Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Николай Власов: Подчиненность госветслужб регионов губернаторам выходит стране боком

18:35, 30 января 2017

Гости

Николай Власовзаместитель руководителя Россельхознадзора

Петр Кузнецов: Мы уже анонсировали – тема про идентификацию животных. Игорь, здравствуйте.

Игорь Абакумов: Добрый день.

Петр Кузнецов: Это серьезно?

Игорь Абакумов: Не только идентификация животных, не только паспорт для козы (для чего козе паспорт), но и сертификация продукции сельскохозяйственной вообще: откуда она взялась, как она проехала, как она попала в магазин. Это важный вопрос, а почему он важный, нам расскажет сейчас Николай Анатольевич Власов, заместитель руководителя Россельхознадзора, прошу любить и жаловать. Наших зрителей прошу задавать вопросы, потому что Николай Анатольевич – гость у нас редкий, и если кто-то хочет что-то спросить, то это только сейчас в эти полчаса. Николай Анатольевич, вот людей очень волнует, для чего сертифицировать сельскохозяйственных животных. Идентифицировать, так будем говорить. Зачем это нужно?

Николай Власов: Это нужно для многих целей. Это нужно для улучшения эпизоотической обстановки в стране. Это нужно для планирования противоэпизоотических мероприятий – мы по крайней мере должны знать, сколько в регионе каких животных в данный момент находится, где они находятся. Это нужно для поддержки нашего экспортного потенциала. Это нужно для защиты владельцев животных от неправомерных, скажем так, действий.

Игорь Абакумов: Например?

Николай Власов: Конокрадство – оно у нас процветает. Животных угоняют десятками, сотнями даже.

Игорь Абакумов: Стадами даже угоняют, я слышал?

Николай Власов: Ну обычно… да – не большие стада, а маленькие, которые легко отбить и угнать. Так что много целей преследуется.

Игорь Абакумов: А каким образом идентифицируется животное? Вот бирка на ухо – она сегодня уже не показывает, да?

Николай Власов: Ну понятно. Не, можно этого и не делать. Патологические процессы на сегодняшний день не показывает.

Игорь Абакумов: Да. И, говорят, какие-то микрочипы будут вживлять.

Николай Власов: Это будет зависеть от того, что решат законодатели. В принципе, подход должен быть разумным. Сейчас именно разумные такие подходы вырабатываются в законодательстве ЕврАзЭС. Здесь нужно очень аккуратно подходить к этому ко всему. Идентификация животных – это отнюдь не самоцель, это средство. А средство должно быть оптимальным в смысле технологичности и максимально дешевым при исполнении, максимально мало трудозатратным. Поэтому к разным видам животных в зависимости от угроз, которые с ними связаны, применяются разные требования и разные средства идентификации. Простой пример: корова – почему такое внимание к идентификации коров во всем мире? Потому что губкообразная энцефалопатия: корова передает эту болезнь, безусловно смертельную, неизлечимую совершенно человеку. Вот к ней одни подходят. Совершенно другие подходят к идентификации лошадей. Представьте спортивную или племенную лошадь, у которой на каждом ухе вот по такой здоровой желтой бирке.

Игорь Абакумов: Ну это, конечно, ужасно, да.

Николай Власов: То есть там, понятно, вживляемые метки. А теперь представьте себе, кому-то может прийти в голову идентифицировать, допустим, пчеломатку. Вот интересный вопрос, как это сделать.

Игорь Абакумов: Это никак не сделать. Мы-то у себя на пасеках просто метку ставим…

Николай Власов: На улей обычно. И достаточно. Но если матка уйдет… Если матка уйдет, значит, другой идентификатор на улей, только и всего. То есть здесь нужно подходить, там много очень проблем возникает. Допустим, птица – куры, которые на птицефабрике, в цеху. Смысл их идентифицировать, в смысле маркировать?

Игорь Абакумов: Так им жить 40 дней.

Николай Власов: Идентификация и маркирование – это совершенно разные вещи. Идентифицировать нужно, а маркировать, мне кажется, кур не нужно, да и свиней, которые в свинокомплексах живут, тоже не нужно. В крайнем случае клеймо на них ставят.

Игорь Абакумов: То есть они не бегают?

Николай Власов: Да, они не гуляют, не теряются.

Игорь Абакумов: А в частных подворьях?

Николай Власов: А в частных подворьях самая тяжелая проблема: то, что живет в частных подворьях, в обычных наших, то, что мы понимаем под ЛПХ – всех животных там, к сожалению, надо идентифицировать и маркировать, потому что иначе мы никогда концов не найдем. Вся эта история с ИЧС, которой уже много-много лет, показала, что учета нет реального, это наша благоглупость в добровольном декларировании, так сказать…

Игорь Абакумов: Через поголовье скота?

Николай Власов: Да. Это добровольное декларирование вообще никакой информации полезной не несет. И в результате, когда очередная вспышка ИЧС, и в лесу там десяток трупов свиней, то невозможно даже идентифицировать, откуда они взялись – из этого села или из другого, от какого хозяина, у кого это ИЧС, где его искать, бегать. Тут много.

Игорь Абакумов: Самый главный вопрос, на которой, наверное, вы сейчас ответите. Люди, которые владеют ЛПХ – домашним скотом (козами, овцами, свиньями, поросятами и так далее) – задают этот вопрос: "Почему мы должны платить за эту идентификацию?"

Николай Власов: А вот это как раз один из тех вопросов, который нужно решить законодательно. Дело в том, что мы же не первые в мире, кто идет по этому пути, и в разных странах использованы и апробированы совершенно разные подходы. Причем они полярные: есть страны, где требование об идентификации и маркировании было введено, и все расходы были возложены на владельцев животных; а есть и другие страны, где решение когда было принято, то стартовый период обеспечивало в целом государство, то есть государство создало информационную систему, которая все это поддерживает, государство построило заводы, которые производят средства мечения, государство оплатило расходы на мечение. Вот этот шоковый период, когда нужно прометить не новых животных, а всех, которые есть. То есть каждая страна для себя решает самостоятельно, как это делать.

Игорь Абакумов: А вы к какой точке зрения более лояльны?

Николай Власов: Ну мы же как надзорный орган…

Игорь Абакумов: Ну вы же все равно правительству подсказываете, и законодателям подсказываете.

Николай Власов: Да нет, вот эти вещи мы правительству не подсказываем, потому что…

Игорь Абакумов: Вашу-то точку зрения они учитывают, наверное?

Николай Власов: Нашу точку зрения учитывают – и правильно делают – только в смысле технологий маркирования, то есть как сделать. А вот социальные вопросы – на кого те или иные расходы возложить – у нас даже и не спросит никто, потому что это не наш вопрос реально.

Игорь Абакумов: А когда приблизительно законодатель созреет у нас?

Николай Власов: Значит, когда у нас появится такой нормативный акт? Это может только, наверное, сказать или оракул, или президент, если даст такое указание, чтобы он появился к такому-то сроку. Пока такого указания нет. Значит, нормативный акт Евразийской комиссии в высокой степени готовности, то есть между государствами его согласовали; подходы, еще раз повторюсь, там разумные. Логично дожидаться с российскими нормативными актами, пока не увидит ЕврАзЭС, чтобы потом российские переделывать не пришлось. У нас в ЕврАзЭС хорошая позиция в том смысле, что Белоруссия далеко вперед нас ушла в этом смысле и уже Казахстан нас обогнал, то есть мы можем пользоваться совершенно свободно их опытом, их наработками.

Игорь Абакумов: Говорят, что это еще необходимо, для того чтобы – я слышал, по крайней мере – что это поставлена политическая задача, чтобы наша продукция сельскохозяйственная вышла на мировые рынки.

Николай Власов: И это тоже. Это не главная цель…

Игорь Абакумов: Не главная цель?

Николай Власов: Не главная абсолютно. У нас главная сейчас, самая благодаря проблема – это постоянно ухудшающаяся обстановка с болезными животными. Это последствие административной реформы служб. Но такая задача тоже есть.

Игорь Абакумов: То есть это улучшение ветеринарной службы в смысле сокращения ее вертикали?

Николай Власов: Не сокращения, а, наоборот, воссоздания вертикали. У нас ее сократили в 2004 году.

Игорь Абакумов: Нет, вы хотите ее воссоздать, а ее сократили.

Николай Власов: Да, убрали. "Улучшение", да.

Игорь Абакумов: Да, я про это и говорю. То есть у нас сейчас африканская чума свиней основное?

Николай Власов: Ящур, нодулярный дерматит, бруцеллез, туберкулез – примерно 120 болезней.

Игорь Абакумов: Вот ящур буквально рядом, во Владимире.

Николай Власов: Да, причем странный случай.

Игорь Абакумов: Там же, где институт, по-моему, который разрабатывает вакцину?

Николай Власов: Да. Но странным образом вирус, который вызвал эту вспышку в той деревне, сильно по сиквенсу отличался от вируса, который был и в институте, и в Щелковском комбинате.

Игорь Абакумов: Полагаете, что занос какой-то?

Николай Власов: Боюсь строить такие предположения, глядя в камеру или сидя рядом…

Игорь Абакумов: А вы глядите на меня, вы в камеру не смотрите.

Николай Власов: Мы рассматриваем все возможности, включая диверсию.

Игорь Абакумов: То есть есть основания заниматься этим делом каким-то специализированным нашим силовым структурам?

Николай Власов: Я вас уверяю, они занимаются. Наши службы в этом отношении молодцы.

Игорь Абакумов: Последние вот эти вот вспышки ящура, сейчас у нас еще грипп птицы, по-моему, появился, насколько я слышал.

Николай Власов: Это глобальные процессы, это характерно не только для России.

Игорь Абакумов: Он может повлиять на экспорт продукции?

Николай Власов: Он влияет на экспорт продукции. Каждый день влияет на экспорт. Допустим, сейчас – это только нововведение – мы с 8-го числа ввели решение Россельхознадзора о реканализации по первым четырем болезням (ящур есть в их числе), так вот пока этот механизм в России не работает: где эта вспышка, закрывается сразу вся страна. Например, первый случай гриппа у нас был в Новосибирской области – тут же Евросоюз по курятине закрыл весь экспорт из России.

Игорь Абакумов: Есть такой термин, нашим зрителям, может быть, не совсем понятный – регионализация. На Западе нас воспринимают как Россию целиком, а там же много регионов – может быть, каким-то образом локализовать регионы в смысле экспорта?

Николай Власов: Совершенно верно. Вот это и есть смысл регионализации. Регионализация – это механизм официального установления статусов регионов Российской Федерации по каждой из интересных болезней животных и установление мер охраны статуса благополучных регионов от заноса этой болезни; это вот смысл регионализации и есть. Она признается во всем мире.

Игорь Абакумов: И идентификация продукции как будет осуществляться? Как она ведется? Как она предлагается? Где она производится? Чтобы мы могли понимать, что из деревни N, из деревни Макарово она приехала на какой-то мясокомбинат, там она была переработана в колбасу, эту колбасу съела кошка и отказалась ее есть, эту колбасу.

Николай Власов: Все понятно.

Игорь Абакумов: Чтобы было понятно, откуда эта колбаса…

Николай Власов: …пришла к кошке.

Игорь Абакумов: Да. Так ведь я понимаю?

Николай Власов: Да, так понимаете. Это не идентификация, это трассировка.

Игорь Абакумов: Трассировка?

Николай Власов: Значит, идентификация продукции – это некая система маркирования продукции производителем, по которому где бы продукция ни находилась, можно понять, кто ее произвел. К сожалению, этого совершенно недостаточно. У нас есть позитивный пример с шубами, как помогает идентификация, но вот с пищевкой это не пройдет, и с кормами для животных тоже не пройдет.

Игорь Абакумов: А почему?

Николай Власов: А не пройдет, потому что, во-первых, мы связны со стоимостью средств маркирования. На шубу если мы, допустим, повесим нечто, что позволит ее маркировать и что будет стоить 50 рублей, от этого никто не пострадает. А если мы эти же 50 рублей повесим на кусок колбасы, который стоит 25 рублей, то, конечно, это будет негуманно и немудрое решение.

Игорь Абакумов: Вот те меры, которые сейчас принимает Россельхознадзор в смысле упорядочивания информации о сельскохозяйственном рынке, о происхождении продукта – насколько они соответствуют мировой практике?

Николай Власов: Они соответствуют лучшим мировым практикам. Мы не хотим сказать, что мы такие гениальные, просто Россия встала на этот путь гораздо позже, чем целый ряд других стран (я даже не говорю развитых, потому что нас обогнали в этом смысле такие страны, как Новая Зеландия, Финляндия, кто вот в этот замкнутый кружок не встречает). И когда мы позднее начинаем этот путь, то мы, соответственно, изучаем и учитываем достижения, ошибки других, кто начал раньше. То есть та система, которую мы строим, если нам все удастся сделать, она будет значительно лучше, чем, скажем, в Евросоюзе и, может быть, такая же, как в Новой Зеландии – это вообще чемпион в мире по обеспечению безопасности продукции.

Игорь Абакумов: Хотите сказать, что там самая чистая продукция? Или самая защищенная?

Николай Власов: Самая безопасная. Она вообще говоря и очень неплохая в смысле экологии, потому что Новая Зеландия, конечно, одна из лучших стран в этом смысле.

Игорь Абакумов: Ну, там нет атомных станций, там нет…

Николай Власов: Там много чего нет.

Игорь Абакумов: Там много чего нет.

Николай Власов: Да, да.

Игорь Абакумов: Зато там хорошие пастбища. Николай Анатольевич, вы говорили о возможности диверсий.

Николай Власов: Да.

Игорь Абакумов: Как вы оцениваете угрозу биотерроризма? У вас очень большой опыт, вы проследили весь путь африканской чумы в свое время, весь ее путь поэтапно, как она распространялась.

Николай Власов: В том числе на Кубу в те годы тоже проследили.

Игорь Абакумов: Тоже проследили?

Николай Власов: Конечно. Американцы, правда, помогли, но в том числе.

Игорь Абакумов: Помогали, да?

Николай Власов: Проследить помогли, да. Американские журналисты в смысле.

Игорь Абакумов: А, да. Кубинский опыт в свое время был использован, насколько мне известно, при вспышке под Одессой африканской чумы, да?

Николай Власов: Да. Ликвидация на Кубе была использована при ликвидации вспышки в Одессе.

Игорь Абакумов: Но ведь это был 1975 год, если не ошибаюсь? В Одессе?

Николай Власов: Если мне не изменяет память, то 1978.

Игорь Абакумов: 1978, да? 1978 год – и с этого года…

Николай Власов: Не было.

Игорь Абакумов: Не было вообще нигде и ничего.

Николай Власов: Нет, почему? – не было в России.

Игорь Абакумов: В России не было, в Советском Союзе не было. А все-таки что это было? Это был случайный заход кабанов через Грузию?

Николай Власов: Нет-нет-нет, тогда это был завоз с… Короче говоря, пищевая продукция, нелегально ввезенная на территорию Российской Федерации.

Игорь Абакумов: А.

Николай Власов: То есть тогда не на территорию Российской Федерации (я уже привык говорить по-новому), а на территорию Советского Союза.

Игорь Абакумов: То есть в принципе путь тот же самый, что и?

Николай Власов: А путь тот же самый: сначала попали вот эти огрызки, остатки в ЛПХ, с ЛПХ на свиноферму, и один наносной случай на Урале. Вот это все было ликвидировано, и мы забыли про… Нет, не забыли – мы как раз очень серьезно к ней относились и принимали серьезные меры, и поэтому других заносов не случалось.

Игорь Абакумов: Ну, я разговаривал с ликвидаторами, что называется – с Павлом Петровичем Рахманиновым я разговаривал, который участвовал в этом деле.

Николай Власов: Павел Петрович не участвовал – он лично там.

Игорь Абакумов: Да, он был там, руководил.

Николай Власов: Это организовывало Министерство обороны и Институт вирусологии. А Павел Петрович в то время… Павел Петрович – это наше все, это прямо патриарх сейчас отечественной этой отрасли.

Игорь Абакумов: Но тем не менее он рассказывал подробности, что Косыгин дал чрезвычайные полномочия группе, которая ликвидировала африканскую чуму под Одессой.

Николай Власов: Так и было.

Игорь Абакумов: Чрезвычайные полномочия вплоть до снятия с должностей любых лиц.

Николай Власов: Тогда это все решалось гораздо проще.

Игорь Абакумов: А что же сейчас?

Николай Власов: А сейчас у нас все через суд.

Игорь Абакумов: Только?

Николай Власов: Ну а как? Либо… У нас сейчас положение в этом смысле ну просто удивительное. Казалось бы, страна уже столкнулась с такими уроками, которые природа преподнесла, а выводов-то нужных нет. У нас по-прежнему сохраняется подчиненность госветслужбы региона губернатору региона – ну вот зачем это сделано? Служба есть служба, она обеспечивает безопасность. Но это хорошо еще, что ФСБ по регионам не раздали. Это то же самое.

Игорь Абакумов: Да, тоже было бы, наверное, неплохо для губернатора.

Николай Власов: Для губернатора-то неплохо, для страны только боком это выходит.

Игорь Абакумов: Да, я понимаю. Что делается для того, чтобы этого не было? Что делается для того, чтобы срастить ветеринарные службы в единую опять вертикаль?

Николай Власов: Дело в том, что сейчас простых решений нет уже. Во-первых, сменилось поколение ветеринаров и, что немаловажно, ветеринарных начальников. И ряд из них привык уже быть первым парнем в регионе. Это первое.

Игорь Абакумов: Ну а окрик сверху?

Николай Власов: Окрик сверху здесь тоже не пройдет.

Игорь Абакумов: Или нет понимания?

Николай Власов: Нет, я же говорю: простых решений нет. Совсем наверху я не знаю, не общаюсь, откуда же мне знать. Но дело в том, что в эти годы после перестройки инфраструктура госветслужбы, если говорить в целом о госветслужбе (потому что из этого есть приятные исключения в виде отдельных регионов, где Савченко – Новгородская область, там оно не разваливается, в Новосибирской области не разваливается, в Краснодарском края нормальная госветслужба), а в общем по стране шла и идет деградация ветслужбы и инфраструктуры ветслужбы: лаборатории, станции по борьбе с болезнями животных, хроническое недофинансирование. И теперь она в таком состоянии ужасном инфраструктура, что если раньше, допустим, если не брать в расчет инфраструктуру и взять все это на федеральный бюджет (а восстановить госветслужбу – значит взять на федеральный бюджет) – это примерно 80 миллиардов рублей в год. А если восстанавливать всю эту инфраструктуру, которую Советский Союз создавал десятилетиями, мне вообще страшно подумать, сколько там денег надо: не потянет наш бюджет за короткое время, при всем уважении к бюджету, такие расходы дополнительные. То есть теперь надо двигаться step by step, потихоньку все восстанавливать, и начинать надо именно с восстановления вертикали хотя бы функциональной. То есть пусть там с федерального уровня не назначается главный госветинспектор региона, но пусть хотя бы министр сельского хозяйства либо его представляет, либо согласует и также увольняет, потому что иначе нет управляемости.

Игорь Абакумов: У нас звонок – Магомед из Дагестана. Мы вас слушаем, вы в прямом эфире программы "Отражение".

Зритель: Здравствуйте. Я хотел бы узнать. Вот внучка моя… дотации за корову уплачивает или не уплачивает из региона, нам-то вообще не выдают их, я не знаю. Вот я бы хотел узнать, выплачивают ли дотации для лечения коров? А то у меня четыре штуки есть…

Игорь Абакумов: Простите, вы не могли бы более четко сформулировать?

Николай Власов: Я тоже ничего не расслышал.

Зритель: Не подскажите, я хотел узнать, выплачивается коровам… или нет?

Николай Власов: Дотация?

Игорь Абакумов: Спасибо большое, Магомед. Это не совсем тот вопрос, о котором мы разговариваем. Давайте в следующей программе мы поговорим о дотациях. Спасибо вам большое. Николай Анатольевич, все-таки я хочу вернуться к теме биотерроризма и диверсий. Вот это вот раздробление ветеринарной службы способствует усилению опасности в этом плане?

Николай Власов: Все, что ослабляет госветслужбу как единую структуру, способствует реализации любого риска, в том числе и этого.

Игорь Абакумов: А каковы примеры последних времен, последних лет или месяцев, если вы знаете, по миру в части биотерроризма?

Николай Власов: Я таких примеров не знаю, но это вообще сейчас… Вот этими вопросами био-, точнее агротерроризма я занимался лет, наверное, 5-6 назад, и с тех пор я переключился, в общем-то, на внутренние дела, я просто не слежу за этой информацией, какая есть по миру. По прошлому я единственное, что могу сказать – это то, что единственный более-менее доказанный случай биотерроризма было как раз занос африканской чумы свиней на Кубу. Вот там и адрес исходный есть, и кто доставлял, куда доставлял – все понятно. А сейчас… В случае, опять же, в США, который с сибирской язвой, я не могу назвать биотерроризмом, потому что… Хотя может быть и можно назвать, то есть народ постращали, терроризм – это же внушение страха. Ну вот этот случай. А так я говорю, что мое мнение мало что значит, потому что я не слежу за этим вопросом.

Игорь Абакумов: Но тем не менее вот этот вот момент под контролем у вас тоже есть, я так понимаю?

Николай Власов: Лишь в той степени, в какой мы… Да, мы ведем огромную программу-мониторинг по стране. Естественно, эти данные доступны всем компетентным нашим ведомствам, начиная от Министерства обороны и так дальше. Вообще у нас очень хорошая работа в этом смысле в стране ведется консолидации данных Big Data, то есть ее используют самые разные ведомства. Мы, конечно, не очень далеко продвинулись, но вот как конструктив вообще отлично все сделано. То есть мы эти данные представляем, но, естественно, со случаями биотерроризма будем разбираться-то не мы – мы здесь…

Игорь Абакумов: Но вы как специалисты оказываете: либо да, либо нет.

Николай Власов: Консультанты, да. Ну может быть, нас к исследованию, к изучению будут привлекать, но я не сомневаюсь, что наши компетентные, как говорится, органы и внутри себя, поэтому направление этим структурам выстраивает, и кадровым обеспечением наверняка озаботиться – это просто не афишируется. Я этого не знаю, но я просто не могу себе представить, чтобы было иначе.

Игорь Абакумов: Но ситуация тем не менее под контролем. Я думаю, что эта ваша работа по идентификации и скота, и продуктов – она, видимо…

Николай Власов: И особенно по мониторингу эпидситуации в стране – она, естественно, в том числе… Потому что обеспечение безопасности, а уж естественный процесс нарушения безопасности вызывает или искусственный – какая разница, механизмы-то одни и те же.

Игорь Абакумов: Большое спасибо, Николай Анатольевич. У нас в гостях был Николай Анатольевич Власов, заместитель руководителя Россельхознадзора. С вами была "Аграрная политика", Игорь Абакумов. А программа "Отражение" продолжится после большого выпуска новостей. 

1 комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Михаил Беляев главный экономист Института фондового рынка и управления, кандидат экономических наук
  • Сергей Голодов доцент кафедры статистики РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • ГОСТИ

  • Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России
  • ГОСТИ

  • Александр Рубцов кандидат экономических наук, обозреватель портала Vgudok.com
  • ГОСТИ

  • Денис Кирис заместитель председателя Комиссии по вопросам развития культуры и сохранения духовного наследия ОП РФ, председатель Независимого профсоюза актеров театра и кино, актер, режиссер
  • ГОСТИ

  • Гузель Улумбекова руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением, доктор медицинских наук
  • Алексей Живов главный врач Ильинской больницы, врач-уролог, кандидат медицинских наук, доцент
  • ГОСТИ

  • Дарья Халтурина сопредседатель Российской антитабачной коалиции
  • ГОСТИ

  • Алексей Володин генеральный директор Агентства по развитию трансграничной инфраструктуры, кандидат технических наук
  • Михаил Ненашев капитан 1 ранга, председатель Общероссийского движения поддержки флота
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • Павел Поспелов заведующий кафедрой проектирования дорог МАДИ
  • Павел Брызгалов директор по стратегическому развитию ФСК "Лидер"
  • Юрий Эхин эксперт по жилищной политике, член Союза архитекторов России
  • ГОСТИ

  • Антон Гетта координатор проекта ОНФ "За честные закупки", депутат Госдумы
  • ГОСТИ

  • Виктор Николайчик главный тренер мужской сборной Московской области по самбо, заслуженный тренер России
  • ГОСТИ

  • Леонид Кошелев член правления Российской ассоциации пилотов и владельцев воздушных судов
  • ГОСТИ

  • Александр Мерзлов президент "Ассоциации самых красивых деревень России", доктор экономических наук
  • Михаил Смирнов главный редактор портала "Алкоголь.Ру"
  • Евгений Бучацкий психиатр-нарколог
  • Вадим Дробиз директор Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя
  • ГОСТИ

  • Александр Элинсон генеральный директор НИПК "Электрон", член Президиума Генерального совета Общероссийской общественной организации "Деловая Россия"
  • Показать еще
    Показать еще

    ГОСТИ

  • Михаил Беляев главный экономист Института фондового рынка и управления, кандидат экономических наук
  • Сергей Голодов доцент кафедры статистики РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • час назад

    Сергей Лесков: Отсутствие оппозиции является самой большой угрозой для власти. На этом погорели КПСС и СССР

    Сергей Лесков Обозреватель ОТР
    Суд отказал шахтерам из Гуково в апелляции по делу о митингах Суд посчитал, что полицейские пресекли массовую несанкционированную акцию, а не пикеты
    2 часа назад

    ГОСТИ

  • Андрей Осипов автоэксперт, редактор сайта osipov.pro
  • В лес - за едой! Собирательство - традиция или способ выживания?
    3 часа назад

    Дошло до того, что в иные места стало дешевле долететь, чем доехать в плацкартном вагоне

    Александр Рубцов кандидат экономических наук, обозреватель портала Vgudok.com
    4 часа назад

    ГОСТИ

  • Денис Кирис заместитель председателя Комиссии по вопросам развития культуры и сохранения духовного наследия ОП РФ, председатель Независимого профсоюза актеров театра и кино, актер, режиссер
  • Герман Греф занимается медитацией и спортом перед работой По его словам, это помогает избавиться от проблемы больших потоков информации
    6 часов назад
    На российско-белорусской границе могут появиться пограничные посты Ужесточение пограничного контроля возможно с весны 2018 года
    7 часов назад
    7 часов назад
    9 часов назад
    В России продлили запрет на "боярышник" Роспотребнадзор продлил запрет на 180 дней
    9 часов назад
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments