильинской больницы, врач-уролог, кандидат медицинских наук, доцент
  • ГОСТИ

  • Дарья Халтурина сопредседатель Российской антитабачной коалиции
  • ГОСТИ

  • Алексей Володин генеральный директор Агентства по развитию трансграничной инфраструктуры, кандидат технических наук
  • Михаил Ненашев капитан 1 ранга, председатель Общероссийского движения поддержки флота
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • Павел Поспелов заведующий кафедрой проектирования дорог МАДИ
  • Павел Брызгалов директор по стратегическому развитию ФСК "Лидер"
  • Юрий Эхин эксперт по жилищной политике, член Союза архитекторов России
  • ГОСТИ

  • Антон Гетта координатор проекта ОНФ "За честные закупки", депутат Госдумы
  • ГОСТИ

  • Виктор Николайчик главный тренер мужской сборной Московской области по самбо, заслуженный тренер России
  • ГОСТИ

  • Леонид Кошелев член правления Российской ассоциации пилотов и владельцев воздушных судов
  • ГОСТИ

  • Александр Мерзлов президент "Ассоциации самых красивых деревень России", доктор экономических наук
  • Михаил Смирнов главный редактор портала "Алкоголь.Ру"
  • Евгений Бучацкий психиатр-нарколог
  • Вадим Дробиз директор Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя
  • ГОСТИ

  • Александр Элинсон генеральный директор НИПК "Электрон", член Президиума Генерального совета Общероссийской общественной организации "Деловая Россия"
  • ГОСТИ

  • Марина Тараненко детский писатель
  • Екатерина Гуричева главный редактор издательства "РОСМЭН"
  • ГОСТИ

  • Тамара Касьянова генеральный директор компании "2К Аудит", первый вице-президент Российского клуба финансовых директоров
  • Дмитрий Востриков директор по развитию Ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров "Руспродсоюз"
  • Показать еще
    Показать еще
    Голубая трава Песня про "синдром самозванца" от фолк-рок-группы "Мельница"
    6 минут назад
    Удивительная Боливия Самое большое соленое озеро в мире, "дорога смерти" в провинции Юнгас, плантации коки и озеро Титикака
    20 минут назад
    Служба родительского спокойствия Трагедия в Перми стала поводом для создания проекта обеспечения безопасности детей
    45 минут назад
    Третий возраст: рецепты счастливой старости Почему одни живут насыщенной жизнью, а другие страдают от одиночества и впадают в депрессию?
    Полный выпуск час назад
    час назад
    Глава Роскино пожаловалась на домогательства со стороны Харви Вайнштейна Ранее в харрасменте Вайншейна обвинили голливудские актрисы
    час назад
    В Подмосковье на газопроводе произошел взрыв Жертв и пострадавших среди жителей нет
    3 часа назад
    3 часа назад
    Большой театр оштрафован на 150 тысяч рублей за нарушения в его поликлинике Есть нарушения лицензионных требований и оснащения поликлиники
    вчера
    В Москве на ВДНХ открылось здание Музея кино Музей открылся в павильоне № 36 на ВДНХ
    вчера

    ГОСТИ

  • Алексей Живов главный врач Ильинской больницы, врач-уролог, кандидат медицинских наук, доцент
  • Гузель Улумбекова руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением, доктор медицинских наук
  • У Владимира Этуша украли 28 млн рублей Актер передал деньги другу для размещения в швейцарском банке
    вчера
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments