Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Александра Болдырева: Если занимаешься благотворительностью, надо говорить об этом, чтобы люди понимали, что это нормально

18:35, 21 октября 2016

Гости

Александра Болдыреваисполнительный директор Форума доноров

Форум доноров. В последние десять лет институциональная благотворительность в России претерпела большие изменения. Из года в год мы наблюдаем рост числа институтов благотворительности при таком же уверенном росте качества их работы. Системный подход приходит на смену исключительно адресной помощи, многие фонды уже не ограничиваются распределением финансовых средств, но помогают своим грантополучателям и партнерам развивать организационный потенциал и становиться сильнее. Системные изменения коснулись и управления благотворительностью, которая за свою сравнительно небольшую историю прошла путь от спонтанной сферы к лидеру третьего сектора экономики. Накладывает ли содержание деятельности благотворительной организации свой отпечаток на систему руководства, подходы к управлению внутренними процессами и внешними изменениями, ради которых работают благотворительные организации? Появились ли новые формы управления, и как на это влияет экономическая ситуация? Должна ли вообще благотворительность быть управляемой? 

Оксана Галькевич: В Москве на днях прошла ежегодная конференция Форума доноров – это такая старейшая открытая площадка, на которой обсуждают и находят ответы на всевозможные вопросы по благотворительности в этой сфере. В нашей студии сегодня Александра Болдырева, исполнительный директор Форума доноров – здравствуйте, Александра.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Александра Болдырева: Добрый день.

Константин Чуриков: Сразу спросим зрителей. На самом деле благотворительность – насколько это вам близко? Насколько вы лично сами участвуете во всяких благотворительных программах, жертвуете?

Оксана Галькевич: Насколько вы поддерживаете?

Константин Чуриков: Вполне возможно, что вы оказываете какую-то поддержку, просто мы об этом не знаем – расскажите, нам будет интересно: 8 800 222-00-14.

Оксана Галькевич: Александра, конференция эта ежегодная в Москве проходила уже в 14-й раз – с 2003 года проходит, да? И я читала, что участников у Вас становится все больше и больше. В этом году сколько было организаций?

Александра Болдырева: В этом году у нас было 200 организаций, но я думаю, что основной костяк у нас в принципе тот же. Но очень здорово, что в принципе у нас появляются новые люди. Конференция открытая, и, в принципе, помимо профессионального сообщества, мы всегда рады всем, кто интересуется этой темой.

Оксана Галькевич: И профиль у этих организаций совершенно разный? Это там и "зеленые", и социальные какие-то проекты?

Александра Болдырева: Да. Благотворительность – это очень широкая тема. Более того, она зачастую очень личностная тема, поэтому к нам каждый год приходят волонтеры, например, которым интересна эта тема, которые в благотворительности профессиональной никак не задействованы иначе.

Константин Чуриков: Александра, мне вот интересно, что происходит сейчас в наше непростое время, когда, в общем, много людей действительно затянуло пояса, многие за чертой бедности – кстати, нуждаются, возможно, в какой-то помощи. Что с теми, кто жертвует? Количественно больше ли их становится и, как говорится, средний чек – средняя сумма пожертвований, если мы говорим о частных лицах.

Александра Болдырева: Ох, какая сложная тема, потому что мы про средний чек ничего не знаем. Именно потому, что люди не очень-то говорят о том, что они действительно участвуют в благотворительности. Я хотела обратить внимание, что мы про профессиональную благотворительность, и здесь речь идет о фондах, о компаниях, которые занимаются благотворительностью. Но если мы расширяем круг, мы говорим про людей, то очень часто люди говорят, что нет, мы не задействованы, никаким образом не участвуем в благотворительности, а потом через пару-тройку лет узнаем, что, оказывается, да, они помогают какому-нибудь собачьему питомнику или еще что-нибудь. Просто они не считают это благотворительностью.

Оксана Галькевич: Они считают это помощью.

Александра Болдырева: Да. Для них это нормально.

Константин Чуриков: Я почему об этом спросил? Потому что вот интересно понять как раз-таки эту структуру жертвования: вот есть частные лица, есть, как Вы говорите, профессиональные благотворители-фонды, есть, наверное, еще какие-то, олигархи, бизнес. Как это все устроено? И чей вклад сегодня наибольший?

Александра Болдырева: Про наибольший, наверное, сложно говорить, но очень значимая роль у бизнеса и у частных фондов – это олигархи, которые организуют собственные фонды и системно оказывают благотворительные пожертвования, благотворительную помощь в разных направлениях, которые они выбирают. Бизнес, наверное, уже лет 5-10 точно является двигателем этой темы, потому что это нормально для бизнеса. Другое дело, что нечасто мы об этом слышим. Но если мы говорим, например, про крупные компании, то это 100% участие практически. И когда мы говорим про компании, которые действуют в регионах, они действуют в регионах, и в Москве об этом, наверное, очень мало кто знает, за исключением, конечно, профессионального сообщества.

Константин Чуриков: Наверное, это личное дело каждого – заявлять о том, что ты благотворитель, или не заявлять. Так, наверное, и компании не все это, наверное, выпячивают: вот, мы занимаемся благотворительностью.

Оксана Галькевич: А вообще какое должно быть отношение к этому вопросу? Действительно, Константин использует слово "выпячивать" – это уже определенная коннотация.

Александра Болдырева: Мне тоже оно не понравилось.

Константин Чуриков: Извините. Обозначает четко.

Оксана Галькевич: Оно обозначает отношение твое к этому. Но, с другой стороны, это нужно в хорошем смысле пропагандировать, это нужно говорить, чтобы привлекать как можно больше людей к этой деятельности. "Показывать положительный пример", а не "выпячивать" – можно так сказать.

Константин Чуриков: Ну хорошо.

Александра Болдырева: Положительный пример. Более того, мне кажется, что это не только про компании, это и про частных людей. Когда мы говорим о том, что мы что-то делаем, мы, наверное, делаем это нормальным. То есть мы уже не говорим про героев, мы говорим про нормальных, обычных людей. То же самое про бизнес, про фонды: когда они занимаются благотворительностью системно, это становится частью их деятельности, и для них это тоже нормально.

Оксана Галькевич: Я смотрю на темы Ваших конференций, которые были в прошедшие годы: каждый раз это какая-то определенная тема, название. В этом году как звучало название ежегодной конференции Вашего форума?

Александра Болдырева: В этом году нашей темой была тема управления, но это не только конференции. В принципе, Форум доноров как профессиональная ассоциация благотворительных организаций и компаний, которые регулярно занимаются благотворительностью, выбирает себе тему года. В прошлом году, например, такой темой была оценка. И мы очень много говорили про оценку, про тот эффект…

Оксана Галькевич: Оценка чего? Не совсем понятно.

Александра Болдырева: Тут слово "оценка" как раз имеет смысл очень широкий. В общем-то, и прикладной смысл тоже очень широкий: это и оценка деятельности, и оценка эффекта, и оценка социального эффекта. То есть это такая сложная тема.

Константин Чуриков: Это сложно оценить. А как это вообще возможно?

Александра Болдырева: Это сложно оценить, но возможно: есть, собственно, люди, которые профессионально этим занимаются. Что касается вообще профессионализма в любой сфере, таких экспертов высокого класса не очень много. У нас, может быть, тоже не очень много, но они есть. И вот в прошлом году мы активно говорили на эту тему. В этом году тема управления, и так как тоже вопрос управления касается всего, поэтому и конференция наша касалась самых разных аспектов управления: это управление обычными процессами организации, это и управление информацией (как мы рассказываем). Потому что неудивительно, что не очень много информации, наверное, о благотворительных проектах, о компаниях, о фондах доходит до конечного потребителя, до обычного человека.

Оксана Галькевич: И это тоже проблема управления, собственно? – как построена политика компании. Александра, Вы сказали о том, сколько было участников в этом году; сказали, что это уже основной костяк – те, кого Вы уже давно знаете. Но есть и новички. А вот все-таки даже из тех, кто не участвует в Вашей работе – можете ли Вы оценить, так скажем, как прирастает этот сегмент организаций в нашей стране? – появляются новые, которые готовы заниматься этим вопросом профессионально? Или сейчас тяжелое время и все-таки не очень?

Александра Болдырева: Появляются. Появляются организации. Мы как раз, в общем-то, довольно много анализировали, как нынешняя экономическая ситуация отражается на нашей профессиональной деятельности. Конечно, кризис есть кризис, его чувствуют все, но тем не менее мы не видим сокращения деятельности - так же, как и сокращения бюджетов, например, у крупных фондов или у крупных компаний, в общем-то, мы тоже не наблюдаем. Поэтому, безусловно, развитие идет несмотря, а может быть, иногда даже благодаря этому. Потому что если мы говорим про небольшие организации, то они очень часто появляются на момент, когда все не очень хорошо.

Константин Чуриков: Фонды получают деньги не только от бизнеса крупного, не только от граждан, но и получают какие-то гранты от государства. Хочется еще вот тоже понять роль государства в пополнении этих фондов. Насколько вообще сегодня активна поддержка государства?

Александра Болдырева: В последние годы это действительно заметная поддержка, то есть грантовые конкурсы есть. Раньше Министерство экономического развития этим занималось, сейчас это президентские гранты. Есть гранты на уровне региона – Москвы, и в остальных городах это тоже присутствует. Конечно, мы говорим о взаимодействии и с властью в том числе.

Константин Чуриков: Мне вот интересно просто: государство даже не то, что с какой целью это делает, но по логике вещей государство должно направлять деньги на определенные какие-то проекты, на определенные нужны вполне конкретные – строить дома, расселять людей, на строительство школ и больниц. Не лучше ли государству, казалось бы, направить деньги на то, чтобы строить больницы, вместо того чтобы направлять часть этих средств в благотворительные фонды?

Александра Болдырева: В общем-то, по сути, эти деньги туда в итоге и придут. Другое дело, что, безусловно, благотворительность – это часть общества; благотворительный сектор, некоммерческий сектор – это часть общества. И в принципе наша цель именно в развитии этого самого общества. И в итоге очень часто, направляя деньги на поддержку профессиональных организаций, государство и любой другой донор добивается большей эффективности. И понятно, что деньги должны работать.

Константин Чуриков: То есть это некая дополнительная страховка, чтобы покамест, пока не так активно жертвуют, как всем нам хотелось бы, государство свою руку помощи протягивает. Но это до поры до времени, наверное.

Александра Болдырева: Я думаю, что не до поры до времени. Вряд ли государство перестанет совсем протягивать руку помощи в ближайшее время. Мы так или иначе взаимодействие третьего сектора, некоммерческого сектора с государством, оно есть во всех странах. Поэтому говорить о том, что это закончится? – я надеюсь, что нет.

Константин Чуриков: Хорошо.

Оксана Галькевич: Александра, а вот насколько региональные игроки, региональные коллеги успешны в этих вопросах работы фондов, успешны в управлении этими фондами? Нам иногда кажется, что даже критерием, так скажем, успешности фонда является некое представительство в Москве. Потому что мы понимаем, что здесь больше возможностей и специалистов каких-то привлечь к работе, и, может быть, для пиара тоже больше возможностей. Насколько регионалы сейчас себя чувствуют уверенно?

Александра Болдырева: По-разному все организации. Фондов много. И в Москве, и в регионах есть крупные, хорошие фонды. Но тут вопрос профессионализма. Сектор новый, и, конечно, здесь появляются высококачественные, классные специалисты, их не так много, но мы надеемся, что их будет больше.

Оксана Галькевич: Но тут еще момент доверия. Жители отдельного региона… Первое, что приходит в голову, допустим, в какой-нибудь сложной жизненной ситуации, когда нужна помощь того или иного профессионального благотворителя (фонда, какой-то организации) – это в первую очередь идет обращение в местный фонд, в региональный или все-таки?

Александра Болдырева: Ну конечно, в местный и региональный. Это нормально, это логично – они ближе и они понятнее.

Константин Чуриков: Вы знаете, мы часто получаем сообщения как, например, вот это: "В программы в России не верю, в фонды не верю – помогаю как могу конкретным людям". Вот это недоверие к фондам и стремление оказывать именно адресную помощь. Здесь какова проблематика и, собственно, фондам что нужно сделать, чтобы им доверяли больше?

Александра Болдырева: Вы знаете, вопрос доверия – это, наверное, общий вопрос. Мы все всем немножко не доверяем. Поэтому логично, что не всем фондам есть доверие.

Оксана Галькевич: Но доверие, знаете, это не такая абстрактная категория. Она в конкретных вещах выражается – в работе конкретной: прозрачность, например. Как человек, который отправляет, допустим, 100 рублей определенному фонду, может понять, как эти деньги расходуются? – что они были действительно направлены на помощь конкретному человеку с таким-то именем, с такой-то фамилией? Вопрос прозрачности, а не просто...

Константин Чуриков: Зайти на сайт, увидеть отчет – они вывешивают.

Александра Болдырева: Абсолютно точно. Крупные фонды, к которым чаще всего как раз обращаются люди, которые хотят передать свои 100 рублей, вывешивают отчеты. И отчетность у всех организаций есть.

Константин Чуриков: Хорошо. Снова тогда поговорим о, извините, пиар-составляющей все-таки. То есть люди, жертвуя, делая какие-то добрые дела, ну недосуг зайти на сайт, посмотреть, читать вот эти отчеты (а они большие, кстати).

Оксана Галькевич: Сложность. Доступность.

Константин Чуриков: В этой связи: должны ли с Вашей точки зрения благотворительные организации каким-то более доступным образом – может быть, через СМИ даже – рассказывать: вот, за отчетный период то-то и то-то сделано. Условно говоря, столько-то старушек перевели через МКАД какой-нибудь.

Оксана Галькевич: То есть исходя просто из той логики, что вот, например, способы жертвования денег сейчас настолько диверсифицированы, разнообразны: можно это сделать в СМС-сообщении, можно это сделать банковской картой, переводом – как угодно. Собственно говоря, чтобы эти отчеты, эта прозрачность стала такой же доступной и понятной.

Александра Болдырева: Безусловно, это вопрос, который касается всего сектора. Потому что научиться правильно доносить информацию о своей деятельности – это такой вызов. С этим, безусловно, не все справляются. И нужно, конечно, этим заниматься. С другой стороны, если не обращаться, например, на тот же сайт, когда у тебя есть вопрос, то, собственно, очень сложно говорить о том, что ты действительно отвечаешь за ту свою сумму… Ты сам не сделал какого-то шага. Ну что тут греха таить, действительно, бывают случаи и жульничества и так далее, но это бывает везде. Мы говорим про психологов – психологи не всегда профессиональны; мы говорим про врачей – врачи тоже не всегда профессиональны.

Константин Чуриков: И вот именно потому, что не хочется долго топтаться как раз на этом факторе, я сейчас это уже подытожу несколькими вопросами. Во-первых, людям по-прежнему интересно, сколько денег, средств в процентах фонды оставляют себе и вопрос про людей, которые этим профессионально занимаются – это означает, что они приходят в благотворительный фонд как на работу и больше ничем не занимаются в жизни?

Александра Болдырева: Ну вообще-то да. Благотворительность – это также работа. То есть если мы говорим о профессиональной благотворительности. То есть это люди, которые с утра до вечера занимаются тем, что работают в благотворительных фондах, реализуют те или иные программы. По поводу административных расходов, тут зависит от организации, безусловно. Но там совершенно нормальная ситуация, что 20% бюджета идет на административные расходы. Но мы не должны забывать, что это такие же люди с такой же, в общем-то, потребностью жить, зарабатывать, есть, пить, кормить детей.

Константин Чуриков: Предположим, это большой фонд, у которого поле деятельности огромное, и сотрудников может быть много, правильно?

Александра Болдырева: Если мы говорим про большой фонд, то это фактически как бы большая компания. Там много людей, там достаточно сложная деятельность. И понятно, что чем профессиональнее менеджер этой организации, тем качественнее будет результат. И говорить о том, что этот человек будет за спасибо работать, наверное, тоже не очень правильно.

Оксана Галькевич: Векторы развития, так скажем: куда нам идти вперед в нашей профессиональной благотворительности (региональной, федеральной, вообще российской)? Как Вы себе представляете движение вперед?

Александра Болдырева: В принципе, оно есть; движение так или иначе всегда есть. Наверное, количественное увеличение организаций, качественный рост. Тот же самый профессиональный рост сотрудников, которые работают в этих организациях; та же самая работа со всеми стейкхолдерами, со всеми заинтересованными сторонами – то есть, например, правильно об этом говорить, правильно об этом писать, правильно доносить информацию о своей деятельности. И если мы говорим про направления, то все они должны развиваться, потому что наша жизнь сложнее, чем дважды два. Много разных направлений и в регионах, и на федеральном уровне, и, безусловно, каждое из них должно развиваться.

Константин Чуриков: Александра, естественно, не все нуждающиеся в помощи ею охвачены. У меня такой вопрос: каким образом человек, который нуждается в помощи (в срочной операции, нужны деньги, еще в чем-то) сможет о себе заявить, если у него, предположим, нет навыков общения с соцсетями и так далее, друзей в соцсетях мало. Каким образом человек может все-таки выйти на эту помощь? Как это происходит? Сначала помощь его находит, или он все-таки о себе как-то где-то заявляет?

Александра Болдырева: По-разному бывает. В зависимости от человека. Информация есть, она доступна, и необязательно для этого идти в Фейсбук. Те же самые фонды работают везде. Есть инфраструктурные организации, которые могут рассказать о том, какие фонды где существуют, и подобные инфраструктурные организации, может быть, действительно не всегда и не везде существуют, но какой-то аналог подобной деятельности есть. Очень часто информация о том, какие фонды есть, содержится у региональной власти, например.

Оксана Галькевич: Вы знаете, мы какой темы не коснемся в прямом эфире… Вот накануне, допустим, говорили о коррупции, до этого еще какие-то вопросы обсуждали. Все время мы так или иначе приходим к тому, что есть определенные у нас региональные, наши, российские особенности. Вот в Вашей сфере деятельности они какие? Что нашу профессиональную благотворительность, нашу российскую филантропию отличает, допустим, от европейской или латиноамериканской, японской? Какие наши особенности?

Александра Болдырева: Ну, совершенно понятная особенность – это размер нашей страны. И все регионы по-разному развиты. Что касается инфраструктуры обычной – дорог, садиков, школ – подобная ситуация… Проблемы могут быть похожи, но развитость регионов, конечно, заметна. И одно дело мы говорим про Сахалин, совсем другое – когда мы говорим про Урал, и совсем третье мы говорим про какой-нибудь Петербург. Это разные вещи, разные регионы: естественно, есть особенности.

Оксана Галькевич: А отношение? С какими стереотипами, с такими российскими особенностями в работе, я не знаю, с публикой, с людьми, с благотворителями, с жертвователями Вам приходится сталкиваться?

Александра Болдырева: В регионах, на самом деле, люди доверяют больше обычно, опять-таки. Может быть, именно потому, что люди друг к друг ближе. Когда мы говорим про крупные города, дистанция и недоверие – то, с чего мы начинали – наверное, немножко выше. Поэтому в регионах очень часто появляются интересные, креативные проекты, здорово работают некоторые фонды местных сообществ, привлекая в свои проекты, например, фандрайзинговые проекты, самых разных людей, начиная от руководителей компаний и некоторых чиновников до, не знаю, руководителей фондов.

Константин Чуриков: Александра, поправьте меня, если я не прав, но мне кажется, что благотворительность, самое очевидное, должна быть удобной: жертве должно быть просто. Она должна быть еще интересной не только потому, что сердцем ты с этой проблемой и с этой бедой, но и потому, что тебе просто интересно в этом участвовать. Я вот хочу Вас спросить о каких-то оригинальных формах привлечения средств – каких-то концертах, каких-то выставках. Вообще вот что нового в этой сфере придумано?

Александра Болдырева: Не знаю, насколько новое, но то, что уже есть, то, что мы можем наблюдать у нас: благотворительные спектакли (то, о чем я уже почти начала говорить)… Чаще всего бывают фонды местных сообществ организаторами, привлекают самых разных людей. Интересно посмотреть на то, как, я не знаю, мэр играет на сцене.

Константин Чуриков: О, кстати, да: мы это видели.

Александра Болдырева: Чудесно, да.

Оксана Галькевич: У нас, кстати, были такие сюжеты из регионов, я помню.

Александра Болдырева: Да-да, это замечательные истории. Буквально сегодня у нас прошел круглый стол, когда мы обсуждали то, как рассказывать о благотворительности тем компаниям и фондам, а следом у нас состоялся тренинг, который назывался "Живой краудфандинг", когда мы рассказывали о том, как наши коллеги западные привлекают на небольшие благотворительные проекты средства от людей, показывая им небольшие ролики, сюжеты, небольшие сценарии того, как все это развивается. Буквально за 4 минуты нужно рассказать о том, что представляет твой проект, и люди готовы вкладываться, не знаю, по тысяче рублей, по две тысячи рублей – это уже здорово.

Оксана Галькевич: Александра, ну и буквально меньше чем за минуту расскажите нам. Законодательство Российской Федерации Вам скорее помогает, или все-таки есть еще вопросы нерешенные? Например, были вопросы по налогам, которые платят фонды? – освободить жертвователей от выплаты налогов, например.

Александра Болдырева: Мне кажется, с законодательством до конца никогда у нас, в общем, в ближайшие 2-3 года совсем вопросов не будет, но, безусловно, работа постоянно идет. Наверное, Вы говорили именно не про фонды, а про компании.

Оксана Галькевич: Про компании, да.

Александра Болдырева: Потому что бизнес осуществляет свою благотворительную деятельность из чистой прибыли. Это так, и пока это не меняется.

Константин Чуриков: Ну что же, мы желаем успехов Вам, Вашим коллегам, всем людям, у кого доброе сердце. Как говорил Гааз – мы сегодня второй раз его вспоминаем – "спешите делать добро". У нас в студии была Александра Болдырева, исполнительный директор Форума доноров. Мы говорили о ситуации с профессиональной благотворительностью в нашей стране. 

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Михаил Беляев главный экономист Института фондового рынка и управления, кандидат экономических наук
  • Сергей Голодов доцент кафедры статистики РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • ГОСТИ

  • Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России
  • ГОСТИ

  • Александр Рубцов кандидат экономических наук, обозреватель портала Vgudok.com
  • ГОСТИ

  • Денис Кирис заместитель председателя Комиссии по вопросам развития культуры и сохранения духовного наследия ОП РФ, председатель Независимого профсоюза актеров театра и кино, актер, режиссер
  • ГОСТИ

  • Гузель Улумбекова руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением, доктор медицинских наук
  • Алексей Живов главный врач Ильинской больницы, врач-уролог, кандидат медицинских наук, доцент
  • ГОСТИ

  • Дарья Халтурина сопредседатель Российской антитабачной коалиции
  • ГОСТИ

  • Алексей Володин генеральный директор Агентства по развитию трансграничной инфраструктуры, кандидат технических наук
  • Михаил Ненашев капитан 1 ранга, председатель Общероссийского движения поддержки флота
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • Павел Поспелов заведующий кафедрой проектирования дорог МАДИ
  • Павел Брызгалов директор по стратегическому развитию ФСК "Лидер"
  • Юрий Эхин эксперт по жилищной политике, член Союза архитекторов России
  • ГОСТИ

  • Антон Гетта координатор проекта ОНФ "За честные закупки", депутат Госдумы
  • ГОСТИ

  • Виктор Николайчик главный тренер мужской сборной Московской области по самбо, заслуженный тренер России
  • ГОСТИ

  • Леонид Кошелев член правления Российской ассоциации пилотов и владельцев воздушных судов
  • ГОСТИ

  • Александр Мерзлов президент "Ассоциации самых красивых деревень России", доктор экономических наук
  • Михаил Смирнов главный редактор портала "Алкоголь.Ру"
  • Евгений Бучацкий психиатр-нарколог
  • Вадим Дробиз директор Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя
  • ГОСТИ

  • Александр Элинсон генеральный директор НИПК "Электрон", член Президиума Генерального совета Общероссийской общественной организации "Деловая Россия"
  • Показать еще
    Показать еще

    ГОСТИ

  • Михаил Беляев главный экономист Института фондового рынка и управления, кандидат экономических наук
  • Сергей Голодов доцент кафедры статистики РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • вчера

    Сергей Лесков: Отсутствие оппозиции является самой большой угрозой для власти. На этом погорели КПСС и СССР

    Сергей Лесков Обозреватель ОТР
    Суд отказал шахтерам из Гуково в апелляции по делу о митингах Суд посчитал, что полицейские пресекли массовую несанкционированную акцию, а не пикеты
    вчера

    ГОСТИ

  • Андрей Осипов автоэксперт, редактор сайта osipov.pro
  • В лес - за едой! Собирательство - традиция или способ выживания?
    вчера

    Дошло до того, что в иные места стало дешевле долететь, чем доехать в плацкартном вагоне

    Александр Рубцов кандидат экономических наук, обозреватель портала Vgudok.com
    вчера

    ГОСТИ

  • Денис Кирис заместитель председателя Комиссии по вопросам развития культуры и сохранения духовного наследия ОП РФ, председатель Независимого профсоюза актеров театра и кино, актер, режиссер
  • Герман Греф занимается медитацией и спортом перед работой По его словам, это помогает избавиться от проблемы больших потоков информации
    вчера
    На российско-белорусской границе могут появиться пограничные посты Ужесточение пограничного контроля возможно с весны 2018 года
    вчера
    В России продлили запрет на "боярышник" Роспотребнадзор продлил запрет на 180 дней
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments