Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Нелли Игнатьева: В рецепте врач выписывает действующую молекулу. Поэтому в аптеке интересуйтесь, какие препараты ее имеют, и выбирайте из них

17:35, 8 августа 2017

Гости

Нелли Игнатьеваисполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей

Юрий Крестинскийдиректор Института развития общественного здравоохранения

Юрий Коваленко: Ну а теперь новость приятная и в то же время неприятная. Жизненно необходимые лекарства в аптеках подешевели. Это из приятного. Не сильно, но все же. Это достаточно дорогие препараты. И нуждающимся в них это действительно помогает. Но если перевести взгляд на соседние полки с препаратами не из списка, то тут разочарование – ценник изменился, да еще как…

Марина Калинина: Причем подорожание обычных лекарств не из перечня, о котором до этого говорил Юра, заметно сразу, причем во многих аптеках, во многих городах. Естественно, тоже ждем мы от вас информации. Так вот, рост цен на лекарства стоимостью до 50 рублей в этом году – почти на 2%. Рост цен на лекарства дороже 50 рублей – почти 8%. Причем инфляция составила 2,3%.

Вот сейчас эту тему мы будем обсуждать с нашей сегодняшней гостьей. Это Нелли Игнатьева, исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей. Здравствуйте, Нелли.

Нелли Игнатьева: Здравствуйте.

Марина Калинина: Ну, во-первых, насколько оправдано такое повышение цен и такое изменение цен? Действительно ли оно диктуется вот тем временем и теми изменениями, которые сейчас происходят в экономике, вот именно для аптек?

Нелли Игнатьева: Ну, фармацевтический рынок – это рынок. Как бы нам ни хотелось отделить лекарства, но это тоже рынок. И все, что происходит в экономике – это законы экономики. И конечно же, рынок лекарств обойти это не могло.

Одно из приятных… Здесь я могу за своих коллег порадоваться и поблагодарить в то же время. Вот вы сегодня уже озвучили эти цифры, что лекарственные препараты из перечня жизненно необходимых и важнейших не выросли в цене для наших потребителей. И даже, напротив, у меня есть статистика по аптекам. И все зависит от того, как считается непосредственно любая аналитика. У нас есть даже падение цен на перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов.

Но, с другой стороны, есть два сообщающихся сосуда. Есть та отличительная черта, которую выделяет лекарственный рынок от рынка других, скажем так, товаров. Это то, что у нас регулируется цены государством. Каким образом они регулируются? А то, что перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов… У нас производители имеют зарегистрированную цену. Так вот, выше зарегистрированной цены лекарство не может поступать на рынок. И есть предельные торговые надбавки как для оптового звена, так и для розничного звена.

Так вот, на самом-то деле ежегодно происходит переиндексация цен производителей. Так перечень ЖНВЛП (жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов) как раз вырос в цене. Он вырос именно в самом начале – у производителей. Но для наших потребителей, как мы сегодня с вами отметили, цены на перечень жизненно важнейших лекарственных препаратов не то что не повысились, а они даже понизились.

Есть ценовые сегменты различные в различных категориях. Таким образом, сам рынок поддержал то, что, по сути, аптеки (а я представляю аптеки) как конечное звено товаропроводящей цени на себя взяли тот удар повышения цен на перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препараторов, которых в принципе быть не может… мы не могли их избежать.

Вопрос стоял по-другому: либо эти лекарства будут, либо производители на них поднимают цены. И это все в рамках закона. Это согласно методике, которая… Ежегодная перерегистрация цен с учетом инфляции, которая бывает. И получается так, что в обращении на сегодняшний момент на рынке те лекарственные препараты, которые прошли вот эту ежегодную, которая раз в год происходит, перерегистрацию. И таким образом получается, что рынок сохранил без изменений практически цены на ЖНВЛП, но, увы, к сожалению, у нас изменились цены на лекарственные препараты, не входящие в этот перечень.

Юрий Коваленко: Извините, вот это "увы"– это в три раза превышающее уровень инфляции. Может быть, как-то есть этому объяснение?

Нелли Игнатьева: Я не соглашусь, что это так. Я не соглашусь, что это так. Я даже перед собой имею эту статистику…

Юрий Коваленко: Давайте посмотрим.

Нелли Игнатьева: Не соглашусь, что это так. Я не оговорилась сегодня. Я специально сделала на этом акцент. Все зависит от того, во-первых, на каком количестве аптечных организаций считали, проводилась эта аналитика. И вот когда мы увидели те цифры, которые прошли в средствах массовой информации, которые вы сегодня озвучили… У нас нет комментариев. Буквально заходя к вам, я общалась с рядом аналитиков, аналитических компаний. И эти цифры как-то никто не подтверждает.

Марина Калинина: Ну, это цифры Росздравнадзора.

Нелли Игнатьева: Нет. У Росздравнадзора есть официальное письмо, объяснение этих цифр. Во-первых, Росздравнадзор… И спасибо Росздравнадзору за оперативность предоставления информации для наших граждан. Понимаете, любая информация о повышении цен на лекарства вызывает не только, так сказать, неприятное недовольство, неприятную информацию, а она вызывает, увы и ах, изменения… Повышается давление. А для меня наши граждане – это наши пациенты. И вот спасибо Росздравнадзору за то, что оперативно разместили на сайте эту информацию. Росздравнадзор осуществляет мониторинг цен за перечнем жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. Данные аналитических компаний…

Юрий Коваленко: Но ведь львиная доля покупок в аптеках – это все-таки не жизненно необходимые.

Нелли Игнатьева: Но аналитические компании… Знаете, мне нравится ваша формулировка – "львиная доля". Львиная доля в аптеках – это все-таки перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. Львиная доля, если этими дефинициями сегодня общаться, то большая часть лекарственных препаратов, которые потребляет сегодня население, – это лекарственные препараты определенного ценового сегмента. И вот как раз на них цены не растут. Мы делаем все, чтобы, ну, по сути, поддержать даже экономику.

Я сегодня первое что хочу сказать? Поддержать наших граждан. Точно одно и то же, как и поддержать экономику, потому что спрос. Есть реальность, возможности и платежеспособность наших граждан. И они уже своим спросом определяют тот сегмент лекарственных препаратов в тех ценах, цены на которые мы как раз сдерживаем. Иначе просто мы нашего посетителя, покупателя потеряем в аптеке, чего делать категорически нельзя.

Я призываю наших телезрителей в случае необходимости обращаться к врачу, а потом уже приходить к нам в аптеку с рецептами на лекарственные препараты. И выбор у нашего пациента сегодня есть. Ведь у каждого лекарственного препарата, даже в перечне ЖНВЛП… По действующей молекуле это один лекарственный препарат, а по торговым наименованиям их несколько. И известные всем абсолютно… Я не могу называть сами названия лекарственных препаратов.

Юрий Коваленко: Дженерики ?

Нелли Игнатьева: Ну, что такое дженерик? Это воспроизведенная копия. Есть первый препарат или оригинальный, как мы его называем в России. Есть первый препарат и есть его воспроизведенные копии. Это одна и та же действующая молекула. Но все лекарственные препараты различаются в цене, и различаются они в разы. Если мы сегодня говорим, что лекарственные препараты в одном ценовом сегменте подорожали, то есть лекарственные препараты с этой же действующей молекулой для ряда лекарственных препаратов, для большинства лекарственных препаратов, но в другом ценовом сегменте.

Юрий Коваленко: Но врач об этом должен сказать, наверное, да?

Нелли Игнатьева: Врач выписывает как раз действующую молекулу. Я сегодня неспроста призываю в очередной раз наших зрителей обращаться к врачу, а не заниматься самолечением. Врач выписывает как раз действующую молекулу. А уже приходя к нам в аптеку… Приходите к нам и интересуйтесь, какие лекарственные препараты вы можете себе приобрести. И что радует сегодня? Что у нашего пациента есть выбор, и выбор в том числе по цене.

Юрий Коваленко: Дельный совет.

Марина Калинина: Давай, Юра, возьмем звонок. Здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте.

Нелли Игнатьева: Здравствуйте.

Марина Калинина: Да, Людмила, здравствуйте.

Зритель: Я из Ростовской области. Страдаю диабетом. Мне выписали инсулин, а его в аптеках нет – ни за деньги не купить, ни по бесплатному рецепту. Вот что теперь делать? Я не знаю. Хотя бы кое-как я достала таблетки, но это опять-таки по блату. Ну а что толку-то от них, если у меня сахар ниже 16 не опускается? Подскажите, какие можно предпринять меры для того, чтобы каким-то образом спасаться в этой жизни?

Марина Калинина: Спасибо вам большое за ваш звонок. Вот конкретный вопрос конкретного человека. Вот нет инсулина – и что можно сделать?

Юрий Коваленко: Ситуация, кстати, не первый раз встречается. Говорят, что его нет, но на самом деле его якобы придерживают. Вот как Людмила сказала – по блату. Кто-то контролирует это "по блату" и придерживание? Или это уголовно наказуемое преступление все-таки?

Нелли Игнатьева: Мне больно это слышать. Спасибо, что это звучит в эфире. И опять-таки моя сегодняшняя цель участия в передаче… Ну, я позволю себе прокомментировать. Речь идет о том заболевании у нашей пациентки, у нашей телезрительницы, которое дает право на бесплатное получение лекарственных препаратов.

Марина Калинина: Ну, если даже за деньги нет.

Нелли Игнатьева: И пациентка как раз говорит о том, что нет инсулина, то есть ей не дают этот бесплатный лекарственный препарат. И последующий комментарий я позволю себе не повторять. Речь шла о льготных лекарственных препаратах. Если эти лекарственные препараты должны быть отпущены льготно, то, конечно, это не оправдание на все сто. Надо поискать для того, чтобы найти за полную стоимость этот лекарственный препарат.

Ну, понимаете, если есть тысяча человек, которые нуждаются в этом лекарственном препарате, и на них должно закупить лекарства государство, то, в принципе, на розничном рынке оно априори быть и не должно. Ну, я опять тут скажу, что оно есть на розничном рынке. Его нужно искать. И неудобство в том…

Я извиняюсь перед нашими пациентами, что сегодня мы не в совершенной системе работаем, когда наши пациенты испытывают вот такие проблемы. Конечно, это к лечащему врачу. Конечно, это в ту аптеку, к которой она прикреплена. Это не любая аптека, а именно та, к которой наша пациентка прикреплена для получения своих лекарственных препаратов. И как бы там ни было, пишите, пожалуйста, жалобы на эту ситуацию, потому что… Это руководство к действию всех тех, кто отвечает за эту модель лекарственного обеспечения. Ситуация сегодня улучшается, если брать в целом. Но пока будет хоть один пациент, который не получил лекарство своевременно, мы будем признавать, что система еще не работает полноценно. Ну, мы ее совершенствуем.

Марина Калинина: И у нас на связи сейчас Юрий Крестинский – это директор Института развития общественного здравоохранения. Юрий, здравствуйте.

Юрий Крестинский: Добрый день.

Марина Калинина: Юрий, скажите, что вообще сейчас, по вашим данным как аналитика, происходит на рынке лекарств? Насколько оправданы действительно такие повышения цен, которые в три раза превышают рост инфляции в нашей стране? И вообще как можно эту ситуацию контролировать? Или нельзя?

Юрий Крестинский: Ну, давайте начнем с того, что я, конечно, не согласен с оценкой о трехкратном преувеличении уровня инфляции. По данным, которыми я располагаю, общий рост в первом полугодии 2017 года по отношению к первому полугодию 2016 года на лекарства из перечня жизненно необходимых составил 2,2. При этом в розничном звене, именно при покупке гражданами за свой счет в аптеках, он составил 2,8. То есть это жизненно необходимы лекарства при покупке в аптеках. То есть, по сути, мы с вами говорим о том, что это примерно равно уровню инфляции.

Если же мы посмотрим государственный сегмент, госзакупки, то там рост цен закупки за счет государства составил 11,3%. То есть наибольший инфляционный прирост, наибольший прирост стоимости составил в сегменте том, где деньгами распоряжается государство, а не сами пациенты. Вот такой статистикой я располагаю. И я склонен ей доверять гораздо больше, чем тем цифрам, которые были озвучены.

Юрий Коваленко: Юрий Александрович, а вот такой вопрос. У нас только что был звонок от телезрительницы, которая сказала о том, что она пришла и даже за деньги не смогла купить в аптеке определенный препарат, который ей нужен для лечения диабета. Ведь она прикреплена к этой аптеке. В аптеке знают, что она должна прийти за этим препаратом. Кто-то контролирует и наказывает за это аптеки? Или это на усмотрение собственно провизора?

Юрий Крестинский: Ну, не факт, что данная пациентка прикреплена к конкретной аптеке. Скорее всего, она может обратиться в любую аптеку, которая занимается льготным лекарственным обеспечением в регионе. Проблема действительно есть. Тем более что мы говорим сейчас, скажем так, не о субъектовом центре, о а провинциальном центре. И надо сказать, что случаются они сплошь и рядом, когда пациенты не могут получить то или иное лекарство. Мы так и не научились планировать. Органы управления здравоохранением так и не научились правильно составлять планы. Это вопрос скорее уже квалификации.

И мы имеем ситуацию, когда по одним лекарственным препаратам у нас есть трехлетний запас (непонятно почему – потому, что неправильно спланировали, или потому, что за это дали взятку), а по другим лекарствам мы наблюдаем дефицит. Надо сказать, что в условиях очень жесткого регулирования цен могут возникнуть дополнительные риски. Когда вы слишком что-то регулируете и пытаетесь как можно дольше сдержать рост цен, часто это приводит к той ситуации, с которой мы сталкивались в советский период – это когда цены низкие, но товара, продукта, в данном случае лекарства, его попросту нет в продаже. Надеюсь, что в случае с пациенткой, которая была у вас в эфире, это не так, а все-таки это частный случай, который, надеюсь, будет разрешен благополучно.

Марина Калинина: Юрий, а скажите такую еще вещь. Если говорить не о жизненно важных и необходимых препаратах, а обо всех остальных лекарствах, которые есть в аптеках, ведь там же цены растут постоянно – и на детские какие-то препараты, и на все остальные. Вот с этим как быть?

Юрий Крестинский: Смотрите. Ну, во-первых, неважно – детские или не детские. Есть препараты, входящие в перечень жизненно необходимых, и есть…

Марина Калинина: Ну, допустим, которые не входят.

Юрий Крестинский: И есть прочие препараты. На них рост цен действительно несколько выше – около 5,5% в первом полугодии. Объясняется это многими факторами. Это и инфляционные факторы. Это и просто изменение спроса, когда пациенты отказываются от применения, скажем так, традиционных, может быть, устаревших слегка препаратов и переходят на что-то более современное. Речь не идет о повышении цены как таковой, а речь идет о повышении средней стоимости упаковки потребляемых препаратов. И это не исключительно вопрос инфляции, а это вопрос в том числе и смещения спроса. Но надо сказать, что даже здесь лидером опять-таки выступает государство. Тогда, когда препараты закупаются за госсчет (не ЖНВЛП-препараты), 11,8% – средний прирост стоимости приобретаемой упаковки.

Марина Калинина: Понятно. Спасибо большое. Это был Юрий Крестинский, директор Института развития общественного здравоохранения.

Нелли Игнатьева: Позвольте добавить.

Марина Калинина: Да, конечно.

Нелли Игнатьева: Лекарственные препараты, которые отпускаются по льготе… закупку осуществляют не аптеки, эту закупку осуществляет государство. И то, что касается нашей пациентки сегодня. И таких пациентов нас масса смотрит. Это не единственный случай. К сожалению, мы должны это признавать. Это именно потому, что для этого пациента не было закуплено лекарство аптекой, потому что не была своевременно подана заявка, возможно, врачом. И в зависимости от того, сколько было в субъекте Российской Федерации выделено средств для льготного обеспечения, хватило ли этих средств для того, чтобы всех пациентов наших удовлетворить.

Но каждый лекарственный препарат, который не отпущен… Есть понятие "отсроченный рецепт". Статистика ведется. И мы как раз для себя ставим задачу, фармацевтический рынок, – сокращать это количество (о чем я сегодня и говорила). И вот таких пациентов у нас становится все меньше и меньше. Но мы должны сделать так, чтобы их не было вообще, а все пациенты были довольны качеством лекарственного обеспечения.

Юрий Коваленко: Тут на самом деле ситуация очень сложная, потому что человек пришел инсулинозависимый. Он до другой аптеки просто не дошел бы. То есть, вероятно, наверное, где-то проглядели либо врачи, либо провизоры, либо какая-то ситуация произошла…

Нелли Игнатьева: Не закупили для этого пациента эти лекарственные препараты.

Юрий Коваленко: Да. Вот у нас сейчас звонок, у нас на связи Земфира из Владимирской области. Земфира, здравствуйте. Что у вас за проблема?

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, я живу во Владимирской области и постоянно пью "Эскузан". Дело в том, что это раствор семян конского каштана, и он мне очень нужен. А нашим аптекам сказали, что якобы этот раствор снять, то есть "Эскузан" с производства снять. И я хочу знать: что-нибудь на замену есть или нет?

Марина Калинина: А вам в аптеке ничего не предложили взамен?

Зритель: Нет, ничего не предложили. Кроме того, я просто пью еще и "Детралекс". А вот "Эскузан" мне очень сильно помогает.

Марина Калинина: Понятно, спасибо.

Нелли Игнатьева: Спасибо, Марина, за вопрос.

Юрий Коваленко: Он входит в состав?

Нелли Игнатьева: Уважаемая наша телезрительница, в первую очередь не в аптеке нужно спрашивать замену, а обратиться к врачу для того, чтобы врач вам именно порекомендовал те лекарственные препараты, которые в вашем случае нужны. Увы, такое случается, бывает, что лекарственные препараты просто прекращают производиться. Но это не значит, что… У нас сегодня нет таких проблем на рынке, что его нельзя заменить каким-то лекарственным препаратом.

Есть другая ситуация, когда пациент привык к этому лекарственному препарату. И нужно просто уже правильно врачом подобрать замену этому лекарственному препарату. Проблем нет. Я сегодня уже подчеркнула: лекарства абсолютно для всех заболеваний есть в различных ценовых диапазонах. Я пожелаю нам всем действительно ценить свое здоровье и своевременно обращаться к врачу. Вас, Марина, благодарю за вопрос: "Не порекомендовали в аптеке?" В аптеке не назначают лекарство. Лекарство всегда назначает врач. Относитесь к потреблению лекарств аккуратно, осторожно, с уважением к себе.

Юрий Коваленко: То есть я правильно понимаю, что человек просто привык пить этот препарат? И потом понимает: "А зачем я пойду к врачу, платить, – если это платная клиника, – за консультацию? Просто буду искать, ходить по аптекам, обивать пороги, искать той или иной препарат и ругать аптеки за то, что этого препарата у них нет, вместо того чтобы сходить к врачу". Да? То есть получается такое самолечение, скажем так, от собственного желания.

Нелли Игнатьева: Самолечение, да. И самолечение, которое еще усиливается самим собой, вот тем, что есть великое нежелание не ходить в поликлиники. Мы можем сейчас приводить тысячу доводов, что у нас происходит в поликлиниках, можно ли доверять врачам. Это мы просто сейчас от аптек перейдем…

Марина Калинина: Но иногда попасть можно только через пару недель.

Нелли Игнатьева: Вы знаете, есть масса примеров, что касается нашего быта, нашего социума. Ну, вряд ли кто второй раз заплатит (я банальный пример приведу) коммунальные услуги, если вдруг какая-то ошибочная платежка пришла. Да? Ну, почему мы к своему здоровью относимся так, что… Мы доверяем соседям, мы доверяем Интернету, но не доверяем человеку, врачу. Найдите своего доктора. Если вдруг сложилось, что вы не доверяете врачу, то идите на прием к другому врачу. Но главное – обязательно любой лекарственный препарат, пусть даже он безрецептурный, он должен назначаться врачом.

И еще у меня есть такая просьба к нашим гражданам. Вы являетесь, мы с вами все абсолютно являемся потребителями системы здравоохранения. А уж если мы говорим об экономике, то мы формируем спрос. Все, что нам необходимо, мы формируем. Все это будет на рынке. Приходя к врачу, пожалуйста, требуйте выписки рецепта. Это ваше право. Не листочков бумаги, на которых неизвестно что выписано.

Извините меня, коллеги (я к врачебному сообществу сейчас обращаюсь), мы несем ответственность, нас за это облагают штрафами, что мы отпускаем рецептурные препараты без рецепта. Это действительно так. Но происходит эта ситуация не потому, что кто-то нарушает из участников рынка вот это золотое правило "рецептурный препарат по рецепту", а потому, что у нас сегодня никто не выписывает рецепты, к сожалению.

Уважаемые пациенты, листочек бумажки, если приехала "скорая" и тоже выписали вам, – это не рецепт. Рецепт – это есть юридический документ, по которому вы приходите в аптеку. И для вас там есть выбор, выбор по цене, по различным производителям. Лекарственные препараты есть. Я вас успокаиваю: нет роста такого, который прошел в средствах массовой информации, превышающего инфляцию. Если сравнить лекарства с другими товарами народного потребления, как я сегодня и говорила, то я поблагодарю своих коллег. Мы сдерживаем все-таки то, что на самом деле нам, что называется, подготовила экономика. И будем это делать.

Да, здесь плюс еще есть такой фактор, как жесткая конкуренция на фармацевтическом рынке, которая в том числе еще заставляет снижать цены. И вот такая картина тормозит то реальное, которое могло быть, развитие роста цен. Это ситуацию тормозит. И эта ситуация во благо наших пациентов.

Марина Калинина: У нас есть еще один звонок, успеем послушать. Здравствуйте, Светлана, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. Я тоже болею сахарным диабетом. Мне выписали препарат, но по бесплатному рецепту его нет, а в продаже он есть. Как же тогда? Это же жизненно важное, как говорится, лекарство, а может отпускаться за деньги?

Марина Калинина: Спасибо большое. Буквально пару слов.

Нелли Игнатьева: Для конкретного случая – просто не осуществилась за государственные средства закупка для нашей пациентки этого лекарственного препарата.

Марина Калинина: Кто виноват в этом?

Нелли Игнатьева: Кто виноват? Виноват тот, кто не заказал, возможно. Здесь может быть несколько причин. Если доктор не заказал своевременно этот лекарственный препарат для пациента, либо недостаточно было выделено средств для того, чтобы купить этот лекарственный препарат.

Юрий Коваленко: Прошу прощения. А переложить из коробки "платные" в "бесплатные", если человеку это необходимо здесь и сейчас, невозможно вообще никак? Ну, хотя бы потом к доктору претензии предъявить.

Нелли Игнатьева: Абсолютно нет. Я вам уже сегодня подчеркнула: аптека не закупает для льготы. Это отдельные тендеры, это отдельные конкурсы. Закупку осуществляют поставщики, дистрибьюторы. В аптеку просто приходят эти лекарственные препараты для того, чтобы пациент пришел и забрал из аптеки. Здесь вообще никак аптека не может повлиять на этот момент. Это совершенно другая отчетность, это совершенно другая история. И аптека видит то, что этого нет, а есть пациенты, и уже закупает за совершенно собственные средства и продает пациенту, соответственно, за его собственные средства эти лекарственные препараты для того, чтобы они просто-напросто были. Это лучше, чем их вообще нет.

Марина Калинина: Что же, тема бесконечная, еще не раз к ней будем возвращаться. Спасибо вам большое.

Юрий Коваленко: Большое спасибо.

Марина Калинина: Нелли Игнатьева была у нас в гостях, исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей.

Нелли Игнатьева: Спасибо.

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Михаил Беляев главный экономист Института фондового рынка и управления, кандидат экономических наук
  • Сергей Голодов доцент кафедры статистики РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • ГОСТИ

  • Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России
  • ГОСТИ

  • Александр Рубцов кандидат экономических наук, обозреватель портала Vgudok.com
  • ГОСТИ

  • Денис Кирис заместитель председателя Комиссии по вопросам развития культуры и сохранения духовного наследия ОП РФ, председатель Независимого профсоюза актеров театра и кино, актер, режиссер
  • ГОСТИ

  • Гузель Улумбекова руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением, доктор медицинских наук
  • Алексей Живов главный врач Ильинской больницы, врач-уролог, кандидат медицинских наук, доцент
  • ГОСТИ

  • Дарья Халтурина сопредседатель Российской антитабачной коалиции
  • ГОСТИ

  • Алексей Володин генеральный директор Агентства по развитию трансграничной инфраструктуры, кандидат технических наук
  • Михаил Ненашев капитан 1 ранга, председатель Общероссийского движения поддержки флота
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • Павел Поспелов заведующий кафедрой проектирования дорог МАДИ
  • Павел Брызгалов директор по стратегическому развитию ФСК "Лидер"
  • Юрий Эхин эксперт по жилищной политике, член Союза архитекторов России
  • ГОСТИ

  • Антон Гетта координатор проекта ОНФ "За честные закупки", депутат Госдумы
  • ГОСТИ

  • Виктор Николайчик главный тренер мужской сборной Московской области по самбо, заслуженный тренер России
  • ГОСТИ

  • Леонид Кошелев член правления Российской ассоциации пилотов и владельцев воздушных судов
  • ГОСТИ

  • Александр Мерзлов президент "Ассоциации самых красивых деревень России", доктор экономических наук
  • Михаил Смирнов главный редактор портала "Алкоголь.Ру"
  • Евгений Бучацкий психиатр-нарколог
  • Вадим Дробиз директор Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя
  • ГОСТИ

  • Александр Элинсон генеральный директор НИПК "Электрон", член Президиума Генерального совета Общероссийской общественной организации "Деловая Россия"
  • Показать еще
    Показать еще
    Журналиста "Новой газеты" Али Феруза наградили орден мужества им. Сахарова Сейчас Феруз находится в центре временного проживания
    вчера
    Минздрав опроверг информацию об эпидемии пневмонии в регионах Однако рост заболеваемости в регионах ведомство подтвердило
    вчера
    Алексей Навальный вышел на свободу после 20 суток ареста Во время отбывания срока политик подучил киргизский
    вчера
    Владимир Путин рассказал о технологии, которая будет страшнее атомной бомбы Он сделал такое заявление на Всемирном фестивале молодежи и студентов
    2 дня назад

    ГОСТИ

  • Александр Никитин глава администрации Тамбовской области, д.э.н., профессор
  • Александр Широв зам.директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, д.э.н.
  • Проект Федерального бюджета на 2018 год: что в приоритете? Расходы по каким статьям следует увеличить и за счет чего?
    2 дня назад
    Apple создаст бюджетную версию iPhone X Новинка будет стоить на 100 долларов дешевле первой версии
    2 дня назад
    Хабаровск заволокло дымом из-за пожаров на территории Китая Обнаружено превышение предельных концентраций веществ в воздухе
    2 дня назад

    ГОСТИ

  • Михаил Беляев главный экономист Института фондового рынка и управления, кандидат экономических наук
  • Сергей Голодов доцент кафедры статистики РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • 3 дня назад

    Сергей Лесков: Отсутствие оппозиции является самой большой угрозой для власти. На этом погорели КПСС и СССР

    Сергей Лесков Обозреватель ОТР
    Суд отказал шахтерам из Гуково в апелляции по делу о митингах Суд посчитал, что полицейские пресекли массовую несанкционированную акцию, а не пикеты
    3 дня назад

    ГОСТИ

  • Андрей Осипов автоэксперт, редактор сайта osipov.pro
  • В лес - за едой! Собирательство - традиция или способ выживания?
    3 дня назад
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments