Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Олег Шибанов и Сергей Смирнов - о том, какие изменения пенсионной реформы можно ждать в обозримом будущем

20:35, 24 октября 2017

Гости

Сергей Смирновдоктор экономических наук

Марина Калинина: Ну и наша большая тема: как и обещали, сегодня будем говорить о пенсиях – вновь, в который раз и не в последний раз пенсионная реформа. На сей раз после того, как газета "Ведомости" и еще несколько средств массовой информации опубликовали сообщение о том, что в нашей стране может быть повышен теперь уже минимальный трудовой стаж для получения пенсии по старости. Сейчас он составляет 7 лет, а раньше был 5; планируется, что он будет 15.

Юрий Коваленко: Но давайте посмотрим, какая ситуация в других странах и какой стаж должен быть для получения пенсии, какова продолжительность жизни, что интересно, после выхода на пенсию.

Марина Калинина: Ну вот смотрите. В Германии минимальный стаж работы – 5 лет, для того чтобы получить пенсию. При этом на эту самую пенсию можно выйти в 65-67 лет. При этом продолжительность жизни у женщин в Германии – 83 года, а у мужчин – 78.5 лет. То есть мужчины после выхода на пенсию могут в среднем прожить 11 лет, а женщины аж 17 лет. В Японии тоже интересная ситуация.

Юрий Коваленко: В Японии гораздо интереснее ситуация: здесь необходимо платить обязательные взносы не менее 25 лет – это, можно сказать, такая социальная рабочая каторга.

Марина Калинина: Имеется в виду работать не менее 25 лет.

Юрий Коваленко: Работать, да. А вот живут на них японцы в среднем от 16 до 22 лет.

Марина Калинина: Имеется в виду уже после выхода на пенсию.

Юрий Коваленко: После выхода на пенсию, да.

Марина Калинина: Ну вот самый длительный стаж трудовой необходим во Франции – 41 год. При этом на пенсию можно выйти в 62 года. При этом обратим внимание, что продолжительность жизни во Франции у женщин 85 лет, у мужчин 79, то есть 23 года еще может прожить женщина после того, как она вышла на пенсию, наслаждаться жизнью, и 17 лет мужчины. И вот мы подошли к ситуации в нашей стране.

Юрий Коваленко: В нашей стране, как всегда, все, скажем так, странно и очень неоднозначно.

Марина Калинина: Специфично.

Юрий Коваленко: Для получения социальной пенсии необходим стаж в 7 лет. Планируется его плавное повышение до 15 лет, но это будет к 2025 году – на 12 месяцев каждый год повышается. Возраст выхода на пенсию у нас один из самых, оказывается, низких в мире. При этом женщины получают пенсию в среднем 21 год, а вот мужчины всего немногим более 5 лет.

Марина Калинина: То есть выходят на пенсию мужчины в 60 лет, а соответственно, живут после этого всего до 65, максимум 66. Вот такие вот цифры нам удалось сравнить сегодня. Сейчас все это будем обсуждать – не только это, и а предстоящие реформы, какие повороты можно будет в течение ближайшего времени увидеть. Так что что нас ждет, будем говорить и рассуждать.

У нас в гостях Олег Шибанов, профессор Российской экономической школы – здравствуйте.

Олег Шибанов: Добрый вечер.

Марина Калинина: И Сергей Смирнов, доктор экономических наук – здравствуйте.

Сергей Смирнов: Всем доброго вечера.

Марина Калинина: Ну вот такие цифры. Как их можно было бы прокомментировать? Давайте, раз уж мы вот такую статистику привели…

Сергей Смирнов: Вы знаете, на самом деле я бы хотел немножко поправить вас.

Марина Калинина: Это официальные источники открытые.

Сергей Смирнов: Когда мы говорим о том, что для получения социальной пенсии нужен какой-то трудовой стаж, я могу сказать, для получения социальной пенсии стажа никакого не требуется.

Марина Калинина: По старости.

Сергей Смирнов: Вот правильно. Вот когда вы говорите по старости, это абсолютно правильно. Вот эта самая наша страховая пенсия, которая пересчитывается в баллы и мы что-то на выходе имеем. Социальная пенсия – это совершенно другая штука. Вы можете не платить взносы в Пенсионный фонд России, но если вы достигаете возраста 65 лет для мужчин и 60 лет для женщин, вы можете получить социальную пенсию. Она не будет выше прожиточного минимума в субъекте Российской Федерации, но со всеми социальными выплатами, если вам там что-то положено. Вот что значит социальная пенсия. Что касается пенсии, которую можно назвать страховой – пенсии по достижению пенсионного возраста, как она сейчас называется – то это другая совершенно штука. И когда… Вы знаете, на самом деле я не знаю, Олег согласится ли со мной или нет, но мы с ним кулуарно уже предварительно пообсуждали отдельные…

Марина Калинина: То есть вы договорились?

Сергей Смирнов: Мы не договорились, но я думаю, что позиции будут сходные. Мы не очень поняли, откуда идет информационный этот вброс, что планируется повысить минимальный стаж для получения вот этой самой новой…

Марина Калинина: Это из открытых источников, я же говорила – газета "Ведомости", в частности.

Сергей Смирнов: Это же заложено – и вы говорили об этом – в программу пенсионной реформы: сейчас, действительно, 7 лет, в будущем году будет 8 лет, и к 2025 году – к 2024 году, если быть точным – это будет минимальный трудовой стаж 15 лет.

Марина Калинина: То есть это уже точно?

Сергей Смирнов: Это абсолютно точно, это заложено федеральным законом соответствующим. Поэтому откуда это возникло, не очень понятно. Может быть, кто-то предлагал ускорить этот процесс, чтобы закрывать дыры в бюджете Пенсионного фонда, но не более того. На самом деле все это существует.

Юрий Коваленко: В таком случае, подождите, если сейчас у нас 7 лет, то, в принципе, и по нормам 2025 уже сейчас могу больше не работать, ждать своего пенсионного возраста и получать пенсию по тем суммам отчисления с зарплат, которые у меня были, так?

Сергей Смирнов: Ну не совсем по тем суммам отчислений. Да, вы сейчас, в отличие от реформы 2002 года, когда все было прозрачно и ясно: вот вы платили, потом делили на возраст дожития (кстати, у нас он 228 месяцев, то есть 19 лет). Да, на фоне других цифр живут очень долго, когда выходят на пенсию; многие не доживают, но те, кто вышел, живут достаточно долго, на самом деле – и мужчины, и женщины, в этом тоже есть небольшая проблема. И на самом деле, когда мы повышаем это постепенно (7 лет, 8-9 и 10, и 15 максимальный), мы еще… Вы можете не работать, но вы копите баллы. Второй сюжет – это минимальное необходимое количество баллов.

Марина Калинина: Давайте про баллы отдельно, потому что там очень все запутанно.

Сергей Смирнов: Про баллы позже, но если вы закончите работать, то больше вы баллов не заработаете. Вы заработали, скажем, 30 баллов, у вас государство их выкупило по 78 с чем-то рублей в этом году – умножайте 30 на 78, плюс фиксированная доплата и думайте, будете вы на это жить или все-таки вы будете зарабатывать и работать дальше.

Марина Калинина: Олег, тогда такой возникает вопрос. Если мы говорим об этой пенсии по старости, которая не социальная – мы говорим о том, за что люди работают и отчисляют в фонды деньги. Если человек проработал 7 лет, допустим, и он достоин получать по выходу на пенсию эту пенсию по старости или страховую пенсию. А если человек проработал 30 лет, у них насколько большая будет разница в этих пенсионных выплатах?

Олег Шибанов: Действительно, по последним данным разница будет, но фактически она незначительная. То есть если вы думаете про 7 лет 30 баллов, не знаю, 30 лет – это, соответственно, в 4 раза больше баллов, то вы будете заработать, соответственно, немножко больше, фактически… Есть же еще обрезание, то есть вы не можете получать больше какого-то размера. Я не помню, сколько это сейчас, но больше 20 тысяч, кажется, в месяц вы не можете получать. Даже если вы очень большие зарплаты зарабатывали, даже вам кажется, что ваши баллы вроде бы должны быть огромными, вы все равно будете очень сильно ограничены той пенсией, которую дает вам государство, по понятным причинам.

Юрий Коваленко: Почему? Это несправедливо.

Марина Калинина: Ну хорошо. Я же за то время, что я работала 30 лет, отчисляла, кормила других пенсионеров, которые…

Олег Шибанов: Это безусловно так.

Марина Калинина: …на данный момент являются пенсионерами – почему же моя пенсия должна быть ограничена только тем, что мне может дать государство? Я же эти деньги сама зарабатывала.

Олег Шибанов: Совершенно верно. Поэтому это и есть солидарная такая пенсия, в которой вы все попадаете в один большой пул: кто-то зарабатывает больше, кто-то зарабатывает меньше, вы сейчас… спонсируете тех пенсионеров, которые есть, потом вы получите то, сколько вы в принципе от государства можете заработать. И в этом смысле, если вы думаете о своей будущей нормальной пенсии, то, конечно, накопительная ее составляющая в том или ином виде, в каком она есть сейчас (наверное, мы еще обсудим), выглядит подозрительно. В том виде, в котором ее можно было бы сделать – корпоративная это пенсия или ваши личные отчисления на индивидуальный пенсионный счет – это единственное, что может позволить вам иметь разумную пенсию.

Учтите, что вот эта пенсия, о которой мы сейчас говорим, то, что государство будет платить – это номинальные рубли. Номинальные рубли с учетом инфляции, вообще говоря, в течение времени тоже становятся все дешевле и дешевле с точки зрения покупательной способности. Поэтому если вы думаете про правильные пенсионные стратегии, то все равно откладывайте самостоятельно, на государство здесь надеяться, что она будет платить разумные пенсии по отношению к вашей зарплате, совершенно невозможно. Я говорю про тех, кто…

Марина Калинина: Тогда у меня такой вопрос. Если я, к примеру, получаю нормальную зарплату, отчисляю достаточно большую сумму каждый месяц в пенсионные различные фонды, за эти деньги… Вот кто-нибудь задавался вопросом, сколько денег человек отчисляет, по сути, за 10 лет работы – вот эту сумму? Может быть, тогда ее не отчислять? Пусть государство платит из бюджета столько, сколько оно может платить, зато потом, когда я выйду на пенсию, например – или Юра, или любой из нас, кто сейчас работает – мы уже не будем зависеть от этого государства. И я свои деньги, которые я буду потом использовать, я буду сейчас вкладывать, но не отдавать их государству, чтобы потом получать 15 тысяч рублей всего лишь.

Сергей Смирнов: Ну почему 15? Олег, если можно, я бы с вами немножко поспорил. Ограничения на самом деле по 20 тысячам нет, есть ограничения иного плана. Максимум, что вы можете заработать в дальнейшем – вот эти самые баллы, максимум 10 баллов в год, не более того. Соответственно, за 15 лет, если у вас вот этот стаж к 2024 или к 2025 году – это максимум, соответственно, 10 баллов умножьте на 15 – 150 баллов. Теперь что происходит дальше? В этом году пока действует некие ограничения, пока система перестраивается: максимум, что вы можете заработать – это 8.26 балла. Откуда взялись эти 8.26? Наверное, были какие-то расчеты, но меня всегда пугают вот эти сотые, особенно когда мы говорим о пенсионной системе.

И на самом деле я опять же, Олег, с вами не очень бы согласился, потому что на самом деле один человек совпадает… Они одни и те же по трудовому стажу, но один заработал 30 баллов и, скажем, 150 баллов, а второй заработал 100 баллов. И государство у них выкупает…

Марина Калинина: А каким образом это можно?

Сергей Смирнов: Как?

Марина Калинина: Вот эти баллы – объясните принцип формирования этих баллов.

Сергей Смирнов: Баллы – это очень легко. Значит, есть некая заработная плата максимальная, с которой отчисляются взносы на ваш индивидуальный пенсионный счет. В этом году это 73 тысячи рублей в месяц. Вы получаете 100 тысяч рублей в месяц, а все равно с 73 тысяч учитывается. Теперь ваша зарплата составляет, например, 30 тысяч – давайте 36.5 тысяч рублей в месяц. Относите одно к другому и получаете вот этот самый коэффициент. И потом, соответственно, максимум 8.26. И после этого государство действительно у вас это выкупает. У одного оно выкупает 150 баллов, которые он накопил, а у другого оно выкупает 100 баллов. Умножаем, грубо говоря, на 80 рублей…

Марина Калинина: По сходной цене?

Сергей Смирнов: У одного пенсия все-таки будет немножко более, чем у другого. Но я согласен с Олегом в данном случае, что разница несущностная, несущественная.

Юрий Коваленко: Откуда тогда берутся такие большие пенсии, которые есть? Есть гигантские пенсии просто. Я сейчас немножко покинул вашу беседу ради социологии. Я посмотрел, допустим, должность чиновника – глава города или глава городской администрации: пенсия от 120 до 250 тысяч рублей. Оказывается, существуют персональные пенсии, их получают бывшие судьи и летчики – они получают 50, 100 тысяч рублей – или инвалиды войны, имеющие за плечами солидный трудовой стаж. Почему? Где этот потолок? Потолка нет у них?

Сергей Смирнов: Вы знаете, да. Но одно дело у чиновников, у государственных и гражданских служащих – у них пенсия определяется на основе иных алгоритмов. Это не страховые сюжеты, это некий процент к той заработной плате, которую они получали. Вот, собственно говоря, так они к нам, "простым смертным", не имеют абсолютно никакого отношения.

Юрий Коваленко: То есть нам такое счастье не светит?

Сергей Смирнов: Вы знаете, опять же все зависит от того… Дальше можно считать, какую максимальную пенсию вы можете получить. На самом деле нужно отдать должное Пенсионному фонду – прикинуть там все можно, там есть пенсионный калькулятор. Но уверяю вас, результаты, когда вы введете свои данные, будут не очень утешительными. И я абсолютно, полностью согласен с Олегом, что должны быть иные стратегии. Они необязательно должны быть пенсионными – это могут быть и инвестиции какие-то, это могут быть те же самые депозиты и так далее, но тем не менее если (не раз говорил в этой студии) вы хотите достойно жить, когда наступит пенсионный возраст, то принимайте ответственное решение.

Марина Калинина: Вот сообщение из Костромской области: "Смотрю, слушаю вашу передачу о пенсии и ужасаюсь, переживаю за молодое поколение – они не доживут до пенсии при такой жизни, и баллы ваши никому не потребуются". Мы вот хотим призвать будущих пенсионеров позвонить нам в прямой эфир, потому что вопрос действительно интересный: как вы планируете жить после того, как вы выйдете на пенсию? Делаете ли вы сейчас какие-то накопления? Может быть, есть у вас какие-то рецепты? Может быть, куда-то вы вкладываете деньги и так далее – я не знаю, на счета в банке, что-то покупаете, если есть возможность. Позвоните нам, расскажите, какие рецепты у вас сейчас есть, для того чтобы на пенсии не считать крохи, которые мы сейчас выяснили, в любом случае нам всем светят.

Так вот с этими… У меня все время создается такое впечатление, когда я читаю о том, что предлагается сделать в очередной виток этих реформ – либо продлить пенсионный возраст, либо увеличить время работы, для того чтобы получать эти трудовые пенсии (пенсии по старости я имею в виду). А в этом ли проблема? Может быть, она в другом? Может быть, как-то по другому пути пойти и как-то изыскивать финансирование в других каких-то местах не для того, чтобы люди работали до 70 лет.

Олег Шибанов: Вы знаете, люди до 70 – это все-таки пока что не наша история, потому что действительно, если вы смотрите на вот этот план…

Марина Калинина: Я, естественно, утрирую, но мы же говорим об этом в любом случае, то есть планы такие есть.

Олег Шибанов: Ну теоретически мы могли бы, да. Планы о повышении пенсионного возраста всегда как планы выглядят. То есть до сих пор… Прошло уже 25 лет новой России, и ничего не изменилось при разных президентах, при разных возможностях и Пенсионного фонда, и Министерства финансов – в общем, ничего не изменилось и не факт, что изменится.

Про вот этот вот возраст трудовой. Опять же, эта реформа запланированная, не то чтобы она какая-то новая – она просто была уже в этом пространстве, в общем, известно было, что она пройдет. Но смотрите, здесь вот в чем дело. Если вы сравниваете это с другими странами, вы сами видите прекрасно, что у нас тот же трудовой стаж очень низкий. Вот эти даже 15 лет, которые мы потребуем – это несравнимо даже с Украиной, которая рядом с нами: они там вообще что-то, я подсчитал, сделали в пенсионном своем поле, там вообще просто ужасная какая-то реформа, очень жесткая по отношению к работающим гражданам.

Юрий Коваленко: Позвольте, новость сегодняшнего дня: они умудрились каким-то образом повысить пенсию минимальную со 100 гривен до 500 гривен.

Олег Шибанов: Да, но сколько это будет в пересчете на рубли? Понятно, что это очень небольшая пенсия.

Просто когда вы смотрите на то, что происходит в России, у нас действительно постепенно растет продолжительность жизни. Причем, как абсолютно правильно сказано, она еще больше для тех, кто дожил до возраста 60 или 55. То есть в этом плане если это будет продолжаться – а по каким-то причинам это пока продолжается, несмотря на все вопросы к здравоохранению, несмотря на все вопросы вроде бы к макросреде – тем не менее, если это будет продолжаться, Пенсионный фонд каждый раз будет увеличивать и увеличивать свои дефициты. И вот когда мы возвращаемся к вопросу того, не оставить ли нам наши налоги и не нам ли их лучше тратить…

Теоретически для нас лично и для всех нас, кто здесь в студии, это было бы, конечно, лучше. С другой стороны, я, например, очень доволен, что с меня эти налоги берут, потому что это солидарно с точки зрения нынешних пенсионеров. Если взять тех людей, которые платят там этот ЕСН или теперь уже социальный сбор и отдают его Пенсионному фонду, то, вообще говоря, убрав верхнюю группу людей, вы довольно сильно увеличите дефицит Пенсионного фонда. Я не помню точные цифры, но это 50-100 миллиардов рублей – это приличные деньги. И в этом смысле, если мы так сделаем, то, конечно, кому-то индивидуально будет лучше, а всей системе в целом будет хуже. Поэтому не знаю. Но с точки зрения подхода, опять же, у нас нет ничего жесткого и сильно отличающегося от сходных с нами стран в том, что мы говорим. То есть вот эти все трудовые стажи и подобные вещи – посмотрите на страны БРИКС: в Китае вообще нет пенсионной системы, в Бразилии она весьма своеобразная и тоже для госслужащих очень хорошая. И в этом смысле наша система, в общем, еще такая достаточно…

Юрий Коваленко: Позвольте, я один это замечаю? По логической цепочке нас, грубо говоря, заставляют работать больше, говорят про коэффициенты, вы должны зарабатывать себе к пенсии все это дело, но в любом случае все зиждется на том, что нас заставляют работать больше. В итоге все равно это размажется средними вот этими 20 тысячами потолка, как вы говорите, и все будет то же самое. То есть в принципе для чего работать тогда, получается?

Олег Шибанов: Конечно, для того чтобы заработать за это время и отложить что-то…

Юрий Коваленко: Сумму поближе к 20 тысячам?

Олег Шибанов: Нет-нет. Я опять же полностью согласен с коллегой: рассчитывать на государственную пенсию не стоит ни в каком варианте. В Российской Федерации сейчас пока это просто невозможно. Размеры этих пенсий незначительны даже у тех людей, которые имели белые и очень крупные доходы в течение своей жизни. Поэтому здесь надо думать о том, чтобы дольше работать, чтобы больше откладывать, и с другой стороны, чтобы в конце концов, не знаю, детям или кому-то еще, кому хочется, оставить что-то.

Юрий Коваленко: В этом есть логическое зерно, но в таком случае будущий…

Марина Калинина: Давайте звонок возьмем, пока человек ждет.

Юрий Коваленко: Да. И поговорим про будущее как раз пенсионной реформы.

Марина Калинина: Здравствуйте. Вы в эфире, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Алло?

Юрий Коваленко: Да, в эфире.

Зритель: Это звонит с Кировской области Ираида. Скажите, пожалуйста, объясните мне… Не знаю, как сказать… Я отработала 47 лет, из них 35 лет воспитателем детского сада, а пенсия 9 200. Сейчас минимальная пенсия у нас по Кировской области 8 600. Слушайте, ну за что работать? Вот вы говорите, дольше работать, откладывать. Но как? Тем более воспитатели вообще всю жизнь получали маленькую зарплату. Понятно, от зарплат зависит, все понятно. Но обидно, прямо обидно, а? В 2015 году, в декабре месяце я закончила работу (правда, в последнее время работала не по специальности – на полставки), но, слушайте, как жить? Сейчас 68 лет, все болезни навалились, как жить?

Юрий Коваленко: Ираида, а вам удавалось откладывать что-то, хотя бы что-то на будущую пенсию вашу?

Зритель: Вообще-то очень маленькие зарплаты были – какое же удавалось? У меня двое сыновей еще, сыну еще немножко помогли, ипотека у него.

Марина Калинина: То есть вы еще сыну помогаете?

Зритель: Конечно.

Марина Калинина: Понятно.

Юрий Коваленко: Спасибо большое.

Марина Калинина: Спасибо.

Юрий Коваленко: Да, история, я думаю, достаточно популярная среди нынешних пенсионеров, и мы призываем звонить потенциальных, будущих пенсионеров – тех людей, которые выйдут на пенсию через год, через 5, через 10 лет…

Марина Калинина: Звоните и те, у кого есть, что сказать. Мнения всегда есть, всегда разные.

Юрий Коваленко: Да, и сообщите, как вы готовитесь к пенсии. Ну и молодых людей мы тоже очень рады будем слышать.

Марина Калинина: Сергей, я все-таки хочу до истины докопаться. Вот я сейчас читаю сообщения – все пишут, что вот эти коэффициенты, эти непонятные расчеты, этот стаж. То есть люди не могут понять, какая у них будет пенсия и почему она у них такая, какая есть сейчас.

Сергей Смирнов: Еще раз обращаю внимание на сайт Пенсионного фонда и на калькулятор. Он на уровне действий арифметических… Вы сами прогнозируете свою заработную плату, которую получаете, сколько лет вы предполагаете работать, и он выдает вам ориентировочную сумму вашей пенсии. Не до рубля, не до копеек, но порядок вы знаете.

Кроме того, насчет повышения пенсионного возраста, о чем мы уже тут говорили. На самом деле государство, на мой взгляд, достаточно цинично стимулирует более поздний выход на пенсию. Если вы, скажем, достигли 60 лет (если вы мужчина) и не обратились за государственной трудовой пенсией, а обратитесь, когда вам будет 70, то вашу пенсию рассчитанную увеличат в 2 с лишним раза. Но тут возникает большой вопрос, все ли доживут до 70 лет. И вот на мой взгляд, вот это завлекалово, вот эти 2.3, по-моему, и фиксированная часть увеличивается, и страховая часть увеличивается – вы знаете, если вы выходите на пенсию в 60 лет, пока вы доживаете до 70, вы успеваете получить какую-то сумму, правильно, а тому, который выйдет позже, еще нужно бороться с вами. И не исключено, что на этом бюджет Пенсионного фонда что-то выигрывает в целях уменьшения своего дефицита. Я не готов сейчас делать оценки, но, по-моему, ситуация достаточно циничная даже на фоне роста средней продолжительности жизни в Российской Федерации. Вот это, собственно говоря, стимулирование более позднего выхода на пенсию.

Если бы наша уважаемая зрительница, которая звонила к нам сюда, доработала бы до 70 лет (или до 65 у женщин), она бы получила пенсию с коэффициентом 2, например. Такого рода сюжеты, такого рода игрушки не очень эффективны, и большая часть россиян, естественно, предпочитает здесь и сейчас, потому что уже, извините, три пенсионных реформы у нас были, стабильности абсолютно никакой нет. Я помню, в 2002 году Ольга Юрьевна Голодец говорила: "Ой какие будут высокие пенсии в России, ой как хорошо, ой как мы будем счастливы", а оказалось, что вовсе даже нет. Мы здесь не будем говорить про инвестиционную составляющую (накопительную часть государственной трудовой пенсии) – это отдельная песня, это достаточно серьезная ошибка была, из которой, в общем-то, выросли многие-многие сегодняшние проблемы.

Марина Калинина: Вы сейчас сказали как раз про ошибки и про то, что этих пенсионных реформ уже было как минимум три, а где-то там были еще подзаконные акты, какие-то еще небольшие изменения. Если вернуться назад, к началу этих реформ – может быть, там было что-то хорошее, что мы не заметили, и, может быть, тоже вернуть, не надо каких-то новых шагов предпринимать? Может быть, не в том направлении где-то свернули, пошли не туда?

Олег Шибанов: Вы знаете, с моей точки зрения это совершенно невозможно по совсем простой причине. Когда вы смотрите на пенсионные системы практически всех стран – что развитых, что развивающихся – вы везде видите проблемы той части, которая относится к государству. То есть когда вы думаете о том, как пенсионер может накопить практически в любых странах, это только самостоятельные накопления, это только собственный, индивидуальный накопительный счет и фактически инвестиционный, когда вы эту пенсию вкладываете не только на депозиты, но пытаетесь как-то разнообразить свои вложения и в акции, и в облигации, и куда угодно. Почему так происходит? Потому что люди живут все дольше. Обычно, в большинстве стран население не молодеет, то есть оно скорее стареет, и у вас количество пенсионеров к одному работающему постепенно растет.

Марина Калинина: Это я тоже хотела в следующем вопросе.

Олег Шибанов: И в этом плане, когда вы думаете практически про все страны (там есть небольшие исключения, та же Турция, которая реально молодая страна пока еще) – возьмите условный Китай и их политику одного ребенка: они просто постарели довольно сильно, там действительно очень сильно увеличилось количество людей пожилого возраста к молодым. И в этом смысле пенсионная государственная система не выдержит такого давления, если мы вернемся к чисто солидарной вот этой пенсии, когда вы платите налоги и они распределяются между нынешними пенсионерами, это хорошо, но когда через 30 лет мы все выйдем на пенсию, то неожиданно окажется, что распределять-то уже и нечего, работающих меньше. И в этом смысле, если человек не начал сейчас копить, у него проблемы.

Марина Калинина: Ну да, если еще демографический спад происходит, то…

Олег Шибанов: Ну как у нас. У нас такие… Я бы не сказал даже, что это спад, у нас просто такая забавная фигура, когда сейчас действительно провал. То есть у нас сейчас не так много людей молодых выходило этого возраста в том числе в студенты и школьники. И в этом смысле я боюсь, что возврата назад и ответа на ваш вопрос нет, его просто невозможно сделать, мы так не выживем.

Юрий Коваленко: Вот я опять немножко пропал ради социологии. Я зашел на сайт Пенсионного фонда России, я попытался рассчитать возможную свою будущую пенсию при учете формирования страховой и накопительной пенсии. При учете, что у меня нет детей, я не осуществляю уход за каждым из детей и не ухаживаю за нетрудоспособными гражданами, я готов сразу обратиться за пенсией по времени наступления пенсионного возраста и буду работать, предположительно 40 лет у меня будет трудовой стаж. И размер страховой пенсии, который мне выпал, меня немножко обескураживает – это 6 964 рубля 54 копейки.

Олег Шибанов: Что-то мало как-то. Как-то совсем мало.

Юрий Коваленко: Это не ко мне вопрос, извините, а к тем, кто составлял этот кривой калькулятор.

Сергей Смирнов: Вы еще довесьте сюда 4 тысячи с чем-то фиксированную выплату – у вас будет где-то порядка 11 тысяч рублей в месяц.

Марина Калинина: Можно разгуляться, Юра.

Юрий Коваленко: Это радует чуть более, чем на 4 тысячи, конечно, но не так, как я хотел бы, допустим. Дело в том, что здесь написано, что любая заработная плата до вычета НДФЛ облагает страховыми взносами, но если она не более 73 тысяч рублей в месяц. А вот теперь самый главный вопрос: те люди, которые живут за пределами Москвы и обладают зарплатой меньше 73 тысяч рублей – что у них будет-то вообще? Как там будет? А с чего копить?

Сергей Смирнов: У них просто будет меньше баллов, которые они…

Юрий Коваленко: Хорошо, а с чего копить тогда?

Сергей Смирнов: Просто будут… Вот введите там к 73, сколько баллов вы накопите – не требуется ни стажа, ничего. Введите свою заработную плату условно…

Юрий Коваленко: Индивидуальных пенсионных коэффициентов – 27.48.

Сергей Смирнов: Нет-нет-нет, там все очень просто: сколько баллов вы заработаете за этот год. Отнесите 20 тысяч, предположим, введите вашу заработную плату (там есть такая опция), и вы увидите порядка 3-4 баллов, насколько я понимаю.

Юрий Коваленко: Да.

Марина Калинина: Ты пока вводи, а у нас звонки есть, уже люди ждут. Нам дозвонилась Ольга из Москвы, я так понимаю – Ольга, здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. У меня вот такая несправедливость. Люди, которые отработали по 40, 30 лет и те, кто не работали 2-3 года, получают одинаковую пенсию. Это получается, что люди работающие работают еще и за тех, кто не работает, сдают квартиры, живут, ездят отдыхают, а потом выходят на пенсию и получают 14 500. У меня у родственника 40 лет стажа, получает 15 400 рублей. 900 рублей разница между соседями. А другие регионы почему меньше получают? Люди работают, и они даже эти 14 500 не получают, как те тунеядцы московские, а проработали…

Марина Калинина: Почему же все тунеядцы-то московские? Все работают тоже.

Зритель: Ну где же работают, когда сдают квартиры, получают доход и на это живут. А когда уходят на пенсию, подают документы и получают 14 500. И люди проработали на химических заводах, уходят на пенсию и получают 15 тысяч. А другие регионы – это что, не граждане России, что вы их отбрасываете? Уже все везут в Москву и родителей, и всех, кого можно, чтобы получали хотя бы московскую пенсию, потому что в других регионах вообще прожить нельзя. Ну нельзя так делать Москву и другие регионы. Даже уже в Московской области другая пенсия, а люди так же работают, так же жить хотят. Ну почему так несправедливо?

Марина Калинина: Ну мы, к счастью, никакого не откидываем и никуда не отбрасываем.

Сергей Смирнов: Мы не откидываем, но просто вот то, о чем говорила наша уважаемая телезрительница – 14 500 – это не федеральный бюджет, это бюджет доплаты до Москвы. Правительство Москвы постановлением Собянина установила социальный стандарт в городе Москве – 14 500 рублей. В любом другом регионе региональное правительство устанавливает свой прожиточный минимум. В Москве чуть выше, да, в каком-нибудь не очень экономически развитом регионе, естественно, прожиточный минимум будет ниже, соответственно, любой пенсионер не может получать – не работающий, подчеркиваю – пенсию ниже прожиточного минимума. Доплачивает либо региональный бюджет, либо федеральный, если прожиточный минимум у вас выше среднего по Российской Федерации. Поэтому это неизбежность. Россия – многорегиональное государство, каждый регион – это региональная экономика со своей спецификой…

Марина Калинина: …с разноуровневыми доходами.

Сергей Смирнов: …со своей заработной платой. А то, о чем говорит наша телезрительница – это на самом деле возврат к старой системе, к старой пенсионной системе, которая была в Советском Союзе.

Юрий Коваленко: При живой-то новой, которая еле-еле работает.

Сергей Смирнов: Да. Говорить о социальной справедливости, вы понимаете… Либо тогда возвращаться к плановому хозяйству.

Марина Калинина: Давайте послушаем еще Константина, он дозвонился нам из Марий Эл – он как раз еще не пенсионер. Давайте узнаем, какие у него планы на будущее. Здравствуйте, Константин, вы в эфире.

Зритель: Алло, здравствуйте. Вот я бы хотел сказать о том, что Москва, регионы. Вот Москва от регионов отличается очень сильно, и пенсии отличаются в разы буквально. Вот у меня мама получает пенсию что-то в районе тысяч 8 или 9, я точно сказать сейчас не могу. Ей приходится работать еще на двух работах неофициальных, чтобы как-то свести концы с концами. И вот в связи с этим, наблюдая как бы все реформу пенсионную нашу российскую, надежды в принципе никакой на пенсию не питаю. По-любому в итоге получится так… С нашим государством играть в азартные игры нельзя, у него вся карта крапленая. Получится так, что когда нашему поколению – мне 42 года – придет время выходить на пенсию (по стажу, я не знаю, еще как-то), в итоге пенсионная реформа закончится тем, что государство скажет: "Ребята, извините, денег нет, платить нечем". Только на нашу пенсионную реформу… Баллы не баллы. Не знаю, как вы там считаете, но здесь в регионах я… людям простым, не имеющим, так сказать, связей где-то в чем-то… каких-то заработков, рассчитывать на пенсию по большому счету не приходится.

Марина Калинина: То есть у вас сейчас нет возможности ничего откладывать, никаких сбережений делать?

Зритель: Нет, ничего не откладываем, в принципе только выживаем.

Марина Калинина: Понятно. Спасибо вам большое. Вот такие вот истории человеческие. Как?

Сергей Смирнов: Я должен сказать, может быть, даже немножко в защиту государства, хотя, наверное, не очень правильно буду понят нашими слушателями. Ведь на фоне этих низких пенсий и на фоне того, что у нас происходит в системе налогообложения имущества, которое принадлежит нам, пенсионеры в Российской Федерации освобождены от уплаты налога на недвижимость. А сейчас, когда происходит вот эта самая реформа, когда повышаются ставки, когда действительно очень здоровье растут эти самые платежи, это, в общем, некая мера социальной поддержки для пенсионеров. Кроме того, часть наших пенсионеров имеют звание ветеранов труда – и достаточно значительная их часть – а это значит льготы по оплате жилья и коммунальных услуг, это льготы транспортные (вплоть до бесплатного проезда на электричках, на городском пассажирском транспорте). Я не говорю, что это много, что от этого пенсионеры становятся богатыми, но хоть что-то. Как говорится, с паршивой… Нет, не так: "Все в дом, а не из дома", я выражусь более лояльно.

Марина Калинина: Да!

Юрий Коваленко: Богатый русский язык.

Я хотел бы еще спросить. Вот все-таки… Понятное дело, что налог на имущество не вменяется пенсионерам, но их коммунальные налоги душат. А сейчас, кстати, есть возможность получить корочку ветерана труда? Она что-нибудь дает вообще, как она давала раньше, скажем так?

Олег Шибанов: Нет, ну есть, конечно, и что-то она дает, но именно льготы, а не радикальное увеличение пенсии в 5 раз.

Юрий Коваленко: Но хоть как-то пенсию это увеличивает?

Олег Шибанов: Насколько мне известно, практически это зависит от региона, и вроде бы практически – поправьте меня, если я не прав – это не федеральный уровень.

Юрий Коваленко: И вот я, кстати, попытался посчитать свои баллы – у меня получилось чуть меньше 200 баллов. Это что значит?

Олег Шибанов: За 40 лет – это значит, в год вы получаете…

Юрий Коваленко: Подождите, это при учете, что я еще буду работать самозанятым гражданином и совмещать с основной работой. То есть я на каторгу себя подписал, скажем так, откладывать деньги.

Олег Шибанов: Это хорошо, а зарплата какая?

Юрий Коваленко: Я имею в виду общую сумму зарплат, общая сумма баллов, которая рассчитана, получается около 200. Я смотрю, которые здесь выплаты – они совершенно даже до 20 тысяч не дотягивают.

Сергей Смирнов: Ну да, где-то 16-17 тысяч.

Олег Шибанов: Это абсолютная правда.

Марина Калинина: В общем, в Каталонию так и не доедешь на пенсию.

Юрий Коваленко: Да Каталония – по России бы покататься.

Олег Шибанов: К нам поедешь.

Сергей Смирнов: Нет, что-то у вас получается. Это у вас получается, если 40 лет по 5 баллов за год… Это что-то мало, вы знаете.

Юрий Коваленко: Нет, я откровенен со своим компьютером.

Сергей Смирнов: Да, откровенны?

Юрий Коваленко: Ну что же, я надеюсь, что все-таки пенсионная реформа каким-то образом закончится благополучно и хотя бы с баллами не будет этой непонятки или будет хотя бы что-то, что позволит людям верить, что они работают не просто так, а за свое будущее, и они будут получать свои накопления, а не кормить со своей зарплаты чужую пенсию, скажем так, либо не попасть в ту самую среднюю.

Ну а пока давайте посмотрим сюжет, который сняли наши корреспонденты – он как раз об этом теме.

Марина Калинина: О том, как живут пенсионеры.

Юрий Коваленко: Как они выживают на свои пенсии.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Вот такой сюжет собрала наша коллега, корреспондент Елена Тимонова – спасибо ей за это большое. Такие вот вроде бы суммы разные, а все…

Юрий Коваленко: Остальные пенсионеры как выживают, видим мы сами с вами.

Олег Шибанов: Мы экстраполируем, да.

Сергей Смирнов: А вы знаете, я бы хотел вот опять же поспорить, на самом деле. Я понимаю, большинство пенсионеров, наверное, действительно в такой тяжелой ситуации, особенно в регионах. Но, собственно говоря, есть и обратные примеры, и это не обязательно примеры государственных служащих. У меня один перед глазами: мой старший коллега, кандидат экономических наук, работает в Высшей школе экономики – у него пенсия в итоге около 30 тысяч рублей.

Юрий Коваленко: А чем он ее заработал?

Сергей Смирнов: Он заработал "белой" заработной платой, он заработал большим трудовым стажем, он, естественно, ветеран труда (у него, по-моему, орден и медаль или две медали, не суть). Собственно говоря, эти около 30 тысяч… Ежегодно он получает, в общем-то, порядка 180 с 1 августа, поскольку он продолжает работать – это вот, как говорится, перерасчет пенсии работающим пенсионерам. Достаточно успешный сюжет, как мне кажется, и такого рода житейские истории тоже есть, на самом деле. И я могу сказать, что в значительной степени это связано действительно с той квалификацией, которая была у работника или есть у работника, та заработная плата, которую он получал в белую. И, к сожалению, мы все очень разные, вы понимаете: у одного там 10 детей… Это Карла Маркса можно вспомнить. У другого работника 1 ребенок – они, естественно, будут жить по-разному.

Юрий Коваленко: А мы можем сравнивать кандидата наук в Москве и кандидата наук в регионах?

Сергей Смирнов: Опять же, зависит от заработной платы. Я не думаю, что, скажем, мои уважаемые коллеги из Санкт-Петербургского филиала той же самой Высшей школы экономики или любого другого продвинутого университета будут получать пенсию ниже, чем их московские коллеги – все зависит от…

Марина Калинина: Давайте SMS немножко почитаем, потому что просто какое-то огромное количество. "Добрый вечер, я будущий пенсионер. Считаю, что каждый должен заниматься своим делом. Сохранить наши деньги – задача экономистов, я должна думать только о семье и о работе. Зачем мне тогда Пенсионный фонд?"

Олег Шибанов: Вот я ровно сейчас делаю шаг назад: Пенсионный фонд вам не за этим ровно. Когда вы говорите про сохранение и преумножение своих денег, это ровно задача ваша личная, с одной стороны, с другой стороны, инвестиционная. То есть вы должны сами решить, как откладывать, а вот дать вам хорошие инструменты – это очень важный момент. И, опять же, может быть, не в эфире, но это идет.

Сергей Смирнов: Но государство гарантирует сохранность ваших сбережений в Пенсионном фонде, потому что каждый год (за исключением 2016 года) с 1 февраля происходит индексация государственных трудовых пенсий у неработающих пенсионеров на уровень инфляции предыдущего года.

Юрий Коваленко: Но это при условии, что их не заморозят.

Марина Калинина: Пожалуйста, еще одно сообщение – они скачут, я могу потерять: "Проработал в сельской школе 26 лет, имею накопительную часть в размере 104 тысяч рублей. Однако обращаюсь в Пенсионный фонд, и мне отказывают в выплате этой суммы из-за неимения в Пенсионном фонде этой части накоплений". Как такое возможно?

Сергей Смирнов: Это вообще антизаконная штучка.

Юрий Коваленко: Как быть?

Сергей Смирнов: В прошлом году, когда я оформлял себе пенсию, на самом деле у меня там тоже было где-то порядка той же самой величины, и в принципе – может быть, совет нашим телезрителям – возможно использовать эту сумму двумя способами: либо приобщить их к ежемесячным выплатам, что, на мой взгляд, крайне неэффективно, либо оформить заявление в Пенсионный фонд и сказать: "Ребята, выдайте мне это единовременно". Я на самом деле не понимаю (тут, опять же, есть некоторый цинизм): если у вас есть эта сумма, почему я еще должен у кого-то спрашивать разрешение? Они тянут 2-3 месяца, потом все-таки выплачивают. Этот вот тоже тот самый некий цинизм, где Пенсионный фонд хочет сэкономить каждую копейку.

Юрий Коваленко: А как правильно истребовать вот эту сумму?

Сергей Смирнов: Пишется заявление на самом деле, оно установленной формы, в отделении Пенсионного фонда, после этого…

Юрий Коваленко: Так а что требовать? Как это называется?

Сергей Смирнов: Ну просто "прошу выплатить"… Я не помню точные формулировки, но "прошу выплатить мне вот эту сумму с накопительного счета (я успел там поучаствовать) единовременно" – что-то типа этого. Форма установленная этой бумаги.

Юрий Коваленко: Вот очень часто мелькает SMS, просто невозможно ее не прочитать. А почему все базируется именно на зарплате? Почему не стаж? Вот здесь предложение: "Определенную ставку – предположим, какая-то минимальная базовая величина – умножать на стаж, и так получается пенсия".

Олег Шибанов: Потому что люди занимались разным в течение своей жизни: кто-то приносил больше – извините за это неприятное слово – кто-то меньше.

Юрий Коваленко: А все равно все в итоге одинаковую-то пенсию получают, не больше 20 тысяч. Всех же уравнивают.

Сергей Смирнов: Вот я же приводил вам пример.

Олег Шибанов: Да, может быть в действительности больше, но я согласен с тем, что она не очень сильно варьируется, да: она там от условных 8 до условных 30. То есть в этом плане она действительно не очень отражает то, что происходило с зарплатами ровно потому, что мы платим вот этот социальный сбор как бы только с части зарплаты. Если бы мы платили со всей, что, кстати, было одним из проектов, но, естественно, вызвало такое недопонимание у людей – может быть, к этому еще вернутся – тогда бы у этих людей была больше пенсия.

Юрий Коваленко: А эта пенсионная реформа не завершена? Она идет, только-только обороты набирает. Вот ваше видение, перспективы – что будет меняться? К чему готовиться?

Олег Шибанов: Я думаю, что ничего радикально не поменяется. Действительно, вот эта история с трудовым стажем – это уже идет и будет изменяться. С баллами, может быть, наконец-то более прозрачно это сделают и зафиксируют в таком виде, чтобы я понимал. Я очень извиняюсь, но я не понимаю, потому что когда я туда захожу, у меня взрывается мозг.

Марина Калинина: Вот я так и не поняла. Сергей пытался объяснить, но я честно не поняла с этими баллами ничего.

Олег Шибанов: Я просто, конечно, экономист, но с математикой ой-ой-ой…

Марина Калинина: У меня тоже экономическое образование.

Олег Шибанов: Это неприятно. То есть в этом плане прозрачности надо бы добавить. Но, к сожалению, ничего радикального не сделать. То есть все, что можно предложить – это то, что ЦБ и Минфин сейчас пытаются договориться и сделать вот эти вот индивидуальные пенсионные капиталы, индивидуальные пенсионные счета, как угодно это называйте. Это то, что во многих странах есть в том или ином виде, но это дополнительные отчисления с зарплат на то, чтобы вы копили постепенно на будущую свою индивидуальную пенсию.

Юрий Коваленко: Ну это да, такой индивидуальный пенсионный предприниматель.

У нас есть звонок, нам дозвонилась Майя из Московской области – она пенсионер и бывший, собственно говоря, индивидуальный предприниматель. Здравствуйте, Майя.

Зритель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, вот когда я уходила на пенсию, я уже была индивидуальным предпринимателем. Но пенсию мне начислили только по тому стажу, который был в трудовой книжке. И до сих пор… Вот я буквально несколько лет назад закрыла, этот стаж мне в пенсию не пошел. Но мы же платили налоги немаленькие.

Олег Шибанов: Ну это безобразие просто.

Зритель: Почему так у нас делают?

Юрий Коваленко: Как оспорить?

Марина Калинина: А какой орган вам сказал, что у вас это в стаж не идет? Это в Пенсионном фонде вам так сказали или как?

Зритель: Да, да, в Пенсионном фонде.

Марина Калинина: Но у вас же были бумаги, что вы были индивидуальным предпринимателем, наверное, есть какие-то документы, которые подтверждают, что вы выплачивали.

Зритель: Да, конечно. И это не только мне сказали. У нас очень многие люди, где я работала, уходили на пенсию, никому это в стаж не пошло.

Марина Калинина: Спасибо вам за звонок. Вот такая проблема.

Юрий Коваленко: Как это оспорить? Как пересчитать?

Олег Шибанов: Это очень хороший вопрос. Я честно не знаю. Это надо все-таки посмотреть аккуратно законодательство, потому что я не знаком… Но это совершенно точно противозаконно. Они просто отчисляют, и это все должно зачисляться в трудовой стаж. Это полное безобразие. Я не знаю, это Московская, видимо, область?

Юрий Коваленко: Да, это Московская область.

Олег Шибанов: Это надо обращаться в Пенсионный фонд с заявлением и доходить до Следственного комитета – ну а что?

Юрий Коваленко: До прокуратуры? А вот, кстати, да, часто мелькающий вопрос о том, что да, с трудовой книжки записали, а трудовые договоры, которые предоставили, даже смотреть не стали – это из той же оперы ситуации?

Олег Шибанов: Это из той же оперы. Они пытаются всеми силами, руками и ногами отбиться, чтобы начислять большие пенсии.

Юрий Коваленко: Такое ощущение, что это их собственные деньги.

Сергей Смирнов: Мне кажется, тут есть некая неточность, потому что те же самые трудовые договоры, если человек в это время еще работал и что-то – все равно, если это были белые трудовые договоры, те суммы, которые, как говорится, человек зарабатывал и с них платились взносы в Пенсионный фонд, учитываются и в сумме баллов, и при расчете пенсии. Поэтому здесь стаж уже не принципиален, здесь важны страховые отчисления. Я думаю, что это немножко другая проблема, чем вот с тем же самым предпринимателем индивидуальным.

Марина Калинина: У нас есть еще один звонок – Геннадий нам дозвонился. Здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. Я хотел такой вопрос задать. Вот у нас многие люди уходят на пенсию. Они проживали в Ямало-Ненецком округе, переезжают на землю (Курганская, Омская, Тюменская область) и начинают там оформлять пенсию. Там им предъявляют пенсию в 12 тысяч, когда в Ямало-Ненецком у них более 30 тысяч получается. Почему такое получается? Они всю жизнь так же прожили.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо за ваше мнение. Ну вот что?

Олег Шибанов: Это опять вопрос региональной надбавки, у меня сильное подозрение. Я честно, опять же, про Ямало-Ненецкий округ ничего не знаю…

Юрий Коваленко: Это ведь регион с не самыми маленькими ценами.

Олег Шибанов: Да, абсолютно.

Сергей Смирнов: Но и с не самыми маленькими зарплатами, с одним из самих высоких уровней жизни в Российской Федерации.

Юрий Коваленко: А уровень пенсий?

Сергей Смирнов: Уровень пенсий там тоже достаточно большой. И кроме того, это молодой регион по сравнению, скажем, с Тульской областью.

Но здесь очень важно вот что на самом деле. Если это действительно страховые пенсии… Вот если мой коллега условно со своими московскими 29 тысячами (минус около 700 рублей – это доплаты через соцзащиту) переезжает, скажем, в Курганскую область, он будет получать те же самые 29 тысяч рублей, потому что это не региональный сюжет – это сюжет вашего индивидуального пенсионного счета: сколько там накопили, сколько баллов есть – в любом регионе у вас будет 29 тысяч или 8 500.

Олег Шибанов: Вот. Поэтому вот эта разница – это скорее региональный уровень, это региональные доплаты.

Сергей Смирнов: Скорее всего.

Марина Калинина: Еще один звонок есть у нас – здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Наталья, я так понимаю, да?

Зритель: Да.

Марина Калинина: Слушаем вас, говорите.

Зритель: У меня вопрос к вашим гостям. Вот у меня есть стаж работы до 2015 года – 15 лет – и теперь я не работаю и, возможно, не буду работать. И вот что с моими вот этими наработанными годами?

Марина Калинина: А сколько вам лет сейчас, Наталья?

Зритель: Мне 41 год. То есть они как-то будут учитываться, эти 15 лет, или мне нужно все-таки отработать 7 лет, как сейчас…

Юрий Коваленко: То есть вы до пенсии не собираетесь работать больше?

Зритель: Ну я не знаю, у меня маленькие дети, может быть, да, не буду работать, откуда я знаю.

Юрий Коваленко: Ну у вас есть какие-то конкретные планы, каким образом вы будете жить после выхода на пенсию?

Зритель: Ну конечно, есть.

Юрий Коваленко: Поделитесь.

Зритель: Понимаете, меня волнует: я отработала 15 лет.

Сергей Смирнов: 15 лет никуда не денутся, на самом деле. Они будут, и она по критериям 2025 года проходит. Другое дело, что по критериям 2025 года я думаю, что у нашей звонящей не будет необходимого количества баллов, а это значит, что судьба ее такова, что ей пенсию оформят, если не изменится пенсионный возраст, через 19 лет, когда ей будет 60 лет, и она получит скорее всего социальную пенсию.

Марина Калинина: Нет, ну подождите, если она 15 лет работала, то получается… Почему у нее нет баллов нет?

Сергей Смирнов: У нее не будет 30 баллов скорее всего.

Марина Калинина: Я все равно с этими баллами ничего не поняла.

Олег Шибанов: За 15 лет?

Сергей Смирнов: За 15 лет, я думаю, не будет. Я не думаю, что там была какая-то большая заработная плата, вряд ли бы она ушла на детей. Но мы не знаем конкретной жизненной ситуации, да.

Олег Шибанов: Мы не знаем, да.

Сергей Смирнов: Но скорее всего ситуация будет…

Олег Шибанов: Вот поэтому нам нужна реформа прозрачности Пенсионного фонда, где у меня на 2 страницы написано, что вот это условие, а вот это результат.

Сергей Смирнов: Конечно, да.

Марина Калинина: Да.

Олег Шибанов: И я бы, прочитав, не сходил с ума.

Юрий Коваленко: Но это оптимистичный вариант такой, наверное, если до 2025 года ничего опять не изменится. Если какая-то новая пенсионная реформа не вступит в свою силу и кто-нибудь не придумает что-нибудь, чтобы сделать жизнь пенсионеров еще лучше, чем она есть сейчас.

Олег Шибанов: Это правда.

Юрий Коваленко: Я иронизирую.

Сергей Смирнов: Вот индивидуальный пенсионный капитал, Олег про это уже говорил. Но я так подозреваю, что это малопопулярная идея будет в народе, потому что доверие (я не раз тоже уже об этом говорил) к государственной пенсионной системе у нас напрочь подорвано, как мне кажется.

Юрий Коваленко: И, наверное, все-таки с того момента, когда были заморожены фонды, когда пенсии…

Сергей Смирнов: Когда была заморожена накопительная часть пенсий и к ней возврата уже не будет. Так что вот когда вы считаете в прежнем формате свою будущую пенсию, то я думаю, что накопительную часть учитывать не надо – она заморожена, и я думаю, что это раз и навсегда. Да, пока до 2019 года, пока не примут какое-то другое решение. А там, видимо, ИПК, все-таки индивидуальный пенсионный капитал.

Марина Калинина: Ну давайте, у нас осталось пару минут, подведем какой-то такой… Понятно, что эта тема бесконечная, но давайте подведем хотя бы какой-то на сегодня итог. То есть чего мы хотим и чего мы должны были бы ждать и получить от властей, чтобы как-то вот ситуацию прояснить и улучшить наконец?

Олег Шибанов: Две вещи: четкое понимание, какие баллы чему соответствуют, четкое понимание, как эти баллы заработать и как они будут отражаться на региональной или федеральной части пенсии. И третья вещь, которая все-таки мне кажется суперважной – это попытка разработать инструменты, которые позволят всем, даже не очень богатым людям все-таки откладывать, я не знаю, по тысяче рублей в месяц, если это во время работы возможно, постепенно накопить хотя бы какую-то дополнительную инвестиционную часть.

Марина Калинина: Сергей?

Сергей Смирнов: Да, я бы тоже не возлагал больших надежд на государство, тем более что в принципе оно выполняет требования Международной организации труда, когда коэффициент замещения отношения пенсии к заработной плате должно составлять не менее 40%. У нас эта пропорция, к сожалению, выдерживается. Поэтому основное – это все-таки развитие экономики, это повышение заработной платы. Потому что кто платит за пенсионеров? – это работающие люди. Это основное.

И второе: абсолютно с вами, Олег, согласен, что это наша активность, наша самостоятельность в поисках источников средств существования, когда наступит пенсионный возраст.

Марина Калинина: То есть когда нужно уже задумываться о пенсии?

Олег Шибанов: Вчера.

Марина Калинина: Во сколько лет примерно?

Олег Шибанов: Как всегда вчера.

Юрий Коваленко: Будем надеяться, что на пенсию мне будет доплачивать какой-то из сознательных работающих граждан России с неплохой зарплатой, поможет мне получить хотя бы чуть больше, чем мои 17 тысяч, которые мне насчитал пенсионный калькулятор. В общем-то, Марина, тебе того же советую. И все же…

Марина Калинина: Я думаю, что у меня спонсор какой-нибудь появится.

Юрий Коваленко: Минимум желаемого в этом, максимум действительного.

Марина Калинина: Ну а почему нет?

Спасибо вам большое. Приходите еще, потому что тема такая нескончаемая, SMS очень много. Я надеюсь, что нашим редакторам удалось большинство из них вывести на экран, потому что прочитать все ну просто невозможно. Но понятно одно: ситуация, в общем, не очень радужная, не очень радостная. Прочитаю одно сообщение из Республики Карелия – оно такое позитивное: "Мне очень жаль показанную в сюжете бабушку, но я не жалуюсь: мне 68 лет, пенсии хватает, живу нормально".

Спасибо вам большое. Олег Шибанов, профессор Российской экономической школы, и Сергей Смирнов, доктор экономических наук. Спасибо.

Юрий Коваленко: Спасибо большое.

Сергей Смирнов: Спасибо.

 

 

 

 

 

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Алексей Кротов руководитель персональной архитектурной мастерской
  • Юрий Эхин эксперт по жилищной политике, член Союза архитекторов России
  • ГОСТИ

  • Олег Осипов автоэксперт, редактор сайта osipov.pro
  • ГОСТИ

  • Маргарита Русецкая ректор Государственного института русского языка имени А.С. Пушкина, доктор педагогических наук, профессор
  • ГОСТИ

  • Павел Салин директор Центра политических исследований Финансового университета при Правительстве РФ
  • ГОСТИ

  • Виктор Костромин председатель центрального совета Общероссийской общественной организации "Центр противодействия коррупции в органах государственной власти"
  • ГОСТИ

  • Юлия Финогенова профессор кафедры управления рисками, страхования и ценных бумаг РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • Олег Шибанов профессор Российской экономической школы
  • ГОСТИ

  • Владимир Рабинков руководитель рабочей группы по автобусам Российского союза туриндустрии (РСТ), директор транспортной компании
  • ГОСТИ

  • Лазарь Бадалов доцент кафедры банковского дела Российского экономического университета им. Плеханова
  • ГОСТИ

  • Евгений Ицаков доцент РАНХиГС, кандидат экономических наук
  • Петр Бизюков ведущий специалист социально-экономических программ "Центра социально-трудовых прав"
  • ГОСТИ

  • Дмитрий Журавлев генеральный директор Института региональных проблем
  • ГОСТИ

  • Ольга Темерина художник-реставратор, заместитель директора Всероссийского художественного научно-реставрационного центра имени академика И.Э. Грабаря
  • Показать еще
    Показать еще
    В Москве подвели итоги выставки "Мосгортех" Жюри назвало лучшие проекты, которые могут улучшить жизнь москвичей
    час назад
    час назад
    час назад
    В Петербурге отмечают день рождения создателя мультфильма про Винни-Пуха Мультипликатору Федору Хитруку исполнилось 100 лет
    час назад
    Региональные отделения "Единой России" получат больше денег Андрей Турчак пообещал увеличить финансирование отделений ЕР
    3 часа назад
    В Москве прошел студенческий кинофестиваль ВГИК Свои работы представили молодые режиссеры из 35 стран
    3 часа назад
    В Петербурге открыто движение по Тучкову мосту Его отремонтировали к чемпионату мира по футболу
    3 часа назад
    Максим Галкин и Алла Пугачева обвенчались Галкин опубликовал видео церковного обряда
    4 часа назад
    Шесть человек пострадали в перестрелке в "Москва-Сити" Инцидент произошел в ресторане Crystal Ballroom в башне "Око"
    5 часов назад
    Тест: знаете ли вы фильмы Эльдара Рязанова? Проверьте, как хорошо вы знакомы с творчеством великого режиссера
    6 часов назад
    В Одессе радикалы сорвали концерт Константина Райкина Хулиганы ворвались в театр, где должен был выступать артист
    вчера
    Владимир Путин распорядился найти для талантливой молодежи миллиард рублей Это произошло после рассказа Дениса Мацуева о продаже квартиры его бабушки
    вчера
    Минообороны намерено уволить военных с ожирением Их годность к военной службе определит спецкомиссия
    вчера
    И последние станут первыми? 16 ноября 2017 года определились все 32 участника чемпионата мира по футболу
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments about:blank