Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Руслан Мильченко: Вопрос в том, есть ли любимчики у тех людей, кто чистит систему от коррупции

18:05, 15 ноября 2016

Гости

Руслан Мильченкоруководитель Федерально-информационного центра "Аналитика и безопасность"

Константин Чуриков: Ну, а далее у нас весьма серьезная тема. Вот буквально за последние дни стало известно о предотвращении сразу нескольких терактов в России. Вот буквально свежие новости: сегодня ФСБ задержало связанных с Исламским государством, запрещенной группировкой в нашей стране, экстремистов, которые готовили теракты в Москве и Ингушетии. Были задержаны пятеро участников экстремистской группы, были при них обнаружены боеприпасы и детали, необходимые для создания самодельных взрывных устройств. А вот субботняя новость – это уже результат совместной операции наших силовиков и силовиков Таджикистана и Киргизии. От ФСБ поступило сообщение о том, что предотвращены теракты в Москве и Санкт-Петербурге. Предполагалось их совершить в местах массового скопления людей, в частности в торговых центрах. По подозрению в подготовке были задержаны 10 членов преступной группы, это граждане стран Центральной Азии. Ну, сейчас будем выяснять у нашего гостя, как нам следует себя вести в этой ситуации.

Оксана Галькевич: Да, давай его представим. Руслан Мильченко, руководитель федерально-информационного центра "Аналитика и безопасность". Здравствуйте, Руслан.

Руслан Мильченко: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: И давайте еще пригласим сразу наших телезрителей, потому что, в общем, тема безопасности, по большому счету, касается всех и каждого. Уважаемые друзья, все телефоны внизу экранов – либо позвоните нам, пожалуйста (можно высказываться, можно задавать вопросы нашему эксперту), либо напишите нам смс-сообщение. Все совершенно бесплатно: и телефоны, и смс-портал.

Константин Чуриков: Руслан, самое очевидное, что начинает нас всех беспокоить, помимо активности террористов, их связей с Исламским государством, которое у нас запрещено, в этой группировкой. Извините, у нас впереди Новый год, мы все чаще будем так или иначе ходить в торговые центры. Так, собственно, что нам-то делать, какие нам делать выводы из этого? Простым гражданам, я имею в виду.

Руслан Мильченко: Ну, здесь, наверное, банальный совет – не обращать на это внимание и жить своей жизнью, потому что в действительности это может до паранойи довести, все вот эти новости. И, соответственно, опять же работа правоохранительных органов и оперативных спецслужб… Дело в том, что многие делают ставку именно тоже на освещение в СМИ своей деятельности, хотя в принципе, как раньше было заведено, даже предотвращение этих терактов – о них никто не говорил. Ну, предотвратили, соответственно, это прошло закрытой информацией в сводках, в оперативных сводках Федеральной службы безопасности и МВД, и на этом поставлена жирная точка. Дело в том, что когда связь идет уже со средствами массовой информации, тут это надо воспринимать или как предупреждение некое, то есть увеличилось количество подготавливаемых специальных бойцов, подрывником и тому подобное, и увеличилась вот эта нагрузка у оперативников при проведении своей работы в этом секторе. И мы, на самом деле, и нас вроде как предупредили, но что делать, как правило, никто ни о чем не говорит.

Константин Чуриков: Хотя памятки существуют, кстати. Для той или иной угрозы того или иного цвета.

Руслан Мильченко: Да, памятки есть и в школах, наверное, сейчас преподают правила безопасности.

Оксана Галькевич: Ну, в школах, как минимум, информационные щиты появились.

Руслан Мильченко: Хотя бы это, но на самом деле, вот эта работа… Если подготовка, если действительно есть террористическая угроза, мы знаем, что есть определенные цвета, когда предупреждают все общество. И мы должны мобилизоваться и, соответственно, вести такую более… Обращать внимание на какие-то предметы и тому подобное, на лица. Опять же, тогда ориентировки должны везде висеть, и, так скажем, по телевизору на таком канале, как ваш, Общественное телевидение России непосредственно должны мелькать лица возможных террористов, подозреваемых и тому подобное. Потому что тогда это будет, я не знаю, в комплексе работа с обществом по предотвращению вот этих терактов возможных. Тогда общество будет работать, а сейчас общество, получается, получает информацию о том, что что-то есть, но что с этим делать, никто не знает, и все начинают испытывать страх банальный, вот и все.

Оксана Галькевич: Руслан, я посмотрела, фрагментарно, правда, видео допроса вот этих молодых людей. Я хочу сказать, что молодой человек там один – ну, не ребенок, но совсем молодой человек. Ну, юноша, наверное, так. И такое лицо у него невинное – совершенно одуванчик, прямо мальчик-одуванчик, никогда бы не подумала, хорошее лицо, хороший ребенок, ну мне так хочется как-то сказать.

Константин Чуриков: Вы говорите, обращать внимание на подозрительных лиц, мы видим…

Руслан Мильченко: Нет, я говорю о том, что, если ведется работка в отношении определенных лиц, значит, фотографии или фотороботы у людей должны быть, и, соответственно, на них обращать внимание. Там может быть и красавчик или уродец, это неважно абсолютно. Насколько он подготовлен, насколько он готов для проведения теракта, сколько в него средств, денег, в том числе и обучения, вложили. Как с ним работали именно те профессионалы, которые готовят таких людей, как торпеды, для проведения терактов. Это неважно – женщины, вот сколько было женщин младше 18 лет, вот, террористов. Это наиболее просто плодородная почва для вербовки.

Оксана Галькевич: То есть молодой человек – это такая почва благодатная для внушения.

Руслан Мильченко: Кого проще всего обмануть? Ребенка, наверное. Наиболее плодородная почва для проведения, для вербовки – это человек, который всем доверяет. Или, может быть, у него в жизни сложилось… Он как-то без поддержки рос, и, соответственно, находится группа определенных людей, которая сначала… Его берут под крыло, начинают дружить, появляются деньги, туда-сюда, мотивируют его, определенная мотивация. То есть он идет в нужном направлении. Так как у нас идеологии в стране сейчас мало, в основном. Потерян, так скажем, вот этот сегмент, поэтому очень много молодежи, она в основном ничем не занимается. Если по регионам… Ту же Бурятию взять: там 50% молодежи в основном спиваются, самый большой уровень самоубийств. И вот этих людей, начиная от 14-15 лет, очень легко завербовать и мотивировать на определенные поступки. И об этом спецслужбы очень хорошо знают, и те теракты и террористы рождаются, в основном, не в, так скажем, обеспеченных странах, а из лиц, я не знаю, определенных групп риска – малообеспеченных, грубо говоря.

Константин Чуриков: Руслан, мы прекрасно понимаем, что терроризм как явление не имеет национальности, но так или иначе в последнее время мы чаще слышим, что речь идет о гражданах из Центральной Азии. Вот в данном конкретном случае, если мы говорим про субботнее задержание, - это как раз граждане из Таджикистана и Кыргызстана, наших дружественных республик, но у нас с этими республиками такой свободный визовый режим, безвизовый режим, по сути. Вот здесь, как вы считаете, как должны себя вести наши законодатели, правоохранительные органы, те, кто на границе встречают этих людей.

Руслан Мильченко: Дело в том, что на законодательном уровне это невозможно решить в принципе, потому что те же самые наши друзья из Таджикистана, Узбекистана – это лишь… Надо понимать, что источник этого зла – это совершенно не люди из нашей страны, не соседних государств – это лишь определенные возможности, так скажем, проникновения интересов в нашу страну через них. Но есть часто спецслужбы, в том числе западные, они используют людей "в темную": грубо говоря, есть наркотрафик, через наркотрафик – наркотрафик, бывает, крышуется, и нашими правоохранителями в том числе. Они получают деньги вроде как за наркотики, эти криминальные каналы – они являются возможностью для тех же самых радикальных исламистов их использовать для поставки оружия…

Константин Чуриков: Разносчиками другой инфекции.

Руслан Мильченко: Да, да, да, абсолютно. Одна инфекция – она, так скажем, позволяет размножиться другим бактериям, соответственно, где-то использовать этот канал для реализации каких-то других планов, поэтому…

Оксана Галькевич: Руслан, в некоторых статьях, средствах массовой информации, когда сообщалось о задержании этой группы экстремистов, проводились параллели… В том сценарии, в описании сценария, который якобы должен был быть реализован в жизнь, проводились параллели с Парижем. Что, о чем идет речь, что имеется в виду?

Константин Чуриков: Недавно была годовщина этих самых громких терактов.

Оксана Галькевич: То есть это…

Руслан Мильченко: С Парижем?

Оксана Галькевич: Да. Устроить Париж в Петербурге и в Москве.

Константин Чуриков: Это как целая серия терактов, цепочка терактов.

Руслан Мильченко: С Парижем… Если это вброс был в средствах массовой информации, да, и сравнение, то естественно, это сравнение направлено только на дестабилизацию у нас ситуации, то есть опять же на психоз, потому что все прекрасно понимают, какого масштаба добились террористы с участием, можем предполагать, западных спецслужб, потому что те же самые "зеленые коридоры" и возможность организации такого рода мероприятия, они, естественно, не могут получиться у простых арабов, которые, грубо говоря, образовались на территории Парижа. Естественно, в данную операцию входит и источник финансирования, и возможность связи в правоохранительных органах, спецслужбах, которые дают возможность организовать для каких-то политических интересов тот или иной теракт, что и было сделано во Франции в принципе. Происходит какая-то политическая несостыковка с определенными людьми – раз, теракт, происходит другая несостыковка – второй теракт, то есть там можно было проследить, что следовало за терактом, после теракта. Какие там действия, политические заявления происходили. Так как нам, чтобы испугать, надо вспомнить Норд-Ост, или Беслан, или показать…

Константин Чуриков: К сожалению, примеров много.

Руслан Мильченко: Да, к сожалению, примеров много. Но такие масштабные, как в Париже, недавнее. Это лишь воздействие на психику людей и… То есть внутри человека происходит что? Рождается недоверие к власти, потому что их защитить не могут. Просто-напросто, поэтому сейчас, в предвыборные годы, так скажем, и я думаю, 17-й год будут наиболее серьезные оказываться давления и возможности проведения терактов, для того чтобы дестабилизировать ситуацию в стране и вызвать недоверие к действующей власти, вот и все. Это нормальная практика, исторически подтвержденная. Это, так скажем, уже написано в учебниках, поэтому, почему бы не воспользоваться людьми и не выполнять программу ту, которую они наметили.

Оксана Галькевич: Ну, нервозность определенная все равно наблюдается после этих сообщений, потому что, например… Я не знаю, Кость, ты получал подобные сообщения в вотсаппах в различных социальных сетях – бросают какие-то каких-то детей, которые тебя могут куда-то не туда привести, какие-то пакетики, которые тебе могут бросить в почтовый ящик.

Константин Чуриков: Вот эти все школьные группы, мамочки друг другу – осторожно, рассылают. Муж сказал, у него на работе бабушка слышала.

Оксана Галькевич: У меня муж в силовых структурах, вот он там…

Руслан Мильченко: Так это же происходит не только в отношении терактов – это в принципе в отношении каких-то прививок, болезней, еще что-то, то есть масса этого мусора выбрасывается, для того чтобы нас испугать или отравить как-то жизнь. Но естественно, необходимо быть осторожным, необходимо соблюдать, допустим, дорогу не на красный свет переходить, а на зеленый. То есть определенные должны быть правила. Тут не должно быть равнодушия, да, банально начиная – увидел, что кого-то на улице обижают, ты должен сделать определенный алгоритм действий, в том числе вызвать полицию. И, соответственно, тоже обращать внимание на, так скажем, тех же самых подозрительных людей, но опять же, еще раз, это должно идти от государства и от правоохранительных органов, они должны продекларировать определенный алгоритм действий, для того чтобы сотрудничать с обществом, потому что контакта как такового нет. Происходят опять же неправильные действия, и мы из-за этого, хотя могли бы работать и помогать, мы просто боимся и нервничаем.

Константин Чуриков: Вот вы несколько минут назад сказали, что силовики вообще нам не всегда рассказывают о предотвращенных терактах. Вот в этот раз, если об этом говорится, то, как вам кажется, с какой целью? И во-вторых, но ведь все понимают прекрасно: естественная защитная реакция населения – это, соответственно, ответные звонки в правоохранительные органы с сообщением: вот, идет странный человек, вот сумка осталась. Они получают больший объем работы, с которым иногда справиться, наверное, сложно по факту.

Руслан Мильченко: Ну, надо справляться. Тогда должны быть диспетчерские службы определенные. Конечно, масса будет информации той, которую нужно будет фильтровать, но для того это и спецслужбы, которые уже, так скажем, и профессионалы, которые с этим работают. Но нельзя пропускать никакую информацию мимо, потому что пропущенная информация – это может стоить большого количества жизней. Для чего происходит освещение такого рода заявлений, ну, опять же, я не руководитель Федеральной службы безопасности. Значит, необходимо заявить по определенным, может быть, мотивам, потому что, может быть, лицо в Федеральной службе безопасности, так скажем, наиболее там получило доверие от граждан, то есть коэффициент доверия увеличился. МВД – то же самое работает. Просто масса, так скажем, предотвращенных преступлений или масса тех заслуг, которые мы сейчас смотрим, можем наблюдать в эфире, - это все большая ставка делается на средства массовой информации и на… Такое слово, конечно, пиар к этому не подходит, но это освещение – оно по-разному действует, и не всегда, как мне кажется, правильно подходят к этому наши правоохранительные органы, поэтому сложно давать оценку, для чего это делается. Но если это не делается в комплексе, для того чтобы обеспечить это взаимодействие с обществом, то, мне кажется, это не очень правильно.

Оксана Галькевич: Ну что ж, Руслан, спасибо. Мы сейчас, наверное, прервемся коротко.

Константин Чуриков: На несколько минут. И продолжим.

Оксана Галькевич: И вернемся к нашей беседе, да.

Константин Чуриков: Ну, и мы возвращаемся к теме, скажем так, риска терактов в Российской Федерации. Во всяком случае, в свете предотвращения нескольких терактов, о которых много говорилось вот сегодня, в частности история с задержанием террористов-экстремистов, которые готовили теракты в Москве и Ингушетии, и субботняя история, когда ФСБ сообщило, что предотвращены теракты в Москве и Петербурге. У нас в студии Руслан Мильченко, руководитель федерального информационного центра "Аналитика и безопасность".

Оксана Галькевич: Руслан, скажите, а вот такие опасности каким образом удается выявлять. Вот, допустим, вы человек с оперативным опытом работы, но я так понимаю, что нужна большая агентурная сеть каких-то своих людей в каких-то таких специфических слоях.

Руслан Мильченко: Ну, конечно, в каждом сегменте, где отрабатывают оперативники… Экономика это, неважно, наркобизнес, опять же, терроризм, экстремизм – везде есть своя специфика, опять же есть свои способы привлечения того же самого агентурного аппарата, работа с ним и внедрение в ту или иную цепочку, которая приводит к раскрытию того или иного преступления. Поэтому, естественно, это самый опасный сегмент, поэтому оперативники тоже, определяя наиболее точки такие реперные или привязку к национальности, они, даже оперативники, собственно, отращивают бороду и начинают учить таджикский язык или…

Оксана Галькевич: Почему про вас сказала, потому что вы такой с виду положительный, вас было бы сразу видно в какой-нибудь группировке экстремистов…

Руслан Мильченко: Смотря сколько у оперативника уходит на это подготовки опять же. Если он уже небритый с рыжей бородой, и определенного выражения лица, и определенный подход. Это возможность, опять же, так скажем… Хороший оперативник – он хороший театрал, он должен разбираться четко в этой работе. Поэтому внедрение – это как вживание в роль, а наведение, ой…

Оксана Галькевич: Так а знание языка ведь еще, потому что в данной конкретной ситуации мы имеем дело с…

Руслан Мильченко: Ну, допустим, оперативнику не обязательно, может быть, самому внедряться – есть же, опять же, завербованные агенты из того же самого, из радикального ислама и тому подобное. На это влияет много факторов: во-первых, что делают оперативники? Сначала привлекают… На разной основе: это может быть и финансирование, это может быть и задержание, а потом человек лояльный становится и отрабатывает какие-то свои огрехи.

Константин Чуриков: Грешки другие.

Руслан Мильченко: Грешки другие, да.

Оксана Галькевич: В тюрьму хочешь? Нет, не хочу. Тогда помогай.

Руслан Мильченко: Тогда работай. Вот, и чем больше таких людей, качественных агентов, тем больше, соответственно, и спокойней в обществе нам получается жить и больше информации нам сливается.

Константин Чуриков: Руслан, вот данное конкретное задержание, которое было в субботу, оно произведено благодаря усилиям спецслужб нескольких государств, не только, соответственно, Российской Федерации, но и Таджикистана, и Кыргызстана. Ну, с ними нам работать – идет полное взаимодействие. Но поскольку мы понимаем, что эта зараза носит некий всемирный характер, здесь нам важно взаимодействовать еще по линии Интерпола. Вот насколько сейчас, в условиях непростых отношений по линии "Россия-Запад", все-таки в плане борьбы с терроризмом мы идем нога в ногу, рука об руку?

Руслан Мильченко: Ну, мне кажется, здесь политика не сильно влияет, потому что все-таки есть международное законодательство, есть определенные соглашения, нормативные акты, в рамках которых проводится работа и правоохранительными органами Европы, и любой другой страны с нами во взаимодействии. Если действительно идет материал или информация о теракте, наркобизнесе, торговле людьми и тому подобное, это отрабатывается, никто в основном на политику-то не смотрит. Если, конечно же, речь не идет об Алеппо или Масуле – это уже чуть-чуть другие категории, это уже глобальная политика, где в основном терроризм, так скажем, искусственно выращен и направлен для получения каких-то интересов геополитических. А что касается каких-то точечных мероприятий, в том числе касательно отмывания денежных средств, легализация, финансирования – это все, естественно, отрабатывается, и Интерпол работает так, как это необходимо.

Константин Чуриков: На теме терроризма давайте поставим точку. У нас сегодня особенный день, и вы, кстати, заговорили о денежных средствах.

Оксана Галькевич: Кстати говоря, наши телезрители просят…

Константин Чуриков: И мы не можем не затронуть главную тему дня.

Оксана Галькевич: ..вернуться к этой теме. А главная тема у нас конкретная – задержание господина Улюкаева. В общем, тоже вопрос безопасности страны – коррупция, разъедающая вот уже и такие эшелоны власти. Как бы вы прокомментировали?

Руслан Мильченко: Ну, то, что…

Оксана Галькевич: Беспрецедентное ведь, на самом деле, событие.

Руслан Мильченко: Ну, скажем так: то, что удивилась этой новости вся страна без исключения, каждый, наверное, гражданин, кто знает…

Оксана Галькевич: Мы каждый раз так удивляемся, вот одного задержали, Захарченко – и мы удивились.

Константин Чуриков: Подожди, подожди, это идет все-таки в особом ряду, это первое в современной истории задержание министра.

Руслан Мильченко: Это немного идет другое удивление. Удивление из категории: а ведь все-таки мы можем. Можем, да, если захотим, то можем. Другое дело, что как бы сама ситуация вокруг этого не очень понятна и ясна, потому что все прекрасно понимают, что такое "Роснефть", кто такой руководитель "Роснефти", кто такой Улюкаев, из-за чего произошло столкновение. У нас получается так: вроде как системная борьба идет на определенных этажах, но вместе с тем – раз, Сердюков вышел чистым, сухим из воды. Или еще кого-то задержали – тоже вышел.

Оксана Галькевич: Живописица тоже вышла.

Руслан Мильченко: То есть живописица вышла, и, соответственно, нет этой системы, которая… Где показательно видно, что все равны перед законом. И возникают в обществе вопросы, почему, грубо говоря, человек такого уровня вдруг пошел и взял взятку? Два миллиона долларов. То есть у него за десятилетие нахождение на верхушке вот этой цепочки пищевой… Почему у него возникло именно сейчас это желание.

Константин Чуриков: У "Роснефти", на минуточку.

Руслан Мильченко: У "Роснефти".

Оксана Галькевич: А почему? Аналитика и безопасность что вам подсказывает?

Руслан Мильченко: Аналитика и безопасность подсказывает, что была проведена качественная оперативная работа, где в ходе работы, я думаю, был завербован очень хорошо человек из близкого окружения Улюкаев, на основании работы которого и получилось то, что мы сейчас видим. Задержание, разговоры вот эти, прослушка, которая позволила предъявить обвинения Улюкаеву.

Оксана Галькевич: Слушайте, бросаются в глаза такие моменты. Раз уж мы с вами об этом говорим, все люди, так или иначе работающие где-то высоко, предполагают, может быть, кто-то даже знает, что их слушают, да, их читают, а Улюкаев такой вот поэт, и он забыл об этом? Опять же, взят с поличным при получении наличных. Сам пошел за чемоданчиками и за коробочками с купюрами?

Руслан Мильченко: Бывает по-разному, бывает по-разному, вот у него есть помощник определенный, который ведет работу. Опять же, как-то он с Улюкаевым эти вопросы обсуждал, может быть, косвенно, но затрагивал эти вопросы. В любом случае, когда ведется аналитика прослушки или записи, грубо говоря, разговоры, снятые диктофоном или посредством вот этого телефонного разговора. Все равно эксперты, специалисты сидят и составляют, есть ли мотив, есть ли умысел в этом разговоре, и делают определенные выводы. Потому что можно по-разному: деньги называть картошкой, бабками или тому подобное. Желаемый результат тоже по-другому назвать, но я думаю, еще раз говорю, что все обвинение строится не без лица, участвующего… Между Улюкаевым и людьми из "Роснефти", определенный посредник. Если он дает свидетельские показания, которые подтверждают некие доказательства и некий умысел, и, соответственно, он, возможно, взял деньги, его задержали, он пошел – вот вам чемоданчик. Ну, человек, друг, которому он доверял.

Оксана Галькевич: Попросили поднести.

Константин Чуриков: Секунду. Но вот смотрите, есть умысел, а есть реальное получение взятки, то есть в каком случае считается, что совершено правонарушение по действующему уголовному кодексу. Когда взял в руки, правильно?

Руслан Мильченко: Ну, вы, допустим, договорились.

Константин Чуриков: Нет, давайте без нас.

Руслан Мильченко: Давайте. Он с кем-то договорился, посредник выполнил действие и взял эти деньги – считайте, что взятка уже получена. Необязательно Улюкаеву это брать в руки, ну почему, он может и позже это взять, а посредник их может и уничтожить, друг же человека, по цепочке, может быть, там четыре человека стояло, которые поделили бы эти деньги, а ему что-то донесли впоследствии. Необязательно вести до конца – уже понятно, что они договорились, и тот его послал брать. Он взял – все, вот они, группа лиц, грубо говоря, может, этот человек, которые будет давать показания, выведен в категорию секретных свидетелей или тому подобное, или по общему порядку пойдет. Но дело в том, что значит передача денег состоялась. Или человек, если деньги находились в ячейке, обратился для их получения. Этого достаточно.

Константин Чуриков: Такое громкое дело, и нам не показывают никакого видео, никаких фото-документов. Мы, в общем, в неведении находимся. Вспомним, это, конечно, уровень куда меньший, но обыск у бывшего главы Федеральной таможенной службы: нам все сразу показали, предъявили, мы увидели, что у него там за картина где висит…

Оксана Галькевич: Белыха задерживали, губернатора, показали, как евро перед ним разложены…

Константин Чуриков: Пакет показали, да.

Руслан Мильченко: Я думаю, нет этих видеоматериалов, где Улюкаев берет деньги. А тот человек, который с ним работал в группе и получал эти деньги, он никому, может быть, и неизвестен, неинтересен.

Константин Чуриков: Пожелал остаться неизвестным.

Руслан Мильченко: Неизвестным, да. И опять же… У нас же это часто следуют какие-то политические интересы, поэтому сейчас можно только гадать, чем это все закончится.

Оксана Галькевич: Руслан, вы знаете, вы, когда говорили, какой была ваша первая реакция… Вот вы первый человек, который сказал о том, что так обрадовался: вот можем же.

Руслан Мильченко: Я не говорил, что я обрадовался, - я удивился.

Оксана Галькевич: Вот можем же, да. А мы-то, честно говоря, когда вот это все увидели в очередной раз, как говорят подростки, мы-то в ауте. Потому что, если…

Константин Чуриков: Самое точное слово в отношении этой ситуации.

Оксана Галькевич: Если это… Ну, потому что одна за другой такие истории: люди, на которых возложена большая ответственность не только за какой-то там сегмент экономики, не только… За наши жизни, за жизни наших семей, детей.

Константин Чуриков: За выход из кризиса страны.

Оксана Галькевич: Да за все, собственно говоря. И если это сливки, то каково же молоко? Поэтому мы-то в ауте. Вот как вы считаете… Вы сказали, что если хотим, то можем, а мы дальше будем мочь, продолжать чистить ряды, восстанавливать честь и доверие? Признаки налицо?

Руслан Мильченко: Я думаю, да. Это же не сегодня началось – эти все выявления, Захарченко…

Оксана Галькевич: А может, это длинная волна?

Руслан Мильченко: Это длинная волна. Я думаю, она не закончится ни сейчас, ни в предвыборный 2017 год, ни во время выборов, ни даже после них. Потому что, я думаю, Владимир Владимирович он продолжит… Посылы все время даются, и он тоже всегда говорил, что надо уже прекращать, всем прекращать, потому что мероприятия будут проводиться в отношении каждого, независимо от должности. Наверное, настал тот момент, когда необходимо все-таки подумать действительно о кризисе, а не о кризисе своего кармана чиновникам высокого уровня. Потому что, уж поверьте мне, я знаю, и вы, наверное, все догадываетесь, что денег, наверное, у каждого министра сейчас хватит и на их детей, и детей их детей, прапраправнуков, я не знаю, на десятое, наверное, поколение. Поэтому все-таки необходимо действительно задумываться не о их сохранении, а о кризисе, о тех регионах, где люди приезжают в Москву, зарабатывают по 15 тысяч рублей, не могут там заработать. И ситуация действительно нестабильная по всей России, поэтому что? Наверное, Владимир Владимирович беспокоится о том, что такого рода отношение к своей службе может привести, опять же, к массовым вот этим бунтам, забастовкам, потому что на людей внимания никто не обращает.

Константин Чуриков: Кстати, обратим внимание на наших зрителей. Вы можете нам позвонить, высказать свое мнение, как вы сегодня встретили эту новость, когда просто услышали об этом, что вы думаете по этому поводу? 88002220014. Кстати, о реакции общества на это. Можно, конечно, подробно рассказывать о том, как ведется борьба с коррупцией, подробно показывать (правда, пока еще не показали – только словами) такого рода случаи, но люди по-разному реагируют на это. Вот Оксана правильно сказала: "Мы в ауте". Есть люди, которые не готовы смириться вообще с тем, что такое явление в таком масштабе на таком высоком уровне у нас есть. Я к тому, что не получим ли от этой, скажем так, не то что кампании, от вот этих историй, некий такой обратный эффект – еще большее недоверие общества к власти, а тут уже и раскачивание лодки, и все остальное.

Руслан Мильченко: Можно получить эффект, о котором вы говорите, - недоверие к власти, естественно. Найдется определенная часть людей, для которых вот эта ситуация будет именно… Казаться в том смысле, что, если он, почему другие? То есть вся эта верхушка власти, включая, наверное, самого президента… Многие, наверное, будут говорить: "Ну, сам же набрал, сам же и руководишь". Почему таким образом? Я думаю, тут идет чуть-чуть от другого: политика президента сейчас именно исключить возможности дестабилизации и именно массовых вспышек негодования среди народа. Именно за счет того, чтобы исключить из вот этих кресел, которые занимают наши министры, именно тех людей, которые забыли о том, что надо страну выводить именно из кризиса, а все свои… Всю свою энергию тратить на то, чтобы было спокойно в регионах и именно в тех секторах, которые они курируют. А если человек думает о "Башнефти" и думает, как бы 2 миллиона долларов положить в карман, значит, он негодный руководитель и его надо менять. Опять же, это только одна сторона медали. Естественно, за вторую мы не заглядывали, но очень сложно, вы знаете, всем угодить, так скажем. Но я больше чем уверен, и информация тоже, так скажем, просачиваемся, что это, так скажем, начало пути, и Россия в лице президента будет всему миру, как мы доказывали… Мы же доказываем всему миру, что у нас тоже ведется борьба с коррупцией и мы готовы именно себя бить по хвостам по полной программе, для того чтобы как-то излечить эту систему, которая коррумпированная, на которую нам пальцем тыкает все время Запад.

Оксана Галькевич: Да вы знаете, нам как-то, честно говоря, не хотелось бы, чтобы мы кому-то доказывали, потому что все это в какую-то компанейщину так или иначе оборачивается. Хочется уже как-то дома навести порядок. Вот я не могу, когда у меня дома бардак: пока у меня все не лежит на своих местах, и нет чистоты и порядка, и не пахнет свежесваренным борщом, мне неспокойно. Вот я хочу, чтобы у меня дома был порядок. Я хочу вас спросить о чем: вы, как специалист все-таки… Мы сейчас, вот знаете, в социальных сетях так или иначе любое событие бурно обсуждается, на всякие мемы раздирается: мы опять же не специалисты, но мы всегда все знаем лучше всех.

Константин Чуриков: Мы профессиональные дилетанты.

Оксана Галькевич: Нет. Ну, я даже сейчас не про журналистов, а вообще про наше такое общероссийское: мы любим все комментировать, какие-то детали отмечать. Вас сценарий вот этого события, который был сегодня произнесен, разложен по полочкам, он не смущает, все, вы считаете, выглядит совершенно правдоподобно. Я вот опять же повторю: то, что человек пойман с наличным за получение взятки в 2 миллиона… Уже кто-то говорит, что это мало, что это не министерский уровень; кто-то говорит: нормально. У меня в ухе аппаратная обсуждает, что это, наверное, килограмма три, но они все знают. Я не знаю. Вот вас, как специалиста, это не смущает, ничего в этом сценарии? То, что информация, допустим, пришла глубокой ночью, да. Вот ни одна деталь, так скажем, не цепляет вашего внимания в смысле неправдоподобности какой-то, нереальности?

Руслан Мильченко: Знаете, вот расследуя, освещая любое преступление, любое событие и действия оперативных сотрудников, можно придраться к абсолютно любому случаю, где происходит задержание чиновника. И так и происходит в обществе. Когда там задерживали начальника ГУЭБиПК: одни говорят одно, другие – другое, что на самом деле, есть ли политика за этим, нет – тут надо разобраться. Ну, случай правдоподобный, потому что у нас все воруют. Вот и все. Для меня это самое главное, если стратегическую планку, стратегически об этом.

Константин Чуриков: То есть то, что мы узнали сегодня, по сути, не новость?

Руслан Мильченко: Да, по сути, не новость, просто задержали именно сегодня.

Оксана Галькевич: У меня спазм в горле: у меня никогда не будет дома пахнуть борщом и порядка не будет.

Руслан Мильченко: Воруют многие, другое дело, есть ли за этим политика и системная ли это работа? И к чему это ведет? Вот мы можем об этом много рассуждать. Если, так скажем, у тех людей, которые делают и чистят систему от коррупции, есть ли у них свои любимчики, которым можно это делать, продолжать воровать, а кому нельзя это делать. Поэтому, естественно, вот эта часть она остается все время в тени.

Константин Чуриков: Мы редко обращались к смс-порталу и к звонкам, но не потому что звонков нет и смс-портал пуст, наоборот, но какие сообщения… Далеко не все мы можем просто процитировать по соображениям, так сказать, приличия. В студии у нас был Руслан Мильченко, спасибо. Руководитель федерального информационного центра "Аналитика и безопасность".

Оксана Галькевич: Спасибо.

Руслан Мильченко: Спасибо.

1 комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Леонид Антонов координатор общественного движения "Автомобилисты Москвы"
  • ГОСТИ

  • Игорь Круглинский начальник Управления оценки качества общего образования Рособрнадзора
  • ГОСТИ

  • Михаил Беляев главный экономист Института фондового рынка и управления, кандидат экономических наук
  • Сергей Голодов доцент кафедры статистики РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • ГОСТИ

  • Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России
  • ГОСТИ

  • Александр Рубцов кандидат экономических наук, обозреватель портала Vgudok.com
  • ГОСТИ

  • Денис Кирис заместитель председателя Комиссии по вопросам развития культуры и сохранения духовного наследия ОП РФ, председатель Независимого профсоюза актеров театра и кино, актер, режиссер
  • ГОСТИ

  • Гузель Улумбекова руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением, доктор медицинских наук
  • Алексей Живов главный врач Ильинской больницы, врач-уролог, кандидат медицинских наук, доцент
  • ГОСТИ

  • Дарья Халтурина сопредседатель Российской антитабачной коалиции
  • ГОСТИ

  • Алексей Володин генеральный директор Агентства по развитию трансграничной инфраструктуры, кандидат технических наук
  • Михаил Ненашев капитан 1 ранга, председатель Общероссийского движения поддержки флота
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • Павел Поспелов заведующий кафедрой проектирования дорог МАДИ
  • Павел Брызгалов директор по стратегическому развитию ФСК "Лидер"
  • Юрий Эхин эксперт по жилищной политике, член Союза архитекторов России
  • ГОСТИ

  • Антон Гетта координатор проекта ОНФ "За честные закупки", депутат Госдумы
  • Показать еще
    Показать еще
    В Москве одну из улиц назовут в честь Эльдара Рязанова Улица расположена на юго-западе Москвы
    21 минуту назад
    Штаб Ксении Собчак возглавил Игорь Малашенко В 1996 году он проводил президентскую кампанию Бориса Ельцина
    21 минуту назад
    Медвежья доля О тяжелых последствиях браконьерского отстрела диких животных
    33 минуты назад

    ГОСТИ

  • Наталья Биттен журналистка, феминистка
  • Ирина Изотова организатор феминистского фестиваля
  • Борис Лордкипанидзе акушер-гинеколог, кандидат медицинских наук
  • Алена Попова общественный деятель, сооснователь проекта "W"
  • Анна Ривина руководитель проекта "Насилию.нет"
  • Феминизм в России Идеология равенства или прикрытие для отстаивания тех или иных политических интересов?
    Полный выпуск 44 минуты назад
    Зачем народная артистка России Роксана Бабаян переквалифицировалась в вязальщицы? О проекте благотворительного рукоделия и других добрых делах
    час назад
    Татьяна Москалькова предложила ставить в паспорта штамп о голосовании Омбудсмен считает, что это поможет избежать "каруселей" на выборах
    час назад
    В Амурской области зарегистрирована вспышка пневмонии На карантин закрыто 6 учебных заведений Белогорска
    2 часа назад
    "Почта России" не доставила вовремя запрос от ФСБ компании Telegram "Почта России" доставила письмо по истечении сроков, указанных в запросе ФСБ
    4 часа назад
    Татьяна Фельгенгауэр переведена в послеоперационную палату Ее состояние оценивается как средней тяжести
    4 часа назад
    Из-за сильного снегопада Челябинск встал в огромную пробку На некоторых участках движение составляет не более 7 км/ч
    4 часа назад
    5 часов назад

    У нас нет резервной армии труда. Мы не можем нарастить численность занятых в промышленности, чтобы сделать экономический рывок

    Георгий Остапкович директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ

    ГОСТИ

  • Леонид Антонов координатор общественного движения "Автомобилисты Москвы"
  • Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments