Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Артем Белов и Алексей Калинчев — о том, какие продукты мы покупаем

11 декабря 2017

Гости

Артем Беловисполнительный директор Национального союза производителей молока "Союзмолоко"

Алексей Калинчевврач-эндокринолог, нутрициолог, диетолог

Ольга Арсланова: Ну а мы продолжаем, впереди большая тема. В течение этого часа предлагаем поговорить о продуктах, которые мы покупаем. Будем выяснять, что именно и почему мы выбираем.

А новость, которая привлекла наше внимание, собственно, вот в чем. Минздрав России решил разделить продовольственные товары по уровню полезности. Министерство предлагает ввести маркировку продуктов, которые отвечают требованиям здорового питания, и разделить продукты на три группы в зависимости от содержания в них жиров, добавленного сахара, поваренной соли.

Юрий Коваленко: Но если бы только этих продуктов и только с такой точки зрения. В первой группе находятся продукты, которые автоматически попадают в "здоровый" список – это свежие и замороженные фрукты, овощи, бобовые, свежее и замороженное мясо, птица, рыба, морепродукты, яйца и крупы. Во втором перечне, скажем, нездоровые продукты…

Ольга Арсланова: Полубольные такие.

Юрий Коваленко: Да. Шоколад сложно назвать вредным, но посчитали почему-то, что так. Кондитерские изделия (здесь из-за сахара, естественно), энергетические батончики, десерты; сюда же отнесли энергетические напитки и алкогольную продукцию – так очень ровно отрезали, можно сказать.

Ольга Арсланова: Ну и в третьем списке указаны продукты и пороговые значения компонентов в их составе, которые позволят относить товар к здоровому питанию – то есть может быть, может не быть. Это сушеные фрукты, орехи, соки, хлеб, сухие завтраки, переработанное мясо, птица, рыба, а также молочная продукция, творог и сыр.

Но что чаще всего действительно выбирают россияне? Мы понимаем, что это очень часто вопрос цены. И особенно показательна подготовка к Новому году, о которой так много говорится в эти дни – это время, когда мы позволяем себе немного потратиться и купить самое дорогое, вкусное, полезное. И вот Росстат подсчитал, во сколько семье из 4-х человек обойдется новогоднее застолье, это цифры буквально последних дней.

Вот что выяснилось. Набор продуктов включает в себя примерно 30 наименований – это мясо, птица, икра, масло, соления, кондитерские изделия, конечно же, алкоголь, овощи и салаты. Так вот за прошедший год этот показатель вырос менее чем на 4% и составил 6 096 рублей. Из этого набора сильнее всего, почти на 19% подорожала за год красная икра; в лидерах также сливочное масло. Подешевели апельсины, лимоны, мясо птицы и яблоки. А вот традиционные новогодние салаты, такие как "Оливье" и "Сельдь под шубой", оказались по цене своих ингредиентов почти в равных позициях. Такой экономическо-гастрономический показатель – "индекс оливье".

Юрий Коваленко: Салатами мерить состояние бюджета – это, в общем-то, довольно странно, но очень показательно.

Ольга Арсланова: Но меряют же.

Юрий Коваленко: Да. В этом году общую цену салата оливье подсчитала глава Центробанка Эльвира Набиуллина, и по ее данным "индекс оливье" (да, есть такой) в этом году вырос на 1.2% до 313 рублей. За эти деньги можно купить продукты и приготовить килограмм салата. А вот торговые сети сообщили: оливье в цене даже упал. Но как утверждают эксперты, иллюзия снижения цены салата вызвана заменой качественной продукции на более бюджетные аналоги. В первую очередь это касается колбасы.

Ольга Арсланова: Именно поэтому мы решили, посмотрев на эти официальные цифры, на этой неделе запустить наш новый опрос в рубрике "Реальные цифры": на этой неделе мы выясняем, во сколько вам лично обойдется новогодний салат оливье. Берем классические рецепт и ингредиенты: консервированные огурцы, морковь, картофель, зеленый горошек, яйца, вареная колбаса, репчатый лук и майонез. Присылайте, пожалуйста, какая сумма у вас получилась – сравним с тем, что нам предъявил Центробанк.

Ну а в ближайшее время поговорим и о качестве, и о цене. По какому принципу продукты выбираете лично вы?

Юрий Коваленко: У нас в гостях Артем Белов, исполнительный директор Национального союза производителей молока "Союзмолоко" – здравствуйте.

Артем Белов: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Юрий Коваленко: И Алексей Калинчев, врач-эндокринолог, нутрициолог и диетолог – здравствуйте.

Алексей Калинчев: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Давайте сначала "светофор" разберем.

Ольга Арсланова: Да, давайте сначала разберемся с этим "светофором". Не очень понятна цель – это цель образовательная, для того чтобы люди понимали, что они покупают, или попытка каким-то образом на этот рынок повлиять? Понятно, что он формируется как-то совершенно по другим критериям.

Артем Белов: Вы понимаете, мы можем только интерпретировать то, что происходит. В целом, конечно, такая разметка "светофор" вызывает массу вопросов, на самом деле. Все-таки когда мы говорим о питании, мы должны прежде всего, наверное, говорить не просто о здоровых или нездоровых продуктах, а мы должны говорить о сбалансированном питании, где должны присутствовать и белки, и жиры, и углеводы в разумном, правильном, сбалансированном сочетании. В этом смысле, когда мы одни продукты относим к категории полезных, а другие к категории неполезных, это вызывает пока больше вопросов, чем ответов. Я все-таки думаю, что концентрироваться нам нужно все-таки прежде всего на понятии здорового питания – что такое здоровое питание, что такое сбалансированное питание, отталкиваться от этого.

Юрий Коваленко: Но если зайти с другой стороны, в таком случае "черная метка", которая ставится на нездоровый продукт – ну какой производитель поставит на свой продукт "черную метку" добровольно?

Артем Белов: Ну смотрите, здесь вопрос же… Например, возьмем молочную категорию. Да, молочная категория – это источник белка, это источник жиров, кальция. Да, часто это бывает достаточно жирная продукция. Вопрос просто, что в потреблении тех же самых сыров, сливочного масла должен быть определенный баланс, потому что жиры нужны нашему организму, он должен получать их, в том числе животные жиры, например, из молочной продукции – это одни из самых качественных жиров, которые усваиваются и так далее. Поэтому…

Еще раз говорю: если мы, например, молочную жирную категорию будем маркировать "черной меткой", это вызывает больше вопросов, здесь возникает вопрос о здравом смысле. Поэтому еще раз говорю – наверное, маркировка продуктов теми или иными цветами, с моей точки зрения, конечно, не очень корректно. Мы, еще раз говорю, должны говорить о питании в целом, в целом о сбалансированности этого питания и сбалансированном поступлении полезных микроэлементов в организм человека.

Ольга Арсланова: Хорошо, давайте об этом и поговорим. Скажите, пожалуйста, а россиян это вообще все интересует? Понимаете, вот все смотрят телевизор, мы постоянно обсуждаем качество продуктов в нашей программе, о том, как много фальсификата, о том, что там жуткого, несъедобного содержится в той же самой колбасе – и все равно люди приходят и это покупают по какой-то причине. То есть это вообще кому-то, конечному потребителю нужно?

Алексей Калинчев: Лично я поддерживаю. Поддерживаю в какой части? В той части, что люди должны думать, что они едят. Я вообще призываю всех…

Ольга Арсланова: Мало стоит…

Алексей Калинчев: Да что тут обсуждать: в следующий раз, когда придете в магазин, просто постойте и понаблюдайте, как люди покупают продукты. Я не говорю о покупках повторных, стандартных для себя наименований, а я вообще говорю, когда люди что-то выбирают. Практически никто не смотрит на состав. Я это не сам придумал, это мне подтверждают практически все мои клиенты и друзья, кто придерживается принципов ЗОЖа, здорового образа жизни, о чем мой коллега здесь говорил сегодня. То есть единицы людей вообще читают, что написано на этикетке в составе. Поэтому это я, естественно, поддерживаю.

А если брать, например, молочные продукты, то лично меня как потребителя интересует содержание там пальмового масла, которым мы все напуганы. Меня это в первую очередь беспокоит. И, к сожалению, я боюсь, что там это не будет указано, хотя оно там, например, будет содержаться. Вот в этом вопрос.

Юрий Коваленко: А может быть, проще вернуть в состав продуктов данные в процентном соотношении, сколько чего содержится? Потому что когда это убрали, началось просто формальное мракобесие. То есть вода, которой должно было быть 10%, где-то с краешка приписана, а на самом деле ее 30%. Никто это не контролирует. И добровольно на первых порах, кстати, разрешено будет не маркировать продукты вредные и невредные – тут, по-моему, как дышло, куда повернешь, туда и вышло.

Алексей Калинчев: Это вопрос к лобби, чье лобби сильнее. Это уже проблема того, что у потребителя нет сильного лобби, вот и все. Поэтому это вопрос к гражданскому обществу на самом деле, почему у нас нет организаций потребительских, которые бы защищали наши права как покупателей.

Юрий Коваленко: Роспотребнадзор и прочие организации…

Алексей Калинчев: Значит, плохо работают, раз вот вы сказали – к ним вопросы, не к нам. Я участник рынка как сам потребитель и как человек, который как врач занимаюсь вопросами здорового образа жизни в первую очередь. Поэтому я покупаю те же самые продукты, что и вы и все остальные. Я уже сказал, что лично меня волнует. Если брать молочные продукты, меня волнует вопрос содержания там пальмового масла, о котором там никто не пишет.

Ольга Арсланова: Почему он вас волнует? Алексей, понимаете, все относительно. Ну чем пальмовое масло хуже, не знаю, любого другого масла? Оно просто дешевое, а людям хочется покупать дешевые продукты.

Алексей Калинчев: Это не наша с вами… Понятно, но вот вопрос, чтобы в других его не было, а мы этого не знаем сейчас.

Ольга Арсланова: А чем оно плохое, Алексей?

Юрий Коваленко: Но подождите, тут на дешевое не хватает денег.

Ольга Арсланова: Я хочу просто понять, чем вам не угодило пальмовое пасло, что с ним не так?

Алексей Калинчев: В нем ничего хорошего нет в принципе, поэтому… Это же не тема сегодняшней беседы.

Если брать вообще мой совет людям, я советую людям не покупать полуфабрикаты. Вот вопрос к колбасе – не надо ее вообще покупать, покупайте мясо. Любое мясо будет дешевле колбасы. Покупайте курицу, индейку, говядину, баранину и так далее. И вот в салате оливье не должно быть колбасы, а должно быть вареное мясо. Самый простой совет – чтобы там… И сразу снимается вопрос, что в нашей колбасе не то. Очень просто: вообще все там не то. Покупайте мясо, оно дешевле и удобнее. И варить курицу – это, по-моему, вообще минутное дело, ничем это не усложнит процесс приготовления.

Ольга Арсланова: Хотя тут же наши зрители написали, что курица тоже вредная, потому что в пробах обнаруживается и сальмонеллы, и антибиотики.

Алексей Калинчев: Согласен.

Юрий Коваленко: Накачивают всевозможными инъекциями…

Ольга Арсланова: …которые тоже, разумеется, никак Минздрав и Роспотребнадзор не обозначат никакой наклейкой.

Алексей Калинчев: Кстати, знаете логику потребления индейки, а не курятины, почему сейчас так индейка в моде? Считается, что она дохнет от этой химии и поэтому она более безопасна.

Ольга Арсланова: Хилая, понятно.

Послушаем наших зрителей. Из Чувашии Владимир, добрый вечер. Расскажите, как вы выбираете продукты сейчас, пока еще вот этот "светофор" не введен.

Зритель: Здравствуйте. Мы из народа. Мы заходим в магазин, в первую очередь смотрим на цену, а не пальмовое масло или на какое, так как на 8 тысяч выбирать нечего. И в Новый год только мы, конечно, полностью отдаем эту пенсию, чтобы порадоваться, как в Советском Союзе пожить прекрасно, шоколадные конфеты. А я думаю, что за этим всем производители должны следить. Производители за качеством продукции должны следить. А во-вторых, государство должно это все обеспечить – контроль, а не разговоры все эти, как это было все-таки… Пальмовое масло – не надо так не надо, надо сливочное – так сливочное. Почему сейчас толкают то, что не нужно в продукцию? А нам что выбирать? Скажите, что выбирать?

Ольга Арсланова: Спасибо. Собственно, этот вопрос задают многие наши зрители, почему вообще разрешено выпускать некачественные продукты. Есть расхожий ответ, точка зрения: если вы хотите сохранять цену на продукцию, то придется удешевлять производство, от этого никуда не деться.

Артем Белов: Вы понимаете, я бы задался вопросом. Вопрос качества на самом деле чрезвычайно субъективный: то, что качественно для них, для других может быть совершенно некачественным. И во многом вопрос качества в том числе определяется кошельком – то, что они воспринимают как качественное, другие могут воспринимать как некачественное.

Государство гарантирует безопасность продукции, которая производится и попадает на полки. Государство гарантирует безопасность. Есть технический регламент, в соответствии с которым продают. Молочная продукция, которая может состоять только из молока, или, например, молокосодержащая продукция, в которой могут быть заменители молочных жиров. Это совершенно официальный продукт, он прописан в техническом регламенте, есть к нему определенные требования. И государство потребителю гарантирует, что он приобретает безопасный продукт. Проблема, которая есть…

Юрий Коваленко: Но подождите, если некачественно, то это будет и небезопасно.

Артем Белов: Вот поймите. Вопрос качества очень субъективен. Что такое качество? Он очень на самом деле слабо осязаемый.

Ольга Арсланова: Это вопрос честности: если написал производитель, что у меня там…

Артем Белов: Нет, вот вопрос честности – это уже вопрос фальсификации, это опять же то, чем должно заниматься государство. Если, как говорит коллега, на продукте не написано, что он содержит заменители молочных жиров в молоке, то это нарушение, за этим должно следовать как минимум административное наказание, а возможно (сейчас тоже такие попытки есть) и уголовное при многократном нарушении. Потому что вы действительно вводите потребителя в заблуждение, и он под видом одного продукта покупает совершенно другой продукт; он рассчитывает на одни потребительские свойства продукта, а получает совершенно другие потребительские свойства.

Ольга Арсланова: Но если честно написано, что это заменитель, имитация, молокосодержащий или имитирующий продукт, он имеет право на свое место на полке.

Артем Белов: Конечно. Более того, вы поймите, ведь на самом деле ключевой фактор, как развивается… Вот коллега, который сейчас звонил, задал очень правильный вопрос. 8 тысяч рублей в месяц пенсия. На самом деле ключевой вопрос, который определяет привычки потребления особенно в классических категориях, таких как молочная продукция, мясная продукция – это, собственно, те доходы населения, которые есть, это те деньги, которые потребитель может потратить. Понимаете, если даже Росстат фиксирует, что у нас доходы населения падают 36 месяцев подряд, вряд ли мы можем рассчитывать, что качество потребления в среднем будет улучшаться. Понятно, что потребитель выбирает более доступный продукт.

Вот мы по молочной категории однозначно это видим. Да, сыр подорожал на десятки процентов за последние 3 года – простите меня, не все могут себе позволить покупать сыр. Но стремясь сохранить объем потребления, выбирают более доступный сырный продукт. Да, он действительно на 50% может состоять из заменителя молочных жиров. Государство гарантирует безопасность этого продукта, производитель гарантирует, что это будет более дешевый продукт, произведенный со всеми требованиями. Это не сыр, и просто не нужно к нему относиться как к сыру – это просто совершенно другой продукт.

Но еще раз говорю, выбор потребителя этих продуктов обусловлен объективно: нет денег на то, чтобы купить другой продукт, вот и все. Задача государства, как мне кажется, должно доносить идею, что правильно покупать, что такое правильное, сбалансированное питание, и давать все возможности потребителю купить, то есть создавать условия, при которых доходы населения будут в целом расти. Вот мне кажется, это будет принципиальной и самой важной задачей.

Ольга Арсланова: Некоторые наши зрители знаете чего боятся? – что вот такой "светофор" вынудит людей стесняться дешевых продуктов. То есть они будут выделены, и дорогие покупать все равно нет возможности, но какой-то неприятный осадок, что ты берешь продукт с "черной меткой", постоянно будет присутствовать.

Артем Белов: Наверное, психологически это тоже будет тяжело, конечно, когда у тебя в холодильнике лежать продукты с "черной меткой" – это тоже будет вызывать, наверное, определенные эффекты. Но при этом это не стимулирует на самом деле потреблять более, скажем так, продукты с той же самой "зеленой" этикеткой, потому что не всегда эти продукты будут просто доступны. Еще раз говорю, важно говорить именно о сбалансированном питании, понимаете? Не все могут приобретать, например, говядину и баранину, это достаточно дорогие виды мяса. Поэтому, например, потребление говядины снижается, а, например, потребление курицы, более доступного мяса, растет. Потребитель выбирает, он имеет возможность выбирать между различными позициями.

Ольга Арсланова: Опять же, возвращаемся к мнению наших зрителей. У нас на связи Александр из Челябинской области – здравствуйте, Александр.

Зритель: Добрый вечер. Я бы хотел сказать, что в принципе, конечно, эта идея маркировки неплохая, особенно для пожилых людей, которым просто физически тяжело прочитать полностью состав продукции, производителя, какие-то логические выводы из этого сделать. Но, конечно, вызывает опасения реализация ее в нашей стране, где в настоящее время даже, как мы знаем, в крупных сетях регулярно встречаются откровенно фальсифицированные продукты, то есть не соответствующие по своему составу тому, что у них написано на этикетке. Я считаю, что для действительно качественных продуктов, чтобы они попадали к населению, было бы оптимально развитие системы потребкооперации, возвращение к ней, когда продукт попадает от производителя напрямую к людям практически. Вот я, например, сам беру у одной пекарни на рынке изделия; мясные есть тоже магазины тоже от производителя. Там, во-первых, продавцы в курсе всех особенностей продукции, в том числе и состава, они непосредственно могут передать администрации. Вот один раз даже выезжала технолог, мы с ней подробно обсудили всю линейку продукции, в том числе состав.

Также я хотел бы возразить экспертам, что якобы качественная продукция является дорогой. Видимо, они не в курсе, но это зависит чисто от наценки торговой и в основном от сетей. Вот я приведу примеры: у нас, например, пекли довольно хороший хлеб с названием "Полезный", у производителя на точке он стоил 28 рублей, в обычной рознице он стоил 30 рублей (только в одном месте его продавали), в это же время в сетевом супермаркете он стоил 46 рублей (они на него такую цену поставили вначале), притом что комбинат от них находится на расстоянии 47 километров. И то же самое: допустим, масло я сейчас покупаю. Производитель его в розницу продает по 60 рублей за пол-литра (правда, в полиэтиленовой бутылочке), в сетевом магазине бутылочка стеклянная 0.25 этого масла стоит 115 рублей – то есть почувствуйте, во сколько раз разница.

Ольга Арсланова: Спасибо. Действительно интересные подсчеты.

Сообщения – продолжаем говорить о "черных метках": "Ну хуже вас знаем о вреде многих продуктов, но на пенсию в 7 тысяч не купишь мясо, хороший сыр, а только заменители", "Есть хочется всем одинаково, не надо говорить, что государство гарантирует безопасность, оно будет ставить "черную метку" не на товарах, а на людях". Все-таки причина того, что люди выбирают не очень здоровые продукции – она в том, что они малообразованы, не хотят вникать, предпочитают вкусное здоровому, или причина в этой бедности все-таки, все корни отсюда?

Алексей Калинчев: Нет, бедность ни при чем. Давайте посмотрим, что люди покупают в дорогих супермаркетах, и косвенно составив представление о доходах людей, по машинам, на которых они туда подъезжают, и по одежде. Абсолютная чушь и глупость. У меня очень много состоятельных людей, которые питаются просто тем, что называется "junkfood" – "помоечная еда". Они не имеют никакого представления о том, что надо есть, что не надо есть. Отсюда безумная популярность диетологии сейчас, нутрициологии и подобных вещей, потому что люди абсолютно не знают, но хотят знать. И я рассчитываю, что государство будет двигаться в этом направлении. Есть сейчас, например… Была достаточно большая кампания о вреде курения и алкоголя, социальная реклама – хотелось бы добавить сюда социальной рекламы по здоровому образу жизни. Потому что люди абсолютно не представляют, что надо есть, как надо есть и так далее. У меня был пациент, который считал, что говядина – это углеводы. Это в Москве нормальный, с виду адекватный человек.

Ольга Арсланова: Ну а зачем ему знать, что это такое? Ешь и все.

Алексей Калинчев: Он приходил заниматься в фитнес-клуб. Не поев углеводы в течение целого дня, в середине тренировки у него было состояние гипогликемии, он на полу в конвульсиях бился, если упрощенно говорить, потому что у него содержание сахара в крови падало. Это безграмотность. Люди безграмотные, и надо просвещать их. Пусть будут читать этикетки, пусть будут смотреть какие-то передачи по телевизору, под эту кампанию наверняка будет сделано много передач каких-то, где людям будут рассказывать, что и как надо есть. Пока большинство людей абсолютно не понимает даже банальных вещей, что такое белки, жиры и углеводы. Вы можете по своим знакомым проверить – люди не понимают разницы. Степень безграмотности в этом вопросе зашкаливающая. Так же, как алкоголь – относят к одной категории какие-нибудь коктейли типа "Отвертки" и вино белое, красное, сухое, это все в одну кучу сваливается, хотя это абсолютно разные продукты, и если вино полезно пить в небольших дозах, то коктейли такие вредно пить в любой концентрации.

Юрий Коваленко: Вы говорите по поводу ЗОЖ, по поводу конкретного непонимания белков, жиров и углеводов.

Алексей Калинчев: Да, элементарных вещей.

Юрий Коваленко: Но большая часть людей, которые понимают прекрасно, что да, если котлету съесть без хлеба или макарон, то как бы насыщение не придет, они подсознательно хотя бы как-то понимают. Ваши пациенты, скажем так, ввиду определенных каких-то нюансов могут чего-то не знать. Но вообще в целом, если у человека 8 тысяч рублей зарплата, вообще на 8 тысяч возможен ли здоровый ЗОЖ, и если да, то как? Потому что сейчас нас смотрят очень много телезрителей с подобной проблемой, и они хотели бы услышать на это ответ.

Ольга Арсланова: То есть да, давайте поможем нашим зрителям, у которых маленькая зарплата, купить эти здоровые продукты. У нас вообще получится что-нибудь?

Юрий Коваленко: Давайте просто посчитаем.

Ольга Арсланова: Возможно ли на реальную зарплату российскую питаться сбалансированно, как вы говорите, и так далее?

Алексей Калинчев: Я думаю, если мы сейчас вчетвером попробуем найти хоть одного нашего знакомого, который живет на 8 тысяч рублей, мы не найдем ни одного.

Ольга Арсланова: Мы в Москве живем, безусловно.

Алексей Калинчев: Да, у нас таких людей нет, и мы не понимаем вообще, откуда такие цифры берутся и как можно на такие деньги существовать.

Юрий Коваленко: Это средняя пенсия, скажем так, чуть ниже средней. Но давайте попробуем, хоть что можно купить? Потому что я вот сейчас вижу SMS: "Купила рис – он плавится, как пластик".

Ольга Арсланова: Дешевый?

Юрий Коваленко: Я не знаю, что это вообще за субстанция, скажем так. Ну что можно купить? Курицу мы можем купить на 8 тысяч рублей? Одну курицу.

Алексей Калинчев: Надо посмотреть, что в эту корзину продуктовую входит за 8 тысяч рублей. Я думаю, крупы должны входить, которые относятся к категории СТМ (собственная торговая марка), самые дешевые в магазинах. Что туда правильно ввести, вы хотите сказать? Обязательно белок надо ввести, то есть яйца, молочнокислые продукты обязательно, из мяса хотя бы курица пусть будет, она достаточно дешевая, я так думаю.

Юрий Коваленко: То есть в принципе мы укладываемся, да?

Алексей Калинчев: И сезонные овощи.

Юрий Коваленко: А рыба, допустим, туда попадает?

Алексей Калинчев: Я очень сомневаюсь в этом.

Юрий Коваленко: То есть рыба…

Алексей Калинчев: А на самом деле в рыбе ничего полезного нет, то есть в той, что продается в магазинах, поэтому если она и не попадет, никто ничего не потеряет.

Юрий Коваленко: Подождите, все же говорят, что рыба полезна.

Алексей Калинчев: Это не та рыба. Полезна дикая рыба, которая абсолютно других денег стоит и которая относится к деликатесам. В магазинах продается в основном парниковая рыба, которая ничем не отличается… Если говорить обывательски, это то же самое, как свинья в чешуе, есть такое образное выражение. Поэтому что свининой питаться, что этой рыбой – одно и то же. Поэтому ничего страшного, если у вас на дорогую рыбу не хватает денег – ну не на дорогую, а на ту рыбу, которая в магазинах.

Ольга Арсланова: Спасибо, мы успокоились теперь.

Алексей Калинчев: Да.

Юрий Коваленко: Подсчитали.

Ольга Арсланова: Ирину из Ленобласти давайте послушаем и продолжим нашу беседу. Ирина, здравствуйте.

Зритель: Алло.

Юрий Коваленко: Ирина, вы в эфире, говорите.

Зритель: Я вас сейчас удивлю насчет рыбы, но мы покупаем просто путассу и ее тупо жарим, и ничего страшного, потому что она тресковая, и точно так же получаем все витамины от нее. 

Ольга Арсланова: Скажите, а вы вообще…

Зритель: Дальше. У меня вот сейчас третий ребенок родился, мы экономим на продуктах. Мы покупаем только те продукты, которые мы едим, а именно гречку, рис. Насчет того, что вы сказали, где можно купить дешевый, например, картофель? Допустим, в "Магните" гречка стоит 28 рублей 80 граммов, точно так же и рис – 31 рубль 80 граммов. Я могу позволить себе в "Окей" почти и килограмм сахара купить за 29 рублей.

Юрий Коваленко: То есть получается такой гастрономический фитнес – побегать приходится за дешевым, да?

Зритель: Я обхожу в день 5-6 магазинов разных.

Юрий Коваленко: Приходится побегать за дешевыми продуктами, но вы умудряетесь найти на небольшую зарплату качественный продукт.

Зритель: Да, я собираю продуктовую корзину. Допустим, у нас в "Магните" в обычном хлеб стоит 22 рубля, а в "Окее" уже 16 батон. То есть мне нужно сходить в "Окей" сначала за 16 рублей купить несколько батонов…

Юрий Коваленко: Читаете состав на этикетке? Вы понимаете, что там написано?

Зритель: Естественно. Если бы я не читала состав, я бы этого не брала. Для меня самое главнее – это сроки и состав.

Ольга Арсланова: Спасибо большое.

Пишут нам из Смоленской области: "Я понимаю все о животных и растительных белках, я биолог. Но пенсия моя 10 627 рублей. Очень трудно соответствовать, поверьте".

Давайте разберемся с производителями. Если эту маркировку введут, их жизнь станет сложнее?

Артем Белов: Сложно сказать, станет ли она сложнее. Она точно будет влиять на, наверное, расклад тех или иных производителей на полке. Я думаю, что все-таки… Еще раз говорю, мы за маркировкой, за "светофором" теряем суть. Мы говорим о том, что что-то полезно, что-то вредно, хотя должны были бы объяснять и говорить в целом о сбалансированном питании, проводить обучающие мероприятия, реализовывать программы по социальной рекламе правильного, сбалансированного питания. И потребитель должен был бы в конечном итоге выбирать на свой кошелек прежде всего те продукты, которые он может себе позволить и которые максимально соответствовали бы сбалансированному питанию.

Я приведу один пример. Вот вы любим говорить, например, о "Докторской" колбасе, а ведь этот продукт в свое время был разработан как продукт достаточно жирный в ситуации не очень благоприятной с точки зрения обеспечения продовольствием основной массы населения при достойно серьезном физическом труде у значительной части населения. Этот продукт соответствовал своей эпохе с точки зрения ценности, прежде всего с точки зрения калорий для значительной категории населения с определенным уровнем дохода и определенной физической активностью. Вот мы на самом деле если с текущей точки зрения и даже с той точки зрения, можно было бы на этот продукт повесить вот эту "черную метку". Но ведь на самом деле с точки зрения потребления, возможностей потребителя, с точки зрения эффекта для потребителя это был отличный продукт, который решил те проблемы, которые были в тот конкретный момент времени в конкретной стране с конкретными людьми.

Вот мне кажется, нам нужно немножко менять идеологию: мы хотим за простыми инструментами, какими-то простыми механизмами решить очень серьезную проблему – научить потребителя правильно относиться к себе, к здоровью и правильно питаться. Более того, мы хотим сбалансировать ситуацию, притом что у нас очень сильное расслоение населения, понимаете? Ведь если мы говорим о сбалансированном питании в Москве, мы можем говорить о том, что люди не понимают, что такое жиры, белки и углеводы, но при этом мы знаем, что значительная доля населения (даже официально 20-25% населения) живет, условно говоря, либо на грани бедности, либо за чертой бедности.

Ольга Арсланова: Более 20 миллионов.

Артем Белов: Это люди, которые не могут себе позволить размышлять – у них действительно ключевой вопрос…

Ольга Арсланова: …сколько калорий я употребил сегодня.

Артем Белов: Да, сколько калорий я потребил. Это действительно… Просто очень часто для этих же людей на самом деле правильное, сбалансированное питание, что они готовят, например, дома, самостоятельно, они не могут себе позволить приобрести, например, полуфабрикаты, которые дороже. И на самом деле эти люди отчасти могут даже питаться более правильно. Вот сейчас коллеги звонили и говорили, что да, это крупы, это, например, мясо, которое они сами готовят. Они в каком-то смысле питаются более правильно, чем, например, даже более высокодоходные категории населения, которые активно используют, например, полуфабрикаты…

Юрий Коваленко: Насколько известно, соцопросы говорят, что полуфабрикаты распространены исключительно в городах-миллионниках, то есть там, где люди много работают и нет времени для того, чтобы что-то приготовить. То есть получается, что вся эта инструкция для людей, которые не умеют читать этикетки, не хотят этого делать – они привыкли есть пельмени, у них желудок приобрел форму пачки пельменей.

Ольга Арсланова: И которые точно так же проигнорируют любую маркировку, потому что…

Юрий Коваленко: Да, это бессмысленно.

Ольга Арсланова: …никому не интересно.

Артем Белов: Все правильно. Потому что очень большая категория населения… Вот мы смотрим, у нас проблема фальсификации в молочной категории достаточно острая всегда, к ней очень много внимания привлекается. Поэтому я могу по нашей, например, категории сказать, что потребитель очень внимательно стал читать этикетку. За последние 3-4 года модель поведения… Вот я хожу по магазинам, я же вижу: и молодежь, и бабушки подходят к полкам; бабушки, которые не очень хорошо видят, подходят с лупами и действительно читают. Если проблема маркировки, что она может быть небольшой, но люди действительно очень внимательно относятся к тому, что они покупают, они реально читают, что же это за продукт, из чего он состоит. И они исходя из этого делают свой выбор.

Более того, мне кажется, что за последние 3 года потребитель стал гораздо более квалифицированным, чем раньше. Он действительно совершенно по-другому смотрит на продукты и совершенно балансирует по-разному свой… Вот как бы модель потребления… Просто нужно…

Ольга Арсланова: Почему это происходит, как вам кажется? Что-то же помогло, что-то же сработало.

Юрий Коваленко: Санкции?

Артем Белов: Нет, на самом деле потребитель прежде всего, мне кажется… То, что очень часто мы обращаем внимание на фальсификат, на то, что не вся продукция качественная, потребитель это впитывает, он что-то читает сам, источников информации сейчас очень много. Но это не все потребители делают. Задача опять же государства подтолкнуть, чтобы масса потребителей начинала думать о своем здоровье и начинала более внимательно относиться к тому, что покупается. К сожалению, очень часто как раз приходится сталкиваться с контрпропагандой государства, когда государство огульно через центральные каналы, которые принадлежат государству, огульно хают все продукты. То есть если посмотреть наши центральные каналы, то я не знаю, чем вообще в принципе можно питаться, что вообще в принципе можно есть.

Юрий Коваленко: И в рекламных перерывах этих программ рекламируется майонез.

Артем Белов: Ну бог с ним, что рекламируется, но там… Если мы посмотрим… Я не помню за последнее время ни одной передачи, в которой бы не подвергалась сомнению, например, польза молочных продуктов. Притом что все мы вроде бы на обывательском уровне понимаем, что сбалансированное питание, потребление кисломолочной продукции, потребление молокоемких продуктов в сбалансированном объеме, тех же самых сыров, масла – это чрезвычайно правильно, полезно, это составляющая правильного, полезного питания. Если мы смотрим телевизор, мы понимаем, что либо мы едим непонятно что, либо это очень вредно для здоровья. Конечно, с такой пропагандой нужно что-то делать, потому что это, к сожалению, не приводит к тому, что потребитель становится более, скажем так, квалифицированным, он не начинает питаться сбалансированно, мы его на самом деле только пугаем.

Ольга Арсланова: Но здесь важный вопрос критериев – кто будет решать, какой продукт полезный, а какой вредный. Вот, например, то же сливочное масло – вредный продукт или полезный? Вопрос, наверное, в количестве.

Юрий Коваленко: Все в меру.

Артем Белов: Во-первых, в количестве. Во-вторых, вы знаете, к сливочному маслу… Опять же, сейчас это не предмет дискуссии, но на самом деле к сливочному маслу за последние 5-7 лет очень сильно поменялось отношение.

Ольга Арсланова: Реабилитировали.

Артем Белов: Да. В каком-то смысле сливочное масло реабилитировали. И вот мы сегодня приводили в начале передачи цифры о том, что стоимость масла сливочного в России выросла за последний год. Но на самом деле она и в мире растет, масло в принципе биржевой товар, и спрос на этот продукт растет, и цена, соответственно, на этот продукт растет, и эта динамика действительно наблюдается последние 5-7 лет. И диетологи, которые в настоящий момент… Опять же, это вопрос дискуссионный, но часть диетологов действительно считает, что мы в принципе абсолютно обвиняли масло во всех смертных грехах и считали, что это основной источник вредного холестерина. Это на самом деле не так. Более того, есть исследования, что при использовании растительных жиров тоже не всегда полезно, как считалось, использование именно растительных жиров. Поэтому здесь все очень… Опять же говорю, самое главное – это сбалансированный подход ко всему. Нельзя злоупотреблять. Понимаете, если вы будете есть по 100 граммов масла в день, наверное, это будет не очень полезно. Но если вы будете потреблять 5-10 граммов, 20-30 граммов сыра – это хороший, сбалансированный подход к потреблению жиров, белков и углеводов.

Юрий Коваленко: Мне кажется, что у наших сограждан, россиян выработалась какая-то интуитивная диетология, потому что не все могут позволить себе прийти на прием к нутрициологу, к диетологу, и они пытаются каким-то образом… Ну нет переносимости – заменяется чем-то этот продукт; не хочется есть что-то еще…

Ольга Арсланова: Нет денег на сливочное масло – берем дешевое.

Артем Белов: Покупаем спред.

Ольга Арсланова: Да, тоже жиры.

Юрий Коваленко: Какие вредные продукты вы покупаете? – этот вопрос задали наши корреспонденты в Самаре, Екатеринбурге и Владикавказе. Давайте послушаем, что отвечали наши сограждане.

ОПРОС

Ольга Арсланова: Вот, очень важную вещь сказала участница опроса. Алексей, скажите, пожалуйста, почему все вредное вкусно, а все невредное, как правило, дорогое и… Ну невозможно это есть каждый год в больших количествах.

Юрий Коваленко: Безвкусное.

Ольга Арсланова: Тут как людей ни воспитывай, что им не объясняй, тянутся люди к тому, что вкусно и доступно.

Алексей Калинчев: Здесь на самом деле очень все просто. Вопрос в пищевой ориентации: у подавляющего большинства людей она неправильная.

Ольга Арсланова: Большинство не может ошибаться, Алексей.

Алексей Калинчев: Достаточно посмотреть на состояние здоровья большинство людей в развитых странах мира, где достаточно высокий уровень жизни (Западная Европа, Соединенные Штаты Америки), где, как считается, достаточно хорошее качество продуктов.

Ольга Арсланова: И очень высокий уровень ожирения среди населения.

Алексей Калинчев: 40% имеет лишний вес, 20% ожирение. Это подтверждение моих слов. У них там не 8 тысяч рублей прожиточный минимум и так далее, там значительно выше. То есть формально там хватает на все, однако люди выбирают почему-то гадость.

Почему? Потому что неправильная пищевая ориентация: людям вкусно есть неправильные продукты. Мне повезло, у меня правильная пищевая ориентация, мне хочется есть только полезную еду, я поэтому нисколько не страдаю. Я в заведениях фастфуда не питался никогда и никогда не хотелось. А вот можно проверить: покажите где-нибудь фильм о том, как там производят какой-нибудь картофель фри или что-нибудь подобное, гамбургеры любые, из каких "ингредиентов", мягко скажем, это делается – это была бы негативная реклама, а вам люди скажут, что у них слюни текут. Вот абсурдная реакция: вроде тебе показывают, насколько это все нездорово, неполезно, невкусно, а у людей слюни текут. Вот как это назвать? Нелогично. Вот девочка правильно сказала, что хочется есть дрянь.

На самом деле полезная еда точно стоит не дороже, чем полуфабрикаты и чем плохая еда. Поверьте мне, кусок мяса стоит точно дешевле колбасы – зайдите в магазины и сравните, кто там никогда не был, просто трезво посмотрите, и вы увидите, это очевидно. Поэтому как может быть… А под нездоровым питанием мы понимаем питание полуфабрикатами и фастфудом. Фастфуд тоже стоит дороже, чем если человек сам приготовит еду (сам или ему жена с мамой приготовят), правильно? Но почему-то люди выбирают фастфуд. И даже там, где вот эти депрессивные регионы и у людей низкая зарплата, почему-то на алкоголь и сигареты всегда найдутся деньги, а на питание почему-то не найдется.

Ольга Арсланова: Скрашивает трудности.

Алексей Калинчев: И позвольте вернуться чуть выше, что говорил коллега про кисломолочные продукты. Я со стороны медицины поддержу: это абсолютно полезные продукты, есть обязательно надо. Я еще хочу на это акцентировать, потому что большинство людей это не понимает. Не надо бояться жирных молочных продуктов. Очень такой тренд неправильный в диетологии, в ЗОЖе питаться обезжиренными молочными продуктами, вообще обезжиренной продукцией. Это абсолютно безграмотно, любой диетолог, которого вы пригласите сюда, скажет то же самое. Неправильно, безграмотно. Обезжиренные продукты не то что неполезны, а они вредны для нашего организма. Это вот "перекрен" в другую сторону. Поэтому сливочное масло – хорошо.

А есть вообще так называемая кета-диета, очень ныне модная – это вообще белково-жировая диета, когда углеводы практически исключены, питаются очень жирными продуктами и белковыми. Полезная еда, на ней хорошо худеют. Кстати, это я рекомендую почитать про нее людям, которые не любят питаться часто и дробно, что сложно, она двухразовое питание подразумевает. Обратите внимание, там как раз животные жиры и белки. Очень удобно и функционально.

Ольга Арсланова: Продолжаем общаться с нашими зрителями – Алиса из Московской области, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Вы знаете, я вспоминаю сосиски своего детства. Господи, ешь, ну прямо…

Ольга Арсланова: Мясо.

Зритель: …такой вкус, такой запах. Или курицу когда варили – весь подъезд знал, что мы варим курицу. А сейчас что мы едим, а? Простите, мои родные, в колбасу кладут, извините, сиськи да письки, да? Да что же это такое? О чем думает Медведев? Он же правительством руководит, так он пусть и этим поруководит. Это что, специально нас гробят, что ли?

Ольга Арсланова: Спасибо.

Вообще очень многие наши зрители, подавляющее большинство на SMS-портале, жалуются на то, что продукты стали хуже. Я не знаю, с каким конкретно периодом сравнивают, но вот хуже: и курица не пахнет курицей, и молоко какое-то не то, не скисает, и хлеб неделями не сохнет и не покрывается плесенью. Плохие продукты стали.

Артем Белов: Я вам могу сказать честно… Я, наверное, не могу говорить за все продуктовые категории, хотя если говорить о молоке конкретно и о молочных продуктах, я абсолютно убежден, что мы продукты все молочные едим однозначно лучше, и качество сырья – я знаю, о чем я говорю – качество ферм, где производится молоко, однозначно лучше, чем было в Советском Союзе. Вы поймите, вопрос, когда молоко у вас скисает в течение 2-х дней – это не показатель того, что молоко качественное.

Ольга Арсланова: Натуральное.

Артем Белов: Это очень часто может быть показателем того, что микробиология в этом пакете достаточно негативная, понимаете, а это для потребления не очень хорошо. Если мы говорим о том, что продукт хранится долго, это не потому, что туда антибиотики добавили, как нам говорят по телевизору – это температурная обработка: молоко прокипятили, там практически нет никакой микрофлоры, но там остались жиры, белки, кальций (кальций, ради чего мы, например, пьем молоко). Это технология производства, это не значит, что продукт плохой. Да, конечно, у него немножко другой вкус. В принципе технология развивается, продукт мы потребляем другой, это не значит, что продукты некачественные. Это хорошие, качественные продукты, они просто действительно другие. И технологии пищевые немножко меняются. Поэтому… Еще раз говорю: есть расхожее мнение, что раньше было хорошо, деревья были большие, мы были молодыми и все было прекрасно.

Ольга Арсланова: А в сосисках мясо.

Артем Белов: А в сосисках было мясо. На самом деле если посмотреть ГОСТы, которые были тогда, поверьте мне, не так много мяса было в тех сосисках, которые мы сейчас вспоминаем, понимаете, если предметно подходить к этому вопросу. Поэтому я абсолютно не согласен с расхожим мнением, что сейчас качество продовольствия стало хуже. У нас появилось гораздо больше разнообразия и гораздо больше выбор на любой вкус, цвет и кошелек любых на самом деле продуктов.

Юрий Коваленко: Есть версия того, что люди просто настолько редко ели ту колбасу и те сосиски, что она им казалась действительно вкуснее, чем что бы то ни было (ну а что, у каждого есть право на мнение).

Давайте мы с вами попробуем опровергнуть утверждение о том, что в молоко добавляют консерванты или антибиотики – это вообще выгодное для производителя? Это ведь удорожает продукт.

Артем Белов: Ну смотрите. Как может попасть… В молоко не добавляют антибиотики.

Ольга Арсланова: В корову антибиотики добавляют.

Артем Белов: В молоке антибиотики могут появиться, если корову лечили, не долечили или, условно говоря, стали доить ее… Молоко от этой коровы, которую лечили, стали принимать раньше, чем необходимо. Условно говоря, если корову прокололи антибиотиками, она болела – все болеют, животные тоже болеют так же, как и люди – корову вылечили. В течение 14 дней от нее не берут молоко в переработку, потому что все должно действительно пройти определенную процедуру. Поэтому если мы находим, к сожалению… Такие случаи бывают, они не так часты. Если мы находим в готовой продукции антибиотики, скорее всего это связано с тем, что в какой-то партии молока, которое пошло на молокопереработку, это не отследили, и действительно определенный объем антибиотиков попал.

Юрий Коваленко: Умышленно никто не добавляет.  

Артем Белов: В этом нет никакого смысла. Поймите, продукт хранится молочный не потому, что там консерванты, а потому что он прошел определенную температурную обработку.

Юрий Коваленко: А мясо курицы и мясо коровы, все остальное обкалывают?

Артем Белов: Вы знаете, за мясо курицы я, наверное, не буду говорить, это все-таки вопрос не ко мне, поэтому… По молоку я могу сказать абсолютно точно, что нет никакого смысла добавлять антибиотики в молоко, вообще никакого.

Ольга Арсланова: Еще очень популярный вопрос о молоке, раз уж мы о нем заговорили: многие наши зрители считают, что подавляющее большинство молока, которое продается – это сухое молоко, разведенное водой. Во-первых, так ли это, а во-вторых, насколько это менее полезно и вообще на что это влияет?

Артем Белов: Ну смотрите. Во-первых, насколько это часто встречается? Я вам честно могу сказать, что встречается это очень редко. Я вам могу подтвердить это цифрами: если мы посмотрим, в России практически не производится сухого молока. Если в советские времена мы действительно с помощью сухого молока снимали огромнейшие излишки, которые у нас были в летний период, и потом это сухое молоко направляли на рынок зимой, чтобы, условно говоря, производить это молоко из сухого молока, сейчас такой ситуации нет. Мы не производим большого объема сухого молока. Да, мы определенный объем импортируем, но если мы пересчитаем вот эти вот объемы… Притом что основной объем идет все равно не в молочную даже отрасль, а едет в смежные отрасли, например, в кондитерскую. Если мы пересчитаем этот объем, он будет на самом деле мизерный, это будет очень незначительный объем.

С точки зрения того, насколько продукт отличается. Честно говоря, я думаю, что в слепом тесте сложно будет отличить, пастеризованное это молоко или это молоко, которое было восстановлено. Это будет сделать достаточно сложно; я думаю, что для потребителя практически невозможно отличить один продукт от другого.

Ольга Арсланова: Ну а по свойствам они отличаются друг от друга?

Артем Белов: Нет, по свойствам они не отличаются, потому что в любом случае… Например, ультрапастеризованное молоко – это молоко, которое прошло температурную обработку. Что такое сухое молоко? Это продукт, откуда убрали воду, а потом, собственно, воду добавили, то есть по сути не отличается.

Более того, в ряде продуктов, например, сухое обезжиренное молоко используют для того, чтобы увеличить количество белка в продукте. Например, йогурты классические. Что такое йогурт? Йогурт – это продукт с повышенным содержанием белка. Если в молоке обычном, которое мы получаем от коровы, не всегда высокий уровень белка, то спасибо сухого обезжиренного молока этот уровень белка в продукте поднимают, чтобы придать ему те потребительские свойства, которые в принципе хочет видеть потребитель. Поэтому в принципе в самом по себе сухом обезжиренном молоке, вообще в сухом молоке нет абсолютно ничего страшного – это такой же полезный абсолютно молочный продукт.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Юрий Коваленко: Ну и пробежимся, наверное, все-таки по мясу. К нашему разговору присоединяется Вера из Ростовской области – Вера, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер.

Юрий Коваленко: Расскажите вашу историю. Говорят, что вы работали на мясокомбинате.

Зритель: Я работала на мясокомбинате с 1987 года.

Юрий Коваленко: Раскрывайте секреты.

Зритель: Мы работали на натуральный продукт, работали год, два, три, четыре, пока не развалился Волго-Донской мясокомбинат. К нам пришли все рабочие, все технологи, все директора. И все, нам начали палки в колеса вставлять. И мы давали… Меня убрали, я была на партпредставлении, делала по совести всю колбасу по ГОСТу. И пошла у нас соя, молоко пополам с водой, яйца пополам. Пока не убрали, работаю.

Юрий Коваленко: А сейчас-то как ситуация? Сейчас еще хуже или лучше?

Зритель: Она давно закрылась.

Юрий Коваленко: Нет, как вы оцениваете качество продукции?

Зритель: Качество продукции у нас было хорошее, качественное. А сейчас Алексей говорит, что надо читать внимательно этикетки. Я не согласна с ним.

Ольга Арсланова: Читай не читай, правды мы не узнаем.

Зритель: На этикетке одно, а по ГОСТу нет. ГОСТ – это далеко и неправда.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Артем Белов: Я просто хочу сказать, что есть разные ГОСТы. Например, есть ГОСТ на сливочное масло, а есть ГОСТ на спред. И вы, условно говоря, можете купить, вы увидите большими буквами надпись "ГОСТ, сливочное", и вы реально купите спред, не прочитав, что написано на этикетке. Да, это будет ГОСТ, но это спред, сделанный по ГОСТу, это не сливочное масло. Поэтому ГОСТ – это тоже такая вещь, к которой нужно относиться...

Юрий Коваленко: Еще и ГОСТ нужно знать наизусть?

Артем Белов: Нет, нужно читать этикетку – то, о чем как раз говорил Алексей. То есть ГОСТ – это не гарантия того, что вы купите тот продукт, на который вы рассчитываете, потому что ГОСТы бывают на разные продукты – и на спреды, и на сырные продукты, и на сыр, и на масло сливочное. Это все ГОСТы, а продукты разные.

Юрий Коваленко: Хорошо.

У нас люди считают, что если у них будет больше денег, если они будут больше зарабатывать, они будут покупать больше колбасы и больше всего остального – то есть не здоровее продукты, а просто больше продуктов покупать.

Алексей Калинчев: Они еще толще будут.

Юрий Коваленко: Вопрос в том, стоит ли доверять фермерским рынкам, ярмаркам выходного дня, где натуральные продукты, где написано о том, что из Белоруссии, из сердца России…

Ольга Арсланова: И где цены, кстати, очень часто бывают такие, внушающие доверие.

Алексей Калинчев: Там, насколько я понимаю, часто перекупщики стоят, а не сами фермеры. И вот если на большом комбинате можно себе позволить, что корова будет 2 недели после антибиотикотерапии отдыхать от сдачи молока на продажу, то фермер вряд ли себе может такое позволить, он как раз точно будет эту коровушку доить. И как раз, по-моему, самый высокий шанс получить продукцию с антибиотиками именно у фермеров или у какой-нибудь бабушки из соседнего двора, когда люди на даче покупают, потому что там точно нет никакой морали и никакой этики – там точно мастит будет лечиться антибиотиками, причем самыми непонятно вообще какими.

Юрий Коваленко: Быстрыми и мощными.

Алексей Калинчев: И точно это будет все идти в продукцию в конечную. Поэтому с точки зрения безопасность тоже это более опасно. И достаточно посмотреть ваших коллег, которые снимают передачи о раскрученных брендах так называемой фермерской продукции – там показано, как это все производится. После любого разового просмотра уже точно не захочешь это все покупать, а возможности иметь знакомого фермера, который тебе точно производит, как это все положено по каким-то стандартам, я думаю, у нас нет, потому что это все-таки достаточно серьезный дауншифтинг для людей, которые там куда-то уезжают, там что-то делают, мало шансов, что у нас будут такие знакомые. Я лично не доверяю, точно могу сказать.

Но я полюбил в последнее время в супермаркетах вот этот уголок фермерского, но там условное фермерство, там, по-моему, больше какие-то небольшие предприятия, и там написано… Сети называть не будем, но там есть, по-моему… Они пролоббировали у государства, чтобы им дали уголки всякие, и там, мне кажется, продукция по крайней мере по вкусовым качествам отличается, если брать молоко и такие вещи.

Юрий Коваленко: Хорошо.

Алексей Калинчев: И по поводу молока. Вот вы говорили про качество и количество молока. Люди очень мало молока пьют, поэтому некритично, порошковое оно или нет. Мы в основном едим молочнокислые продукты, а молоко мы не пьем. Взрослым людям молоко вообще лучше не пить.

Ольга Арсланова: У нас, к сожалению, времени закончилось, хотя вопросов еще очень много. Давайте посмотрим, как будем проходить эта инициатива, примут ли, появится ли у нас какая-то новая маркировка и на что это повлияет, соберемся и еще раз обсудим.

Юрий Коваленко:

Ольга Арсланова: В гостях у нас были Артем Белов, исполнительный директор Национального союза производителей молока "Союзмолоко", и Алексей Калинчев, врач-эндокринолог, нутрициолог, диетолог. Спасибо большое, что пришли к нам.

Алексей Калинчев: Спасибо.

Артем Белов: Спасибо, коллеги.

 

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Лев Пережогин врач-психиатр Института имени Сербского, доктор медицинских наук
  • Сергей Саминский президент Ассоциации предприятий безопасности "Школа без опасности"
  • Владимир Собкин руководитель Центра социологии образования Института управления образованием РАО, академик РАО, профессор
  • ГОСТИ

  • Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России
  • ГОСТИ

  • Олег Осипов автоэксперт, редактор сайта osipov.pro
  • Андрей Звонков врач-терапевт Центра эффективной офтальмологии
  • Леонид Дежурный член экспертного совета Межрегиональной ассоциации автошкол
  • ГОСТИ

  • Валерий Оськин председатель Правления НК "Развитие человеческого капитала"
  • ГОСТИ

  • Артур Гараганов клинический психолог
  • Оксана Кучмаева профессор РЭУ им. Г.В. Плеханова, доктор экономических наук
  • Ольга Долгова соавтор исследования "Дети и финансы" аналитического центра НАФИ
  • ГОСТИ

  • Алексей Каневский председатель Комитета по экономике и науке московского отделения "ОПОРА России"
  • ГОСТИ

  • Азат Галимзянов руководитель строительной компании, основатель "Клуба строителей"
  • ГОСТИ

  • Анатолий Северный президент Ассоциации детских психиатров и психологов, ведущий научный сотрудник Научного центра психического здоровья Российской академии медицинских наук
  • Евгений Бунимович Уполномоченный по правам ребенка в Москве, заслуженный учитель России
  • Леонид Перлов учитель высшей категории, сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования "Учитель"
  • Сергей Саминский президент Ассоциации предприятий безопасности "Школа без опасности"
  • ГОСТИ

  • Денис Кондратьев заместитель генерального директора "Лиги переработчиков макулатуры"
  • ГОСТИ

  • Андрей Барковский руководитель пресс-службы портала "Avito"
  • ГОСТИ

  • Никита Исаев директор Института актуальной экономики
  • Олег Шибанов профессор Российской экономической школы
  • ГОСТИ

  • Александр Толмачев заместитель председателя Союза юристов Москвы, доктор юридических наук
  • Показать еще
    Показать еще
    В Москве открылась международная выставка голубей В столицу привезли птиц из семи стран
    вчера
    Житель Иркутска сделал приют для книг под открытым небом Он собрал 30 тысяч книг и теперь продает их
    вчера
    Москва простилась с Виктором Анпиловым Его похоронили на Троекуровском кладбище
    вчера
    Соседи оставили жителей Пермского края без газа Они самовольно отрезали газовую трубу
    вчера
    Россияне выиграли ралли "Дакар-2018" Победу одержала команда "Камаз-мастер" Эдуарда Николаева
    вчера
    МОК разрешил сборной КНДР участвовать в Олимпиаде В Пхенчхане смогут выступить 22 атлета из Северной Кореи
    вчера
    Россияне заняли второе и третье место в танцах на льду на ЧЕ по фигурному катанию Первыми стали французы Габриэла Пападакис и Гийом Сизерон
    вчера
    Тело Владимира Шаинского доставили в Москву Похороны композитора, умершего в конце декабря 2017 года, пройдут 22 января
    вчера
    Президент Турции заявил о начале военной операции в Сирии По словам Эрдогана, антитеррористическая операция "фактически" началась в сирийском Африне
    вчера
    В России началась регистрация первоклассников В некоторых регионах уже образовалась очередь
    вчера
    Житель Екатеринбурга изобрел бионический протез руки В городе началось его тестирование
    вчера
    В Москве из-за снегопада задержано свыше 20 авиарейсов Метро перешло на усиленный режим работы
    вчера
    В Вологде открылась выставка необычных кукол Свои работы представили местные мастера
    вчера
    вчера
    Жители Камчатки протестуют против повышения цен на топливо В Петропавловске-Камчатском проходит митинг
    вчера
    На турецких курортах в 2017 году отдохнуло рекордное число россиян В Турции побывали 4,7 миллиона туристов из России
    вчера

    ГОСТИ

  • Алексей Голубев декан экономического факультета имени А.В. Чаянова Российского государственного аграрного университета - МСХА имени К.А. Тимирязева, д.э.н., профессор
  • Александр Никитин глава администрации Тамбовской области, член Правления ВЭО России, д.э.н., профессор
  • Александр Петриков академик РАН, директор ВНИИ аграрных проблем и информатики
  • Аграрный сектор: на пути к успеху Приоритетные направления совершенствования аграрной политики
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments about:blank