Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Никита Кричевский: Реальной оккупации России не было и не будет никогда – не та мы страна, не те мы люди. Но неформально нас сегодня оккупировала "офшорная аристократия"

20:25, 7 декабря 2017

Гости

Никита Кричевскийдоктор экономических наук, профессор

Оксана Галькевич: Ну а сейчас…

Константин Чуриков: Ну а сейчас в этой студии вместе с нами профессор, доктор экономических наук Никита Кричевский, и это будет его "Личное мнение". Если вас интересует личное мнение профессора Никиты Кричевского, звоните 8-800-222-00-14. Добрый вечер, Никита Александрович.

Оксана Галькевич: Добрый вечер, Никита Александрович.

Никита Кричевский: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вот мы с вами еще не успели даже поздороваться, а уже пришла в 18:59 SMS, вопрос от нашего зрителя со Ставрополья: просят нас спросить вас о том, как бизнес относится, экономисты относятся к решению Владимира Путина идти на выборы президента.

Никита Кричевский: Я не знаю, как относится бизнес к решению Владимира Путина идти на выборы президента. Я думаю, что бизнес относится в высшей степени положительно, если не сказать, что бизнес абсолютно счастлив выбору Владимира Владимировича и тому, что он пойдет.

А что касается экономистов, то этот вопрос меня ставит в тупик по той простой причине, что я не совсем понимаю, о ком мы говорим. Что есть экономист? Экономист – это профессия, экономист – это род научной деятельности? Мне это не совсем понятно. Экономист – это ученый, который занимается какой-то определенной научной проблематикой. Скажем, институциональный экономист институты конструирует, исследует, пытается корректировать. Монетарный, денежный экономист – это близко к ЦБ, к Минфину. Я, например, занимаюсь вопросами менталитета, национального экономического характера применительно к русскому хозяйству.

Константин Чуриков: Тем более.

Никита Кричевский: Да. Поэтому спрашивать как гуманитария, как человека, который занимается социальными науками – это один разговор; спрашивать как человека, который что-то понимает в экономике – другой. Но совершенно очевидно, лично на мой взгляд просто как человека, здесь неважно, экономиста или нет…

Константин Чуриков: Вот мы хотели как раз услышать мнение экономиста, который видит реальность.

Никита Кричевский: Выбора-то нет. Выбора нет, альтернативы нет. Если бы был какой-нибудь альтернативный кандидат, который мог бы предложить какую-то программу, я не знаю, который самое главное мог бы зарекомендовать и зарекомендовал себя на предшествующей работе, это было бы каким-то выбором, какой-то альтернативой, какой-то развилкой. Но сегодня, когда у нас есть Владимир Путин, который 18 лет руководит страной, авторитет которого неоспорим у населения, какой тут может быть выбор?

Оксана Галькевич: Никита Александрович, выбора нет, но есть ведь другие кандидаты.

Никита Кричевский: Нет.

Оксана Галькевич: И в том числе от бизнеса – вот, кстати говоря, господин Титов заявил себя представителем таким бизнес-сообщества.

Никита Кричевский: Господин Титов не собирается становиться президентом, он об этом сразу сказал, и его партия сразу сказала о том, что эти выбор им нужны, для того чтобы пропиарить их программу стратегии роста, не больше не меньше.

Оксана Галькевич: Это такая пиар-кампания.

Никита Кричевский: У них есть сайт, где есть эта программа, они об этом из всех утюгов разговаривают, к вам опять же приходят и говорят: "Вот у нас стратегия роста". Что такое стратегия роста? О чем там люди говорят? Это неважно в данном случае. А зачем еще им на выборы идти? Чтобы обсуждение было всенародным? Но экономические программы всенародно не обсуждаются. Любые реформы не могут приниматься простым или конституционным большинством.

Константин Чуриков: Мы еще вернемся к Борису Титову, будет отдельный вопрос. Давайте так обозначим…

Никита Кричевский: Ой, да, вот тот отдельный вопрос, Константин – это, конечно, такой удар под дых кандидату в президенты, что я, конечно, очень извиняюсь.

Константин Чуриков: Нет, секунду, все-таки фронт работы, скажем так, задач будущего президента России – так сформулируем.

Никита Кричевский: Вот смотрите. В 2000 году, когда Владимир Путин избирался на первый срок, главное для нас, для жителей той страны, было сохранение социальной стабильности, точнее воцарение социальной стабильности и сохранение территориальной целостности страны, потому что страна трещала по швам. Путин с этой задачей справился, я считаю, блестяще, блестяще. Потом были эпохи стабилизации, увеличения благосостояния населения, и это тоже все было сделано, это все было здорово.

Сегодня несколько иная задача, сегодня задача качественного развития страны, сегодня задача начала, именно начала движения к справедливости – общественной, социальной, распределительной справедливости, называйте это как угодно. Это, конечно, новый вызов. Я сейчас говорю как представитель власти, у которого, так скажем, депутат, который к вам приходит, у которого там детки за границей, счета в офшорах, но если отойти в сторону и говорить действительно вменяемым языком, то действительно вызов для человека. И я, например, единственно только на него и надеюсь.

Потому что на кого еще надеяться? На эту компрадорскую элиту, на этих коллаборационистов? Ну что такое компрадорская элита? Компрадорство – это когда вы действуете в интересах иностранного капитала, а коллаборационизм – это сотрудничество с врагом. Так вот у нас элита сегодня не только компрадорская, которая выводила все деньги из страны, но и коллаборационистская, поскольку очень часто говорят о том, что против России ведется война. Более того я вам скажу: мы имеем дело не столько с компрадорской коллаборационистской элитой, сколько с необъявленной неформальной оккупацией Российской Федерации. Вот реальной оккупации у нас не было и не будет никогда, не та мы страна, не те мы люди.

А вот вот эти, извините, сволочи, которые на протяжении веков приходили на нашу территорию, занимали командные должности (неважно, в государстве, в церкви, где угодно) и высасывали, выдаивали из страны все что угодно, насаждая свою нужную им идеологию – вот это происходит сегодня. Только когда-то это были католики, потом это была Украина, Литва, Польша, сегодня это вот та самая "офшорная аристократия" так называемая, сегодня это западные прихвостни, которые нам рассказывают о том, что наши завоевания – это плоская шкала налогообложения и мы ее не отдадим никому, или валютный контроль нам не нужен, мы не для того сражались и брали власть в начале 1990-х гг., но при этом у них таинственным образом сгорают в некоторых банках суммы, предположим, в 30 миллионов долларов.

Оксана Галькевич: Вопреки законам физики, где ничто не исчезает никуда.

Никита Кричевский: Да. Они вот такие все белые, пушистые были, и вдруг 30 миллионов долларов, об этом становится известно абсолютно всем. А потом они выходят на телевизор и рассказывают нам о том, как они все сделали, для того чтобы наши олимпийцы не пострадали. Но, к сожалению, у них ничего не получилось.

Константин Чуриков: Вал сообщений от зрителей. Я напомню, что можно и по телефону очень просто и бесплатно, кстати: 8-800-222-00-14.

Никита Александрович, наши зрители вольны задавать те вопросы, которые они считают нужным задать, вы вольны отвечать или не отвечать на эти вопросы.

Никита Кричевский: Но при этом есть модераторы Константин и Оксана. Так что наши зрители должны это учитывать.

Константин Чуриков: Да. Свежий вопрос из Тверской областной: "Если Путин победит, интересно, кого мы увидим в правительстве?" Будет новая команда?

Никита Кричевский: Господа, не загоняйтесь вы этой проблематикой, кто там будет в правительстве, как его будут звать – Пупкин, еще кто-то – это неважно. Важно, какая будет идеология у нового правительства. Если это будет продолжение того, что мы наблюдали все последние 18 лет, тогда пиши пропало, тогда еще несколько лет и у нас будет новая социальная катастрофа, это же очевидно. Это очевидно, потому что когда нам рассказывают о том, что мы должны все собраться, затянуть пояса и отказаться от общения с Западом, при этом оставлять детей, семьи и активы за границей, это даже не лицемерие, это, извините, предательство. Но постоянно об этом говорят и в вашей студии тоже. А возьмите федеральные каналы – ну, те, которые первая кнопка и прочие.

Константин Чуриков: Большие федеральные каналы.

Никита Кричевский: Да. Так там просто всякие мишки, извините, приходят, мишки Гамми, встают или садятся и рассказывают нам о том, как мы должны сплотиться и как все хорошо. И при этом я говорю, что у них там стоит машина с персональным водителем, они на выходных забронировали себе билеты куда-нибудь в Европу, для того чтобы пошопиться, и вообще все у них хорошо. Вчера буквально звонил знакомый, говорит: "Ты не представляешь, сколько стоят билеты в Ниццу на новогодние праздники".

Константин Чуриков: Почем?

Никита Кричевский: Эконом-класс 90 тысяч рублей. Это очень дорого, обычная цена, скажем, тысяч 25-30, предположим.

Константин Чуриков: Ну так туда и летают небедные люди, как мы знаем по сводкам.

Никита Кричевский: Да, а тут 90 тысяч. И он говорит: "Слушай, что происходит?" Это же понятно, что это вал запросов, и поэтому цена автоматически вырастает. Вал просто идет. И вот эти люди потом приходят на телевидение и начинают нам рассказывать о том, что вы там в Брянской области сидите, у вас хорошо все будет. Ну да, 20 тысяч, но мы работаем в этом направлении, все будет здорово. Достало это уже, честно говоря. И вот это как раз и является сегодня повесткой для нового будущего президента, которого, как я надеюсь, будут снова звать Владимиром Владимировичем Путиным.

Оксана Галькевич: Никита Александрович, Костя вас настойчиво возвращает к кандидату №1, к Владимиру Путину.

Константин Чуриков: Да, совершенно верно.

Оксана Галькевич: А я вот хотела бы все-таки обсудить с вами предложения другого кандидата.

Никита Кричевский: Я бы номерами не злоупотреблял бы.

Оксана Галькевич: Ну не номерами, этого кандидата, хорошо.

Никита Кричевский: Просто к Владимиру Путину и все. Потому что все остальные – это не кандидаты. Это цирк, это шоу.

Оксана Галькевич: Хорошо. Но вот если все-таки посмотреть на линейку и на те предложения, которые звучат с той стороны, назовите как угодно. После того, что вы сказали об этой элите, о том, какую идеологию они несут в нашу страну, наверное, предложение Титова вернуть вот этих вот людей из-за границы вместе с капиталами – не самая хорошая идея?

Никита Кричевский: Да а что, отличная идея, я считаю. Отличная. Правда, смотря для кого. Вот для тех гавриков, которые вот здесь наворовали, нарушили и убежали, скрываясь от Следственного комитета и от Генпрокуратуры, эта идея шикарная. Для нас с вами эта идея, скажем так, дурно пахнущая.

Константин Чуриков: Почему?

Никита Кричевский: Ну потому что вы нарушили закон, вы готовы откупиться сейчас. Они же говорят: "Мы же внесем там, компенсируем то, что нам начислили". Правда, никто не говорит, что утащили существенно больше, чем в результате начислили.

Константин Чуриков: Секундочку, но у них же есть активы, они их готовы…

Никита Кричевский: Да. А с Лондона выдачи нет. Они заявили, что готовы компенсировать, сколько они должны…

Константин Чуриков: Сколько набежало по уголовному делу.

Никита Кричевский: Да, сколько нам набежало? Миллион – не вопрос, у Петровича еще 9 в загашнике останется. Но, ребята, давайте так: вот есть страна под названием Россия, есть люди, их десятки, а если быть точным, то порядка 150 миллионов, а есть люди, которые считают страну своей родиной и не готовы поступиться ни при каких обстоятельствах интересами этого государства, этой страны, своей нации. И есть предатели, то есть есть люди, которые стырили у Брянской и Псковской областей, у того же Дагестана и убежали. Их поймали за хвост, они успели выскочить. И сегодня они призывают Титова и говорят: "Юрьич, ты там Путину в список меня включили, ну потому что…" А давайте на военное время переведем. Ну то есть вот вы знаете, что кто-то убежал, что кто-то предал вашу роту, вашу гвардию, ваш взвод, батальон, как угодно, а потом приходит и говорит: "Ну я искуплю".

Оксана Галькевич: "Я осознал".

Никита Кричевский: "Я осознал. Ну да, я там нарушал, но теперь у меня все будет хорошо. По березкам скучаю, в Москве движуха, да и с землей в Рязанской области надо решать, опять же…"

Константин Чуриков: Извините, либо движуха, либо березки, тут уж надо разобраться.

Никита Кричевский: Нет, движуху они в голове держат, а так-то для всех березки, да.

Оксана Галькевич: А мы не всех под одну гребенку? Может быть, все-таки есть исключения?

Никита Кричевский: Объясните мне, почему мы с вами, вот мы втроем, Костя, Оксана – почему мы с вами на протяжении всех этих лет ну не сказать чтобы совсем уж нищенствовали, но жили небогато, платили налоги, взносы…

Константин Чуриков: До сих пор платим.

Никита Кричевский: Да, и все у нас было в порядке, по крайней мере мы спали спокойно. И одновременно есть люди, которые совершенно очевидно нарушили закон: они не уплатили налоги, они выводили капиталы, они обескровливали нашу экономику. И вот мы сегодня с вами сидим втроем и говорим: "Ну да, они, конечно, предатели, но, может быть, не стоит всех под одну гребенку". У меня тоже возникает вопрос, сколько вам принесли денег, для того чтобы вы задали этот вопрос?

Оксана Галькевич: Мне?

Константин Чуриков: Оксана? Нет, пусто, под столом пусто, ничего нет.

Оксана Галькевич: Ну знаете, Никита Александрович, мне ничего не принесли, у меня квартира в ипотеку – так же, как у вас, кстати.

Никита Кричевский: Да.

Константин Чуриков: У нас, да.

Никита Кричевский: Вот к вопросу, к вопросу. Почему мы не можем купить себе квартиру на зарплату, предположим, ну или там скопить какие-то деньги? Почему мы вынуждены брать кредит в банке на приобретение жилья? Ну а потому что, если бы эти товарищи платили налоги, у нас бы и финансирование было бы лучше в том числе и вашего канала, я уж не говорю о науке. Все было бы гораздо интереснее. Но они убежали, они понакупили себе там квартир, и они сегодня говорят: "Титов, замолви за нас словечко, ну а мы там с тобой рассчитаемся, потом все будет хорошо. И мы тебе можем предложить вариант – скажи Владимиру Владимировичу, чтобы новые гособлигации сделал валютные, только валютные, Борь, рублевые не надо нам, потому что рубль ваш – это дерево, оно то вверх, то вниз, неинтересно. Давай в валюте, вот скажи, и мы тогда приедем и купим эти облигации, все будет нормально".

Туда же Минфин, он у нас на что либеральный, но он говорит: "Стоп". То есть он от такой наглости по первости дар речи потерял. Только потом замминистра финансов Алексей Моисеев нашелся – он говорит: "Вообще-то у нас все нормально с финансовыми инструментами, мы не видим необходимости в выпуске новых". Представляете, то есть эта публика, вот эти наглецы, эти хамы, да что там предатели – они нам еще и говорят: "А давайте мы вот гособлигации, и тогда мы к вам приедем". А если гособлигаций не будет, что, березки отменяются, движуха в Москве тоже?

Оксана Галькевич: Любовь прошла.

Никита Кричевский: Любовь прошла? – ну и сиди в своем Лондоне, достанут. Сходи на могилу к Борису Абрамовичу Березовскому, положи цветочек и посмотри на ее неухоженный вид – это то, что тебя ждет.

Оксана Галькевич: Подумай о вечном.

Константин Чуриков: У нас звонит телефон не переставая. Анатолий, город Белгород, добрый вечер. Вы в эфире.

Зритель: Добрый вечер, город Белгород. Вы знаете, вот такие вопросы. Знает ли президент и премьер-министр о существующей ситуации с зарплатами и безработицей? Второй вопрос: в свое время Владимир Владимирович обещал, что будут создаваться 25 миллионов рабочих мест – что-то в этом направлении делается или будет делаться? И последний вопрос быстренько. Федеральная антимонопольная служба сумела удержать тарифы на железнодорожном транспорте, а почему она не может это сделать с коммунальными платежами? Уже 100% несколько лет.

Никита Кричевский: Вот молодец. Все, спасибо, спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо, Анатолий.

Никита Кричевский: Вот по поводу 25 миллионов рабочих мест (извините, Анатолий, что со второго вопроса) – это титовская фишка. Это Титов предложил. Причем эта идея была в недрах "Деловой России", просто красивая цифра в 25 миллионов. И они говорят… Потом кому-то понравилось, и это перекочевало в майские указы, хотя у нас рабочих мест в российской экономике (не путайте с экономически активным населением) 33 миллиона. 25 миллионов рабочих мест при 33 наличествующих рабочих мест. Я понимаю, когда американцы говорят: "Мы создадим 25 миллионов рабочих мест", но у них 150. А когда у тебя 33 и ты собираешься создавать еще…

Константин Чуриков: Удвоить фактически.

Никита Кричевский: Вот на ровном месте. И потом Росстат начинает выдумывать, придумывать – а как же вот, это же указ президента? И они говорят: "У кого зарплата выше средней по региону, значит, у того высокотехнологичное рабочее место". Вы действительно нас считаете за идиотов, или у вас самих уже с кукушкой проблемы? Нет, на самом деле. Вы что думаете, я придумываю что-то? – нет, все так: если заработок выше среднего, значит, это высокотехнологично, значит, выполняем указ.

Константин Чуриков: Значит, у нас, получается, самые высокопроизводительные рабочие места на Охотном ряду находятся, где-то там, наверное, сейчас?

Никита Кричевский: Нет, на Чукотке.

Константин Чуриков: На Чукотке.

Никита Кричевский: Там самые большие зарплаты в России.

Константин Чуриков: Да, мы сегодня обсуждали – Ямал, Чукотка, Москва на третьем месте.

Никита Кричевский: Да.

По поводу того, знает ли Путин с Медведевым или не знают – это не ко мне вопрос, вы извините. Я уверен, что знают. Что касается ФАС и тарифов естественных монополий – вот это ровно то, о чем мы с вами говорим: либо мы идем в направлении к социальной справедливости, либо мы идем к социальной катастрофе. Потому что русский народ – народ терпеливый, но ведь он может однажды и устать терпеть. Вот как сегодня "Роснефть", например: терпела-терпела выкрутасы со стороны системы, потом надоело, подали иск, и тут же все начали визжать: "Как же так? Что такое? Душат, ты понимаешь, предпринимателей". То, что система украла фактически "Башнефть", все уже забыли, никто это не считает. То, что по суду было признано, что актив незаконный и дивиденды, следовательно, тоже незаконные – об этом тоже никто ничего не говорит. То, что для русского человека недра принадлежат всем, это непреложный постулат – об этом тоже никто ничего не говорит.

Константин Чуриков: Но вы красиво, хорошо сравнили "Роснефть" с народом.

Никита Кричевский: Видимо… А "Роснефть" – это госкомпания.

Оксана Галькевич: И запрос на справедливость под это подвели.

Никита Кричевский: "Роснефть" – это госкомпания, потому что неважно, кто сегодня в госкомпании руководитель. Руководители приходят и уходят, а государственный статус у компании остается и зависит от руководителя, от менеджмента, от интеллекта, от техноструктур, как говорил в свое время Гэлбрейт, насколько успешно будет работать эта компания. В качестве примера – "Аэрофлот". Когда пришла команда Виталия Савельева в 2008 году, банкрот, все, не сегодня-завтра расформируют, а сейчас лучшая компания Восточной Европы, заметьте, государственная. Та же история, например, с "Роснефтью". Почему я говорю о "Роснефти"? – а потому что, конечно, мы сейчас можем долго говорить о всяких нюансах, но кто обеспечил в прошлом году стабильность курса в конце года? Кто принес 1 триллион 300 миллиардов рублей в бюджет, чтобы закрыть все дыры? – "Роснефть". А вот говорят: "А вот Сечин получает много денег". И не только Сечин, Миллер и все остальные.

Константин Чуриков: Так. Вот как вы к этому относитесь?

Никита Кричевский: А у меня вопрос. Эта заработная плата коррелирует, то есть сравнима, сопоставима с заработными платами в других нефтяных компаниях мировых, конечно? Там же иностранцы работают, не только господин Сечин. Но у меня вопрос сразу к нашим зрителям: господа, а вы никогда не задумывались, а сколько господин Сечин, Миллер, Савельев и прочие платят налогов со своих доходов? 13% – я вас поздравляю. Вот если бы они платили 70% со своих доходов, я был бы первым, кто бы говорил: "Да пусть они хоть 100 миллионов в день получают, они 70-80 миллионов этих денег будут отдавать в казну, в региональную казну". Но у нас же плоская шкала налогообложения, это либеральное завоевание, мы не можем им поступиться. Вот как 150 лет назад, так и сегодня: 200 человек оккупировали страну и мешают ей двигаться. Вот об этом писал в 1870-1880-х гг. бизнесмен, предприниматель Василий Кокарев в книге "Экономический провал". 200 человек, и мы ничего не можем сделать. Это было тогда, это, к сожалению, и сейчас. Вот какие задачи перед президентом, а не то "надо инвестиции увеличить".

Пока не будет доверия к государству, пока государство будет лицемерить, будет врать своему населению, у нас ничего не изменится. Мы уже дошли до того, что в Москве и в Петербурге 25% тех, кто сегодня работает, работают как фрилансеры и не отчитываются в налоговую инспекцию. Их просто не видят. А по стране в целом 18%. Вопрос: как можно, не видя, как живет 18% занятого населения, выстраивать экономические стратегии? Вот у меня к вам вопрос. Для меня ответ очевиден: никак.

Константин Чуриков: Ну понятно: сидеть в темной студии и разговаривать с вами. С кем, если мы вас не видим?

Оксана Галькевич: Не зная с кем, да.

Константин Чуриков: Понятно.

Оксана Галькевич: Для кого, кому ты вопросы задаешь.

Никита Кричевский: А нам, а нам тем не менее выкатывают каждый раз новую стратегию и говорят: "Вот в этот раз все будет точно хорошо".

Оксана Галькевич: Никита Александрович, а я вот еще за одно слово зацепилась. Справедливость, социальная справедливость. А как вы считаете, вот эти вот все более и более непрозрачные намеки, которые мы получаем в отношении пенсионной системы, что она требует срочного пересмотра, необходимо прийти к мысли о том, что повышать пенсионный возраст нужно и без этого не обойтись. Вот новый глава Минэкономразвития Максим Орешкин…

Никита Кричевский: Да такой же, как и его кукловоды, вы знаете.

Оксана Галькевич: Это справедливо?

Никита Кричевский: Вы меня извините за такое высказывание, но молодой парень… Я вам как человек, которому в следующем году 50 и который уже больше 10 лет доктор наук и профессор, могу сказать: чтобы понимать экономические процессы, это реально для человека однозначно после 35 лет, и то притом, если ты постоянно занимаешься наукой. Это социальные процессы, потому что экономика – это люди, вот в чем дело. Экономика по определению – это предвзятое общество. Экономика по определению – это неравенство. Вот общество – это равенство, а экономика – это неравенство. Что есть конкуренция? Ты лучше по сравнению с другим, значит, это уже неравенство.

По поводу пенсионной системы. Давайте сначала, что есть справедливость. Мое определение – это три части. Во-первых, это равенство прав, свобод, возможностей для самореализации, для получения образования, здравоохранения (это особенно имеет отношение к молодежи). Во-вторых, это справедливое или эффективное перераспределение национального богатства, национального дохода, то есть то, о чем мы говорим, когда подразумеваем прогрессивную шкалу подоходного налога. И в-третьих, это эффективная (сейчас скажу умные слова) социальная кооперация. Что это значит? Это наши межличностные взаимодействия, будь то в предпринимательской сфере (например, мы ООО создаем с вами) или же в сфере некоммерческой, то есть мы создаем некоммерческую организацию (например, благотворительную структуру или работаем волонтерами). Вот три постулата, которые определяют социальную справедливость. А что касается пенсионного возраста, то господин Орешкин говорит по сути не о пенсионном возрасте, а о том, что денег в бюджете у него нет, поэтому вот, извините, мы не можем столько вам платить.

Константин Чуриков: Нет, секундочку…

Никита Кричевский: У меня вопрос и я заканчиваю: когда денег в бюджете было много 10 лет назад, почему Кудрин не предлагал снизить пенсионный возраст с нынешних 60 по мужикам до 40? Ну денег полно – так снизь! А сегодня у тебя денег нет, а чего до 63, давай до 80 сразу, тогда точно вы все проблемы закроете. 

Константин Чуриков: Секундочку, здесь, насколько я правильно понимаю "Газету.Ru", которой Максим Орешкин давал интервью, речь идет о том, что он просто ставит нас (пытается) перед выбором, подготовить пытается, что либо повышаем пенсионный возраст и размеры пенсии могут вырасти, качество здравоохранения может улучшиться, а может, вместе с ним и образование…

Никита Кричевский: Это несовместимые понятия.

Константин Чуриков: …либо остается на прежнем уровне, но у нас продолжает деградировать здравоохранение и, соответственно…

Никита Кричевский: Не стыкуется никак, потому что пенсионная система существует за счет пенсионного страхования, а здравоохранение за счет бюджета и за счет медицинского страхования. Орешкин просто об этом не знает, он настолько умен.

Константин Чуриков: А может ли министр экономического развития об этом не знать?

Никита Кричевский: А что вы удивляетесь? Чему вы удивляетесь, если он не понимает, что повышение пенсионного возраста – это понятие медико-социальное, как мы с вами уже говорили. То есть нужно провести исследование, насколько вырос уровень трудоспособности населения в среднем и по отраслям и тогда уже повышать пенсионный возраст. Мы же всю дорогу исходим из того, что у нас в бюджете нет денег, нет денег. А понять, почему нет денег, Орешкин не может, потому что он чем занимался? Я читал это интервью – он занимался тем, что работал в "ВТБ Капитал", работал в ЦБ, работал еще где-то. Он был либо чиновником, либо фондовым аналитиком, то есть спекулянтом. И вы хотите от Орешкина, чтобы он думал о вас? Родные мои, о чем вы?

Оксана Галькевич: Звоночек давайте примем еще один.

Константин Чуриков: Алексей.

Оксана Галькевич: Алексей из Москвы. Алексей, здравствуйте.

Зритель: Алло.

Оксана Галькевич: Да, слушаем вас, говорите, пожалуйста.

Зритель: Да, добрый вечер, уважаемые ведущие, добрый вечер, Никита Александрович. К вопросу об Орешкине и к вопросу о доверии госорганам. Никита Александрович, небольшой вопрос относительно такого важнейшего для всех граждан органа, как Росреестр, и результатов его деятельности за последние годы. Видите ли вы необходимость реформирования этой структуры, для того чтобы она была более открытой, более действенной и, скажем так, полезной для общества?

Константин Чуриков: А вы с какой целью интересуетесь, Алексей?

Никита Кричевский: Потому что у Алексея… Я понял, о чем речь. У Алексея напряженные отношения с Росреестром.

Константин Чуриков: Это мы почувствовали, просто…

Никита Кричевский: А мы знакомы по социальным сетям, и, к сожалению, я же не чиновник, я же не Орешкин. Я, например, ничем не могу ему помочь. И по телевидению тоже ничего не сделаешь.

Константин Чуриков: Лечить по телевизору.

Никита Кричевский: Да даже если он сейчас выдаст все свои данные, координаты и номера заявлений и требований, что это изменит? Это говорит не о том, что у нас телевидение плохое, а о том, что у нас доверия нет. Это говорит о том, что у нас вот те вот представители непонятных метрополий сидят на своих местах руководящих и работают в своих интересах. А потом приходят сюда и говорят о Родине и о патриотизме. Один простой пример и бежим дальше. Не так давно – все слышали об этом – была история с тем, что угнали у молодого человека автомобиль, и он его обнаружил…

Константин Чуриков: По областям искал и обнаружил в Белоруссии.

Никита Кричевский: Шел по следу, звонил в полицию, говорил: "Так вот же машина, вот, подъедьте, все сделайте!" А они говорят: "Да поняли мы, поняли". Машина выехала на территорию Белоруссии – за 12 часов все, повязали, на штрафстоянку, товарищей в КПЗ, все хорошо. 12 часов, а здесь он за ними ездил 3 дня, хоть бы кто пошевелился.

Константин Чуриков:Pourquoi?

Никита Кричевский: И еще один эпизод, если уж на то пошло. У девушки угнали машину, это в Питере было. Они ее нашли в Москве, она стоит на стоянке и продается через Avito, представляете? Они свою машину нашли. Парень девушки этой звонит, продавцу говорит: "Я еду". Они сами вылетели из Питера, представляете, доехали до Москвы, убалтывали как могли, в полицию звонили 1.5 часа, 1.5 часа ждали, пока наряд приедет. Эти поняли, что случилось, сели на эту машину и уехали.

Оксана Галькевич: И переехали в другое место.

Никита Кричевский: Да. И после этого мы говорим о Росреестре? После этого мы говорим о восстановлении доверия? Так вот это с мелочей.

Константин Чуриков: В ситуации, когда власти не нужны (а полиция – это представители власти), а людям, получается, не нужна власть, в данном случае полиция, к чему мы тогда вообще приходим?

Никита Кричевский: Я уже сказал, что тут два варианта, две дороги, два пути: либо это движение к восстановлению доверия и справедливости в стране, либо это прямой путь к социальной катастрофе. Потому что народ у нас очень терпеливый, народ у нас очень доверчивый, он душевный, он прекрасный. Мы молодая нация, если уж на то пошло, мы молодая нация. Но мы вечно терпеть не можем, вот в чем история.

Оксана Галькевич: Никита Александрович, Костя сказал, когда власти не нужны люди, когда людям не нужна власть. Но дело в том, что…

Никита Кричевский: Вы не совсем правильно, Костя, говорите. Власть – это тоже люди.

Оксана Галькевич: Да. Но эти люди…

Константин Чуриков: …как будто другие.

Оксана Галькевич: …понимают про этих людей, про нас только тогда, когда, простите, я подвожу к следующей теме, как сказал господин Улюкаев сегодня в суде…

Никита Кричевский: О, еще один товарищ, молодец.

Оксана Галькевич: Он сказал: "Только оказавшись по ту сторону, понимаешь, как тяжело живут люди, а когда у тебя все хорошо, просто отворачиваешься. Простите меня, люди".

Никита Кричевский: Скупая мужская слеза прокатилась по его небритой щеке.

Оксана Галькевич: Осознал.

Никита Кричевский: В следующую пятницу у господина Улюкаева вынесение скорее всего обвинительного приговора по доказанному факту получения взятки. А, простите меня, люди… А простите, когда в 2006 году вы, господин Улюкаев, будучи первым зампредом ЦБ, устроили пьяный дебош в самолете "Аэрофлота", вы о людях думали? Вы летели в бизнес-классе, а у вас молодая девушка или супруга, не принципиально, была в экономе, и вы потребовали от командира, чтобы ее посадили в бизнес. Командир отказался, вы на него начали наезжать, говоря по-простому. Командир сказал: "Либо он выходит, либо выходят все 350 человек, которые летят".

Константин Чуриков: Мы беседовали, кстати говоря, с этим пилотом – помнишь, Оксана?

Оксана Галькевич: Это был другой пилот, Костя, ты путаешь.

Константин Чуриков: А, другой пилот был.

Оксана Галькевич: Там иркутский губернатор.

Никита Кричевский: Чем кончилось? – вышли все 350 человек, вышли под объявление в сочинском аэропорту: "Вылет задерживается в связи с хамским поведением одного из пассажиров". Это был господин Улюкаев, это широко известная история. Он тогда о людях думал? Нет, нет. Только оказавшись по другую сторону, он наконец-то… А что случилось? Он на нарах оказался, его заставили двор, улицу мести? Ничего не произошло, он как жил в своих элитных "Золотых ключах"в квартире площадью 346 метров или насколько?

Константин Чуриков: Жилой комплекс, знаем.

Никита Кричевский: Он там как жил, так и живет. У него как была полная гардеробная или ванна долларов, евро и дорогих часов, она так и осталась. Что изменилось? Ему как возили еду из ресторанов, так наверняка и возят. Я, конечно, не был, но подозреваю, что это ровно так, как было, так и есть, не зря же он похудел – диетическое питание, друзья мои, стоит 50 тысяч рублей в неделю, это минимальная цена с доставкой на дом, 50 тысяч рублей, я не могу себе это позволить, а Улюкаев – легко.

Оксана Галькевич: Простите, за завтрак, за обед, за ужин или в сутки?

Никита Кричевский: Да, да.

Оксана Галькевич: В самое сердце.

Никита Кричевский: Привозят здесь вот так специально – все прямо расписано: "Вот это подогреть, вот это покушать, вот это вот смешать, а это вот не взбалтывать". И в итоге получается 50 тысяч рублей.

Константин Чуриков: Я понимаю, что это надо спрашивать у зрителей, просто уже времени нет, а все равно интересно. Как вы думаете, кому все равно в этой истории больше симпатизирует народ – Сечину или Улюкаеву? Вот сейчас уже.

Никита Кричевский: Народ симпатизирует правде. Народ не любит одинаково и "Роснефть", и Улюкаева, и я народ понимаю. Но тот же народ говорит, 43% по опросу ВЦИОМ говорят: "Да, Улюкаев должен получить реальный срок". Да даже не 43%, по-моему, больше половины, 53% или 57%, а вот 43% говорят о конфискации его имущества, вот этих вот квартирок, машинок, земельных участков, часиков и всего, что у него накопилось за годы образцовой государственной службы. Бедняжка.

Константин Чуриков: Это было "Личное мнение" Никиты Кричевского. Никита Кричевский, доктор экономических наук, профессор. Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: А через пару минут, не переключайтесь, будет тоже интересно. Поговорим… О чем, Оксана?

Оксана Галькевич: Будем говорить, уважаемые друзья, о цифровой неразберихе, о том, как новые технологии не добавляют порядку, а наоборот, бардака какого-то в нашу жизнь прибавляют, как цифровой рай обернулся цифровым адом. Присоединяйтесь к обсуждению, уже буквально через несколько минут.

Константин Чуриков: Добро пожаловать в нашу цифровую действительность через пару минут.

 

 

 

 

1 комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Константин Калачев политолог, руководитель "Политической экспертной группы"
  • Сергей Смирнов доктор экономических наук
  • ГОСТИ

  • Гузель Улумбекова руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением, доктор медицинских наук
  • ГОСТИ

  • Павел Салин директор Центра политических исследований Финансового университета при Правительстве РФ
  • ГОСТИ

  • Алексей Мухин генеральный директор Центра политической информации
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • Леонид Ольшанский вице-президент "Движения автомобилистов России", адвокат
  • ГОСТИ

  • Ирина Волынец председатель Всероссийского общественного движения "Национальный родительский комитет"
  • ГОСТИ

  • Алексей Ульянов директор "Института повышения конкурентоспособности", кандидат экономических наук
  • ГОСТИ

  • Дмитрий Андреянов корреспондент (г. Ростов-на-Дону)
  • Олег Семенов руководитель проекта "Стадион - наш общий дом"
  • Ирина Ульянова корреспондент (г. Волгоград)
  • Любовь Коренева корреспондент (г. Самара)
  • ГОСТИ

  • Владимир Рязанский сопредседатель "Российской Жилищной Федерации"
  • Николай Комов председатель Совета Национального союза землепользователей России, академик РАН
  • Мария Баст председатель Ассоциации адвокатов России за права человека
  • ГОСТИ

  • Андрей Шпиленко директор Ассоциации кластеров и технопарков, кандидат экономических наук
  • ГОСТИ

  • Артем Соколов исполнительный директор Ассоциации компаний интернет-торговли
  • ГОСТИ

  • Михаил Чумалов генеральный директор агентства недвижимости "Белый Город"
  • Михаил Рожков советник Правления "НД-Банка"
  • ГОСТИ

  • Артем Белов исполнительный директор Национального союза производителей молока "Союзмолоко"
  • Алексей Калинчев врач-эндокринолог, нутрициолог, диетолог
  • ГОСТИ

  • Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России
  • ГОСТИ

  • Николай Маслов фермер (Краснодарский край)
  • Александр Матвиенко фермер (Краснодарский край)
  • Наталья Шагайда доктор экономических наук, директор Центра агропродовольственной политики РАНХиГС при Президенте РФ
  • Геннадий Уханов фермер (Краснодарский край)
  • Илья Зуб фермер (Краснодарский край)
  • Олег Петров фермер (Краснодарский край)
  • Показать еще
    Показать еще
    Спайс, соль, смерть… Как помочь тому, кто попал в зависимость?
    2 минуты назад
    Как провести выходные с пользой? Афиша добрых дел на выходные И результаты прошедших благотворительных акций
    3 минуты назад
    Владельцы "Промсвязьбанка" назвали причины санации Они винят в санации конкурентов и информационные атаки
    час назад
    час назад
    В России появятся врачи новых специальностей Речь идет о сетевых врачах, IT-медиках, тканевых инженерах и молекулярных диетологах
    час назад
    В России появятся врачи новых специальностей Речь идет о сетевых врачах, IT-медиках, тканевых инженерах и молекулярных диетологах
    час назад
    В Иркутске кот остановил побег двух черепах из зоогалереи Кот Батон остановил черепах Шрека и Фиону
    час назад
    В Казань впервые за 26 лет прибыл прямой поезд из Казахстана Международный железнодорожный маршрут идет из Алматы
    час назад
    В Свердловской области впервые собрали урожай декабрьских огурцов Раньше перед Новым годом в магазины завозили овощи из соседних регионов
    час назад
    Объекты Самары не успеют подготовить к ЧМ-2018 Городской памятник конструктивизма, скорее всего, закроют информационными щитами
    час назад
    В России появятся врачи новых специальностей Речь идет о сетевых врачах, IT-медиках, тканевых инженерах и молекулярных диетологах
    2 часа назад
    Замглавы Росимущества арестована в Москве Ее подозревают в хищении 150 миллионов рублей
    3 часа назад
    Фильм Андрея Звягинцева "Нелюбовь" попал в шорт-лист "Оскара" Картина поборется за звание лучшего фильма на иностранном языке
    3 часа назад
    В "Промсвязьбанке" ответили на сообщения о возможной санации Банк работает в обычном режиме, говорят в колл-центре
    3 часа назад
    В "Промсвязьбанке" ответили на сообщения о возможной санации Банк работает в обычном режиме, говорят в колл-центре
    3 часа назад
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments about:blank