Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Андрей Паранич: По закону предельное начисление процентов не превышает трехкратной суммы первоначального долга

18:45, 7 сентября 2017

Гости

Андрей Параничзаместитель директора саморегулируемой организации "Микрофинансирование и развитие"

Константин Чуриков: В эти полчаса будем говорить о работе микрофинансовых организаций – о том, как они осложняют, сильно портят жизнь своим клиентам. Но есть в принципе неплохая новость: на днях было обнародовано постановление Арбитражного суда Московского округа в отношении одной из компаний. Дело в том, что эта компания, как и многие на рынке, предлагала своим потенциальным заемщикам (можно сказать, "жертвам") беспроцентный кредит, то есть 0% годовых. Человек видит такое, и, естественно, ему хочется получить эти деньги. Но человек невнимательно читал договор, потому что там прописаны ежедневные штрафы – 2.2% годовых в день, то есть мама не горюй. И теперь есть решение Арбитража по этому поводу, Центробанк, естественно, тоже следит за этой ситуацией. Мы сейчас будем разбираться, как вообще такое в принципе возможно, потому что речь идет о том, что это противоречит закону о потребительском кредите и займе. Да и вообще не противоречит ли деятельность этих организаций, не знаю, каким-то иным законам и здравому смыслу?

У нас в студии Андрей Паранич, заместитель директора саморегулируемой организации "Микрофинансирование и развитие". Добрый вечер.

Андрей Паранич: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Андрей Владимирович. Я вас сразу предупреждаю: мы с Костей уже пристегнулись, готовы к народному штурму и буре возмущения, потому что как-то у нас люди, с одной стороны, очень активно пользуются услугами микрофинансовых организаций, с другой стороны, всегда велико народное возмущение. Скажите, пожалуйста, по работе МФО: ведь мегарегулятор – Центробанк – тоже напрямую работает и с этими организациями. Тем не менее еженедельно мы начинаем информационную неделю с чего? С сообщения о том, что какой-то крупный банк – обычный – лишен лицензии, потому что у него масса нарушений, безобразий, ай-яй-яй, ой-ой-ой. Почему подобная кампания по наведению порядка в сфере МФО не ведется в отношении таких вот организаций? Мы не слышим о том, чтобы у них отзывали лицензии, еще что-то с ними происходило.

Андрей Паранич: Но тем не менее за прошедшие полтора года количество микрофинансовых организаций сократилось в 2 раза. То есть вначале 2016 года на рынке было порядка 4 тысяч организаций, на данный момент это 2 200 организаций.

Константин Чуриков: Но важный момент: это именно организации. У них же может быть куча филиалов. Оксана, расскажи, сколько ты в одном городе увидела?

Оксана Галькевич: Это была Ивановская область, небольшой город Шуя, там на главной соборной площади 6 микрофинансовых организаций с разными названиями фактически дверь в дверь. Вы заходите, я так понимаю, в одну дверь, вам так отказывают, вы переходите в другую и так до тех пор, пока вам где-нибудь обязательно не дадут.

Андрей Паранич: Количество организаций сократилось в 2 раза. Микрофинансовые организации действительно находятся под надзором Банка России, и надзор, я бы сказал, ничуть не менее жесткий, чем банковский надзор. Но, к сожалению, есть не только микрофинансовые организации, но и их клоны, которые работают не в легальном поле, вне легального рынка – так называемые черные кредиторы: это те компании, которые не состоят в реестре микрофинансовых организаций и которые, естественно, под надзор Центрального банка не попадают. По идее, ими должна заниматься прокуратура, и она ими занимается, конечно. Но вот насколько активно это происходит, мы, к сожалению, не можем. То есть по нашим ощущениям черный рынок достаточно большой.

Оксана Галькевич: А как человек может себя обезопасить? Вообще надо сказать, что есть такое ощущение, что иметь дело с микрофинансовыми организациями – это достаточно может быть опасно. Но хотя бы проверить, если вот так вот сложилась жизненная ситуация, есть эта организация в реестре или нет – как это сделать?

Андрей Паранич: На данный момент – буквально на этой неделе, если мне память не изменяет – Банк России открыл сайт по финансовой грамотности – fincult.ru. На этом сайте есть сервис по проверке легальности вашего, так скажем, контрагента. То есть когда вы хотите прийти в какую-то финансовую организацию и сомневаетесь, легальна ли она, вы на этом сайте можете быстро с помощью этого сервиса забить название организации. Вы попадете в раздел сайта Банка России, где как раз есть полный перечень лицензий брокерских компаний, страховых компаний, в том числе и реестр микрофинансовых организаций. То есть вы быстро сможете понять, компания входит в государственный реестр или не входит.

Константин Чуриков: Самое главное, что по своему названию эта нелегальная микрофинансовая организация не пыталась мимикрировать под легальные, потому что они ведь еще себя похожим образом называют, чтобы человека окончательно запутать.

Андрей Паранич: К сожалению, это так. Но тем не менее такая проверка отсечет большую часть нелегалов, с которыми человек может столкнуться.

Константин Чуриков: Нисколько не хочется нападать на наш замечательный Центробанк, но все-таки если Арбитражный суд Московского округа установил, что все это противоречит закону о потребительском кредите, займе, то почему потребовалась даже вся эта судебная волокита? Ведь Центробанк у нас, кажется, мегарегулятор: если кто-то из участников рынка нарушает действующий закон, его можно просто лишить лицензии.

Андрей Паранич: Знаете, в таких вещах нужно всегда смотреть первоисточник, то есть надо смотреть договор, по поводу которого был арбитражный суд, и смотреть конкретно само решение арбитражного суда. Я подозреваю, что мы с вами путаемся, поскольку речь идет не о том, что компания говорила, что 0%, а на самом деле брала 2.2% в день, а на самом деле действительно был 0%, но штрафные санкции в случае, если человек вовремя не вернул, назначались какие-то чрезмерно высокие, наверное. То есть поскольку я не видел первоисточники, я не могу этого утверждать. Но раз дело разбиралось в суде, значит, дело было неоднозначное, и Центральный банк был не готов принять решение самостоятельно. Решение суда есть. Практика по предоставлению бесплатных маркетинговых займов действительно существует. Я с вами не соглашусь, что это большинство компаний делает – это как раз редкая практика. Потому что у микрофинансовых организаций достаточно дорогое финансирование у самих, и вот этот 0% годовых им обходится очень недешево. Поэтому некоторые компании готовы на такой шаг, но большинство нет, не готовы.

Константин Чуриков: Извините, все равно рекламный крючок хороший.

Андрей Паранич: Может быть, но тем не менее пользуются этим далеко не все организации. То есть это скорее редкое исключение, чем правило, которое установлено во всех микрофинансовых организациях. В большинстве случаев все-таки первого бесплатного займа нет. И объясняется это тем – кстати говоря, и те высокие процентные ставки, о которых часто говорится – что, во-первых, это только один сегмент микрофинансового рынка, который представляет где-то 15-20% от общего объема рынка, а во-вторых, процентная ставка – это не продукт жадности микрофинансовой организации: затраты, которые компания несет на выдачу микрозайма, абсолютно такие же, как и затраты банка на выдачу кредита. Но банк выдает кредит на 1-3 года и на сумму 200-300 тысяч, миллион, микрофинансовая организация выдает 5 тысяч рублей (если мы говорим про конкретно вот эту ситуацию) на 2 недели. И все те затраты, которые она несет на выдачу займа, должны быть покрыты из этой суммы в 5 тысяч рублей. Это невозможно при ставке 20% годовых. То есть это продукт, который предназначен для использования на очень короткий срок.

Оксана Галькевич: Для быстрого оборота.

Андрей Паранич: Да. То есть человек берет на 2 недели и должен вернуть за 2 недели. Тогда он возьмет 10 тысяч рублей, заплатит за пользование этими деньгами 500 рублей, и какой-то колоссальной нагрузки на его личный семейный бюджет не возникнет. Но если человек пользуется этими деньгами долго, то да, это будет дороже. Но обращаю ваше внимание, что сейчас закон жестко ограничивает предельное начисление процентов…

Константин Чуриков: Так, вот это важно.

Андрей Паранич: …трехкратной суммой первоначального долга. То есть если человек взял 10 тысяч рублей, то максимум, сколько он может быть должен – это 40 тысяч рублей. Больше нельзя. И микрофинансовая организация…

Константин Чуриков: Это в течение какого времени? Это мы говорим о годовых или как?

Андрей Паранич: Нет, не годовых – это реальные проценты. То есть человек взял 10 рублей, и максимум, сколько можно начислить проценты – за любой срок – это 30 тысяч рублей. То есть если человек пользуется деньгами, условно говоря, бесконечно, то максимум, сколько накапает, это 40 тысяч вместе с суммой долга.

Константин Чуриков: Многие призадумались.

Оксана Галькевич: Многие сейчас действительно призадумались.

Андрей Паранич: Это тоже дорого, но это не бесконечность. Не может получиться так, что взяв 10 тысяч рублей в долг, человек окажется должен колоссальную сумму, сравнимую, например, со стоимостью его квартиры – это невозможно.

Оксана Галькевич: Это невозможно – уважаемые друзья, вы услышали? Это невозможно.

Константин Чуриков: То есть мы исходим из того, что 400% – это норма, да?

Андрей Паранич: Это не норма, это максимум в ситуации, когда человек пользуется деньгами не по назначению, чрезмерно долго. Потому что, если человек хочет пользоваться заемными деньгами не 2 недели, а, например, 2 месяца, он должен воспользоваться другим кредитным продуктом. Если микрофинансовая организация, то это будет уже не займ до зарплаты, а более долгосрочное финансирование: ставки там тоже высокие, но это порядка 150-200% годовых. И тем не менее, опять-таки, предел – это трехкратная сумма от первоначального долга.

Константин Чуриков: То, о чем мы говорим, действительно сильно пересекается с нашим опросом для рубрики "Реальные цифры", итоги которой мы будем подводить завтра в 20:00, но тем не менее. Уважаемые зрители, позвоните, расскажите, собственно, как вы обращались в эти несчастные МФО – микрофинансовые организации – каких шишек себе набили, какой опыт приобрели, какие деньги брали и какие пришлось по факту выплатить?

Оксана Галькевич: Кстати говоря, у нас Елена из Волгограда сейчас на связи – у нее как раз сегодня был суд, я так понимаю. Давайте расспросим ее о ее ситуации – Елена, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Константин Чуриков: Добрый.

Оксана Галькевич: Делитесь бесценным жизненным опытом.

Зритель: Да, сегодня у меня был суд: я брала деньги у финансовой организации "Деньги сразу". Я взяла 8 тысяч. 3 тысячи я выплатила и 5 тысяч у меня был долг. Они тянули-тянули, тянули-тянули, когда набежала большая сумма, подали в суд.

Константин Чуриков: Какая сумма набежала, Елена?

Зритель: Сегодня мне присудили 41 тысячу.

Оксана Галькевич: Подождите, а что значит "они тянули-тянули"?

Зритель: Я говорю им, давайте я… частично, у меня просто тяжелая ситуация сложилась.

Константин Чуриков: Они просто ждали, пока время бежит, чтобы процент был больше.

Зритель: Да, специально все это тянулось, а потом: "Ой, вы знаете, у вас уже набежало 30 с лишним – все, давайте, начинаем платить, перестаем считать проценты". Хотя они издевались, в замок двери клей вливали, я в милицию писала несколько раз заявления, у меня СМС есть, в которых меня обзывали "псиной", кем только не обзывали.

Константин Чуриков: Елена, это была именно микрофинансовая организация или это все-таки были коллекторы?

Зритель: Я не знаю, кто это был. Они все это были, потому что мне звонил из микрофинансовой организации, я говорю, что же такое они делают? – "мы вам сделаем и не так, в вашем дворике вы и ходить не будете". Значит, приезжали конкретно они, потому что откуда он знает про мой дворик? Куда я только ни обращалась, бесполезно. А я обратилась не от хорошей жизни в эту организацию. Пенсия минимальная: сейчас 8, а была вообще 7 300. Зарплата копеечная тоже. Как тут жить? Я говорю, спасибо правительству. И вот сидит тут этот умник, который говорит про Центробанк – 40 тысяч насчитали. А теперь они попросили суд, чтобы мне 50% из пенсионной карты – теперь будут высчитывать. У меня останется 4 тысячи – как вот жить, объясните пожалуйста?

Оксана Галькевич: Елена, давайте послушаем нашего специалиста.

Константин Чуриков: Спасибо, Елена, за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Это такая консультация в прямом эфире. Андрей Владимирович, что здесь в этой ситуации вас смутило, что не так и что делать Елене?

Андрей Паранич: Во-первых, еще раз, надо смотреть реальные факты. Но если все то, что говорит Елена, реальность, то да, есть налицо ряд нарушений. На данный момент, с 1 января этого года действует закон о защите прав и интересов физических лиц при взыскании просроченной задолженности – так называемый антиколлекторский закон, который устанавливает, регламентирует взаимодействие при взыскании любого кредитора и физического лица, должника по просроченному долгу. Этот закон жестко ограничивает количество контактов, то есть нельзя звонить каждый день, нельзя звонить несколько раз в день, нельзя присылать неограниченное количество СМС.

Оксана Галькевич: И уж тем более нельзя клеем в дверь, как сказала Елена.

Андрей Паранич: Очевидно, но это также, собственно говоря, относится и в рамках Уголовного кодекса. То есть вопросы угроз имуществу, угроз здоровью и всему остальному регламентируются не только законом о защите прав физических лиц при взыскании просроченной задолженности, но и Уголовным кодексом.

Константин Чуриков: Не хочется уходить в тему коллекторов, но тем не менее вы говорите много всяких "нельзя", а Елена говорит, что обращалась и туда, и сюда.

Андрей Паранич: Да, обращалась туда и сюда…

Оксана Галькевич: Смотрите, суд был, 41 тысячу ей – вы сказали, не больше 40.

Андрей Паранич: На суд… Мы сейчас говорим о том, что в суд, видимо, обратилась микрофинансовая организация или какой-то там другой кредитор (мы договор не видели, не знаем). Но Елена также могла обратиться с жалобой в Центральный банк или в службу судебных приставов, которые контролируют вопросы взыскания. И здесь бы вопрос стоял немножко по-другому: раз нарушение есть, то микрофинансовая организация однозначно была бы наказана. Если проценты начислили неправомерно, ровно так же жалоба в Центральный банк поставила бы компанию на место.

Константин Чуриков: Всего одна жалоба? От одного человека?

Андрей Паранич: Жалобы Центральный банк рассматривает очень тщательно. То есть вот здесь такого…

Константин Чуриков: Я просто помню: к нам приходили люди из Центрального банка, и я напрямую спрашивал – грубо говоря, он право имеет или тварь дрожащая? И как-то очень уклончиво отвечали. я так понимаю, что надо, чтобы там определенное количество жалоб было.

Андрей Паранич: Нет. Каждая жалоба Центральным банком рассматривается совершенно однозначно: запрашиваются документы в микрофинансовой организации или в коллекторской организации, если речь идет о коллекторском агентстве, и они в очень сжатые сроки обязаны ответить Центральному банку, Центральный банк в случае, если есть нарушения, принимает меры. И если речь идет об этих нарушениях, меры достаточно жесткие. То есть минимальный штраф, который грозит этой организации – это 500 тысяч рублей. Если это нарушение неоднократно, то это исключение из реестра.

Оксана Галькевич: Андрей Владимирович, вы понимаете, вы говорите: если проценты начислены неправомерно, эта женщина должна была сама понять, какие проценты, где неправильно. Вы понимаете, там такая сложная арифметика. У меня был случай – прошу прощения – из личного опыта, когда с большим крупным банком по ипотеке были начислены неправильно проценты. Вы знаете, я голову сломало. И только высшее математическое образование моего мужа и жалобы на сайт Центрального банка – неоднократные… Я вот, честно, со своим филфаком никогда не посчитаю, правильно или неправильно. Я просто вижу, что что-то не то, возмутительное до слез. Понять никогда не смогу.

Андрей Паранич: Напишите мне, напишите…, и мы проверим порядок расчета. Если вы напишите жалобу на то, что процент начислен неправомерно, мы поможем пересчитать, это не такая большая и не такая сложная задача. На самом деле банк считает, как правило, намного более сложные истории, поскольку там есть страхование, поскольку там есть комиссии, которые возникают при выдаче ипотечного кредита – там действительно сложнее.

Оксана Галькевич: Там очень сложная схема, очень сложные формулы.

Андрей Паранич: Да, совершенно верно. У микрофинансовых организаций все гораздо проще, поэтому проверить нетрудно.

Константин Чуриков: В двух словах: чем занимается ваша саморегулируемая организация "Микрофинансирование и развитие"?

Андрей Паранич: Наверное, главная наша функция – это как раз надзор за деятельностью микрофинансовых организаций. То есть когда возникают нарушения, мы тоже примем участие в том, чтобы разобраться, и если действительно имеют место нарушения, то принять меры.

Константин Чуриков: Вы сами по себе или все-таки в большей степени на чьей-то стороне выступаете?

Андрей Паранич: Мы между. Я бы не сказал, что мы к какой-то стороне ближе, к регулятору или к рынку. Мы действительно находимся посередине.

Еще немножко дополню вопрос с Еленой. Физическое лицо, заемщик имеет безусловное право на досрочное погашение в полном или частичном объеме.

Оксана Галькевич: Да, вот что это за история, что они тянули-тянули?

Андрей Паранич: Я этого тоже не понимаю. Если у человека есть желание внести какую-то сумму в погашение долга, он имеет право на это, отказать в этом праве микрофинансовая организация тоже не может.

Оксана Галькевич: То есть, Елена, боритесь. Сейчас, в данной ситуации, когда суд уже прошел, что она может сделать?

Константин Чуриков: С пенсией 10 тысяч.

Андрей Паранич: Я не знаю, прошел суд или нет…

Оксана Галькевич: Ну вот она нам сказала, что сегодня был суд и что он присудил…

Андрей Паранич: Про то, что подали в суд, я слышал фразу, про то, что суд прошел, я фразу не слышал.

Оксана Галькевич: 41 тысячу ей присудили, она сказала.

Андрей Паранич: Можно подать апелляцию, обжаловать решение суда. И я бы на ее месте все-таки написал жалобу и в Банк России, и в службу судебных приставов на процедуру взыскания.

Константин Чуриков: Ну а сейчас, может быть, каким-то советом поможем Наталье из Алтайского края – Наталья, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я была в трудной ситуации, взяла в микрофинансовой организации 12 тысяч в 2014 году. Не смогла вовремя отдать, не смогла отдать в течение года. Мне насчитали процентов 142 тысячи. Был суд, и суд присудил. Я подавала апелляцию, апелляцию отменили. И мне присудили приставы выплачивать вместо 12 тысяч 142 тысячи. У меня пенсия 8 тысяч, получаю я пенсию 4 тысячи, высчитывают 50% с пенсии.

Константин Чуриков: Наталья, всего один вопрос: когда вы брали этот кредит, эти 12 тысяч, вы внимательно читали договор? Вы понимали, что вас может ждать вот такое, как говорится, наказание?

Зритель: Читала внимательно, конечно, но было очень трудно в жизни в тот момент и экономически, и физически.

Константин Чуриков: Скажите, вы выплатили эти деньги?

Зритель: Я деньги эти не выплатила еще. Мне присудил суд буквально на днях (апелляцию отменили), и приставы приступили уже к высчитыванию из пенсии 50%.

Оксана Галькевич: Какую сумму вам присудили? Суд что постановил?

Зритель: 142 тысячи. 12 тысяч я брала, присудили 142 тысячи. 140 тысяч процентов насчитали.

Константин Чуриков: Скажите, Наталья, значит, пенсия сколько? 10 тысяч?

Оксана Галькевич: Андрей Владимирович, вы можете комментировать, как-то включаться в разговор.

Зритель: 8 тысяч пенсия, 50% берут – мне просто интересно, сколько лет уйдет у Натальи, сейчас надо включить математику…

Андрей Паранич: Несколько комментариев. Во-первых, те нормы об ограничении максимального начисления процентов вступили в силу с этого года. Точнее, в прошлом году действовали другие меры – там четырехкратная была сумма – а сейчас трехкратная.

Оксана Галькевич: А так как Наталья брала раньше…

Андрей Паранич: В 2014 году, к сожалению, таких ограничений не было, поэтому сумма могла быть начислена больше, это действительно так.

Оксана Галькевич: Закон обратной силы не имеет.

Андрей Паранич: Да. Что можно сделать в этой ситуации? Можно попробовать договариваться с микрофинансовой организацией…

Оксана Галькевич: А как с ней договариваться?

Андрей Паранич: Практика показывает, что во многих случаях компания идет навстречу заемщику, списывая штрафы и часть начисленных процентов в обмен на то, что заметная часть долга будет выплачена сразу. В этом случае они готовы списывать. Но здесь, вы понимаете, есть решение суда, и компания может занять жесткую позицию, просто исполняя решение приставами и все. То есть, к сожалению, закон здесь на стороне микрофинансовой организации. Но еще раз подчеркиваю, что на данный момент, на сегодняшний день такая ситуация уже невозможна.

Константин Чуриков: То есть, получается, 3 года как минимум наша зрительница будет это все тянуть.

Оксана Галькевич: А может быть, и больше.

Андрей Паранич: Да.

Оксана Галькевич: Андрей Владимирович, а скажите… Мы просто уже слышим не от первого человека, и многие нам пишут, что трудная была жизненная ситуация, так сложились обстоятельства. Наверное, часто именно в таких ситуациях люди и приходят в такие организации за финансами. Какая-то оценка платежеспособности должна проводиться в микрофинансовых организациях?

Андрей Паранич: Однозначно проводится. Все микрофинансовые организации, перед тем как выдать займ, оценивают платежеспособность клиента, и уровень одобрения… Ходит такая, не знаю, как бы легенда, что микрофинансовые организации одобряют абсолютно всем. Нет, это не так. Уровень одобрения очень сильно колеблется…

Константин Чуриков: Извините, пожалуйста, но в данном конкретном случае женщина нам говорит о том, что у нее пенсия 8 тысяч рублей в месяц.

Андрей Паранич: Предполагалось, что она взятые 12 тысяч все-таки выплатит не через 3 года, а через 2 недели, тогда это был бы не такой большой платеж. Собственно, и микрофинансовая организация исходит при оценке заемщика именно из этого – что платеж будет не 100 тысяч на выходе, а условно 12 600. То есть исходя из этого микрофинансовая организация принимает решение. Но еще раз вернусь к уровню одобрения: как правило, это 10-15%, 30% от поданных заявок одобряется. И только тем клиентам, которые брали много раз, то есть у которых есть платежная история внутри самой микрофинансовой организации, может одобряться до 80% заявок.

Константин Чуриков: Просто то, что нам сегодня рассказывают зрители – это, знаете, Алена Ивановна и Гобсек вместе взятые. Достоевский плюс Бальзак, что называется. И это, кстати, при том, что проблема выходила на самый высокий уровень, президент говорил о том, что надо разобраться.

Оксана Галькевич: А вот скажите. Вы говорите, что в другом финансовом алгоритме, когда это будет не максимальные, сколько вы сказали, 400%, а 20%, эта схема быстрых денег работать не будет. Вот действительно этот тот предел, который правильно рассчитан, единственно возможный? Нельзя ли установить эти проценты, я не знаю, по микрофинансовых займам на другом уровне? Или это заложено, простите, с большим запасом безопасности?

Андрей Паранич: Я немножко уклончиво, наверное, отвечу, но тем не менее. Мы на самом деле не знаем, какое ограничение может привести к резкому сокращению количества микрофинансовых организаций. То есть 300%, начисленных как максимум, или 200% – мы этого не знаем. Мера вступила в силу только с 1 января, и по-хорошему нужно провести анализ того, к чему она привела, но этот анализ, наверное, будет адекватным только по итогам этого года.

К чему могут привести более жесткие меры, чем рынок может выдержать? Он приведет к тому, что легальные организации с рынка уйдут, и их место займут не банки, к сожалению, а нелегальные кредиторы. Мы опрашивали банки, насколько банк готов предоставлять такие же услуги, как предоставляет микрофинансовая организация.

Оксана Галькевич: Обычные крупные банки, которые выдают обычную ипотеку? Кстати, об этом идут разговоры.

Андрей Паранич: Да, крупные, мелкие – неважно. Мы их опрашивали, насколько они готовы занять место микрофинансовых организаций именно в этом сегменте, то есть в сегменте, когда человеку нужны деньги прямо сейчас на короткий срок – маленькая сумма на короткий срок. Нет, не готовы. То есть банки этот сегмент не заполнят.

Константин Чуриков: Почему они не готовы?

Андрей Паранич: Потому что… Это то, о чем я вам, собственно, в самом начале говорил: издержки на выдачу займа такие же, как на выдачу займа ипотечного на срок в несколько лет, а заработок совершенно другой.

Константин Чуриков: И там есть залог.

Андрей Паранич: Там есть залог, там много чего есть. Но дело даже не в залоге, а в том, что срок больше, сумма больше и заработать на нем можно больше.

Оксана Галькевич: Хорошо. Скажите, по между тем иностранному опыту, по международному – какие ставки, допустим, у итальянцев, у французов, скандинавов? Ведь микрофинансовые организации есть порождение не только нашей экономики.

Андрей Паранич: Конечно. Может быть, вас это удивит, но ставки там такие же, как у нас. Чехословакия – те же 600% годовых; в Великобритании действует ограничение в 0.8% в день, то есть получается порядка 300% годовых, но при этом у кредитора есть право заблокировать фактически все счета человека моментально и взыскивать все поступления, в том числе и по социальным картам (всякие пенсии и так далее). У нас такого нет, у нас сначала надо судиться.

Константин Чуриков: Вы знаете, мне кажется, все равно британские или швейцарские пенсионеры в эти организации вряд ли обращаются.

Андрей Паранич: Обращаются. Все это есть во всем мире, это есть и в Соединенных Штатах.

Константин Чуриков: Я просто говорю о несопоставимом уровне обеспеченности нашего пенсионера и европейского.

Андрей Паранич: Там большая платежная дисциплина, соответственно, уровень просрочки по платежам гораздо меньше, чем у нас, и микрофинансовые организации там могут позволить себе меньшую ставку. Но меньшая ставка тем не менее – это ставка в 300% годовых.

Оксана Галькевич: Спасибо вам, Андрей Владимирович.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Я просто коротко, перед тем как мы уходим, напомню о том, что вы рассказали про центр финансовой культуры, который…

Андрей Паранич: Это сайт Центрального банка – fincult.ru. Действительно, обратите внимание на него.

Оксана Галькевич: fincult.ru – надеюсь, режиссеры сейчас смогут показать это с моего компьютера. fincult.ru – очень простой сайт, на котором как раз можно навести справки о том, входит ли в реестр микрофинансовая организация, в которой вы собираетесь взять денежку.

Андрей Паранич: Совершенно верно.

Константин Чуриков: В начале нашей беседы Оксана вам посоветовала пристегнуться, теперь можно отстегнуться – спасибо!

Оксана Галькевич: Выдохнуть можно теперь.

Константин Чуриков: В студии был Андрей Паранич, заместитель директора саморегулируемой организации "Микрофинансирование и развитие". Через пару минут мы к вам вернемся.

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Олег Сухарев доктор экономических наук, профессор; Институт экономики РАН
  • Антон Табах главный экономист рейтингового агентства "Эксперт РА"
  • ГОСТИ

  • Олег Осипов автоэксперт, редактор сайта osipov.pro
  • ГОСТИ

  • Алексей Каротам психиатр
  • Алексей Кедринский изобретатель, создатель инновационных технологий, основанных на игре
  • Самуил Биндер независимый эксперт в сфере игорного бизнеса
  • ГОСТИ

  • Владимир Колмаков доцент РЭУ имени Г.В. Плеханова, кандидат экономических наук
  • ГОСТИ

  • Михаил Антонов координатор Общественного экологического проекта "
  • ГОСТИ

  • Василий Колташов руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений
  • Александр Чепуренко руководитель департамента факультета социологии НИУ ВШЭ
  • ГОСТИ

  • Лазарь Шубов доктор технических наук, профессор, член сообщества экспертов России по рациональному природопользованию
  • ГОСТИ

  • Тереза Дурова художественный руководитель "Театриума на Серпуховке", народная артистка России
  • ГОСТИ

  • Владимир Евстафьев заведующий кафедрой рекламы и маркетинга Института отраслевого менеджмента РАНХиГС при Президенте РФ, вице-президент АКАР
  • ГОСТИ

  • Павел Бранд невролог, медицинский директор сети клиник "Семейная"
  • Галина Кожевникова заведующая кафедрой инфекционных болезней РУДН
  • ГОСТИ

  • Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России
  • ГОСТИ

  • Юрий Оболонский сопредседатель Всероссийского общественного движения "Национальный родительский комитет"
  • ГОСТИ

  • Ростислав Гольдштейн член Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам
  • Михаил Блинкин директор Института экономики транспорта и транспортной политики ВШЭ
  • Александр Косарев первый заместитель генерального директора АО "Научно-исследовательский институт железнодорожного транспорта"
  • Сергей Габестро председатель Общественного совета при Минвостокразвития России
  • Показать еще
    Показать еще
    Участники крупных ДТП получат прямое возмещение убытков по ОСАГО Поправки к закону вступили в силу 25 сентября
    29 минут назад
    52 минуты назад
    "Ведомости" рассказали о мониторинге ФСБ и Кремлем мессенджера Telegram Также за потоками следят в МВД, Минобороны и МИД
    час назад
    час назад
    В "Домодедово" отказались обслуживать "ВИМ Авиа" в долг Последним днем предоставления подобных услуг будет 25 сентября
    час назад
    В Москве эвакуировали гостиницу "Космос" Также в городе эвакуировали 13,5 тысяч людей из восьми торговых центров
    вчера
    В Приморском океанариуме погибла белуха Она запуталась в рыболовной сети и утонула
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments