Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Сергей Селиверстов: Нестационарная торговля в Москве на сегодняшний момент, можно сказать, уничтожена

18:05, 31 августа 2016

Гости

Сергей Селиверстовзаместитель председателя Московского отделения "Опоры России"

Ольга Арсланова: Ближайшие полчаса будем говорить о противостоянии крупных торговых сетей и мелкой розницы. Судя по всему, оно существует. И уже Минпромторг обеспокоился сокращением числа малых торговых объектов в регионах. Об этом чиновники упомянули в некоем письме, которое оказалось в распоряжении журналистов. Но сами региональные власти, как сообщается, используют минимальные нормативы как обоснование для недопущения новой мелкой розницы. Эксперты же предупреждают: лоббизм сетей уже привел к падению доли ярмарок и рынков.

Ближайшие полчаса будем разбираться в этой проблеме и, естественно, спрашивать наших зрителей: а что выбирают лично они – огромные гипермаркеты, торговые сети или что-то маленькое и компактное возле дома.

Итак, давайте посмотрим на эту проблему. Гипермаркет, круглосуточный минимаркет или ярмарка возле дома – зачем выбирать? Очевидно, покупателям нужно и то, и другое и третье, а, может быть, и что-то еще. Чем больше бизнес предлагает, тем лучше. По крайней мере, так считают эксперты. Чем больше объектов торговли существует абсолютно разных, тем острее конкуренция, а значит цены могут снижаться, а качество обслуживания расти. К тому же маленький магазин, как мы понимаем, а также базары, ярмарки очень важны как канал сбыта для фермеров, которых мы сейчас вроде бы поддерживаем. Пока мы видим, что мест на ярмарках и тем более в торговых сетях не хватает.

Однако власти некоторых регионов подошли к этому вопросу формально. Правительство установило минимум обеспеченности населения торговыми площадками. И вот получается, что вокруг этого минимума местные чиновники и пляшут, точнее – выбирают тех, с кем проще работать. По факту это большие торговые сети, которые всегда платят налоги, причем, большие, как и они сами.

Минпромторг обеспокоен новыми данными. Присутствие малого бизнеса в розничной торговле продолжает сокращаться. И по сути его вытесняют крупные торговые сети, которые в условиях кризиса как раз свое присутствие в регионах наращивают. Вот есть данные за первое полугодие. Там падение мелкой розницы составило, по подсчетам Росстата, почти 6%. Давайте посмотрим на то, как дела эти полгода шли у крупных торговых сетей. Как мы видим, у них выручка только растет. И очень многие торговые сети открывали новые магазины, и дела у них шли прекрасно.

Региональные мелкие сети и малый бизнес жалуются тем временем ан административное давление. Почему сейчас не лучшие времена для мелкой розницы? Может быть, это какие-то нормальные рыночные законы, и покупатель сам выбрал гипермаркеты, или действительно бизнесу не дают развиваться? Поговорим об этом сейчас с Сергеем Селиверстовым, заместителем председателя московского отделения "Опоры России". Здравствуйте. Идите к нам, пожалуйста. Может быть, мы пока рано бьем тревогу, и это какие-то нормальные болезни роста, становления? Пока еще не готов наш малый бизнес конкурировать реально с крупными сетями?

Сергей Селиверстов: Тут дело не в конкуренции, а дело в том, чтобы наши потребители имели право выбора, то есть куда идти – либо в крупный гипермаркет, либо в магазин малого бизнеса.

Ольга Арсланова: А сейчас, как вам кажется, этого выбора недостаточно? Я сужу по Москве.

Нестационарная торговля в Москве на сегодняшний момент, можно сказать, уничтожена

Сергей Селиверстов: Я сужу, конечно, тоже по Москве. Я скажу, что нестационарная торговля в городе, будем говорить честно, наверное, уничтожена на сегодняшний момент. Если где-то в 2011 году у нас было около 20 тысяч (может быть, 17-18 тысяч) нестационарных торговых объектов, то сейчас их осталось чуть больше 3.5 тысяч. И тут удивляет даже не то, что сокращение само, но и специализация. Из того количества точек, которые остались, 2/3 – это у нас со специализацией "Мороженое" и "Союзпечать". Вы знаете, я, конечно…

Ольга Арсланова: Это как раз те самые ларьки, которые будут, как нам обещали, открывать на месте снесенных.

Сергей Селиверстов: Которые сейчас есть. То, что разыгрываются новые конкурсы в основном, то, что ставится. Вы знаете, я, конечно, считаю, что мы были и, надеюсь, остались самой читающей нацией в мире. Но все-таки современная молодежь да и мы, наверное, с вами уже давно пользуемся электронными средствами массовой информации. Поэтому такое количество, конечно, киосков "Союзпечать" немножечко вызывает вопросы.

Ольга Арсланова: Естественная была реакция у московских бизнесменов на все эти наши ночные дела с ковшами и сносом. Заговорили о том, что, разумеется, все это на руку крупных торговым сетям, которые лишают конкурентов, например, круглосуточных маленьких магазинчиков, магазинчиков возле дома, куда люди забегают просто для того, чтобы купить бутылку воды. Не пойдешь ты в гипермаркет за этим. Вы разделяете эти конспирологические настроения? Это действительно делается в интересах крупных торговых сетей?

Сергей Селиверстов: Мы, наверное, никогда не получим такую точную информацию. Но отчасти да. Потому что, например, присутствуя на различных совещаниях в департаменте торговли, я вижу, на основании каких критериев у нас исключаются объекты нто и схемы дислокации. В частности, у нас есть 26-е постановление правительства. Там одним из критериев исключения объекта из схемы дислокации является его близость нахождения к стационарному магазину при условии, что ассортиментный перечень у них совпадает. То есть где здесь вообще вопрос конкуренции и куда смотрит…

Ольга Арсланова: То есть это не только инфраструктура, всякие там дела с метро?

Сергей Селиверстов: Помимо метро у нас 10-метровой зоне…

Ольга Арсланова: Это как раз мало вопросов вызывает.

Сергей Селиверстов: Транспортно-пересадочных узлов, а у нас сейчас практически все выходы из метро – это транспортно-пересадочные узлы, павильоны нто должны быть исключены. Опять же, за исключением павильонов со специализацией "Печать" и "Мороженое".

Александр Денисов: Если не вести речь только о Москве, а говорить про регионы, есть же такая бизнес-стратегия, когда приходит сетевик, он понижает цены, и другие магазины вынуждены закрываться, потому что у них нет такой сети, которая поддерживала бы…

Сергей Селиверстов: К сожалению, видимо, такая стратегия и есть. Я в этом вопросе, наверное, не скажу вам, как в других регионах. Но, видимо, действительно есть. В Москве, к сожалению, зачастую вопрос…

Александр Денисов: В Москве с этим не столкнешься.

Сергей Селиверстов: Скорее больше объекты нто выводят административными ресурсами.

Ольга Арсланова: Естественный вопрос: "А нужны ли нам эти точки?". Давайте, может быть, объясним, ну, если не зрителям (хотя и им тоже), может быть, как раз людям администрации этих регионов, зачем вообще эти точки нужны. Если, как пишут наши зрители, в больших магазинах покупать безопаснее, там сразу все есть, там дешевле, они есть повсюду, зачем нам ярмарки, где торгуют непонятно чем, непонятно как это проверено и вообще.

Сергей Селиверстов: Я соглашусь здесь с Минпромторгом, что для нас важны все форматы торговли, в том числе и малые, в том числе и базары и ярмарки. Это необходимо именно для потребительского комфорта в первую очередь, и, конечно, для развития небольших малых предприятий, которые, к сожалению, с трудом заходят в сетевые магазины, и именно из-за объема своего производства, из-за формата товара им проще, конечно, было реализовывать свою продукцию через малые киоски.

А потребительский комфорт с чем связан? Давайте на примере Москвы поговорим. Мне как жителю города, наверное, было бы комфортнее, выйдя из метро, когда мне нужен просто батон хлеба или просто пакет молока или килограмм огурцов, купить его рядом у метро в каком-то объекте, чем идти или ехать на общественном транспорте в какой-то сетевой магазин, согласитесь? При условии, что в этих объектах малой торговли зачастую работают люди, которые знают уже по именам всех жителей, которые рядом проходят, постоянно покупают. Мне было бы удобнее так. Сейчас мне выбора не оставили. Я должен идти за этим батоном хлеба зачем-то за одним в стационарный магазин. Сетевой он, не сетевой – неважно. Но это стационарный магазин.

К сожалению, здесь мы сталкиваемся как раз с вопросом как раз комфорта. А в качестве примера… Большинство граждан ездит же на метро и видят ситуацию, сложившуюся, допустим (я ее замечаю уже полгода как), что у нас на крупных пассажиропотоках (допустим, станции метро, вокзалы и прочее) по окончании рабочего дня где-то с 16 до 19 стали стихийно образовываться такие торговые точки опять на ящичках, на коробочках. Наверное, вы тоже видели и встречали это, где стоит очередь людей. Это значит, что предприниматели, которые этим занимаются, просто так же этим заниматься не будут. У нас же предприниматели все гибкие люди. Значит, есть спрос. Вот он рождает предложение.

То есть этот формат торговли, который уничтожили около метро и крупных объектов, вот он сказывается на этих стихийно возникающих торговых точках.

Ольга Арсланова: Из багажничков еще на МКАД торгуют разными продуктами.

Сергей Селиверстов: Понимаете, дело не в том, как сейчас могут сказать, что это недоработка органов внутренних дел, как несанкционированная торговля и прочее. Не нужно об этом говорить.

Ольга Арсланова: Но спрос есть.

Формат торговли "на ящичках" востребован. Так почему бы его не сделать официальным

Сергей Селиверстов: На это действительно есть спрос. Это говорит о том, что этот формат торговли востребован. Так почему бы его не сделать официальным, чтобы люди платили налоги, не как-то так подпольно все это выходило опять. То есть мы возвращаемся сейчас опять к каким-то 1990-м – началу 2000-х годов. Зачем – непонятно.

Ольга Арсланова: Но ведь и у минимаркетов, у маленьких магазинов, магазинов, которые открываются в жилых домах, тоже сейчас серьезная проблема. Такой есть у меня в соседнем доме. И уже третий или четвертый раз за год там меняется хозяин, потому что аренда становится все дороже и дороже. Естественно, цены на продукты тоже растут. Люди привыкли туда ходить. Они действительно знают этих людей, они знают этот товар. Но платить значительно больше, чем в супермаркете, уже мало кто готов.

Сергей Селиверстов: Согласен с вами. Здесь, конечно, несколько разных точек зрения. Во-первых, все эти магазины, которые находятся в жилом секторе на первых этажах домов, там сейчас сложно их вывести из жилого сектора в нежилой, это тоже не так просто. Но мы этого вопроса касаться не будем. Цены растут, да. Цены растут, конечно, сейчас на все. Но тут, может быть, стоит еще не подойти к поставщикам продукции. То есть как раз мелкие производители, которые могли бы поставлять свой товар по достаточно приемлемым ценам, не могут сейчас это делать именно в малые такие магазины, в малые формы, многие производители сейчас отпускают даже в эти малые магазины по той отпускной цене, с которыми они работают с теми же стационарными и сетевыми магазинами и понижать ее в принципе не хотят. Ситуация, конечно, сложная. Поэтому здесь, я думаю, что со стороны исполнительных властей должны быть приняты какие-то меры, для того чтобы этот рост цен попробовать ограничить. И в данной ситуации как раз конкуренция, о которой я говорил, которая как раз почему-то в Москве объект исключается из схемы дислокации, если он стоит вблизи сетевого или стационарного магазина, это все-таки конкуренция. А конкуренция – это один из факторов, который все-таки как-то влияет или ограничивает рост цен.

Ольга Арсланова: Давайте Валентину послушаем из Москвы. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я смотрю вашу передачу. И меня поражает другое. Раньше были разные палаточки в проходах в метро, как спускаешься. И я хочу сказать: все снесли – сделали большой гипермаркет, извините меня, около Пражской. Но цены-то, посмотрите, там, например, футболка была по 300, а так 800-1000. Также и продукты. Совершенно не выгодно. Все посносили. А для кого это сделано? В этих магазинах очень все дорого.

Ольга Арсланова: Валентина, спасибо. Вот эти ларьки в переходах метро. Вероятно, на их месте же откроют другие, с совершенно другой арендой и другими ценами.

Сергей Селиверстов: Да, метро сейчас выходит само уже на конкурсные процедуры с теми павильонами, которые они в свое время старые, возможно, сломали, новые сейчас они отреконструировали, построили. Сейчас они стали выходить. Я не знаю, какой порядок цен там будет.

Ольга Арсланова: Но жалуются, что он просто иной.

Сергей Селиверстов: Конечно. То есть все зависит от того, что начальная цена аукциона, сами понимаете, если есть действительно проходные какие-то объекты на достаточно крупных пассажиропотоках, а предприниматели все это знают, то, конечно, цены на аукционах будут расти и расти. Поэтому, исходя из арендной платы, будет, конечно, и соответствующая цена на продукцию, которая там реализуется.

Ольга Арсланова: Какая сейчас доля сетевого ритейла примерно в нашей стране и какая она, как это принято говорить, в развитых западных странах, на которые, мы, наверное, ориентируемся.

Сергей Селиверстов: Не скажу вам. Не обладаю такими цифрами.

Ольга Арсланова: Но по ощущению, кто был в Европе, понимает, что это такие маленькие города, это города лавочников.

Сергей Селиверстов: Согласен. Там нет такого засилья, как у нас, например. Но, опять же, из личного примера могу сказать. Я часто бываю за городом в городе Истра. Раньше, например, там достаточно много было разных лавочек. Сейчас все в оранжевом цвете. Есть у нас такой ритейлер один. Не знаю, можно ли говорить, нельзя. Но все магазины, которые раньше там принадлежали, видимо, кому-то, сейчас они все перекрасились в оранжевый цвет.

Ольга Арсланова: Думаю, показали название.

Сергей Селиверстов: Поэтому компания "Дикси", конечно, там оккупировала все.

Ольга Арсланова: Нам тут пишут: "Город – 16 тысяч населения. 4 сети в городе. Каждая имеет по 3-4 магазина. Они задушили мелкую торговлю и себя тоже. Держатся пара предпринимателей. Цены у всех практически одинаковые, ассортимент минимальный". Это из Мурманской области. "В Иркутске крупные торговые сетевые компании вытесняют магазины мелкорозничной торговли во дворы отдаленных районов города. Наверное, это кому-то нужно. Вопрос – кому это выгодно?".

Это очень важный вопрос. Я так понимаю, что Минпромторг предъявляет некие претензии местным администрациям. Подозревает их в чем-то, что ли?

Сергей Селиверстов: Наверное, подозревает в некоем сговоре и продвижении сетевиков. Хотя, конечно, формально у нас ни одно региональное правительство не заявит о том, что оно развивает сети за счет мелкого и среднего бизнеса. Никто, конечно, об этом не скажет. Но неформально, конечно, мы часто слышим действительно разговоры о том, что с ними и проще работать, и налоги собирать проще и быстрее. Поэтому какой-то такой… Опять же, понимаете, доказательств нет. Для этого, наверное, может быть, спрашивать стоит у ФАСа (антимонопольной службы), почему так происходит. Опять же, это ценовая политика. Вы же должны понимать, из Мурманска, 4 сетевых магазина. Конечно, им проще между собой договориться о ценах и держать их полгода на каком-то минимуме, чтобы задушить весь мелкий бизнес, к примеру, а потом их просто поднять. Это работа антимонопольной службы в том числе. И, конечно, не будем сбрасывать со счетов административные ресурсы региональных правительств. Конечно, в этом, наверное, заинтересованность есть.

Ольга Арсланова: Для того чтобы региональные правительства не пользовались этими лазейками, возможно, есть смысл правительству пересмотреть эту минимальную квоту для малого бизнеса?

Сергей Селиверстов: Вы знаете, Минпромторг в прошлом году летом начал разрабатывать отдельный законопроект по нестационарной мобильной торговле. Причем, эта необходимость была давно востребована, потому что в действующем законе о торговле, по-моему, всего 7 пунктов касалось киосков. Что-то такое. Сейчас я уже не помню. В прошлом году проходили первые слушания в Общественной палате. Причем, Минпромторг достаточно оперативно откликнулся на те предложения, которые звучали от бизнес-сообщества, в том числе от "Опоры России", и внесли наши предложения в этот планирующийся законопроект. По Москве я скажу точно, что Москва выступила жестко против его.

То есть там было, в частности, несколько предложений, касающихся предоставления компенсационных мест в случае, если для городских нужд изымается какой-то земельный участок, заключение договоров на 7 лет без требования потом каких-то новых архитектурных вмешательств, преимущественное право пролонгации на следующий срок договора. Все это, конечно, московскому правительству не понравилось. Они выступили жестко против. И в конце прошлого года Минпромторг внес изменения, что у нас города федерального значения Москва, Санкт-Петербург и Севастополь выпадают из действия этого законопроекта.

Но, насколько мне известно, недавно были предварительные слушания уже в правительстве Российской Федерации, по-моему, в середине августа, где Минэкономразвития обратило на это внимание и дало указание Минпромторгу, что это неприемлемые вещи и что данный законопроект должен касаться всех регионов Российской Федерации, в том числе и городов федерального значения. И дали указание Минпромторгу привести этот закон в соответствие, чтобы он касался и Москвы, и Питера, и Севастополя.

Будем надеяться, что этот законопроект, если он будет все-таки принят, как-то позволит эту ситуацию отрегулировать и привести в норму, чтобы у нас все-таки малый бизнес не на словах, а на деле попытался развиваться.

Ольга Арсланова: Нам зрители приводят в пример США, где во многих штатах размещение гипермаркетов в городах запрещено. Их выносят далеко за город. Актуально ли это для нас? А ведь действительно создается впечатление, что эти гипермаркеты или просто большие супермаркеты как-то вглубь города начинают проникать. Открываются уже практически везде у нас.

Сергей Селиверстов: Вы знаете, я живу в спальном районе города. Поэтому я пока так не вижу. Ну да, на окраинах города они есть. Сразу за МКАД они есть. Хотя действительно в Европе все эти большие сетевые магазины, конечно, находятся в некотором отдалении от черты города, от центра города. С этим я соглашусь.

И потом поймите, что в принципе в такие гипермаркеты большие мы же в основном ездим только по выходным.

Ольга Арсланова: Загрузиться на неделю.

Сергей Селиверстов: Да. А все, что необходимо нам, то, что я говорил, пакет молока, батон хлеба, мы это можем вполне спокойно приобрести в небольших магазинчиках. Для этого не нужно развивать крупные сети.

Ольга Арсланова: Но ведь существует такая форма торговли, как сети маленьких минимаркетов круглосуточных. Они везде есть в Европе. Почему-то у нас этого нет. Единственная форма выживания по большому счету для маленьких круглосуточных магазинов сейчас – это нарушать закон и продавать алкоголь. По-другому они жить не могут.

Сергей Селиверстов: Мы к этому не призываем. Это очень плохо на самом деле.

Ольга Арсланова: Естественно. Это факт.

Сергей Селиверстов: Не нужно. Конечно, зачастую мы понимаем прекрасно, что для малых магазинов у нас торговля алкоголем составляет в иных случаях до 70% выручки. Поэтому алкоголь, конечно…

Александр Денисов: Но это приходится лицензию покупать. Ведь она дорого стоит.

Сергей Селиверстов: Да. Это лицензия. Действительно, они стараются не нарушать правила, потому что лицензии сейчас сразу отбираются в случае каких-либо нарушений моментально. Об этом и речь, что в принципе вот эта ниша, в которой мелкие магазины могли бы торговать, допустим, теми же овощами и фруктами. Ведь оборачиваемость товара у них намного крупнее.

Александр Денисов: Мне кажется, у них конкурентное преимущество. Они могут торговать небольшими партиями хороших продуктов, произведенных в этом же регионе.

Сергей Селиверстов: Допустим, по себе. Я знаю прекрасно, когда этот предприниматель, у которого я всегда покупал овощи и фрукты, ездит на базу. Он привозит каждый день свежую продукцию. В магазине же рядом стоящем крупном стационарном она может быть залежалой неделю и прочее. Тут дело выбора. Я опять еще раз говорю, что здесь дело выбора.

Ольга Арсланова: Может быть, кому-то именно такая и нужна.

Сергей Селиверстов: Да. Но меня этого выбора сейчас на сегодняшний день лишили.

Александр Денисов: Кстати, по поводу Москвы точки зрения разные. Понятно, правительство Москвы считает, что все это по закону. Владельцы этих павильонов утверждают, что у них были законные документы. Вы то что думаете?

Нигде не говорится, что у нас госинспекция по недвижимости может принять решение, является ли объект самостроем или нет. Данное решение принимает только суд 

Сергей Селиверстов: Что касается сноса, как вам сказать? Если исходить с самого начала, то здесь почему позволило правительство Москвы выпустить это постановление? Все касалось в изменении 4 пункта 222 статьи Гражданского кодекса. Вот именно сейчас на трактовку этой статьи, я так понимаю, предприниматели первой волны сноса подали на разъяснение в Конституционный суд, потому что там четко говорится о том, что решение о сносе объектов самостроя могут принять муниципальные органы власти. И здесь некий юридический казус. Потому что все-таки у нас правительство Москвы является исполнительным органом города федерального значения, а никак не муниципальным органом власти. Здесь некое различие есть. Плюс ко всему нигде не говорится о том, что у нас госинспекция по недвижимости может принять решение, является ли объект самостроем или нет. Данное решение принимает только суд. А так как процентов 60 предпринимателей из первой волны имели не только свидетельства о собственности. Я сейчас даже не хочу вдаваться в подробности, каким способом они его получили. Свидетельство о собственности – это государственный документ.

Плюс ко всему они имели и положительные решения судов о том, что они не являются самостроем. Поэтому как они попали в этот список, вообще не понятно.

Ольга Арсланова: Город Ярославль на связи. "Каждый раз, когда меняется власть (это я к тому, что не только московская история), а это часто происходит, меняются законы и для предпринимателей. Каждый хочет менять внешность и размер ларьков. За то, чтобы обработалась торговая точка, мы должны платить 800 тысяч рублей, чтобы заключили договор аренды на землю на 8 лет. А если нет – снесут и нас в том числе".

"Малый бизнес не может давать людям дешевый товар на уровне сетевых", кое-кто нам пишет.

"Рынки загнали в крытые павильоны. Цены выросли в 2 раза", - жалуется Ростов-на-Дону. И резонный вопрос, который нам очень часто задают: "Почему нельзя продавать сельхозпродукцию в собственных организованных сетях?". Это было бы выгодно всем, наверное – и поставщикам, и покупателям.

Сергей Селиверстов: Вы имеете в виду в собственных…

Ольга Арсланова: Открывать какую-то государственную сеть для фермеров. И там продавать.

Сергей Селиверстов: Тут, наверное, достаточно сложный вопрос кооперации. Потому что тут же речь идет о том, что крупные производители, крупные фермеры, агрохозяйства, наверное, найдут для себя возможность реализовать свою продукцию и в сетевых магазинах, и на крупных объектах. То, что у нас, допустим, в Москве на Киевской. Тут вопрос больше касается, наверное, мелких предпринимателей, мелких фермеров, которых, наверное, не пускают в сетевые магазины. Вот для них, конечно, важно, как в Европе, делать, наверное, какие-то кооперативы, где они могли все это объединять и уже централизованно, целенаправленно пытаться договариваться с сетями и свою продукцию в них распространять.

Ольга Арсланова: Что могут сделать сами малые бизнесмены, самая мелкая розница, для того чтобы привлечь покупателей и вообще выжить как-то в нынешних условиях?

Сергей Селиверстов: Выживать то уже некому.

Ольга Арсланова: Сейчас речь идет о сокращении за первое полугодие 2016 на 6 с небольшим процентов. Пока это не выглядит катастрофой. Можно это списать на последствия кризиса.

Сергей Селиверстов: Если мы касаемся розницы и касаемся Москвы, то цифры я вам назвал. 3500 объектов нто осталось. Причем, все они еще, опять же, те, у кого еще есть действующие договора, постепенно будут исключаться. Новых точек не предлагается. То есть помимо того, что у нас исключаются из схемы дислокации объекты, у нас по 26 постановлению правительства есть возможность новые точки предлагать для включения в схему дислокации. Но почему-то префектуры этого не делают.

А из тех точек, которые остались, остались только мороженое и печать. Где здесь? То есть там у нас минимум какой-то на хлебобулочную продукцию, минимум какой-то на цветы, какой-то минимум на овощи-фрукты. И то, опять же, все эти павильоны… Почему опять вопрос цены возникает? Все эти павильоны, из-за того что спрос на них большой среди предпринимателей, а их на самом деле количественно мало, цены на аукционах взлетают в десятки раз. А исходя из цены аукциона, которая окончательна и будет арендная ставка, тоже каждый предприниматель для себя принимает решение, по какой цене он будет торговать и сможет ли он в данной ситуации конкурировать с сетевиками.

Ольга Арсланова: И вопрос, который всегда интересует наших зрителей, вопрос сверхприбылей торговых сетей. Правда ли, что торговые сети очень хорошо зарабатывают?

Сергей Селиверстов: Вы знаете, я не могу сейчас сказать.

Ольга Арсланова: Представители этих торговых сетей говорят о том, что маржинальность небольшая и она регулируется рынком. И, в общем, много заработать не получится.

Сергей Селиверстов: Я думаю, что самые большие заработки у торговых сетей были как раз связаны с теми маркетинговыми хитростями, о которых мы все наслышаны – выставлять товар там, где нужно, и прочее. Соответственно, плюс некие бонусы с тех предпринимателей, которые распространяют через сети свои товары. Это как раз то, что сейчас у нас принят новый закон Яровой. Не тот, который по безопасности, а тот, который по торговле, чтоб все понимали, который, в общем, может быть, будет способствовать тому, что выручки сетей чуть-чуть опустятся, и у предпринимателей, вернее, у фермеров будет больше возможностей в эти сети зайти.

Он там ограничивает бонусы по накрутке, по-моему, от 5 процентов входные. Сейчас вдаваться в подробности не буду. Но думаю, что, наверное, все уже о нем наслышаны.

Ольга Арсланова: Он только вступил в силу. Давайте посмотрим, как он будет работать.

Сергей Селиверстов: Посмотрим, как он будет развиваться дальше. Но, по крайней мере, то, что мы слышим сейчас – это то, что новые договора, по крайней мере, пока сетевики не торопятся перезаключать по новому закону. Держат паузу. Как будет дальше – посмотрим.

Ольга Арсланова: Спасибо. Напомню, у нас в гостях был Сергей Селиверстов, заместитель председателя московского отделения "Опоры России". Мы говорили о противостоянии торговых сетей и мелкой розницы. Но торговые сети пока побеждают, судя по всему.

Сергей Селиверстов: Пока да. 

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Гузель Улумбекова руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением, доктор медицинских наук
  • Алексей Живов главный врач Ильинской больницы, врач-уролог, кандидат медицинских наук, доцент
  • ГОСТИ

  • Дарья Халтурина сопредседатель Российской антитабачной коалиции
  • ГОСТИ

  • Алексей Володин генеральный директор Агентства по развитию трансграничной инфраструктуры, кандидат технических наук
  • Михаил Ненашев капитан 1 ранга, председатель Общероссийского движения поддержки флота
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • Павел Поспелов заведующий кафедрой проектирования дорог МАДИ
  • Павел Брызгалов директор по стратегическому развитию ФСК "Лидер"
  • Юрий Эхин эксперт по жилищной политике, член Союза архитекторов России
  • ГОСТИ

  • Антон Гетта координатор проекта ОНФ "За честные закупки", депутат Госдумы
  • ГОСТИ

  • Виктор Николайчик главный тренер мужской сборной Московской области по самбо, заслуженный тренер России
  • ГОСТИ

  • Леонид Кошелев член правления Российской ассоциации пилотов и владельцев воздушных судов
  • ГОСТИ

  • Александр Мерзлов президент "Ассоциации самых красивых деревень России", доктор экономических наук
  • Михаил Смирнов главный редактор портала "Алкоголь.Ру"
  • Евгений Бучацкий психиатр-нарколог
  • Вадим Дробиз директор Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя
  • ГОСТИ

  • Александр Элинсон генеральный директор НИПК "Электрон", член Президиума Генерального совета Общероссийской общественной организации "Деловая Россия"
  • ГОСТИ

  • Марина Тараненко детский писатель
  • Екатерина Гуричева главный редактор издательства "РОСМЭН"
  • ГОСТИ

  • Тамара Касьянова генеральный директор компании "2К Аудит", первый вице-президент Российского клуба финансовых директоров
  • Дмитрий Востриков директор по развитию Ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров "Руспродсоюз"
  • Показать еще
    Показать еще
    На российско-белорусской границе могут появиться пограничные посты Ужесточение пограничного контроля возможно с весны 2018 года
    6 минут назад
    8 минут назад
    2 часа назад
    В России продлили запрет на "боярышник" Роспотребнадзор продлил запрет на 180 дней
    2 часа назад
    МВД: в России стало меньше нелегальных мигрантов Полицейские насчитали 2,6 миллиона нелегальных мигрантов в России
    2 часа назад
    Внук Леонида Брежнева судится с рекламным агентством из-за дедовских бровей Андрей Брежнев считает незаконным использование фотографии деда в рекламе
    2 часа назад
    Голубая трава Песня про "синдром самозванца" от фолк-рок-группы "Мельница"
    3 часа назад
    Удивительная Боливия Самое большое соленое озеро в мире, "дорога смерти" в провинции Юнгас, плантации коки и озеро Титикака
    3 часа назад
    Служба родительского спокойствия Трагедия в Перми стала поводом для создания проекта обеспечения безопасности детей
    4 часа назад
    Третий возраст: рецепты счастливой старости Почему одни живут насыщенной жизнью, а другие страдают от одиночества и впадают в депрессию?
    Полный выпуск 4 часа назад
    4 часа назад
    Глава Роскино пожаловалась на домогательства со стороны Харви Вайнштейна Ранее в харрасменте Вайншейна обвинили голливудские актрисы
    4 часа назад
    В Подмосковье на газопроводе произошел взрыв Жертв и пострадавших среди жителей нет
    6 часов назад
    6 часов назад
    Большой театр оштрафован на 150 тысяч рублей за нарушения в его поликлинике Есть нарушения лицензионных требований и оснащения поликлиники
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments