Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Александр Мурашкин и Дмитрий Хомченко — о росте тарифов на коммунальные услуги

20:55, 7 ноября 2017

Гости

Владимир Макаровэксперт Информационного Агентства "REX" по вопросам ЖКХ

Александр Мурашкинюрист по вопросам ЖКХ

Дмитрий Хомченкоэксперт Аналитического центра при Правительстве РФ

Константин Чуриков: Это наш проект "Реальные цифры". Если вы заметили, как бы ни замедлялась инфляция, как бы ни менялась цена на бочку нефти, есть у нас постоянно растущая величина в нашей стране (на самом деле их, конечно, много), одна из них – это тарифы на коммунальные услуги, суммы в платежках, которые вы, Марина, я каждый месяц исправно платим как законопослушные граждане.

Марина Калинина: А вот сколько мы платим? Это мы выясним в проекте "Реальные цифры" на этой неделе. Прямо сейчас уже можете прислать нам сообщения с указанием ежемесячной суммы в платежках за ЖКХ. И не забудьте написать регион, в котором вы живете. Мы просто хотим понять, насколько, во-первых, посильна для вас такая финансовая нагрузка, во-вторых, справедливы ли сами тарифы, то есть соответствует ли цена, которая постоянно растет, качеству?

Константин Чуриков: И, кстати, о постоянном росте: в этом году 1 июля тарифы на жилищно-коммунальные услуги у нас выросли в среднем по стране на 4%. Но есть у нас регионы-лидеры – максимальный рост был зафиксирован в Москве, Петербурге, в Республике Саха (Якутия), на Камчатке. Совсем по-другому росли эти тарифы в Северной Осетии, на Алтае и в Дагестане. А в конце октября, буквально недавно правительство России утвердило максимально допустимый рост тарифов ЖКХ на будущий год. Это произойдет тоже 1 июля, и максимальный рост снова ожидает Санкт-Петербург, Республику Саха, Кемеровскую область, Башкортостан. Хочется разобраться, почему у нас все время эта составляющая растет…

Марина Калинина: За что?

Константин Чуриков: За что, да.

У нас в студии гости: Александр Мурашкин, юрист по вопросам ЖКХ, председатель товарищества собственников жилья – Александр Викторович, добрый вечер.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Александр Мурашкин: Добрый вечер.

Константин Чуриков: И Дмитрий Юрьевич Хомченко, эксперт Аналитического центра при Правительстве России – добрый вечер вам, Дмитрий Юрьевич.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Дмитрий Хомченко: Здравствуйте.

Марина Калинина: И как всегда призываем вас не только писать, но и звонить нам в студию. Телефон доступен, все бесплатно, номер есть на ваших экранах – задавайте свои вопросы, высказывайте свое мнение, естественно, комментируйте те цифры, которые вам приходят в платежных документах.

Константин Чуриков: Уважаемые гости, как бы вы объяснили логику постоянного, неуклонного, неукоснительного повышения стоимости этих жилищно-коммунальных услуг?

Дмитрий Хомченко: Наверное, надо начать с того, что тарифы у нас росли, растут и будут расти. К сожалению, пока…

Марина Калинина: Я думаю, что все, на этом передачу можно закончить.

Дмитрий Хомченко: Пока в стране есть инфляция, пока у нас дорожает первичное сырье, то есть электроэнергия, уголь, пока растут зарплаты (хотя они совсем даже не растут, но тем не менее какой-то рост существует)…

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, у вас растут зарплаты? Это тоже вопрос.

Дмитрий Хомченко: Я думаю, что потихоньку растут. Пока дорожают материалы, которые используются в жилищно-коммунальном хозяйстве, рост тарифов неизбежен. Вопрос в том, насколько они растут, как они растут и что получают потребители в результате этого роста. Вся проблема, наверное, заключается в том, что рост тарифов не соответствует тому качеству услуг, которые получает потребитель при вот этом постоянном росте. Более того, если ранее были периоды, когда рост был явно недостаточен и качество ухудшалось из-за того, что недостаточно денежных средств, то есть вот этот вот знаменитый замкнутый круг: плохие услуги – недостаточно средств – ухудшение качества более плохих услуг – недовольство граждан – неплатежи и далее по этой спирали.

Марина Калинина: А что, собственно говоря, мешает улучшать качество этих услуг, если тарифы постоянно повышаются? Эти деньги можно направлять на совершенствование системы коммунальных услуг?

Дмитрий Хомченко: Все деньги, которые и в жилищном, и в коммунальном комплексе сегодня получают соответствующие ресурсоснабжающие организации, если мы говорим про коммуналку и жилищные организации, если мы говорим про жилищные услуги, и так целевым образом тратятся только на соответствующие объекты: либо объекты инфраструктуры, если это коммунальный комплекс, либо на жилищной фонд, если это жилищная сфера. Другое дело, как они тратятся и что получается взамен.

Марина Калинина: Это главный вопрос.

Дмитрий Хомченко: Потому что содержание жилья само по себе довольно затратное мероприятие. Понятно, есть дома поновее, где таких расходов, может быть, надо поменьше, и есть дома старые, где, естественно, просто физически содержание изношенного жилищного фонда требует больших денежных средств. Поскольку тарифы одинаковы, как правило, в пределах одного муниципального образования, вот эти вот дисбалансы как раз позволяют управляющим компаниям, особенно когда компания обслуживает смешанный фонд, забирать деньги с новых домов и тратить их на старые, тем самым ускоряя износ новых.

Константин Чуриков: Александр Викторович, вот Дмитрий Юрьевич говорит о том, что эти деньги тратятся на среду, на совершенствование самих фондов, что платим больше, потому что раньше было недофинансирование. У меня тогда вопрос: а почему все время растет эта условная квартплата в одних и тех же местах? – все время у нас Санкт-Петербург, Якутию, скажем так, "прессингуют" этим постоянным ростом тарифов.

Александр Мурашкин: Что касается регионов, мне сложно судить, почему именно в этих регионах растет. Я в принципе не совсем согласен со своим коллегой. По моему мнению, у нас само ценообразование само неправильное. Оно совершенно непрозрачно, то есть какие издержки туда включает ресурсоснабжащие организации? Какие-то издержки включают, но мы об этом ничего не знаем. И с моей точки зрения, выход из этой ситуации возможен даже без роста тарифов: просто у нас рынок неконкурентный. У нас есть монополисты, которые снабжают всех коммунальными услугами и все, цена у них регулируется только административным способом – специальные органы в Москве, допустим, которые устанавливают этот тариф.

Марина Калинина: Кто эти люди, которые в этом органе работают?

Александр Мурашкин: Чиновники обычные. Но они устанавливают тоже не просто так, а на основании тех документов, которые предоставляют им ресурсоснабжающие организации, которые говорят, что нам нужно повысить зарплату вот на такой-то размер инфляции, что-то еще (придумать можно много всего). И единственный с моей точки зрения способ борьбы с этим – это создание конкурентной среды. Конечно, они вниз не пойдут, пока не будет конкуренции. Чиновник в связке с бизнесменом всегда придумают, каким образом оправдать повышение тарифа.

Марина Калинина: Но смотрите, Александр, вы как представитель ТСЖ, вы получаете тариф – как работает эта система? Вы получаете тарифы новые, вы как общаетесь с этими ресурсоснабжающими организациями?

Александр Мурашкин: Что касается ресурсоснабжающих организаций, мы никакого влияния на них не имеем. Этот тариф установлен, утвержден постановлением правительства…

Марина Калинина: Они вам как-то могут обосновать это повышение?

Александр Мурашкин: Нет, ну что вы, мы настолько мелкая сошка для них, что как бы с нами даже разговаривать никто не будет даже по более насущным проблемам, по качеству или еще по чему-то. Что касается тарифа, который мы устанавливаем для своих жителей, вернее жители сами за него голосуют – я прекрасно вижу, что можно оптимизировать издержки, и у нас там длительное время тариф не менялся. Я знаю ТСЖ, мои коллеги, что называется, у которых годами не меняется тариф – по 2-3 года тариф именно на техобслуживание. Это за счет того, что люди понимают…

Марина Калинина: Техобслуживание дома вы имеете в виду?

Александр Мурашкин: Да-да, за техническое обслуживание, исключая коммунальные ресурсы. Все люди живые, они сами в ТСЖ голосуют на общих собраниях, устанавливают себе тариф. Я такой же житель этого дома, я понимаю прекрасно, что у большинства жителей моего дома зарплата не выросла (кризис, что-то еще) – так с какой же стати должна вырасти зарплата у моих сантехников, электриков?

Константин Чуриков: Извините, вот это ключевая фраза: у большинства жителей дома зарплата не выросла, говорят у вас в ТСЖ. Государство – представим, что это тоже дом, где много людей, и на самом деле, если не ориентироваться на данные Росстата, все, наверное, понимают, что зарплата реальная точно не выросла, а может быть, даже упала…

Марина Калинина: Даже не реальная зарплата, а реальные доходы.

Константин Чуриков: Почему тогда у нас год за годом выходит распоряжение правительства утвердить очередной рост, если зарплата в доме не выросла?

Дмитрий Хомченко: Смотрите. Давайте тогда разграничим тарифы в жилищной сфере и тарифы в коммунальной сфере.

Марина Калинина: Давайте.

Дмитрий Хомченко: По действующему на сегодняшний день законодательству тарифы в коммунальной сфере действительно регулируются государством в лице соответствующих подразделений региональных органов власти и контролируются Федеральной антимонопольной службой в Москве, которая, собственно, является в вертикали вот этим первым звеном, задающим правила игра, принимающим нормативно-правовые акты и…

Марина Калинина: Смотрите, тут получается немножко несоответствие. С одной стороны, как Александр правильно сказал, у нас нет конкуренции в этой сфере, у нас монополия, а Федеральная антимонопольная служба, собственно, и устанавливает, контролирует те тарифы, которые устанавливает монополия. В чем работа антимонопольщиков?

Дмитрий Хомченко: Смотрите. Монополии сами себе тарифы не устанавливают. Существуют жестко прописанные нормативно-правовые акты, которые вплоть до математических формул показывают, как посчитать те издержки и затраты, которые монополия предъявляет. И монополия…

Марина Калинина: Но она же заявляет о том, какой бы тариф они считают для себя приемлемым, чтобы покрыть свои издержки, и потом уже непонятно, к чему здесь антимонопольная организация? Она уже утверждает это в связи с какими-то своими соображениями.

Дмитрий Хомченко: Антимонопольная служба не утверждает конкретные тарифы, а она утверждает конкретные правила регулирования, которые обязательны для регуляторов на местах. И поскольку в коммунальном секторе конкуренция как таковая невозможна (нельзя иметь два водоканала в одном городе при одной сети), в отличие от жилищного сектора, где стоимость обслуживания метра квадратного с мая 2005 года, когда вступил в силу ныне действующий Жилищный кодекс Российской Федерации, вообще регулированию не подлежит… Но проблема в жилищной сфере – там, где тарифы де-юре не регулируются, а де-факто как регулировались, так и регулируются – упирается в проблему, к сожалению, я бы сказал, если не безразличного, то довольно прохладного отношения жителей к своему фонду. Потому что по Жилищному кодексу ежегодно любая управляющая организация в любом доме обязана провести общее собрание, на котором должна отчитаться по своим тратам, о чем и говорил коллега, и утвердить тариф на следующий год, то есть рассказать жителям, сколько она хотела бы получить денег и сколько она за эти средства может сделать для конкретного…

Марина Калинина: Это вы говорите о жилищном фонде?

Дмитрий Хомченко: Да, то есть там, где возможна конкуренция, возможно снижение…

Марина Калинина: А повлиять на тарифы воды, электричества мы не можем никак?

Дмитрий Хомченко: Повлиять на тарифы воды граждане тоже могут. Вот реформа тарифного регулирования, которую сегодня и задумала Федеральная антимонопольная служба, как раз направлена на то, чтобы изменить тарифообразование с раннее действовавших принципов, когда приходит монополия к регулятору и говорит: "Хорошо, я знаю правила, я понимаю, какие статьи затрат я могу предоставить". Дальше регулятор берет эти цифры, по формулам рассчитывает, выходит на какую-то цифру, и эта цифра потом и становится тарифом. Регулятор может с чем-то согласиться, с чем-то нет, но это все происходит без участия потребителей. Более того, потребитель не понимает, что он получит в ответ на те тарифы, которые заплатит: будет хуже, лучше, останется так же…

Константин Чуриков: У нас потребители вообще ничего не могут понять. Светлана из Тюмени звонит, хочет пожаловаться – Светлана, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Спасибо за ожидание.

Зритель: Вы знаете, я тоже читала Жилищный кодекс и вот слушаю про эту управляющую компанию. У нас в 2006 году выбрали… Ну как мы выбрали? Выбирает было не из чего: или вообще пришли какие-то неизвестные люди, или какой-то человек. Я его не знала, жители знают, но отзывались не очень хорошо, у нас выбора не было. В общем, получили в 2007 году около 9 миллионов на дом. Заменили вот эти дешевые пластиковые трубы и все, больше я не вижу. По-моему, у нас в 2012 году крыша так текла, лестницы года 3 были чистыми. Я с 2014 года начала потихоньку вникать, в 2015 году… Узнала только в 2016 году, что у нас, оказывается… А я уже в 2015 году вышла на пенсию, была дома. То есть я следила уже за всеми этими коммунальными изменениями, за этой управляющей компанией.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Потому что когда ты не вникаешь, ты понять ничего не можешь. А теперь в 2016 году я узнала, что у нас, оказывается, было собрание, оказывается, новый договор, и мы сами себе подняли почти на 4 рубля тариф на жилищные услуги (я про жилищные, потому что коммунальные мы не утверждаем), и что мы сами себе еще и индексацию предложили, чтобы была каждый год, представляете?

Марина Калинина: Какие вы щедрые, прямо богатеи.

Зритель: Ой, вообще. Договор почитать… Потом включили ремонт 2.20. То есть у нас 10 лет не ремонтировались… У нас с 1989 года дом, панельный…

Константин Чуриков: Светлана, скажите, сколько вы сейчас в месяц суммарно платите за жилищно-коммунальные услуги? Это и вода, и газ, и все на свете.

Зритель: На сегодняшний день 29 рублей 1 копейка, я посчитала.

Константин Чуриков: Нет, подождите. В сумме за все?

Марина Калинина: В месяц вам платежка приходит.

Константин Чуриков: Приходят платежки разные – сколько в месяц у вас уходит на коммунальную среду?

Зритель: Ну в месяц… Я живу одна, я очень экономно отношусь к воде, поэтому у меня пока в месяц… 3 910 рублей 97 копеек. Но я очень экономлю воду, вы не представляете.

Константин Чуриков: Да представляем: 3910, 97. Уже все понятно. Спасибо большое.

Марина Калинина: Спасибо.

Александр, скажите, как на деле происходит? Дмитрий сказал, что можно повлиять каким-то образом на стоимость воды и так далее (к примеру, воды). Можно это действительно сделать?

Александр Мурашкин: В настоящий момент никак, потому что вот монопольно устанавливаются тарифы. Но опять же я с коллегой тут не соглашусь, что вот подача коммунальных услуг, невозможно сделать ее конкурентной. Простой пример – центральное отопление. У нас в Москве прекрасно работают огромные ТЭЦ. Но это же крайне неэффективно. Опыт всех западных стран: большой многоквартирный дом может сделать свою котельную, которая будет гораздо более дешевое тепло подавать в дом. Вот мой дом, например – у меня прямо рядом с домом проходит газовая магистраль, стоит ГРП.

Марина Калинина: Врезаться туда?

Александр Мурашкин: Есть территория, на которой в принципе можно построить свою небольшую котельную на один дом. Но столкнувшись в начале, я понял, что невозможно, у нас нет просто даже нормативно-правовой базы, для того чтобы это можно было сделать.

Марина Калинина: А вкупе, наверное, это было бы дешевле: вы поставили бы один раз и все.

Александр Мурашкин: Безусловно. Эта котельная окупилась бы за 5-7 лет, а дальше люди бы просто… Ну чуть дороже, чем цена газа. В Москве есть такие места – допустим, тот же упоминающийся часто в СМИ поселок у нас имеет свои газовые котельные на все дома, и там тепло обходится гораздо дешевле, чем гнать этот теплоноситель от ТЭЦ ближайшей. И там фактически люди сами устанавливают тариф на это тепло, с учетом того, что там, безусловно, тариф на газ устанавливают не они, а все остальное (сколько потратить на обслуживание, сколько содержать слесарей, которые будут эту котельную обслуживать, какие нужны расходные материалы) так же жители решают на общих собраниях, вот и все. Проблема в том, что государство не хочет по какой-то причине создавать конкурентную среду на этом рынке.

Константин Чуриков: Задают вопрос наши зрители – это и Волгоградская область, и многие другие регионы: пишут, что всех уже "достали" эти тарифы. Спрашивают, почему, собственно, своим гражданам реализуем газ по одной цене, а вот за рубежом он уходит с какими-то скидками.

Дмитрий Хомченко: За рубеж он уходит гораздо дороже, чем на внутренний рынок. Действительно, в отдельных случаях индивидуальное теплоснабжение – только теплоснабжение дома – может быть дешевле, чем централизованное. Но в общем и целом давайте зададим вопрос по стоимости единицы тепловой энергии по гигакалории. Гигакалория, которая вырабатывает оптом на большой станции и гигакалория, которая вырабатывается на локальном источнике – что дороже и что дешевле? Вот так просто по экономической логике, не вдаваясь в конкретные…

Александр Мурашкин: Но дальше идет транспортировка и переработка. Она сразу выпадает, если вы вырабатываем тепловую энергию у себя на небольшой станции.

Дмитрий Хомченко: При тех тарифах на газ, которые есть на сегодняшний день.

Александр Мурашкин: Ну тарифы на газ, я так подразумеваю, одинаковые что у большой ТЭЦ, что у небольшой… Не подозреваю, а возьмем…

Дмитрий Хомченко: Существуют оптовые скидки, но пока не будем вдаваться в это.

Александр Мурашкин: Возьмем, что тарифы на газ одинаковые, да. Возможно, выработка 1 гигакалории будет чуть дороже, но у нас выпадает транспортировка и переработка.

Дмитрий Хомченко: И содержание соответствующей трубы, инфраструктуры.

Александр Мурашкин: Соответствующей трубы, все вот эти вот отключения безумные.

Дмитрий Хомченко: Смотрите, какая проблема с точки зрения теплоснабжения целого города. Да, действительно, есть дома, которые можно перевести на индивидуальные источники. Оставшиеся дома, которые… На пятиэтажки крышную котельную не поставишь. Если на земельном участке нет соответствующего по площади пятна для той же блочной котельной (маленькой газовой или газотурбинной установки), туда тоже, к сожалению, индивидуально не проведешь. Но чем больше потребителей будет отключаться от большой ТЭЦ, тем дороже будет стоимость тепла для оставшихся.

Константин Чуриков: Проблема в том, что за этими показателями, за гигакалориями не видно горестей простых людей. Нам пишут активно зрители, например, Владимирская область: "Мать-одиночка, двое детей. Плачу 9-10 тысяч в месяц". Ставропольский край: "Коммунальные платежи за квартиру – 9-10 тысяч рублей, зарплата 12 – как хочешь, так и выживай".

И давайте послушаем Зинаиду, это Алтайский край. Зинаида, добрый вечер, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Город Барнаул. Моя пенсия 10 тысяч. В прошлом году я платила за коммунальные 5-6 тысяч, в этом году с 1 июля буду платить и уже плачу по 7-8 тысяч. Вы знаете, такой беспредел коммунальный у нас будет постоянно до тех пор, пока государство не возьмет на себя функцию контроля за деятельностью. Согласно Жилищному кодексу (я старшая по дому и знаю), статья 44-45, высшим органом является собрание собственников, но если заметить, что молодым некогда этим заниматься, а у нас проблемы (сады, огороды, здоровье и так далее)…

Мое мнение, так же, как и мнение многих знакомых пенсионеров, вернуть управляющие компании и всю систему ЖКХ государству, как были раньше МУПы. Сейчас управляющие компании в лице директоров слились с муниципальной, с городской властью. Как правильно гости ваши сказали, это непрозрачно, не ясно, бесконтрольно. И мы, собственники, сейчас беззащитны. А директора управляющих компаний во всяком случае в нашем регионе – это сейчас самые богатые люди, олигархи местного значения. И жаль, что государство наше как-то самоустранилось в вопросах ЖКХ: навели бы порядок в этой системе, и люди бы стали жить значительно лучше. У нас, например, 1 гигакалория тепла знаете сколько стоит? 2 950. На каждую квартиру у нас получается… Сейчас тепло на улице, а уже 0.8 гигакалорий, а зимой до 1.5 гигакалорий. Вы представляете, сколько можно угля купить, если у нас 300 квартир в доме и каждый месяц мы вот так платим? Поэтому вот эта неясность, когда непонятно, за что мы платим… Спасибо, что вы подняли этот вопрос. Надеемся, что наше правительство когда-нибудь услышит нас в этом вопросе. Спасибо еще раз всем-всем вам. До свидания.

Марина Калинина: Спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо вам, Зинаида, но правительство пока решило повысить тарифы.

Александр Мурашкин: Позвольте тогда два комментария…

Марина Калинина: Еще Остап Бендер, как говорится, хотел переквалифицироваться в управдомы, и все считают, очень много сообщений о том, что управляющие компании просто непонятно как работают, наживаются.

Дмитрий Хомченко: Вот по поводу управляющих компаний. Те регионы, которые пошли по пути выдавливания с рынка как раз конкурирующих частных компаний… Хотя я соглашусь с телезрительницей о том, что чудес нам хватает и действительно есть очень богатые люди, которые являются директорами управляющих компаний особенно в малых и средних муниципальных образованиях, потому что в крупных более-менее стараются…

Константин Чуриков: Которые дружат с их руководителями, естественно.

Дмитрий Хомченко: …контролировать. Так вот, например, та же Москва, которая во многих районах города перешла на безальтернативную схему с ГБУ "Жилищник" – это государственное бюджетное учреждение. Вы думаете, стало лучше? Нет, я думаю, что москвичи… Я просто сам как житель много месяцев подряд борюсь со своей управляющей компанией за, в общем-то, элементарные вопросы наладки оборудования – не срабатывает. Поэтому монополизм в этой сфере, в отличие от конкуренции…

Другое дело, что конкуренция не заработала, поэтому шаг вынужденный, и слушатель, собственно, предлагает из своего опыта перейти к единой управляющей, которую выбирать не надо, и пусть она отчитывается где-то там в муниципалитете, а действительно некогда (кто-то на работе, кто-то по другим причинам не может заниматься управлением домом), вот управляющие компании и делают что хотят по факту. Но вот ключевая ошибка Жилищного кодекса – это ориентация на активного собственника. Собственник, к сожалению, у нас пассивный, в отличие от множества других стран (и бывших стран соцлагеря, и Прибалтики, и Польши, и Украины той же). У нас собственник гораздо хуже относится к своим…

Константин Чуриков: Он до поры до времени пассивный: некоторые люди пишут, что львиную долю отдают за ЖКХ.

Марина Калинина: Александр, вы хотели прокомментировать.

Александр Мурашкин: Я тоже хотел прокомментировать. Если пойти путем, который предлагает наша телезрительница, то мы приходим к тому, с чего мы начали наш эфир – о том, что опять повысились коммунальные тарифы. Вот они опять повысились, потому что у нас государственное регулирование этих тарифов. В Москве, как правильно заметил коллега, у нас фактически, мы возвращаемся: если при Лужкове у нас культивировался ТСЖ, застройщиков заставляли на стадии строительства дома их уже создавать, как-то подталкивали жителей, то сейчас управляющие компании все с рынка выдавливаются тем же "Жилищником" как монополистом.

Вот опять же возвращаясь к ремарке коллеги, который сказал, что не заработала конкуренция в регионах – она не заработала, потому что для нее условия не были созданы. Приходили какие-то непонятные люди, никто их не контролировал; естественно, сразу возникали жалобы на то, что они забирают деньги и ничего не делают. Повторюсь, мое видение – государство должно создавать конкурентную среду, а не брать рычаги управления себя. Потому что государство является неэффективным управленцем в этом плане в том числе. И все вот эти создания ГБУ "Жилищник" и так далее не приведет ни к улучшению качества коммунальных услуг, ни к снижению тарифов. Опять же так все будет формироваться кулуарно.

Марина Калинина: Но у нас же рыночная экономика, как мы говорим, то есть рынок – это конкуренция, и конкуренция – это и демпинг, и какие-то там снижения цен и так далее.

Александр Мурашкин: А задача государства – создать условия для правильной конкуренции без демпинга, без обмана, и следить за этим. Вот я знаю на примере Московской области: в славном городе Домодедово я лично вижу, как там происходит – там есть несколько управляющих компаний, но они все подконтрольны местной администрации. Как только появилась там некая компания, которая хорошо работает, жители за нее, администрация всеми силами начинает выдавливать вплоть до того, что жители принимают решение на общем собрании о том, что они хотят эту управляющую компанию, они видят, как хорошо она эксплуатирует соседние 2-3 дома, а администрация вдруг раз! – и проводит конкурс и назначает свою, и начинаются двойные платежки, что-то еще. То есть администрация заинтересована в ручных управляющих компаниях, чтобы житель пожаловался, они там дынь директору – вроде бы локально вопрос решили, но это не решает вопрос глобально.

Дмитрий Хомченко: Системно.

Александр Мурашкин: Системы нет.

Константин Чуриков: Наши корреспонденты сегодня проводили опрос в разных городах – спрашивали прохожих на улицах, сколько они платят за коммунальные услуги и насколько это травматично для семейного бюджета. Давайте посмотрим.

ОПРОС

Константин Чуриков: Без комментариев очень многие реплики.

Марина Калинина: Без комментариев, да.

Давайте послушаем Татьяну из Анапы, она нам дозвонилась – Татьяна, здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. Я вам хочу такую ситуацию рассказать. У меня 13 тысяч пенсия, 4 800 у меня уходит на коммунальные платежи. От самого человека ничего не зависит, потому что основная стоимость идет за энергоносители. Вот у нас отопление – в Анапе 17-18 – 4 дня в октябре было отопление, счет на 1 061 за отопление за мои 40 квадратных метров. Всем домом мы собрались и вынесли решение, чтобы поставить узел учета отопления, за него платим по 340 рублей вне зависимости от площади. Две трети мы уже выплатили. Но управляющая компания не снимает у нас показатели. Энергоснабжающая компания и управляющая компания не нашли общего языка. Мы обращались в прокуратуру, был суд, вынесли постановление, что должны брать по счетчику – показания счетчика не снимают. За 5 дней при температуре +18 я заплатила 1 650 за отопление. Значит, обратилась в соцзащиту, с тем чтобы оформить дотацию на оплату коммунальных платежей. Три года назад дотация была 700 рублей, в прошлом году, когда пенсию прибавили на 30 рублей, дотация стала 250 рублей. Я говорю девушке, чтобы она мне показала расчет. Она мне говорит, что я в нем ничего не пойму. Дали мне расчет – оказывается, администрация Краснодарского края, краевое правительство вынесло решение, что расчет идет, но не больше 250 рублей.

Константин Чуриков: А, вот какая хитрость.

Зритель: Вы понимаете, это насмешка над людьми: деньги надо отдать в банке, чтобы тебе дали выписку, на которую пересчитывают на карточку, 100 рублей надо отдать, чтобы ксерокопию сделать 6 месяцев всех платежек, и тебе дадут 250 рублей дотации. Ну так это же не только по коммунальным платежам так. А по пенсии? Допустим, коэффициент пенсии у меня 6.51 рассчитан, а в законе стоит "не больше, чем 1.2". Поэтому пенсия вместо тех, которые я должна быть получать от 47 тысяч, от моей зарплаты, от того, что я государству перечисляла, я получаю 13 700, потому что коэффициент 1.2.

Константин Чуриков: Татьяна, ваша история понятна, просто не очень хорошо слышно.

У меня к вам вопрос, уважаемые гости – что это за такое наплевательство? Если там установлены уже счетчики, почему никто не обращает внимания на счетчики? Это что за такой сговор?

Александр Мурашкин: Смотрите, это тоже один из больных моментов, опять же, притом что отсутствует конкуренция среди управляющих компаний. В Москве могу привести простой пример: у нас много домов, новостроек строят уже с установленными приборами учета отопления квартирными. То есть не хочешь платить много, хочешь жить попрохладнее – пожалуйста, закрыл форточку, прикрутил батарею, замечательно. Установлены, подключены в единую систему сбора информации – все равно управляющая компания производит расчет по общедомовому прибору учета, допустим.

Константин Чуриков: Слушайте, ну это же… С точки зрения Уголовного кодекса…

Марина Калинина: А вот у меня такая ситуация. У меня стоят счетчики, а они говорят: "Нет, это старые счетчики".

Александр Мурашкин: Им пишешь письмо, а они как в той рекламе смеются: "Ну молодец, написал письмо, а дальше что?"

Марина Калинина: Нет, они говорят, что это старые счетчики и нужно новые поставить, заплатить за это.

Александр Мурашкин: Нет, ничего не говорят, просто смеются в лицо.

Константин Чуриков: Слушайте, а куда обращаться, извините? Это нарушение закона.

Александр Мурашкин: Защита своих прав – это тоже очень сложный момент. То есть она либо дорогостоящая, либо… То есть либо нужно нанимать юриста, который будет ходить. В принципе в крупных городах, таких как Москва, допустим, возможно отстоять свои права и в суде, суды встают на сторону жителей легко. В регионах, конечно, это сделать сложнее. Но это же время и деньги.

Марина Калинина: И нервы, что немаловажно.

Константин Чуриков: Давайте посмотрим, как как раз в регионах это происходит. У нас сейчас есть возможность поговорить по Skype с Владимиром Макаровым – это эксперт Информационного агентства "REX" по вопросам ЖКХ, город Казань. Владимир, добрый вечер. Пожалуйста, расскажите вкратце свою историю и, самое главное, каков итог?

Владимир Макаров: Добрый вечер. Сегодня правильно было отмечено в вашей передаче о том, что вся концепция Жилищного кодекса Российской Федерации построена именно с учетом активности собственника жилого помещения.

Константин Чуриков: Вот расскажите о вашей активности, пожалуйста.

Владимир Макаров: И я бы хотел сегодня добавить то, что мы в таких передачах должны повышать юридическую грамотность наших слушателей, наших собственников и нашего населения. Я хотел бы сразу отучить нас всех от такого понятия, как жилищно-коммунальные услуги.

Константин Чуриков: Владимир, смотрите. Давайте я сейчас расскажу предысторию, а вы расскажете, чем сердце успокоилось. Раз вы издалека начали, в 2009 году наш уважаемый Владимир решил не оплачивать жилищно-коммунальные услуги, не оплачивать их напрямую ресурсникам. Долг достиг почти 200 тысяч рублей, и после этого начались суды.

Владимир Макаров: Я всегда говорю так: мало зайти в какой-то судебный марафон, надо всегда уметь из него еще и выйти. 10 января этого года мы с управляющей компанией подписали мировое соглашение, которое было утверждено судом. Согласно этому мировому соглашению, я сейчас являюсь единственным представителем нашего многонационального народа Российской Федерации, которому предоставлено право частично не исполнять часть 1 статьи 153 Жилищного кодекса Российской Федерации о том, что граждане обязаны своевременно и полностью вносить плату за жилое помещение. Даже у Путина нет такого права. То есть я освобожден от платы, у меня в руках это определение, "за содержание и ремонт лифта", хотя в нашем доме 9 этажей и есть лифт. Это, конечно, длинная история, но мы должны очень жестко и грамотно отстаивать свои права, добиваться определенности своего субъективного права и обеспечивать бесспорность его в будущем.

Константин Чуриков: Секундочку. Вот 200 тысяч долг, из этого долга вы сколько-то по решению суда должны были вернуть?

Владимир Макаров: Мы таким образом выстроили этот судебный процесс, что судья не стал взыскивать с нас плату за жилое помещение, то есть задолженность. Хотя я себя не считаю никогда задолжником, у меня просто были отложенные финансовые обязательства.

Константин Чуриков: Так, сколько с вас не стали взыскивать, а сколько взыскали? Давайте прямо суммами.

Владимир Макаров: Взыскали только за коммунальные услуги, только согласно трехгодичному сроку исковой давности и только, я подчеркиваю, на расчетный счет управляющей компании, то есть той стороны, с которой у нас выстроены гражданские и правовые отношения.

Константин Чуриков: Владимир, чтобы вас отпустить и не мучить, из 200 тысяч сколько вы все-таки должны были заплатить?

Владимир Макаров: Мы из 200 тысяч… Там набежало больше, и у меня в Интернете опубликована статья, которая называется "Противостояние казанского собственника квартиры и ЖКХ…: тактика выжженного платежного документа". И вот мы из этого платежного документа убрали 254 тысячи рублей.

Марина Калинина: Какая прелесть.

Константин Чуриков: Ничего себе. Спасибо за вашу историю. Как прокомментируете старания коллеги?

Дмитрий Хомченко: Тогда несколько комментариев. Начну с опроса граждан, которые на улице говорили, что платят действительно много от своих располагаемых доходов. Первое: в Российской Федерации, в отличие от множества стран мира, существует система субсидий на оплату жилого помещения и коммунальных услуг. В соответствии с этой системой, она, к сожалению, во-первых, заявительная, то есть пока гражданин не придет за субсидией, никто ему ничего зачислять не будет, во-вторых, она сложна: когда телезритель говорит, что 100 рублей за ксерокопирование справок, 100 рублей за открытие счета в банке, то есть надо побегать.

Марина Калинина: И получить потом 250 рублей.

Дмитрий Хомченко: А вот это уже пошло, что называется, творчество масс на местах. По федеральному законодательству, если гражданин соответствует всем критериям нуждаемости на оплату жилищных и коммунальных услуг, он должен тратить не более 22% от располагаемого дохода домохозяйства.

Константин Чуриков: Но никак не треть, никак не половина, как отдельные респонденты рассказывали.

Дмитрий Хомченко: Да-да, не три четверти, кто-то там 12 800 отдал за коммуналку. Он, конечно, может отдать, если не обращался. Другое дело, что система не до конца совершенна – это и множество документов, и есть пограничные случаи, когда сын пьет, мать одна приходит, а ей говорят: "Ну как, вы же вдвоем живете, покажите мне доход на двух человек".

Константин Чуриков: Вы знаете, почему-то государство когда хочет, чтобы я пришел на выборы (но оно не всегда этого хочет), оно мне обязательно принудительно и объявление клеит, и всякие листовки. То есть в принципе оно понимает, что я вот живу в этом доме и я могу прийти на выборы. Почему вот эту схему нельзя сделать по умолчанию?

Дмитрий Хомченко: Система совершенствуется. То есть она стала проще, чем была, скажем, 5-6 лет назад. Вообще большое достижение, что она есть…

Александр Мурашкин: Особенно в Москве.

Дмитрий Хомченко: Нет, она во всех регионах действует. Но поскольку деньги регионального бюджета идут…

Александр Мурашкин: В Москве везде МФЦ и стало все гораздо – есть, где узнать простому человеку, той же бабульке не рыться в Интернете, в котором она ничего не понимает, а прийти и спросить.

Дмитрий Хомченко: Да, информацию можно узнать, в том же МФЦ ей покажут.

Александр Мурашкин: То есть в Москве стало проще. Но что касается опять же тарифов, которые озвучивали – люди иногда немножко недоговаривают. Это может быть от дохода конкретного человека (они показывают 50%), но семья же порой бывает не один человек, и доход больше. Возможно, им и субсидия-то не положена.

Дмитрий Хомченко: Ну так-то да.

Александр Мурашкин: А потом все говорят о больших затратах на отопление. Вот я читал недавно некие исследования – все-таки в нашей стране самые неблагоприятные метеоусловия, климатические условия во всем мире, равняется с нами только Монголия.

Константин Чуриков: По каким параметрам неблагоприятные? Что имеется в виду?

Александр Мурашкин: По среднегодовой температуре воздуха. Поэтому, безусловно, мы платим за отопление много, и сравнивать нас с кем-то невозможно. Безусловно, у нас самая большая часть – это отопление. И поэтому, с моей точки зрения, надо пытаться оптимизировать эти расходы: строить более теплые дома, применять новые технологии во всем этом. В том числе, опять же, возвращаясь к тому вопросу, о чем я говорил. Вы представляете, от ТЭЦ лежит труба в земле и греет эту землю. Как бы она там ни была утеплена, потери колоссальные даже по той же Москве. Поэтому построить котельную рядом с домом – это в любом случае будет выгодно, если даже она будет производить тепло дороже, чем большая ТЭЦ, вот и все. То есть нужно стремиться к конкуренции и эффективной…

Константин Чуриков: В перспективе выгоднее – не сразу, но в перспективе.

Александр Мурашкин: Безусловно.

Константин Чуриков: Давайте послушаем звонок – Светлана, город Курган. Добрый вечер, Светлана.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотела высказать свое мнение в защиту управляющих компаний. Я сама работала в управляющей компании, и очень большой поток негатива сейчас с экранов телевизора идет именно в адрес управляющих компаний. Никто не хочет разбираться в ситуации какой-либо конкретной по отношению к какому-то конкретному взятому дому. Потому что есть управляющие компании, которые берут дома в очень плачевном состоянии, и все это списывают потом уже контролирующие органы: "Вы знали, какой дом берете, это ваши финансовые риски". Когда в домах 60% должников, как быть с этими домами? Люди не хотят идти на диалог с управляющей компанией, понимаете? Взыскивать долги очень сложно, практически невозможно, особенно с тех должников, которые живут в муниципальных квартирах. Как правило, не оплачивают коммунальные услуги и не платят за содержание жилья, будем так говорить, неблагополучные квартиросъемщики. Как в этом случае быть?

Нельзя всегда и во всем обвинять только управляющие компании. И просьба: говорите вы о том, что прежде чем пойти куда-то жаловаться на управляющую компанию, на бездействие управляющей компании, сначала собственник жилого помещения должен обратиться все-таки в управляющую компанию. Обратиться в нее, и если не решается вопрос, вот тогда уже действовать дальше, вот тогда уже идти в надзорный контролирующий орган.

Константин Чуриков: Светлана, насколько я понимаю, зрители, которые звонили и как раз критиковали ваших коллег и вообще систему в целом, добросовестно платят – наверное, у них есть право задавать вопросы.

Зритель: Так о чем и речь: как правило, в колокола звонить начинают те, кто платит – им обидно, что они оплачивают, а за их счет живут, пытаются жить их соседи. У нас есть такие, где и по 400 тысяч, и по 500 тысяч долгу. Вот предыдущий сюжет был – ведь мужчина принципиально не хочет оплачивать. А таких, я вам говорю, не десятки, их сотни и тысячи, которые принципиально не хотят платить за содержание жилого помещения. А на что, на какие средства чинить крыши, ремонтировать системы водопровода, канализации и так далее? Денег в управляющей компании не хватает, и помощи, особенно при обслуживании неблагополучного жилого фонда, который был брошен, который пришел из непосредственного управления, который был доведен, можно сказать, до ручки, нам ждать неоткуда. А контролирующие органы говорят: "А зачем мы берете такой жилой фонд? Вы же видели, что вы брали". Конечно, видели…

Марина Калинина: Да, Светлана, спасибо за ваш звонок.

Константин Чуриков: Спасибо, Светлана.

Марина Калинина: Какие есть комментарии? Это тоже, в общем, проблема.

Александр Мурашкин: Такое мнение, такая точка зрения тоже имеет право на существование. Как государство, опять же, с моей точки зрения неправильно решает вопрос? Есть должники, правильно все сказано, но государство, вместо того чтобы совершенствовать законодательство, предоставлять управляющим компаниям возможность взыскать эти долги путем переселения неблагополучных этих в менее комфортное жилье, что делает? Оно разгоняет управляющие компании, которым не хватает денег, и вводит монополиста, который за счет остальных собственников покрывает все эти издержки, в том числе возникающие из-за наличия большого количества должников.

Тот же "Жилищник" – вы не представляете… Вот в Москве установлен тариф 27.60 сейчас – это колоссальные деньги. Столько расходовать на содержание 1 квадратного метра жилья просто невозможно при том объеме, который передается им в управление. Одному дому реальный тариф, если обслуживать один дом одной управляющей компанией, 40 с небольшим рублей стоит – это один дом. Вы представляете, в одном доме один сантехник, один электрик, один дворник, одна уборщица (из чего управление складывается) – вот зарплаты. Если будет 2 дома, все равно будет один электрик, один сантехник, один дворник и одна уборщица, они будут успевать два дома, только доход будет в 2 раза больше. Представьте это в масштабах Москвы.

Марина Калинина: Золотой Эльдорадо.

Александр Мурашкин: Правительство установило 27.60, и с миллионов квадратных метров собирают по 27.60. Там покрывается все, все расходы на всех чиновников, на все благоустройство. Я понимаю, что бесплатно ничего не бывает, с нас же не берут за благоустройство дворов, за установку дорогостоящих детских площадок – это все оттуда. Но там остается еще столько, что можно покрыть и всех этих должников. Зачем с них ходить взыскивать? Ну получил в мировом участке решение, ну нечего с этого пьяницы взять, у него дома ничего нет, кроме тапочек рваных – и ладно, списали.

Константин Чуриков: Слушайте, извините, а мы что, должны уже и детские площадки по умолчанию строить за свои собственные деньги? Вы так говорите об этом, будто это…

Александр Мурашкин: А откуда государство возьмет деньги на это? За счет чего они строят? За счет чего они обслуживают придомовую территорию? Все за счет того же тарифа 27.60.

Константин Чуриков: Мы так вообще еще и налоги платим.

Александр Мурашкин: Это все так. Ну налоги немножко на другое, а обслуживание вот оттуда именно и берется.

Дмитрий Хомченко: Придомовое да. Более того…

Марина Калинина: Вот вы сказали… Сейчас я буквально сообщение прочту из Ульяновской области. Вы так сказали, Александр, что государство плохой управленец, и совершенно справедливое сообщение нам написал наш зритель: "Почему государство плохой управленец? У каждого управленца есть фамилия, имя и отчество – значит, замените, если плохо управляет".

Александр Мурашкин: Нет, вы поймите, это обычная экономическая теория: когда это не мое, я этим не буду стараться управлять – я буду стараться зарплату себе повысить, а не хорошо управлять.

Марина Калинина: Но вы же сами говорите о ситуации Москвы.

Александр Мурашкин: Когда я получаю от этого доход, когда я собственник этой управляющей компании, я стараюсь оптимизировать издержки, чтобы получить доход больше, я стараюсь улучшить качество, чтобы меня позвали не только в этот дом, но и в соседний дом. Вот чиновнику это не интересно. Ему постановлена задача, написан административный регламент, и он в соответствии с ним и работает, вот и все. Он неэффективный управленец. И так не только в ЖКХ, а во всех сферах.

Константин Чуриков: У меня напоследок вопрос к вам обоим: какая у нас сейчас в стране жилищно-коммунальная политика в деле обеспечения граждан доступными энергоносителями, теплом, светом, газом, комфортными условиями жизни?

Дмитрий Хомченко: Сказать, что ничего не делается, нельзя – делается.

Марина Калинина: Тарифы повышаются, безусловно.

Дмитрий Хомченко: Делается недостаточно. Еще раз: тарифы будут расти, пока у нас не начнется дефляция. Вот как начнет дешеветь, не знаю, еда в магазинах…

Константин Чуриков: Так уже дешевеет.

Дмитрий Хомченко: …одежда. Сейчас сезонные колебания, а если посмотреть год к году, к сожалению, как ЦБ ни борется, инфляция пусть 4%, пусть 3%, 2% все равно есть, поэтому тарифы будут расти, это неизбежность. Кстати, одна из причин роста – это неплатежи, потому что когда не платит парень, за него платит, естественно, тот, кто платит.

Константин Чуриков: Ну мы говорим о политике государства.

Дмитрий Хомченко: Так вот да, по политике. Идет реформа ценообразования в теплоснабжении – так называемая на сленге альтернативная котельная, направленная на то, чтобы попытаться сдержать рост общих тарифов. Предельные индексы платы граждан за коммунальные услуги – с одной стороны, это зло для тех же ресурсоснабжающих организаций, с другой стороны, барьер, который не дает расти тарифам в целом по коммунальным услугам, не по жилищным. Приборы учета – да, действительно, перейти к коммерческому учету даже при наличии приборов учета большая проблема, и здесь тоже готовится решение, которое, скажем так, упростит при наличии прибора учета расчет именно по этому…

Константин Чуриков: Мы говорим в будущем времени: упростят, готовятся.

Дмитрий Хомченко: И сроки поверки те же – 4 года ты прибор, будь добр, свой индивидуальный поверь, иначе его показания приниматься не будут. Тоже не все благополучно с этими межповерочными интервалами, они в любом случае будут, но они будут меняться.

Константин Чуриков: Александр Викторович, а как вы со своей стороны охарактеризовали бы эту политику?

Александр Мурашкин: Я согласен с коллегой, что делается, безусловно, но с моей точки зрения это делается не на перспективу, а на то, чтобы решить проблемы сейчас. Опять же я возвращаюсь к своему тезису: чтобы в перспективе решить эти вопросы окончательно и бесповоротно, нужно развивать конкурентную среду в том числе и в ресурсоснабжающих организациях. Сейчас пытаются административными мерами регулировать всякие эти коэффициенты, инфляцию и все, но это не поможет, потому что всегда найдется лазейка, как все это обойти. Сейчас, для настоящего времени это, может быть, хорошо: ставят эти предельные индексы и так далее. Но дальше-то что? – все дальше по этому пути идти? Это тупиковый путь, с моей точки зрения.

Константин Чуриков: Еще многие нам пишут, что ничего не понятно, они не могут в этом разбираться, не могут никак никого проконтролировать. И в качестве своеобразного эпилога, который, мне кажется, иллюстрирует масштабы бедствия, SMS из Республики Карелия: "8 лет живу в квартире, доставшейся по наследству. Платежки приходят мне и умершему". Вот это к вопросу о том, как работают некоторые органы. Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо большое. У нас в гостях был Александр Мурашкин, юрист по вопросам ЖКХ, председатель ТСЖ, и Дмитрий Хомченко, эксперт Аналитического центра при Правительстве России.

Александр Мурашкин: До свидания.

Дмитрий Хомченко: Спасибо.

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Алексей Кротов руководитель персональной архитектурной мастерской
  • Юрий Эхин эксперт по жилищной политике, член Союза архитекторов России
  • ГОСТИ

  • Олег Осипов автоэксперт, редактор сайта osipov.pro
  • ГОСТИ

  • Маргарита Русецкая ректор Государственного института русского языка имени А.С. Пушкина, доктор педагогических наук, профессор
  • ГОСТИ

  • Павел Салин директор Центра политических исследований Финансового университета при Правительстве РФ
  • ГОСТИ

  • Виктор Костромин председатель центрального совета Общероссийской общественной организации "Центр противодействия коррупции в органах государственной власти"
  • ГОСТИ

  • Юлия Финогенова профессор кафедры управления рисками, страхования и ценных бумаг РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • Олег Шибанов профессор Российской экономической школы
  • ГОСТИ

  • Владимир Рабинков руководитель рабочей группы по автобусам Российского союза туриндустрии (РСТ), директор транспортной компании
  • ГОСТИ

  • Лазарь Бадалов доцент кафедры банковского дела Российского экономического университета им. Плеханова
  • ГОСТИ

  • Евгений Ицаков доцент РАНХиГС, кандидат экономических наук
  • Петр Бизюков ведущий специалист социально-экономических программ "Центра социально-трудовых прав"
  • ГОСТИ

  • Дмитрий Журавлев генеральный директор Института региональных проблем
  • ГОСТИ

  • Ольга Темерина художник-реставратор, заместитель директора Всероссийского художественного научно-реставрационного центра имени академика И.Э. Грабаря
  • Показать еще
    Показать еще
    В Москве подвели итоги выставки "Мосгортех" Жюри назвало лучшие проекты, которые могут улучшить жизнь москвичей
    час назад
    час назад
    час назад
    В Петербурге отмечают день рождения создателя мультфильма про Винни-Пуха Мультипликатору Федору Хитруку исполнилось 100 лет
    час назад
    Региональные отделения "Единой России" получат больше денег Андрей Турчак пообещал увеличить финансирование отделений ЕР
    3 часа назад
    В Москве прошел студенческий кинофестиваль ВГИК Свои работы представили молодые режиссеры из 35 стран
    3 часа назад
    В Петербурге открыто движение по Тучкову мосту Его отремонтировали к чемпионату мира по футболу
    3 часа назад
    Максим Галкин и Алла Пугачева обвенчались Галкин опубликовал видео церковного обряда
    4 часа назад
    Шесть человек пострадали в перестрелке в "Москва-Сити" Инцидент произошел в ресторане Crystal Ballroom в башне "Око"
    5 часов назад
    Тест: знаете ли вы фильмы Эльдара Рязанова? Проверьте, как хорошо вы знакомы с творчеством великого режиссера
    6 часов назад
    В Одессе радикалы сорвали концерт Константина Райкина Хулиганы ворвались в театр, где должен был выступать артист
    вчера
    Владимир Путин распорядился найти для талантливой молодежи миллиард рублей Это произошло после рассказа Дениса Мацуева о продаже квартиры его бабушки
    вчера
    Минообороны намерено уволить военных с ожирением Их годность к военной службе определит спецкомиссия
    вчера
    И последние станут первыми? 16 ноября 2017 года определились все 32 участника чемпионата мира по футболу
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments about:blank