Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Антон Горелкин и Андрей Миронов — о том, как живут депутаты, что делают и сколько мы им платим

18:25, 5 декабря 2017

Гости

Антон Горелкиндепутат Государственной Думы VII созыва, член фракции политической партии "Единая Россия", член комитета ГД по информационной политике, информационным технологиям и связи

Андрей Ильиндепутат совета депутатов Красноглинского внутригородского района городского округа Самара

Андрей Мироновполитолог, политтехнолог, президент Фонда изучения электоральных процессов и электоральной политики

Оксана Галькевич: У нас тоже картина, при этом неважно – маслом или акварелью. Главное, уважаемые друзья, что опираясь на нашу российскую действительность. Вот так мы пишем портреты российского общества для нашей рубрики-галереи. Сегодня во всех цветовых и смысловых нюансах будем живописать портрет… Вот кого бы вы, интересно, думали? Народного избранника, депутата то есть.

Константин Чуриков: Ну, депутат депутату – рознь. Есть Государственная Дума, там 450 мест. А еще есть депутаты местного и регионального уровня – их численность достоверно не известна, но, по некоторым оценкам, их в России сейчас больше 90 тысяч человек.

Оксана Галькевич: Любопытно, что те, кого меньше, получают все-таки больше. Ну, я имею в виду зарплату. Разница в доходах думцев и их коллег других уровней существенная. Так, в Государственной Думе ежемесячное жалование составляет от 350 до 400 тысяч рублей. Плюс каждый квартал не то чтобы мелочь, и это особенно приятно – премия в размере этого самого жалования. В год, если жить на такую зарплату, доход должен составлять плюс-минус где-то 5 миллионов. Но – нюанс! – среднегодовой доход думцев, по некоторым подсчетам, составляет почти 19 миллионов, 18 800 000.

Константин Чуриков: В регионах все намного скромнее – средняя зарплата депутатов разных уровней в России составляет 52 тысячи. Самая высокая в Ямало-Ненецком округе – 155 тысяч. Самая низкая в Ингушетии – вы не поверите, но 25 тысяч рублей. Но, как говорится, не зарплатой же единой. Вот кто эти люди, чем они заняты – прямо сейчас обсудим вместе с вами и с гостями в студии. Вы можете нам звонить и задавать вопросы. Почему нет? И кстати, давайте прямо сейчас начнем такой интересный опрос. Вы хотите стать депутатом – да или нет? Пожалуйста, отвечайте: 3443, в начале буквы "ОТР". Можно также заодно и развернуто ответить – почему "да", почему "нет". Можно задать вопросы следующим участникам нашей беседы.

У нас в студии – Антон Горелкин, депутат Государственной Думы, член фракции "Единая Россия", член Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи… Антон Вадимович, добрый вечер

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Антон Вадимович.

Антон Горелкин: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: …и Андрей Николаевич Миронов, политолог, политтехнолог, руководитель Фонда изучения электоральных процессов и электоральной политики. Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Андрей Миронов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Ну и для начала вопрос к вам обоим. Скажите, а почему такая разница в зарплатах депутатов разных уровней? Вообще депутату Госдумы труднее работать, чем депутату какого-то регионального заксобрания, или нет?

Антон Горелкин: Сложно сравнивать, кому труднее работать. Я пришел в депутаты из исполнительных органов власти. Работал последние пять лет в администрации, в региональной администрации. И для меня, конечно, когда я стал депутатом, ну, мир поменялся полностью, потому что, честно скажу, когда работал я в исполнительных органах власти, я немного так за депутатами наблюдал несколько иронично. Мне тоже казалось, что они непонятно за что получают деньги и все такое прочее. Но по иронии судьбы я сам стал депутатом. И кстати, вы говорили про квартальные премии. Ну, это неправда.

Оксана Галькевич: Неправда?

Антон Горелкин: Я не помню, чтобы я получал квартальные премии.

Оксана Галькевич: Ни разу?

Антон Горелкин: Да. И зарплата…

Оксана Галькевич: Нет, ну мир все равно стал лучше, когда вы стали депутатом. В этом смысле он поменялся?

Антон Горелкин: Нет, я могу сказать, какую зарплату я конкретно… Мне нечего скрывать, это деньги налогоплательщиков. И я честно могу сказать, что вот лично я получаю в месяц… ну, минус налог, 320 где-то выходит. Так что когда уважаемые коллеги… А я сам бывший журналист. Когда уважаемые коллеги пишут, что 450, 400… А я помню, накануне выборов в Государственную Думу вообще писали, что якобы повышают вдвое, до 800 тысяч. Ну, надо как бы смотреть… мухи от супа отделять.

Константин Чуриков: Отделять семена от плевел.

Оксана Галькевич: Подождите. Давайте как журналист журналисту: премий нет вообще? Может, у вас там годовая такая, что если поделить…

Антон Горелкин: Ну, лично я не получаю премии за свою работу.

Оксана Галькевич: Вообще?

Антон Горелкин: Да. Я работаю за зарплату.

Константин Чуриков: Итак, 320 тысяч – зарплата депутата в Государственной Думе. И я повторю вопрос: вы хотите стать депутатом – да или нет? Андрей Николаевич, как вы считаете, кому труднее – вот Антону Вадимовичу в Государственной Думе или какому-нибудь муниципальному депутату, который на месте без бюджета пытается что-то сделать?

Андрей Миронов: Ну, во-первых, я считаю, что та зарплата, которая сейчас озвучена, в общем-то, не вызывает удивления. В конце концов, депутат Государственной Думы – это чиновник класса А, и он находится в ранге федерального министра. Если у нас министры будут получать по 20 тысяч рублей, то, наверное, такие будут и министры. При всем моем негативе к депутатскому корпусу, который сейчас имеется, я считаю, что зарплата вполне адекватна тем функциям, которые они выполняют. И говорить, что депутатам Госдумы надо платить меньше – ну, значит, такие и законы будут, значит, так они и работать будут. Значит, они будут искать заработок где-нибудь на стороне. Поэтому я считаю, что зарплата вот та, которая озвучена моим визави, даже в 320 тысяч – это вполне адекватная зарплата при его статусе, который он имеет.

Оксана Галькевич: При статусе. А при эффективности? Ну, вот есть, знаете, понятия KPI, КПД.

Андрей Миронов: А вот об эффективности давайте поговорим чуть позже.

Оксана Галькевич: Вы же сами сказали, что будет зарплата 20 тысяч – будут и законы такие, что на 20 тысяч. А 320 как у нас законы? Соответствуют?

Андрей Миронов: Ну, дело в том, что… Правильно говорится, что зарплата депутата, особенно Государственной Думы, – это деньги налогоплательщиков. Естественно, налогоплательщик должен определять эффективность работы того или иного депутата для того, чтобы в следующий раз прийти на выборы и сказать: "Дружок, а за что я тебе пять лет платил? Нет".

Оксана Галькевич: А надо пять лет ждать? Могу я депутата, которого…

Андрей Миронов: К сожалению, не можете.

Оксана Галькевич: Не могу.

Андрей Миронов: К сожалению.

Оксана Галькевич: Вопрос больше практически не имею.

Андрей Миронов: Теоретически такая возможность существует, но практически такого еще не делал никто.

Константин Чуриков: У меня вопрос к вам, Антон Вадимович. Почему вы не похожи на типичного депутата?

Антон Горелкин: Почему я не похож?

Константин Чуриков: Почему типичный депутат приходит…

Андрей Миронов: Я бы уточнил – на единоросса.

Антон Горелкин: Я пришел без костюма и без значка.

Константин Чуриков: Да.

Антон Горелкин: Обычно же как депутаты приходят? Они приходят в пиджаке, в галстуке, в рубашке, у них обязательно значок в виде триколора, да?

Константин Чуриков: Верно.

Антон Горелкин: Но сегодня просто я приехал из региона… А я сибирский депутат, там очень холодно даже для сибиряка. И я вот в кофте, не успел переодеться. Хотя, честно говоря, я пиджаки не очень люблю. Я хожу в пиджаках и костюмах только на пленарные заседания.

Оксана Галькевич: А назовите свой сибирский регион, за который вы, так скажем, ответственные, который вы курируете?

Антон Горелкин: Кемеровская область.

Константин Чуриков: Кузбасс.

Оксана Галькевич: Кемеровская область. А вы родом оттуда, вы как-то связаны?

Антон Горелкин: Конечно. Я более чем связан. У меня там все – у меня там семья, дети. Я там работал всю жизнь. И я никогда не думал, что я перееду в Москву. Я очень люблю свой регион. Знаете, это такое, что ли, детство. Я родился и вырос в городе Кемерово. Я терпеть не могу вот эту московскую грязь, вот эти дожди, слякоть. Там сейчас приехал – там сугробы, белый снег, настраивающий на позитив и на работу. И бодрит, конечно, не дает уснуть и как-то скурвиться.

Константин Чуриков: Скажите, а для чего вы пошли в депутаты, для чего вы решили избраться? Какая была цель?

Антон Горелкин: На каждой своей работе я всегда ставлю перед собой определенные задачи. То есть если я работаю, то я должен достигать… Ну, вот на работе депутата мои "клиенты" (условно говоря, в кавычках) – это мои избиратели. И я должен работать для них максимально эффективно. Когда я работал в администрации Кемеровской области, моим клиентом был Аман Гумирович Тулеев. И я работал, я старался для Амана Гумировича работать максимально эффективно.

Сейчас я стараюсь делать максимально эффективно для людей. Я стараюсь формировать прозрачную отчетность. У меня… действительно, вы правильно сказали, я стараюсь работать в социальных сетях, потому что мои избиратели сегодня не только в офлайне, но и в онлайне. Я иду туда, где мои избиратели, и общаюсь с ними напрямую: и в Facebook, и во "ВКонтакте". И те, кто мне пишут в личке, они получают ответ не от моего помощника, не от каких-то моих "помогаек", а они получают от меня лично. Я лично стараюсь отвечать всем, кто мне пишет в Facebook.

Оксана Галькевич: А зачем? Антон Вадимович, ну зачем?

Антон Горелкин: Мне это интересно, мне нравится.

Оксана Галькевич: Вот нам только что Андрей Николаевич сказал, что теоретически возможно, конечно, вас отозвать за вдруг нехорошую работу (хотя вы, я надеюсь, работаете хорошо), но практически такого никто не делал. Отвечаете вы в социальных сетях, не отвечаете – вы все равно будете депутатом. Я вот о чем.

Антон Горелкин: Мне 35 лет. Я понимаю тех коллег, которые пришли в 50–60 лет. Понятно, они сейчас отсидят срок и пойдут на пенсию.

Оксана Галькевич: Нет!

Константин Чуриков: Не пойдут, не пойдут.

Оксана Галькевич: А такие прецеденты были?

Антон Горелкин: Ну, тем не менее есть такая категория. Ну, коллеги, согласитесь. Мне 35 лет, мне еще до пенсии далеко. Мне нужно работать…

Андрей Миронов: Сколько созывов сидеть еще.

Антон Горелкин: Нет, я думаю, что вряд ли я буду сидеть столько созывов, сколько у нас часто бывает. Но я не думаю на пять, на десять лет, где я буду через десять лет. Максимум – на ближайшие месяц-два.

Константин Чуриков: Я пока не заглядываю на SMS-портал, не знаю, что пишут о нашем уважаемом депутате зрители. Андрей Николаевич, вы несколькими строками выше сказали, что существует негатив в отношении депутатов. Вот сидит Антон Горелкин, депутат Государственной Думы, говорит правильные вещи. Почему все равно ко многим депутатам у нас в стране вот люди, простой народ… Ну, это мы знаем, это с нами живет. Каждый день нам пишут про депутатов. Почему такое плохое мнение?

Андрей Миронов: Да все очень просто. Потому что те законы, которые принимаются Государственной Думой, не вполне отражают жизнь простого человека. Я могу немножко пояснить здесь. Ну, давайте возьмем самый простой пример – вспомним наших политиков, которые пришли 20–25 лет назад. Их знала вся страна: Хакамаду, Глазьева… Можно их перечислять. Сейчас, к сожалению, вы выйдите на улице и спросите: "Кто депутат Государственной Думы?" – и вам никто не ответит.

Вот здесь, я считаю, это очень плохо, потому что все-таки депутат Государственной Думы – это федеральный политик, это ЛОМ, это лидер общественного мнения, который, в общем-то, должен отстаивать интересы того или иного региона или интересы страны в целом, потому что, кроме внутренней политики, депутаты Госдумы еще должны заниматься и внешнеполитической деятельностью.

А когда мы видим корпус, который представлен, простите, "Единой Россией", и все серого цвета, и этих людей никто не знал, и они ничем не отличились, и вдруг они появляются в креслах со значками депутатов Госдумы, то у простого населения, конечно, возникает вопрос: "А с какой стати этот человек туда попал? Какие у него заслуги? Что он для меня может сделать?" И идет отторжение

Оксана Галькевич: А может быть, это оттого, что это как раз уровень, знаете, федеральный, московский? Мы сейчас о депутатах Госдумы говорим. А может быть, депутатов, которые ближе, работают в городской думе, в муниципальных каких-то образованиях, там они…

Андрей Миронов: Я больше 25 лет занимаюсь этой профессией и больше 25 лет я вижу, как идет эволюция. Но ее нельзя назвать эволюцией, она идет в худшую сторону по одной простой причине. Начиная с 2004 года, когда благодаря нашей великой "Единой России" мы для достижения "Единой Россией" определенных результатов стали уничтожать закон о местном самоуправлении, стали уничтожать одномандатные выборы, то есть мы вычленяли человека из процесса выборов, мы оставляли бренды: бренд "Единая Россия", бренд "Справедливая Россия", бренд КПРФ, ЛДПР. Как человека, а именно депутата, в этом бренде население уже не видело. Если раньше или сначала видели человека, а потом уже спрашивали, к какой партии он относится или не относится…

Константин Чуриков: Хороший человек – значит, и партия у тебя хорошая.

Андрей Миронов: Да, по этому принципу. А здесь, к сожалению, прошла негативная такая… Эволюцией, конечно, это нельзя назвать. Но все началось как раз оттуда. И здесь, я считаю, палка была о двух концах. Достигая результат "Единой России" как на городских выборах, вплоть до сельских выборов, если вы возьмете по стране… Мы делали такую выборку. Ну, например, мэров было 1,5 тысячи, а сейчас два или три мэра остались, которые избирались.

Константин Чуриков: Выбранные.

Андрей Миронов: Выбранные. Все остальные – сити-менеджеры и так далее, и так далее. Что касается депутатов. Благодаря тому, что "Единая Россия", да, естественно, при поддержке финансовых ресурсов и всего прочего она занимает большинство во всех практически парламентах любого уровня, то естественно, что и законы такие принимают.

Константин Чуриков: Сейчас мы спустимся как раз уже на такой местный уровень. У нас есть возможность по телефону (и у вас также) поговорить…

Андрей Миронов: Хотя визави мне очень нравится. Неожиданно.

Константин Чуриков: У нас будет еще один участник нашей дискуссии – Андрей Ильин, депутат совета депутатов Красноглинского внутригородского района городского округа Самара. Андрей Владимирович, здравствуйте.

Андрей Ильин: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Мы, к сожалению, вас только слышим, но не видим. Но я думаю, что вам удалось расслышать, сколько у Антона Горелкина, депутата Государственной Думы, зарплата – 320 тысяч рублей. Скажите, пожалуйста, как вы думаете, вверенный вам фронт работы на какую зарплату тянет? Что у вас с зарплатой?

Андрей Ильин: Ну, на какую зарплату – это считать сложно. Но понятно, что у депутата самого маленького уровня, у депутата района зарплата, естественно, ноль. У помощника депутата зарплата тоже ноль. Мы как бы такие общественники, скажем так, помогаем чем можем жителям, которые нас окружают, с которыми мы рядом живем, которые нас избирали. То есть абсолютно…

Оксана Галькевич: А живете на что тогда?

Константин Чуриков: Связь прервалась на самом интересном месте.

Оксана Галькевич: Сорвался…

Константин Чуриков: Сейчас попробуем набрать заново. У нас есть возможность со зрительницей побеседовать – Кристина (город Сочи) у нас сейчас на связи. Кристина, здравствуйте, добро пожаловать в эфир. Хотите ли вы стать депутатом?.. Тоже, вот говорят, Кристина сорвалась. Хорошо, тогда продолжаем разговор.

Вот вы говорите об этой оторванности от реальности депутатов – за это не любят. Вы говорите о том, что не хватает известности. Ну, давайте поступательно. По поводу известности. Многие люди замечают, что как-то известных-то людей в рядах депутатов, в принципе-то, и немало: спортсмены, видные артисты. Может быть, отсюда корень всех проблем?

Оксана Галькевич: Видные прокуроры…

Константин Чуриков: Вы же говорите, что как раз таки вот эта известность очень необходима, популярность, знание об этом человеке.

Андрей Миронов: Я думаю, вы ошибаетесь. Да, вы назовете два десятка известных людей. А их там 450. Вот ответ на ваш вопрос. Из 450 неизвестных 430.

Константин Чуриков: Хорошо…

Оксана Галькевич: Ну хорошо, но 20 лет назад тоже было, наверное, не 100%

Андрей Миронов: Это я вам говорю, потому что я был и помощником депутата Госдумы, и очень часто бываю в Государственной Думе. И я вам говорю – обновление идет не в лучшую сторону.

Константин Чуриков: Верю. Можно доведу свой вопрос до абсурда? А если бы все 450 депутатов были известными артистами, актерами, танцорами, певцами – это было бы лучше?

Андрей Миронов: Нет конечно. Ну, мы же как раз… мы просто не продолжили вопрос. Дело в том, что даже в первой Государственной Думе было квотирование тех, кто должен находиться в Государственной Думе: определенное количество купцов, определенное количество юристов, определенное количество интеллигенции, определенное количество простолюдинов. И ничего плохого в этом я, например, не вижу, потому что даже в советское время примерно по тем же принципам, если убрать купцов и все остальное, формировался Верховный Совет: простые люди, рабочие, интеллигенция, представители культуры, спортсмены и так далее, и так далее.

Оксана Галькевич: Срез общества, собственно говоря, представлен все своими…

Андрей Миронов: Конечно, конечно.

Оксана Галькевич: Вы знаете, мы вернулись…

Константин Чуриков: Антон Вадимович, просто такой список яркий. Вы себя к кому относите?

Оксана Галькевич: К журналистам. Антон Вадимович уже сказал.

Антон Горелкин: Ну, видимо, потому что я недавно отрастил бороду, может быть, похож визуально на купца. Но я не купец.

Оксана Галькевич: На сибирского причем.

Антон Горелкин: Сибирского, да. Даже не ожидал, что она у меня вырастет такой черной. Видимо, какие-то корни южные есть. Кем я себя вижу? Ну, мой взгляд на Думу таков. Государственная Дума – это отражение нашего общества. И ничего особого-то и не изменилось. То есть у нас есть герои труда, у нас есть рабочие, у нас есть юристы и так далее, и так далее, журналисты. Вот я себя отношу, потому что работал и в ТАСС, и еще в ряде организаций.

Я хотел по предыдущей теме еще заметить. Почему вот такой негатив к Государственной Думе? Дума выступала определенным – как это назвать лучше? – медиатором, она впитывала вот этот весь негатив от действительности в себя, с одной стороны. С другой стороны, entertainment сделал очень много для этого негативного имиджа. Достаточно вспомнить, ну, "Наша Russia", вот эти Юрии Венедиктовичи и прочее-прочее. Почему-то не пародировали министров, не пародировали еще кого-то, а пародировали депутатов, причем… Не знаю, вы видели или не видели эти ролики.

Константин Чуриков: Нет, мы не видели как раз.

Антон Горелкин: Ну, действительно, депутаты воспринимаются как этакие… у них много денег, они абсолютно тупые.

Константин Чуриков: Мы видим ролики, которые нам в новостях показывают. Это тоже ролики.

Антон Горелкин: Понимаете, как люди, как и российское общество, они все разные. Есть адекватные люди, есть не очень. Ну, как и российское общество, они все не похожие друг на друга.

Оксана Галькевич: Антон Вадимович, мы вернули просто в эфир вашего коллегу из Самары. Давайте его снова подключим к нашей беседе. Тем более на таком интересном месте прервался наш разговор! Андрей Владимирович, слышите нас? Вот вы говорили о том, что вы работаете для людей, что некоторые ваши коллеги не получают ничего и их помощники. А на что тогда живете? Работа-то сложная, требует много сил, энергии.

Андрей Ильин: Не некоторые коллеги, а все депутаты уровня района не получают зарплату. Соответственно, и их помощники не получают. Понятно, что мы, депутаты все, не освобожденные от работы, каждый занимается…

Оксана Галькевич: То есть это как общественная нагрузка идет, да?

Андрей Ильин: Ну, депутатская деятельность – ее в любом случае можно считать как общественную нагрузку. Это официально без заработной платы…

Оксана Галькевич: Да что ж такое! Вот как только о деньгах…

Константин Чуриков: Видите, какая прекрасная связь с городским округом Самары. Давайте сейчас послушаем звонок.

Оксана Галькевич: Вы хотели что-то сказать?

Антон Горелкин: Да, я хотел тему продолжить. Я считаю, что абсолютно неправильно, что у них помощники работают на общественных началах. У нас почему-то сложилось исторически в последнее время, что депутаты… И я слышу эти мнения в разных регионах, что депутаты – это некие помощники власти, что они вот должны помогать. Но мы забываем, что законодательная власть – это отдельная ветвь власти.

Оксана Галькевич: Отдельная.

Антон Горелкин: И мы не должны быть помощниками власти, мы должны отстаивать интересы людей и с этим идти, может быть, как бы это высокопарно ни звучало.

Константин Чуриков: Секундочку, это говорите вы, фракция "Единая Россия"?

Антон Горелкин: А почему нет? Да. А что в этом? Я не вижу… В чем здесь конфликт?

Константин Чуриков: Нет, я спрашиваю, мне просто интересно. Я не верю ушам своим.

Антон Горелкин: Да, я член фракции "Единая Россия".

Оксана Галькевич: А может быть, мы просто сейчас стереотипы развенчиваем, понимаете?

Антон Горелкин: Почему стереотипы?

Оксана Галькевич: Может быть, некоторые люди представляют, что у вас там выдают какие-то разнарядки: "Вот это говорим, вот это не говорим. Вот это обсуждаем, вот это не обсуждаем".

Антон Горелкин: Нет, я не знаю, как было в прошлой Государственной Думе. В этой (и здесь надо отдать должное Вячеславу Володину) все изменилось. Потому что, как мне рассказывали, в некоторых кабинетах высоких ранее Дума воспринималась, как некая, извините, половая тряпка, которой можно вытирать… Что занесут – то они и примут.

Сейчас изменилось благодаря Володину. И я вижу, как выстраиваются отношения с Правительством, и довольно жесткие. Идет диалог, равноправный диалог. И это очень важная заслуга, потому что пришла действительно сильная фигура. Я сейчас не стремлюсь как-то хорошо сказать о своем руководителе. У нас всех статусы равные формально – и у Володина, и у меня, и так далее. Ну, может быть, кто-то ровнее. Но я просто говорю о том, что… Я сейчас не стремлюсь кого-то похвалить, но это объективно.

Оксана Галькевич: Хорошо, вот вы говорите "формально". Смотрите – голосует, допустим, Дума, весь депутатский корпус по какому-то вопросу. Есть позиция партии, а вы голосуете, ну, не совсем так, как основное большинство в вашей партии. Вам потом не прилетит откуда-нибудь сбоку, сверху?

Антон Горелкин: Не прилетит. Руководство фракции нормально на это смотрит.

Оксана Галькевич: "Антон Вадимович, не ту кнопку нажали! Намеков не понимаете?"

Антон Горелкин: Такого не было. Нет, такого не было.

Оксана Галькевич: Нет, ну я не знаю, может…

Антон Горелкин: Нет.

Андрей Миронов: А вы избрани по партийным спискам?

Антон Горелкин: По партийным, как это ни странно. Хотя я считаю, что это очень правильно…

Андрей Миронов: Прилетит.

Константин Чуриков: "Прилетит", – сказал политтехнолог.

Антон Горелкин: Очень правильно, что вернулись одномандатники в Думу. Это на самом деле очень правильно.

Андрей Миронов: А кто их оттуда выгнал?

Антон Горелкин: Я не знаю, я при этом не присутствовал.

Андрей Миронов: Я вам скажу. В 2012 году решили, что одномандатники в Думе не нужны. А, простите меня, как тогда представлять интересы, когда по партийным спискам мы берем регион… Вы прекрасно очень сказали. Вы мне очень нравитесь. Вы представляете свой родной регион и гордитесь им. А чем гордится депутат, например, от Волгограда в Государственной Думе, который проживает и родился в Москве?

Оксана Галькевич: Вот! Я поэтому и спросила, откуда родом Антон Вадимович, потому что таких много "варягов" в Думе.

Андрей Миронов: Или житель Санкт-Петербурга, родом из Санкт-Петербурга, который представляет Туву.

Оксана Галькевич: Ну, это вы на сенатора намекаете?

Андрей Миронов: Да. Тут уж что намекать-то?

Константин Чуриков: И на вполне конкретного.

Андрей Миронов: И таких примеров я вам приведу… На последних выборах в каждом регионе ваш партийный список был дополнен москвичами, которые не проходили по одномандатным округам.

Константин Чуриков: Не будем забывать об избирателях…

Антон Горелкин: У нас не было ни одного москвича.

Андрей Миронов: Я же еще раз говорю: поэтому вы мне и нравитесь.

Константин Чуриков: Нам звонят избиратели, то есть зрители. Елена их Хакасии. Добрый вечер, вы в эфире.

Зритель: Да, здравствуйте.

Константин Чуриков: Спасибо за ожидание.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Да-да, говорите, пожалуйста.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Говорите.

Зритель: Мне хотелось бы… Я очень поддерживаю Андрея Миронова.

Андрей Миронов: Спасибо.

Зритель: Он говорит про нас, про население, про нашу точку зрения. Вот про одномандатников только что он сказал – вот сто процентов! Я не думала про это говорить, но сто процентов. Одномандатники у нас все проплачены! Вот у нас в Хакасии население голосует за одних, а проходят другие.

Константин Чуриков: Извините, одна поправка – не население, а люди. А то "население" как-то…

Зритель: Ну, люди. Вы знаете, я уже промолчу в прямом эфире, как нас вообще в Хакасии называет наш любимый губернатор. Знаете, мне хотелось бы…

Оксана Галькевич: Нет, ну если слово приличное, то не молчите. Зачем же?

Зритель: Нет, второму оппоненту вопрос. Вот почему такие огромные деньги? Вот я педагог с 25-летним стажем. У меня оклад – 6 200. Нагрузка – 1 400. Вы понимаете или нет? Вы говорите, что вы получаете 340 тысяч…

Константин Чуриков: 320.

Зритель: 320 тысяч.

Оксана Галькевич: Каждому.

Зритель: Каждому, каждому. Наш техникум вам был бы благодарен только за одну вашу годовую зарплату…

Оксана Галькевич: Елена, так наш гость Антон Вадимович тоже когда-то был простым сотрудником. Пошел в депутаты, теперь сам себе зарплату назначает. Вы же голосуете по таким вопросам?

Антон Горелкин: Нет. Наш статус приравнен законопроектом… законом…

Оксана Галькевич: А кто принимает этот законопроект, где написано?

Андрей Миронов: Он принят давно.

Антон Горелкин: Он давно был принят, да. Но мне это все близко. У меня родители учителя. Я знаю, сколько получают учителя в школе. Я считаю, что это абсолютно несправедливо. Я считаю, что учителя должны получать больше. У меня папа истории, мама учитель литературы. Я прекрасно это понимаю.

Константин Чуриков: А вот давайте сопоставим эти цифры, которые явно не бьются. Давайте подумаем, что с этими цифрами делать. Через несколько минут мы продолжим нашу беседу. Это рубрика "Портрет российского общества". Говорим сегодня о депутатах. Программа "ОТРажение" вернется к вам через пару минут.

РЕКЛАМА

Оксана Галькевич: Это программа "ОТРажение", уважаемые друзья, прямой эфир. В студии с вами сегодня Константин Чуриков…

Константин Чуриков: …и Оксана Галькевич. Мы продолжаем думать о портрете российского общества вместе с вами как раз. Очень много интересных сообщений.

Оксана Галькевич: Добавляете красок и комментариев, уважаемые друзья, да.

Константин Чуриков: Красок очень много. Вот хотя бы Липецкая область пишет: "Мне за эту депутатскую зарплату работать три года". Ждем ваших откликов: 3443, в начале буквы "ОТР".

НОВОСТИ

Константин Чуриков: Если вы только что включили ОТР, то здесь сейчас у нас продолжение нашей рубрики "Портрет российского общества". Сегодня живописуем портрет депутата с вашей помощью. Продолжаем наш опрос: хотите ли вы стать депутатом – да или нет? Пожалуйста, отвечайте: 3443, в начале буквы "ОТР".

В студии у нас – тот самый депутат, Антон Горелкин, депутат Госдумы, член фракции "Единая Россия", член Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи, и Андрей Миронов, политолог, политтехнолог, руководитель Фонда изучения электоральных процессов и электоральной политики. А сейчас…

Оксана Галькевич: Как сказал Андрей Николаевич Антону Вадимовичу, он очень ему симпатичен. "Антон Вадимович, вы человек, вот такой человечны депутат". Вы знаете, я хочу у вас спросить: а что самое сложное было в самом начале, как только вы приступили к исполнению новых обязанностей?

Антон Горелкин: В начале был такой внутренний конфликт, потому что я эту работу совершенно не знал. Я еще раз подчеркиваю: я работал в исполнительных органах власти, и там все для меня было довольно понятно. То есть принимается решение, и я вижу это решение – вот оно случилось. А здесь можно законопроект писать годами…

Оксана Галькевич: Годами?

Антон Горелкин: Ну да, согласовывать.

Оксана Галькевич: Нет, подождите, вы ведь сказали, что вы недавно только приступили. Писать можно, может быть, не годами. Результата от работы этого законопроекта можно ждать годами.

Антон Горелкин: Вначале, когда я приехал, я никого не знал, то есть абсолютно никого.

Оксана Галькевич: Вот это сложно.

Антон Горелкин: Да. Конечно, и климат другой. Я как переехал в Москву, простыл четыре раза за три месяца, потому что совершенно другая ситуация. Друзья, родственники, семья там осталась, то есть фактически… Да, было непросто. Но я втянулся. Мы все, как тараканы, привыкаем ко всему.

Оксана Галькевич: Ну, вот эта фрустрация – вот вы пишете закон, и как он будет работать, какие результаты это принесет – была, есть, остается?

Антон Горелкин: Ну, у меня уже есть опыт – как удачный, так и неудачный – законопроекта. Один законопроект о персональных данных детей одобрила фракция, и он выходит на весеннюю сессию. А мой первый законопроект – это была такая своеобразная проба пера. Конечно, индустрия, медиаиндустрия восприняла в основном отрицательно. Суть законопроекта была – передать органам опеки право согласовывать участие детей, жертв тяжких преступлений, изнасилований, в ток-шоу.

Я просто эту ситуацию знаю изнутри, когда к нам в регион приезжают группы ряда федеральных каналов, находят асоциальные семьи, дают им, например, 100 тысяч рублей, забирают ребенка, они пишут согласие. К ним приезжаешь в семью и говоришь: "Может быть, вы не будете своего ребенка калечить и отправлять на ток-шоу?" Они говорят: "Ну, дадите 200 – мы не отправим". То есть я, исходя из своего прошлого опыта, попытался как-то эту тему узаконить, как-то все-таки детей… Я считаю, мое глубокое убеждение: в entertainment не должно этого быть, вот этих малолетних жертв тяжких преступлений, когда их просто обсасывают, и они просто… ну, фактически издеваются.

Оксана Галькевич: Так это же просто цензура, обсуждение определенного рода вопросов.

Антон Горелкин: Нет, это не цензура, это цензура.

Оксана Галькевич: Нет, ну а как?

Антон Горелкин: Я сам журналист, и я знаю, что это не цензура. Это абсолютно…

Оксана Галькевич: Ну а если у людей ни стыда, ни совести, пардон? А вы хотите запретить. Вот нет у тебя стыда и совести…

Антон Горелкин: Нет, изначально вот этот законопроект мы планировали, но в процессе я осознал, что подход неправильный, и мы откатились назад. Но я действительно считаю, что через органы опеки – это очень сомнительно. И был круглый стол, и я услышал мнение медиаиндустрии, и мы откатились назад. Мы сейчас придумали другой вариант. Я не буду его говорить, чтобы коллеги-депутаты не сплагиатили, потому что у нас это тоже бывает. В общем…

Андрей Миронов: У меня вопрос есть к моему визави. А вот то, что вы член "Единой России", не коробит, нет? То, что любой закон, который вы вынесете, будет принят в Государственной Думе. Любой! Потому что у вас нет рычагов противодействия вашим законам. Его нельзя приостановить, его нельзя… То есть если "Единая Россия" этот закон внесет, он на сто процентов будет принят. Это вы считаете нормальным? Или это ненормально?

Антон Горелкин: Меня не коробит. Партия "Единая Россия" сегодня единственная политическая сила в стране.

Андрей Миронов: Можно я отвечу?

Антон Горелкин: И я работаю в той силе, в которой я действительно могу что-то сделать для людей полезного, как бы это высокопарно ни звучало. Не все законы, которые "Единая Россия" принимает, они автоматически принимаются Государственной Думой.

Андрей Миронов: Все.

Антон Горелкин: Идет очень широкое обсуждение, откатываются назад.

Андрей Миронов: Но принимаются все.

Антон Горелкин: Ну, разные ситуации, все очень индивидуально. Я не готов сказать, что вот прямо все законы.

Андрей Миронов: Хорошо. И если уж такой пафос пошел о том, что "Единая Россия" – ведущая партия. Вы мне не назовете количество членов "Единственной России" в Российской Федерации?

Антон Горелкин: Ну, я не занимался специально этими вещами.

Андрей Миронов: Я вам могу сказать. Порядка 2 миллионов. А чиновников в России сколько?

Антон Горелкин: Ну, тоже несколько миллионов, я думаю.

Андрей Миронов: Я вам могу сказать. Миллион восемьсот. И все – члены "Единой России".

Антон Горелкин: Ну, не все, не все чиновники…

Андрей Миронов: Все чиновники – члены "Единой России", за маленьким исключением. Я к тому, что не нужно говорить, что "Единая Россия", конечно, олицетворяет все мнения, которые только есть. Я почему этот вопрос задал? Потому что я вспоминаю те Думы, которые были рабочими Думами, при наличии Хакамад, Глазьевых, Жириновских и прочее-прочее, когда шли жаркие дебаты, когда каждый закон отстаивали, когда было другое мнение. А как, например… Ну, к примеру, из вашего региона приедет представитель КПРФ, например, и будет вносить какой-то закон по Кемеровской области. Как это? Что это? Кто его услышит? Жириновский открыто говорит: "Меня не слышит. Да, у нас есть такой закон, но меня не слышат". КПРФ говорит: "Меня не слышат".

Константин Чуриков: Уважаемые гости, нам зрители говорят, что их не слышат. Они звонят и даже не могут дождаться, когда же их выведут в эфир. Я напомню телефон: 8-800…

Оксана Галькевич: Сорвалось.

Антон Горелкин: Если прямая трансляция, то дебаты жаркие. Вот если бы прямую трансляцию…

Константин Чуриков: У нас даже сегодня, кажется, жаркие дебаты. 8-800-222-00-14. Сейчас попрошу вас обратить внимание на экран. Вот есть такое расхожее выражение "слуга народа", да? Все части его слышали, "слуги народа". Просто хотим напомнить, что как раз таки это изобретение приписывают древнегреческому оратору, его звали Йсократ. Вот он так написал в своем сочинении: "Народ должен назначать представителей власти, а люди, располагающие достаточным досугом, должны посвятить себя заботам об общественных делах как слуги народа".

Ну и более популярным, вошедшим в народ это выражение, словосочетание стало благодаря Иосифу Сталину. В Большом театре 11 декабря 37-го года он сказал: "Депутат должен знать, что он – слуга народа".

Я хочу вернуться к тем цифрам, которые нам привела наша зрительница. Хотя, может быть, это как-то упрощаем мы этот мир. Но она сказала: "Я работаю учительницей, у меня 6 200 зарплата". Вы говорите, что зарплата депутата, ваша в частности, составляет 320 тысяч. Многие люди (я даже, наверное, их всех не сосчитаю) пишут о том, что им нужно работать просто годами, десятилетиями, чтобы хотя бы вот это получать. Кстати говоря, Кемеровская область прислала вопрос: "А вам не стыдно, депутаты, что простые люди получают мизерные зарплаты?" Как вы думаете решать этот вопрос? Кстати, самый актуальный вопрос. Вот мы уже много лет работаем в эфире, пять лет существует… почти лет существует Общественное телевидение России, и это вопрос номер один.

Оксана Галькевич: Ну, страна просто стонет от того, что люди живут на какие-то копейки, выживают. Вот эта нищета убивает.

Антон Горелкин: Я согласен, я абсолютно согласен, что зарплаты в стране низкие и надо их повышать. Мне это близко. У меня родственники, у меня родители… Я прекрасно знаю, на что люди живут, на какие деньги. Я сам себя помню, как я жил на 5 тысяч рублей. Это все мне знакомо. Конечно, конечно. И здесь абсолютно мне нравится фраза: "Я не хочу, чтобы у нас были одни бедные", вернее, "Я не хочу, чтобы в стране не было бедных". Вот бедность – это самая главная сегодня проблема, я согласен абсолютно.

Но если сравнивать… Вот я прекрасно помню 90-е годы, когда у меня родители не получали по полгода зарплату, годами, около года не получали. И мы не знали даже… Вот я, ребенок. И даже у нас была ситуация, что нам нечего было есть. И ситуация была действительно кошмарная. Сейчас зарплаты низкие, я согласен абсолютно. Это действительно недопустимо. Но если сравнивать с 90-ми, коллеги, это все равно хоть что-то. И надо повышать. Конечно, надо повышать.

Оксана Галькевич: Слушайте, давайте с какими-нибудь "тучными" временами или хотя бы странами сравнивать. Мы уже устали сравнивать, понимаете, с безденежьем.

Константин Чуриков: Давайте Александра послушаем из Санкт-Петербурга…

Оксана Галькевич: Подождите. А Бронислав из Красноярска?

Константин Чуриков: Уже сорвался Бронислав.

Оксана Галькевич: Срываются звонки. Давайте активнее выводить.

Константин Чуриков: Александр, здравствуйте.

Зритель: Алло.

Константин Чуриков: Добрый вечер.

Зритель: Алло.

Оксана Галькевич: Да-да, говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Меня зовут Александр, я из Санкт-Петербурга. Я бы хотел высказать свое мнение просто по поводу нашей системы политической. Вот вы говорите только про зарплату депутата, 300 тысяч. А пусть расскажут, как часто у них "Мерседесы" меняются, около Госдумы, там по 10 миллионов. Наверное, у каждого. И у Совета Федерации. Как они на "Сапсанах" ездят за государственный счет. И как там Жириновский требовал, чтобы мяса больше было в супе, то есть хорошее питание. И вообще…

Константин Чуриков: Усиление питание, перевести на усиленное питание.

Зритель: Я хотел бы по поводу одномандатников, например. Вот я считаю, что правильно уменьшается одномандатников число, потому что через них может пройти криминал в Госдуму. Все-таки когда человек идет через партию, там, может быть, его как-то фильтруют – кто он такой, откуда.

Андрей Миронов: Я могу ответить.

Зритель: Потому что у нас же было такое, к примеру. Но, правда, у нас и с партией было. Например, сидел депутат Невзоров. И для меня, например, как для обычного человека было убийственно слышать, что у него в помощниках депутата сидел Барсуков (Кумарин). То есть у нас в депутаты проходит очень часто криминал серьезный.

Оксана Галькевич: Вы можете беседовать, человек вас слышит.

Константин Чуриков: У нас даже, насколько я помню, депутаты прошлого созыва (шестеро) были лишены депутатской неприкосновенности.

Зритель: У нас, в отличие от советского времени, когда действительно народ представляли, люди сейчас идут по семейным отрядам, семейственность такая образуется. То есть у нас такое кастовое общество депутатов: папа-депутат, сын-депутат, а потом внук будет депутатом.

Константин Чуриков: Династия. Спасибо, Александр, за ваш звонок. Спасибо.

Андрей Миронов: Вот надо отменить партийные списки.

Оксана Галькевич: Да, Андрей Николаевич, говорите.

Андрей Миронов: Я не знаю, как зовут этого…

Оксана Галькевич: Александр, наш телезритель из Санкт-Петербурга.

Андрей Миронов: Александр, хорошо. Так вот, Александр не понимает одну простую вещь: одномандатный выбор – это выбор человека, выбор персоны. Говорить о том, что криминал пройдет и прочее-прочее-прочее… Я вас уверяю, что все выборы по партийным спискам финансируются не хуже, чем одномандатные, если не в тех же количествах.

Оксана Галькевич: Андрей Николаевич, вы знаете, вот смотрите – вы говорите о том, что сейчас Дума далека от идеальных каких-то представлений…

Андрей Миронов: Извините, я немного все-таки отвечу, потому что меня это задело. У меня просто вопрос к этому Александру: а кто будет представлять его, если все будут по партийным спискам? То, о чем мы говорили? Он будет жить где-нибудь… Откуда он?

Оксана Галькевич: Из Петербурга.

Константин Чуриков: Из Санкт-Петербурга.

Андрей Миронов: Из Петербурга. А его будут представлять жители Москвы, потому что в список вносятся… Нужно читать уставы партий. Там есть прерогатива руководства партии при формировании этих списков. Ну, давайте всех из Москвы. В Москве как раз народу много. Всех москвичей…

Константин Чуриков: Разгрузим Москву.

Андрей Миронов: Разгрузим Москву, внесем в список – и они будут представлять все наши регионы, свыше 80.

Оксана Галькевич: Так сейчас на 50% так и есть. Петербург, может быть, в числе немногих регионов, где собственный губернатор петербуржец и законодательное собрание более или менее активное.

Андрей Миронов: В этом и беда. А начиналось-то… Правильно вы говорите. А вспомните первые Думы…

Оксана Галькевич: По всей стране "варяги". Андрей Николаевич, я хочу у вас спросить…

Андрей Миронов: Первые Думы были от регионов, и были они все одномандатными. Несмотря на то, что были случаи… Кондратьев в Нижнем Новгороде, который там криминальный был. Но всегда у президента есть рычаг отрегулировать. Всегда у президента есть… Я сколько раз с "Единой Россией" выяснял. Вот нельзя превращать Госдуму в арену для болтовни. А что это тогда?

Константин Чуриков: Место для дискуссий.

Оксана Галькевич: Андрей Николаевич, у нас президент и так многорукий Шива. Понимаете, он и за этот рычаг, и за этот, когда надо, подключается в ручном режиме. Я хочу у вас спросить вот о чем. Вы говорите, что нынешняя политическая конструкция в Думе вас не устраивает, далека от идеала; вот 20 лет назад, когда Хакамада и прочие – это было прекрасно. Но люди нам звонят и говорят, уже обращаются к советскому опыту. И он им кажется идеальным, вот тот период.

Андрей Миронов: Я помню прекрасно, потому что я и тогда участвовал в выборных кампаниях. В 89-м году я знаю, как выбирались народные депутаты Верховного Совета. Я это все знаю. Я заблуждаюсь… вернее, заблуждаются те люди, которые отсылают нас в Советский Союз, по одной простой причине: сегодняшняя Государственная Дума – это практически парламент, который был в советское время.

Константин Чуриков: Вы были депутатом. Вы сейчас депутат…

Андрей Миронов: Я не был депутатом, я был помощником.

Оксана Галькевич: Помощник.

Константин Чуриков: Вы были помощником депутата. Вы в Госдуме сейчас как депутат. А вот люди обычные и простые – они хотели бы пойти в депутаты? Давайте посмотрим небольшой опрос, который провели наши корреспонденты в нескольких городах страны.

ОПРОС

Константин Чуриков: Вот такие мнения, вот такие отклики. Давайте еще примем звонок. У нас сейчас на связи Светлана (Курганская область). Светлана, добрый вечер. Говорите, пожалуйста. Что думаете о депутатах?

Зритель: Я вот депутатом стать, конечно, не хочу и не мечтаю, потому что… Алло?

Константин Чуриков: Слушаем вас, говорите.

Зритель: Здесь стать, конечно, не хочу и не мечтаю, потому что это очень вредно для здоровья. Нет. Но у меня вопрос к сибиряку, к земляку как бы недалеко, к Антону. Можно?

Оксана Галькевич: Да-да.

Зритель: Антон, ты говоришь, что ты за Кемеровскую область переживаешь, там ты чего-то добиваешься. У нас в Курганской области чтобы я что-то увидала… Я ничего не вижу, чтобы что-то депутаты сделали. Я работаю в больнице районной. У нас бардак творится, вообще страшенный бардак!

Константин Чуриков: Расскажите про ваш бардак, вот так опишите, чтобы мы поняли, какой бардак.

Зритель: Бардак какой? Вообще, знаете, зарплата ниже-ниже, в больнице ремонт сто лет уже не делали, это точно. Грязь вообще! Даже элементарных тряпочек взять, порошка и "прогенералить" – и того нет. Денег нет у нас. И как вот жить нам? В больницу приходить… Один терапевт на всю область. Представьте себе, что творится у нас в больнице. Не достояться. Маме 80 лет, она с десяти часов до четырех вчера стояла в больнице, чтобы пойти и проверить зрение. Это что такое? Куда депутаты смотрят? Ладно, 320 тысяч, вы там что-то делает. Но учителя, врачи – они тоже хотят так же зарабатывать и так же жить. Вот как быть нам? С октября месяца, сказали, зарплата поднимается у нас в больнице. А у нас этого нет. Сказали, что денег нет у нас.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Константин Чуриков: Скажите, пожалуйста, Антон Вадимович, что в данном случае от вас зависит и от вас не зависит?

Оксана Галькевич: Вам не кажется, что от вас много требуют?

Константин Чуриков: Вот вы выслушали обращение избирателя. Что в ваших силах сегодня сделать?

Антон Горелкин: Я сейчас слушал уважаемую зрительницу. Вот какая проблема первая, которую я увидел? Это, кстати, повсеместно. У нас люди не знают своих депутатов. Это проблема.

Константин Чуриков: И по-моему, она говорила о деньгах, о зарплате.

Оксана Галькевич: О зарплате, о финансировании больницы.

Антон Горелкин: Нет, сначала она говорила… Ну, что тут можно сказать? Нужно делать, нужно увеличивать финансирование. Тут абсолютно я согласен, конечно.

Константин Чуриков: А как это сделать?

Антон Горелкин: Бюджет, федеральный бюджет.

Константин Чуриков: Только что приняли.

Антон Горелкин: Только что приняли, да. И там увеличение расходов на здравоохранение есть, но, конечно, этого недостаточно. Кто спорит?

Константин Чуриков: Чтобы успокоить…

Андрей Миронов: Есть более простой ответ на этот вопрос. Что с этим делать? Если зрители нас слушают… Многие считают, что приходит на выборы ничего не изменит, ничего не будет. Вот я всем говорю: нужно просто прийти на выборы, чтобы не было плохих депутатов…

Константин Чуриков: "Чтобы хорошо жить в старости, надо правильно голосовать в молодости".

Оксана Галькевич: Подождите, вы же сами сказали, что наблюдаете деградацию в течение последних… Скольки лет?

Андрей Миронов: Поэтому я и призываю…

Оксана Галькевич: Вот люди ходят, голосуют, а оно хужее и хужее.

Андрей Миронов: Вот плохо у нее в больнице. Есть депутат Курганской области. Он же ведь все равно пойдет на следующий срок. Так придите и сделайте так, чтобы он туда не ходил.

Константин Чуриков: И напоследок. Наш портрет депутата как части российского общества будет неполным, если мы не вспомним о такой части довольствия, как привилегии. Мы говорили о зарплатах. Скажите, пожалуйста, какие привилегии сегодня у депутата?

Антон Горелкин: Ну, сложно сказать, потому что…

Андрей Миронов: И чего тут сложного?

Антон Горелкин: Ну, привилегии – это служебная квартира. Это же привилегия?

Константин Чуриков: Конечно.

Андрей Миронов: В Москве.

Антон Горелкин: Служебный транспорт.

Андрей Миронов: В Москве.

Антон Горелкин: Да, в Москве. Не закрепленный, но он есть, служебный транспорт, да. Не "Мерседесы", как здесь уважаемый зритель говорил. Я приехал… вы можете проверить, я приехал на Ford Mondeo.

Андрей Миронов: Общественная приемная на родине за счет регионального бюджета. Правильно?

Антон Горелкин: Что?

Андрей Миронов: У вас есть в Кемерово своя приемная?

Антон Горелкин: У меня есть приемная в администрации Кемеровской области, да.

Андрей Миронов: Конечно. Транспорт у вас есть там, у этой приемной? Есть.

Антон Горелкин: Транспорта нет. Я езжу на личном транспорте.

Андрей Миронов: Ну, я говорю… Не вы, так другие. Там достаточно привилегий.

Антон Горелкин: Ну, кто-то пользуется. Я не пользуюсь, я не пользуюсь.

Андрей Миронов: Плюс переезды, перелеты.

Оксана Галькевич: И платим за все это…

Андрей Миронов: …мы с вами.

Оксана Галькевич: …мы с вами.

Константин Чуриков: А теперь – итоги опроса. Вот вы так описали подробно, вы прокомментировали, тоже много рассказали о жизни депутатов. Мы спросили зрителей, хотели бы они стать депутатами. "Да" – ответил нам 61% опрошенных (это аудитория ОТР), "нет" – 39% – ответили отрицательно. Мы благодарим всех зрителей и не отпускаем, потому что программа "ОТРажение" продолжается.

Благодарим наших гостей. Спасибо Антону Горелкину за смелость – это депутат Государственной Думы, член фракции "Единая Россия", член Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи. И спасибо Андрею Миронову, политтехнологу, руководителю Фонда изучения электоральных процессов и электоральной политики.

Оксана Галькевич: Уважаемые гости, с вами было интересно.

Константин Чуриков: Это правда.

Оксана Галькевич: Приходите, пожалуйста, еще.

Константин Чуриков: И спасибо за смелость.

Оксана Галькевич: Спасибо, спасибо.

Андрей Миронов: Приглашайте.

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • Леонид Ольшанский вице-президент "Движения автомобилистов России", адвокат
  • ГОСТИ

  • Ирина Волынец председатель Всероссийского общественного движения "Национальный родительский комитет"
  • ГОСТИ

  • Алексей Ульянов директор "Института повышения конкурентоспособности", кандидат экономических наук
  • ГОСТИ

  • Дмитрий Андреянов корреспондент (г. Ростов-на-Дону)
  • Олег Семенов руководитель проекта "Стадион - наш общий дом"
  • Ирина Ульянова корреспондент (г. Волгоград)
  • Любовь Коренева корреспондент (г. Самара)
  • ГОСТИ

  • Владимир Рязанский сопредседатель "Российской Жилищной Федерации"
  • Николай Комов председатель Совета Национального союза землепользователей России, академик РАН
  • Мария Баст председатель Ассоциации адвокатов России за права человека
  • ГОСТИ

  • Андрей Шпиленко директор Ассоциации кластеров и технопарков, кандидат экономических наук
  • ГОСТИ

  • Артем Соколов исполнительный директор Ассоциации компаний интернет-торговли
  • ГОСТИ

  • Михаил Чумалов генеральный директор агентства недвижимости "Белый Город"
  • Михаил Рожков советник Правления "НД-Банка"
  • ГОСТИ

  • Артем Белов исполнительный директор Национального союза производителей молока "Союзмолоко"
  • Алексей Калинчев врач-эндокринолог, нутрициолог, диетолог
  • ГОСТИ

  • Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России
  • ГОСТИ

  • Николай Маслов фермер (Краснодарский край)
  • Александр Матвиенко фермер (Краснодарский край)
  • Наталья Шагайда доктор экономических наук, директор Центра агропродовольственной политики РАНХиГС при Президенте РФ
  • Геннадий Уханов фермер (Краснодарский край)
  • Илья Зуб фермер (Краснодарский край)
  • Олег Петров фермер (Краснодарский край)
  • ГОСТИ

  • Сергей Зинин руководитель Федеральной комиссии разработчиков КИМ ЕГЭ и ОГЭ по литературе
  • Александр Гутов учитель литературы школы №1143 г. Москвы
  • ГОСТИ

  • Валентин Гефтер правозащитник, директор "Института прав человека"
  • Ирина Разумова главный специалист технического отдела Управления организации производственной деятельности и трудовой адаптации осужденных (УОПДТАО) ФСИН РФ, полковник внутренних войск
  • ГОСТИ

  • Юлия Финогенова профессор кафедры управления рисками, страхования и ценных бумаг РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • Андрей Гудков доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике
  • ГОСТИ

  • Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России
  • Показать еще
    Показать еще
    Суд не принял иск Кашина по делу Telegram Спор о тайне переписки не затрагивает интересы истца
    вчера
    Лидера движения SERB арестовали на 7 суток На этот же срок арестован активист движения Горошко
    вчера
    вчера
    У пьяных водителей возьмут кровь Определены пороговые показатели степени опьянения
    вчера

    ГОСТИ

  • Леонид Ольшанский вице-президент "Движения автомобилистов России", адвокат
  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • вчера
    Аптеки обяжут маркировать лекарства в 2018 году Дорогие препараты получат метки первыми
    вчера
    Ученые МГУ разработали квантовый телефон Изобретение уже протестировано
    вчера
    Общественники Москвы предлагают развивать программу для активных пенсионеров Отмечены успешные практики ресоциализации пожилых людей
    вчера

    ГОСТИ

  • Ирина Волынец председатель Всероссийского общественного движения "Национальный родительский комитет"
  • Ретроспектива выдающихся поэтов Николай Александров с обзором сборников стихов и книг о поэтах
    вчера

    ГОСТИ

  • Алексей Ульянов директор "Института повышения конкурентоспособности", кандидат экономических наук
  • ГОСТИ

  • Дмитрий Андреянов корреспондент (г. Ростов-на-Дону)
  • Любовь Коренева корреспондент (г. Самара)
  • Олег Семенов руководитель проекта "Стадион - наш общий дом"
  • Ирина Ульянова корреспондент (г. Волгоград)
  • ГОСТИ

  • Оксана Синявская заместитель директора Института социальной политики ВШЭ
  • ГОСТИ

  • Андрей Сафонов руководитель Ивановского городского фотографического клуба.
  • В России ограничат рост тарифов на электричество Такое поручение дал Владимир Путин
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments about:blank