Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Дмитрий Журавлев и Валерий Рязанский — о том, почему регионы провалили "майские указы" президента

20:55, 25 сентября 2017

Гости

Дмитрий Журавлевгенеральный директор Института региональных проблем

Валерий Рязанскийпредседатель Комитета Совета Федерации по социальной политике

Петр Кузнецов: 20:00 в Москве, и в ближайший час будем говорить о Майских указах. Майские указы о заработных платах врачей и учителей по крайней мере пока не выполнены, но в Правительстве уже обсуждается вопрос сохранения достигнутых показателей на 2019-2020-й годы. Для того, чтобы заработные платы бюджетников, подпадающих под действие Майских указов, продолжили составлять 100-200% от средней в регионе, в условиях роста дохода в целом по стране их придется увеличить.

Ольга Арсланова: Некоторые аналитики подсчитали, что для того, чтобы Майские указы выполнить, регионам за два года придется потратить больше 400 млрд руб., и понятно, что такие серьезные дополнительные траты приведут к дальнейшему росту долговой нагрузки регионов. И, говоря прямо, за выполнение Майских указов заплатим мы все.

Мы попытаемся в ближайший час выяснить, что происходит с выполнением указов в различных регионах сегодня, и, конечно же, пообщаемся с вами о том, чувствуете ли вы, что что-то меняется за эти пять лет.

Петр Кузнецов: А также с нашими гостями и экспертами в студии. Дмитрий Журавлев, генеральный директор Института региональных проблем. Добрый вечер.

Дмитрий Журавлев: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: И Валерий Рязанский, председатель комитета Совета Федерации по социальной политике. Валерий Владимирович, вам здравствуйте.

Валерий Рязанский: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер. Напоминаем еще раз нашим зрителям, что все у нас происходит в режиме реального времени. Программа интерактивная. Можно нам звонить, писать СМС, писать с сайта otr-online.ru. Есть функция "Прямой эфир + чат", есть наши группы в социальных сетях. Пожалуйста, присоединяйтесь к нашей беседе, рассказывайте, что конкретно в вашем регионе, в вашем населенном пункте происходит, и стали ли вы жить лучше за это время, более чем 5 лет с момента выпуска указов.

Давайте мы сейчас вспомним, как это было, что такое Майские указы, и как они выполнялись или не выполнялись все это время. Все об этом знает наш обозреватель Маргарита Твердова. Маргарита, тебе слово.

Маргарита Твердова: Добрый вечер. Майские указы Владимир Путин подписал в 2012-м году в день своего вступления в должность президента. Всего их 11, и в указах прописаны основные направления развития страны на срок до 2020-го. Уже в 2012-2013-м годах оклад учителей и воспитателей должен был сравняться со средней заработной платой. К 2018-му такого же уровня должны достичь заработные платы работников культуры, младшего и среднего медперсонала, и планируется, что оклады врачей и преподавателей вузов будут в два раза выше средней заработной платы. В целом, реальнее доходы должны вырасти в 1,5 раза.

Также предполагалось, что с 2016-го дошкольное образование будет доступно для всех детей в возрасте от 3 до 7 лет, и к 2020-му году не менее 5 российских вузов должны войти в сотню ведущих мировых университетов.

Ольга Арсланова: Маргарита, понятно, что до 2020-го года у нас еще есть время, но, по-моему, не так давно выходил рейтинг, и насколько мы близки к исполнению этого пункта?

Маргарита Твердова: В этом году пять российских университетов попали в Топ-500 престижного британского рейтинга, который делает компания QS, но ни один из них не вошел, к сожалению, в первую сотню.

Также президент поручил снизить стоимость одного квадратного метра жилья на 20%. Этого планировали добиться за счет строительства жилья эконом-класса, и к 2020-му году новые квартиры должны быть доступны для 60% семей.

А весной Правительство отчиталось, что Майские указы выполнены на ¾: из 218 поручений осталось выполнить всего 53, и при этом просрочены только 15 из них. Но многие поручения сводились к разработке различных документов, планов, программ и стратегий, и результат этой работы сейчас увидеть достаточно сложно.

Хотя заработные платы бюджетников за пять лет действительно выросли, этот рост не смог обогнать инфляцию, и покупательская способность осталась на уровне 2012-го года, и чтобы к 2018-му реальные доходы стали в 1,5 раза выше, они должны увеличиваться на 15% ежегодно. Но за прошлый год заработные платы выросли меньше, чем на 1%.

Ольга Арсланова: О каких конкретно суммах идет речь?

Маргарита Твердова: Например, если говорить о заработной плате воспитателя, то в среднем в зависимости от региона воспитатели получают от 10 до 40 тыс. руб., а врачи получают от 30 до 50 тыс. руб.

Ольга Арсланова: Эта верхняя планка – это, вероятно, Москва?

Маргарита Твердова: Да, это Москва.

Ольга Арсланова: Спасибо нашему обозревателю. Маргарита Твердова об истории вопроса.

Петр Кузнецов: Спасибо, Маргарита. Уважаемые гости, вся эта ситуация видится, сама схема, по такому принципу. Есть указ региона поднять заработные платы.

Ольга Арсланова: Обязательный к выполнению.

Петр Кузнецов: Регионы говорят: "У нас денег нет, мы и сами тут в минусе. Если вы сократите расходы на оборонку и нам направите эту сэкономленную часть, тогда мы, конечно, что-то сможем сделать". Как на самом деле?

Ольга Арсланова: Это действительно постоянная попытка поторговаться?

Валерий Рязанский: На самом деле, все значительно сложнее. Начнем, наверное, с того, что указы, которые были приняты в 2012-м году, они обеспечили некую дорожную карту. И, вспоминая тот уровень заработных плат работников бюджетной сферы, мы должны честь сказать, что в бюджетной сфере рост заработных плат произошел. Давайте зададимся вопросом: без указов президента состоялся бы такой достаточно динамичный рост заработной платы, с одной стороны, с другой стороны, он в некотором смысле синхронизирован с объемами экономики каждого региона. В каждом регионе создана система контроля за выполнением указов президента. И если бы не было этих указов, безусловно, разрыв между ведущими регионами и регионами менее экономически подготовленными был бы другой. В этой связи, что называется, вся страна подтягивалась приблизительно равномерно в этой части.

У меня есть, естественно, таблица сравнительного анализа того, что происходит сейчас в регионах. Все это является средним показателем, потому что когда мы говорим о заработной плане, например, в области образования, например, учителей, то берется срез по всему учительскому персоналу с управленцами в школах. Заработная плата там, естественно, разная. Поэтому у одного молодого учителя заработная плата может быть значительно ниже, чем средняя, а у учителя, который работает по сетке высшей квалификации, давно работает, надбавки, дополнительная нагрузка и так далее, заработная плата будет выше, чем средняя по региону. Тем не менее, какой-то ориентир по средним показателям экономики в регионе заставляет подтягиваться всех, потому что это проверяется и Контрольным управлением Президента, проверяется Счетной палатой.

Ольга Арсланова: СМС: "Здравствуйте. Я учитель, стаж 30 лет, 12 часов нагрузка, заработная плата 8 тыс. руб.".

Валерий Рязанский: Нагрузка должна быть минимум 18 тыс. руб. для того, чтобы говорить о контрольных цифрах.

Ольга Арсланова: Чуть ниже прожиточного минимума.

Валерий Рязанский: Этот показатель должен соответствовать неким нормативным цифрам. 18 часов – минимальная стандартная нагрузка, которая должна быть. И в школах, слава богу, люди и учителя, все стали бороться за часы, за то, чтобы иметь полную нагрузку.

Ольга Арсланова: Это очень важный момент. Скажите, пожалуйста, майские указы сопоставлялись с тем, какими силами и какими жертвами они будут выполняться? Имею представление, как это происходит в вузах. Нужно обеспечить определенные заработные платы профессуре. Для этого остальные увольняются, нагрузка перераспределяется, заработные платы чуть-чуть подрастают, все равно не до Майских указов. В итоге никому лучше жить не стало.

Дмитрий Журавлев: Я помню, когда принимались указы, это было другое время. Никого не хочу ни оправдывать, ни ругать в данном случае, но это было другое время, и когда рассчитывались указы, никто кризиса на Украине не предполагал, а значит, и с ситуацией с ценами на нефть, и многими другими вещами. Но из этого не следует, что надо сказать "Так все плохо, так тяжело было, поэтому мы не совсем выполнили", это тоже было бы неправильно.

Я согласен с вами, что указы выполняются так, как их можно выполнить. Вы говорите про профессуру. Или в академических вузах люди пишут заявление, что они будут получать четверть или восьмую часть заработной платы, в академических институтах.

Ольга Арсланова: По собственному желанию.

Дмитрий Журавлев: Да. Но ведь откуда это берется? Если бы после этого мы с вами находили у директора большие деньги, которые он вывел и положил в карман, тогда можно было бы говорить о преступлении. Дело в том, что когда Майские указы рассчитываются, мы рассчитывали и на другую цену нефти, и на другие деньги. Теперь нужно решить вопрос, что мы дальше будем делать. Мы, исходя из того, что ситуация стала сложнее, будем корректировать исполнение указов, или мы будем выполнять указы любыми способами? Но в этом случае, как мне кажется – это мое мнение, не более того, – если мы хотим выполнить указы, достичь результата, то в первую очередь нужно менять соотношение налогов разных уровней, потому что как бы ни тяжело было федеральному бюджету, ему сильно легче, чем региональным и местным, а значительная часть исполнения Майских указов все-таки лежит на регионах.

А что губернатор? У него печатного станка нет. Да, он может взять в долг, еще раз взять в долг. Более того, поскольку губернатор сидит не вечно, то существует даже некая система брать, потому что отдавать будет уже следующий. Но это же не выход. Чтобы у него были деньги, у него должна быть такая налоговая система, которая эти деньги предусматривает.

Вначале 2000-х мы с помощью изменения налоговой системы, усиления федеральной составляющей налогов восстанавливали федерацию после ельцинского периода. Это дало многое. Федерация, слава тебе, господи, восстановлена, и пора уже, я так думаю, значительную часть средств все-таки переносить на региональную. И тогда исполнение Майских указов перестанет быть той страшной проблемой, ради которой надо кого-то уволить. Они выполнимы. Это не значит, что это некая страшная история. Сами себе пообещали, а теперь – нет, невыполнимо. И дело не в том, чтобы уменьшить оборонные расходы или какие-то еще конкретные виды расходов. Дело в том, что нагрузка, те функции, которые вы предоставляете регионам, например, выполнять Майские указы на уровне учителей и врачей, соответствовала тем доходам, которые у них есть. Нагрузка без доходов и доходы без нагрузки всегда будут давать некий сбой. Нет печатного станка ни у одной области, даже самой богатой. Мы за этим столом с вами говорили о том, что перенапряжены региональные бюджеты. Если мы хотим выполнять указы, мы должны их наполнить.

Мы, тем не менее, выходим на бюджетный процесс с осознанием того, что Майские указы должны быть выполнены.

Петр Кузнецов: Чисто теоретически время еще есть на то, чтобы их выполнить.

Валерий Рязанский: Во-первых, мы рассматриваем результаты полугодия 2017-го года как некий промежуточный итог для того, чтобы скорректировать все в рамках бюджетного процесса. Есть ли возможность помогать регионам даже в рамках того инструментария экономического, которым мы располагаем, не меняя серьезно, глобально налоговую, бюджетную систему? Конечно, есть, в виде субвенций, субсидий, которые регионы получают. Я приведу пример своей родной Курской области, где я сейчас представляю интересы в Совете Федерации. Субсидия со стороны федерального бюджета весьма существенная. Она дается и на аграрный сектор, дается и на вопросы строительства социального жилья, дороги и так далее. Субсидия достаточно большая. Если бюджет области где-то 40 млрд руб. с лишним, то дотации со стороны федерального бюджета порядка 10 млрд. Конечно, арифметика может быть другой. Давайте 10 млрд уберем из федерального бюджета, и отдадим их, предусмотрим в региональном бюджете. Но бюджетный процесс весьма сложный, и так просто решить проблему нельзя. Но мы выходим на бюджетный процесс из того, и будем рассуждать на тему именно 100%-го выполнения бюджетных обязательств перед всеми этими категориями, упомянутыми в указе. Давайте смотреть по категориям, где мы не дотягиваем.

Петр Кузнецов: Учитывая то, что времени остается очень мало, учитывая все ужасы грядущей ответственности, могут ли региональные власти пойти на такие экстрамеры, как массовое увольнение бюджетников?

Валерий Рязанский: Конечно, нет. Как вы уволите?

Петр Кузнецов: Сейчас видится, что за оставшееся время это единственный шанс что-то сделать.

Валерий Рязанский: Давайте пообсуждаем. Педагогические работники в общеобразовательных учреждениях общего образования, средние показатели по итогам первого полугодия 2017-го года – 112,2% по отношению к средней заработной плате по стране. Это значит, что мы здесь по крайней мере близки к цифре 100%. Понятно, разница в регионах есть.

Ольга Арсланова: С точки зрения средних цифр.

Валерий Рязанский: Конечно, это средний показатель. Но я могу говорить о регионе, например, который я знал – Курская область. Средняя заработная плата педагогических работников именно этого сегмента в Курской области – 27534 руб. Педагогические работники в учреждении дополнительного образования – 25238 руб. Это статотчетность, здесь все прописано очень четко. Это все коррелируется со средней заработной платой по региону, поэтому эти цифры контролируемы, проверяемы. Другое дело, что в одной школе эта заработная плата может быть относительно этой средней чуть больше, чуть меньше. В столичном регионе, как правило, в столичном городе региона заработная плата у учителей побольше. В сельской местности поменьше. Но не надо забывать, что в сельской местности мы учителю помогаем несколько другими вещами. У них 100%, где 50%, оплата коммунальных платежей. А в условиях сельского образа жизни это порядка нескольких тысяч рублей косвенная доплата. Поэтому я еще раз говорю, например, педагогические работники дошкольного образования, средний показатель по полугодию – 88,1%, а должно быть 100%. Реально подтягивать? Реально.

Педагогические работники учреждений дополнительного образования – 85,9%, а в среднем должно быть 95%.

Ольга Арсланова: Где хуже всего?

Валерий Рязанский: Хуже всего пока – дошкольное образование. И есть у нас опасения по научным сотрудникам. Здесь 137,1%, а должно быть по этому периоду, по концу 2017-го года, 180% в среднем показателе.

Петр Кузнецов: А от чего такая выборка по профессиям зависит? Например, здесь медперсоналу удалось повысить, а ученым нет? Это от курирующих ведомств или от чего?

Валерий Рязанский: Во-первых, эти показатели прописаны в указе. К указу должны были быть изданы, и они были изданы, соответствующие распоряжения, так называемые дорожные карты. Каждое министерство и ведомство эту дорожную карту отрабатывало. Ну, например, Министерство здравоохранения каким образом закладывало показатели заработной платы? Через финансирование через Фонд обязательного медицинского страхования. Почему мы подняли ставку платежей, взносов в Фонд обязательного медицинского страхования? Раз мы ввели одноканальную систему финансирования медучреждений в регионах, значит, мы должны были посчитать, сколько нам средств потребуется из этого канала финансирования. Поэтому страховые взносы были повышены до 5,1%. Работодатели, конечно, не очень возрадовались увеличенному проценту, но другого способа мы не нашли, как увеличить взносы в социальные фонды.

Ольга Арсланова: Было бы здорово, если бы наши зрители, которые в этих сферах работают, позвонили нам и пообщались с нами.

Несколько сообщений сначала. Нам пишет Алтайский край: "У директора школы нет денег. Оклад директора 6800 руб., с 2008 года не увеличен, минималка 7800 руб. при этом".

Белгородская область: "Какое может быть выполнение Майских указов с дырявым бюджетом?".

"Сельский врач, терапевт, работаю в Красноярском крае, заработная плата на руки 25 тыс. руб."

Валерий Рязанский: На руки 25 тыс. руб.?

Ольга Арсланова: Да.

Валерий Рязанский: Посчитайте. Если на руки 25%, то увеличьте ее…

Ольга Арсланова: Практически вписался.

Петр Кузнецов: Узнаем, сколько на руки получает Алексей из Краснодарского края, кем он работает. Здравствуйте.

- Здравствуйте. Я сейчас временно безработный. Я был индивидуальным предпринимателем, занимался рыбоводством. У меня был участок реки 6,5 га. в 2014-м году Владимир Владимирович Путин, обращаясь к главам регионов, районов, муниципальных образований, обратился, чтобы они обратили внимание, что в бизнесе задействовано много многодетных семей, которые не в состоянии участвовать… У меня семеро детей, шестеро несовершеннолетние.

Ольга Арсланова: Очень плохо слышно. Приносим извинения.

Валерий Рязанский: Поддержка многодетных семей – это немножко другая история, другие формы поддержки нужны.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем Наталью из Омска. Может быть, это будет ближе к нашей теме. Наталья, здравствуйте.

- Здравствуйте. Я из города Омска, работаю в "Роднике". "Родник" – социальная защита населения. Нас перевели из статуса социального работника в статус сиделки. Но кто остался в статусе социального работника, те получают 22-24 тыс. руб. Мы в статусе сиделки даже 10 тыс. руб., иной раз меньше, иной раз чуть больше.

Ольга Арсланова: Спасибо, Наталья. Спасибо за ваш звонок. Очень важный момент – это то, как регионы пытались выполнить, проводя в разных сферах ту или иную оптимизацию. Красивое слово.

Дмитрий Журавлев: Да. Или выводя какую-то часть людей из-под действия указов. Еще раз повторю, я даже не готов в данном случае на регионы вешать какую-то вину.

Ольга Арсланова: Выживали как могли, это были трудные годы, да.

Дмитрий Журавлев: Дело не только в этом. Даже если бы были хорошие годы, все равно проблема всегда есть.

Более того, уважаемый коллега говорит, в среднем у него статистические данные, но я даже по Москве знаю, что врачи получают очень по-разному, например. По Москве. Преподаватели вузов получают очень по-разному.

Валерий Рязанский: Согласен.

Дмитрий Журавлев: Проблема в том, что оптимизация – это жестокая и стратегически вредная, но попытка хоть как-то выполнить задачу. Вы абсолютно правы, что лучше выполнять ее по-другому, но тогда нужно дать возможность это сделать. Если дать возможность, и оптимизация продолжится – а это тоже возможно, – тогда уже надо бить по рукам тому губернатору. Потому что одно дело, когда у тебя нет денег, другое дело, когда у тебя нет желания. Но ведь все равно остается проблема внутри системы. Вы задали очень правильный вопрос, почему в медицине удалось поднять, а в науке нет. Потому что медицина – это как раз те самые дотации и субвенции, а нигде не написано, что Томску, где очень развита военно-научная сфера, кто-то будет давать, наверное, дотации и субвенции. Считается, что они как-то сами должны. А как они должны зарабатывать? Они что, должны патенты получать на военно-технические вещи? Потому что Томск – это одна из наших центральных сфер в этом. Поэтому наука предполагалась внутренне, в нашей логике, что крупная наука будет жить своей деятельностью. А это не получается в принципе, потому что Эйнштейн не смог бы продать свое открытие технологически.

Ольга Арсланова: Да, слишком длинный лаг между инвестициями и…

Дмитрий Журавлев: А глубинная стратегическая… Вы спросили про вузы. Как наши вузы? А как они могут победить в этом рейтинге, если рейтинг не они определяют? Рейтинг вузов, знаете, чем определяется? Количеством цитирования на английском языке. А теперь попробуйте, чтобы какой-нибудь гуманитарный российский вуз, который пишет и работает на русском, получил что-нибудь в этом цитировании. Не потому что американцы злые и не хотят, а потому что зачем им русских цитировать? Они же количество статей о Пушкине переводить на английский не станут. Таким образом мы оказываемся вне этого рейтинга.

Рейтингование – очень опасная штука, поэтому здесь, наверное, нужна какая-то другая система оценок. Но главной все равно остается проблема черного ящика. Ведь значительная часть материальных выплат бюджетникам именно социальной сферы, то есть образования, медицины – это же не оклад. Вам могут заплатить больше, могут заплатить меньше. Как мне сказал один врач: "У нас очень хороший главный врач, поэтому мы очень хорошо зарабатываем". И это не вопрос законодательства, это даже не вопрос мэра. Это вопрос организации системы так, чтобы, как в некоторых вузах было – надеюсь, этого уже нет, – когда руководство вузов получает заработную плату на карточке, чтобы профессора не видели.

Петр Кузнецов: К вопросу о хорошем главвраче. То есть существуют примеры, где Майские указы выполняет непосредственное руководство персонала?

Дмитрий Журавлев: Да.

Петр Кузнецов: То есть занимается тем, чем должен заниматься?

Дмитрий Журавлев: Это не безграничные возможности.

Петр Кузнецов: То есть непосредственное руководство может что-то сделать на своей территории?

Дмитрий Журавлев: И немало сделать, потому что у нас заложена, и это правильно, система, когда твоя заработная плата – это не голый оклад. То есть некоего материального стимулирования. Но материальное стимулирование – палка о двух концах. Если оно проводится корректно и честно, то это полезная вещь, а тоже знал, и, слава богу, это уже в прошлом, одного ректора, который материальное стимулирование просто переписывал на себя, не затрудняясь. Слава богу, это давно было, это было не в этом веке, но это было.

Механизмы стимулирования нужны. Если они работают на систему, то, может быть, действительно многих проблем и не будет.

Человек говорит, что получают одни 25 тыс. руб., другие 11 тыс. руб. А там еще надо посмотреть. Дело в том, что нет денег из Москвы, или в том, что где-то на уровне самого предприятия, учреждения есть вопросы?

Вспомните, мы меняли правовую ситуацию в школе, когда позволяли школам переводить деньги из одной статьи в другую. Это тоже правильно, потому что иногда нельзя было стекло вставить без кучи согласований. Но и это тоже имеет обратную сторону. То есть увеличение экономической свободы требует увеличения экономического контроля, а это очень часто само по себе тяжелый труд и малоэффективный.

Ольга Арсланова: Проще ни за что не отвечать.

Петр Кузнецов: О тяжелом труде, о медиках поговорим с Татьяной из Нижнего Новгорода. Добрый вечер.

- Добрый вечер. Мне очень нравится ваша передача. Хочу сказать о себе. Я врач с 48-летним стажем, пенсия у меня 10033 руб., продолжаю работать, получаю 12 тыс. руб., потому что что пенсия, что заработная плата – это как пайка в концлагере. То, что нам прибавляют одной рукой, забирают другой – это называется "подарили смерть в рассрочку".

Ольга Арсланова: Что вы имеете в виду? Это то, о чем говорят многие наши зрители, что срезают за стаж, еще что-то?

- Да. И получается так, я не удивлюсь, что в ближайшее время нам кремлевско-думские диетологи предложат салат из лебеды под майонезом.

Ольга Арсланова: Майонез – не самый дешевый продукт.

Петр Кузнецов: С заработной платой какие изменения в последний раз происходили?

- Нам или не прибавляют, или…

Ольга Арсланова: То есть никаких?

- Да. Если по Конституции нам положена индексация, ее не делают.

Петр Кузнецов: Гость интересуется, кем именно вы работаете с 48-летним стажем.

- Я физиотерапевт.

Валерий Рязанский: С режимом работы, соответственно.

- Сколько можно брать это среднее по больнице? У одного жар, а другой уже на погосте. Сколько можно этой "Единой России" врать?

Ольга Арсланова: Спасибо, Татьяна. Нам продолжают писать: "Работаю помощником врача-эпидемиолога, 5 тыс. руб. оклад", и так далее. Всегда можно объяснить, почему человек мало получает. Я правильно понимаю? Он не дорабатывает какое-то количество часов, у него не хватает стажа, и так далее. Все это очень серьезно влияет на его заработную плату. Но ведь эти вещи могут каким-то фиктивным образом фиксироваться его руководством, например, или человек поставлен в такие условия, что он вынужден работать не на полную ставку, хотя он готов на полную?

Валерий Рязанский: Если речь идет об обмане человека, то для этого существует система контроля.

Ольга Арсланова: То есть человек тогда вообще без заработной платы останется, если он пойдет жаловаться?

Валерий Рязанский: Нет. Эта система называется трудовая инспекция, когда вы чувствуете, что вас просто обманывают. Если на предприятии, на учреждении нет профсоюзной организации, нет какой-то формы коллективного самоуправления, не заключается коллективные договора, тогда остается только инспекция, которая должна четко прослеживать соблюдение ваших прав. Но это совет, если вы считаете, что вас обманывают.

Если говорить о вопросе более профессионально, то сравнивать заработную плату молодого учителя, молодого врача с учителем или с врачом, который работает по основной специальности со стажем, всегда будет эта проблема, связанная с заработной платой. Конечно, учитывать и квалификацию, стаж работы особенно стимулирующая часть должна.

С чем мы столкнулись в период начала реализации Майских указов? То, что самой обиженной категорией оказались люди с маленьким стажем, молодые специалисты, за счет того, что заработная плата, состоящая из двух-трех частей, маленький оклад, а стимулирующих надбавок не было, потому что стаж маленький, нет ученых званий, нет квалифицированных разрядов.

Ольга Арсланова: Хотя нагрузка может быть большой.

Валерий Рязанский: Поэтому мы настояли на том, и это закреплено в законодательстве, так же, как норма, соотношение заработной платы руководителя, руководящего состава, и средней заработной платы по учреждению, мы условились, что это соотношение должно быть не больше трех.

В данном случае каждый регион, формируя систему оплаты труда, подстраивает теперь под бо́льшую часть заработную плату фиксированную, чтобы окладная часть, фиксированная часть была больше. Где-то процентов 70 от заработной платы должна быть именно фиксированная часть, 30% мотивационная, но каждый регион решает эту задачу по-своему.

Что касается этого соотношения, оно в ряде таких бюджетных учреждений ограничено тремя. Нет теперь такого права у главного врача оставить себе больше премии, оставить своим заместителям больше премии. Соотношение на сегодняшний день определено – не больше 3, в ряде отраслей не больше 8. Так что указы и в этом плане сыграли свою роль, показали, где у нас слабые места в рассуждениях, расчетах и так далее. Но еще раз говорю, я прекрасно понимаю, что ситуация разная. Она разная по тому, что у людей и разный режим работы. Кто-то работает полный рабочий день, кто-то неполный рабочий день, кто-то на профессии с вредными условиями, кто-то с обычными условиями. Поэтому в каждом конкретном случае нужно конкретно разбираться.

Я очень много езжу и в свой регион, и сталкиваюсь тоже с разными в этой части подходами, но никогда не могу согласиться, что, например, предъявляют претензии по пенсии, например, воспитатель, и, например, пенсия учителя. Разный режим работы, разная заработная плата, разный вклад в пенсионную систему, и разные, естественно, возможности потом получать из Пенсионного фонда.

Проблема низких пенсий, что было приведено сейчас в качестве примера, 10 тыс. руб. с небольшим – это проблема не пенсий, а это проблема низкой заработной платы, которую получал человек по жизни. Поэтому успех любой пенсионной системы заключается в успешной системе выплаты заработной платы. Чем она выше, тем выше отчисления в пенсионную систему.

Дмитрий Журавлев: Тут и заработная плата не очень большая. Я просто знаю город Нижний Новгород. Это довольно дорогой город. Там особо с 12 тыс. не разбежишься. Причем здесь 48 лет стажа, то есть вопрос о том, что у нее маленький стаж конкретно в этом случае не работает.

Петр Кузнецов: Не работает.

Дмитрий Журавлев: Здесь проблема именно невысокой заработной платы в одном из самых дорогих городов страны. Я работал в Нижнем Новгороде, меня поражало, почему сыр в Нижнем Новгороде дороже, чем в Москве. Три года работал, три года не мог найти ответ.

Петр Кузнецов: Так и не нашли?

Дмитрий Журавлев: Нет. Я у многих людей спрашивал, я был чиновником, пользовался служебным положением, пытался выяснить. Не удалось.

Мне кажется, здесь дело именно в наведении порядка в этой сфере оплаты труда. Правильно говорит коллега о специальных органах в смысле инспекций. Но вы тоже поймите, провинция. Что, человек пойдет жаловаться? А если после того, как он пойдет жаловаться, то пойдет на пенсию совсем уже без заработной платы? Да, он имеет право, и государство ему это право предоставляет, но безопасности после использования права государство предоставить не может, потому что не государство является работодателем, оно не может стоять на почту.

Валерий Рязанский: Лучше, когда внутри коллектива существует система некоего внутреннего общественного контроля.

Дмитрий Журавлев: Опять-таки, эта система во многом определяется персоной руководителя коллектива. Я называл врача, у него заработная плата не меньше моей, а я, поверьте, получаю хорошо. Но это позиция их главного врача. И дай ему бог, и давайте ему спасибо скажем. Но если бы у него была другая позиция, и ее муж работает в другой больнице, у него совершенно другая заработная плата. Это все один город Москва.

Петр Кузнецов: У нас на связи немаленький город Новосибирск и Татьяна. Добрый вечер. Сколько у вас сыр стоит в Новосибирске?

- Разная цена у сына. Я хочу сказать про надтарифный фонд заработной платы учителей. Последние 15 лет я работала в школе учителем английского языка, и ввели в определенное время этот надтарифный фонд, который занимал 30% от заработной платы. Очень все хитро-мудро сделано. Сколько мы разбирались, конечно, разобраться в этом сложно, но поражает следующее. Учителя, чтобы заработать эту копейку, начинают бить своим копытом, проводить внеурочные мероприятия – одно, второе, третье, пятое-десятое. И все это до такой степени противно делается, потому что учитель не успевает – уже все между собой хохотали – вырабатывать основную программу. Только эти два прихлопа, три притопа, чтобы забить это, что-то себе подзаработать. Но, в конце концов, надо делать нормальную ставку в час, как заграницей, например, не меньше 7 долларов в час. У нас 100 с небольшим рублей стоит цена учителя за час. Это очень неприятно, очень нехорошо. Это первое.

Второе. Очень много разговаривала с бюджетниками о той же заработной плате врачей. Между собой ничего не боимся. Заработные платы тоже низкие. Но как приезд какой-то комиссии – раз, раз, раз, и выдадут всякие премии. Получается, что такая манипуляция этим надтарифным фондом может быть огромна. И бухгалтера, директора до такой степени хитро-мудрые, все умеют скрыть, показать.

Ольга Арсланова: У вас претензии непосредственно к работодателю, а не к властям?

- Создалось такое ощущение, что порядочный человек никогда не будет ни директором, ни завучем. До такой степени все скользкие, все хитрые, все они на задних лапках стоят перед городской администрацией.

Третья ситуация. Сейчас в Новосибирске живет дочка, внук, она его водит в садик. Там воспитатели меняются, в течение месяца смена воспитателей. О чем это говорит? Они могут найти место в частном садике, или в другом государственном садике, где заработная плата повыше. В одном садике они меняются-меняются, в другом садике не меняются. Получается, в том садике, где меняются, идет манипуляция тем же надтарифным фондом.

Ольга Арсланова: Спасибо большое. Это очень важный момент, о котором вы сейчас сказали – увеличение стоимости часа. Под разными соусами говорят об этом. Увеличение МРОТ, и так далее.

Дмитрий Журавлев: Увеличение МРОТ уже идет.

Ольга Арсланова: Но это же тоже ведь, которая в какой-то степени может быть опасна. Чем дороже обходится сотрудник работодателю, тем проще его…

Дмитрий Журавлев: Тем больше желания без него обойтись.

Ольга Арсланова: К чему это приводит во многих странах? К тому, что люди остаются без работы, их работу выполняют другие.

Дмитрий Журавлев: Система начисления заработных плат должна быть проще. Люди должны наконец понять, что там происходит. Мы создали сложную систему с добрыми намерениями, чтобы стимулировать активных граждан, но она стала для граждан столь сложной. Это же и создает возможность для манипуляций, потому что человек не понимает, что откуда берется. Хороший работодатель – деньги появляются. У работодателя есть желание слетать на Мальдивы – деньги не появляются. Но нельзя же все строить, исходя из моральных качеств работодателя. Нельзя строить ни одну экономическую систему на моральных качествах, это опасно. Это еще Брехт сказал, что солдаты-герои нужны бездарным генералам. Нельзя все строить на этом. Система должна сама ставить людей в условия, когда им будет удобно вести себя честно. Поэтому она должна быть проще, и в этом она права, потому что когда она говорит о часе, то она об этом говорит. Не о том, что академический час, а чтобы было четкое и ясное представление, что я заработал.

Ольга Арсланова: То есть для того, чтобы человек мог умножить и посчитать, сколько он должен получить.

Валерий Рязанский: Согласен. Проблема внутри ведомства. И здесь, пользуясь тем, что это прозвучало в передаче, безусловно, у нас скоро будет правительственный час с участием министра Васильевой. Вопрос такой можно задать, предполагает ли министерство разрабатывать более простые системы реформы оплаты труда. Не вижу в этом ничего гениального, все можно привести к его величеству часу. Час будет стимулироваться. Имеется в виду, за часы будут бороться, потому что это больше заработная плата. Но с точки зрения преподавателя английского языка, французского, немецкого, как правило, те, кто работает в классах языковых, у них даже другой режим работы есть. Насколько я помню, в языковых классах вдвое меньше учеников, значит, и нагрузка меньше физически. Наверное, это сложности преподавания, поэтому и меньшее количество учеников, более интенсивный процесс изучения.

Тем не менее, считаю, что предложение весьма разумно, и выскажу его министру. Наверное, это правильно. Упростить систему для того, чтобы было четко и ясно. Но стимулирующая, мотивирующая часть все-таки должна остаться. Ее размер – вопрос спорный. Где-то он может работать и на 30%, а где-то считает руководитель, что меньше, чем 50 на 50 промотивировать невозможно к добросовестной честной работе.

Петр Кузнецов: Чем закончилась история с проверкой Счетной палатой Минтруда, который уличили в манипуляции с подменой понятий в марте этого года? Выяснилось, что они не включали каждого шестого работника в отчеты, и таким образом смогли поднять уровень средней заработной платы в стране?

Валерий Рязанский: Дело в том, что это все связано с достаточно сложными методиками учета.

Петр Кузнецов: Этим же Минтруд занимается.

Валерий Рязанский: У меня последняя справка подписана министром. Министр завтра у нас на заседании комитета… Я не помню случаев, чтобы министерство где-то… Я бываю на заседаниях коллегии, когда отчитывается и Пенсионный фонд, и Фонд социального страхования. Что-то не припоминаю, чтобы министерство упомянули в каких-то махинациях. Может быть, это просто разное понимание методик отчетности. К сожалению, это бывает. Я вам привожу пример из методики Росстата, которая учитывала, например, вклад такой отрасли как туризм в экономику страны. По одной методике вклад этой отрасли 1,4%, по другой методике 3,4%. Кто из них прав, кто неправ – это сугубо профессиональный вопрос для разбирательств.

Ольга Арсланова: Несколько сообщений от зрителей.

"Получаю в дополнительном образовании 25 тыс. руб., работаю при этом почти на две ставки в разных должностях. На работе почти все время, нет времени на семью и себя, зато почти соответствую средней заработной плате" (Свердловская область).

"Преподаватель музыкальной школы, нагрузку сократили, сняли надбавки кроме выслуги и стажа. За счет нехватки денег муниципалитет теперь сокращает заработные платы" (Чебоксары).

"Работаю учителем английского языка в Балашихе, в классе 29 учеников, на группы никого не делят".

Продолжаем принимать сообщения.

Валерий Рязанский: Это деление было только в Москве, по-моему. В некоторых регионах это делают.

Петр Кузнецов: Красноярск на связи с нами. Продолжаем принимать сообщения и звонки. Здравствуйте.

- У нас в Красноярске раньше минимальная заработная плата, допустим, была 6 тыс. руб. в школе. Потом сделали к 9 тыс. руб. для обслуживающего персонала. А сейчас, допустим, сократили уборщиц, но площади все увеличили. Было 500, 650, 750. Я работал, а уборщиц заставляли под 1000 подписывать бумагу. Вот и все. Оптимизация.

Ольга Арсланова: Это простая математика. Площадь увеличили, людей сократили, заработные платы, наверное, чуть-чуть выросли.

Петр Кузнецов: Площадь эту мыть некому в результате.

Дмитрий Журавлев: Заработные платы подняли, при этом ничего, по сути, не изменилось. Но ведь тоже надо понять, что выполнять надо. Это то, с чего я начал. А ресурсов больше не стало. Их стало меньше в условиях внешнего давления. Значит, нужны ресурсы, причем не только в регионах. Повторяю, коммерческие кредиты брать – у нас уже был период коммерческих кредитов. Коллега не даст соврать. Потом Правительство вынуждено переводить их в бюджетные кредиты. Тот же вариант, только чуть с другого ракурса.

Ольга Арсланова: Скажите, а мы лидеры в мире по числу бюджетников на душу населения?

Дмитрий Журавлев: Думаю, что нет. Опять же, что называть бюджетниками? Мы же с вами не обсуждаем заработные платы государственных служащих? Они тоже бюджетники.

Ольга Арсланова: Они по-разному тоже получают.

Дмитрий Журавлев: Да, я об этом и говорю. Поэтому мы когда с вами говорим о бюджетниках, у нас в уме учителя и врачи. Очень многие школы во многих западных странах частные, они бюджетом не финансируются. Они финансируются либо частными лицами, либо взносами жителей.

Ольга Арсланова: Это то, о чем я говорю. Может быть, корень проблемы в том, что у нас действительно бюджетников слишком много, и нужно дать им возможность заработать как-то по-другому, потому что содержать, наверное, наша страна их не может.

Дмитрий Журавлев: Если мы говорим о российской провинции, то не получится сейчас. Что необходимо для того, чтобы работала такая система и в медицине, и в образовании? Большое количество богатых жителей. С богатыми жителями пока проблема.

Есть две страны в мире, где формально медицина является абсолютно платной – это США и Швейцария, две страны с самым высоким уровнем жизни в мире. Оно тоже формально, иначе бы не было знаменитого скандала с Обамой и его социальной программой, но она хотя бы там есть. Даже европейские страны, где уровень жизни выше, чем у нас, не позволяют себе полностью переложить ответственность за медицину на плечи людей. Мы живем беднее. То есть мы можем создать такую систему, но тогда что люди могут платить, то эти самые учителя и врачи будут получать. Боюсь, что им лучше от этого не станет. В Москве – да, с ее уровнем жизни эта система сработает. В провинции – уже нет. У нас с вами в Нижнем Новгороде 12 тыс. руб. заработная плата врача. Это один из самых крупных и дорогих городов страны. Где возьмут люди деньги?

Петр Кузнецов: Срыв указа грозит региональному чиновнику отставкой. Уже скоро конец года, уже 2018-й. Региональный чиновник предпочтет отставку, чем будет из кожи вон лезть, понимая, что невозможно выполнить Майские указы? Предпочтет отставку или будет делать все возможное, пусть с подменой каких-то понятий?

Дмитрий Журавлев: Человек, который хочет покончить самоубийством – это исключение, а не правило. Ваш вопрос риторический. Конечно, человек будет делать все, чтобы остаться на своем месте.

Я понимаю подтекст вашего вопроса. Если не дали средств, если огромные затраты, а делать надо, то не начнет ли он заменять реальность потемкинскими деревнями?

Петр Кузнецов: Мы же сталкиваемся с подобными случаями, о них говорят, об этих подменах.

Валерий Рязанский: В каждом конкретном случае надо разбираться. Один из указов касался детского дошкольного образования от 3 до 7 лет. Мы отчитались, говорили о том, что была целая программа, дали дополнительные ресурсы, дополнительно построили несколько миллионов мест в детских садах, и фактически тему 100%-ной обеспеченности местами в детских садах обеспечили.

Задаемся вопросом. Есть ли регионы, которые не справились с этой задачей? Да, есть, их два-три региона, в том числе Крым не справился в силу особенностей. Не буду называть, чтобы не ошибиться, но, по-моему, несколько регионов. Это же не подведение к расстрелу. Были, видимо, какие-то причины.

Сейчас идет великая стройка перинатальных центров. Мы пускаем в строй 32 перинатальных центра. Некоторые регионы не справляются, темпы строительства ниже, чем в силу разных причин. Где-то подрядчик сорвался, ушел, и нужно провести перерегистрацию всех конкурсных процедур, где-то помешали погодные условия в Норильске, и так далее. Это не будет тоже выполнен определенный указ. Но чем рискуют эти регионы? Программа заканчивается, строительство они все равно должны довести до ума. Это означает, что они будут достраивать за собственный счет регионов. Поэтому говорить о том, что это расстрельная статья, неправильно. Конечно, нет. Но то, что Майские указы все регионы стремятся выполнить, у меня никаких сомнений нет.

Петр Кузнецов: Курск, успеем послушать Владимира. Приветствуем вас.

- Здравствуйте. До этого выступала женщина, и Валерий Рязанский говорил про стимулирующие надбавки за ученую степень. У меня сын работает с инвалидами, он кандидат педагогических наук, по работе с начальными классами. У него заработная плата 10-12 тыс. руб.

Ольга Арсланова: Где работает, сколько работает, какой стаж?

- Он сейчас по адаптивной физкультуре работает, работает 4 года. До этого работал там же воспитателем почти три года, так как не было свободной должности. У него напечатаны две книги. Тоже ничего не доплачивают.

Ольга Арсланова: Наверное, он работает мало.

Валерий Рязанский: Он работает с инвалидами в рамках адаптивной физкультуры. Вы можете ко мне обратиться с точки зрения проверки справедливости его оплаты. Я проверю, как проходит система оплаты в том или ином учебном заведении. Мы это можем сделать.

Ольга Арсланова: Тем более область вам близка. Курская область.

Валерий Рязанский: Конечно, проверю. Передайте мне номер школы.

Петр Кузнецов: Наши редакторы после эфира передадут вам контакты.

Валерий Рязанский: Я в ближайшую поездку зайду в эту школу, посмотрю.

Ольга Арсланова: Успеем еще несколько СМС прочитать. "Работаю более 30 лет учителем на селе. Должностной оклад 9 тыс. руб., полторы ставки, заработная плата 13 тыс. руб., коммуналка 8 тыс. руб.".

Валерий Рязанский: Коммуналка сельскому учителю обязательно компенсируется.

Ольга Арсланова: У них не компенсируется.

Валерий Рязанский: Такого быть не может. Это закон.

Ольга Арсланова: Ростовская область: "Ставка учителя 8289 руб., не повышалась с 2013 года. 19 часов со всеми надбавками. Стаж сельский на руки – те же самые 12 тыс. руб.". Нас сегодня преследует эта сумма.

Петр Кузнецов: Давайте подведем итоги. Мы же любим в последний момент все делать. Указ был дан 12-го, мы в самые последние недели все сделаем. Ждать улучшений или нет? Валерий Владимирович.

Валерий Рязанский: Не ждать, а я уверен, что указы Президента в бюджетном процессе этого года будут выходить на те параметры, которые есть в дорожной карте. Другого быть не может. Будем утверждать бюджет с выходом на контрольные цифры.

Петр Кузнецов: То есть они не выполнялись, не выполнялись, и вдруг где-то резервы найдутся?

Валерий Рязанский: Они выполняются каждый год по региону в среднем показателе. Те примеры, о которых мы с вами говорим…

Петр Кузнецов: Сейчас же все равно дело с отставанием идет?

Валерий Рязанский: Почему с отставанием? Нет отставания.

Петр Кузнецов: По выполнению Майских указов отставаний нет?

Валерий Рязанский: Нет. По врачам 154, плановые цифры на конец года – 180. У нас еще полгода для того, чтобы выполнять указы Президента.

По младшему персоналу 56%, конец год – 80%. Средний медперсонал – 85,6%, на конец года – в среднем 90%. Мы же говорим только про полугодие. До конца года мы должны выравнивать.

Дмитрий Журавлев: Думаю, что указы будут выполнены. Вопрос в том, какой ценой. Если мы не дадим дополнительных ресурсов регионам, они их тоже выполнят, но сколько при этом потеряется по дороге сотрудников – это вопрос. И не потому что губернаторы злые люди и не любят своих жителей, а потому что деньги из воздуха не возникают. Они должны быть. Если их нет, то, значит, их нет. Мы должны это понять.

И второе – необходимо наведение порядка внутри самой системы, иначе в среднем по больнице у нас будет все блестяще, а конкретный человек будет звонить и говорить: "Конечно, у вас там где-то цифры хорошие, только я 10 тыс. руб. получаю". Если это не будет сделано, то это будет удар по указам в действительности, потому что указы в первую очередь социальные, и человек по себе в первую очередь меряет выполнение указов. У нас все правильные цифры, мы все правильно говорим. Но если до меня не дошло, то, может быть, этого и нет, говорит средний гражданин, и по-своему он тоже прав.

Петр Кузнецов: Встретимся тогда через полгода, подведем уже окончательные итоги.

Дмитрий Журавлев, генеральный директор Института региональных проблем. И Валерий Рязанский, председатель комитета Совета Федерации по социальной политике, которому мы через некоторое время передадим контакты нашего телезрителя. Спасибо, что пришли и помогли.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Михаил Беляев главный экономист Института фондового рынка и управления, кандидат экономических наук
  • Сергей Голодов доцент кафедры статистики РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • ГОСТИ

  • Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России
  • ГОСТИ

  • Александр Рубцов кандидат экономических наук, обозреватель портала Vgudok.com
  • ГОСТИ

  • Денис Кирис заместитель председателя Комиссии по вопросам развития культуры и сохранения духовного наследия ОП РФ, председатель Независимого профсоюза актеров театра и кино, актер, режиссер
  • ГОСТИ

  • Гузель Улумбекова руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением, доктор медицинских наук
  • Алексей Живов главный врач Ильинской больницы, врач-уролог, кандидат медицинских наук, доцент
  • ГОСТИ

  • Дарья Халтурина сопредседатель Российской антитабачной коалиции
  • ГОСТИ

  • Алексей Володин генеральный директор Агентства по развитию трансграничной инфраструктуры, кандидат технических наук
  • Михаил Ненашев капитан 1 ранга, председатель Общероссийского движения поддержки флота
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • Павел Поспелов заведующий кафедрой проектирования дорог МАДИ
  • Павел Брызгалов директор по стратегическому развитию ФСК "Лидер"
  • Юрий Эхин эксперт по жилищной политике, член Союза архитекторов России
  • ГОСТИ

  • Антон Гетта координатор проекта ОНФ "За честные закупки", депутат Госдумы
  • ГОСТИ

  • Виктор Николайчик главный тренер мужской сборной Московской области по самбо, заслуженный тренер России
  • ГОСТИ

  • Леонид Кошелев член правления Российской ассоциации пилотов и владельцев воздушных судов
  • ГОСТИ

  • Александр Мерзлов президент "Ассоциации самых красивых деревень России", доктор экономических наук
  • Михаил Смирнов главный редактор портала "Алкоголь.Ру"
  • Евгений Бучацкий психиатр-нарколог
  • Вадим Дробиз директор Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя
  • ГОСТИ

  • Александр Элинсон генеральный директор НИПК "Электрон", член Президиума Генерального совета Общероссийской общественной организации "Деловая Россия"
  • Показать еще
    Показать еще

    ГОСТИ

  • Михаил Беляев главный экономист Института фондового рынка и управления, кандидат экономических наук
  • Сергей Голодов доцент кафедры статистики РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • вчера

    Сергей Лесков: Отсутствие оппозиции является самой большой угрозой для власти. На этом погорели КПСС и СССР

    Сергей Лесков Обозреватель ОТР
    Суд отказал шахтерам из Гуково в апелляции по делу о митингах Суд посчитал, что полицейские пресекли массовую несанкционированную акцию, а не пикеты
    вчера

    ГОСТИ

  • Андрей Осипов автоэксперт, редактор сайта osipov.pro
  • В лес - за едой! Собирательство - традиция или способ выживания?
    вчера

    Дошло до того, что в иные места стало дешевле долететь, чем доехать в плацкартном вагоне

    Александр Рубцов кандидат экономических наук, обозреватель портала Vgudok.com
    вчера

    ГОСТИ

  • Денис Кирис заместитель председателя Комиссии по вопросам развития культуры и сохранения духовного наследия ОП РФ, председатель Независимого профсоюза актеров театра и кино, актер, режиссер
  • Герман Греф занимается медитацией и спортом перед работой По его словам, это помогает избавиться от проблемы больших потоков информации
    вчера
    На российско-белорусской границе могут появиться пограничные посты Ужесточение пограничного контроля возможно с весны 2018 года
    вчера
    В России продлили запрет на "боярышник" Роспотребнадзор продлил запрет на 180 дней
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments