Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Александра Алдушина: Форма для начальной школы у производителя стоит в среднем 2,5-3 тыс рублей, в магазинах — вдвое дороже

17:40, 31 августа 2017

Гости

Александра Алдушинапрезидент Правления Национального союза производителей школьной и форменной одежды "Союзформа"

Юрий Коваленко: Уже завтра 1 сентября. Дети пойдут в школу, как правило, в новой школьной форме. Она обходится родителям все дороже с каждым годом. Если подсчитать изменения за последние 3 года, то цена поднялась примерно на треть. В этом году дороже всего школьные комплекты обойдутся жителям Хабаровского края, Ненецкого автономного округа и Камчатского края; самые бюджетные варианты можно приобрести в республиках Ингушетия и Калмыкия, а также в Омской области.

Марина Калинина: Качество школьной одежды улучшилось: нарушения санитарно-гигиенических показателей снизились в 2.4 раза по сравнению с прошлым годом – по крайней мере об этом говорится в совместном исследовании Роскачества и Минпромторга. 7 образцов в этом году даже соответствовали требованиям опережающего стандарта Роскачества, то есть они могут претендовать на государственный знак качества. В то же время многие наши зрители отмечают, что качество формы все же оставляет желать лучшего, да и фасоны нравятся далеко не всем; есть и проблемы несоответствия фактического состава ткани тому, что указано на этикетке изделия.

Вот как раз сейчас и поговорим на эту тему с нашей гостьей – Александра Алдушина, президент правления Национального союза производителей школьной и форменной одежды "Союзформа". Здравствуйте, Александра.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Александра Алдушина: Добрый вечер.

Марина Калинина: Во-первых, давайте разберемся, много ли компаний, производств в нашей стране делают школьную форму? – именно в России, из российских материалов, из российской ткани по российским лекалам?

Александра Алдушина: Говорить надо о том, что практически в каждом регионе России есть производители-швейники, которые занимаются изготовлением школьной формы. Но говорить о том, что они производят это из отечественных материалов, можно только очень приближенно, потому что на сегодняшний день, по оценкам экспертов, не более 25-30% школьной формы изготавливается из отечественных материалов. Для этого на сегодняшний день делается много, чтобы по максимуму увеличить объем изделий отечественного производства. Беспрецедентные меры в этом плане правительство приняло в 2016 и 2017 годах.

Марина Калинина: А что сделали?

Александра Алдушина: Значит, субсидируется производство ткани для изготовления школьной формы для начальной школы камвольной ткани, а в этом году и поливискозной ткани. Это субсидируется государством: 400 рублей на метре полушерстяных тканей, 100 рублей на метре поливискозных тканей имеет субсидию производитель, соответственно, швейнику он продает на эту же сумму дешевле. Поэтому когда вы сегодня говорили о том, что цена на школьную форму растет, нужно как бы несколько разделить ассортимент. Есть производители, которые используют в своей работе ткани, субсидируемые государством, соответственно цена на школьную форму для начальной школы из этих тканей в 2016 и 2017 годах уменьшилась почти на 1 тысячу рублей за комплект. А если говорить вообще, о рынке в целом, который фактически на сегодняшний день зависит от курса валюты, самый большой всплеск произошел, как вы говорите, 3 года назад, когда в начале 2015 года почти в 2 раза изменился курс валюты, соответственно, так как ткани для школьной формы завозились в основной своей части из Турции, Китая, Индии и так далее, сырье пропорционально увеличилось в своей стоимости. Поэтому и государством были приняты меры, для того чтобы как-то облегчить жизнь нашим детям и уменьшить затраты родителей на приобретение школьной формы.

Но, понимаете, здесь нужно рассматривать этот вопрос в комплексе. Здесь нужно желание и государства, и производителей, и родителей идти навстречу друг другу, для того чтобы изменить эту ситуацию с ростом цен. Дело в том, что абсолютно объективно – и это начинают уже регионы понимать: ряд регионов уже начинает что делать? Они начинают выстраивать цепочку приобретения школьной формы для детей своих регионов у своих же производителей, потому что если эта цепочка выстраивается, то родитель приобретает школьную форму на 50, а иногда и на 100% дешевле, чем это он прибретет в торговле. Потому что торговые наценки…

Марина Калинина: Это если школа заключает какой-то договор с определенной компанией, которая будет это производить?

Александра Алдушина: Да.

Юрий Коваленко: А родители знают об этом вообще?

Александра Алдушина: Родители знают об этом, и в этом большая роль в общем-то региона. На сегодняшний день с точки зрения законодательства решение всего комплекса вопросов, относящийся к одежде для обучающихся, лежит на регионе. И как в регионе на это реагируют, как хотят решить эту проблему, от этого и зависит, знают ли родители, что там происходит, и так далее. Брянская область, например, или Санкт-Петербург сейчас очень грамотно подошел к решению этого вопроса. Создаются реестры производителей, которые проверяются, которые гарантировано используют для пошива безопасные материалы, в которых школьнику комфортно находиться, в которых цена, соответственно, будет ниже, чем в торговле. И к таким реестрам, и к решениям таких вопросов в таких регионах, в общем-то, и торговля подтягивается. Ведь, безусловно, за те годы (за эти 3-4 года) торговля тоже поняла, что процесс продажи школьной формы – это не просто процесс зарабатывания в сезон, а что могут быть проверки, что эти проверки практически становятся регулярными, что это не безнаказанно. Поэтому на сегодняшний день этот комплекс мер начинает давать некоторые свои результаты.

Марина Калинина: Давайте попросим наших телезрителей звонить и высказываться, потому что сообщения уже приходят, но хочется в прямом эфире услышать ваше мнение о том, довольны ли вы качеством формы, довольны ли вы тем, как сшита эта форма. Уже первый дозвонившийся у нас есть – Оксана из Москвы – так что следуйте ее примеру, ждем ваших звонков. Оксана, мы вас слушаем. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Меня зовут Оксана, я по поводу школьной формы. Мы сегодня покупали (у меня дочка идет в 4-й класс): уложились в… тысяч – обычная форма, ничего. Замечательное все, качество нормальное, проблем никаких по поводу сбора ребенка в школу абсолютно нет.

Марина Калинина: Оксана, а что для вас главное, когда вы выбираете школьную форму для своего ребенка? – на что вы в первую очередь смотрите, что для вас важно?

Зритель: Я смотрю, чтобы ребенку, во-первых, это подошло, и смотрю, конечно, на качество.

Марина Калинина: Спасибо вам большое. Ждем звонков, мнений по поводу школьной формы, которую вы покупаете для своих детей.

Раз уж мы затронули вопрос качества, что с этим? Потому что очень многие нам пишут и рассказывают о том, что качество ужасное, сплошная синтетика, дети чешутся, раздражение и прочее.

Юрий Коваленко: И качество пошива тоже оставляет желать лучшего: рвется через несколько недель.

Марина Калинина: Состав ткани… И это тоже. Давайте сначала с тканями, а потом с пошивом.

Александра Алдушина: Значит, безусловно, здесь большую роль играет то, где родители приобретают школьную форму. В таких серьезных торговых сетях либо у производителя, если они покупают, тут, конечно, контроль гораздо более существенный. Потому что если производитель напрямую продает в какие-то школы, в регионы и так далее, он понимает, что завтра к нему придут и скажут: "Что ты нам сшил? Что ты нам продал?" И его всегда проверят. Так вот, безусловно, здесь нужно обращать внимание на то, что ребенка нельзя одевать в ткани, которые содержат менее 45% натуральных или искусственных волокон. То есть если это полушерсть, то шерсти должно быть не менее 45%; если это поливискоза, то вискозы должно быть не менее 45%. Только при этих условиях, если это проверено и соответствует действительности, а не некая декларация несоответствующих вещей, только в этом случае есть гарантия того, что это будет по воздухопроницаемости, по гигроскопичности, по другим показателям соответствовать тем гигиеническим нормам, которые указаны в технических регламентах.

Безусловно, очень большую роль играет и конструктивные особенности тех изделий, которые поступают в торговлю. Потому что лекала, которые использует швейник, должны обеспечивать комфортное движение детей, учитывая их подвижность и долгое нахождение в стенах школы. Поэтому тоже это очень важно. И, понимаете, если решение о том, какую школьную форму носить – их каких материалов, какого цвета, какой конструкции – принимается только родителями и педагогами, то это не всегда корректно, потому что уровень…

Марина Калинина: А кто должен тогда еще участвовать?

Александра Алдушина: Я думаю, что в данной ситуации должны принимать участие в обсуждении того, как это должно выглядеть и что это должно быть, специалисты, то есть конструкторы, швейники. Они должны помогать родителям определяться, как это правильно должно быть.

Марина Калинина: Это, наверное, справедливо для больших городов, потому что в маленьких городах где найти конструктора, швейника? Может быть, и фабрики там нет, которая шьет эту форму. То есть это в какой-то центр нужно ехать, где-то заказывать и так далее. Родители мучаются, бегают из одного магазина в другой, пытаясь что-то найти, сэкономить, но чтобы и качество было более-менее нормальное.

Александра Алдушина: Хочу вам сказать, что, конечно, шансы в больших городах в этом отношении больше, но тем не менее. Есть пример Брянской области, о котором я вам уже говорила: ведь там работа с регионами – маленькими деревнями, маленькими городками в этой области – ведет производитель. И это дело производителя, если он хочет обеспечить себя работой и в то же время участвовать в процессе обеспечения школьной формой, как организовать процесс получения вот этих заказов. Показать эти изделия, примерить детям, заменить их, если не подходят, и так далее. То есть это работа производителя в данной ситуации. Я знаю много таких производителей, которые занимаются регионами, маленькими городами. Поэтому эту работу нужно организовывать и расширять, но это может сделать только регион: если регион заинтересован, соответственно, эта работа будет двигаться.

Юрий Коваленко: Как правило, покупка школьной формы осуществляется на рынке каком-нибудь либо где удалось найти. Потому что родители, как правило… Это у детей пока что еще летние каникулы, а взрослые работают. То есть сколько у них времени хватило на поиск формы, такая форма и будет у ребенка, собственно говоря. То есть почему бы школе не информировать родителей, не давать им список магазинов или список мест, где они могут приобрести форму, либо общую коллективную заявку инициировать от школы на количество учеников?

Александра Алдушина: Вот это и есть роль региона. Не школа должна говорить о том, куда идти, а регион должен составить реестр либо…

Юрий Коваленко: Но регион – это слишком обширно. Кто именно в регионе должен этим заниматься?

Александра Алдушина: В разных регионах это по-разному: либо департамент образования, либо департамент промышленности. Эти две организации, особенно если они взаимодействуют между собой, достигают достаточно хороших результатов. В Питере, например, это Комитет по развитию предпринимательства и торговли (по-моему, так он называется); Центр контроля качества в Питере же занимается тем, что продается, какая школьная форма должна быть. Он создал целый модельный ряд, показал на своем сайте, вывесил, какие предприятия изготавливают, из чего, сколько это стоит, как это должно выглядеть. Потому что ведь даже такой вопрос, как цвет школьной формы, тоже является очень значимым с точки зрения…

Марина Калинина: Но это тоже ведь школа придумывает, какой цвет она хочет: у кого-то синий, у кого-то красно-зеленый, у кого-то красный.

Александра Алдушина: Да, но ей надо подсказать с точки зрения психологов.

Марина Калинина: А еще такой вопрос: Роскачество и Минпромторг провело исследование и установило, что качественными и высококачественными товарами можно сейчас назвать образцы 45 торговых марок из 75, которые, я так понимаю, на сегодняшний день существуют в нашей стране. Вот эти 45 марок – как узнать, что это за марки такие? Откуда эту информацию взять?  Или это не так?

Александра Алдушина: Это не так, потому что 75 – это только те образцы, которые были отобраны. В разных регионах были отобраны вот эти. Конечно, производителей существенно больше, их больше 200 и, вероятно, еще больше.

Марина Калинина: Просто это сухие цифры, которые есть в доступности, а все остальное… Вглубь-то куда рыть? Что за фирмы, что за марки? Как узнать?

Александра Алдушина: Во-первых, на сайте Роскачества вывешивается, какие 75 марок торговых они отобрали (кто, что это за производитель, какие торговые марки), во-вторых, что это за 45, которые они выявили с точки зрения недобросовестности или некорректности, несоответствия и так далее. Но надо сказать, что проверка… В этом году, если сравнивать проценты того, что было в прошлом (почти 80%), в этом году вроде бы существенно лучше. Безусловно, стало лучше, но если в прошлом году проверяли школьную форму для мальчиков, и там существенный объем несоответствующих изделий был связан с воздухопроницаемостью, то в этом году проверяли школьную форму для девочек – сарафаны и юбочки.

Марина Калинина: Про мальчиков забыли, мальчики остались воздухонепроницаемыми.

Александра Алдушина: Так было выстроено по плану. В силу конструктивных особенностей и сарафанов, и юбочек воздухопроницаемость там роли никакой роли не играет (существенной во всяком случае). Поэтому этот показатель был из проверяемых показателей как бы исключен. Поэтому не совсем корректно…

Марина Калинина: Это, наверное, не очень правильно.

Александра Алдушина: Не очень правильно, но тем не менее это технический регламент: в нем обозначено, что воздухопроницаемость не проверяется. Поэтому если бы были одинаковые условия проверок, наверное, все-таки несколько показатель был бы хуже. Но о том, что школьная форма стала меняться с точки зрения улучшения качества, это безусловно. Наш союз проверяет школьную форму уже 4 года, и все 4 года – до момента того, как начали некие сдвиги идти – 80% стабильно было школьной формы, которая не соответствовала по своим параметрам гигиеническим нормам.

Юрий Коваленко: У нас, кстати, сейчас есть звонок: к нам дозвонилась Ольга из Ростовской области. Здравствуйте, Ольга.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер.

Юрий Коваленко: Вы собирали первоклассника или кого-то из старших классов?

Зритель: Нет, завтра у меня уже идет девочка в 4-й класс. Но с проблемой формы мы столкнулись и в 1-м классе, когда вводили форму в школе. Мы выбирали, какую форму покупать. Администрация школы предложила такой вариант: цвет нам определили темно-синий, а уже по финансам родители решали – то есть они покупают либо дорогую, либо дешевую, учитывая финансовое положение. А по поводу качества школьной формы я хочу сказать, что я предпочитаю импортную, потому что она более ноская. Просто мы брали блузки импортные – обычно хватает на 2, а то и на 3 года.

Юрий Коваленко: Ольга, а где именно вы покупали эту форму? Вам пришлось ехать в областной центр или вы в своем населенном пункте…

Зритель: Нет-нет-нет, у нас есть довольно много в городе магазинов, где можно выбрать форму, так что… В областной центр не ездила ни разу – ни в первом классе, ни вот сейчас. Разница в цене совершенно небольшая, поэтому нет смысла…

Юрий Коваленко: А вот вы говорили "дорогая" и "дешевая" форма – какова разница в цене? Приблизительно 2 цифры?

Зритель: Я могу сказать, что дешевые блузки стоят от 650 рублей, а дорогие в пределах 1.5-1.8 тысяч.

Юрий Коваленко: То есть комплекты у вас различались примерно вдвое по цене, так?

Зритель: Ну каждая вещь примерно вдвое, да. Брючки стоят, например, 550 рублей дешевенькие, а хорошенькие 1.5 тысячи.

Юрий Коваленко: И вот во сколько вам вышло собрать четвероклассницу в школу? Общая сумма?

Зритель: Только вещи, без обуви – 15 тысяч. С обувью еще 3 тысячи, то есть 18 тысяч.

Юрий Коваленко: Это не считая канцелярских приспособлений?

Зритель: Это не считая, только вещи, белье и обувь.

Юрий Коваленко: Хорошо, спасибо большое.

Марина Калинина: Спасибо большое. Давайте почитаем сообщения, которые нам присылают наши зрители: "Добрый день, купили школьный сарафан за 3 500, дома меряли – сразу разошлась молния, пришлось вставлять новую; в результате сарафан обошелся в 4 тысячи. Порой на взрослого человека можно купить дешевле. Менять не повезли по причине отсутствия размеров; ждать времени нет. В общем, найти что-то хорошее очень сложно". Еще: "В наших магазинах только синтетика", – это Пермский край. "По последним данным Роспотребнадзора, школьную форму в среднем оценили на 4+. А какие основные требования при поставке школьной формы на продажу и сколько именно производителей на сегодняшний день прошли проверку?" – вот такой вопрос. Не знаю, критикуют. Кто-то говорит, как первая звонившая женщина из Москвы, что претензий нет и все прекрасно; кто-то говорит, что сплошная синтетика, носить невозможно, качество ужасное, молнии расходятся и так далее. Такая вот картина.

Александра Алдушина: Слушая предыдущий звонок – маму, которая одевала четвероклассницу… Она сказала про брючки за 500 рублей. Я вам могу сразу, слушая эту маму, сказать, что она купила брючки из 100% полиэстера своему ребенку. Не могут брючки на сегодняшний день из материалов, которые соответствуют гигиеническим нормам, стоить 500 рублей – не могут по определению. И потом, надо сказать, что если это покупается на рынке, где-то на торговых развалах в период школьного базара и так далее, то шансов купить там некачественные изделия, конечно, гораздо больше.

Что касается производителей, которые серьезно занимаются вопросами производства школьной формы, то на сегодняшний день все производители, которые хотят поставлять свои изделия в торговлю, обязаны их просертифицировать и получить сертификат на то, что их изделия соответствуют как гигиеническим нормам, так и… С точки зрения конструктивных особенностей и качества пошива сейчас, безусловно, это только дело торговли, что они принимают в торговлю – это только торговля может принимать. Но контроль со стороны торговли сейчас тоже достаточно серьезно осложнился.

Марина Калинина: Наверное, логично, что если производитель хочет снизить цену, то он, естественно, снижает ее за счет качества ткани, которую он закупает для пошива формы.

Юрий Коваленко: Это если он не получает финансирования.

Александра Алдушина: Если он не в программе, да.

Марина Калинина: А вот в среднем, по вашему опыту, сколько должна стоить хорошая, качественная форма, скажем, для первоклассника и для первоклассницы? Норма какая для формы нормальной, хорошей, не из синтетики?

Александра Алдушина: Да. Если говорить… Возьмем хотя бы с точки зрения используемых материалов. Например, полушерстяная форма, которая 45% шерсти содержит – это достаточно распространенный на сегодняшний день ассортимент. Так вот комплект школьной формы для мальчика (пиджак и брюки) и девочки (жакет и юбочка): если эта школьная форма покупается у производителя непосредственно (в магазинах, на складах), это будет стоить от 2.5 до 3 тысяч рублей. Соответственно, если эта форма поступает уже в магазин, то прибавляйте к этому от 50 до 100% стоимости в зависимости от того, какую торговую наценку дает магазин. То есть либо она стоит 5 тысяч, если это 100%, либо несколько меньше. Но этот диапазон цен такой абсолютно на сегодняшний день…

Юрий Коваленко: Это среднее по России?

Александра Алдушина: Это среднее по России для начальной школы на сегодняшний день.

Марина Калинина: Так все четко и понятно. Спасибо вам большое. В общем, так, чтобы подвести итоги в двух словах: если это совсем дешево, понятно, что это качество совсем плохое.

Юрий Коваленко: Но и, опять же, надо добавить все-таки, что родителям следует общаться с руководством школы, которое могло бы помочь и подсказать, как выйти на производителя этой формы, а не покупать в магазине вдвое, если не втрое дороже.

Александра Алдушина: Да. Так оно и есть.

Марина Калинина: Спасибо вам большое. У нас в гостях была Александра Алдушина, президент, председатель правления Национального союза производителей школьной и форменной одежды "Союзформа". Спасибо.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Александр Мерзлов президент "Ассоциации самых красивых деревень России", доктор экономических наук
  • Михаил Смирнов главный редактор портала "Алкоголь.Ру"
  • Евгений Бучацкий психиатр-нарколог
  • Вадим Дробиз директор Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя
  • ГОСТИ

  • Александр Элинсон генеральный директор НИПК "Электрон", член Президиума Генерального совета Общероссийской общественной организации "Деловая Россия"
  • ГОСТИ

  • Марина Тараненко детский писатель
  • Екатерина Гуричева главный редактор издательства "РОСМЭН"
  • ГОСТИ

  • Тамара Касьянова генеральный директор компании "2К Аудит", первый вице-президент Российского клуба финансовых директоров
  • Дмитрий Востриков директор по развитию Ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров "Руспродсоюз"
  • ГОСТИ

  • Елена Воронина вице-председатель общественной организации "Многодетные семьи Ярославской области"
  • Светлана Лягушева председатель общественной палаты Ярославской области по социально-демографической политике, охране материнства и детства
  • Сергей Ивченко директор департамента по социальной поддержке населения и охране труда мэрии города Ярославля
  • ГОСТИ

  • Леонид Ольшанский вице-президент "Движения автомобилистов России", адвокат
  • ГОСТИ

  • Леонид Перлов учитель высшей категории, сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования "Учитель"
  • ГОСТИ

  • Любовь Храпылина профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления РАНГХиГС
  • Александр Сафонов проректор Академии труда и социальных отношений, доктор экономических наук, профессор
  • ГОСТИ

  • Александр Гезалов член Совета при Министерстве образования РФ по вопросам детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей
  • ГОСТИ

  • Амир Валиев технический директор и главный конструктор ООО "Птеро", член совета директоров "Аэронет"
  • ГОСТИ

  • Варвара Добровольская фольклорист, кандидат филологических наук
  • ГОСТИ

  • Николай Кошман президент Ассоциации строителей России
  • Николай Алексеенко генеральный директор "Рейтингового агентства строительного комплекса"
  • Показать еще
    Показать еще
    Владимир Жириновский призвал отказаться от новогодних каникул Лидер ЛДПР заявил, что долгие праздники россиянам в тягость
    41 минуту назад
    Министр финансов Антон Силуанов пообещал рост пенсий "выше инфляции" в 2018 году Правительство по итогам года ожидает инфляцию на уровне 3,7 процента
    41 минуту назад

    ГОСТИ

  • Андрей Кричевский генеральный директор Российского союза правообладателей
  • Александр Соколов ректор Московской консерватории, экс-министр культуры России
  • Культура и деньги Может ли искусство приносить прибыль, быть тем фактором экономики, который окажет влияние на жизнь всего государства?
    час назад
    Накормить море камнями! Как отдыхающие разрушают экологию Черного моря? И можно ли его спасти?
    час назад
    час назад
    Водителям не запретят снимать на видео сотрудников ДПС С 20 октября вступает в силу новый регламент ГИБДД
    час назад

    ГОСТИ

  • Евгений Ачкасов зав. кафедрой спортивной медицины и медицинской реабилитации Первого МГМУ им. Сеченова
  • Владимир Гришин профессор, доктор экономических наук, основатель системы ОМС в РФ
  • Ольга Лебедь социолог
  • Федот Тумусов первый заместитель председателя комитета ГД РФ по охране здоровья
  • Гузель Улумбекова руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением, доктор медицинских наук
  • Игорь Цикорин сопредседатель Совета общественных организаций по защите прав пациентов при Департаменте здравоохранения г. Москвы, психолог
  • Кто в ответе за здоровье? Может ли забота о здоровье стать не правом, а обязанностью граждан?
    Полный выпуск час назад
    В Кремле прокомментировали акции протеста в Киеве "Мы наблюдаем за тем, что там происходит", - сказал Дмитрий Песков
    2 часа назад
    На лекарства для льготников дополнительно выделили 720 миллионов рублей Всего правительство направит в регионы более 33 миллиардов рублей на эти цели
    3 часа назад
    В Приморье в обращение выпустили новые купюры Жители Дальнего Востока смогут получить новые банкноты в банках
    4 часа назад
    5 часов назад
    В Иркутске при пожаре в частном доме престарелых пострадали 12 человек Девять находятся в больнице, пятеро – в тяжелом состоянии
    5 часов назад
    Петра Павленского отправили на лечение Суд освободил художника из-под стражи и отправил его в психиатрический стационар
    5 часов назад
    Глава Комитета Совета Федерации по международным делам: В России не ущемляются права ЛГБТ Обвинения иностранных коллег сенатор назвал политизированными
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments